LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Зависимость от чужого мнения и речевые уловки.
О человеческих возможностях и о людях, преодолевших тяжелые недуги.
Значение функциональных тренировок.
Искусство эмпатии.
Об эндогенных и экзогенных причинах, могущих привести к ухудшению речи.
Что нужно для гарантии устойчивой нормализации речи.
Беседа - это живое эмоциональное общение логопеда с заикающимся, ход беседы жестко не фиксирован. Иногда темы переплетаются, но каждый раз нужно знать, чему мы хотим научить пациентов, какова конечная цель беседы, заранее подготовить ключевые фразы - опорные сигналы.
Наряду с ключевыми фразами полезно использовать для их иллюстрации рисунки, специальные знаки, чертежи, буквы-сигналы с установкой на смысловые ассоциации. *
Опорные сигналы в силу своей емкости и смысловой глубины легко и надолго запоминаются. Заикающиеся подводятся к ключевой фразе по ходу беседы. Они должны внутренне принять ее, обсудить, согласиться с ее правдой.
Приведем некоторые примеры. Говоря о сущности заикания и определяя его как устойчивое патологическое состояние, мы предлагаем заикающимся представить аналог такого состояния в виде ямки, на дне которой находится шарик. После появления зримого представления ямки и шарика становится очевидным, что нельзя прекращать усилий до тех пор, пока шарик не выкатится из этой ямки (т.е. пока не будет дестабилизировано устойчивое патологическое состояние и не возникнет новое устойчивое состояние, близкое к норме). Если не завершить работу, то шарик неминуемо вернется в исходное положение, так как все в природе стремится к устойчивому состоянию. Причем, добавляем мы, у заикающихся в случае возвращения шарика в ямку она к тому же углубляется, укрепляется новыми связями из-за растущего неверия в возможность излечения. Этот аналог помогает понять как причины падения, так и недопустимость прекращения неоконченного лечения. Доступной становится мысль о том, что заикание проходит навсегда, если новое состояние становится устойчивым. "Ямка и шарик" в данном случае - опорный сигнал.
В беседе о навязчивых мыслях и уловках мы подчеркиваем, что, хотя начинается заикание со спазматических задержек, но это лишь внешняя его сторона. Со временем оно обрастает страхом речи, навязчивыми мыслями, уловками. Именно они становятся основой заикания и активно его поддерживают. Борьба с этим - главный залог успеха. Отдельная, случайно промелькнувшая спазматическая задержка не страшна и не говорит о наличии заикания. Она бывает и в норме. Но даже одна навязчивая мысль или уловка безоговорочно свидетельствует о заикании. Это ключевая фраза беседы.
В беседе о критериях здоровья мы еще раз останавливаемся на том, какую разрушительную работу проделало заикание, изменив речь, голос, интонацию, артикуляцию, мимику, позу, жест, взгляд и т.д. Мы приводим заикающихся к мысли, что здоровыми их можно считать только тогда, когда порваны все связи с заиканием, когда "отрублены все хвосты" доминанты. Ключевая фраза здесь: заикание - многоглавый дракон. Только отрубив все головы дракона, можно быть уверенным, что они не отрастут заново.
Некоторые из этих фраз меняются, другие остаются на длительное время. Но здесь недопустим шаблон. Если заикающийся решит, что эти фразы обращены не к нему лично, что это просто педагогический прием, он перестанет их воспринимать. Опорные сигналы являются ключом к тому, чтобы пациент лучше запомнил содержание беседы, легче смог восстановить то эмоциональное состояние, которое было во время нее. Мы предлагаем заикающимся описать свое отношение к беседе и к ключевым фразам в дневнике, возвращаемся к ним в спонтанно возникающих беседах, связанных с обсуждением конкретных ситуаций. Они многократно пропускают эти фразы через собственное сознание, и, наконец, предложенная мысль становится не просто понятной, она становится своей.
В процессе коррекции поведения заикающихся, их отношения к себе и окружающим мы также обращаемся к опорным сигналам. Здесь их можно разделить на две группы. Первая определяется необходимостью облегчить заикающимся, хотя бы на первое время после лечения, сохранение комфортного внутреннего состояния. Вторая нужна, чтобы выработать некоторые приемы, позволяющие облегчить общение, исключить опасные в начальном периоде стрессовые ситуации. В первые месяцы занятий, когда для становления речи особенно необходимо спокойствие, мы предлагаем лечащимся ряд опорных сигналов, которые помогают действовать в ситуации стресса.
Готовые стереотипы поведения позволяют защититься как от внешних неблагоприятных воздействий, так и от отработанной годами заикания импульсивности, раздражительности и т.д. В беседах мы пытаемся создать определенное отношение к конфликтным ситуациям и к тому, как нужно действовать в них. Приведем некоторые из высказываний, достаточно точно передающие дух и содержание проводимых в этом направлении бесед.
"Человек, не умеющий быть господином самого себя и все время переживающий пароксизмы раздражения, приступы бешенства и муки - это не человек даже. Это еще только преддверие человеческой стадии, двуногое животное" /98/.
"Злоба - это прежде всего неспособность выйти находчиво из сложившихся ситуаций, выражение беспомощности перед лицом событий".

"Не входить в споры и прения, потому что, если сложилась доминанта, ее не преодолеть словами и убеждениями - она будет ими только питаться и подкрепляться... Доминанта самооправдывается, и логика - слуга ее"/103/.
"Ищи все возможности войти в положение того, с кем общаешься"/98/.
"В том-то и дело, чтобы не растеряться в конкретном, в мелочах, в коротких рефлексах и в ближайших ощущениях, но увидеть постоянное и главное, которому принадлежит будущее, и из него оценить ближайшее и конкретное"/103/.
Используя беседы, мы пытается не только создать отрицательное отношение к импульсивности, раздражительности, растерянности в сложных ситуациях, но и прямо говорим, что без изменения своего поведения невозможно защитить нарождающуюся речь. Вот примерное содержание одной из таких бесед.
Н.П.Бехтерева /24/ утверждает, что если ребенка, обучающегося ходить, отвлечь, функция хождения моментально расстраивается, и он падает. Формирование любого, тем более сложного навыка требует сосредоточенного внимания.
Заикливая речь сформирована и включается автоматически. Новый же речедвигательный навык находится в стадии формирования, что требует максимума внимания, усилий, времени, спокойствия. С другой стороны, импульсивные, раздражительные, мнительные люди чаще всего неадекватно реагируют на самые незначительные усложнения обстоятельств жизни, воспринимая их порой как тяжелую психотравму. В подобных ситуациях сиюминутное настроение совершенно отвлекает заикающихся от выполняемой работы. Они забывают о расслаблении, взгляде, голосе, темпе и т.д., за что в первое время лечения неминуемо расплачиваются ухудшением состояния, а это, в свою очередь, влияет на настроение и вызывает новые пароксизмы заикания ("шарик снова возвращается в ямку"). Затем заикающиеся опять прилагают усилия для достижения цели, но если личность не изменена, все повторится. Аналог такой работы - буксующая машина. Уходит время, тратятся силы, а результата нет.
Всего этого было бы легко избежать при возможности в короткий срок изменить личность заикающихся. Но на самом деле процесс самовоспитания сложный и длительный. Выйти из положения позволяют некоторые игровые приемы, дающие возможность в случае опасности возникновения конфликтных ситуаций временно переключиться как бы на другой тип поведения, уходя от привычной схемы общения. Опорными сигналами в игре становятся фразы типа: "Нужно подумать"; "Есть ситуация, когда лучше всего помолчать"; "Я спокойный, разумный, волевой человек".
Некоторые фразы при этом обращены к собеседникам, другие произносятся про себя. Правила таковы: данные фразы заучиваются как "пароль"; произносятся только доброжелательно; "пароль" всегда звучит в самом начале усложнения ситуации.
Нарушение этих правил может привести к проигрышу. Мы предлагаем заикающимся вдуматься, в каких ситуациях можно успешно использовать предложенные фразы. Например, если во время беседы требуется быстро дать ответ на сложный вопрос (что в начале лечения трудно для заикающихся), то может прозвучать доброжелательно произнесенное: "Нужно подумать". В итоге выиграно время, появилась возможность отложить окончательное решение вопроса и затем спокойно сообщить о своем решении.
Подтекст фразы "Это не разговор..." может быть разным, оттого различной будет интонация, с которой она произносится. Например: "Мы продолжим этот разговор, когда успокоимся..." или "Я никоим образом не приму такого тона. Я прекращаю разговор". Таким образом, беседа, которая могла вестись в повышенных эмоциональных тонах, прекращена.
Фразы типа: "Есть ситуации, когда лучше всего помолчать"; "Я спокойный, волевой человек" вслух не произносятся, но вполне способны определить поведение.
Назначение первой фразы ясно. Есть случаи, когда собеседник так убежден в своей правоте, его сердце и разум настолько закрыты, что не имеет смысла начинать или продолжать разговор. В данном случае опорный сигнал помогает уйти от заведомо конфликтной ситуации и тем самым защитить речь.
Фраза "Я спокойный, разумный, волевой человек" становится сигналом необходимости вызвать в себе иной образ. "Остановись, подумай, как в данный момент на твоем месте поступил бы не ты, готовый по привычке действовать импульсивно, а затем стыдиться содеянного, а другой (тоже живущий в тебе) - спокойный, разумный, волевой человек". Обращение к разуму помогает. Импульсивный всплеск заменен спокойным, разумным, доброжелательным ответом. Речь защищена.
Мы объясняем заикающимся, что, предлагая всем членам группы идентичные фразы, никоим образом не лишаем их индивидуальности и не диктуем, что сказать. Защищая речь, каждый учится думать "как сказать" и "когда сказать". Подчеркиваем, что опорные сигналы поведения будут использованы и окажут помощь, если их целесообразность действительно осознана, ключевые фразы приняты и заикающиеся неукоснительно следуют правилам игры. Безусловно, нельзя настаивать на необходимости использования именно этих ключевых фраз. Можно находить все более точные, емкие, приемлемые конкретно для каждого. Но главное, и в этом нас убедили многолетние практические наблюдения, использование такого приема в комплексе мероприятий, направленных на коррекцию личности заикающихся, весьма результативно.
С течением времени новая манера поведения, тренируемая на занятиях в группе, все более усваивается. А положительные эмоции, которые рождаются в связи с этим, помогают все более входить в новую роль. Постепенно усвоенная манера поведения становится своей.
Еще раз отметим, что как коррекционно-воспитательные беседы, так и опорные сигналы направлены на то, чтобы помочь заикающимся изменить поведение. Кроме понимания общего направления, такая работа требует от логопеда нестандартных решений. Здесь уместно привести слова П.В.Симонова: "Во-первых, в отличие от обучения, адресующегося почти исключительно к сознанию..., воспитание, как искусство, призвано воздействовать на подсознание воспитуемого. Во-вторых, это несопоставимо большая, нежели при обучении, индивидуализация воспитательных воздействий. Ведь каждый воспитуемый уникальная, неповторимая личность, а процесс ее формирования действительно напоминает создание единственного в своем роде "произведения" ума и таланта воспитателя... Интуиция, неожиданный "ход", единственно необходимый в данном случае прием, всегда должны быть в арсенале подлинно талантливого воспитателя" /91/.
Начиная с первого дня занятий и в течение всего курса лечения заикающиеся ведут дневники. Нужно сказать, что сейчас в логопедической практике недостаточно используется работа с дневниками, хотя еще Г.Д.Неткачев дал прекрасные примеры лечения с использованием дневников /77/. В современной психологии известно, что для осознания своих внутренних проблем и трудностей человеку необходима четкая формулировка, которая легче порой может быть достигнута в письменной речи. Сам факт их осознания уже приносит облегчение.
Длительное время мы проводили на занятиях примеры дневниковых записей из книги Г.Д.Неткачева, но не требовали их систематического ведения и не занимались их анализом. В дальнейшем это стало существенным элементом методики. Быть может, в начале лечения изложенные в дневнике мысли не всегда самостоятельны. Часто они лишь пересказ того, что приходилось слышать на занятиях. Однако очень существенно то, что эти мысли пациенты пропустили через собственное сознание и сделали своими.
Основное условие ведения дневника - откровенность. Мы говорим: пишите, не округляя фраз, то, что действительно помните, о чем думаете; дайте волю перу, плох дневник без помарок - первые мысли всегда идут от сердца, они-то наиболее ценны для анализа
Искренность высказываний рождается не сразу и не только оттого, что мы призываем к этому. Растет доверие пациентов и желание делиться своими мыслями. Они начинают чувствовать пользу от ведения дневника и от анализа его. Кроме того, поскольку у заикания есть некий "групповой портрет", дневники помогают в других узнать себя. Сказанное дополняется высказыванием товарища. В каждом дневнике есть мысли, обсуждение которых выливается в спонтанно возникающие беседы.
До того как пациенты начнут по-настоящему самостоятельно вести дневники, нужно направить их работу вопросами, на которые они в дневнике отвечают. Например: "Изложите историю своего заикания. Ярко представьте и опишите свои речевые удачи и неудачи, которые переживались вами до лечения. Расскажите о своих навязчивых мыслях, уловках. Считаете ли вы себя людьми зависимыми? В чем выражается речевая зависимость?" и т.п. Целесообразно, чтобы ответы в дневниках на поставленные вопросы предваряли беседу. К каждой теме мы возвращаемся многократно. Вначале идут записи в дневниках, потом планируемая беседа на эту тему. Затем новые записи в дневниках, анализ их и вновь спонтанно возникающие беседы. И тогда, наконец, мысль становится не просто понятной, но своей и рождает новые мысли. Со временем заикающиеся охотнее и откровеннее пишут о себе, они все лучше узнают и раскрывают себя.
Анализ дневников вызывает большой интерес группы. Это - наиболее личная, эмоционально насыщенная часть работы. Мы переносим ее на конец каждого занятия, чтобы заикающиеся ушли с него с соответствующим настроем.
В приложении к книге, в качестве примера, даны фрагменты из дневников группы взрослых заикающихся (логопед О.Д.Жданова). По этим дневникам можно проследить динамику изменения состояния каждого пациента на основных этапах лечения: перед началом, после основного (месячного) курса лечения, на первом микрокурсе поддерживающей терапии. Как видно, характер записей от первого к последнему этапу резко меняется, наглядно свидетельствуя о положительных сдвигах в состоянии пациентов на пути к исцелению.


7.ПРОБЛЕМА РЕЦИДИВОВ
И КРИТЕРИИ ЗДОРОВЬЯ

Проблема рецидивов заикания издавна привлекала к себе внимание исследователей. По этому поводу высказывались самые различные мнения. Многие считали заикание постоянно рецидивирующим заболеванием. Ещё Э.Блюме /27/ говорил, что заикающийся никогда не застрахован от опасности заболеть вновь. Возражая ему, И.Л.Сикорский / 94/ утверждал, что это справедливо лишь теоретически и у реально излечившегося нет никакой опасности рецидива. Он ссылался на многочисленные случаи самоизлечения заикающихся, полагая, что при правильном лечении результаты должны быть ещё более устойчивыми. Ведь заикание - заболевание детское и не может вновь возникнуть во взрослом состоянии.
Ряд специалистов, в том числе в своё время и автор данной книги, потратили много сил, пытаясь выявить причины, ведущие к ухудшению речи /5, 59,40/. Однако изучение обширного статистического материала не дало устойчивых результатов: одни и те же неблагоприятные факторы (соматические заболевания, психотравмы и др.) могут в одних случаях вызывать, а в других не вызывать ухудшение речи. К тому же данные о стойком излечении заикания, приводимые разными логопедами, варьировались в весьма широком диапазоне. В значительной мере это объяснялось отсутствием единых критериев и субъективностью оценки логопедами речевого здоровья. Об этом, в частности, писали в своих работах Г.А.Волкова и В.И.Селиверстов /38/.
Отсутствие подобных критериев было не случайным, оно объяснялось, как мы полагаем, недостаточным пониманием в то время природы этого сложного дефекта.
Наш сегодняшний подход к оценке результатов лечения и проблеме рецидивов сложился в процессе разработки и апробации предлагаемой методики.
Не вызывает сомнения, что в первую очередь необходимо дать четкое определение понятия речевого здоровья.
Исходя из концепции УПС, работу по нормализации речи заикающихся можно считать законченной, когда сформировано новое - "здоровое" устойчивое состояние (УС), которое должно быть способным к самоподдержанию и самовосстановлению так же, как и прежнее патологическое.
Если принять во внимание чрезвычайную устойчивость УПС, способность его к самовосстановлению, активность памяти о прежнем речевом и поведенческом стереотипе, то становится ясно, что полная нормализация речи заикающихся - процесс длительный и в течение определенного времени обратимый. Более того, если не довести его до конца, то весьма вероятно возвращение заикания.
Вводя понятие полной нормализации речи, мы отличаем его от часто употребляемого слова "коррекция", значение которого представляется нам более ограниченным и связывается обычно с устранением отдельных недостатков. Между тем, основополагающий принцип, красной нитью проходящий через всю нашу методику, - это формирование действительно нового устойчивого стереотипа в процессе активного научения мозга, а не исправление тех или иных сторон речевой системы.
Основываясь на опыте многолетней работы, мы можем сказать, что новое УС сформировано, если пациент в течение года не испытывает речевых затруднений и страха речи, не прибегает к уловкам; если речевой процесс связан со спокойствием, а сама речь в нормальном темпе (и без помощи руки ) многократно опробована во всех ранее эмоционально значимых для данного больного ситуациях; если отдельные спазматические задержки, возникающие у него в момент эмоционального напряжения, как и у любого нормально говорящего человека, не сопровождаются навязчивыми мыслями и т.д. *
Мы готовы допустить, что различные неблагоприятные экзогенные факторы, являющиеся, по мнению ряда авторов, причиной рецидивов заикания /40,59/, затрудняют формирование нового УС, но не более. После его достижения возможность рецидива практически исключена. Поэтому в проблеме рецидивов заикания нам кажется самым важным не столько рассмотрение таких факторов, сколько выработка способа формирования нового УС даже при наличии последних.
Здесь вновь приходится напомнить, что фундамент, на котором строится здание заикливой речи, складывается из трех составляющих: речевые судороги, стремление скрыть дефект и состояние тревоги, постоянно связанное с актом речи. Для достижения нового УС необходим отрыв от заикания по всем трем направлениям. Это исключительно важно при лечении данного недуга. Если такой отрыв на самом деле произошёл, возврат в прежнее состояние становится невозможным, разве что к этому будут приложены специально, целенаправленные усилия. Иными словами, речь идет об окончательном излечении, о процессе практически необратимом.
Нарушения речи при заикании носят системный характер, и судить о состоянии речи нужно по целому ряду параметров -голосу, артикуляции, ритму, паузации и т.п. При оценке эффективности лечения необходимо учитывать не только наличие или отсутствие судорог, но и весь речевой стереотип, качество речи в целом, во всех эмоционально значимых ситуациях.
Как уже отмечалось раньше, заикание можно рассматривать как своеобразную доминанту, определяющую деятельность речевого механизма, особенности психики и поведения заикающихся. Устранить на время речевые судороги и спазматические задержки еще не значит разрушить до основания патологическую доминанту. И в бессудорожной, внешне здоровой речи обнаруживаются многочисленные следы - "хвосты доминанты", своеобразные "корешки" заикания. Здесь и нарушение темпо-ритма речи, и сглаженная, нечеткая артикуляция, и жесткая атака звука, и преобладание верхнего голосового регистра, и закрепощенность естественной мимики и жеста. Эти "хвосты доминанты" могут привести к её полному восстановлению.
На наш взгляд, именно оживление "корней" заикания на фоне действия ряда эндо и экзогенных факторов влечет за собой последующее ухудшение речи.
Критерии речевого здоровья следует искать не только в технической стороне речи, в формальной оценке сложившегося в процессе лечения нового речедвигательного навыка. Ведь заикание, как таковое, опирается на мощный психофизиологический фундамент. Поэтому мы считаем, что непременным условием устойчивой нормализации речи является мощный отрыв и от прежнего психического состояния. Нужно сознательно формировать состояние спокойствия во время речи, постоянную готовность к ней, создавать уверенность за речь и автоматизировать эти качества точно так же, как новый речедвигательный навык.
Рассмотрим теперь, в рамках данной методики, что может помешать успешному лечению заикания и вызвать снова возврат болезни.
Внимательное изучение конкретных случаев неудач показывает, что в большинстве своём они являются результатом недоведенного до конца либо неправильно проведенного лечения. Например, когда пациенты используют в обыденном общении привычную им заикливую речь, а речь без судорог - лишь на занятиях с логопедом. Из-за неустойчивости вновь вырабатываемого речедвигательного навыка такое поведение в период, переходный от болезни к здоровью, может привести к существенному ухудшению речи, к рецидиву заикания. Во избежание этого в начале лечения вне логопедического кабинета пациентам предписывается режим молчания или в ограниченном объёме равнометричная послоговая речь.
Адаптация навыка к условиям реального общения во многом зависит от создания у пациентов правильной установки уже в ходе основного курса. С первых же дней нам удается, устранив речевые судороги, значительно улучшить общее состояние пациентов. Это может породить необоснованные надежды и снизить целеустремлённость лечащихся. Субъективно ощущая себя выздоровевшими, они иногда отказываются от функциональных тренировок, перестают следить за техникой речи, ускоряют ее темп, забывают о ведущей руке.
Другой типичный случай встречается у тех, кто многократно лечился и изначально не верил в возможность выздоровления, а также у пациентов, для которых речь с рукой на замедленном темпе связана с непреходящим дискомфортом. (Требуется особое внимание и кропотливая работа по преодолению этих ощущений). К этой же группе относятся пациенты, которым не сразу удаётся выработать рефлекс спокойствия в связи с актом речи. Эти обстоятельства могут вызвать чувство протеста, эмоциональную скованность и, как следствие, раннее убыстрение темпа.
Мы уже говорили, что, самый ответственный этап лечения только начинается с того момента, когда, окончив основной курс, пациент возвращается к обычной жизни. В это время ещё продолжает идти мощный отрыв от заикания. Только в условиях реальной жизни формируемый навык проверяется на прочность, происходит реадаптация пациентов, закрепление и автоматизация алгоритма бессудорожной речи. Поэтому необходимо тщательно продумать домашнее задание и обсудить его с каждым из лечащихся. Оно должно быть понято и принято ими, неуклонно и тщательно выполняться.
В домашних условиях заикающимся уже без помощи логопеда предстоит не только повторить, но и улучшить полученные результаты. Они по крупицам взращивают в себе прежде не знакомое им состояние, новое отношение к коммуникации. Здоровый в этом смысле человек к самому акту речи (говорению) относится обычно вполне индифферентно. Как бы ни был он взволнован, причины его волнения и тревог лежат за пределами речи. Постепенно такого рода безразличие становится доступным и нашим пациентам. Наблюдая за собой в процессе вербального общения, пациенты ведут в дневниках записи, которые становятся важным источником оценки их состояния в последующих микрокурсах.
В ходе лечения чрезвычайно важно чувствовать перспективу. Разрушая привычные стереотипы поведения и речи, мы проводим пациентов через мощную дезадаптацию, требующую больших затрат психической энергии и сопряженную со стрессовыми состояниями. Всякая остановка и возвращение к симптоматике заикания вновь потребует дестабилизации, которая, в свою очередь, вызовет состояние дезадаптации.
Мы склонны согласиться с И.И.Тартаковским, который говорил о необходимости удаления из группы лиц, занимающихся неохотно, без полной отдачи. Если ввиду недостатка внимания и усилий вовремя не формируется новый речедвигательный навык, мы откладываем курс логопедических занятий, предлагая пройти его позже.* Но на повторное лечение такого пациента следует принять только после того как он убедится, что его товарищи по группе хорошо говорят. Тогда можно надеяться, что повторный курс будет пройден успешно. Анализ конкретных случаев показал, что отказ от лечения чаще всего возникает у заикающихся, страдающих неврозом развития. Поэтому мы допускаем пациентов к повторному лечению лишь после серьезного обследования у ряда специалистов и дополнительного выяснения обстоятельств жизни, работы. Иногда целесообразно предварить повторный логопедический курс занятиями в психотерапевтической группе, или отложить этот курс в случаях тяжелой психотравмирующей обстановки в семье. Также откладывается лечение лиц, ослабленных недавно перенесенным тяжелым заболеванием.
Мы стремимся теперь лечить заикающихся только один раз. Повторное лечение уменьшает компенсаторные возможности, а главное - ослабляет веру в успех, выздоровление. А без этой веры исцеление невозможно.


8.ОБЩИЙ ПЛАН ЛЕЧЕНИЯ И
ПОДДЕРЖИВАЮЩИЕ МИКРОКУРСЫ

Основной курс амбулаторного лечения занимает 24 дня (два дня - подготовительных, день дестабилизации и 21 день логопедических занятий). Затем в течение года проводится пять поддерживающих микрокурсов (каждый по пять дней ), первый - через месяц, остальные с интервалом два месяца.
В группе занимаются одновременно шесть - восемь человек; формируется она, в основном, по возрастному признаку. День дестабилизации длится примерно семь часов, остальные занятия - по три часа. Ориентировочно по времени занятия распределяются следующим образом: краткий опрос о состоянии речи (устный дневник) - 5 минут; планируемые беседы - 15 минут; аутогенная и речевая тренировки, постановка голоса -1 час 20 минут; анализ письменных дневников заикающихся и спонтанно возникающие беседы - 20 минут; домашнее задание -10 минут. После каждых 45 минут занятий - перерыв 7 минут.
Цель подготовительного этапа : вызвать дестабилизацию УПС, мобилизовать внутренние резервы, резко изменить отношение пациента к себе и своему дефекту, перевести его из состояния пассивного страдания, в состояние человека, активно борющегося с недугом.
Цель основного этапа логопедических занятий: выработать у пациентов новый речедвигательный навык, посредством синхронизации речи с движениями пальцев руки; связать речь с чувством спокойствия, правильным интонированием, мимикой, жестом, уверенной осанкой и т.д. и укрепить новый речевой стереотип в функциональных тренировках различной сложности, тем самым осуществив решающий отрыв от заикания.
Как правило, в процессе усвоения новых навыков у пациентов происходят глубокие внутренние изменения: замедленный темп речи, одновременно с ранее незнакомым, растущим чувством спокойствия и мышечного расслабления, не воспринимается уже как чуждый и не вызывает прежней тревоги. Мир кажется менее враждебным, возникает мироощущение человека способного преодолеть сложные ситуации, растёт вера в возможность исцеления. Всё это - ростки нового состояния, которым нужно ещё окрепнуть, чтобы вывести пациента к действительному здоровью.
После окончания основного курса и затем после каждого микрокурса лечения пациенты получают развёрнутое задание, которое нужно обсудить и довести до понимания каждого из них, поскольку наиболее ответственная часть работы может быть выполнена только в условиях естественного общения.
На первом микрокурсе происходит закрепление достигнутого, обсуждаются результаты адаптации нового стереотипа к условиям реальной жизни, успехи и неудачи каждого члена группы. Выясняя причины неудач, анализируя типичные ошибки, мы стремимся выработать общую стратегию поведения группы. Значительное место отводится активизирующим беседам, созданию у группы правильной установки на дальнейшую работу.
В последующих микрокурсах состояние пациентов еще более стабилизируется, увеличивается объем самостоятельной работы, так как каждый пациент нуждается уже в индивидуальной программе упражнений. Одни больше занимаются голосом, другие - техникой синхронизации речи с рукой, третьи - навыками расслабления, четвертым нужна консультация психолога или психотерапевта, некоторым показаны занятия в психотерапевтической группе.
Следующие два микрокурса отводятся в основном коррекции интонационной стороны речи на уровне синтагм и текстов. При этом мы стараяемся добиться от пациентов естественной, интонационно окрашенной речи. Работа над интонацией предполагает одновременно и работу по коррекции общения.
Поскольку заикающиеся в большинстве своём не имели ранее опыта публичных выступлений, развернутых ответов, импровизаций на заданную тему и т.п., мы уделяем большое внимание развитию воображения, речевого мышления, оперативной памяти, обучению навыкам композиции и импровизации. Эта работа начинается ещё во время основного курса лечения, но в полной мере развертывается на поддерживающих микрокурсах. С расширением круга задач усложняются и функциональные тренировки. Выполняя задания, пациенты воспитывают в себе уверенность во всем, что касается речевой способности. У них увеличивается интерес к работе со словом.
Четвертый и пятый микрокурсы посвящаются закреплению интонационных и импровизационных навыков на уровне текста -как монологического, так и диалогического. Практикуется также чтение и обсуждение литературы психологического содержания. Таким образом, мы развиваем у членов группы навыки критического анализа собственных поступков, побуждений, понимания роли другого в коммуникации. Такие сведения необходимы пациентам для того, чтобы в будущем самостоятельно справляться с возможными затруднениями и сохранить при этом речевое здоровье.
Главные задачи заключительного этапа: автоматизировать новый речедвигательный навык, закрепив его в разнообразных условиях общения; окончательно преодолеть вторичные наслоения заикания (страх речи, навязчивые мысли, уловки); перейти к естественной речи без опоры на руку.
На протяжении года, в который укладывается основной курс и поддерживающие микрокурсы лечения, новые навыки речи многократно проверяются в самых разнообразных ситуациях Постепенно речь нормализуется, устанавливается естественный темп речи, правильная интонация.
При подтверждении речевого здоровья объективными данными пациенты снимаются с диспансерного учета спустя год после начала логопедических занятий.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги, хотелось бы ещё раз подчеркнуть особенности нашего подхода к лечению заикания, определяющие эффективность предлагаемой методики и ее направленность на устойчивую нормализацию речи.
Как мы считаем, основу заикания образует триада: речевые судороги, постоянное состояние тревоги, связанное с актом речи, и желание скрыть дефект. Это обусловило идею "отрыва" от заикания по всем трем названным направлениям.
Рассматривая заикание как одну из форм устойчивого патологического состояния, мы приходим к выводу о необходимости его дестабилизации. Существенно, что нами был выбран путь дестабилизации УПС, связанный не со снижением, а с повышением уровня активности мозга,- через эмоциональное воздействие на пациентов. Это путь быстрого и неуклонного наращивания эмоционального напряжения при полном осознании и глубоком осмыслении лечащимися всего происходящего. Таким образом за сравнительно короткий срок мы добиваемся изменения их отношения к себе, своему дефекту, готовности к речи в сложных ситуациях. Становится возможным уже с самого начала правильно распределить роли между логопедом и пациентом, перенести на последних весомую долю ответственности за результат лечения.
Для методики характерен системный подход к речи, как к живому целостному организму, предполагающий одновременное воздействие на различные стороны речевой системы, такие, как темп, ритм, паузирование, мелодика и пр.
Основной принцип лечения заключается в том, что мы не корригируем отдельные проявления дефекта, а ставим своей целью формирование у пациентов нового речедвигательного навыка.
Эта задача решается посредством синхронизации речи с движениями пальцев ведущей руки, что позволяет не только устранить речевые судороги и наладить элементы просодии, но и закрепить навыки бессудорожной речи. Обученная рука становится как бы памятью о новом стереотипе, а со временем - автоматическим контролером речи и нового внутреннего состояния пациента. В дальнейшем навык свободной нормальной речи переходит на уровень подсознания, и надобность в использовании руки отпадает.
Вырабатывая новый речедвигательный навык, мы уделяем повышенное внимание работе над интонацией, учитывая при этом неразрывную связь речи и соответствующих движений (мимики, жеста и пр.). Именно они обусловливают формирование интонационно окрашенного звучания, тогда как обездвиженность ведет к нарушениям и самой интонации, и коммуникативной функции речи. Вместе с этим мы корригируем и личность, помогая заикающимся повысить самооценку, наладить контакт с собеседником. Как правило, вместе с речевым дефектом устраняется и его невротическая составляющая.
После того как на смену прежнему устойчивому патологическому состоянию приходит новое устойчивое состояние, нормальное или близкое к норме, все компенсаторные возможности организма мобилизуются на защиту уже этого состояния при любой попытке его изменить. Только при этом условии можно говорить о достижении прочного положительного результата.
Таковы основные моменты разработанной нами методики устойчивой нормализации речи заикающихся, которую мы представляем здесь на суд специалистов. Нашей целью было описать в общих чертах стратегию борьбы с заиканием, отвечающую современным представлениям о природе этого сложного и до сих пор не до конца познанного недуга. Полагаем, что не было необходимости делать это описание ещё более детальным, выходя слишком далеко за рамки основных принципов лечения. Было бы ошибкой связывать руки логопедам, в деятельности которых столь важную роль играет творчество, вдохновение, экспромт.
Отдельные приёмы, описанные в работе, могут быть использованы и независимо, в составе других методик. Но, как показала многолетняя практика, при использовании всего комплекса взаимосвязанных мер, достигается максимальный эффект, утверждая нас каждый раз в правильности основного вывода: неизлечимых форм заикания не существует!

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign