LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 11
(всего 138)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Обожгла боль от измены жены Серегу Безменовг, и он
дящей в прошлое цепи поколений, о Родине, о духовных свя-
отрубил себе два пальца («Беспалый»). Оскорбил очкарика в
зях. Всеобъемлющий образ земли-Родины становится цент-
магазине хам-продавец, и он впервые в жизни напился и попал
ром тяготения всего содержания творчества Шукшина: ос-
в вытрезвитель («А поутру они проснулись...») и т. д.
новных коллизий, художественных концепций, нравственно-
В таких ситуациях герои Шукшина могут даже покон-
эстетических идеалов. Обогащение и обновление, даже услож-
чить с собой («Сураз», «Жена мужа в Париж провожала»).
нение исконных понятий о земле, доме в творчестве Шукши-
Нет, не выдерживают они оскорблений, унижений, обиды.
на вполне закономерно. Его мировосприятие, жизненный опыт,
Обидели Сашку Ермолаева («Обида»), «несгибаемая» тетя-
обостренное чувство родины, художническая проникновен-
продавец нахамила. Ну и что? Бывает. Но герой Шукшина не
ность, рожденные в новую эпоху жизни народа, обусловили
будет терпеть, а будет доказывать, объяснять, пробиваться
такую своеобразную прозу.
сквозь стену равнодушия. И ... схватится за молоток. Или
уйдет из больницы, как это сделал Ванька Тепляшин («Кляу- Первой попыткой осмысления В. Шукшиным судеб рус-
за»). Очень естественная реакция человека совестливого и ского крестьянства на исторических изломах стал роман «Лю-
доброго... бавины». В нем речь шла о начале 20-х г. XX в. Но главным
героем, главным воплощением, средоточием русского нацио-
Нет, Шукшин не идеализирует своих странных, непуте-
нального характера для Шукшина являлся Степан Разин. Имен-
вых героев. Идеализация вообще противоречит искусству пи-
но ему, его восстанию, посвящен второй и последний роман
сателя. Но в каждом из них он'находит то, что близко ему
Шукшина «Я пришел дать вам волю». Когда впервые заинте-
самому. И вот уже не разобрать, кто там взывает к человечно-
ресовался Шукшин личностью Разина, сказать трудно. Но уже
сти _ писатель Шукшин или Ванька Тепляшин.
в сборнике «Сельские жители» начинается разговор о нем.
Шукшинский герой, сталкиваясь с «узколобым горил-
Был момент, когда писатель понял, что Степан Разин какими-
лой», может F! отчаянии сам схватиться за молоток, чтобы
то гранями своего характера абсолютно современен, что в нем
доказать неправому свою правоту, и сам Шукшин может
- сосредоточены национальные особенности русского наро-
сказать: «Тут надо сразу бить табуреткой по голове — един-
да. И это, драгоценное для себя открытие, Шукшин хотел
ственный способ сказать хаму, что он сделал нехорошо»
донести до читателя. Сегодняшний человек остро ощущает,
(«Боря»). Это чисто «шукшинская» коллизия, когда прав-
как «сократилась дистанция между современностью и истори-
да, совесть, честь не могут доказать, что они - это они. А
ей». Писатели, обращаясь к событиям прошлого, изучают их с
хаму так легко, так просто укорить совестливого человека.
52 Литература

позиции людей своего времени, ищут и находят те нравствен- теля, все чаще звучит страстный, искренний авторский голос,
ные и духовные ценности, которые необходимы в наше время. обращенный прямо к читателю. Шукшин загсворил о самом
Проходит несколько лет после окончания работы над главном, наболевшем, обнажая свою художнике скую позицию.
романом «Любавины», и Шукшин на новом художественном Он словно почувствовал, что его герои не во; могут выска-
уровне пытается исследовать процессы, происходящие в рус- зать, а сказать обязательно надо. Все больше появляется «вне-
ском крестьянстве. Поставить фильм о Степане Разине было запных», «навыдуманных» рассказов от самого себя — Васи-
его мечтой. К ней он возвращался постоянно. Если принять во лия Макаровича Шукшина. Такое открытое движение к «не-
внимание природу шукшинского дарования, вдохновлявше- слыханной простоте», своеобразной обнаженности — в тради-
гося и питавшегося живой жизнью, учесть, что он сам соби- циях русской литературы. Тут собственно уже не искусство, а
рался играть роль Степана Разина, то от фильма можно было выход за его пределы, когда душа кричит о своей боли. Те-
бы ожидать нового глубокого проникновения в русский на- перь рассказы — сплошное авторское слово.
циональный характер. Одна из лучших книг Шукшина так и Искусство должно учить добру. Шукшин в способности
называется — «Характеры» — и само это название подчерки- чистого человеческого сердца к добру видел самое дорогое
вает пристрастие писателя к тому, что складывалось в опреде- богатство. «Если мы чем-нибудь сильны и по-настоящему умны,
ленных исторических условиях. так это в добром поступке», — говорил он. С этим жил, в это
В рассказах, написанных в последние годы жизни писа- верил Василий Макарович Шукшин.




СОВРЕМЕННА ЛИ САТИРА В. В. МАЯКОВСКОГО?
Жизнь меняется каждый день, задавая все новые и но- звана «Былина об Иване». Она, действительно сегодня чита-
вые вопросы. Трудно разобраться в своем времени, а что го- ется, как волшебная сказка. Интересно, что поэма «Пятый
ворить о прошлом? Получается так, что у каждого времени Интернационал» имела первоначальное название «Тридевя-
своя правда. тый Интернационал». Говорят, что в истории зге повторяется
Какое оно, время Маяковского? Удивительное время. по кругу. В это действительно веришь, когда читаешь такой
Время трагедий, разъединивших отцов и детей, время фантас- его плакат из «Окон РОСТА»:
тических прогнозов, святой и наивной веры в человеческое То'лько уголь даст хлеб.
братство, мир во всем мере: «Хоть раз бы увидеть, что вот, Только уголь даст одежду.
спокойный, живет человек...» Мы тоже хотим в это верить. Только уголь даст тепло.
Эта вера сближает поколения. Мы имеем право рассматривать А угля добываем все меньше и меньше.
лишь стержневые вопросы творчества Маяковского, опуская
Как выйти из этого положения';
те его просчеты, заблуждения, которые породило его время, о
Делайте предложение!
которых мы не можем судить, так как это уже история. В
Не сегодняшний ли это день?
последнем своем произведении «Во весь голос» Маяковский
Победа революции внушила неоправданьнй оптимизм и
сказал: «Я сам расскажу о времени и о себе». Для человека во
веру в дальнейшие победы. Но человечество без проблем ни-
все века непреложные истины добра, справедливости, честно-
когда, наверное, не останется. Безработица, низкий уровень
сти были ориентиром в жизни и верой в саму жизнь. Смысл
жизни, низкая заработная плата, плохие жилищные условия ..
его творчества можно определить первыми строками поэмы
Разве эти строки не о сегодняшнем дне:
«150 000 000»:
Слава, Слава, Слава героям!!!
Идея одна у нее — сиять в настоящее завтра.
Впрочем, им довольно воздали лани.
Но каким образом?
Теперь поговорим о дряни.
В диком разгроме старое смыв, новый разгремим
по миру миф. И нечего нам сейчас добавить к его фразе: «Дрянь пока
что мало поредела». А «Прозаседавшиеся»? А «Бюрократиа-
Как по-новому сейчас читаются эти строки. Пророча
да»? Для сокращения штатов избирается «тройка», «тройка»
одно, он, сам не зная, предсказал другое. Мы действительно
выделяет «комиссию и подкомиссию», «комиссия» расширяет
создали лишь новый миф:
штат «сверхштатной сотней», вопрос обсуждают на штенумг,
Гром разодрал побережий уши, слушают, постановляют...
и брызги взметнулись земель за тридевять,
Бумага взад.
когда Иван, шаги обрушив,
Бумага вперед.
пошел грозою вселенную выдивить.
По проторенному другими следу через замзава проплы-
Вот так и получается, что, рассказывая «о времени и о
ла к преду. Пред в коллегию внес вопрос...
себе», он рассказал и о нас, правда, смысл эти слова в конце
Гротеск «Прозаседавшихся» убийствен шй, обнажаю-
века приобрели другой. Невозможно «рай» будущего возвес-
щий абсурдность поведения людей, убивающих все время и
ти на «трупе» прошедшего. Интересно читать сейчас заключи-
энергию на бесконечные пустые заседания, например на
тельную главу этой поэмы про «Октябрьскую революции со-
заседание по поводу «покупки склянки чернил Губкоопрр.ч-
тую годовщину». Не получилось всемирного торжества по
ТИВом».
этому поводу. В первоначальном варианте эта поэма была на-
Образ Иешуа в романе «Мастер и Маргарита» 53

Разве мало в нашей жизни аналогичных пустопорож- В «Стихотворении о Мясницкой, о бабе и о всероссий-
них заседаний? Декреты, постановления, заседания, а «воз ском масштабе» поэт опять прав:
и ныне там». '
Что бабе масштаб грандиозный наш?!
Бюрократия во все времена умела быстро менять свое Бабе грязью обдало рыло,
лицо, надевать новые маски, иными словами, приспосабли- и баба,
ваться. взбираясь с этажа на этаж,
Рой чиновников с недели на день аннулирует сверху
октябрьский гром и лом, и меня
и у многих даже и власти крыла.
проступают сзади Действительно, «почему это о грязи на Мясницкой воп-
пуговицы рос никто не решает в общемясницком масштабе?!»
дофевральские с орлом. «Резолюцию» Маяковского из стихотворения «Бюро-
кратиада» можно считать резолюцией наших дней:
Наш сегодняшний «Хулиган» все тот же: Смотрит — кому
бы заехать в ухо? Что башка не придумает дурья?! Бомба из По-моему, это
безобразий и ухарств, дурости, пива и бескультурья. — с другого бочка —
Слова Маяковского из «Барышни и хулигана» надо сде- знаменитая сказка про белого бычка.
jiiiTb сегодняшним лозунгом: Говорят, что каждый великий поэт должен переживать
Пора топором закона сперва непризнание, потом признание, потом забвение — и воз-
отсечь гнилые дела и речь! вращение к себе. Это о Маяковском. Маяковского часто на-
зывали поэтом будущего времени. Сейчас он понятен, как
никогда. Его будущее наступило.




ОБРАЗ ИЕШУА В РОМАНЕ «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

В трактовке образа Иисуса Христа как идеала нравствен- участников совмещает в себе противоположные черты и выс-
ного совершенства Булгаков отошел от традиционных, кано- тупает в двойственной роли. «Вместо прямой конфронтации
нических представлений, основанных на четырех Евангелиях жертвы и предателя, Мессии и его учеников и враждебных им
и апостольских посланиях. образуется сложная система, между всеми членами которой
проступают отношения родства частичного подобия». Пере-
В. И. Немцев пишет: «Иешуа — это авторское воплоще-
осмысление канонического евангельского повествования и
ние в дела положительного человека, к которому направлены
придает версии Булгакова характер апокрифа. Сознательное
стремления героев романа».
и резкое неприятие канонической новозаветной традиции в
В романе Иешуа не дано не единого эффектного геро-
романе проявляется в том, что записи Левия Матвея (т. е. как
ического жеста. Он — обыкновенный человек: «Он не ас-
бы будущий текст Евангелия от Матфея) оцениваются Иешуа
кет, не пустынножитель, не отшельник, не окружен он аурой
как полностью несоответствующие действительности. Роман
праведника или подвижника, истязающего себя постом и
выступает как истинная версия.
молитвами. Как все люди, страдает от боли и радуется осво-
бождению от нее». Первое представление об апостоле и евангелисте Мат-
фее в романе дает оценка самого Иешуа: «... ходит, ходит один
Мифологический сюжет, на который проецируется про-
с козлиным пергаментом и непрерывно пишет, но я однажды
изведение Булгакова, представляет собой синтез трех основ-
заглянул в этот пергамент и ужаснулся. Решительно ничего из
ных элементов — Евангелия, Апокалипсиса и «Фауста». Две
того, что там записано, я не говорил. Я его умолял: сожги ты
тысячи лет тому назад было найдено «переменившее весь ход
бога ради свой пергамент!». Стало быть, сам Иешуа отвергает
мировой истории средство спасения». Булгаков видел его в
достоверность свидетельств Евангелия от Матфея. В этом от-
духовном подвиге человека, который в романе назван Иешуа
ношении он проявляет единство взглядов с Воландом-Сата-
Га-Ноцри и за которым виден его великий евангельский прооб-
ной: «Уж кто-кто, — обращается Воланд к Берлиозу, — а вы-
раз. Фигура Иешуа стала выдающимся открытием Булгакова.
то должны знать, что ровно ничего из того, что написано в
Есть сведения о том, что Булгаков не был религиозен, в
Евангелиях, не происходило не самом деле никогда». Не слу-
церковь не ходил, от соборования перед смертью отказался.
чайно глава, в которой Воланд начинал рассказывать роман
По вульгарный атеизм был ему глубоко чужд.
Мастера, в черновых вариантах имела заглавие «Евангелие от
Настоящая новая эра в XX веке — это тоже эра «лице-
Дьявола» и «Евангелие от Воланда». Многое в романе Масте-
творения», время нового духовного самоспасения и самоуп-
ра о Понтии Пилате очень далеко от евангельских текстов. В
равления, подобное которому было явлено некогда миру в
частности, нет сцены воскресения Иешуа, отсутствует вообще
Иисусе Христе. Подобный акт может, по М. Булгакову, спас-
Дева Мария; проповеди Иещуа продолжаются не три года,
ти наше Отечество в XX в. Возрождение Бога должно про-
как в Евангелии, а в лучшем случае - несколько месяцев.
изойти в каждом из людей.
Что касается деталей «древних» глав, то многие из них
История Христа в романе Булгакова изложена не так,
Булгаков почерпнул из Евангелий и проверил по надежным
как в Священном Писании: автор предлагает апокрифическую
историческим источникам. Работая над этими главами, Булга-
нгрсию евангельского повествования, в которой каждый из
54 Литература

ков, в частности, внимательно изучил «Историю евреев» Ген- чалу многие принимают ее за слабость, даже з,ч духовное без-
риха Гретца, «Жизнь Иисуса» Д. Штрауса, «Иисус против Хри- волие.
ста» А. Барбюса, «Книгу бытия моего» П. Успенского, «Гсф- Однако Иешуа Га-Ноцри не простой челоиэк: Воланд-Са-
симанию» А. М, Федорова, «Пилата» Г. Петровского, «Про- тана мыслит себя с ним в небесной иерархии tfpi шерно на рав-
куратора Иудеи» А. Франса, «Жизнь Иисуса Христа» Ферра- ных. Булгаковский Иешуа является носителем идеи богочело-
ра, и конечно же, Библию, Евангелия. Особое место занимала века.
книга Э. Ренана «Жизнь Иисуса», из которой писатель почер- Бродяга-философ крепок своей наивной верой в доб-
пнул хронологические данные и некоторые исторические де- ро, которую не могут отнять у него ни страх наказания, ни
тали. Из ренановского «Антихриста» пришел в роман Булга- зрелище вопиющей несправедливости, чьей жертвой стано-
кова Афраний. вится он сам. Его неизменная вера существуем вопреки обы-
денной мудрости и наглядным урокам казня. В житейской
Для создания многих деталей и образов исторической
практике эта идея добра, к сожалению, не защищена. «Сла-
части романа первичными импульсами послужили некоторые
бость проповеди Иешуа в ее идеальности, - справедливо
художественные произведения. Так, Иешуа наделен некото-
считает В. Я. Лакшин, — но Иешуа упрям, v в абсолютной
рыми качествами сервантовского Дон Кихота. На вопрос Пи-
цельности его веры в добро есть своя сила». В своем герое
лата, действительно ли Иешуа считает добрыми всех людей, в
автор видит не только религиозного проповедника и ре-
том числе и избившего его кентуриона Марка Крысобоя, Га-
форматора — образ Иешуа воплощает в ccfie свободную
Ноцри отвечает утвердительно и добавляет, что Марк, «прав-
духовную деятельность.
да, несчастливый человек... Если бы с ним поговорить, — вдруг
мечтательно сказал арестант, — я уверен, что он резко изме- Обладая развитой интуицией, тонким и сильным интел-
нился бы». В романе Сервантеса: Дон Кихот подвергается в лектом, Иешуа способен угадывать будущее, причем не про-
замке герцога оскорблению со стороны священника, назвав- сто грозу, которая «начнется позже, к вечеру:», но и судьбу
шего его «пустой головой», но кротко отвечает: «Я не должен своего учения, уже сейчас неверно излагаемого Левием. Иешуа
видеть. Да и не вижу ничего обидного в словах этого доброго — внутренне свободен. Даже понимая, что ему реально угро-
человека. Единственно, о чем я жалею, это что он не побыл с жает смертная казнь, он считает нужным сказать римскому
нами — я бы ему доказал, что он ошибался». Именно идея «за- наместнику: «Твоя жизнь скудна, игемон».
ражения добром» роднит булгаковского героя с рыцарем Пе- Б. В. Соколов полагает, что идея «заражения добром»,
чального Образа. В большинстве же случаев литературные ис- являющаяся лейтмотивом проповеди Иешуа, привнесена Бул-
точники настолько органично вплетены в ткань повествования, гаковым из ренановского «Антихриста». Иешуа мечтает о
что относительно многих эпизодов трудно однозначно сказать, «будущем царстве истины и справедливости» и оставляет его
взяты ли они из жизни или из книг. открытым абсолютно для всех: «...настанет время, когда не
будет власти ни императора, ни какой-либо иной власти». Че-
М. Булгаков, изображая Иешуа, нигде ни единым наме-
ловек перейдет в царство истины и справедливости, где вооб-
ком не показывает, что это Сын Божий. Иешуа везде пред-
ще не будет надобна никакая власть.
ставлен Человеком, философом, мудрецом, целителем, но —
Человеком. Никакого ореола святости над Иешуа не витает, и Га-Ноцри проповедует любовь и терпимость. Он никому
в сцене мучительной смерти присутствует цель — показать, не отдает предпочтения, для него одинаково интересны и Пи-
какая несправедливость творится в Иудее. лат, и Иуда, и Крысобой. Все они — «добрые люди», только —
«покалеченные» теми или иными обстоятельствами. В беседе
Образ Иешуа — это лишь персонифицированный образ
с Пилатом он лаконично излагает суть своего учения: «...злых
морально-философских представлений человечества, нрав-
людей нет на свете». Слова Иешуа перекликаются с кантов-
ственного закона, вступающего в неравную схватку с юриди-
скими высказываниями о сути христианства, определенной или
ческим правом. Не случайно портрет Иешуа как таковой в
как чистая вера в добро, или как религия добро -о образа жиз-
романе фактически отсутсвует: автор указывает на возраст,
ни. Священник в ней просто наставник, а церковь — место
описывает одежду, выражение лица, упоминает о синяке, и
собраний для поучений. Кант рассматривает добро как свой-
ссадине — но не более того: «...ввели ... человека лет двадцати
ство, изначально присущее человеческой природе, как, впро-
семи. Этот человек был одет в старенький и разорванный го-
чем, и зло. Для того чтобы человек состоялся как личность,
лубой хитон. Голова его была прикрыта белой повязкой с
т. е. существо, способное воспринимать уважен ке к морально-
ремешком вокруг лба, а руки связаны за спиной. Под левым
му закону, он должен развить в себе доброе начало и подавить
глазом у человека был большой синяк, в углу рта — ссадина с
злое. И все здесь зависит от самого человека. Р'ади собствен-
запекшейся кровью. Приведенный с тревожцым любопытством
ной же идеи добра Иешуа не произносит слово неправды. Если
глядел на прокуратора».
бы он хоть немного покривил душой, то «исчез эы весь смысл
На вопрос Пилата о родных он отвечает: «Нет никого.
его учения, ибо добро — это правда!», а «правду говорить
Я один в мире». Но вот что опять странно: это отнюдь не
легко И приятно».
звучит жалобой на одиночество... Иешуа не ищет сострада-
ния, в нем нет чувства ущербности или сиротства. У него это В чем же главная сила Иешуа? Прежде всего в открыто-
звучит примерно так: «Я один — весь мир передо мною», или сти. Непосредственности. Он всегда находится в состоянии
— «Я один перед всем миром», или — «Я и есть этот мир». духовного порыва «навстречу». Его первое же появление в
Иешуа самодостаточен, вбирая в себя весь мир. В. М. Аки- романе фиксирует это: «Человек со связанными руками не-
мов справедливо подчеркивал, что «трудно понять цельность сколько подался вперед и начал говорить:
Иешуа, его равность себе самому — и всему миру, который — Добрый человек! Поверь мне...»
он вобрал в себя». Нельзя не согласиться с В. М. Акимовым Иешуа — человек, всегда открытый миру, «Открытость»
в том, что сложная простота булгаковского героя трудно и «замкнутость» — вот, по Булгакову, полюсы добра и зла.
постижима, неотразимо убедительна и всесильна. Более того, «Движение навстречу» — сущность добра. Уход в себя, замк-
сила Иешуа Га-Ноцри так велика и так объемлюша, что пона- нутость — вот что открывает дорогу плу. Уход? в егбя, 'IPTIU
Мастер и Михаил Булгаков 55

век так или иначе вступает в контакт с дьяволом. М. Б. Ба- сти у главного героя. Гибель героя описывается как вселен-
бинский отмечает способность Иешуа поставить себя на место ская катастрофа — конец света: «настала полутьма, и молнии
другого, чтобы понять его состояние. Основой гуманизма этого бороздили черное небо. Из него вдруг брызнуло огнем, и крик
человека является талант тончайшего самосознания и на этой кентуриона: «Снимай цепь!» — утонул в грохоте... Тьма за-"
основе — понимание других людей, с которыми сводит его крыла Ершалаим. Ливень хлынул внезапно... Вода обруши-
лась так страшно, что когда солдаты бежали книзу, им вдогон-
судьба.
ку уже летели бушующие потоки».
В этом - ключ к эпизоду с вопросом: «Что такое исти-
на?». Пилату, мучающемуся гемикранией, Иешуа отвечает так: Несмотря на то что сюжет кажется завершенным — Иешуа
«Истина... в том, что у тебя болит голова». казнен, автор стремится утвердить, что победа зла над добром
Булгаков и здесь верен себе: ответ Иешуа связан с глу- не может стать результатом общественно-нравственного про-
тивоборства, этого, по Булгакову, не приемлет сама челове-
бинным смыслом романа — призывом прозреть правду сквозь
ческая природа, не должен позволить весь ход цивилизации.
чамеки, открыть глаза, начать видеть.
Возникает впечатление, что Иешуа так и не понял, что он умер.
Истина для Иешуа — это то, что на самом деле. Это сня-
Он был живым все время и живым ушел. Кажется, самого
тие покрова с явлений и вещей, освобождение ума и чувства
слова «умер» нет в эпизодах Голгофы. Он остался живым. Он
от любого сковывающего этикета, от догм; это преодоление
мертв лишь для Левия, для слуг Пилата.
условностей и помех. «Истина Иешуа Га-Ноцри — это восста-
новление действительного видения жизни, воля и мужество Великая трагическая философия жизни Иешуа состоит
не отворачиваться и не опускать глаз, способность открывать в том, что право на истину (и на выбор жизни в истине) испы-
тывается и утверждается также и выбором смерти. Он «сам
мир, а не закрываться от него ни условностями ритуала, ни
управился» не только со своей жизнью, но и со своей смертью.
выбросами «низа». Истина Иешуа не повторяет «традицию»,
Он «подвесил» свою телесную смерть так же, как «подвесил»
«регламент» и «ритуал». Она становится живой и всякий раз
свою духовную жизнь.
поной способностью к диалогу с жизнью.
Но здесь и заключено самое трудное, ибо для полноты Т^м самым он поистине «управляет» собой (и всем вооб-
такого общения с миром необходимо бесстрашие. Бесстрашие ще распорядком на земле); управляет не только Жизнью, но и
Смертью.
души, мысли, чувства».
Деталь, характерная для Евангелия от Булгакова, — со- «Самотворение», «самоуправление» Иешуа выдержало
четание чудотворной силы и чувства усталости и потерянно- испытание смертью, и поэтому оно стало бессмертным.




МАСТЕР И МИХАИЛ БУЛГАКОВ
ри, созданная им самим, — еще одно предположение Б. С. Мяг-
Мастера и Булгакова роднит очень многое. Оба работа-
кова. В качестве возможных прототипов Мастера называют и
ли историками в музее, оба жили достаточно замкнуто, обе
О. Мендельштама, и доктора Вагнера (Гете), но, несомненно,
родились не в Москве. Мастер очень одинок и в повседневной
больше всего в образ Мастера Булгаков вложил автобиогра-
жизни, и в своем литературном творчестве. Роман о Пилате он
фических черт.
создает без какого-либо контакта с литературным миром. В
литературной среде Булгаков тоже ощущал себя одиноким, Автор романа о Понтии Пилате является двойником Бул-
хотя в отличие ог своего героя в разное время поддерживал гакова не только потому, что в его образе отражены психоло-
дружеские отношения со многими видными деятелями ли- гические черты и жизненные впечатления писателя. Булгаков
тературы и искусства: В. В. Вересаевым, Е. И. Замятиным, сознательно выстраивает параллели между своей жизнью и
Л. А. Ахматовой, П. А. Марковым, С. А. Самосудовым и др. жизнью Мастера. Образ героя носит притчевый характер, вы-
ражая представление Булгакова о призвании художника и
«С балкона осторожно заглядывал в комнату бритый,
являя собол обобщенный тип художника. Чрезвычайно при-
темноволосый, с острым носом, встревоженными глазами и со
влекательна идея романа «Мастер и Маргарита» о высшем на-
свешивающимся на лоб клоком волос человек лет примерно
значении искусства, призванного утвердить добро и противо-
38». Б. С. Мягков предполагает, что это описание внешности
стоять злу. «Сам облик Мастера — человека с чистой душой, с
героя — «практически автопортрет создателя романа, а уж в
чистыми помыслами, охваченного творческим горением, поклон-
иозрасте абсолютная точность: когда начинали создаваться
ника красоты и нуждающегося во взаимном понимании, род-
эти главы, в 1929 г., Булгакову было именно 38 лет». Далее
ственной душе, — сам облик такого художника нам безусловно
Мягков ссылается на «аргументированное мнение», согласно
дорог».
которому прототипом Мастера был и любимый писатель Бул-
гакова Н. В. Гоголь, о чем свидетельствует несколько фактов: В самом имени героя заключен не только прямой смысл
образование историка, портретное сходство, мотив сожжен- слова «мастер» (специалист, достигший в какой-либо области
ного романа, ряд тематических и стилистических совпадениях высокого умения, искусства, мастерства). Оно противопостав-

<< Пред. стр.

страница 11
(всего 138)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign