LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 110
(всего 138)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

общественном строе туземцев ту простоту, которую «забили*
разума.
ненужные условности цивилизованного мира. Естественность
законов отсутствует в современном обществе, а те, что приня-
ты, диктуются корыстью, алчностью и стремлением к власти.
3. «ЧИСТОТА» ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ, Вполне возможно, что Монтень здесь «хочет видеть» только
одну сторону, он не учитывает того, что общественный с Гром
ИЛИ ВЕЛИКИЙ УМ
туземцев еще не достиг того предела, за которым возникают
распри, племенные, природно-ресурсные и экономические про-
Примером стоического мужества для Монтеня являют-
блемы, без решения которых ставится под сомнение сам факт
i >i люди, поступающие в соответствии го своими принципами,
дальнейшего существования этого общества. Монтень упус-
ггойко выдерживающие все страдания и. беды. Монтеня удив-
кает из вида, что даже в туземных племенах присутствует че-
ляет в бедных слоях населения то, как там произносится и
ловеческий фактор, где любой член общества может взбунто-
воспринимается слово: «О чахотке он (садовник) говорит
ваться против своего положения в обществе, а в случае силь-
«кащель», о дизентерии — «расстройство желудка», о плеври-
ного лидирующего начала он способен повести за Собой to-
те — «простуда», и именуя их более мягко, он переносит их
пле.мешшков, чем и создает конфликтную ситуацию.
легче». Здесь можно поспорить с философом. Действительно,
довольно часто встречаются случаи, когда упрощая, делая

T7-219S
498 Культура

Столько городов разрушено до основание, столько народов
По мере развития любого общества естественно возни-
кают конфликты и проблемы, требующие решения. Отсюда истреблено до последнего человека, столько миллионов лю-
следует, что ^примитивность* общественных отношений не дей перебито беспощадными завоевателям, i, и богатейшая и
постоянна, она уйдет как только появятся первые причины прекраснейшая часть света перевернута вверх дном ради тор-
для развития общества, а следовательно, возможно и возник- говли перцем и жемчугом: бессмысленная победа!» Получает-
новение разноги рода «искусственных* ограничений, накла- ся, что чем развитее общество, чем больше в нем соблазнов,
дываемых на человека, и вряд ли такое изменившееся общег тем слабее и несчастнее становится сам человек.
ствъ вызовет восторги философа. Эта тема актуальна и а наши дни. даже, наверное, она
Несмотря на высказанное восхищение укладом жизни приобрела более ужасные формы, так как с развитием цивили-
«чистого общества», Монтень все же понимает временность зации возросли и запросы челозечест&а, а чтобы получить
его благополучия: «Они начинают войну не ради завоевания желаемое, приходится быть изощреннее и жестче.
новых земель, ибо все еще наслаждаются плодородием дев-
ственной природы, снабжающей их, без всякого усилия с их
стороны, всем необходимым для жизни в таком изобилии, что 4. ГЛАВНОЕ - ЧЕЛОВЕК
им незачем расширять собственные пределы. Они пребывают
в том благословенном состоянии духа, когда в человеке еще Монтень не раз обращает внимание читателя, что пред-
нет желании сверх вызываемых его естественными потребно- мет, который его интересует, о котором он рассуждает, — это
стями; все то, что превосходит эти потребности им ни к чему. человек, его личность, жизнь и судьба. Всем известно, что для
Всех своих единомышленников, которые примерно одинако- объективной оценки чего-либо, нужно отстраниться от своего
вого с ними возраста, они называют братьями, младших ™ «я», только после этого появляется возможность приблизить-
своими детьми, стариков же -*• отцами. Эти последние остав- ся к истине. Но совершенно иного ПОДХОДЕ требует поиск и
ляют свое имущество в наследство всей общине, без раздела и исследование человеческой личности. Здесь ищущий должен
без всякого иного Ирана на владение им, кроме того, какое стать тонким психологом, постараться уловить бытие, стреми-
дарует своим созданиям, производя их на свет, природа. Если тельное текущее, изменяющееся каждую секунду Чтобы не
их соседи, перейдя через горы, совершают на них нападение и попасть в стремнину бытия, исследователь должен рассматри-
одерживают победу, то вся добыча победителя только в славе вать вещи относительно конкретного момеи"а времени и кон-
да еще в сознании своего превосходства в силе и доблести; им кретного пространства, или же провести сравнительный ана-
нет дела до имущества побежденных, и они возвращаются я лиз между объектами, существующими (или существовавши-
свою область, где у них нет недостатка ни в чем, а главное, в том ми) в различных временных и пространственных плоскостях.
величайшем благе, которое состоит в умении наслаждаться своей
Монтень рассматривает человека как часть природы, ее
долей и довольствоваться ею. Так же поступают, в свою оче-
единицу. Сама же природа является главной наставницей в
редь, и они сами, когда им случается быть победителями?.
воспитании человека, ее задача — развить мышление индиви-
Монтень считает жестокость этих, в буквальном смысле дуума, обеспечить способностью к логическому умозаключе-
слова, каннибалов более оправданной, чем жестокость совре- нию, в ее «обязанности входит* обнаружение, раскрытие и
менников. Монтень критически относится к инквизиции, срав- усовершенствование того, что она заложила в каждую чело-
нивая ее с каннибализмом и даже ставя на ступень ниже, где веческую натуру. Монтень, как исследователь человеческих
человека при жизни подвергают жестоким пыткам, тело его душ, как создание той же природы, старался своими трудами
предают сожжеыию, когда каннибализм более *честен*: чело- раскрывать и воспитывать людей свободных и естественных,
века жарят и съедают после того, как он умер. Пожалуй, с этим честных и трудолюбивых. Монтень неоднократно подчерки-
можно и нужно согласиться, сравнивая мораль времени инк- вал также индивидуальный подход в деле воспитания: «Пусть
визиции и обычаи дикого племени каннибалов; хотя, впрочем, учитель спрашивает с ученика не только слова затверженного
и сегодня гуманность является не самым распространенным урока, но смысл и самую суть его и судит о пользе, которую он
свойством души современных цивилизаций, и в наше время принес, не по показаниям памяти своего питомца, а по его
хватает жестокости, не только по отношению к ЖИВОТНЫМ, НО жизни. И пусть, объясняя что-либо ученику он покажет ему
и к человеку, это с сотни разных сторон и применит ко множеству различ-
ных предметов, чтобы проверить, понял ли ученик как следу-
Монтень восхищается культурой и образом жизни этих
ет и в какой мерс усвоил это; и в последовательности своих
дикарей. Великолепные города, развитое ремесло, поделки из
разъяснений пусть он руководствуется примером Платона
драгоценных камней и металлов выполняются ими с большим
Если кто изрыгает пищу в том самом виде, Е каком поглотил
вкусом и мастерством и не хуже, чем это деллгот европейцы
ее, то это свидетельствует о неудобоваримоети пищи и о не-
Но, как ни странно, европейцы и рядом не стоят с дикарями,
сварении желудка. Если желудок не изменил качества и фор-
когда дело касается «благочестия, соблюдения законов, доб-
мы того, что ему надлежало сварить, значит, он не выполнил
роты, щедрости, честности, искренности». Монтень с болью
своего дела.
говорит о цене, которую заплатили аборигены за общение с
европейцами «До чего же легко было бы завоевать души столь Пусть он заставит ребенка пройтись пеэед ним И таким
девственные, столь жадные к восприятию ьсего нового, в боль- образом получит возможность судить о его походке, а следо-
шинство своем с прекраснейшими задатками, вложенными в вательно, и о том, насколько ему самому нужно умерить себя,
них природою! Мы же поступили совсем по иному, воспользо- чтобы приспособиться к силам ученика... Способность сни-
вались их неведеньем и неопытностью, чтобы тем легче скло- зрЙти до влечений ребенка и руководить ими присуща лишь
нить :ix к предательствам, роскоши, алчности и ко всякого душе возвышенной и сильной. Чти до меня, то я тверже и
рода бесчеловечности и жестокости по образу и подобию на-* увереннее иду в гору, нежели спускаюсь с горы»
ших собственных iipauou. Кто когда-нибудь покупал такою
Становится ясным, почему просвещение сегодня настоль-
ценою услуги, доставляемые торговлей и обменом товарами?
ко серо и безлико. Современные классы напичканы мниже-
Читая Монтеня

она учит смотреть на жизнь не с обывательской точки зрения,
ством учеников, которым преподносится одинаковый матери-
ал, требуется одинаковое поведение, хотя способности их мо- «...не сыскать ничего другого столь милого, бодрого, радостно-
гут быть весьма различными. Поэтому-то среди большого го, чуть было не сказал шаловливого...*», чем философия.
числа обучающихся один-два ученика лишь получают до-
ступный их пониманию материал, другие же ученики остаются
нераскрытыми, словно почки на дереве при внезапно ударив- 5. СКЕПТИЦИЗМ - ЗА И ПРОТИВ
шем морозе. Не слишком ли дорогая цена такого обучения:
две распустившиеся почки на весь фруктовый сад? Монтень, как продолжатель скептицизма, считал, что еу-
Монтень акцентирует также и практическую направленность дить даже о самом достоверном следует с очень большой оето
воспитания: «Можно ли научить управлять конем, владеть копь- рожноетью: «Самый мудрый человек в мире на вопрос, что он
ем, лютней или голосом, не заставляя изо дня в день упражняться знает, ответил, что знает только то, что он ничего не знает.
в этом, подобно тому как некоторые хотят научить нас здравым Большая часть того, что мы знаем, представляет собой лишь
рассуждениям и искусной речи, не заставляя упражняться ни в ничтожную долю того, что мы не знаем». Скептицизм Монте-
рассуждениях, ни в речах? А между тем при воспитании в нас ня направлен здесь не против разума, а против средневековой
этих способностей все, что представляется нашим глазам, стоит схоластики, которая могла «поумствовать», абстрактно выст-
назидательной книги; проделка пажа, тупость слуги, застольная роить любую схему, но не могла работать с конкретным знани-
беседа — все это новая пища для нашего ума. ем, не могла идти от конкретного к общему, и наоборот.
В этом отношении особенно полезно общение с другими Монтень призывает каждого отвечать за свои слова, так
людьми, а также поездки в чужие края, не для того, разумеет* как именно безответственность приводит к словесны?.! зло-
ся, чтобы, следуя обыкновению нашей французской знати, употреблениям. Утверждать то, чего нз знаешь, говорить о
привозить с собой оттуда разного рода сведения о том, напри- том, чего не видел, — это глубочайшее невежество. «Начина-
мер, сколько шагов имеет в ширину церковь Санта-Мария ешь ненавидеть все правдоподобное, когда его выдают за не-
Ротонда, или до чего роскошны панталоны синьоры Ливии, что непоколебимое. Я люблю слова, смягчающие смелость
или, подобно иным, насколько лицо Нерона на таком-то древ- наших утверждений и вносящие в них некую умеренность:
нем изваянии длиннее и шире его же изображения на такой-то «может быть», «по всей вероятности», <*отчаети>, «говорят**,
медали, но для того, чтобы вывезти оттуда знание духа этих «я думаю» и тому подобные», — пишет Мпнтень, — «и если бы
народов и их образа жизни, и для того также, чтобы отточить мне пришлось воспитызать детей, я бы так усердно вкладывал
и отшлифовать свой ум в соприкосновении с умами других. Я им в уста эти выражения, свидетельствующие о колебании, а
бы посоветовал посылать нашу молодежь за границу в воз^ не о решимости: «что это значит», «я не понимаю*, «может
можно более раннем возрасте и, чтобы одним ударом убить быть», — что они и в шестьдесят лет стали бы держаться, как
двух зайцев, именно к тем из наших соседей, чья речь наиме- ученики, вместо того, чтобы изображать, как это у них в обы-
нее близка к нашей, так что если не приучить к ней свой язык чае, докторов наук, едва достигнув десятилетнего возраста».
смолоду, то потом уж никак ее не усвоить*-.
Любой поднятый вопрос можно рассматривать односто-
Подобный монтсневский подход к воспитанию заслужи ронне, с личных позиций, а это уже является невежеством, так
вает достаточно внимательного изучения, ибо не только в сред- как остальные стороны остаются неохваченными вниманием.
невековье, но и в наши дни достаточно распространена ситуа^ Признать свое невежество, значит найти в себе силу и муже-
лия, когда человек либо пассивен в поисках, либо ищет то, что ство, порой не уступающее знанию.
находится далеко от истинных ценностей. Если достаточно корректно и мягко рассмотреть, напри-
мер, такое выражение, как «я знаю», то оно будет выглядеть
Монтень приветствует те знания, которые глубоки, про-
приблизительно так: «на том уровне возможности познания,
думанны, применимы па практике. Он протестует против тех
на каком я нахожусь, и при использовании всех способов и
ученых мужей, которые «стремясь возвыситься над остальны-
средств познания, которыми я располагаю, при наличии у меня
ми и щегольнуть своими знаниями*» на самом деле поверхни-
информации и сведений по этому вопросу определенного объе-
стны: 4 Он и умеют красно говорить, но нужно, чтобы кто-то
ма и определенной достоверности, я прихожу к существова-
другой применил их слова па деле*. Сегодня эти псевдознато-
нию такого-то сведения». Если говорить об эмоциональном
ки достаточно ловко -»адаптировались» в различных сферах
восприятии этой фразы оппонентами, то некоторые из них
деятельности, они все так же умеют рассуждать, но не умеют
воспримут ее как более или менее достоверное и имеющее
творить. Какую оценку можно дать такому образованию или
право на существование, другие — как нонсенс. Однако неко-
такой образованности? «Я люблю и почитаю науку, равно как и
торая четкость и корректность в восприятии этого высказы-
гсх, кто ею владеет. И когда наукой пользуются как должно,
вания должна появиться, что, вполне вероятно, обеспечит вза-
JTO самое благородное и великое из достижений рода челове-
имопонимание собеседников, и они смогут рассмотреть не-
ческого. Но в тех (а таких бесчисленное множество), для кого
сколько сторон поставленной перед ними проблемы.
она. главный источник самодовольства и.уверенности в соб-
ственном значении, чьи познания основаны лишь на хорошей Возвращаясь к вопросу о средствах познания мира, Мон-
памяти, кто все черпает только из книг, в тех, осмелюсь сказать, тень предполагает, что человек, обладая разумом, псе же не
я ненавижу ученость даже несколько больше, чем полное неве- имеет какого-то чувства, которое позволяет познавать сущ-
жество. В нашей стране и в наше время ученость может быть ность вещей. Он приводит в пример «те трудности, на которые
полезной для кармана, но душе она редко что-либо дает*-. Чи- мы наталкиваемся при исследовании многих творении приро-
тая такие строки, написанные несколько столетий назад, неволь- ды... Какое-то особое чувство подсказывает петухам, что на-
но думаешь о том, что человек по сути своей мало меняется. ступило утро или полночь, что и заставляет их петь; какое-то
чувство учит кур еще не имеющих никакого опыта, бояться
Наука, а тем более философия, по мнению Монтспя, долж-
ястреба; какое-то особое чувство предупреждает цыплят о
на вызывать у обучающиеся радость и удовлетворение. Полез-
враждебности- к ним кошек, но не собак, и заставляет их иле го-
но также преподавать эту науку детям, так как кроме того, чю

17*
Культура

рожйться при вкрадчивых звуках мяуканья, но не бояться Этот образ мыслей более правильно передается
громкого и сварливого собачьего лая; оно учит ос, муравьев и сителыюй формой: «Что знаю я?» — как гласит девиз, начер-
крыс выбирать всегда самый лучший сь!р и самую спелую танный у меня на коромысле весов».'
грушу, еще не отослав их; учит оленя, слона и змею узнавать "Таким образом, пирронизм «Опытов* пр-дставляет собой
определенные, целительные для них травы. Нет такого чув- критику старого мышления и является способем,доказательства
ства, которое не имело бы большой власти и не являлось бы того, что разум человека обнаруживает себя з беспредельном
средством для приобретения бесконечного количества позна- разнообразии своих возможностей. Монтень не отказывается от
ний. Если бы мы не воспринимали звуков, гармонии, голоса, познания мира и истины. Выдвинутые многочисленные теории и
это внесло бы невообразимую путаницу во все остальные наши мнения, их переменчивость и' непостоянство говорят'о неисчер-
знания. Ведь кроме непосредственных показаний каждого паемости'природы и мысли.человека, но отнюдь не об их бесси-
чувства, мы извлекаем множество сведений, выводов и зак- лии. 4Нелегко установить границы нашему разуму; он любозна-
лючений о других предметах путем сравнения свидетельств телен, жаден и столь же мало склонен остановиться, пройдя ты-
одного чувства со свидетельствами друго'го. Мы установили сячу шагов, как и пройдя пятьдесят. Я убедился на опыте, что то,
какую-нибудь истину, опираясь и сообразуясь с нашими пятью что осталось неизвестным одному веку, разъясняется в следую-
чувствами, но, может быть, для достоверного познания ее, са- щем». Монтень оставляет «открытой доерь» для будущих поко-
мой ее сущности, нужно было бы получить согласие и содей- лений, он надеется что истина бытия будет открыта.
ствие не пяти, а восьми или десяти чувств...» Таким заявлени- В эпоху Возрождения был сделан ряд открытий, которые
ем Монтень убеждает читателя, что действительно все живое раздвинули границы человеческих знаний. Средневековый че-
пользуется каким-то интуитивным чутьем, можно сказать, ге- ловек, воспринимавший мир как геоцентрическую систему, вдруг
нетически заложенной памятью, что опасность несет хищник, получил информацию, коренным образом меняющую его пред-
обладатель когтей или зубов, а спелость фрукта обычно опре- ставления о мироздании. Это сравнимо только с тем, как человек
деляется цветовой гаммой или его ароматом. Для нас же «по- всю жизнь прожил в одной'местности, где вс^ ориентиры ему
ступать согласно природе» значит «поступать согласно наше- знакомы как свои пять пальцев, но в определенный момент он
му разуму*, Насколько он в состоянии следовать за ней и на- вдруг попал.в незнакомую местность, где ему нужно искать но-
сколько мы в состоянии распознать этот путь. Человеку легче вые'точки.отсчета или искать и создавать но гые .ориентиры.
всего положиться на свой разум, так как все, что выходит за Новый, неизведанный мир оказался неисчерпаемым и бесконеч-
пределы разума, для него чудовищно и хаотично: «Все неяс- ным, загадочным и пугающим. У человека возникает множество
но: существует ли что-нибудь или ничего не существует, зна- теории о различных мирах. «Твой разум с полным основанием и
ем ли мы что-либо или ничего не знаем, живем мы или нет... величайшей вероятностью доказывает тебе, чти существует мно-
Ибо Еврипид сомневался, является ли наша жизнь жизнью, жество миров.'.. В случае же, если существует множество миров,
или же жизнь есть то, что мы называем смертью*. как полагали Демокрит, Эпикур II почти все фшософы, то отку-
да мы знаем, что принципы и законы нашего мира приложимы
Здесь Монтень подходит к олному из наиболее сложных
также и к другим мирам. Эти миры,, может быть, имеют другой
вопросов философии: осознание человеком своего места со
вид и другое устройство. Эпикур представлял их себе то сход-
вселенной; В истории человечества и философии были по-
ными между собою, то не сходными. Ведь даже в нашем мире мы
Настоящему великие ученые, которые сделали несколько (удач-
наблюдаем бесконечное разнообразие и различия в зависимости
ных и не очень) попыток постичь бытие. Человечество обяза-
от отдаленности той или иной страны».
но им очень многим. Однако даже не говоря о достижениях
цивилизации и прочих условиях, влияющих на степень позна- Скептицизм Монтеня сыграл положительную роль и в
ния человека и вселенной, а ведя речь только о разуме челове- отрицании различных предрассудков и веры в чудеса. Он. .ка-
ческом, можно сказать, основываясь на чистой интуиции, что тегорически выступает против преследования «колдунов». Бее,
человек далек еще от самореализации, он еще не знает всех выходящей за рамки понимания, что сверхъестественно, для
своих возможностей, которые может использовать для позна- него должно иметь и некое сверхъестественное подтвержде-
ния мироздания. Такой ситуации может способствовать совре- ние. «'Жизнь наша есть нечто слишком реальное и существен-
менное представление о физической природе вещей или что- но" важное, чтобы ею можно было бы расплачиваться за какие-
либо подобное, с другой стороны, возможно и то, что когда-то то сверхъестественные и воображаемые собыгля... Каким бы
такое знание было приобретено человечеством,'но до наших безупречно правдивым ни казался человек, ему можно верить
дней оно не дошло или рефлексия его была не совсем полной. лишь в том, что касается дел человеческих... Mire кажется, что
вполне простительно усомниться в чуде, если во всяком слу
Так как Монтень поддерживал идеи скептицизма, можло
чае достоверность его можно испытать каким-либо не чудес
было бы поговорить о восприятии и •возможном "одобрении
ным способом. И я согласен со святым Августином, что отно-
им некоторый" идей агностиков, но сам философ отвергает даже
сительно вещей, которые трудно доказать ив которые опасно
такую попытку: «Я убеждаюсь, что философы-пирронисты не
верить, следует предпочитать сомнение*. Монтеиь не призна-
в состоянии выразить свою основную мысль никакими сред-
ет чудес, считая что нет'ничего в природе, что выходило бы За
ствами речи; им понадобился бы какой-то новый Язык"! 'Наш
пределы ее законов. Никакой особой силы над природой пет.
язык сплошь состоит из совершенно неприемлемых для них
Природа сильна'сама" по себе и непонимание ее проявлений
утвердительных предложений, вследствие чего, когда они го-
говорит о недостаточных знаниях человека.
ворят ^я сомневаюсь», их сейчас же ловят на слове" и застав-
ляют признать, что они, по крайней мере, уверены и знают, что
сомневаются. Это побудило их искать спасения в следующем
.медицинском сравнении, без которого их способ"мышления' 6. О МЕСТЕ ЧЕЛОВЕКА В МИРОЗДАНИИ
был бы необъясним: когда они произносят «я не знаю» или «я
сомневаюсь», то они говорят, что это утверждение само себя Монтень"разрушает антропоцентризм, рассматривающий
уничтожает. '
• •. •••-•• •
человека как центр вселенной'и конечную'цель всего "миро-
Читая Монтеня 501

здания..У него совершенно новая, отличная от других, теория Отделив религиозную истину от разума и реальной жиз-
создания и существования человека: человек есть часть при- ни, Монтень превращает своего бога в абстрактную сущность,
роды и подчиняется естественным законам. Монтень застав- не имеющую конкретных черт, вечную, вневременную, не на-
ляет пересмотреть эгоистическое отношение ко всему, что ок- деленную никакими атрибутами. Объективно это привело к
ружает человека, «что все это сотворено и существует столько растворению идеи бога в бесконечном, неопределимом, т. е. в
природе. За идеей бога Монтень признает, таким образом, зна-
веков только для него, для его удобства и к era услугам», «Не
чение некой непостижимой первопричины. Но отделив эту
смешно ли, - пишет Монтень, — что это ничтожное и жалкое
Первопричину от всего земного и мирского, он приходит к
создание, которое не в силах даже управлять собой и предо-
безграничной свободе человека в делах земных.
ставлено ударам всех случайностей, объявляет себя властели-
ном и владыкой Вселенной, малейшей частицы которой оно Касаясь проблемы бессмертия души, Монтень решает ее
даже не в силах познать, не то что повелевать ею!* К сожале- в духе материализма, доказывая, что состояние тела тесно свя-
нию, И сегодня некоторые индивидуумы полагают, что все в зано с дутой. Так, к примеру, укус бешеной собаки потрясает
мире «заверчено» вокруг них, хотя в наших дни уже достаточ- дущу человека до основания. Монтень не согласен с теорией
Платона, обещающей «благодати.в будущей жизни», так как,
но утвердилось представление о человеке как о части приро-
по его мнению, кто будет испытывать эти наслаждения, уже не
ды, и причем не центральной. Однако психология современ-
будет прежним человеком, это будет что-то совсем иное. «Го-
ного человека далеко не перестроилась в соответствии с этим
ворят, что из пепла феникса рождается червь, а потом другой
принципом. Ведь имея на руках доказанную научными иссле-
феникс; можно ли думать: что этот второй феникс пе будет
дованиями информацию, что чем больше объем мозга'живот-
отличаться от первого. Мы видим, что шелковичный червь
ного, тем оно разумнее, человек, объем мозга которого значи-
умирает и засыхает и из него образуется бабочка, а из нее в
тельно меньше мозга кита, позволяет себе истреблять это жи-
свою очередь другой червь, которого нелепо было бы прини-
вотное. Несмотря на научно доказанные факты, человек счи-
мать за первого. То, что однажды прекратило существование,
тает себя самым разумным представителем фауны на Земле!
того больше нет. И когда в другом месте ты, Платон, гово-
«По суетности того воображения он равняет себя с богом,
ришь, что этими воздаяниями в будущей жизни будет наслаж-
приписывает себе божественные способности, отличает и вы-
даться духовная часть человека, то ты говоришь нечто мало-
деляет себя из множества других созданий, преуменьшает воз-
вероятное. Ибо тот, кто будет испытывать это наслаждение, не
можности животных, своих собратьев и сотоварищей, наделяя
будет больше человеком, а следовательно, это будем не мы;
их такой долей сил и способностей, какой ему заблагорассу-
ведь мы состоим из двух основных частей, разделение кото-
дится. Как он может познать усилием своего разума внутрен-
рых и есть смерть и разрушение нашего существа. Не говорим
ние и скрытые движения животных! На основании какого со-
же мы, что человек страдает, когда черви точат части его быв-
поставления их с нами он приписывает им глупость... Трудно шего тела или когда оно гниет в земле*.
сказать, кто виноват в том, что люди и животные не понимают
друг друга, ибо ведь мы пе понимаем их так же, как и они нас. Монтень убежден, что религия служит лишь прикрыти-
ем в междоусобной борьбе Франции, где каждая партия ис-
На этом основании они так же вправе считать нас животными,
пользует ее в своих интересах, «одинаково творя бесчинства и
как мы их... Нужно признать равенство между нами и живот-
беззакония» На убеждения Моптсня повлияли гражданские
ными...».
дойны, а также те события, свидетелем которых он стал. Ис-
Думая о месте человека в мироздании, о его ценности,
пытания, потрясшие страну, заставили писателя многое пере-
следует, прежде всего, четко осознать, что он часть природы.
думать, он приходит к такому выводу, что ко всем политиче-
Прежде чем пнуть собаку или кошку, нужно» подумать, что это
ским и социальным потрясениям следует относиться осторож-
существо находится па равных позициях с человеком, оно
но, так как они могут приводить к самым непредсказуемым
выполняет свою функцию: один охраняет территорию, другой
последствиям. Пример тому — религиозная реформация, .след-.
ловит грызунов.
ствием которой оказалась разрушительная тридцатилетняя
Наверное, абсолютно во всех отношениях равнять кош-
гражданская война, отбросившая страну на несколько десяти-
ку и человека и не следует, однако то, что все мы, И люди, и
летий назад, Монтень стремился к единству страны, выступая
кошки, являемся частями природы (причем наиболее вредной
против фанатизма враждующих партий. Как и в вопросе о
для мее же самой частью сегодня являемся именно мы) доста-
познании, он склонен стремиться здесь к поиску некой перво-
точно очевидно.
причины, первозакона, нснарушаемого в течение длительного
времени: «И только те законы заслуживают истинного почи-
тания, которым баг оиеспечил существование настолько дли-
7. О БОГЕ, ВЕРЕ И БЕССМЕРТИИ ДУШИ тельное, что никто уже того не знает, когда они возникли и
были ЛИ до них какие-либо другие. А пока что, поскольку.мы.
В то время, когда Монтень работал над «Опытами*», во сами устанавливаем правила нашего поведения, мы обречены
Фракции наблюдался расцвет инквизиции, поэтому автор не на чудовищный хаос».
мог открыто ответить на вопрос: существует ли бог. Однако в
трудах довольно четко и ясно дана позиция философа. Сумя-
тица мнении вызывает у Монтеня сомнение в идее божества
вообще. Монтень оказался перед серьезными противоречия- 8. О ЗАКОНАХ
ми; если бог существует, то он является существом одушев-
ленным, если он существо одушевленное, то имеет органы В жизни человека существуют установленные «вечные»
чувств, а если он имеет органы чувств, то он подвержен раз- ценности и библейские заповеди, возникшие очень давно: .«не
иращающему влиянию страстей. Если же он не имеет телесной убнй», «пе укради*., «не пожелай чужой жены» и другие.
сущности, то пе имеет и души, а следовательно, не может и Монтонь высказывает мысль, что- поступки, которые ра-
действовать; если он имеет тело, то он НС избавлен от гибели. нее считались незаконными, в скором времени узакониваются.
Культура

и наоборот, законные и оправданные действия в один пре- вается политический строй, существенно отличающийся от
красный день превращаются в свою противоположность. Из- того, какой был с 1917 по 1991 гг. Если опираться на мысли
начально довольно тяжело с полной уверенностью судить, -*что Моитеня, то предшествующий строй действительно был не
такое хорошо, и что такое плохи*, так как «добро и зло - лучшим, так как не сохранил целостность государства, отсюда
одно и то же». следует, что создание и установление нового политического
строя в России рационально.
По Монтеню, «истинной религией для каждого является
та, которая охраняется обычаем той страны, где он родился?. Монтень высказывается против законов, которые осно
Он придерживается мнения, что «жаждать власти немногих в выдаются на чьих-либо интересах, но не народа: «Эти жалкие
государстве, где правит народ, или стремиться в монархиче- законы (ибо как назвать их иначе, если из бесконечного мно-
ском государстве к иному виду правления • это преступление
*
= жества законов нет ни одного, который по милости судьбы
и безумие». Эта мысль философа особенно ценна, если приме- или случайно выпавшему жребию был бы повсеместно при-
нить ее 1С истории государства Российского. В 1917 г. произо- нят по общему соглашению всех народов) столь ничтожны,
шел «дворцовый» переворот, где монархию сменила «власть что даже из этих трех или четырех избранных законов нет ни
немногих», прикрывшаяся идеями народа. Для этих истори- одного, которого не отвергли бы не то что один какой-нибудь,
ческих событий как нельзя лучше подходит высказывание а многие народы*. Это применимо к тем законам, которые
Моптеня: «Те, кто расшатывает государственный строй, чаще устанавливаются в соответствии с политикой государства, но
всего первыми и гибнут при его крушении. Плоды смуты ни- никак не распространяется па заповеди Библии, правила Ко-
когда не достаются тому, кто ее вызвал; он только всколых- рана, Талмуда или священные книги других религий, так как
нул и замутил воду, а ловить рыбу будут уже другие* Если же народ согласен с этими правилами и соблюдает их из поколе-
ваять период с 1991 г., то в России действительно устанавли- ния ь поколение уже не одно тысячелетне.



<< Пред. стр.

страница 110
(всего 138)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign