LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 11
(всего 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

писатель, поучая девочку ("И никогда не верь тому, что тебе говорят дурного о
животных"), опровергает бытующие мнения о глупости четвероногих, приводит
примеры приветливости, добродушия и трудолюбия осла, семейственности гусей,
ума и благородства лошадей.


Еще до революции Куприн создал немало оригинальных рассказов о "друзьях
человека" ("Белый пудель", "Слоновья прогулка", "Сапсан"). Но в них (*112) тема
животных" была тесно сплетена с социальной проблематикой, с несправедливыми
порядками в обществе. Рассказы о животных, созданные в эмиграции, получают
иную окраску. Они становятся более "интимными", более камерными. Но вместе с
тем в них высветляется на будничном материале все высокое, человечное, доброе.


В рассказе "Ю-ю", например, Куприн говорит о необходимости деликатного и
чуткого отношения к животным, которые невниманием бывают ранимы не меньше
человека. Иногда писатель строит рассказы на противопоставлении преданности и
верности животных людскому эгоизму. Таков рассказ о знаменитой собаке Барри,
на могиле которой была краткая надпись: "Барри, сенбернар. Спас жизнь сорока
человекам. Был убит сорок первым". Или в другом рассказе - "Завирайка" - Куприн
с восторгом пишет о кротости и чистоте характера охотничьего пса, который
"проявил такую преданную дружбу, такую силу доброй воли и такую
сообразительность, какие и среднему человеку сделали бы большую честь".


В 1930 году писатель со скорбью говорил одному из журналистов: "А вы заметили,
что сейчас в литературе почти не осталось ни собак ни лошадей?" Как бы желая
восполнить образовавшийся пробел, Куприн в последние годы задумал целую
книгу о животных - "Друзья человека". Но осуществить свой благородный замысел
писатель не успел. Он создал только один рассказ из задуманного цикла - "Ральф".


Высокие нравственные проблемы одухотворяют и последние повести писателя:
"Юнкера", "Колесо времени", "Жанета".


Автобиографическая повесть "Юнкера", явившаяся продолжением повести
"Кадеты", была задумана еще в 1911 году. Куприн неоднократно принимался за
нее, но вплотную стал работать над книгой только в 1928-1932 годах.
Веяние новых настроений заметно отличает эту повесть от других произведений
писателя об армии. В "Юнкерах" Куприн явно смягчает и сглаживает
отрицательные стороны быта царского военного училища. Былое предстает в
несколько идиллическом свете. Как вспоминает Ксения Куприна, "отцу хоте(*113)
лось забыться, и поэтому он взялся писать "Юнкеров". Ему хотелось сочинить
нечто похожее на сказку"93. Вполне естественно, что на первый план в книге
выступает все лучшее - поэзия зарождающейся любви, увлечение искусством,
творчеством, непосредственные радости юности: встречи, вечера, балы, танцы,
удальство и наивная гордость военной выправкой. "Здесь, - справедливо замечает
Ф. Кулешов, - чувствуется авторское любование праздничной, светлой и легкой
жизнью беззаботных и по-своему счастливых, довольных людей, восхищенное
умиление изысканной "светскостью" юнкера Александрова"94.


И все-таки книга пронизана грустью. В ней чувствуется печаль по утраченной
юности, по далекой Москве.


Для произведений Куприна последнего десятилетия вообще характерно сочетание
грусти и света, радости и печали, что придает особый тон его книгам. Писатель
повествует о богатстве и красоте человеческих душ и одновременно о том, как
люди утрачивают счастье, остаются одинокими, непонятыми, не сумев радостно и
полнокровно прожить свою жизнь. Этими чувствами окрашены лирические
повести "Колесо времени" и "Жанета". В них - все в настроении, в переливах и
оттенках, в тонкости душевных переживаний героев.


В профессоре Симонове - главном герое "Жанеты" - угадываются многие черты и
переживания самого Куприна. Повесть изобилует мудрыми наблюдениями,
меткими деталями. Особенно интересны в ней мысли и чувства одинокого старого
человека, подводящего нелегкие итоги блестяще начатой итак бедно
заканчивающейся жизни. Но вместе с тем повесть наполнена радостью детского
доверия, радостью человеческого общения, бескорыстной заботой о воспитании
прекрасного в детях. Мысли профессора Симонова о воспитании звучат как
своеобразное завещание, напутствие будущим поколениям. (*114) "Да, - говорит
сам себе с умилением профессор,- правы те мудрые учителя, которые советовали
окружать рост младенца красотою и добром, рост дитяти - красотою и первичными
знаниями, рост отрока - красотою и физическим развитием, рост юношей и дев -
красотою и учением". Старый ученый мечтал именно о таком воспитании Жанеты,
мечтал о том, чтобы "принцесса четырех улиц" под его любящим руководством
научилась "постигать бесконечную красоту, доброту, богатство и прекрасную
планомерность мира". Мечты профессора не осуществились.


А книга писателю удалась. "Жанета" - лучшая повесть Куприна последних лет -
своеобразный итог, прощальная песня одинокого угасающего художника.


Все чаще и чаще задумывался Куприн о возвращении на родину, пытался узнать, к
кому следует обратиться, чтобы получить разрешение на въезд в Советский Союз.


Весной 1937 года мечта его наконец сбылась. 29 мая 1937 года, после
семнадцатилетнего пребывания на чужбине, Куприн выехал из Парижа в Москву.


Ссылки
75
"Горьковские чтения, 1964-1965". М., "Наука", 1966 стр. 151.

76
"Журнал журналов", 1915, № 29, стр. 6.

77
Рукописный отдел ИРЛИ, ф. 20, 15. 125/ХСб 1, л. 220-221.

78
А. Куприн. Союзники, - "Биржевые ведомости", утренний выпуск. 1916. 3 января.

79
Частично опубликованы в статье: Ник. Вержбицкий. К биографии Куприна. -
"Звезда", 1960, № 12.

80
Олег Леонидов. Кремлевское дело. - "Ленин" (Однодневная литературная газета).
М., 1924, стр. 4.

81
См.: "Ленинградский альманах", 1958, № 14, стр. 200-207.

82
Ксения Куприна. Мой отец и я работаем в кино.- "Литературная Россия", 1963, 23
августа, № 34, стр. 18.
83
Куприна-Иорданская, стр. 322.

84
Н. Рощин. Купринские самоцветы.-"Литературная Россия", 1964, 10 апреля, № 5,
стр. 17.

85
Ксения Куприна. Мой отец и я работаем в кино. - "Литературная Россия", 1963,
23 августа, № 34, стр. 18.

86
Письма А. И. Куприна к И. А. Левинсону (1928-1934).- В кн.: К. Н. Батюшков, Ф.
Д. Батюшков. А. И. Куприн. Вологодский гос. пед. институт, 1968. стр. 168.

87
"Ленинградский альманах", 1958, № 14, стр. 203.

88
Куприна-Иорданская, стр. 323.

89
Куприна-Иорданская, стр. 323.

90
См. подробнее в кн.: Ф. Кулешов, стр. 500-501.

91
Куприна-Иорданская, стр.324.

92
Н. Рощин. Купринские самоцветы, - "Литературная Россия", 1964, 10 апреля, стр.
17.

93
См.: Н. Жегалов. Выдающийся русский реалист.- "Что читать", 1958, № 12, стр.
27.

94
Ф. Кулешов, стр. 517.




ВОЗВРАЩЕНИЕ.
"Я НАШЕЛ, НАКОНЕЦ, ПОКОЙ"
31 мая 1937 года Куприн возвратился в Москву, где его встретили с почетом. В
гостинице "Метрополь", а затем на даче Литфонда в Голицыне его навещали
старые друзья, родные и знакомые. На улицах и в скверах к писателю подходили
незнакомые люди, приветствовали его.


Особенно растрогала Куприна встреча писателей с красноармейцами Пролетарской
дивизии, которая состоялась в Голицыне в августе 1937 года. "Приехало человек
двести, - вспоминал Н. Телешов. - Сад был празднично убран... Гости пришли с
маршем и песнями. Пели, играли в горелки, плясали, гонялись взапуски,
веселились. Некоторые из присутствующих здесь писателей читали свои стихи... В
ответ на это и красноармейцы читали свои (*115)произведения"95. Приглашенный
на праздник тяжелобольной Куприн сперва "сидел и глядел на все почти молча...
Некоторым казалось, что до него как будто не доходит это общее товарищеское
веселье. Но когда красноармейцы запели хором русские песни - "Вниз по матушке
по Волге", про Степана Разина и персианку и другие, он совершенно переменился,
точно вдруг ожил. А когда запели теперешнюю песню "Широка страна моя
родная", Куприн сильно растрогался. Когда же отъезжающие красноармейцы
хором выразили ему свой прощальный привет, он не выдержал. То, что в этот день
переживал он молча и, казалось, безучастно, вдруг вырвалось наружу. - Меня,
великого грешника перед родиной, сама родина простила, - заговорил он сквозь
искренние горячие слезы. - Сыны народа - сама армия меня простила. И я нашел,
наконец, покой"96.


Увиденное на Родине потрясло Куприна, потребовало художественного отклика.
Но разлука с Россией, затянувшаяся на семнадцать лет, окончательно подточила
его мощное когда-то здоровье. Сам писать Куприн уже не мог. Новыми
впечатлениями он делился лишь в газетных интервью. В 1937 году в печати
появилось немало его бесед с корреспондентами "Литературной газеты",
"Известий", "Комсомольской правды" и др. В годовщину со дня смерти Горького
Куприн рассказал о своих встречах с великим современником. Заканчивая
небольшие "Отрывки воспоминаний", Куприн говорил: "...я низко склоняю голову
перед всем, что он сделал для своей советской страны и для своего народа".
Самым развернутым выступлением писателя было его интервью-очерк "Москва
родная"97. Отвечая на вопрос, что больше всего понравилось ему в СССР,
художник с восторгом говорил о новых городах, дворцах и заводах, о московском
метро. "Но самое удивительное из того, что возникло за это время, (*116) и самое
лучшее, что я увидел на родине, - замечал писатель, - это люди, теперешняя
молодежь и дети".


Перечитывая интервью Куприна, поражаешься не только его наблюдательности, но
и юношеской одухотворенности. Совершенно больной, плохо видящий и плохо
двигавшийся человек находил силы следить за интересами, настроениями и
поведением советских людей, особенно молодежи. Куприн замечал тягу молодежи
к науке, к литературе, к книге: "Кого ни спроси - все учатся, конспектируют,
делают выписки, получают отметки". Но больше всего радовал писателя
изменившийся облик юношей и девушек. "Меня поразили в них бодрость и
безоблачность духа, - говорил Куприн. - Это - прирожденные оптимисты. Мне
кажется даже, что у них по сравнению с юношами дореволюционной эпохи стала
совсем иная, более свободная и уверенная походка".


Последним ярким событием, на которое откликнулся писатель, был парад на
Красной площади 7 ноября 1937 года. Куприн был приглашен на Октябрьский
парад. Грандиозность увиденного взволновала его. Своими впечатлениями он сразу
же поделился с корреспондентом "Комсомольской правды": "Незабываемый парад
Красной Армии - это просто волшебное зрелище. Это зрелище хватает за душу, за
сердце... Я потрясен... Я видел на своем веку много парадов - в старом Петербурге,
на Марсовом поле, на военных парадах бывшего Царского села. Были и большие
торжественные парады, но на них не было ничего, кроме муштры, солдатской
шагистики, тупой выправки, нафабренных усов, звероподобных генералов и
вахмистров. 7 ноября на Красной площади я видел народных бойцов, проникнутых
достоинством и силой. Это был подлинный парад народа, уверенного в своей
правоте, народа, который знает, за что борется и ради чего живет".


Несколько ранее, в интервью "Москва родная" Куприн сказал: "Мне очень хочется
писать для чудесной советской молодежи и пленительной советской детворы". Но
силы его слабели. С сожалением говорил он жене: "У меня нет времени, чтобы
написать сочинение, от которого публика ахнула бы".


(*117) Последние дни - зиму и лето 1938 года - Куприн провел в Ленинграде и
Гатчине. Умер писатель 25 августа и был похоронен на Литераторских мостках
Волкова кладбища в Ленинграде.


За прошедшие три десятилетия имя художника не померкло. Его произведения
изданы миллионными тиражами. "Поединок", "Гранатовый браслет", "Олеся"
экранизированы у нас и за рубежом.


Купринские книга не тускнеют от времени, они приносят много радости все новым
и новым читателям. Чувство многих ценителей купринского таланта хорошо
выразил Паустовский. "Мы должны быть благодарны Куприну за все, - писал он, -
за его глубокую человечность, за его тончайший талант, за любовь к своей стране,
за непоколебимую веру в счастье своего народа и, наконец, за никогда не
умирающую в нем способность загораться от самого незначительного
соприкосновения с поэзией и свободно и легко писать об этом"98.


(*118)




КРАТКАЯ БИБЛИОГРАФИЯ
Афанасьев В. А. И. Куприн. Критико-биографический очерк. М., ГИХЛ, 1960.


Волков А. Творчество А. И. Куприна. М., "Советский писатель", 1962.


Воровский В. В. А. И. Куприн. - В кн.: В. В. Воровский. Литературно-критические
статьи. М., ГИХЛ, 1956.


Киселев Б. Рассказы о Куприне. М., "Советский писатель", 1964.
Кулешов Ф. И. Творческий путь А. И. Куприна. Минск, изд-во Министерства
высшего, среднего специального и профессионального образования БССР, 1963.


Куприна-Иорданская М. К. Годы молодости. М., "Художественная литература",
1966.


Паустовский К. Поток жизни (Заметки о прозе Куприна). - В кн.: Константин
Паустовский. Наедине с осенью. Портреты, воспоминания, очерки. М., "Советский
писатель", 1967, стр. 43-63.


Чуковский К. Куприн. - В кн.: Корней Чуковский. Современники. Портреты и
этюды. М., "Молодая гвардия" 1963, стр. 249-285.




Ссылки
95
Н. Телешов. Записки писателя. Избр. соч., т. 3, М., Гослитиздат, 1956, стр. 71.

96
Там же, стр. 72.

97
"Комсомольская правда", 1937, 11 октября.

98
К. Паустовский. Наедине с осенью. Портреты, воспоминания, очерки. М.,
"Советский писатель", 1967, стр. 63.

<< Пред. стр.

страница 11
(всего 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign