LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 7
(всего 19)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Этот подход основан на концепции компетенций как
основе формирования у обучающихся способностей решать
важные практические задачи и воспитания личности в це-
лом. Предполагается, что «компетентность» – это само-
стоятельно реализуемая способность к практической дея-
тельности, к решению жизненных проблем, основанная на




58
приобретенных обучающимся учебном и жизненном опыте,
его ценностях и склонностях*.
Компетентностный подход позволяет, в частности, со-
вершенно по-другому строить цели и содержание образова-
ния. Так, например, А.В. Баранников так формулирует содер-
жание так называемых «ключевых компетенций» [5]:
- учебные компетенции: организовывать процесс
учения и выбирать собственную траекторию образования;
решать учебные и самообразовательные проблемы; извлекать
выгоду (пользу) из образовательного опыта; и т.д.
- исследовательские компетенции: находить и
обрабатывать информацию; использовать различные
источники данных; работать с документами и т.д.
- коммуникативные компетенции: выслушивать и
принимать во внимание взгляды других людей;
дискутировать и защищать свою точку зрения; понимать,
говорить, читать и писать на нескольких языках; выступать
публично; литературно выражать свои мысли; и т.д.
Точно так же могут выстраиваться профессиональные
компетенции:
- анализ трудового и технологического процессов;
- создание профессионально значимой информации;
- прогнозирование развития технологических,
производственных, кадровых и других событий;
*
Заметим, что, как всегда, «нет пророков в своем отечестве»: в
отечественной педагогике и психологии давным-давно была разработана
теория формирования умений. Причем, начиная с работ Е.А. Милеряна (70-е
гг. ХХ в.) умения стали рассматриваться не в узком технологическом смысле,
а как «сложные структурные образования, включающие чувственные,
интеллектуальные, волевые, творческие, эмоциональные качества личности,
обеспечивающие достижение поставленной цели деятельности в
изменяющихся условиях ее протекания» (этому, в частности, была посвящена
докторская диссертация автора данной книги). Как видим, понимание умений
несколько шире «компетенций». Но теория формирования умений оказалась
невостребованной. В английском же языке аналога нашему понятию «умение»
не существует. И когда образовательная практика столкнулась с проблемой
деятельностной направленности образования – в англо-американской
образовательной среде стали использовать термин «competence» – а наши
российские авторы быстро его подхватили. Но, как сказал М.А. Булгаков
устами своего героя: «мы говорим…на разных языках…, но вещи, о которых
мы говорим, от этого не меняются».




59
- способность принятия ответственности;
- и так далее.
Еще одно направление реализации компетентностного
подхода – это обучение так называемым базисным квали-
фикациям [17]. Между общим и профессиональным обра-
зованием начинает вырастать все более мощный слой обра-
зовательных компонентов, которые нельзя отнести ни к об-
щему образованию, ни к собственно профессиональному. Эти
компоненты необходимы сегодня в любой трудовой де-
ятельности. Они получили условное название «базисных
квалификаций». Это владение «сквозными» умениями: ра-
боты на компьютерах, пользования базами и банками данных,
это знание и понимание экологии, экономики и бизнеса,
финансовые знания, коммерческая смекалка, умения транс-
фера технологий (переноса технологий из одних областей в
другие), навыки маркетинга и сбыта, правовые знания, знания
патентно-лицензионной сферы, умения защиты интел-
лектуальной собственности, знание нормативных условий
функционирования предприятий различных форм собствен-
ности, умения презентации технологий и продукции, знания
профессиональной терминологии иностранных языков.
Кроме того, сюда следует добавить санитарно-медицинские
знания, знания принципов существования в условиях кон-
куренции и возможной безработицы, психологическая го-
товность к смене профессии и сферы деятельности и т.д.
К общему образованию обучение этим базисным квали-
фикациям не отнесешь, поскольку сформировать умения
пользования базами и банками данных, трансфера технологий
и т.п. можно только лишь в процессе какой-либо конкретной
профессиональной (учебно-профессиональной) деятельности.
В то же время базисные квалификации – это «сквозные»
знания и умения, необходимые для работы повсюду и по лю-
бой профессии. Возможно, это как раз область политехниче-
ского образования, в «новом звучании», в «новой редакции».
Здесь, за неимением места, мы привели лишь отдель-
ные выдержки из полных наборов «компетенций». Но, оче-
видно, этот компетентностный подход весьма перспекти-




60
вен – он может придать содержанию образования
деятельностную, практико-ориентированную направленность.
Единственно, необходимо предостеречь от абсолютизации
этого подхода – он, очевидно, может продуктивно охватить
лишь второй – субъективный аспект содержания образования
(см. выше), но не все содержание образования в целом.
Таким образом, концептуальная проблема – проблема
полноты отражения содержания человеческой культуры в
содержании образования требует принципиально иных
подходов и серьезнейших научных исследований.
«Технологическая» проблема относится, в основном,
к содержанию общего образования и заключается в необходи-
мости заполнения той бреши, о которой мы уже говорили вы-
ше, между самыми общими неконкретизированными целями
образования вроде «разностороннего развития личности» и
наполнением конкретным содержанием каждого учебного
курса, предмета. То есть прежде, чем распределять часы учеб-
ного плана по учебным курсам, прежде, чем разрабатывать
сам учебный план необходимо составить полный свод конк-
ретных целей общего среднего образования: что конкретно
должен знать выпускник школы, что он должен уметь, какой
опыт творческой деятельности и в чем он должен приобрести,
какие качества личности у него должны быть сформированы
– то есть, условно говоря, необходимо составить «модель
развития личности выпускника школы». И только после этого
переходить к решению вопросов о том, какими учебными
курсами могут быть достигнуты те или иные конкретные
цели и сколько для этого понадобится учебного времени.
Удивительно, что разработчики содержания общего
среднего образования этого не понимают, или не
догадываются об этом. Ведь параллельно общему существует
профессиональное образование, где всегда построение
содержания обучения строилось не с «сначала» – сколько
часов выделить на тот или иной учебный курс – а с «конца»:
сначала разрабатывается профессионально-квалифи-
кационная характеристика будущего специалиста. Причем
разрабатывается она при широком участии различных




61
отраслевых ведомств, предприятий и т.д. и утверждается не
образовательным ведомством, а ведомством по труду как
генеральным заказчиком. И только потом научно-
методические структуры системы образования начинают
разрабатывать учебный план и программы, адекватно
соответствующие этой профессионально-квалификационной
характеристике. Почему бы этот накопленный за многие
десятилетия опыт не заимствовать при определении
содержания общего среднего образования?
Психолого-педагогическая проблема заключается в
том, что для реализации культурологического подхода
попытки выразить конкретные цели обучения, а вслед за этим
и содержание обучения на языке развития личности, освоения
основ человеческой культуры наталкиваются пока на
определенные трудности.
Во-первых, до сих пор мы более или менее четко мо-
жем программировать цели и содержание обучения в поня-
тиях «знать» и «уметь». Ориентации образования на форми-
рование «человека культуры», обусловливают необходи-
мость принципиально иного подхода к формированию целей
и содержания образования. А именно – раскрывать их не в
понятиях «знание» и «умение», а в понятиях культуры:
«интеллектуальная культура», «нравственная культура»,
«эстетическая культура», «информационная культура»,
«гуманитарная культура», «техническая культура»,
«профессиональная культура» и т.д. При таком подходе цели
и содержание образования теряют технократический,
отчужденный по отношению к человеческой сущности
характер и переводятся в личностный план.
Из этого следует, что, с одной стороны, при таком подходе
«знания» и «умения» переходят из ранга стратегических понятий
в ранг тактических. С другой стороны, прежнее разграничение
на содержательную сторону образования (выраженное в
понятиях «знать» и «уметь») и процессуальную сторону
учебного процесса по «реализации содержания» (формы,
методы, средства обучения и т.д.) теряет смысл. В структуру
содержания попадает и учебная деятельность – последняя




62
также становится содержательной основой образования как
то, чем должен овладеть учащийся.
Во-вторых, то, что обычно принято было раньше счи-
тать содержанием образования – учебный план и программу
(в этом проявлялась суть командно-административной систе-
мы – она как будто централизованно задавала всем единое
для всех «содержание», а учебные заведения как бы его «реа-
лизовывали» – исполняли в учебно-воспитательном процес-
се) – эти документы (теперь они называются туманным сло-
вом «стандарты», но их суть от этого никак не меняется) вме-
сте с учебником составляют лишь проект содержания обуче-
ния. Этот проект в процессе его реализации неизбежно тран-
сформируется под влиянием местных (региональных, нацио-
нальных, производственных и др.) условий и опосредуется
личностью педагога. Ведь один и тот же урок у разных пре-
подавателей будет совершенно разным по содержанию. Каж-
дый из педагогов внесет в него свою личностную окраску.
Таким образом, существенным становится не только
чему учить, но и как учить, чем учить и кто учит.

2.2.2. ВТОРОЙ ПРИНЦИП: ПРИНЦИП СОЦИАЛИЗАЦИИ*

Отношения: «новый опыт – педагог (педагоги)». При-
чем, в данном случае в роли педагогов выступают и роди-
*
В современной педагогике сложилось два основных подхода к определению
самых общих целей воспитания (в широком смысле) и обучения:
- культурологический подход (работы дидактов: М.Н. Скаткина, И.Я,
Лернера, В.В. Краевского, В.И. Загвязинского и др.), в котором наиболее
общей целью обучения и воспитания считается овладение обучающимися,
воспитуемыми основами человеческой культуры;
- социальный подход (работы, в первую очередь, специалистов по теории
воспитания: А.В. Мудрика, В.А. Сластенина и др.), в котором наиболее общей
целью обучения и воспитания считается социализация личности, т.е. ее
включение в социальную систему.
По нашему мнению, социализация и овладение основами
человеческой культуры – это не одно и то же. Во-первых, человек
малообразованный, малокультурный вполне может быть включен в
социальную систему – таких примеров сколько угодно. Во-вторых,
овладение основами культуры невозможно без социализации – без
социализации человеческий индивид вообще не может стать человеком
в полном смысле слова. Таким образом, овладение основами культуры и
социализация относятся к разным принципам учения: принцип
наследования культуры (см. выше) и принцип социализации.




63
тели, семья, и учителя, и товарищи, и средства массовой
информации – т.е. все люди, от которых обучающийся
получает новый опыт в той или иной форме – исходя из
восточной мудрости: «каждый человек тебе учитель».
Р. Киплинг написал увлекательную сказку про
мальчика Маугли, которого вскормила и воспитала волчица, а
медведь обучил языкам разных зверей и птиц. Став старше,
Мауги встретил свою мать, смог освоить человеческую речь и
жить в обществе людей. Но это в сказке. В действительности
же такое невозможно. Ребенок в момент рождения является
лишь потенциальным кандидатом в человека. Человеком он
сможет стать лишь в процессе общения с другими людьми:
сначала с матерью, с отцом, братьями и сестрами, затем с
учителями и т.д. Личностью человек не рождается. Рождается
индивид, но по своей биологической определенности он
является порождением социального мира, изначально
обусловливаясь программой, сформированной в социальной
среде. Э.В. Ильенков отмечал, что «человеческую личность
можно по праву рассматривать как единичное воплощение
культуры, то есть всеобщее в человеке».
Реализация принципа социализации в современных
условиях порождает множество проблем. Как отмечает
Д.И. Фельдштейн [73], в их числе нарастающее отчуждение
между взрослыми и детьми, которые теперь существенно
раньше взрослеют, с одной стороны, а с другой –
демонстрируют углубление своего социального
инфантилизма. Зачастую они взрослеют не личностно, а лишь
в плане показного поведения. Сегодня нарастает опасность
деструктирования всей системы культурно-исторического
наследования.
Дело не только в проблеме «отцов и детей» в ее
привычном понимании. Проблему необходимо рассматривать
в широком социокультурном плане взаимодействия
поколений и взаимоотношений людей не только по
вертикали: «дети – взрослые», «молодые – пожилые», но и по
горизонтали: различные социальные группы, общности.




64
В частности, в современной ситуации резкого обостре-
ния обстановки во всем мире выявляется не только мно-
гогранность и чрезвычайная сложность, но и малая
изученность социологических, психологических, педагогиче-
ских и других характеристик этнических отношений, из-
меняющихся, усложняющихся их взаимоотношений, а также
тесно связанная с этим острейшая проблема профилактики
этно- и ксенофобии, воспитания толерантности.
Далее, современный информационный взрыв карди-
нально изменил пространство жизни людей, систему от-
ношений, общения, в том числе и организацию и самоор-
ганизацию образовательного процесса. Сегодня весь спе-
циально подаваемый растущему человеку материал (от
учебных предметов до нравственных установок), как бы
широк он ни был, и как бы ни старались родители и пре-
подаватели, находится в одном русле со значительно боль-
шим потоком свободной информации, поступающей с эк-
ранов телевизора, компьютера, из Интернета, печатных СМИ,
разнопланового общения со сверсниками и взрослыми. Эта
неотсортированная информация – неуправляемая, неранжиро-
ванная, подавляя детей, молодых людей оказывает
неоднозначное, зачастую отрицательное воздействие на
характер их развития.
Между тем у нас, да и во всем мире все еще доминирует
греческая модель обучения, суть которой – передача знаний
от учителя к учащимся, сидящим напротив этого учителя.
Модель, дополненная в эпоху Просвещения учебной книгой.
Кроме того, большинство школьных учителей и препо-
давателей вузов сформировалось в определенной системе
мышления, которая связана в основном с четко орга-
низованной информацией, получаемой через утвержденные
программы, рекомендованные книги. Информация же,
поступающая к ним сейчас через телевидение и другие
источники, накладывается на уже сформировавшуюся у них
устойчивую систему знаний и взглядов.
Но что касается молодых людей, то они попадают в
своего рода ножницы, когда знания, получаемые от учителя,




65
из учебника, перекрываются потоком хаотичной инфор-
мации, идущей прежде всего от СМИ, причем эта
информация, не имеющая структурно-содержательной
логической связи, подаваемая не системно, а бисерно, не
просто не вписывается в рамки стационарного образования,
но представляет собой качественно иной тип (направление)
образования.
В том числе это направление образования несет как
культуру, так и антикультуру. Как нравственность, так и
безнравственность, как свободу, так и рабство, по крайне
мере внутреннее рабство – ведь человек у телевизора
освобожден от самой сложной для него проблемы – проблемы
выбора – он становится рабом событий, обстоятельств,
происходящих на экране.
Таким образом, реализация принципа социализации в
нынешних условиях породила множество социальных,
психологических, педагогических и других проблем.


2.2.3. ТРЕТИЙ ПРИНЦИП:
ПРИНЦИП ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ

Отношения: «новый опыт – предшествующий
накопленный опыт». Жизненный опыт человек накапливает
последовательно – от простейшего к простому, от простого к
более сложному. Этот принцип достаточно очевиден. Ведь
представим себе, к примеру, такую абсурдную ситуацию:
новорожденному ребенку станем «читать» высшую
математику?!
Любая «порция» образовательного материала, любое
задание, предлагаемое обучающемуся или осваиваемое
им самим должны быть ориентированы как на достигну-
тый, так и на перспективный, находящийся в «зоне бли-
жайшего развития» (Л.С. Выготский) уровень знаний,
умений, навыков, оценок, отношений. Конкретнее говоря,
условие очередной учебной задачи (задача здесь понима-
ется не в узком смысле – расчетная задача, задача на по-




66
строение и т.п., а в широком психологическом смысле как
цель, заданная в конкретной ситуации) должно быть
понятным и доступным, базироваться на известном и
освоенном. То есть в «зоне ближайшего развития»
располагается тот этап овладения деятельностью, который
логически следует за освоенным, этап, к освоению которого
обучающийся подготовлен предшествующей учебной
деятельностью.
Принцип последовательности имеет важнейшее
значение для решения проблемы декомпозиции
образовательного материала (см. ниже – гл. 4).


2.2.4. ЧЕТВЕРТЫЙ ПРИНЦИП:
ПРИНЦИП САМООПРЕДЕЛЕНИЯ.

Отношения: «новый опыт – сам обучающийся». Если
младенец слепо копирует действия взрослых, то уже где-то к
трем годам у ребенка начинают проявляться задатки,
развиваться те или иные способности, появляется избира-
тельность действий, в том числе в учебной деятельности:
«хочу – не хочу», «нравится – не нравится» и т.д.
Самоопределение индивида в широком смысле
рассматривается как основанный на свободном
волеизъявлении выбор жизненного пути, своего места в
обществе, образа жизни и видов деятельности, а также линии
поведения в проблемных и конфликтных ситуациях [48 и др.].
Важнейшее значение для организации учебной деятельности
имеет самоопределение обучающегося в ней. На принципе
самоопределения нам здесь необходимо остановиться более
подробно в связи с тем обстоятельством, что проблема
самоопределения обучающегося представляет собой одну из
острейших проблем развития образования в современных
условиях.
Самоопределение стоит в одном ряду среди других
понятий «Я – концепции» [29, 60]: самоопределение, само-
обучение, самосозидание, самоконтроль, саморегуляция,




67

<< Пред. стр.

страница 7
(всего 19)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign