LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

наделенными специфическими идентичностями»1. Идентичность
является ключевым элементом субъективной реальности человека.
Базовым типом идентичности является идентичность
ментальная1, характеризующая соответствие духовного содержания
личности социальным нормам морали и кодексу поведения,
утвержденному в определенном сообществе. В структуре
менталитетов непременно содержится информационная компонента,
обеспечивающая удовлетворение базовой потребности индивида - в
общении, нормальном функционировании всей информационной
системы человека2. В исследованиях проблем, порождаемых
информацией, эти сегменты выделяются в самостоятельные
единицы анализа и называются информационными менталитетами.
Существует несколько классификаций типов
информационных менталитетов. Например, Ю.С. Затуливетер


1
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995. С. 51.
1
Менталитет – от нем. Mentlitat – склад ума – совокупность психических,
интеллектуальных, идеологических, религиозных, эстетических и т.п. особенностей
мышления народа, социальной группы или индивида, проявляющихся в культуре, языке,
поведении и т.п.; мировосприятие, умонастроение. См.: Большой толковый словарь русского
языка. М., 1998. С.533.
2
См. подробнее: Юзвишин И.И. Информациология. М., 1998.
10
выделяет евроамериканский, евразийский (российский он относит к
этому типу) и азийский3.
В евроамериканском доминирует логика, аналитический
рационализм, выверенный в жесткой практике бизнеса. Реализуется
в ярко выраженной индивидуалистичной форме взаимодействия с
информационной средой.
Евразийский (российский) тип информационного менталитета
характеризуется неявной выраженностью информационного
эволюционизма, определенной сбалансированностью логических и
интуитивных проявлений активности. «Развитие информации в
таком социуме (априорное интуитивное самоподчинение и
апостериорное следование эволюционным законам развития
информации) – не столько результат хорошо планируемых и
реализуемых по плану действий, сколько полухаотичных
интуитивных актов внутреннего скрещивания сгустков информации
и их мутаций под влиянием внешних воздействий (знаменитое окно
в Европу)»4. В отличие от евроамерианского типа, евразийский
характеризуется самоосознанием личностью себя как неотъемлемой
и самоценной части общества.
Для азийского типа информационного менталитета характерна
установка на сохранение главной ценности – самопознании
человеком собственного внутреннего мира, а не изменение мира
материального. В то же время, отмечает исследователь, крайности
самоутверждения личности в отношении к обществу проявляются не
столько в форме индивидуализма, сколько в абсолюте властных
иерархий. «Тот, кто властвует, и тот, кто исполняет, делают это на
предельных режимах, без дополнительных мотиваций. Отсюда
высокий уровень дисциплины и тщательности исполнения сложных
информационных процессов»1.
Особенности информационного менталитета объясняют
характер отношений между субъектами информационных
взаимодействий – государством, обществом и личностью,
реализуемых массовыми коммуникациями и средствами массовой
информации. Прежде всего, это специфическая информационная
культура, обусловленная уникальностью психических,
интеллектуальных, эстетических особенностей мышления народа,
проявляющихся в мировидении, мировосприятии,
мирочувствовании.
Эта разница особенно заметна в условиях информационного
бума, когда информация не успевает «отстаиваться» в знания, что

3
Затуливетер Ю.С. Информационная природа социальных перемен. М., 1998.
4
Там же. С.102.
1
Там же.
11
ведет к потере критичности восприятия, снижению
интеллектуализации сознания. А для российской информационной
политики оперирование со специфическими показателями
нейропсихологической деятельности имеет особое значение. На них
указывал в своих исследованиях И.П. Павлов. Почти 70 лет назад
академик сделал поразительный вывод относительно свойств
мозговой деятельности русского человека: «…он …не способен
воспринимать действительность как таковую. Для него существуют
только слова. Его условные рефлексы координированы не с
действиями, а со словами»2.
Еще раньше, в своих знаменитых лекциях «Об уме вообще» и
«О русском уме» (1918 г.) великий физиолог делает ряд замечаний,
оставленных его потомками без особого внимания: «Первое
свойство ума, которое я установил, - это чрезвычайное
сосредоточение мысли, стремление мысли безотступно думать,
держаться на том вопросе, который намечен для разрешения,
держаться дни, недели, месяцы, годы, а в иных случаях и всю жизнь.
Как в этом отношении обстоит с русским умом? Мне кажется, мы
не наклонны к сосредоточенности, не любим ее, мы даже к ней
отрицательно относимся. Очевидно, у нас рекомендующими
чертами является не сосредоточенность, а натиск, быстрота, налет.
Сила не в подвижности, не в рассеянности мысли, а в
сосредоточенности, устойчивости. Подвижность ума, следовательно,
недостаток, но не достоинство.
Русский ум не привязан к фактам. Он больше любит слова и
ими оперирует. Русская мысль совершенно не применяет критики
метода, т.е. нисколько не проверяет смысла слов, не идет за кулисы
слова, не любит смотреть на подлинную действительность. Качество
ума – привязанность мысли к той идее, на которой вы остановились.
Если нет привязанности – нет и энергии, нет и успеха. Мы
оперируем насквозь общими положениями, мы не хотим знаться ни
с мерою, ни с числом. Мы все достоинство полагаем в том, чтобы
гнать до предела, не считаясь ни с какими условиями. Это наша
основная черта. Мы постоянно берем невыгодную линию, и у нас
нет сил идти по главной линии. В результате получается масса
несоответствия с окружающей действительностью. Долг нашего
достоинства – осознать то, что есть. Для будущего нам полезно
иметь о себе представление. Нам важно отчетливо осознавать, что
мы такое»1.
Дальнейшие исследования национальной информационной
ментальности обосновало научное представление о том, что вторая

2
См.: Миронов Н. Странная догадка физиолога Павлова //Независимая газета. 1999. 29 января.
1
Павлов И.П. Рефлекс свободы. М., 2001. С. 111-119.
12
сигнальная система в структуре высшей нервной деятельности
русскоговорящего индивида доминирует абсолютно, определяя его
способности к ощущениям и восприятию мира, формирование
понятий о нем, позволяя абстрактно мыслить, познавать общее,
всеобщее и необходимое. Отсюда – и совершенно особенное
отношение русских к слову и языку, его сакрализация, почти
иррациональная вера в написанное, и высокий уровень фрустрации
(разочарования, отторжения, апатии) вследствие потери доверия к
средствам массовой информации.
Таким образом, информационный менталитет является
характеристикой устойчивости когнитивной, духовной картины
мира. Функцией от процесса формирования и сохранения
целостности индивида служит информационная идентичность
личности или социальной группы.
В идентичности фиксируются результаты усвоения человеком
социального опыта. Это продукт идентификации – важнейшего
механизма социализации, проявляющегося в принятии индивидом
социальной роли, в осознании им групповой принадлежности,
формировании групповых установок1.
Основная проблема, решаемая в процессе идентификации, -
преодоление разногласия относительно социальных ресурсов,
статусов, социокультурных ценностей. Они усиливаются под
воздействием резких социальных перемен, миграционных
процессов, внешних культурных, религиозных и прочих экспансий,
приводящим к социальным напряжениям. Несомненно, что к
факторам воздействия относятся и средства массовой коммуникации
и информации не только как сотворяющие, фабрикующие или
подменяющие социальную реальность, но и как части механизма
информационной идентичности, являющейся основой всех иных
видов идентичности (психологической, социальной, экономической,
политической и т.д.).
В структуре социальной идентичности переплетаются
когнитивные, мотивационно-ценностные, коммуникативно-
информационные компоненты, объединение которых создает
функциональные блоки, связанные с различными социальными
общностями. Это, во-первых, те, которые даны человеку от
рождения (этнические, семейные и пр.), во-вторых - приобретаемые
в течение жизни (например, профессиональные, деловые и пр.).
Социальная идентификация рассматривается как важнейшая
психологическая структура, сквозь которую преломляется
восприятие мира. Именно она влияет на последующую модель
поведения. Так, в условиях социальных перемен изменяется и

1
Словарь практического психолога /Сост. Ю.С. Головин. Минск, 1998. С.183 -185
13
структура идентичности, что сказывается на адаптационных
возможностях индивида и его поведении по отношению к тем, кого
он относит либо к «своим», либо к «чужим».
Эффект многократно усиливается воздействием средств
массовой информации, формирующим общественные настроения и
состояния различными методами воздействий: убеждения,
подражания, заражения и пр. При этом используется одно из правил
совместной деятельности: возникает особая форма отношений, при
которой переживания одного из группы даны другим как мотивы
поведения, организующие их собственную деятельность,
направленную одновременно на осуществление групповой цели и на
установление фрустрирующих воздействий.
Таким образом, проявляется коллективистская
идентификация, имеющая информационную природу. Она означает
единство мотивации, формирование взаимоотношений на основе
принципов, внедренных посредством СМИ. Наиболее полно
выражается в сочувствии и соучастии виртуальному герою, когда
каждый член группы эмоционально и деятельно откликается на его
удачи и неудачи как члена реального коллектива.
Психологический смысл идентификации (информационной в
том числе) заключается в расширении круга переживаний, в
обогащении внутреннего опыта человека - это самое раннее
проявление эмоциональной привязанности одного человека к
другому. Она охватывает несколько областей психической
реальности:
1). Преимущественное понимание – это процесс и результат
самоотождествления с другим человеком, группой или символом на
основании установившейся эмоциональной связи; включение их в
свой внутренний мир и принятие как собственных норм, ценностей и
образцов (так ведут себя фанатичные поклонники «звезд» эстрады,
чем непременно пользуется массовая информационная индустрия
шоу-бизнеса);
2). Представление, видение субъектом другого человека как
продолжение себя самого; наделение его своими чертами,
чувствами, желаниями (так поступают родители, ожидающие от
ребенка осуществления собственных замыслов, а в сфере массовых
коммуникаций в этой роли зачастую выступает виртуальный
субъект, осуществляющий комплекс процедур информационного
воздействия, заражения, подражания - как это делает, например,
Гарри Поттер);
3). Понимание и интерпретация другого человека путем
отождествления себя с ним (это обратный процесс
информационно-психологического заражения, ожидаемая реакция).
Выделяются несколько стадий социальной идентификации,
которым соответствуют идентификации информационные. В
14
детском возрасте – идентификация с семьей, детсадом, школой. На
культурном уровне ребенок сравнивает себя с героями сказок,
животными. Он пока не участвует в массовых коммуникациях, но
СМИ, особенно телевидение и домашнее видео, занимают в его
идентификационных процессах весьма существенное место. Так,
уже трех-четырехлетние малыши уподобляются героям
«телепузиков», а дети постарше находят стимулы к подражанию в
мультфильмах с самым разным манипулятивным содержанием – от
«ужастиков» до звездных войн и «мультяшных» боевиков.
В подростковом и юношеском возрасте происходит
усложнение идентификационных социальных и информационных
стимулов. Психология использует для их выделения
психосемантический подход, позволяющий определить способность
молодого человека конструировать социальное поведение на основе
многочисленных, но, прежде всего, смысловых параметров. По так
называемому показателю когнитивной сложности определяется
трудность восприятие человеком конкретной области опыта – как
близкую или далекую относительно его самого. Таких областей в
молодости чрезвычайно много, поэтому массово-информационное
меню, предлагающее упрощенный взгляд на проблемные социально-
психологические ситуации, унификацию отношений, весьма
разнообразно.
Э. Эриксон называет кризис идентичности главным кризисом
юности. Он приходится на тот период, когда каждый молодой
человек должен «определить значимое сходство между тем, каким
он предполагает увидеть себя сам, и тем, что, по свидетельству его
обостренного чувства, ожидают от него другие»1.
Изучение структуры идентификации, в том числе и по
показателю когнитивной сложности, позволяет выявить возможные
поведенческие реакции молодежи на социальное влияние. Так, у
одних идентификационный кризис протекает в латентной форме, без
видимых девиаций. Другие переживают критические состояния в
виде неврозов или «острой идеологической смуты». «Одни молодые
люди капитулируют перед кризисом посредством невротического,
психологического или преступного поведения; другие разрешают
кризис, самоотверженно участвуя в идеологических движениях,
связанных с религией или политикой, природной средой или
искусством»2. Анализ современных молодежных СМИ показывает,
что информационной индустрией в равной степени эксплуатируются
оба типа поведения.

1
Эриксон Э. Идентичность /Молодой Лютер /Психология самосознания. Самара,
«Бахрах-М», 2000. С.517.
2
Там же.
15
Технологии изготовления информационных продуктов
учитывают оба аспекта кризиса идентичности - потребность в
преданности чему-то и потребность в отрицании. Э. Эриксон
отмечает, что в «около-двадцатилетнем возрасте молодые люди,
даже при отсутствии явной идеологической вовлеченности или
интереса, отдаются с преданностью отдельным лидерам и группам,
напряженной деятельности или сложным делам в направлении того
социального фронта, где наиболее оживленна борьба между
консерватизмом и либерализмом. На таком фронте идеологи делают
свою трудную работу, а психопатические лидеры – свою грязную
работу; но там же подлинные лидеры заняты созиданием значимой
солидарности»1. Применив эту формулу к современной
государственной молодежной информационной политике скажем,
что пока ни первые, ни последние не преуспели на ниве созидания, в
отличие от несомненных психопатических информационных
лидеров - агрессивной рекламы, кровавых психологических
триллеров, имбицильных боевиков.
Следствие такого воздействия Петер дю Приз назвал
«психосоциальной акселерацией»2: индивидуальные невзгоды
агрегируются определенными активаторами (например,
масштабными проектами типа организации движения скинхедов или
средствами массовой информации – газета «Лимонка» и партия
нацболов), формируется чувство тревожности, активизируется поиск
врага, возрастает интолерантность общества.
По поводу информационно-психологической экспансии
западной культуры (пресловутая вестернизация) А.С. Панарин
заметил: «Чем выше избыток идущей извне общей информации, не
находящей эффективного ролевого использования в стране-
реципиенте, тем выше хаотичность социального поведения с
неспособностью выстроить систему приоритетов и иерархию
ценностей»3. Таким образом формируется проблема
информационной идентичности молодежи, представляющая угрозу
культурной ментальности нации.
В этом смысле показательно информационное воздействие на
структуры экономического менталитета российской молодежи.
Существует мнение, что в экономическом архетипе россиян
содержится так называемая антикапиталистическая ментальность –


1
Эриксон Э. Идентичность /Молодой Лютер /Психология самосознания. Самара, 2003.

С. 521.
2
Баранова Т.С. Теоретические модели социальной идентификации личности
/Психология самосознания. Хрестоматия. – Самара, 2003. С. 611.
3
Панарин А.С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в ХХ1 веке. М.
1998.
16
остро критическое, негативное отношение к предпринимательству4.
Казалось бы, почему? Ведь, по Й. Шумпетеру, предприниматель –
это самостоятельный субъект рыночных отношений, действующий
на свой страх и риск ради извлечения прибыли. Для нормального
предпринимателя должны быть типичны такие черты как
рациональность, стремление к богатству как самоцель (не
накопительство, а стремление зарабатывать и инвестировать),
честность (он не скрывает сведения о налогах), самостоятельность,
стремление к лидерству, новаторству. Однако социализация
последних лет, сопровождаемая массовой пропагандой «рыночной»
экономики, сформировала у россиян оригинальную «рыночную
ментальность». Это показали исследования на наличие
антикапиталистической ментальности, проведенные в Туле в 2003-
2004 г.г. Респондентам предложили закончить предложение: «В
России, чтобы добиться успеха в бизнесе, нужно…». Ответы были
такими:
- 5,5% - нарушать нормы морали;
- 9,2% - нарушать нормы права;
- 47,9% - иметь связи и покровительство;
- 34,5% - крутиться, приспосабливаться.
Только 3,4% считают важным честность; для 28,2%
необязательно трудолюбие; 18,1% уверены, что не будут заниматься
предпринимательством ни при каких условиях; 10,6% «пойдут в
предприниматели» в крайнем случае, если останутся без работы.
Но, отвечая на прямые вопросы об отношении к
предпринимательству, большинство туляков высказали
положительную оценку. Похожие данные получены по России
Romir Monitoring в октябре 2003г.: 87% россиян положительно
относятся к мелкому и среднему бизнесу, 66% - крупному, 44% - к
олигархам. Но на глубинном, идентификационном, уровне
предпринимателей считают чужими, не происходит отождествления
с этой референтной группой. Такими состояниями могут легко
управлять СМИ: при умело спланированной информационной
кампании ситуация от расположенности быстро изменится до
противоположной.
А.С. Панарин отмечает, что молодость представляет возраст,
связанный с общим информационным накоплением и ориентацией
на неспециализированное информационное производство. В период
между концом детства и началом взрослости современные
поколения наращивают свои качественные отличия друг от друга,
4
Латов Ю.В. Есть ли у россиян антикапиталистическая ментальность? /Современная
конфликтология: пути и средства содействия развитию демократии, культуры мира и
согласия. Тезисы докладов и выступлений на II Международном конгрессе
конфликтологов. Москва – Санкт-Петербург, 30 сентября – 3 октября 2004 г. СПб.,
2004.
17
выступают как различные поколенческие культуры. В отличие от
ребенка или подростка, молодой человек больше принадлежит
общей системе современного духовного производства, чем
институтам социального контроля – семье, школе или предприятию
(может быть, исключая коллективы с высоко организованной
корпоративной культурой).
Весь период молодости – это период ухода молодежи от
сложившихся институтов и матриц поведения по «манящему зову
современных сирен – референтных групп и выступающих от их
имени центров духовного производства»1. Эти центры – прежде
всего идеологические: либеральные - от гедонистических,
альтруистских до мизантропных, суицидальных, фашиствующие;
это центры массовой культуры, нетрадиционных религий и
философий, экстремального спорта, криминальных структур и пр.
Психологи отмечают, что в некоторые периоды своей истории
и в некоторых фазах своего жизненного цикла человек нуждается в
новой идеологической ориентации также сильно и остро, как в
воздухе и пище. Молодость – как раз тот период и цикл, который
наиболее привлекателен для информационно-психологических
воздействий. Для нее характерны особые виды мобильности –
культурно-интеллектуальная и информационная, отмеченные
разнообразием коммуникативных контактов, но унификацией
содержания самих коммуникаций.
Фиксируемый спектр идентификационных матриц достаточно
широк – от наиболее эффективных воинствующих систем с
унифицированными членами и целями до более «мягких» -
ненавязчивого предложения определенного образа жизни или
мировоззрения, созвучных доступному знанию и пониманию, но в
то же время представляющих собой заданное мировоззрение,
экзистенцию или концептуальную логику. Тут важно видеть
механизм реализации технологии, который базируется на известной
закономерности: чем более общий характер носит информация, тем
успешнее и быстрее она передается и заимствуется. Сегодня
масштабы псевдокультурного вторжения в информационное
пространство России, как со стороны «мировых референтных
групп», так и доморощенных информационных киллеров, настолько
велико, что процесс обретает характер угрозы денационализации
молодежи.
Рассматривая варианты регулирования информационных
потоков, предлагается рассчитывать плотность информационного
пространства, пользуясь формулой информационного насыщения
(А.С. Панарин). В соответствие с ней социальная удовлетворенность

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign