LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 14
(всего 138)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

и не обходя того, что и в самом деле «вспоминать не хочется».
Характерно, что один из тогдашних ревнителей деклама-
О панике, о растерянности, о несостоятельности высшего по-
ции и глянца в литературе, перечислив добрый десяток произ-
литического и военного руководства, об оставляемых врагу
ведений, в которых, «так или иначе «окопная правда» переси-
огромных территориях, миллионах мирных жителей, сотнях
ливает человеческую правду» (это был странный, переверну-
тысяч пленных солдат и офицеров. И самое т вное, Симонов
тый мир, где белое называлось черным и наоборот), главным
показал, что паши постыдные поражения не были случайны-
источником всех идеологических пороков «лейтенантской ли-
ми, они коренились не в вероломстве Гитлера и внезапности
тературы» объявлял К. Симонова, его «Живые и мертвые»,
нападения Германии, а в обезглавившем и обескровившем ар-
хотя это был не «окопный», а панорамный роман с широкой
мию, деморализовавшем общество «тридцать седьмом годе».
картиной трагического сорок первого года.
Литература продолжала нелегкое дело осмысления тра-
«...Пока война, — говорит один из героев симоновского
гических событий войны.
романа, — историю будем вести от побед! От первых наступа-




РАССКАЗ В. В. БЫКОВА «ОБЛАВА»
Писатель В. Быков — участник Великой Отечественной бед и болезней жену и дочь. Жену схоронил а мерзлой север-
войны. После окончания службы в армии в родной Белорус- ной земле, а затем и дочку не сумел спасти от беды и недобрых
сии он работал в областной газете, а потом занялся литератур- людей. Оставшись один, Федор задумал бежать во что бы то
ным творчеством. Тема войны — основная тема его творче- ни стало. Не сразу это удалось ему, ко в конце концов оказал-
ства. Большую известность получили такие его повести, как ся он снова в родных краях. Он даже сам толком не знал,
«Альпийская баллада», «Третья ракета», «Сотников», «Карь- зачем он вернулся. Какая-то сила тянула его к гем местам, где
ер». В последние годы писатель обратился к теме драматиче- он рос, трудился, где росли его дети, где был он когда-то сча-
ских тридцатых годов. Повесть «Облава» относится именно к стлив. Ничего не осталось от его прежней усадьбы, но Федор
таким произведениям. безошибочно мог бы найти то место, где она стояла. Но вся
беда в том и заключалась, что не мог он просто так подойти к
Действие происходит в белорусской деревне в середине
знакомому месту, пройтись по деревне, взглян уть в глаза лю-
тридцатых годов. Уже прошла коллективизация, создан кол-
дям. Красная пропаганда сделала свое черное дело: люди счи-
хоз, раскулачены и выселены в отдаленные места так называ-
тали его классовым врагом, преступником. Как же так могло
емые кулаки, а на самом деле — крепкие хозяева. Один из них
случится, что бывшие соседи стали врагами? Это для Федора
— Федор Ровба — когда-то поверил революционным идеалам,
было больнее всего.
провозгласившим, что крестьянин — истинный хозяин земли.
От советской власти получил он земельный надел, усердно Голодный, измученный, бродил он вокруг родной дерев-
работал на этой земле, получал хороший урожай. Хозяйство ни. Ему очень хотелось узнать, какова она, ноЕая жизнь. Слу-
давало прибыль, и он приобрел молотилку. Вся округа пользо- чайный разговор с незнакомым стариком, встреч гнным на опуш-
валась этой машиной, а платили, кто сколько может. Федор не ке леса, убедил его, что дела в колхозе идут неважно. Кормов
наживался за счет своих односельчан. Но жил он в достатке, не хватает, урожаи бедные. Пережили страшный голод, заму-
это его и погубило. Районные власти по доносу завистливого чены налогами. Да Федор и сам видел, как работали крестьян-
человека решили принять меры к «новому богачу». Один не- ские женщины на колхозном картофельном иоле. Так за что
посильный налог, затем другой — все это не только разоряло же тогда он пострадал? Ни изъятое у него имущество, ни вы-
Федора, но и делало его, по понятиям местных руководите- сылка его семьи из родных мест не стали основой для зажи-
лей, врагом народа. Ему бы бежать из деревни куда глаза гля- точной и радостной жизни других людей. Но ;амое страшное
дят, но он корнями врос в родную землю, в свой дом. в свою было впереди. Он все-таки попался на глаза односельчанам, и
усадьбу. Да еще хотелось Федору, чтобы сын Миколка вы- те поднялись против него, устроили облаву, как на дикого
шел в люди. Федор не хотел опрометчивым поступком ме- зверя. Приехали из города милиционеры, районные активис-
шать его служебной карьере. ты, которыми руководил его родной сын Миколка. Федора
окружили со всех сторон, оставив ему один путь — в болотные
Но вот в деревне началось раскучачивание. И хотя семья
топи. Но болотная глушь казалась не такой страшной, как
Федора уже бедствовала, не сумев рассчитаться с государ-
преследовавшие его люди. Федор для них уже не человек, эти
ством, Федора все же признали кулаком. Тут постарался один
люди уже не живут по человеческим законам. У них своя
из соседей, активист комбеда, который задолжал Федору за
правда, свои лозунги, свои законы. Новое время разрушило
молотьбу. Именно он и подсказал записать Федора в кулаки.
сложившиеся годами жизненные устои. Государство подави-
С женой и маленькой дочкой Федор был сослан на север.
ло человека. И Федор не хочет быть своим среди таких лю-
Работал па лесозаготовках, не имея возможности уберечь от
Русская деревня в изображении В. П. Астафьева

дей. Он знает, что там, в болоте, его погибель, но он не вернет- которому прокатилось «красное колесо» сталинских преобра-
ся к людям, у него с такими людьми ничего общего нет. Тряси- зований. Книга написана с сердечной болью и с большой лю-
на поглотила его вместе с его болью. бовью к народу-труженику, понесшему огромные жертвы во
Быков очень остро переживает судьбу своего народа, по имя ложных идеалов.




РУССКАЯ ДЕРЕВНЯ В ИЗОБРАЖЕНИИ В. П. АСТАФЬЕВА
В. П. Астафьев родился в 1924 г. в Красноярском крае и вествования: воспоминания взрослого человека о своем дет-
сейчас живет на своей родине в городе Красноярске. Детство стве. Воспоминания, как правило, ярки, но не выстраиваются
— труднее не придумаешь. Мальчику было всего семь лет, в единую линию, а описывают отдельные случаи из жизни.
когда погибла его мать. Она утонула в Енисее. Памяти матери, И все-таки «Последний поклон» не сборник рассказов, а
Лидии Ильиничны, он посвятит повесть «Перевал». А много единое произведение, так как все его элементы объединены
позднее, став уже известным писателем, скажет с горькой сы- одной темой. Так о чем лее это произведение? Это произведе-
новней любовью: «И лишь одно я просил бы у своей судьбы — ние о Родине, в том значении, как понимает ее Астафьев. Роди-
оставить со мной маму. Ее мне нг хватало всю жизнь...» на для него — это русская деревня, трудолюбивая, не избало-
ванная достатком; это природа, суровая, необыкновенно кра-
После шестого класса средней школы Астафьев посту-
сивая — мощный Енисей, тайга, горы. Каждый отдельный рас-
пил в железнодорожную школу ФЗО, окончив которую неко-
сказ «Поклона» раскрывает отдельную черту этой общей темы,
торое время работал составителем поездов. Осенью 1942 г.
будь то описание природы в главе «Зорькина песня» или дет-
Астафьев ушел добровольцем на фронт. Семнадцатилетний
ских игр в главе «Гори, гори ясно». »
рабочий Виктор Астафьев попал на передовую, в самое пекло
войны. Воинское звание — рядовой. И так до самой победы: Повествование ведется от первого лица — мальчика Вити
шофер, артразведчих, связист. Его дважды ранят, контузят. Потылицына, сироты, живущего с бабушкой. Отец Вити —
Словом, на войне как на войне. гуляка и пьяница, семью бросил, мать трагически погибла —
утонула в Енисее. Жизнь Вити протекала как у всех деревен-
После войны много профессий сменил будущий писа-
ских мальчиков — помощь старшим по хозяйству, сбор ягод,
тель: был и слесарем, и чернорабочим, и грузчиком, и плотни-
грибов, рыбалка, игры.
ком в вагонном депо, и мойщиком мясных туш на колбасном
Главная героиня «Поклона» — Витькина бабушка Кате-
заводе, пока в 1951 г. в газете «Чусовской рабочий» не был
рина Петровна именно потому и станет нашей общей русской
опубликован его первый рассказ. И Астафьев стал литератур-
бабушкой, что соберет в себе в редкой живой полноте все, что
ным сотрудником газеты.
еще осталось в родной земле крепкого, наследного,'исконно
Астафьев заканчивает Высшие литературные курсы. В
родного, что мы про себя каким-то внесловесным чутьем уз-
середине пятидесятых годов известный критик Александр Ма-
наем как свое, будто всем нам светившее и заранее и навсегда
каров уже говорил об Астафьеве: «Для него характерны раз-
данное. Ничего писатель в ней не прикрасит, оставит и грозу
мышления о нашей жизни, о назначении человека на земле и в
характера, и ворчливость, и непременное желание все первой
обществе и его нравственных устоях, о народном русском ха-
узнать и всем в деревне распорядиться (одно слово — Гене-
рактере... по натуре своей он моралист и поэт человечности».
рал). И бьется, мучается она за детей и внуков, срывается в
Поначалу Астафьев начал писать прозу (от рассказов до
гнев и слезы, а начнет рассказывать о жизни, и вот, оказывает-
романа «Тают снега») в том ее понимании, какое он застал в
ся, нет в ней для бабушки никаких невзгод: «Дети родились —
советской литературе ко времени своего художественного и
радость. Болели дети, она их травками да кореньями спасала, и
мировоззренческого становления. Умнее времени не будешь,
ни один не помер — тоже радость... Руку однажды выставила
особенно если позади у тебя сиротское деревенское детство,
на пашне, сама же и вправила, страда как раз была, хлеб убира-
детский дом, ФЗО, война да голодный быт. Чтение, конечно,
ли, одной рукой жала и косоручкой не сделалась — это ли не
тоже было. Читал он всегда много. И были в этом детском и
радость». Это общая черта старых русских женщин, и черта
юношеском списке, конечно, и Горький, и Шолохов.
именно христианская, которая при истощении веры так же
Много позже, в «Зрячем посохе» — благодарной книге о неотвратимо истощается, и человек все чаще предоставляет
своем лучшем незабзенном учителем А. Н. Макарове — в от- счет судьбе, меряя зло и добро на ненадежных весах «обще-
вет на укор критика в незнании Чехова Астафьев не без доса- ственного мнения», подсчитывая страдания и ревниво под-
ды заметит: «Естественно, что и в чтении я не мог «подборт- черкивая свое милосердие. В «Поклоне» же все еще древне-
нуться» к тихому Антону Павловичу, ибо рос на литературе родное, колыбельное, благодарное жизни и этим все вокруг
сибиряков: Петра Петрова, Вячеслава Шишкова, Лидии Сей- животворящее.
фуллинои, Всеволода Иванова... Бунина открыл для себя лишь
Надо заметить, что такой образ бабушки не единствен-
в сорок лет, по не зависящим от меня причинам».
ный в литературе, например, встречается он у Горького в «Дет-
В 1978 г. Астафьеву была вручена государственная пре-
стве», его Акулина Ивановна очень похожа на Катерину Пет-
мия СССР. Сейчас Астафьев является видным деятелем со-
ровну Астафьева.
временой литературы. Его произведения признаны обществен-
Но вот в жизни Витьки наступает переломный момент.
ностью и пользуются популярностью у читателей.
Его отправляют к отцу и мачехе в город учиться в школу, тг:зс
«Последний поклон» написан в форме повести в расска-
как в деревне школы не было.
зах. Сама форма подчеркивает биографический характер по-


3-2195
66 Литература

И когда бабушка ушла из повествования, начались но- Он не себя жалеет, а Витьку, как свое дитя, которое сей-
вые будни, все потемнело, и явилась в детстве такая жестокая час .может защитить только состраданием, тс; ько желанием
страшная сторона, что художник долго уклонялся от того, разделить с ним последнюю картошку, последнюю каплю теп-
ла и каждый миг одиночества. И если Витька выбрался тогда,
чтобы написать вторую часть «Поклона», грозный оборот своей
то благодарить надо опять же бабушку Катерлну Петровну,
судьбы, свое неизбежное «в людях». Не случайно последние
главы «Поклона» были закончены лишь в 1992 г. которая молилась за него, достигала сердцем . 'о страдания и
из дальней дали неслышно для Витьки, но спасительно смяг-
Вторую часть «Поклона» порою корили за жестокость,
чила его хоть тем, что успела научить прощению и терпению,
мстительность. Какое мщение? При чем тут оно? Художник
умению разглядеть в полной мгле даже и малую крупицу доб-
вспоминает свое сиротство, изгнанничество, бездомность, об-
ра и держаться этой крупицы и благодарить за нее.
щую отверженность, ненужность в мире не для того, чтобы
теперь победительно восторжествовать: что, взяли! — или что- Русская деревня в изображении Астафьева предстает перед
бы вызвать сочувственный вздох, еще раз припечатать бесче- нами как светлый образ Родины. Из воспоминаний взрослого
ловечное время. Это все были бы задачи слишком чужие ис- человека о событиях детства выпадает большинство отрицатель-
поведному и любящему астафьевскому дару. Считаться и ных моментов, за исключением, быть может, самых резких. Имен-
мстить, вероятно, можно тогда, когда сознаешь, что живешь но поэтому астафьевская деревня так духовно члста и красива.
невыносимо по чьей-то очевидной вине. А разве маленький, Этим она и отличается от деревни, изображаемой другими писа-
цепкий герой «Поклона» Витька Потылицын что-то расчет- телями, например Солженициным, у которого деревня — полная
ливо сознавал? Он только жил, как умел, и увертывался от противоположность астафьевской: нищая, живущая только од-
смерти и даже в отдельные минуты умудрялся счастливым ним — только бы прожить, не умереть с голоду, не замерзнуть
быть и красоту не пропустить. И если кто и срывается, то это зимой, не дать соседу получить то, что мог бы получить сам.
не Витька Потылицын, а Виктор Петрович Астафьев, который Произведения Астафьева потому и находят отклик в ду-
сейчас из дали лет и понимания со смятением спрашивает мир: шах читателей, что многие так же понимают и любят Родину и
как могло случиться, что дети оказались поставлены в такие хотят видеть ее такой же светлой и чистой, как видит Россию
условия существования? автор.




РОМАН-СКАЗКА Н. Н. НОСОВА «НЕЗНАЙКА НА ЛУНЕ»

В эпоху «холодной войны» Николай Носов написал за- дических норм в правовом государстве. Сатирически показа-
мечательную детскую книжку — «Незнайка на Луне». Она по- на деятельность субъектов гражданского общества. На фоне
ражает вдумчивого читателя размахом затронутых проблем. всего этого резким контрастом выступает общественное уст-
ройство земных коротышек, напоминающее порядки в «Горо-
Трудно назвать какое-нибудь детское литературное
де Солнца» Кампанеллы или на острове Утопил из книги То-
произведение, где так рельефно было бы показано непри-
маса Мора. Юный читатель не может устоять перед силой но-
миримое идеологическое противоборство капитализма и
совских аргументов. Он твердо становится на сторону зем-
социализма (бесспорно, оценка Носовым этого противосто-
ных коротышек — предвестников «светлого будущего».
яния однозначна — иного и не могло быть в советской лите-
ратуре того периода). В то же время, несмотря на всю иде.ологизированность
произведения, нельзя назвать писателя необъективным. Ко-
Любимый всеми детьми герой Незнайка попадает на Лу-
ротышки в социалистическом мире Цветочного и Солнечного
ну — мир товарно-денежных отношений, общество, где свя-
городов лишены важнейших стимулов к труду, предпринима-
тыми являются институты частной собственности и свободы
тельству и активной производственной деятельности. Из-за
предпринимательства, где мерилом достоинств и качеств че-
этого процветают тунеядцы: Пончик, Незнайка, Гунька. В ка-
ловека является его капитал. Здесь действуют иные законы,
питалистическом мире Луны эти стимулы активно работают,
совсем не похожие на порядки незнайкиной страны идеально-
поскольку в действие вступают механизмы товарно-денеж-
го коммунизма.
ных отношений, свободы предпринимательства и частной соб-
Книга чрезвычайно идеологизирована. Писатель ярки-
ственности. Носов рассказывает о системе маркетинга, создан-
ми красками расцвечивает ужасы буржуазного мира: нищету,
ной лунными коротышками для удовлетворения своих нужд
безработицу, безнравственность. Социалистический реализм,
и потребностей. Он.говорит о способности акционерных об-
приверженцем которого был и Носов, проводил обработку
ществ аккумулировать средства населения для проведении
сознания человека с ранного детства, создавая «образ врага»,
научно-технических исследований, ведущих к прогрессу.
внедряя в мировоззрение читателя понятие о «плохих» капи-
талистах, с которыми нужно беспощадно бороться. Объективность автора проявляется и в характеристике
персонажен. Можно обратить внимание и на жесткую, подчас
Это Носову удалось просто блестяще. В его книге дово-
авторитарную, власть Знайки — лидера системы социализма
дятся до гротеска все недостатки институтов системы бизне-
земных коротышек. Чего, например, стоят его слова: «Пре-
са. Так, фондовая биржа предстает перед читателем как Дави-
кратить сейчас же всяческие разговоры! Дисциплина прежде
донская биржа, монополистические объединения — в виде
всего. Попрошу всех построиться в одну шеренгу. Ну-ка, бы-
больших бредламос. Карикатурно изображается полиция, ко-
стренько! Быстренько! И ты, Пилюлькпн, становись тоже...
торая, гк. Носову, совершенно не следит за соблюдением юри-
Владимир Высоцкий, или Прерванный полет 67

Так! Вес на месте? Л теперь шагом марш в ракету для приня- разорившим мелких производителей (вроде солеразработчи-
тия нищи!» Отлет на Луну Незнайки и Пончика можно рас- ка Пончика), государственно-монополистическим капитализ-
сматривать как бунт двух неординарных личностей, не вписы- мом, вызвавшим к жизни объединения капиталистических маг-
вающихся в установленные рамки, против социалистических натов (вроде объединений Спрутса, Жадинга и им подобных в
отношений, ограничивающих рамки свободы. бредламы). Писатель говорит об акционерных обществах, бай-
Даже окончательная победа социализма над капитализ- ках, фондовых биржах и условиях их функционирования. Он
мом осуществляется не в результате борьбы народа с его по- рассказывает о маркетинговых исследованиях, проводимых
работителями-капиталистами и «вселунной» революции (что предприимчивыми лунными коротышками, о механизме взаи-
соответствовало бы догмам учебников марксизма-лениниз- модействия спроса и предложения. А ведь советские ребя-
ма), а совершенно фантастическим образом. Коротышкам уда- тишки практически ничего не знали об этом!
ется разрешить проблему дефицита экономических благ (по Необходимо обратить внимание и на еще один аспект. Те
крайней мере, бесконечно раздвинуть границы области произ- пороки капиталистической системы, о которых рассказывал
водственных возможностей) за счет резкого увеличения КПД Николай Носов в своем произведении, бурно расцвели в со-
всех отраслей промышленности в результате использования временном российском обществе,
невесомости и внедрения в агротехнику гигантских земных Носов как бы предупреждает об опасностях, подстерега-
растений. Решение неразрешимой с точки зрения современ- ющих нас на каждом шагу в далеко не однозначной системе
ной экономической теории проблемы автоматически приво- рыночных отношений.
дит к смене политического строя. Носов понимает, что систе- Я не могу назвать роман Носова детской сказкой. Мне
ма капиталистических отношений далеко не изжила себя. кажется, что его произведение — «сказка» для взрослых, рас-
Огромным достоинством книги является информатив- крывающая перед читателем весь спектр проблем, стоявших и
ность. Автор знакомит юного читателя с основными этапами стоящих перед современным обществом,
развития рыночного хозяйства: промышленным переворотом,




ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ, ИЛИ ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ
чо друга. Наверное, это и есть подлинное искусство.
Если попытаться определить место Высоцкого в истории
нашей культуры одним словом, то самым точным, на мой взгляд, Высоцкий громко заговорил о том, о чем мы боялись
будет: олицетворенная совесть народа. Поэтому и любимец даже задуматься. Произносит вслух наши потаенные мысли!
народа, поэтому и массовое паломничество к его могиле на Оказывается, у нас одинаковое видение жизни, И так как его
Ваганьковском вот уже сколько лет, поэтому и нескончаемое с восторгом слушает, понимает и принимает для себя подавля-
море цветов у его памятника, поэтому и нарасхват любые на- ющее большинство людей, значит, наши и его мысли — не
поминания о нем — книги, буклеты, кассеты, пластинки. Вот кокая-то заумь, далекая от жизни, не нарочитый негативизм, а
как рассказывает о Высоцком писатель — драматург Игорь частица подлинного общественного мнения».
Бестужев-Лада. Голос Высоцкого призывал остановиться, задуматься, из-
мениться. Он обличал пороки нашего деморализованного об-
«Я впервые услышал голос Высоцкого, записанный на
щества без нравоучений, без покровительственных ноток. Ему
магнитофон, из чужого окна, насколько помню, в конце 60-х.
чужда была проза. Смыслом являлась борьба за возвращение
Услышал — удивился. Сначала голосу: да разве с таким голо-
абсолютного: чести, совести, достоинства. Вспоминаются его
сом можно петь? А потом тому, что он пел. Странному, завора-
слова: «Досадно мне, что слово честь забыто». Он умел болеть
живающему сплаву мелодий и рифм: ярких, необычных, дото-
общим горем, умел нащупать и указать болевые точки обще-
ле неслыханных. Неожиданные насмешки там, где вроде бы
ства. А это куда важнее, чем даже многие художественные
положено ужаснуться. Наконец — страшно сказать! — дерзо-
открытия!
сти довольно ясного намека на дубовость нашей официальной
«черно-белой» пропаганды тех лет. «Из заморского из лесу, Высоцкий — типичный «шестидесятник». Таким стран-
где и вовсе сущий ад, где такие злые бесы — чуть друг друга ным словом мы именуем людей, в мировоззрении которых
не едят. Чтоб творить им совместное зло потом, поделиться под впечатлением разоблачений беззакония, преступлений
приехали опытом. Страшно, аж жуть!» периода культа личности произошел переворот, определив-
ший их видение жизни на десятилетия вперед, вплоть до ны-
За такой намек автору непоздоровилось бы от ревните-
нешних времен.
лей старорежимных порядков! В те годы, когда публично ко-
Их мировоззрение с особой яркостью проявилось в
стерили «вышедших за рамки» поэтов и художников, подоб-
60-е годы — отсюда и название. Такими же типичными «шес-
ные строки вновь начинали становиться «чреваты последстви-
тидесятниками» были Евтушенко, Вознесенский, Ахмадули-
ями», и требовалось известное гражданское мужество, чтобы
на. Они сразу заявили о себе. Сразу стали заметны.
произнести такое в открытую...
О Высоцком можно говорить бесконечно. Он настолько
Я даже не заметил, как эти песни вошли в мою жизнь и
интересен, что полная книга о нем насчитывала бы не одну
находят отзывы в душе, к ним хочется обращаться вновь и
тысячу страниц, но я хотел бы закончить словами Бестужева-
вновь. Поистине, они оказались теми песнями, которые стро-
Лады: «Высоцкий с нами, живет в нас все эти годы, он никого
ить и жить помогают, в трудные минуты давая утешение и
из нас не покидал».
вызывая катарсис. И всегда такое впечатление - словно пле-
68 Литература

И. А. БРОДСКИЙ И ЕГО ЛИРИКА
Плывет в тоске необъяснимой формировал русское стихотворение, сам ни о какой реформе,
среди кирпичного надсада разумеется, не помышляя. Сложный синтаксис длинных строк,
ночной кораблик негасимый частое использование анжамбемана (стихотворный перенос),
из Александровского сада, эпичность и дидактичность роднят его с признанным масте-
ночной фонарик нелюдимый, ром английской поэзии XVII в. Джоном Донном.
на розу желтую похожий, Лирический герой Бродского — скептик порой циник,
над головой своих любимых, но это лишь на первый взгляд. Так он пытается защититься
у ног прохожих, от жесткости и несовершенства мира. И только свет Рожде-
ственской Звезды способен подарить всем и каждому уми-
- на такой пронзительно-высокой лирической ноте ворвался
ротворение:
в русскую поэзию 60-х годов рыжий еврейский юноша с пи-
терской окраины — Оська, Иосиф Бродский. Его стихотворе- В Рождество все немного волхиы.
ния того времени полны лиризма и ощущения времени, эпохи, В продовольственных слякоть и давка
которые превращают стихотворение в песню под аккомпане- Из-за банки кофейной халвы
мент гитары. производит осаду прилавка
грудой свертков навьюченный люд,
Он был дружен с Анной Ахматовой, слесарил на заводе,
Каждый сам себе царь и верблюд.
получил срок за тунеядство и благополучно отбыл его. Сти-
хотворения Бродского гуляли в самиздате, прорывались сквозь
«железный занавес» и возникали на страницах европейских
Но, когда на дверном сквозняке
литературных журналов, в передачах «радиоголосов». А сам
из тумана ночного густого
Бродский хотел одного — оставаться частным лицом среди
возникает фигура в платке,
утверждающих и равнодушных.
и Младенца, и Духа Святого,
Эмиграция для Бродского была выходом на большую
ощущаешь в себе без стыда;
литературную арену. В США (издательство «Ардис», Энн-
смотришь в небо и видишь — звезда.
Арбор) вышел сборник его произведений. Поэт попробовал
себя в роли драматурга («Мрамор»), эссеиста («Меньше, чем Рождество для поэта было особым днем, днем подводе
единица»). Скромная даже по нашим меркам квартирка Брод- ния итогов. Несколько стихотворений Бродского датирова-
ского на Лексингтон-Авеню в Нью-Йорке была завалена гру- ны 25 декабря разных лет: так Иосиф Александрович отмечал
дами книг, рукописей, писем. И это обиталище лауреат Нобе- свой любимый праздник.
левской премии в области литературы Иосиф Александрович Библейская, в частности евангельская, тема оставалась
Бродский считал вполне удобным — его творчество соверша- близка поэту на протяжении всей его творческой жизни.
лось не в пространстве, а во времени. Вспомним хотя бы «Сретенье», неподражаемое по своей эпи-
ческой величавости.
Именно эти глубинные категории бытия — пространство
и время — станут лейтмотивом творчества позднего Бродско- Тема античности — еще одна из излюбленяых Бродским.
го («Колыбельная трескового мыса»). Лирический герой Брод- Здесь поэт, свободно обращаясь с историческим материалом,
ского нередко бездействует, оставаясь лишь наблюдателем, создает произведения, воскрешающие Древнюю Грецию и осо-
свидетелем, но именно благодаря этому взгляду, схватываю- бенно Рим. Империя как форма государствен. 1эго устройства
щему все — от монументальных строений Нью-Йорка до мель- всегда интересовала Бродского: образ империи, символизи-
чайшей детали пейзажа, — реальность, по сути, и продолжает рующий Советский Союз, можно встретить в ряде его стихо-
существовать. творений. Империя созидает единое из множества, однако ни-
чьего личного мнения при этом не спрашивается.
«Часть речи» — так называется один из поэтических сбор-

<< Пред. стр.

страница 14
(всего 138)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign