LINEBURG




ОГЛАВЛЕНИЕ

Федеральное агентство по образованию Российской Федерации

Южно-Уральский государственный университет



На правах рукописи

Нагевичене В.Я.

Тема:
Целостность мира и человека как основная идея религии.
Учебное пособие





Челябинск
2005
УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ "ЦЕЛОСТНОСТЬ МИРА И ЧЕЛОВЕКА КАК ОСНОВНАЯ ИДЕЯ РЕЛИГИИ"
Введение.
Целью данного учебного пособия является рассмотрение целостности человека и мира, обретение человеком своей целостности через андрогинический образ и подобие Бога, через единство человека, бытия и Бога, а также понятие "религия", ибо само слово "религия" (от religio) означает связь (на что указывал Л. Фейербах). Религия содержит в себе также и смысл возвращения и обновления (через частицу ре-). Итак, можно сказать, что религия означает восстановление утраченной связи. Но необходимо более подробно рассмотреть как понятие целостности человека, целостности человека и мира, а также восстановление утраченной целостности человека через мифологию и религию.

Глава 1
Обретение человеком целостности с Абсолютом

1.1 Мифология о целостности человека и мира.
Целью данного параграфа является анализ мифологических, философских и религиозных представлений о целостности человека и мира.
Концепция тождества мироздания и человека зародилась в глубокой древности и за долгое время своего существования трансформировалась различными мифологическими, религиозными и философскими концепциями.
В священных книгах Древней Индии - в Ведах, а именно, в одной из них - в "Ригведе", описан "Гимн Пуруше", где рассказывается о том, что боги рассекли на части и принесли в жертву гигантского космического человека по имени Пуруша, и тело этого великана породило все сущее, образовав собой Вселенную. Из разума Пуруши появился месяц, из глаз - солнце, рот породил огонь, дыхание стало ветром, голова образовала небо, уши превратились в страны света, ноги стали землей... Он породил и весь социум из различных каст, охваченных непреодолимыми границами. Уста создали брахманов - жрецов, руки - кшатриев - воинов, бедра - это вайшьи - земледельцев, а ноги образовали самое низменное сословие, которое называлось шудрами. Более поздние мифологические источники Индии уже обращаются не к Пуруше, а к таким понятиям, носящим философско-абстрактный характер, как Атман, Брахман, Прана.
Иранские мифы о происхождении Вселенной, основываясь на антропологической позиции, тоже повествуют о том, что Вселенная была сотворена из тела Ормузда - верховного жреца иранской религии. В древнегреческих орфических гимнах Зевс считался создателем Вселенной. "Одна сила, один дух, могучая основа мира и одно божественное тело, в котором все круговращается: огонь и вода, земля и эфир, ночная тьма и дневной свет... Его голова и прекрасное лицо его - это блестящее небо, и кругом как бы золотые локоны... глаза - это Солнце и противостоящая Луна. Истый царственный дух есть не гибнущий эфир... Столь же блестяще у него туловище, неизмеримое, несокрушимое, крепкое, с сильными членами, гигантское; плечи бога, и грудь его, и широкая спина - это далеко простирающийся воздух... Подошвы его ног - корень земли, мрачный тартар и крайние пределы преисподней. В себе сокрыл он все, чтобы снова на свет многорадостный все извести из лона, являя чудо за чудом"1.
Древнерусская "Голубиная книга" является тоже не исключением из преданий о происхождении Вселенной и представляет антропологическую космологическую картину мира следующим образом:
У нас белый вольный свет зачался от суда Божия,
Солнце красное от лица Божьего,
Самого Христа Царя небесного,
Млад светел месяц от грудей его,
Звезды частые от риз Божьих,
Ночи темные от дум Господних,
Зори утренние от очей Господних,
Ветры буйные от Свята Духа,
У нас ум-разум самого Христа,
Самого Христа Царя небесного,
Наши промыслы от облак небесных;
У нас мир - народ от Адамия,
Кости крепкие от камени;
Телеса наши от сырой земли;
Кровь руда наша от черна моря2.
Человек сакрально, неявно концептуализирует самого себя по образу и подобию целостного Мироздания и, наоборот, воспринимает Мироздание по своему образу и подобию.
Все мифы говорят о начальной нерасчлененной целостности, и эта целостность разделилась, распалась на части для того, чтобы могли родиться Мир и человечество. Такое начало мира было у Платона в виде сферического андрогина или космогонического Яйца, или андрогинического антропокосмического великана (Пуруша, Паньгу...), рассыпавшегося на части.
Мифы подчеркивают изначальную полноту Бытия, как на космическом, так и на антропологическом уровне, полнота содержала в себе все возможности. Но воссоединение с этой изначальной полнотой имеет разные цели и достигается различными методами.
Обретение единства, связанного с воссоединением частей и противоположностей, а также отменой оппозиций, представлено в ритуальных оргиях и инициациях различных мифов определенным обрядом, имитирующим наделение посвящаемого андрогинными качествами. Происходит объединение и воссоединение целостности, структурно сравниваемое с тенденцией Духа, стремящегося вернуться к состоянию полноты и целостности. Но в итоге участники оргий или медитаций приобретают качественно разную целостность и полноту бытия.
Сибирские шаманы свою целостность видят в объединении якобы в себе символически обоих полов, шаман ходит в украшенной женской одежде, пытается подражать поведению женщины и даже берет себе мужа3. У шаманов присутствует ритуальная бисексуальность или асексуальность, как и у православных схимонахов, крестовых братьев. Это считается знаком духовности, общения с богами, духами и источниками сакральных сил. Шаман как бы сливает или соединяет в себе противоположности, а так как его личность сложилась в результате священного брака, ре-лигиозного человека (homo religiosis), то он символически в ритуалах восстанавливает единство Неба и Земли и обеспечивает связь между богами и людьми. Такого рода бисексуальность реализуется ритуально и экстатически; она считается одним из условий, необходимых для преодоления ситуации профанного человека.
Конечная цель и теологическое оправдание ритуальной асексуальности или бисексуальности заключалось в трансформации человека, когда на уровне ритуальной практики или психологического переживания происходит достижение состояний духовного бытия, доступ к которому возможен через медитацию, ритуал или мистическую практику.
"Важно, что в характерном для шаманизма стремлении обрести качество ритуального андрогина, когда оно проявляется в помрачненных формах, просматривается отчаянная попытка с помощью конкретных, психологических средств достичь парадоксальной целостности человека. Иными словами, в этих случаях мы должны жестко различать конечную цель и средства ее достижения. Средства могут быть наивны, а иногда - до странности легковесны, в подобных случаях они могут способствовать успешному соединению противоположностей в конкретном, непосредственном смысле этого термина и переходу на уровень бытия, который уже не является человеческим, - но не является и сверхчеловеческим. Однако сама цель сохраняет свою ценность, даже вопреки неадекватным средствам ее достижения"4.
В большинстве мифов и символов, а также обрядов и мистических техниках, легендах и верованиях просматривается представление о coincidentia oppositorum, воссоединение противоположностей, слияние фрагментов в целое. Основой этого является неудовлетворенность человека жизнью, оторванностью, отделенностью его от мироздания. Эта отделенность представляется в форме разлома, происходящего внутри личности и затронувшая сущностную основу мироздания. Это "отпадение" от целого или "падение" человека повлекло роковые онтологические последствия в изменении структуры мира. Убрать или слить coincidentia oppositorum, значит воссоздать рай, бесконфликтное существование, которое проявляется в различных аспектах Единого, Целого, Абсолютного.
Человеком движет стремление восстановить утраченное единство, оно побуждает его рассматривать противоположности как взаимодополняющие аспекты единой реальности. Опыт экзистенциального существования человека требует примирения противоположностей, нахождения гармонии в своей душе и себя в обществе и мире. В мифологическом мышлении это таинство целостности воплощается в попытках достижения перспективы, когда все противоречия и оппозиции разрешатся. Мистерия обретения целостности для человека является неотъемлемой частью бытийной драмы, которая жаждет освободиться от данной системы зависимости и достичь уровня "целостного" бытия. Культурный контекст целостности у разных народов различен, целостность может выступать как не дифференцированность (хаос) или как существование, обретаемое дживан мукти, или как свобода и благословенное состояние того, кто обрел Царствие в собственной душе. Каждый отдельный случай ведет к своеобразному роду трансцендентности, как освобождению от противоположностей, а попытка освобождения от противоположностей связана с определенным риском и опасностью. Здесь действуют противоречивые чувства у человека, связанные с преодолением противоположностей. С одной стороны, человек стремится бежать от обыденности и достичь трансцендентного уровня бытия, а с другой - боязнь потерять свою "идентичность", индивидуальность и "забыть" себя.
Мы находим здесь очень древнюю символику coincidentia oppositorum (лат.- "совпадение противоположностей"), распространенную повсеместно, засвидетельствованную уже на архаических ступенях культуры, служившей тому, чтобы хоть как то определить и основы сущего, и Ungrund, и парадоксальное состояние целостности, совершенства, и тем самым сакрального единства с Богом5.
В философском энциклопедическом словаре целостность рассматривается как "обобщенная характеристика объектов, обладающих сложной внутренней структурой (например: общество, личность...). Понятие целостность выражает интегрированность, самодостаточность, автономность этих объектов, их противоположность окружению, связанную с их внутренней активностью, оно характеризует их качественное своеобразие, обусловленное присущими им специфическими закономерностями функционирования и развития. Иногда целостностью называют и сам объект, обладающий такими свойствами, - в этом случае понятие "целостность" употребляется как синоним понятия "целое". Указанные характеристики следует понимать не в абстрактном, а относительном смысле, поскольку сам объект обладает множеством связей со средой, имеет мотив в единстве с ней; кроме того, представления о целостности какого-либо объекта исторически преходящи, обусловлены предшествующим развитием научного познания данного объекта"6.
В толковом словаре русского языка слово "целостность" определяется следующим образом: ""Целостность" -1) целостность. 2) Неразделенность, единство. Целостный - 1) Весь без изъяна, полный. 2) Значительный, большой. 3) Невредимый, без изъяна, ущерба. 4) Целое. Нечто единое, неразделенное. Стройное целое. Единое целое".
"Цельно: 1) цельный, с цельными, 2) цельный, из цельного, цельный то же, что целостный, сущность цельности"7.
Если наука добивается успехов в познании различных частей целого, то религия - наиболее эффективна в открывании смыслов жизненной целостности индивида, общества, космоса. Целое не возможно познать с помощью абстрактно-логического анализа, оно не сводимо к сумме всех частей. Религия сакрализует смысл целостностей по причине их значимости для человека, а также по причине их таинственности и не доступности в познании.
"В течение тысячелетий религия накопила много способов осмысления природных целостностей и иррациональных эффектов человеческого действия. "Иллюзия внетелесности" и "мистическое прозрение" являются наиболее важными способами откровения предельных смыслов. Иллюзия внетелесности - попытка умозрительно выйти из собственного тела и прямо, мистически, увидеть универсум, пределы общества и своего народа. Тем самым, открывается сопричастность личного бытия смыслу громадной целостности. Эта иллюзия может оказаться обманчивой, тем не менее, она позитивна, поскольку помогает преодолеть дефицит информации о целом и вытесняет ощущение личного одиночества и заброшенности в мире. Мистическое прозрение - вызывание в себе образа прозрачного мира, когда видны глубинные сущности вещей; этим прозрением также погружаются в самые глубины "Я", преодолевают изнутри себя границы с внешним миром и духовным путем сливаются с Абсолютом"8.
Обычные люди целое воспринимают как конкретное, представленное огромным количеством внутренних противоположностей. Чтобы совместить бесконечное множество противоположностей, необходимо определить их меру тождества и взаимопереходов, тогда возможно будет понять целое при постижении бесконечного. Но человеку можно осмыслить только потенциальную бесконечность как переход от одного конечного (качества) в другое конечное. Г.В.Ф. Гегель назвал этот процесс "дурной бесконечностью".
Антиномизм тоже не сумел постигнуть сущность бесконечного взаимоперехода полюсов целого и считает, что все стороны антиномии должны быть оценены как относительно истинные и проблемно отождествлены друг с другом в определенной мере. Этим антиномизм противостоит эклектизму, софистике и рациональному систематизму, но признает лишь меру и границу относительных и равновозможных истин, не отвергая их совсем и не признавая ни за одной из них абсолютного или подлинного знания. Антиномизм как метод познания целостностей тесно связан с идеей конкретности, конкретность же - всегда целое, сращенное, заполненное своими частями, а части находятся в сложнейших отношениях между собой. Логическое мышление человека способно извлекать из конкретного те или иные аспекты и сосредоточиваться на них, забывая, что абстрактное, то есть отвлеченное, имеет лишь мысленное существование. У великих пророков люди могут получить знание о ранее неизвестных свойствах бесконечных целостностей, что помогает решить ряд мировоззренческих антиномий.
Можно выделить три вида противоположностей в системе экзистенциального бытия человека: 1) взаимопредполагающие, 2) взаимопроникающие, 3) взаимоотрицающие.
Целостность формируется из взаимопредполагающихся или взаимополагающихся противоположностей, а также из взаимопроникающихся или взаимосливающихся противоположностей, которые создают вместе единство, единое, целое, цельное.
Цельность - это вид целостности, где противоположности слиты, они взаимопроникающие, растворенные друг в друге, они создают основу гармонии и основу единого целого, цельного.
Взаимоотрицающие друг друга противоположности ведут к дисгармонии, дискомфорту, они ведут в хаос, который поглощает эти противоположности. Они способствуют разрушению старого качества, открывая путь утверждения нового качества, основанного на взаимопредполагащихся и взаимопроникающихся противоположностях.
Николай Кузанский решал проблемы совпадения противоположностей, как в онтологическом, так и в гносеологическом аспекте.
Совпадение противоположностей в онтологическом аспекте происходит в бесконечном бытии, которое снимает все противоречия конечных вещей, а в гносеологическом аспекте совпадение противоположностей не может быть достигнуто при помощи понятий, относящихся к конечным объектам. Но оба плана у Николая Кузанского неразрывно связаны: бесконечное бытие, заключающее в себе все противоположности, предполагает особый способ познания - ученое незнание.
Это учение о единстве противоположностей и их совпадении уже было развито у неоплатоников в вопросе о единении противоположности бесконечного и конечного. По учению неоплатоников человек в состоянии экстаза может слиться с бесконечным бытием.
Учение христианства о "неслиянности и нераздельности" двух природ Христа тоже содержало в себе идею объединения конечного и бесконечного, связанную с пребыванием Христа в образе человека.
Идея универсальной связи вещей немыслима без их всеобщей связи, то есть допущения совпадения противоположностей, их единства. Любая вещь содержит в себе противоположные тенденции, но поскольку противоположности заключены в одной вещи, то они составляют единство.
"Все состоящее из противоположностей располагается по ступеням различия, одного имея больше, другого меньше и приобретая природу той из противоположных вещей, которая пересилила другую"9.
Качество вещи зависит от преобладающей противоположности. Абсолютное же совпадение противоположностей возможно, по учению Николая Кузанского, только в Боге, как совпадение абсолютного максимума и абсолютного минимума.
Человек стремится обрести свою целостность. Термин "обрести - найти, получить" говорит "о необходимости пытливого поиска, целеустремленной деятельности"10. Обретение своей целостности может быть связано с обретением себя - "обрестись, образоваться, найтись, отыскаться. Обрел опыт уверенности в себе"11, или "обрести покой, семью"12.
Человек ищет или обретает целостность или цельность в зависимости от слияния тех противоположностей, которые он встречает в реальной жизни, и находит свою гармонию с миром благодаря целостности или цельности, в зависимости от поставленных смысложизненных позиций, которые ему доступны в его конкретном, экзистенциальном опыте обретения себя в единстве с Миром и Абсолютом.
Человек как "вид" во Вселенной подсознательно стремится к преодолению своей "индивидуализации" через "обобщение", пределом которого может оказаться Бесконечность или Всеединство, которое в невыразимом виде существовало до Творения. Стремление к бесконечному есть попытка преодоления индивидуального в человеке, такое встречается, например, в практике аскетической медитации или в различных метафизических концепциях, гарантирующих личности абсолютную духовную независимость.
Coincidentia oppositorum (единство противоположностей) или символ тайны целостности, представлен в различных "верованиях", затрагивающих абсолютную реальность, божественную основу мира - Grund - космогонию до Творения, до распада Единого на различные фрагменты. Оргиастические ритуалы, направленные на изменение человеческого поведения, мистические техники, связанные с соединением противоположностей; обряды, символизирующие обретение качеств, присущих обоим полам - все это тайна единения, тайна целостности, которую можно понять как абсолютную свободу и которая превыше Добра или Зла, божественное, трансцендентное, отличное от человеческого, профанного. Эта парадигмальная модель божественного и человеческого предполагает человека - андрогина и его специфическое поведение; андрогин воспроизводится в самом ритуале, в ходе которого участники символически наделяются качествами обоих полов.
1.2 Андрогин - целостный человек
У многих примитивных народов существует обряд инициаций, связанный с достижением половой зрелости человека, который предусматривает предварительное обретение посвещаемым состояния двуполости. Только после обряда инициации человек допускался к половой жизни, так как считалось, что нельзя стать половозрелым мужчиной прежде, чем познано сосуществование двух полов, андрогинности; другими словами, нельзя достигнуть обособленного, резко проявленного статуса сосуществования людей без знания целокупного бытия. Иногда андрогинность человека подразумевается во время церемоний, в период которых мальчиков одевают в женские, а девушек - в мужские одежды. Об этом упоминает Плутарх: "В Спарте женщина, опекающая невесту, выбривает ей голову, одевает ее в мужское платье и обувь, затем возводит на ложе и оставляет одну без света. Муж же входит тайно, чтобы с ней соединиться" (Плутарх. Ликург, 15). В Аргосе невеста в брачную ночь прикрепляет фальшивую бороду 13. На Косе муж облачается в женские одежды, чтобы познать жену14.
Трансвестизм применим и сейчас в некоторых ритуалах, праздничных шествиях, весенних карнавалах и т.д.
В этих обрядах происходит как бы выход за границы собственного "я", трансцендентное преодоление исторически обусловленной ситуации конкретной личности и восстановление изначального порядка вещей, лежащего по другую сторону "человеческого", "исторического" и предшествовавшего основанию человеческого общества. Этот порядок вещей невозможно поддержать в профанное время, в данную историческую эпоху, но человеку периодически необходимо восстанавливать изначальную полноту - нетронутый источник святости и сакральности.
Во время праздников, Сатурналиев, карнавальных шествий идет процесс как бы "опрокидывания", то есть проигрывание шуток, проказ, когда отменяются законы и поведение полов становится "противоположным" своему "нормальному". Происходит формальное соответствие между трансвестизмом и символическим наделением человека андрогинными качествами, с одной стороны, и оргиастическими ритуалами - с другой. В ритуалах происходит воссоединение противоположностей, возвращение к изначальному, нерасчлененному состоянию. Происходит символическое восстановление "Хаоса" - недифференцированного единства, предшествовавшего Творению, возвращение нерасчлененного единого приобретает форму предельного восстановления и прироста сил. Существуют различные интерпретации ритуалов воссоединения целого, которое достигается благодаря символическому уподоблению человека андрогину, либо в ходе оргий, либо в ходе медитаций, однако у них единая цель - обеспечить успешное начало. "Начать" значит "творить", пребывать в процессе творения, получать громадный резерв священных сил.
Представление о том, что все сущее наделено качествами обоих полов вытекает из представления о двуполом божестве как парадигме и начале всего сущего. В основе данной концепции лежит идея о том, что совершенство как Бытие не может быть ничем иным, как целокупным единством, следовательно, целокупной полнотой должно обладать и все сущее. Данная концепция, по мнению М. Элиаде, строится на принципе сoincidentia oppositorum - единства противоположностей, представленной в учении Николая Кузанского. Андрогинная природа многих богов, широкое распространение ритуальной практики с участниками, символически якобы обладающими андрогинными признаками и популярность космогоний, утверждающих, что мир возник из космогонического Яйца или образовался в результате распада изначально единой сущности, имевшей форму сферы - подтверждают различные мифологические концепции Средиземноморья и Среднего Востока, а также античности. Они предполагали образ божества, т.е. конечной реальности в ее неделимом единстве, и одновременно призывали человека достичь этой полноты с помощью ритуалов или мистических техник обретения целостности.
Гесиод в "Теогонии" описывает, что от Хаоса (средний род) рождается Эреб (средний род) и Ночь (женский род). Земля без чьей-либо помощи рождает Небо, т.е. начало было единое, содержащее в себе все возможности, а значит, и все пары оппозиций: Хаос и форму, тьму и свет, женское и мужское и т.д. Двуполость как атрибут божества существует в качестве парадигмы творческой силы. Гера одна рождает Гефеста и Тефона, она - покровительница брака и выступает как андрогин15.
В Лабранде (Кария) почитали бородатого Зевса с "шестью грудями", Геракл меняется одеяниями с Омфалой. На Кипре существовал культ бородатой Венеры, называемой Афродитос, а в Италии почитали лысую Венеру. Дионис выступал как бисексуал - мужчина-женщина. Он из полного и бородатого бога архаики превращается в женоподобного бога эллинского периода.
Андрогинные боги часто встречаются у германцев, в древних религиях Ближнего Востока, Ирана, Китая, Индонезии и у народов архаической стадии культуры: в Африке, Америке, Австралии, Полинезии16.
Большинство божеств растительности и плодородия тоже были андрогинами. Андрогинность в мифологический период была особым средством выражения целостности. Ряд "божественных супругов" были в более поздней переработке переосмыслены как изначально андрогинные существа.
Андрогинность - отличительный знак изначальной целокупности, объединяющей все возможности, поэтому мифический предок человека выступает в качестве андрогина.
Представление о целостности человека передается через идею андрогинности. В словарях дается следующее определение андрогина: Androgynos - двуполый, андрогиния - наличие у особи одного пола признаков другого пола (главным образом, наличие вторичных половых признаков)17. Частный случай андрогина - гермафродит (гермафродитизм, двуполость).
Андрогенез (от греч. andr, м. род., andros - мужчина и генез) - мужской партеногенез - развитие яйца (после проникновения в него сперматозоида) происходит только с мужским ядром, которое наблюдается в случае гибели женского ядра до оплодотворения.
Гермафродит - Hermaphroditos - сын Гермеса и Афродиты, соединенный богами с нимфой Салмакидой так, что их тела образовали одно (но двуполое) существо, а также под этим термином понимают человека с признаками мужского и женского пола.
Гермафродит в буквальном переводе, "сын мудрости", "наш младенец" (лат.). Гермафродит - эмблема изначально целостного человека, Адама, Антропоса. В "Пире" Платона Аристофан излагает миф о перволюдях так: "Они сочетают в себе оба пола - мужской и женский, кроме того, тело у всех было округлое... рук было четыре, ног столько же, сколько и рук... (круг и четверица - обычные символы целостности... Наконец Зевс...разрезал людей пополам, как разрезают перед засолкой ягоды рябины или как режут яйцо волосом. И вот когда тела были таким образом рассечены пополам, каждая половина с вожделением устремлялась к другой своей половине... С той глубокой древности свойственно людям любовное влечение, которое, соединяя прежние половины, пытается создать из них единство и затем исцелить человеческую природу". (189 Е - 193 В). Мифы подобного содержания встречаются в Авесте, в Книге Бытия (Адам изначально был сотворен "мужчиной-женщиной" и лишь затем Ева извлекается из его собственного тела, частью которого она до этого была), в Талмуде, у гностиков... Идея человеческой целостности как преодоления сексуальной дифференциации встречается не только в фантазиях архаической мистики, но и в философской и литературной сферах новоевропейского гуманизма. Многое проясняют слова Ф. Шлегеля: "Что может быть отвратительнее, чем преувеличенная женственность; что может быть противнее, чем преувеличенная мужественность, - а ведь они господствуют в наших нравах, в наших мнениях, даже в лучших творениях нашего искусства... Характер полов никоем не следует далее преувеличивать, но напротив, смягчать их посредством сильного противовеса... Только мягкая мужественность... только самостоятельная женственность наделены подлинностью, истиной и красотой ... На деле мужественность и женственность, как их обычно понимают, суть опаснейшие помехи человечности"18.
К. Юнг выделяет три этапа полового развития в человеческом обществе. На первом этапе действует бессознательное, которое на определенной своей глубине обоеполо; эта грубая недифференцированная цельность выражена христианскими обрядами гермафродитов в архаическом мире и в античном искусстве. Сознание отражает половую дифференциацию в виде идеалов "мужественности" и "женственности", создавая общую их форму, форму цельности. На этом этапе отношения между полами подчинены жестким стереотипам и затруднены взаимным непониманием, ведущим к слепой идеализации или недоверию. На следующем этапе человек, приобретший сознательное отношение к собственному бессознательному, открывает психологические возможности противоположного пола, но не в собственном "половом" смысле, то есть не в смысле "извращения", речь идет о "мужских" и "женских" особенностях мировосприятия в целом, а в себе самом. Это создает предпосылки для интеграции собственной личности и для проясненного, освобожденного от превратных моментов отношения к лицам противоположного пола, для высвобождения человечности, что происходит уже на третьем этапе развития общества. Например, в искусстве Иисус Христос уже представляется не образом "мужчины", но образом "человека", человечность которого включает определенные черты, которые были бы исключены из "мужественного" образа как "девические" и потому неуместные. Демонстрируется не лицо того или иного пола, культивирующее в себе черты этого пола, а свободная человеческая личность, с полной ясностью и уравновешенностью противостоящая познаваемому миру.
"Сын мудрости" связан с идеей гомункулуса и одновременно с образом Христа, мать которого, Мария, определенным образом соотнесена с мифологией Софии - Мудрости.
Андрогин и гермафродит - не одно и то же, в гермафродите оба пола сосуществуют физически. Греки убивали детей, рожденных с признаками гермафродита, а андрогин представляет идеал совершенства, оба пола в нем духовно слиты. Это другой тип человека, это - совершенный, целостный человек, обладающий как бы третьим полом и который исчез (Платон "Пир") и сохранилось лишь название, употребляемое как бранное слово - андрогины, и что они сочетали в себе оба пола - мужской и женский ("Пир", 189 Е). Появления ребенка-гермафродита на свет означало ошибку природы или знак немилости богов, поэтому такое дитя следует уничтожить. Андрогин же, явленный в ритуальных практиках, служил лишь идеальным образцом, ибо он заключал в себе не множественную совокупность анатомических органов, а символизировал единство магически-религиозных сил, принадлежащих обоим полам.
Идеализация человека религиозного - "homo religiosus"19 заключена в том, что человеческие качества подчинены этическим императивам "космической" иерофании, и что идеальный образ человека, обладая определенным качеством, пусть и замутненным историческими условиями существования, стремится к вечному возвращению к истокам, воссоединению человека с Космосом.
"Симон Маг тоже имел представление о неком "первоначальном духе", андрогине, которого он именовал arsenothelus (мужчина-женщина). Этот первоначальный "дух" обладал, так сказать, двумя сущностями: горним духом (nous), который был отцом, и дольней душой, коей была женщина - созидательница всех вещей. Другие гностики, докетисты, верили, что эоны, антропологические ипостаси Космоса были андрогинами. Представления о Высшем духе как андрогине, бытовавшие в позднюю эллинистическую эпоху в гностической литературе, обусловлены исходной концепцией, идентифицировавшей Logos ("Слово", "Разум") и Antropos ("Человека"). Подобное равенство подразумевается всеми гностиками в "Евангелии от Иоанна", в "Посланиях" ап. Павла и в "Апокалипсисе" (XIX, 14). Святой Климент, впрочем, отчетливо говорит об андрогинном характере Высшего Антропоса. Из андрогинности Логоса-Антропоса, верифицированной и космической, и сотериологической функциями, следует его феминизированная ипостась. Логос идентичен Софии у Филона Александрийского, а в метафизике апостола Павла София соответствует Логосу по "Евангелие от Иоанна". Как можно заметить, даже в христианской теологии сохранились эллинистические определения высшего Духа, имплицитно мыслимого в качестве андрогина, т.е. идентифицированного с женской своей ипостасью (altheia, sophia). Но гностики довели до крайности концепцию андрогинности Логоса, которая совершенно симметрична концепции андрогинности Адама. В "Evangelium Maria" светоносный образ сокровенного Духа, Протоантропоса (соответствующего Логосу из "Евангелия от Иоанна"), есть его Эннойа, односущностная ему"20.
Эннойа (греч. "помышление") в учениях гностиков - первая творческая мысль Бога, а также особый эон, воплощение олицетворенного "помысла" Софии, желающего слиться с высшим Божеством, неоформленная субстанция тоски, печали и одновременно творческое стремление к оформленности; именно с помощью Эннойи Бог-Демиург творит мир21.
Повсеместно в архаических цивилизациях андрогин рассматривался как совершенный человеческий тип. Гностики утверждают, что совершенство невозможно без воплощения первоначального Адама. Человек возвращается к первозданности, в состояние неопределенности, предоформленности, в момент "всеединства", невыраженного, нерасчлененного на качества и полярности. Только тот, кто достиг подобного состояния, может надеяться на слияние с божеством. К Богу не могут приблизиться индивидуализированные сущности, качественно ограниченные. Таким образом, мы имеем дело с "единением" через возврат к аморфности и неопределенности.
Фактически, происходит реинтеграция духа в первозданное состояние, стремление к воссоединению, к обретению цлостности, сформулированному то в мифологических, то в теологических понятиях.
Здесь угадывается жажда к упразднению условий человеческого существования - та самая жажда, которая толкает христианских мистиков к совершенствованию вплоть до растворенности в божестве, а индийских аскетов - к преодолению любыми средствами условий своего человеческого существования к тому, чтобы стать бесстрастными и бесчувственными подобиями камня. Андрогинность, к состоянию которой стремились гностики, была реализацией архетипа некоего Адама, еще не осознавшего себя самого, ибо он был двуполым, следовательно, не определившимся.
Рождение Евы из ребра Адама в том виде, как он дошел до нас в главах первой (ст. 26-28) и второй (ст. 211-222) "Книги Бытия", очень рано дало повод для бесконечных толкований в среде еврейских книжников. Часть таких толкований и комментариев раввинов, начиная с александрийской эпохи, дошла до наших дней. Действительно, если Ева сотворена из ребра Адама, то можно допустить, что Адам был андрогином, он соединял оба пола. "Рождение" Евы было, таким образом, в буквальном смысле разделением изначального андрогина на два - мужчину и женщину. Кажется, именно такой смысл придавало толкование раввинов библейскому тексту: "Адам и Ева были сотворены соединенными по плечи спиной к спине; тогда Господь разделил их ударом секиры или разрезав их надвое. Другие полагают иначе: первый человек (Адам) был мужем с правой стороны и женой с левой стороны; Господь же разделил их на две половины"22.
"И сотворил Бог человека по образу Своему... мужчину и женщину сотворил их" следует скорее всего понимать как "мужчиной и женщиной сотворил его". Поскольку Адам - "первый человек", то он должен быть сотворен андрогином, потому что почти во всех религиях изначальный человек был представлен андрогином. Яма - первый человек в индийской мифологии - означает "близнец"; в более поздних текстах становится известным, что у него была сестра Ями, как и в иранской традиции у Йимы была сестра-двойник Йима. Эти "парные первопредки" в действительности являются более поздней и рационализированной версией мифа о "первочеловеке", который был андрогином.
Равве Иеремия Бен Елиазар утверждал, что Адам был двуполым и с двумя обличьями: одним - мужским, другим - женским. Равве Самуил Нахман верит, что изначально человек был сотворен "двойным", будучи, соединенным с женщиной спина к спине, пока Господь не разделил их на две половины. Другому комментатору Библии известно, что Адам вначале был андрогином, обладал двумя обличьями и хвостом, а также был с одной стороны мужчиной, а с другой стороны - женщиной23.
Идея андрогинности Адама сохранилась в иудаизме, в мистических и каббалистических текстах и более древних упоминаниях, а также во всех религиозных традициях. Первый человек Адам был андрогином, как и Яма или Куруна австралийцев.
Андрогинность является слиянием противоположностей в одной и той же индивидуальности. В древней ритуальной практике мужчины одевались в женскую одежду, воплощая на некоторое время единство полов - состояние, которое помогало ему овладеть определенным осмыслением цельности космоса и которое он не мог бы достичь при разобщенности полов, отстранявшего его от изначального состояния первопредка - Адама-Евы.
Все инициации первобытных племен связаны с тем, чтобы объединить оба пола в одном индивиде. Цель обрядов - воплощение андрогинности, возвращение изначальной цельности, целостности. Смысл обряда инициации заключается в том, что нельзя стать человеком, не побывав цельным человеком, совершенным, "пращуром", когда еще он не превратился в Адама и Еву, а был Адамом-Евою.
В мифах и обрядах человек стремится стать андрогином, вернуться в состояние "всеединства", нераздельности "первопредка".
Божества древних народов тоже были андрогинами, как и Пуруша - космический гигант, Шива-Кали - одно существо, Нун-Нунит, Ра-Раит..., ибо божество не может проявить себя максимально действенно, если не обнаружит своей "цельности", своей абсолютной сущности, т.е. превосходящей все определения и ограничения.
В древнеиндийских и древнеегипетских религиях существуют многочисленные примеры, когда божество называли "отцом и матерью", из божественной субстанции божества без всякого вмешательства родятся миры, природа, человек. Из андрогинности божества следует моногенез или автогенез. Божество самодостаточно и порождает самого себя.
Разделение полов было частью общего космического процесса, разделение сущности началось в Боге и продолжалось на всех уровнях, пока не затронуло природу человека. Поэтому воссоединение сущности должно начаться с человека вплоть до Бога. В Боге же разделение уже невозможно, ибо Он есть Все и Одно, ибо разделение полов есть последствие греха, но затем мужское и женское сольются и последует эсхатологическое воссоединение Круга Земного с Раем. Христос предвосхитил это конечное воссоединение. Эриугена, цитирует Максима Исповедника, который писал, что в природе Христа два пола объединились, ибо в "Воскресении Он не был ни мужчиной, ни женщиной, хотя родился и умер мужчиной"24.
Святой Ипполит сообщает, что Симон Волхв называл начальный дух arsenothelys - "мужчина-женщина" (Ippolitus Ieronimus Refutation omin. Haer. IV, 18).
Секта нахашенов называла небесного человека Адамас, а земной Адам был лишь прообразом небесного архетипа, но, тем не менее, он тоже был андрогином, а, поскольку весь человеческий род произошел от Адама, то arsenothelys присутствует в каждом человеке, его духовное совершенство достигается ничем иным, как открытием в себе андрогинной природы. Высший дух, Логос, тоже андрогинен. Окончательное воссоединение "духовного" начала с "животным" и материальным произошло в Иисусе, сыне Марии, так утверждает св. Ипполит. (Ippolitus Ieronimus. Refutation omin. Haer. V, 6).
Учение нахашенов выделяет в космической драме как бы три действия: 1) изначально существовал Логос, божественное и вселенское целое; 2) падение повлекло за собой раскол Творения и рождение страдания; 3) с пришествием Спасителя бесчисленные фрагменты, составляющие Вселенную, воссоединились внутри Него в одно целое. Поэтому нахашены считают, что процесс андрогинизации является одним из этапов обширного процесса восстановления Космоса как целого.
В "Посланиях Евгноста Благословенного" (гностический раннехристианский трактат, написанный на коптском языке от IV в., предположительный перевод с греческого текста II в.) говорится, что Отец породил из себя андрогинное человеческое существо, которое, соединившись с Софией, породило сына, бывшего андрогином. "Этот сын есть первый Отец порождающий, Сын Человека, называемый также светоносным Адамом... Соединяясь со своей Софией, порождает он великий андрогинный свет, который по мужскому своему имени зовется Спаситель, Создатель всего сущего, по женскому же - София, мать всеобщая, так называемая Пистис. От этих же двух рождены шесть пар духовных андрогинов, что порождает сперва 72, затем 360 иных сущностей..."25.
Так описан процесс, начавшийся с андрогинного Отца, который повторяется на нисходящих уровнях, каждый из которых удален от "Центра", в котором находится автохтонный Отец.
Гностические идеи нашли свое подтверждение в "Евангелии от Фомы". Иисус обращается к ученикам со словами: "Когда вы сделаете двоих одним, и когда вы сделаете внутреннее как внешнее и внешнее как внутреннее, и верхнее как нижнее, и когда вы сделаете мужчину и женщину одним, чтобы мужчина не был мужчиной и женщина не была женщиной <...> тогда вы войдете [в царствие]".
В другой раз Иисус говорит: "Когда вы сделаете двух одним, вы станете Сыном человека, если вы скажете горе "сдвинься", она переместиться". Формула: "сделать одним" встречается в Новом Завете (Иоанн, XVII, 11, 20-23; Римл., XII, 4-5; I Коринф. XII, 27 и т.д.)
Согласно "Евангелию от Филиппа" (Кодекс X) из библиотеки Хенобоскина), разделение полов - сотворение Ева из тела Адама - стало началом смерти. Христос пришел, чтобы снова исправить разделение, которое произошло вначале, объединить обоих и тем, кто умер в разделении, дать жизнь и объединить их. Апостолы Павел и Иоанн считали андрогинность одной из характерных черт духовного совершенства, ибо стать "мужчиной и женщиной" или быть "ни мужчиной, ни женщиной" - эти оба тезиса связаны со смыслом метанойи - абсолютная реверсия всех ценностей. "Быть мужчиной и женщиной" звучит не более и не менее парадоксально, чем "стать как дети", "родиться вновь", "пройти узкими вратами".
Гермес Трисмегист, посвящая Асклепия в Знание, говорит ему "Бог не имеет имени - или же ему принадлежат все имена, ибо он есть Один и Все". Он бесконечно богат плодовитостью обоих полов и вызывает на свет все вещи, которые хотел бы сотворить.
"Итак, ты говоришь, что Бог обладает обоими полами, Трисмегист?" "Да, Асклепий, и не только Бог, но все существа, имеющие душу или живущие жизнью растительной"26.
Одной из центральных идей, встречающихся в некоторых гностических сектах, является миф об андрогине, унаследованный от греко-восточной античности и интерпретированный в соответствии с христианской теологией. Андрогин - это совершеннейший человек, как "изначальный архетип", то есть "цельный". В то время как в гермафродите раздельное существование полов преувеличено, то в андрогине происходит слияние полов, их совершенное сочетание породило новое не поляризованное сознание.
Гностицизм претендовал на то, чтобы быть истинным последователем Спасителя, утверждая, что лишь ему доступно Его учение, что только он вправе его распространять. Не всякий мог стать гностиком, хотя всякий мог стать христианином через послушание и таинство крещения. Гностические секты принуждали своих членов к длительной теоретической подготовке и серьезной мистико-аскетической медитации для постижения тайного знания. Гностики считали, что человек достигнет тогда совершенства, когда овладеет состоянием андрогина, вот тогда и наступит совершенное Царство Божье на земле.
По теории гностической секты нааситов архетип - небесный человек, названный Адамом, является андрогином. Адам, земной человек, есть лишь подобие небесного человека, и как таковой он тоже - андрогин. Поскольку все люди происходят от Адама, то в каждом из них есть это качество. Чтобы достичь совершенства человек должен искать и выявить в себе андрогина. Способы, которые предлагаются нааситами для достижения совершенства через андрогинность, весьма любопытны: магия и отказ от своего пола. Действительно, как благодаря магии, так и в результате аскезы можно устранить профанное человеческое состояние, что означает воплощение изначального состояния, невыраженного, свободного от любого качества и особенностей. Андрогинность Адама, небесного человека, с другой стороны, симметрична в гносисе нааситов андрогинности Высшего Духа - Логоса. Это конечное воссоединение в Логосе, в цельности его предсуществования, имеет духовную (спасение) и космологическую значимость (всеединство Творения). В действительности проблема Логоса - Антропоса может быть сведена к следующим моментам, имеющим решающее значение, как для существования Космоса, так и для духовного существования человека: 1) первичный Логос существовал как единство, целостность Вселенского и божественного; 2) происходит падение, деление Логоса, Абсолюта на части, страдание; 3) Спаситель воссоединяет в своем универсальном Всеединстве все сущее, расщепленное на миллион индивидуальных сущностей. Это гностическое видение конечного воссоединения является космическим фоном, на котором совершается "всеединство", воплощенное андрогинностью. Гностицизм уделяет центральное место в своих теориях мифу об андрогине и андрогинности как необходимому условию совершенствования человека.
Миф об андрогине укоренен в истории и протоистории, он встречается в Азии и Европе почти повсеместно. У Платона "природный человек" был шаровидной формы. Шар, круг - это совершенные формы. У человечества всегда было стремление к совершенным формам: бесконечная форма, мистика геометрии и андрогинность (геометрическая мистика пифагорейцев, натурфилософия Возрождения...). "Круглое" является архаической формулой неделимой цельности, "единение" всех противоречий, изначального совершенства. И когда бы человек, будь он "первобытным" или же мудрым, как Платон, ни пытался определить совершенное человеческое состояние или космическую гармонию, он пользуется этим символом.
Итак, изначальный человек был двуполым (Адам, Яма, Йима, Куруна...). Подобного рода антропология, утверждавшая совершенного человека "всеединым", то есть андрогином, сохранилась не просто в качестве мифотворчества. Она продолжает быть действенной в жизни соответствующих общностей и служит не только идеальным образцом, к которому должен стремиться человек, но также и теоретической моделью для целого ряда ритуальных практик исключительной важности. Скорее всего, первоначальный Адам-Йима-Яма был не просто абстрактной схемой или спекуляцией мистиков, но, прежде всего, коллективным представлением, которое усваивалось людьми в ходе традиционных ритуалов, празднеств и обычаев, и в ходе которых отрабатывался коллективный, религиозный опыт. Во время проведения оргий или карнавалов на утилитарном уровне добивались "всеединства", то есть слияния священного и профанного, добра и зла, мужского и женского в переодевании одежд, преодоления условий человеческого существования, совпадения противоположностей, а в итоге - возвращение к неопределенности, к аморфному состоянию. "Смена одежд" идеально согласуется с оргиастической практикой слияния противоположностей в одной и той же индивидуальности, так как андрогинность тоже является слиянием противоположностей. Мужчина, одевший себя в женскую одежду, не становился женщиной, но на время якобы воплощал единство полов.
Все обряды инициаций преследуют цель объединения обоих полов в одном индивиде, то есть приобщения к андрогинности. Даже хирургические операции, которым подвергаются новообращенные юноши и девушки, проделываются с целью обращения в андрогина, возвращения к первоначальной целостности. Смысл обрядов инициаций заключается в том, что нельзя стать человеком, прежде чем не будешь цельным, совершенным. Нельзя стать мужчиной или женщиной, если раньше не был андрогином. Условия человеческого существования, всегда трагичные в силу своей поляризации, их тогда можно вынести, если предварительно испытал изначальное существование, связанное с блаженством и совершенством, став "пращуром" до того, когда он еще не превратился в Адама и Еву, а был Адамо-Евою. Стремление человека к совершенству было свойственно людям с древних времен и оставило свой след в ритуалах, то есть попытках человека приобщиться к абсолютной реальности. Во всех мифах и обрядах человек стремится к возвращению в состояние "всеединства", нераздельности "первопредка".
В гностических сектах Христос представлялся как андрогин, Спаситель представлял идеал совершенного человека (Антропос-Логос). Существует определенная симметрия между человеческой и божественной андрогинностью, ибо человек даже в самых примитивных религиях отражал образ Божий. Человеческое совершенство (в результате воссоединения полов) могло обрести для себя идеал только в андрогинности божества.
Божество у всех народов представляло некую абсолютную Реальность и Силу. Божество владеет всеми атрибутами, а также невыраженными аспектами небытия, божество представлено в его непроявленности, невыраженности. Поэтому задолго до религиозной и теологической мысли двуединство божества было представлено не категориями метафизики (суть - не суть), не категориями теологии (манифестирован - не манифестирован), а биологическим термином (бисексуальность), так как древняя онтология выражала себя с помощью биологических терминов. Женщина и мужчина в биологических терминах выражали космологические начала, в которых присутствовало сосуществование противоположностей. Идея андрогина столь тесно связана с земледельческими божествами, которых называли то ли женщиной, то ли мужчиной, превращала людей во время праздников ритуальным переодеванием в андрогина. Не только человек, но и все Творение стремиться к возвращению в подлинное первоначальное состояние.
Индийская йога направлена на усовершенствование человека в результате его уподобления с одной из "божественных пар", то есть с андрогином. За этой практикой стоит представление о том, что человек может достичь подлинной духовной независимости только при полном преодолении "крайностей", ограничений, разрушающих его космический опыт и в силу этого препятствующих познанию реальности. "Мистические свадьбы", о которых говорят индийские тексты, направлены именно на осуществление этого человеческого двуединства, подражая двуединству божества.
Представление об андрогинности богов сохранилось у греков даже в поздней античности. Аттис, Адонис, Дионис - боги растительности, известные всем средиземноморским культурам, - были андрогинами, как и боги космического плодородия, почитавшиеся под родовым именем Великой Матери. Божество не может проявлять себя максимально действенно, если не обнаружит своей "цельности", своей абсолютной сущности, то есть превосходящей все определения и ограничения.
Проблема пола у богов или "божественные пара" как установили религиоведы, в основном оказывается позднейшим домыслом или же несовершенными формулами изначальной андрогинности, характерной для всякого божества. В египетской, вавилонской, индийской религиях существуют многочисленные примеры, когда божество называли "отцом и матерью", из божественной субстанции рождаются миры, природа, человек. Множество мифов повествует о том, что бог породил сам себя, он - самодостаточен, эти же мифы присутствуют во всех неоплатонических и гностических учениях конца античности. Человек мог обрести на земле андрогинность в церемониях или обрядовой деятельности, на земле для человека андрогинность оставалась воображаемым состоянием, в котором он получал целостность с миром, а потом вновь возвращался в условия расколотого, расщепленного бытия. Попытка воплощения целостного, изначального состояния постоянно предпринималась человеком. Но постоянно никто не может находиться в священном состоянии, даже священнослужители и шаманы возвращаются в свое обычное профанное состояние после ритуала таинства. "Священное" не может переживаться человеком постоянно. Так и с андрогинностью, состоянием, которое дается человеку на очень короткий срок, на малое мгновение, но связанное с ощущением полного блаженства, состоянием Адама, первого человека. Во время состояния андрогинности в душе каждого мистика совершается "божественное бракосочетание" и перед божеством любое религиозное сознание ведет себя как "невеста".
"Это мистическое бракосочетание, однако, не может пониматься только в качестве несомненного свидетельства присутствия божества в человеке, но оно имеет и иной смысл, сокровенный: человеку дано приближаться к божеству лишь в силу его совершенства; и прежде чем познать Господа, его душа обязана "восполнить себя", стать архетипом, стать Адамом-Евой начал времен, человеком до грехопадения..."27.
Это переживание "встречи" с Абсолютом, как религиозный опыт человека происходит в очень короткий срок, но качественно влияет на него, он становится религиозным человеком - "homo religiosis". Ритуальная андрогинность дается в некоторых моментах по случаю больших празднеств религиозной общины, длится не более мгновения, но затем оставляет тоску по этому состоянию, как самому совершенному, которое удалось испытать человеку.


ГЛАВА 2
Целостность человека
2.1 Философское понимание целостности человека
"Антропологический путь, - писал Н.А. Бердяев, - единственный путь познания вселенной, и путь этот предполагает исключительное человеческое самопознание. Лишь в самопознании и самочувствии открываются божественные тайны"28.
В христианстве человек представлен в образе и подобии Бога, вмещая в себя "всю полноту божества" (Кол. 2, 9). "Человек как порождение Божие несет на себе печать сакральности, святости. Отблеск божества в душе человека и есть его духовная сущность. Именно она центрирует все его мирожизненные проявления. Человек бессмертен, так как наделен вечным и неуничтожимым Духом. В то же время Дух заключен во временную и смертную телесную оболочку. Исходящие от нее искусы должны преодолеваться систематическим служением Богу, себе как Богу, так как Царство Божие - внутри Человека"29.
Как указывает Л. Фейербах: "Собственная сущность человека есть его абсолютная сущность, его бог; поэтому мощь объекта есть мощь его собственной сущности"30.
Человек изначально обладал повышенным интересом к самому себе, строил метафизические версии о своих сущностных силах и о связи с Миром, поэтому раннее мифотворчество пронизано мировоззренческими проблемами человеческого существования, выяснением места и роли человека в целостном космосе.
Определяющим лейтмотивом мифологии является синкретичность внутреннего и внешнего мира, где центром Вселенной выступает человек. Теогонический взгляд на генезис человека был отработан в мифологическом сознании задолго до появления христианства. Каббала формулировала учение о Небесном человеке (предтечей человека она называла Адама Кадмона), весь мир имеет его образ и подобие. Этот антропокосмизм сохранился в астрологических книгах Манилия и Фирмика, в главном сочинении египетской астрологии Нехепсо и Петозириса.
С возникновением христианства в мистике и апофатическом учении о сущем, тео- и антропогенез начинают рассматривать в их органическом трансцендентном синтезе. "Первый человек из земли перстный, второй Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные, и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носим образ перстного, будем носить и небесного" (I Кор. 15, 43-44).
"Миро-воззрению Человека всегда предшествует его миро-творение. Мир есть не что иное, как обмирщвленный Человек, а потому не Человек рождается Миром, а Мир творится Человеком, антропогония трансцендентно предшествует процессу миротворения, а не наоборот"31.
В мифологическом аспекте генезис человечества носит печать таинства, которое раскрывается мыслящему человеку в акте веры, а не знания.
Ю.М. Федоров рассматривает катафатический и апофатический способы решения проблемы соотношения Абсолюта и Человека как предшествующего в символической реальности, еще не проявленного, не овремененного Ноумена.
Мифологическое сознание, вобравшее в себя катафатический и апофатический опыт самопостижения, выявляет синтез человеческого и божественного, абсолютного и релятивного в Первосущем. "Человек предсуществует в Боге как его Образ и Подобие, которые, постепенно объективируясь, овременяясь, овнешняясь в перманентном теогоническом процессе, плавно и незаметно переходят в антропологию, в процесс становления Человека как такового"32.
Эта идея была отражена в учении Шеллинга о трансцендентных основах генезиса Человека ("Философия мифологии", "Философия откровения"). Становление человека шло в мифологическом сознании антропологически и теологически. Потенции Бога развертываются и актуализируются в Мире через процесс становления человека как Человека. "В теологии потенцируется Человек, в антропологии актуализируется Бог. В антропологии Образ и Подобие Бога обретают свои воплощенные человеческие формы"33.
Христианство в образе Христа синтезировало божественное и человеческое - Богочеловека. "Если человек имеет образ Божий, это значит, что и Бог имеет образ человека..."34.
Предвечное, предсущее в качестве образа и подобия Бога совмещает Человека и Бога трансцендентно, генетически, мифологически, метаисторически. Поэтому сам процесс теогонического воплощения Человека как образа Бога является трансцендентным содержанием антропологии. "Средствами трансцензуса, выхождения за верхнюю бездну Бытия, в Предсущее, в Хаос. Субъект в состоянии заново творить Мир во все расширяющихся его экзистенциальных формах"35.
Как Образ человек предшествует Абсолюту, содержит все будущие формы, которые в нем проявятся в ходе исторического и конкретного генезиса.
В русской религиозной философии по-разному рассматривалась целостность Бога и человека.
Например, в "Чтениях о Богочеловечестве" В.С. Соловьев определяет Абсолют как организм метафизических "существ", понимаемых в духе платоновских идей и наделенных волей, мышлением, представлением. "Отпадение" от Абсолюта материального, раздробленного мира предстает как результат эгоистического самоутверждения отдельных метафизических существ. Поскольку человеческие личности входят в их состав, В.С. Соловьев вынужден говорить о наличии в человеке двух "измерений": божественного, абсолютного и земного, эмпирически относительного. Идея Богочеловечества также приобретает двойное значение. С одной стороны, каждый из нас, будучи причастный единству Софии, совместно со всеми причастен божественному совершенству; в этом смысле идея Богочеловечества - это выражение уже реального божественного состояния человека. Но, с другой стороны, признание самостоятельности эмпирического, земного бытия человека ведет к пониманию Богочеловечества как не совершенного земного объединения людей, осуществляемого ради борьбы за совершенство в этой земной жизни.
Два смысла Богочеловечества у В.С. Соловьева отражаются в двух различных интерпретациях образа Христа. С одной стороны, Христос - это онтологически реальное божественное единство всех метафизических существ, всего мира, - личностное выражение этого единства. Для земного человека такой Христос оказывается сверхчеловеческим объектом поклонения, а не конкретной исторической личностью. В рамках второго понимания Богочеловечества Христос - это конкретный человек, впервые осуществивший в себе свою божественность - т.е. продемонстрировавший тот идеал, к которому должно идти человечество для обретения целостности с Богом и с Абсолютом.
Традиционная метафизическая модель человека сохраняла свое влияние в значительной степени из-за того, что использовала для обоснования отношений человека с миром интуитивно ясную модель отношений части и целого, предполагающую, что целое "больше" части и часть не может быть тождественна целому.
В концепции С.Л. Франка осуществляется метафизическое развертывание принципа единства человека и мира. Тот мир, в котором живет каждый из нас и который мы все считаем нашим общим миром, на самом деле складывается из отдельных "измерений" или "срезов" - отдельных предметных мирков, сформированных, явленных к бытию через отдельные эмпирические личности и совпадающих в некоторой общей части, потому что все они есть "явление" одного и того же конкретного содержания абсолютного бытия.
Ключевое противоречие метафизической системы Франка - это противоречие между идеей предсуществующего Абсолюта (абсолютного бытия) и идеей первичности человеческой личности как основополагающей сферы, где задаются все возможные формы бытия и все смыслы бытия.
Очень своеобразно понимается принцип связи Бога и человека Л.П. Карсавиным. Он признает во всеединстве множественность, разъединенность не менее важной характеристикой, чем единство; наиболее глубокое описание всеединства должно быть связано с устранением самого противопоставления единства и множества. Это достигается за счет радикального "замыкания" всеединства: самый "незначительный", "мельчайший" элемент всеединства необходимо признать тождественным всеединству как целому.
Тождество всеединства как целого и любой его части означает, что основополагающая интуиция всеединства, задающая его диалектическое содержание, может относиться к любой его части, любому элементу, все, что можно будет сказать об этом элементе (в его отношении к своим собственным частям), будет справедливо и по отношению к всеединству как таковому. Человек, несомненно, обладает такой интуицией по отношению к своей личности. В результате, приведенное рассуждение дает обоснование тому методу построения диалектики всеединства, которую Л.П. Карсавин использует в книгах "Философия истории" и "О личности".
С.Н. Булгаков в своей работе "Свет невечерний" писал: "Бог абсолютен. Поэтому абсолютность в каком-то смысле присуща и Его образу, ею запечатлена природа человека. Бог трансцендентен миру, его абсолютное НЕ, каким знает Его отрицательное богословие. И эта черта должна быть присуща человеку как носителю Его образа, ее мы находим как выражение первоначального самосознания и самоопределения, даваемого еще человеческим духом. Человек трансцендентен миру и в этом смысле свободен от мира, есть не-мир. Он не исчерпывается никаким что, не определяется никаким определением, но есть, как и Бог, абсолютное не-что. Всякую мировую данность он себе внеполагает и противопоставляет, как некое что, сам, оставаясь от нее свободным и ей трансцендентным. Больше того, человек трансцендентен и самому себе во всякой своей эмпирической или психологической данности, во всяком самоопределении, которое оставляет ненарушенным покой его абсолютности и незамутненной ее глубину"36.
Антропологический и теогонический процессы как бы сливаются. "Всякое творение есть как бы конечная бесконечность или сотворенный бог"37. Микрокосм есть часть Макрокосма и наоборот, как утверждал П.А. Флоренский.
Не только человек предшествует вечно и бесконечно в Боге, но и Бог самопорождается лишь в перманентно становящейся экзистенции человека. Н.А. Бердяев даже проводит мысль, что Творец возникает вместе с творением, Бог возникает вместе с человеком. Он полагал, что здесь присутствует двойная тайна: тайна рождения человека в Боге и Бога в человеке, поэтому нужно говорить о предвечной человечности в Боге, ибо существует предвечный человек38.
Итак, русские философы серебряного века своеобразно обосновывают мысль о том, что мир создается единым теогоническим процессом, в котором Бог самотрансцендируется, а Человек самоактуализируется, а в системе объективирования и воплощения Бог проявляется через человека, а человек должен реализовать себя в качестве Бога, достигая в своем самобытии органического "всеединства".
Антиномизм как метод познания целостностей связан непосредственно с идеей конкретности. Конкретное всегда представлено целым, целостным, заполненным своими частями и находящийся в довольно сложных отношениях друг с другом. Логическое мышление человека способно извлекать из конкретного лишь определенные части, аспекты, сосредоточиваясь на них, забывая, что абстрактное имеет лишь мысленное существование. Русская религиозная философия ориентировалась больше на описании конкретного целого, не желая ограничиваться рационалистическим абстракционизмом.
Собрать назад конкретное из суммы абстрактных определений целого почти невозможно, метод восхождения от абстрактного к конкретному не достигает своей цели. Н.О. Лосский считал, что ядро конкретного бытия - не родовая и видовая сущность, поэтому не может быть подведена под определенный класс предметов. Конкретное бытие представляет собой индивидуальное целое и имеет приоритет над отвлеченным, поэтому не допустимо поглощение личности родом, обществом, государством, Вселенной. Он считал, что к такому представлению о конкретном склонялись И.В. Киреевский, А.С. Хомяков, В.С. Соловьев, П.А. Флоренский. С.Н. Булгаков. Н.А. Бердяев, Л.П. Карсавин, С.Л. Франк и другие русские философы. В основе всякого реального бытия лежит конкретно-идеальное начало - субстанциальный деятель.
"В каком-то смысле Бог - самоосновная причина нас самих и не предшествует нам во времени"39.
2.2 Теологическое понимание целостности человека
Теологи тоже развивают антропологическую концепцию видения мира. "И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, и да владычествует он над рыбами морскими, и над птицами небесными, (и над зверями) и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле" (Быт. 1: 26).
Предоставив человеку поименовать элементы проявляющегося мира, Бог тем самым осуществил передачу ему одной из сакральных своих демиургических функций, придал сакральный характер его символизирующему сознанию. Как отмечает С.Н. Булгаков: "Нет сомнения, что это наречение имен не было произвольным выдумыванием кличек: имя есть выражение сущности, опознаваемой человеком. Поэтому наречение имен было как бы духовным завершением творения. В своем душевном всеорганизме человеческий дух обрел и познал все живое"40.
Православие признает необычность самого Божественного творческого акта в отношении человека, который постоянно должен восходить к Богу, ибо ему дан образ и подобие Божие. Этим якобы задаются человеку его духовные ориентиры.
Антропологизм православной концепции мироустройства представлен не только догматом о сотворении Богом Адама по Образу Своему, но также патристикой православной церкви.
Антропоцентристская православная картина мира о тварности бытия настраивает верующих патристической и святоотеческой литературой на православное видение мира, на постижение себя как человека, признанного соединить весь строй Неба и Земли, подойти к идеалу Божественного совершенства и всеобщей целостности Бытия.
Библейское предание, повествуя о сотворении человека, гласит: "И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его, мужчину и женщину сотворил их" (Быт. 1: 27).
Есть различные трактовки этого пункта библейского мифа. Одни утверждают, что наряду с Адамом - первочеловеком - мужчиной была создана первоженщина Лилит, которая затем была уничтожена (ибо спорили Адам и Лилит "кому быть сверху"), а уже после из ребра Адама была создана Ева. Другие говорят о наличии в Адаме сразу и мужского и женского начала. С этой позиции Адам, сотворенный по образу и подобию Божьему, был в скрытой полноте своей - Адамо-Евою, т.е. в существе Адама сокрыта была и Ева, будившая в нем грезы о "подруге жизни". Андрогин - это индивидуум с колебанием пола, который, по мнению В.В. Розанова, не мог вести нормальную жизнь, как древнюю, так и новую, как языческую, так и христианскую.
Если обратиться к О. Вейнингеру, то он считал, что всем свойственно "двуполое, бисексуальное строение всякого, даже самого высшего организма..."41, что признаки другого пола всегда остаются, а не исчезают и у однополого индивидуума, как индивидуума растительного и животного, так и человеческого. Все особенности мужского пола можно найти хотя бы и в самом слабом развитии и у женского пола. Все половые признаки женщины имеются и у мужчины, хотя бы только в зачаточном, рудиментарном виде.
Эта двуполость, бисексуальность является беспрерывно действующей как физический или психологический гермафродитизм42.
Может, в этом и заключается божественная мудрость, как тайна творения Адама, имевшего в себе потенциальную женщину Еву - мать всех живущих на земле, но эта тайна принадлежит всему, что "создано" на земле: растениям, животным...
Андрогенез включает и рождение сына Бога Иисуса Христа от Духа Святого через непорочное зачатие девы Марии.
Андрогенез остается непостижимым, как и андрогин, который побуждает человека к поискам "второй половины" как залогу счастья, будит потускневший "идеал" и заставляет неустанно идти к Другому, к Ты.
Пол, составляющий основу тела, пронизывает и душу, и дух своим сопряженным началом, преобразует цельность личности.
Древнейшие мифы говорили о первичной андрогинности, т.е. целостности человека, будь то мужчина или женщина. В каждом из них в равной степени присутствуют оба начала. Тем не менее, по библейскому преданию, вся полнота человека достигается в тесном единении Адама и Евы.
Что же говорит Библия о сотворении Евы как самостоятельной человеческой сущности? "И наложи Бог изступление на Адама, и успе: и взя одино от ребр его, и исполни плотию в место его" (Быт. 2, 21).
Но "изступление", т.е. сон Адама, "не был обыкновенным и сопровождался не одним притуплением чувствительности к боли. В душе уснувшего Адама открылись видения, подобные тем, каких сподоблялись пророки и апостолы, когда приводимы были Духом Святым в восторженное состояние, и, находясь в сем состоянии, не могли дать себе ясного отчета, в теле ли они остались или были вне тела. Подобно им, и Адам введен был Богом в исступление, или в восторженное состояние, в котором душа его, при бездействии внешних чувств, видела ясно, что совершал Бог над его телом, и понимал значение творческого действия"43.
Бог взял ребро Адама вместе с приросшей к нему плотью, что дало основание Адаму говорить, пробудившись ото сна, своей жене: "Се ныне кость от костей моих и плоть от плоти моя", ребро Адаму Бог снова создал, так что пустого места не осталось: "И созда Господь ребро, еже вся от Адама, в жену, и приведе ю ко Адаму" (Быт. 2, 22).
Создание животных по четам предусматривает единственную цель - распространение рода, поэтому нет необходимости им всегда быть в неразрывном сожительстве, а происхождение жены от мужа говорит о необходимости их неразрывного сожительства. А то, что жена создана из боковой части тела Адама, из ребра, говорит о ее равноправии (ибо не из пят, не из головы создана женщина), как считает епископ Виссарион. Она должна быть помощницей Адаму, занимать его сторону и не мечтать о первенстве своего положения. Сотворив жену, Господь "приведе ю ко Адаму", следовательно, он сообщил особое благословение и освящение их супружескому союзу.
"И рече Адам: се ныне кость от костей моих и плоть от плоти моея: се наречется жена, Яко от мужа своего взята бысть сия" (Быт. 2, 23). Эти слова Адам произнес по Откровению, которое получил во время сна от Бога.
Имя, которое Адам дал жене, в еврейском языке есть женская форма имени мужа. "Сия наречется жена (евр. иша), яко от мужа (евр. иш) взята быть сия". Или в русском переводе звучит, что "жена назовется замужнею, потому что от мужа взята".
"Сего ради оставит человек отца своего и матерь свою и прилепится к жене своей и будете два в плоть едину" (Быт. 2, 24). Следовательно, союз мужа и жены теснее, чем отношения детей к родителям. Союз этот, созданный однажды, считается неразлучным. Общение между ними должно быть очень тесным ("прилепится") и должны они быть как бы единым лицом, единым человеком, как и единая плоть. "Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена" (I Кор. 7. 4). Это есть установление слова Божьего, Сам Творец, по словам Иисуса Христа, произнес его (Мф. 19. 4). И если Сам Творец все это создал и сочетал, то развод между мужем и женой невозможен. "Еже Бог сочета, человек да не разлучает", - сказал Христос.
Глава Ш
1.1 Пол как категория целостного человека
Категория пола всегда привлекала внимание философов. С рассуждениями о женщине, мужчине, их взаимоотношениях можно встретиться уже у пифагорейцев, Платона, Аристотеля. Греховную природу женщины постулировали средневековые теологи. Идеологи Просвещения предлагали свои варианты трактовки мужских и женских добродетелей, обусловленный ими характер половых отношений. В ХIХ-ХХ веках категория пола становится одной из основополагающих для философского размышления.
На протяжении длительного периода изучения пола философов волновал вопрос о различиях между мужчиной и женщиной, о сущности каждого из полов, и проблеме определения роли мужского и женского пола в общественной жизни, их статуса в социальной иерархии. Объяснения природы полового диморфизма вплоть до XIX века выводились из биологических и психофизиологических особенностей мужчины и женщины, что приводило к обоснованию учений о социальной иерархии полов с господствующей ролью мужчин (Платон, Аристотель, И. Кант, И. Фихте, Г. Гегель, А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, О. Вейнингер и др.).
Лишь на рубеже XIX-XX веков, прежде всего в русской философской мысли (хотя также и на Западе) обосновывается необходимость взаимопонимания, взаимоуважения и равенства в межполовом диалоге (В.С. Соловьев, В.В. Розанов, Н.А. Бердяев, Б.П. Вышеславцев, С.Л.Франк).
В отечественном философском наследии особую роль в развитии представлений по проблемам пола сыграл Владимир Соловьев. Для него тема и терминология пола имеют необычайно важное значение. Он вводит их в свое теологическое и онтологическое учение о "Богочеловечестве" и "Всеединстве". Эротическая утопия Владимира Соловьева определяет любовь как преодоление эгоизма, устанавливает телеологию восстановления целостного человека в единстве трех, разобщенных в его судьбе, начал: "истинного андрогинизма", духовной телесности и богочеловечности, связывая в единое целое учение о любви и поле с основным принципом философии - принципом всеединства. Именно он вводит женскую ипостась в образ Бога через учение о Софии.
Философия пола и любви в России, или так называемый феномен "Русского Эроса", в противовес западной традиции закладывает основы женской парадигмы, как господства Премудрости Божьей (Софии) над Разумом (Логосом). Другими словами, то, что в западной философии воспринимается как мужское, божественное, духовное, в русской культуре ассоциируется посредством категории любви и с женским началом. Да и сами основы восприятия и оценки маскулинного и феминного имеют отличные от западных ценностей детерминанты: если в европейской традиции дифференциация мужского и женского выступает как онтологический, гносеологический и социальный принцип, то в русской религиозной философии - как принцип, прежде всего, духовный.
Проблема полового диморфизма разрешается также своеобразным способом в отечественном философском наследии. Вл. Соловьев, В. Розанов. Н. Бердяев в своих работах признают первичность мужчины, творческий характер его деятельности, приводят множество примеров и доказательств, указывающих глубокую особость полов (не только физиологическую, но и психологическую, социальную, культурную). Однако половые различия философы воспринимают не в качестве непреодолимой антиномии двух начал, что присуще западной патриархальной в своей сущности культуре, а в качестве равенства различий, тождества противоположностей, их органического единства.
"Русский эрос" в отечественной философии конца ХIХ - начала XX вв. представлен как самостоятельная объяснительная модель межполового диалога, которая классифицируется как "партнерская".
Несмотря на множество и пестроту философских подходов к вопросам пола, полового диморфизма, можно выделить три основных группы объяснительных моделей межполового диалога:
1. Патриархальные модели. Как бы они ни объясняли причины господствующего положения мужчины в обществе, в целом принимают это господство как некоторую данность, как нечто само собой разумеющееся, не подвергая сомнению утверждение о доминирующем положении мужчины.
2. Феминистские модели. Они также не подвергают сомнению господствующее положение мужчин в современном обществе, однако с негодованием отвергают любые попытки оправдания подобного состояния дел. Их общей слабостью является то, что они следуют в русле патриархальных традиций, утверждая антагонизм и неравноправие, либо изначально существующие, либо исторически сложившиеся между полами; антагонизм и неравноправие, которые следует преодолеть на пути "победы" женщин над "мужским социальным миром".
3. Партнерские объяснительные модели только зарождаются сегодня. Они пытаются выйти за пределы традиционно устоявшихся объяснений и подходов к проблеме взаимоотношения полов. На первое место они выдвигают принцип толерантности в отношениях между полами, принцип их взаимодополнительности и взаимозависимости. Актуальными в этом плане становятся взгляды русских философов серебряного века с их установками тождества противоположностей, равенства различий, органического единства мужского и женского начал, т.е. с идеей андрогинности, достигаемой через соединение мифов, личностной реализации современного человека, построения диалога между полами на основе принципов взаимосвязи-взаимозависимости.
Из трех рассмотренных лишь последняя модель может способствовать развитию партнерских взаимоотношений между полами.
Особое значение в этом плане имеют процессы гендерной самоидентификации и полоролевой социализации личности. Лишь перестроив эти основополагающие детерминанты моделей полового взаимодействия, можно вести речь об отношениях между полами, опирающихся на терпимость к инаковости друг друга, на действительное равенство выбора жизненной стратегии и партнерских отношениях. Первыми шагами такой трансформации может стать равное распределение семейных обязанностей (модель симметричных ролей), далее - индивидуальный выбор личностных характеристик, вне зависимости от стереотипов половых ролей (модель идентичных ролей). Все это может стать реальностью при условии крупных, глубоких изменений в общественном и индивидуальном сознании.
Пол, создавая основу телесности, определяет социальную и духовную сущность человека.
Но дух и тело могут бороться, воевать в человеке, стать основой его дисгармонии. "Пол есть точка пересечения двух миров в организме человека. В этой точке скрыта тайна бытия... Можно уйти от дифференцированной половой функции, можно отрицать и преодолеть эту "естественную" функцию пола... Христианские аскеты, побеждавшие физическую жизнь пола, могущественно чувствовали центральность пола в человеке, больше чувствовали, чем многие современные люди, живущие размеренной "естественной" половой жизнью. Аскетика - одна из метафизик пола"44.
Пол человека выражается через силу и слабость сексуального акта или его отрицание. Но в том и другом случае духовное и телесное начало будут взаимосвязаны, хотя одно из них становится ведущим при выборе пути, по которому человек будет строить свое бытие, свой мир, свой образ жизни. Сила выбора пути и сила регуляции сексуального акта найдут выход или преимущественно в половой энергии, или преимущественно в духовном преобразовании человека.
Первоначальное творение Адама было связано с созданием Евы. Они были разделены по половому признаку, образуя мужчину и женщину, но одновременно и "слеплены" между собой как единый человек. Поэтому целостность человека может произойти через восстановление плоти в половом акте мужа и жены или при отказе их соединения и в выборе для себя половой целостности - андрогинности.
Человек, живущий в половом воздержании, все равно живет половой жизнью, даже в абсолютном целомудрии. В целомудрии цельность человека, половая энергия не проявляется через сексуальный акт. Целомудрие и девство проводятся как ценностная ориентация раннего христианства в новозаветной литературе. Человеку нужно обожиться, быть подобно Христу. Целомудрие есть сохранение целостности пола, концентрация половой энергии во всем целостном существе человека. Разврат, содомия являются противоположностью целомудрия, они уничтожают целостность человека, превращая пол в частную функцию. Девственность и целомудрие как положительная половая энергия, не допускавшая дробления целостности человека, проявляется через пол как космическую силу, способную ввести человека в Универсум, дать ему "встречу" c Богом, познать тайну мироздания.
Мужское и женское как антропологические категории могут рассматриваться как основа поиска целостности человека и Единого. "Человек скреплен с космосом, прежде всего, через пол. В поле источник как истинного соединения человека с космосом, так и рабской его зависимости... Христианская символика Логоса и души мира, Христа и Его Церкви говорит о космической мистике мужского и женского, о космической брачной тайне. Не только в человеке, но и в космосе есть половое разделение мужского и женского и половое их соединение. Душа мира - земля - женственна по отношению к Логосу - светоносному Мужу и жаждет соединения с Логосом, принятия Его внутрь себя. Земля - невеста ждет Жениха своего Христа"45.
Эта космическая противоположность мужского и женского создает коренную бисексуальность, андрогинность человека, то есть образ и подобие Божие в человеке, потому что дева-юноша - целостный бисексуальный человек.
При падении Адама его дева - София уходит на небо, а на ее смену приходит Ева, отчуждая Адама от Космоса. Этот дифференцированно распавшийся пол становится источником раздора в мире, жаждой всякого соединения. Андрогинический образ все же остался в человеке, иначе человек бы погиб, а его сексуальная жизнь становится мучительным и напряженным исканием утерянного андрогинизма, то есть соединением мужского и женского в целостное существо. Отделение Софии повлекло к порабощению человека его собственной природной необходимостью, связанной с семейной жизнью, созданием гаремов по принципу "возжелания" мужчин. Человек стал рабом своего сексуального влечения, жертвой падшей разделенности андрогина. Полигамная ветхозаветная семья формируется на основе пола, содомского греха как сущности человека.
В свое время фаллический культ Древней Греции жаждал воссоединения разделенных полов, молил о космическом половом соединении. Новый Завет выступает против полигамной семьи гаремного типа, осуждает половой грех и невоздержание. Он еще не отработал формы моногамной семьи, поэтому все внимание приковывает к образу Христа, его жизни, построенной на воздержании и аскезе пола, на восхвалении девства и целомудрия, которые стали проводить в жизнь его ученики - апостолы. Но если апостолы были женаты и перешли к целомудрию в ученический период своей жизни, то Христос был андрогином и сохранил свое девство.
Я. Беме считал, что сон Адама олицетворяет первое падение человека. Адам отделяется от божественного мира и "мнит себя" погруженным в природу и унижает себя до земного человека. Появление полов было первым падением. Согласно учениям последователей Я. Беме, Адам увидел совокупляющихся животных, его охватило желание, и Бог дал ему пол, дабы избежать худшего46. София же, Божественная Дева, была изначально частью первочеловека. Но когда Адам попытался ею овладеть, то она отделилась от него. Адам потерял свою "сокровенную невесту", о которой втайне мечтает каждый мужчина. Я. Бёме уподобляет распад андрогинной природы Адама распятию Христа47.
Я. Бёме в своем учении об андрогине писал: "Ты юноша или дева, а Адам был и тем, и другим в одном лице"48. "Из-за похоти своей Адам утратил деву и в похоти обрел женщину; но дева все еще ждет его, и если только он захочет вступить в новое рождение, она с великой честью вновь примет его"49. Ева была создана для этой тленной жизни, ибо она жена мира сего. София как "Премудрость Божья есть вечная Дева, а не жена, она беспорочная чистота и целомудрие и предстоит как образ Божий и подобие Троицы"50. Иисус Христос был абсолютный и совершенный человек, который не знал таинства брака, не знал женщины, как и Перво-Адам, не знавший брака.
По мнению Я. Беме, ветхозаветный Адам был мужчиною, равно как и женщиной. Он был андрогином, исполненным целомудрия, чистоты и непорочности, как образ Божий, Новозаветный Адам может также стать андрогином, если будет жить, как Иисус Христос. Человек, подражающий девству Христа, может по воскресении мертвых попасть в рай, где, по слову Христа, не женятся и не выходят замуж, а живут подобно ангелам Божиим. Для этого Христос на кресте обагрил своей кровью подвиг, восстановив андрогинный образ в человеке, вернув Адаму Деву-Софию, создав образ андрогина - муже-девы, а не мужчины и женщины. Адам может вернуть себе Софию, которую променял на Еву, если он будет целомудрен, откажется от полового акта, уничтожит в себе это дьявольское "возжелание". Тогда вновь не будет мужчины и женщины, не будет их полового разделения. Целомудрие вернет их опять в Эдем к древу жизни, к встречам и беседам с Богом. Ева разрушила собой целостность, девственность Адама, грехом соблазна ввела его в половое разделение и привлекла к детородной функции, как главной, выделенной в проклятии Бога при их изгнании из Эдема. Женщина превратилась в детородную самку, удалив с проклятиями от Бога и мужчину. Нарушена целостность человека как андрогина, "отчуждение" его от Бога пришлось исправлять Иисусу Христу.
Он соединил в себе единый андрогинный образ муже-девы. "Христос затем был рожден Девою, чтобы снова освятить женскую тинктуру и превратить ее в мужскую, дабы мужчина и женщина стали муже-девами, как был Христос"51. Учение Я. Бёме о Софии есть устремленность к девственности души. Это учение имело место в Каббале.
В XIX в. Ф. Баадер возрождает учение об андрогине, но уже с иными акцентами. "Теологи всего мира менее должны были бы чуждаться понятия изначальной андрогинности, ибо Мария родила без мужа"52. Баадер признает брак, где путем брачной любви возвращается первоначальное андрогинное существование природе человека. Он считает, что существование андрогина обусловлено присутствием небесной Девы в человеке, следовательно, и пребыванием в нем Бога. Без понятия андрогина остается непонятной центральная идея религии - идея образа и подобия Божия53.
Ф. Баадер утверждал, что андрогин был в начале Творения, и что вновь будет в конце времен. Адам в результате первого падения утратил во сне небесную составляющую, которая отделилась от него, благодаря Христу человек вновь станет ангелом, андрогином. "Цель брака как таинства - восстановление небесного или ангельского человека, каковым ему должно быть: Любовь между полами - это не инстинкт продолжения рода, ее истинная функция - помочь мужчине и женщине восстановить внутри себя завершенный и исполненный полноты человеческий образ, который зовется божественным или изначальным образом"54. Ф. Баадер был убежден, что грех состоит в разделении человеческой природы, а искупление и воскресение есть ее воссоединение.
Ева как женщина олицетворяется с носителем космической сексуальной стихии, именно она - властительница родовой сексуальности, благодаря ей достижимо бессмертие и целостность в родовой сущности человека. Дева Мария как земная женщина, но прославившаяся пробуждением в ней небесной Девы, зачавшая непорочно от Духа Святого, возводит человека к целостности с Богом. Через Деву Марию земля принимает в свое лоно Логос, нового Адама, Абсолютного Человека. Эти идеи развивал Н.А. Бердяев. Он неоднократно подчеркивал, что падение и порабощение ветхозаветного Адама укрепило в мире царство природно-родового рождения через сексуальный акт, новозаветный Адам мог родиться лишь от девы, зачавшей от Духа.
Новое рождение от вечной женственности не должно быть связано с сексуальным греховный актом, нужен разрыв, то есть отказ от старой родовой необходимости, должна начаться эпоха новозаветного человека - андрогина: аскета, девственника. И идеалом этого человека Нового Завета является рожденный Девой - Иисус Христос.
Мистическое соединения пола предполагает слияние целой плоти с целой плотью, целого духа с целым духом, а не поверхностное соприкосновение полов, где плоть остается разделенной от плоти.
Смерть и рождение, связь людей по крови и телу подменили прежнюю связь людей по духу. Поэтому освобождение человека должно произойти как освобождение от рода, от его сексуального акта и перейти к общению по духу. В жизни рода смерть неизбежна. Лишь в духе возможна для него победа над смертью, воскресение из мертвых. Первое рождение в роде не есть еще подлинное рождение человека. Только второе рождение в духе является окончательным рождением.
Первоначальное или раннее христианство в корне мистически отвергало "естественные" критерии родового пола. Христианство признает естественным, нормальным, должным лишь рождение от Духа и связь по Духу. Но религия искупления, освобождающая от греха родового пола, не открыла еще нового, преображенного пола. Раннее христианство допускало или аскетизм, или ветхозаветную семью как приспособление к последствиям греха. Новозаветная семья христианством будет вырабатываться в постановлениях Церкви в более поздний период.
Итак, тайна нового человека преображенного пола - это тайна об андрогине. Путь формирования нового человека-андрогина как подобия Божьего идет через любовь к Нему. Любовь - центральное понятие христианства: "заповедь новую даю вам: да любите друг друга" (Ин. 33, 34).
Анализ половой любви в различных культурных традициях представлен по-разному. Так, если в тантризме телесное начало возводилось в ранг космического, то в Древнем Китае в качестве цели половых отношений выступало не новое человеческое тело, а зародыш бессмертия. Если христианские богословы и философы исходили из идеи резкого противопоставления души и тела, то даосы рассматривали тело в виде совокупности различных элементов (чистых, утонченных и грубых, тяжелых). Зародыш бессмертия искался путем сочетания материальной и духовной сущности, отстаивалась идея управляемости половым наслаждением. Чрезвычайная регламентированность и бюрократизация половых отношений объясняется деспотической системой правления, существовавшей в Китае на протяжении тысячелетий.
Н.Ф. Федоров развил мысль о необходимости преодоления нынешнего дуального эроса, полового раскола, обратной стороной которого являются вражда и вытеснение одного пола другим. Но достижение идеального бытия любви возможно, по его мнению, лишь в труде по созданию новой небесно-земледельческой культуры, в движении, в творческом развитии человека.
Половая любовь (при всей ее важности) не может претендовать на роль последнего или предельного основания культуры, т.е. культурной универсалии. С точки зрения христианства, существует некий инвариант любви, характерный для всех культур. Такая мировоззренческая позиция позволяет проблему пола поставить как проблему взаимодополнительности, целостности мужского и женского начал.
Сексуальная революция захватила семью. Возникла переоценка секса, переставшего 6ыть "целью самого в себе". Изменилась сама культура, изменился тип цивилизации, произошел сдвиг от фамилистской (семейной) цивилизации к бессемейной. Новые представители контркультуры не в состоянии взглянуть на инновационное бытие с позиций прошлого. Их можно представить или новыми плюралистами, или старыми фамилистами, а если в политических терминах, то первые - либеральные демократы, прогрессисты, а вторые - консерваторы, традиционалисты. В позиции ученых и политиков по отношению к семье всегда больше политики, а вернее партийности, чем к самой семье, поэтому они будут защищать свои партийные лозунги в отношении семьи, оправдывая тем самым, свой образ жизни. В нашей стране сторонники модернистской парадигмы, считавшие себя демократами и противниками тоталитаризма, не подвергали свои концепции "детоцентризма", брачного плюрализма и т. п. сомнению. Они утверждают свой символ веры - безоговорочное принятие всех форм распада семьи и придания им новых названий: "равноправная", "демократическая". "альтернативная", "равнопартнерская" и т.д. Не сопоставляя этот плюрализм "осколков" семейственности с эффективностью институциональных функций семьи "прогрессисты" жертвуют наукой ради политических пристрастий, становясь апологетами малодетности, разводимости, теории феминизации и гендерных отношений. Семья всегда предусматривала существование взаимодополнительности полов, но в эпоху становления индустрии и привлечения женщин в массовое производство женщина, по мнению феминистов, стала подвергаться двойной эксплуатации. Семья действительно предусматривает разделение ролей на мужские и женские. Она закрепляет эти роли в системе деторождения и воспитания детей, поэтому "освобождение" женщин от семейной "эксплуатации" связано, прежде всего, с сокращением детородной функции и производственной социализацией женщины, как приоритетным началом, отсюда и "кризис", то есть изменение облика старой "патриархальной" семьи с главенствующей ролью мужчины. Феминизм представляет самую радикальную социологическую теорию социальной конфликтности за равенство женщин в правах с мужчинами. Антисемейная политика феминизма связана с ее настроенностью на выработке концепции андрогинности. Феминисты считают, что каждый человек андрогинен, бисексуален, в нем есть своя особая степень смеси разных полов, но физическое разделение на два пола перечеркивается социальным определением пола. Человек - андрогин вправе решать за себя: признаки какого пола ему культивировать. Напрасно искать "равенства" женщины в "мужской модели" бытия. Нужно выработать не ассиметричную, то есть мужскую модель, а развить новую симметрию в новой структуре общества, которая должна быть достигнута через андрогинную революцию.
"Феминизм - это движение женщин, озабоченных компенсацией за состоявшуюся историю человечества при переходе от машинной цивилизации, когда создание существ обесценилось в сравнении с созданием вещей и веществ. Когда ценности жизни терпят поражение от ценностей ума. Оглянувшись с этих новых позиций, они почувствовали себя оскорбленными малозначительностью роли, которую сыграли в истории. Отсюда попытки ее переписывания... Феминизм - как идеология "отмены пола с компенсацией на историю" - это проявление абиотических и антиэкологических тенденций развития цивилизации, потери его живого разнообразия. Люди забывают, что самоценна каждая форма бытия и жизнь как таковая первичнее деятельности. При такой культурной установке у женщин нет каких-либо оснований для чувств неполноценности. Все сильны по-своему своим. Однако в современном мире все становится чужим. В том числе и пол. Гомосексуализм и феминизм: свои среди чужих и чужие среди своих. Нужна экология пола"55.
Логической основой для провозглашения равенства полов должно быть положение, что человек - существо только социальное. Если же признать, что человек биосоциален, то все равно придется признать неравенство полов Разделение человека на два пола не бессмыслица, а необходимая биологическая предпосылка для существования рода. Потребность в этом различии полов возникает только тогда, когда к противоположному полу предъявляются противоположные требования, особенно по рождению ребенка. Понятия же "мужчина" и "женщина" - фикция в теории феминистов. Они сконструированы "мужской культурой", физиология пола - это реальный факт, а не условность поведения
"В природе разделение пола имеет глубоко эволюционный смысл.
Популяция однополая менее жизнеспособна, чем двуполая, тем более, если у полов функции разные. Феминизм исходит из того, что физиологические функции - не главное. В каждой смесь из мужского и женского, и потому нельзя в социуме жестко все делить на женские и мужские роли. Это несправедливо. В культуре все функции должны быть андрогинными - ни мужскими, ни женскими. Только в этом случае равенство. Ну а если кто-то желает и телесно переменить пол, пожалуйста, сейчас уже десятки таких операций - правда на 90% это мужчины, не превратившиеся в женщин, видимо, феминисты"56.
Семья действительно составляет важнейшее социальное измерение пола, причем как внешнего, так и внутреннего.
Феномен урбанизации, развернувшееся в колоссальных масштабах жилищное строительство способствуют распаду больших семей и образованию нуклеарных. Это говорит о том, что человек - не только коллективное, но и одинокое существо. Категории мужественности или женственности не следует ограничивать только пределами рассмотрения семьи. Это гораздо более широкие понятия, требующие глубокого социально-философского осмысления.
В настоящую эпоху значительно расширились границы традиционных ролей женщины, связанных только с внутренней сферой - домашним бытом и воспитанием детей. Произошел выход женщины во внешнюю сферу деятельности, в общественно-политическую жизнь. Расширение гендерных исследований позволяет связать пол с культурным содержанием, причем в полном соответствии с социальными установками и иерархиями. Гендер - это социокультурный пол или "род", т.е. почитаемое, культурное, динамическое состояние человека.
Сознание половой тождественности и различий - элементарный и в то же время глубинный процесс самосознания. Гендерные исследования показывают также, что прежде чем человек осознает свой пол как социокультурный феномен, он должен пройти фазу, в которой он принадлежит обоим полам. Слова "женское" и "мужское" выполняют и символическую функцию, выходя за границы своих значений в культурную область.
Гендерный подход не только выявил культурно-символическую определенность пола, но и показал "текучесть" его определенности, что своеобразно сочетается с идеей андрогинности.
Особо в этом аспекте предстает и монашество. Монашество возникло там, где чувственные вакханалии были не в почете. Вся энергия воздержания выливается в молитву "за весь мир", "за всех", "за страждущих". Темперамент созревает вместе с полом, половой энергией и выражается в великих открытиях или мистических видениях. Великие отшельники, подвижники лучатся в старости, ибо сублимируют либидо в духовную энергию.
Есть та категория мужчин, которые не посягают на женщин и не женятся, не имеют детей, которые "не осквернились с женами", которых "тьма скверны не обнимет", они остаются целомудренными. Такие в мужья не годятся, а если и вступали в брак, то родственники невесты требовали развода, а христианство этот развод благословляло, пусть муж любит только церковь. Она внесла это правило для оправдания развода, благословив мужчину на иноческое, монашеское подвижничество.
С точки зрения христианства, брак имеет безусловное право на существование, если его рассматривать с естественной стороны как акт единения супругов, цель которого - продолжение рода человеческого. Но, если брак рассматривать как нравственное совершенствование человека и нахождение себя в мировой гармонии, поиски образа Бога в себе, то здесь "естественная" сторона брака уходит на второй план. Брак становится как бы орудием нравственного совершенства человека, здесь возможно воздержание и полное освобождение супругов от их "естественных" начал.
Итак, новозаветная литература определяет целостность человека, его единство с Богом и пытается провести реальный образ такого в лице Иисуса Христа. Монашество и иночество формирует свой андрогинический образ целостности человека, который дает им возможность найти не только себя, но и связь с Богом. "Поврежденность", то есть универсальная связь человека с Богом, таким образом, может быть устранена. Половое разделение восстанавливается андрогинностью образа, выработанного аскезой.
Но этот путь - не для каждого. Новый Завет утверждает моногамную семью, где не отрицается заповедь: плодитесь и размножайтесь. В раннем христианстве еще не были сформулированы нравственные основы семьи. Основное учение было связано с именем Иисуса Христа и его деяниями. Андрогинизм Христа приветствует девство, целомудрие, вдовство, но не ветхозаветную моногамную семью. Лишь апостолы в период своей активной миссионерской деятельности будут создавать законы формирования христианского новозаветного брака и семьи.
Заключение
Итак, подводя итог, можно сделать следующие выводы:
1. В мифологической и религиозной картине мира андрогинизм является основой происхождения всего сущего. Абсолют или Бог - андрогины как и человек, носящей образ и подобие Создателя. Антропологический и теологический процессы неразрывны, в них утверждается целостность Человека, Мира и Бытия. В теогонии потенцирует человек, в антропологии - Бог.
2. Человек может сохранить целостность в андрогинности, т.е. быть подобно Первочеловеку Адаму или Христу как идеалу (монахи).
3 Человек может обрести целостность через единство противоположностей мужского и женского в семье. Этот вид целостности человека дает ему единство с семьей, единоверцами, с церковью (с конфессией), с социумом.
В своем духовном становлении человек стремится к своей целостности через слияние противоположностей, которое гарантирует ему единство с людьми, с Миром, с Абсолютом.

Контрольные вопросы:
1. Дайте определение понятиям "целостность", "целое", "цельность". Что вы понимаете под понятием целостного восприятия мира, целостного мировоззрения, целостного, цельного человека?
2. В чем сущность антропологической картины мира? Почему антропологизм свойственен мифологической, религиозной и философской картине мира?
3. Охарактеризуйте понятия андрогин, андрогинность, андрогинизм. Чем связаны между собой понятия: "целостный человек" и андрогин?
4. Дайте характеристику философской антропологической картине мира. В чем выражается своеобразие различных философских концепций целостности мира и человека?
5. Как Вы понимаете сущность пола? В чем выражается различие мифологического и религиозного отношения к тайне пола?
6. Как русские религиозные философы понимали тайну пола и полового диморфизма?
7. Какие формы целостности себя может формировать человек по отношению к себе и своему полу?
8. Как человек может находит свою целостность, целостность себя и Другого, себя и Абсолюта?



Литература
1. Бердяев Н.А. Смысл творчества // Философия свободы. Смысл творчества.- М.: Правда, 1989.- 607с.
2. Бердяев Н.А. Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого // О назначении человека.- М.: Республика, 1993.- 382с.
3. Большой энциклопедический словарь / под ред. Прохоров А.М.- М.: Большая российская энциклопедия; СПб.: Норинт, 1991.- 1434с.
4. Булгаков С.Н. Свет невечерний: созерцания и умозрения.- М.: Республика, 1994.- 414с.
5. Вейнингер О. Пол и характер.- М.: "Форум XIX-XX-XXI", 1991.- 243с.
6. Виссарион епископ. О семье и воспитании. В 2х кн.- М.-СПб.: "Общество святителя Василия Великого". Т.1.- 1999.- 227с.
7. Кузанский Н. Сочинения. В 2т. - M.: Мысль. Т.2.- 1980.- 471с.
8. Кутырев В.А. Судьба семьи в России XXI века.- М.: Изд-во "Грааль", 2002.- 381с.
9. Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Малый толковый словарь русского языка. Ок. 35000 слов.- М.: Русский язык, 1990.- 704с.
10. Лосев А. Ф. Античный космос и современная наука.- М.: Издательство А.Ф. Лосева, 1927.- 550с.
11. Мамардашвили М.К. Картезианские размышления (январь 1981 года) / Под ред. Ю.П. Сенокосова.- М.: Прогресс: Культура, 1993.- 350с.
12. Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.- М.: Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова, 1999.- 815с.
13. Ожегов С.И. Словарь русского языка. Ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип.- М.: Рус.яз., 1987.- 795с.
14. Пивоваров Д.В., Медведев А.В. История и философия религии. Учебное пособие.- Екатеринбург: Изд-во Урал.ун-та; Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. Пед ин-та, 2000.- 408с.
15. Плутарх. Застольные беседы. Пер. Я.М. Боровского.- Л.: Наука: Ленингр. отд-ние, 1990.- 592с.
16. Современный словарь иностранных слов. Ок. 20000 слов. 3-е изд., стереотип.- М.: Русский язык, 2000.- 742с.
17. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений. / Российская академия Институт рус.яз. им. В.В. Виноградова.- М.: Азбуковник, 2003.- 939с.
18. Федоров Ю.М. Сумма антропологии. Расширяющаяся вселенная Абсолюта. В 3 кн.- Т.1.- Новосибирск: ВО "Наука".- 1995.- 400с.
19. Фейербах Л. Избранные философские произведения. В 3т.- Т.2.- М.: Политиздат.- 1955.- 784с.
20. Философский энциклопедический словарь. 2-е изд. / Под ред. С.С. Аверинцева.- М.: Советская энциклопедия, 1989.- 814с.
21. Эвола Ю. Метафизика пола.- М.: Правда, 1996.- 385с.
22. Элиаде М. Азиатская алхимия. Сборник эссе / Пер. с рум., фр., англ.- М.: Янус-К, 1998.- 604с.
23. Baader Fr. Leben und theosophische Werke.- T.2.- Stuttgart, 1887.- 634p.
24. Baumann H. Das doppelte Geschlecht.- Sonderausg, 1986.- 420s.
25. Bohme J. Von den drei Prinzipen des gottlichen Wesens // Bohmes sammtliche Werke.- T.3.- Stuttgart.- 386s.
26. Delcourt M. Hermaphrodite. Mythes et rites de la bisexualite dans d'Antiquite classique.- P.: Presses universitaires de France, 1958.- 212p.
27. Doresse. Les Iivres secretes des gnosticues d'Egypte.- Monako, 1958.- 384p.
28. Eliade M. Shamanism: Archaic Techniques of Ecstasy.- Princeton: Princeton University Press, 1972.- 610p.
29. Krappe A. Haggerty. The Birth of Eve. Caster Annivarsary Volume.- London: Taylor's Foreign Press, 1936.- 415p.
30. Mann Th. Gesammelte Werke. Bd. II.- B., 1974.- 76р.


Содержание
Глава 1
Обретение человеком целостности с Абсолютом. С. 2
1.1 Мифология о целостности человека и мира. С. 2.
1.2 Андрогин - целостный человек. С. 13.
Глава 2
Целостность человека. С.32.
2.1 Философское понимание целостности человека С.32.
2.2 Теологическое понимание целостности человека С. 40.
Глава 3
Пол как категория целостного человека. С.44.
Заключение С.60
Контрольные вопросы С. 62.
Литература С.62.

1 Лосев А.Ф. Античный космос и современная наука. - М.: Изд-во А.Ф. Лосева, 1927. С. 252.
2 См.: Лосев А.Ф. Античный космос и современная наука. - М.: Изд-во А.Ф. Лосева, 1927. С. 258.
3 См.: Eliade M. Shamanism. P. 1987. P. 258.
4 Элиаде М. Азиатская алхимия. Сборник эссе /Пер. с рум., фр., англ. - М.: Янус-К, 1998. С. 408-409.
5 См.: Элиаде М. Азиатская алхимия. Сборник эссе /Пер. с рум., фр., англ. - М.: Янус-К, 1998. С. 241.
6 Философский энциклопедический словарь /Ред.С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичев и др. - 2-е изд. - М.: Советская энциклопедия, 1989. 815с.
7 Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений /Российская академия наук. Институт рус.яз. им. В.В. Виноградова. - 4-е изд., дополненное. - М.: Азбуковник, 1999. 944с.
8 Пивоваров Д.В. Религиозный прогресс и проблемы становления мировой культуры // Пивоваров Д.В., Медведев А.В. История и философия религии. Учебное пособие. - Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. пед ин-та, 2000. С.86.
9 Кузанский Н. Сочинения. В 2 т. Т. 2. - М.: Мысль, 1979. С. 93.
10 Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений /Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. - 4-е изд., дополненное. - М.: Азбуковник, 1999. С. 437
11 Ожегов С.И. Словарь русского языка. Ок. 57000 слов /Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. - 18-е изд., стереотип. - М.: Рус. яз., 1987. С. 373.
12 Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Малый толковый словарь русского языка. Ок. 35000 слов. - М.: Рус. яз., 1990. С. 314.
13 Плутарх. О доблести женской // Застольные беседы. Пер. Я.М. Боровского. - М.: "Наука", 1990. С. 256-266.
14 Плутарх. Греческие вопросы // Застольные беседы. Пер. Н.В. Багинской. - М.: "Наука", 1990. С. 240-241.
15 См.: Delcourt M. Hermaphrodite. Mythes et rites de la bisexualite dans d'Antiquite classique. - P., 1958. P.29.
16 См.: Baumann H. Das doppelte Geschlecht. - P., 1968. P. 129-249.
17 Современный словарь иностранных слов: ок. 20000 слов.- 3-е изд., стер. - М.: Рус. яз., 2000. С. 47. Большой энциклопедический словарь. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: "Большая Российская энциклопедия"; СПб.: "Норинт", 2000. С. 52.
18 Цит по Mann Th. Gesammelte Werke. Bd. II. Altes und Neues. Klеine Prosa aus funf Jahrzehnten. - B. 1955. S. 175-176.
19 Сухачев Н.Л. Вступит. статья //Элиаде М. Азиатская алхимия. Сборник эссе / Пер. с рум., фр., англ. - М.: Янус-К, 1998. С. 33.
20 Элиаде М. Азиатская алхимия. Сборник эссе /Пер. с рум., фр., англ. - М.: Янус-К, 1998. С. 311.
21 Элиаде М. Азиатская алхимия. Сборник эссе /Пер. с рум., фр., англ. - М.: Янус-К, 1998. С. 553.
22 См.: Krappe A. Haggerty. The Birth of Eve. Caster Annivarsary. - Volune. P. 312-322.
23 См.: Элиаде М. Азиатская алхимия. Сборник эссе /Пер. с рум., фр., англ. - М.: Янус-К, 1998. С. 313-314.
24 Цит. По кн.: Элиаде М. Азиатская алхимия. Сборник эссе /Пер. с рум., фр., англ. - М.: Янус-К, 1998. С. 398.
25 Doresse. Les Iivres secretes des gnosticues d'Egypte. Vol. 1., 1958. Р. 211.
26 См.: Элиаде М. Азиатская алхимия. Сборник эссе /Пер. с рум., фр., англ. - М.: Янус-К, 1998. С. 400-401.
27 См.: Элиаде М. Азиатская алхимия. Сборник эссе / Пер. с рум., фр., англ. - М.: Янус-К, 1998. С. 322.
28 Бердяев Н.А. Смысл творчества // Философия свободы. Смысл творчества. - М.: "Правда", 1989. С. 294.
29 Федоров Ю.М. Сумма антропологии. Ч.1: Расширяющаяся вселенная Абсолюта. Ч 2 : Космо-антропо-социо-природогенез Человека. - 2-е изд. - Новосибирск: "Наука". Сибирская издательская фирма РАН,1996. С.20.
30 Фейербах Л. Избранные философские произведения. В 3 т. Т. II. - М.: Политиздат, 1955. С. 34.
31 Федоров Ю.М. Сумма антропологии. Ч.1: Расширяющаяся вселенная Абсолюта. Ч 2 : Космо-антропо-социо-природогенез Человека. -2-е изд. - Новосибирск: "Наука". Сибирская издательская фирма РАН,1996. С. 5.
32 Федоров Ю.М. Сумма антропологии. С. 8.
33 Федоров Ю.М. Сумма антропологии. С. 8.
34 Булгаков С.Н. Свет невечерний. Созерцания и умозрения. - М.: Республика, 1994. С. 247.
35 Федоров Ю.М. Сумма антропологии. С. 9-10.
36 Булгаков С.Н. Свет невечерний. Созерцания и умозрения. - М.: Республика, 1994. С. 243.
37 Кузанский Н. Сочинение: В 2 т.Т.1. - М.: Республика, 1979. С. 102.
38 Бердяев Н.А. Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого // О назначении человека. - М.: "Мысль", 1993. С. 318.
39 Мамардашвили М.К. Картезианские размышления (январь 1981 года) / Под ред. Ю.П. Сенокосова. - М.: Прогресс, 1993. С. 73.
40 Булгаков С.Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. - М.: Республика, 1994. С.249.
41 Вейнингер О. Пол и характер. - М.: Форум, XIX-XX-XXI, 1991. С. 7.
42 Вейнингер О. Пол и характер. - М.: Форум, XIX-XX-XXI, 1991. С. 7.
43 Виссарион епископ. О семье и воспитании. В 2 кн. Книга I. Православная семья. Глава 1. - М.; СПб.: "Общество святителя Василия Великого", 1999. С. 12.
44 Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. - М.: "Правда", 1989. С. 400.
45 Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. - М.: "Правда", 1989. С. 402.
46 Эвола Ю. Метафизика пола. - М.: "Правда", 1996. С. 272.
47 См.: Элиаде М. Азиатская алхимия. Сборник эссе. Пер. с рум., фр., англ. - М.: Янус-К, 1998. С. 397.
48 Bohmes sammtliche Werke. Von der drei Prinzipen des gottlichen Wesens. T. III. - Stuttgart. P. 112.
49 Bohmes sammtliche Werke. Von den drei Prinzipen des gottlichen Wesens. T. III. - Stuttgart. P. 117.
50 Bohmes sammtliche Werke. Von den drei Prinzipen des gottlichen Wesens. T. III. -Stuttgart. P. 187.
51 Bohmes sammtliche Werke. Von den drei Prinzipen gottlichen Wesens. T. III. - Stuttgart. P. 482.
52 Baaders Fr. Leben und theosophische Werke. T. II. P. 381.
53 Baaders Fr. Leben und theosophische Werke. T. II. P. 191.
54 Эвола Ю. Метафизика пола. - М.: "Правда", 1996. С. 272.
55 Кутырев В.А.// Судьба семьи в России ХХI века. - М: Изд-во "Грааль", 2002. С 381.

56 Кутырев В.А. // Судьба семьи в России ХХI века. - М: Изд-во "Грааль",2002. С. 383.
??

??

??

??




ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign