LINEBURG


страница 1
(всего 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Источник: http://stu.melissa.ru/index.php3?k0004.html




Крутикова Людмила Владимировна
"А.И. Куприн"
Электронное издание подготовила Волкова А.В. по книге из серии "Библиотека
словесника", Издательство "Просвещение", Ленинград, 1971.


ОГЛАВЛЕНИЕ
Глава первая. В ПОИСКАХ ПРИЗВАНИЯ
Истоки
Крепнущее дарование
"Молох"
Полесский цикл. "Лесная глушь". "Олеся"


Глава вторая. ПОРА РАСЦВЕТА (1900-1911)
"В болоте умирает человек, нужно воскресить человека"
"Поединок"
Время революции и реакции. "Поединок с жизнью, борьба за право быть
свободным человеком".


Глава третья. САМЫЕ ТРУДНЫЕ годы (1912-1938)
Незавершенные искания (1912-1919)
Семнадцать лет на чужбине ...
Возвращение. "Я нашел, наконец, покой"
Краткая библиография




Мы еще мало знаем, в чем заключается тайна писательского дарования. Бесспорно
одно: врожденные способности требуют немалых усилий от самой личности, дабы
живой росток не заглох, не превратился в нечто комнатное и тепличное, а вырос в
долголетний, устойчивый к бурям и ветрам эпохи талант, несущий людям и
радость и горечь познания мира.


Формированию Куприна-художника в немалой степени содействовали его
жизнелюбие, его неиссякаемая любознательность. "Самая трудная профессия,
выпавшая на мою долю, - говорил писатель, - заключалась в знакомстве с жизнью".


Вместе с Куприным в литературу конца XIX века пришло немало способных и
подчас более художественно одаренных писателей. Но лишь немногие сумели так
широко обозреть лик современной России, так глубоко познать жизнь простых,
обыкновенных людей. Немногие имели мужество и силу трезвыми глазами
взглянуть на страшный русский быт, на пошлость и грубость мещанства, на
первобытную простоту существования, нетребовательность и выносливость
миллионов забитых солдат, крестьян, ремесленников. Взглянуть - и не потерять
любви ни к жизни, ни к России, ни к ее замученному народу. Взглянуть- и нe
испугаться, не отмахнуться, не броситься в омут "новых течений" и "новых веяний"
- мистицизма, порнографии, богоискательства, эстетизма или экзотики.


Пристальное внимание к рядовым людям, к поведению и психологии народных
масс, беспощадная критика самодержавно-буржуазных устоев, поиски выхода из
социальных и моральных тупиков современности, неприятие декадентского
индивидуализма и мистики - вот что объединяло при всех различиях писателей-
реалистов, группировавшихся вокруг горьковского издательства "Знание".


(*4)Творчество Куприна - одно из свидетельств жизнеспособности реалистического
искусства начала века. Писатель оставил заметный след в русской культуре. Наши
знания о России тех лет немыслимы без точных свидетельств, которые запечатлены
в лучших произведениях Куприна: в повести "Поединок", в рассказах "Река
жизни", "Гамбринус", "Гранатовый браслет", в цикле очерков "Листригоны".


Устремленность Куприна отвечала запросам новой бурной эпохи трех революций.
Куприн писал о русском народе, о социальном гнете и бесправии, а главное - о том,
что могло помочь человеку выстоять в годы "безмолвной реакции", что могло
помочь людям сохранить чувство человеческого достоинства,- писал о любви и
благородстве, о несгибаемой воле и мужестве, о подвигах людей науки, искусства и
свободного физического труда.


Далеко не всем современникам приходилась по вкусу подобная направленность
творчества писателя. Его книги не раз подвергались нападкам со стороны
модернистов и охранителей самодержавно-буржуазного строя. Иначе встречала
художника демократическая аудитория. История сохранила высокие отзывы о его
произведениях Л. Толстого и Чехова. Великие писатели земли русской ценили
талант Куприна за меткую, истинно русскую речь, за простоту и свободу
повествования, за преданность живой жизни. Л. Толстой не раз восхищался
рассказами Куприна "Ночная смена", "В цирке", "Allez!", хорошим знанием
армейского быта в "Поединке". "У него настоящий, прекрасный настоящий
талант",-сказал Л. Толстой о Куприне в 1906 году. Еще до появления "Поединка"
Чехов назвал имя Куприна рядом с Горьким я Л. Андреевым, заметив, что они
"останутся в истории литературы". Не щедрый на похвалы современникам И.
Бунин восторженно говорил о многих рассказах Куприна, восхищался их
"разнообразными достоинствами... тем, что преобладает в них: свободой, силой,
яркостью повествований, его метким и без излишества щедрым языком...".


Куприн был и остается одним из самых читаемых авторов в широкой народной
среде.


Глава первая
В ПОИСКАХ ПРИЗВАНИЯ
ИСТОКИ
Путь Куприна в литературу мало чем отличался от трудных судеб писателей-
разночинцев. Немало талантов погибло на Руси под гнетом нужды и казенного
образования, под гнетом палочной дисциплины и тысячи мелочей, которые
отравили сознание и душу людей, не имевших средств к существованию.


Надо было обладать поистине неистовой влюбленностью в жизнь и настоящим
духовным здоровьем, чтобы не сломаться в долгие годы нужды, бездомности,
тягостного однообразия военных заведений, отупляющего армейского быта,
тяжелой газетной поденщины. Через все эти каторжные мытарства прошел
будущий автор "Поединка".


Казалось бы, жизнь делала все, чтобы сломить его волю и погубить еще один
талант на Руси. Буквально с первых детских лет будущий писатель столкнулся с
суровой судьбой.


Александр Иванович Куприн родился 26 августа (7 сентября) 1870 года в глухой
провинции, в городе Наровчате Пензенской губернии, в семье мелкого чиновника
Ивана Ивановича Куприна. Отца своего мальчик не помнил. Он умер, когда сыну
не было еще и года.


Овдовевшая мать - Любовь Александровна, урожденная княжна Куланчакова -
вынуждена была в 1874 году покинуть Наровчат и поселиться в московском
вдовьем доме. "Трехлетним мальчишкой меня (*6) привезли в Москву, - вспоминал
Куприн, - и с этого возраста вплоть до 19-ти лет я не выходил из казенных
заведений... Да надо по правде сказать, что четыре года моей офицерской службы
были тем же закрытым пансионом"1. В этих скупых словах точно выражен
горестный смысл нерадостно проведенных детства и юности.


Едва ли не двадцать лучших лет прошли у будущего писателя в скитаниях по
"казенным домам". С трех до семи лет мальчик жил вместе с матерью в общей
палате вдовьего дома. Затем четыре года провел в закрытом Разумовском
благотворительном пансионе, восемь лет (1880-1888) - во 2-й Московской военной
гимназии. Два года был юнкером Александровского военного училища. А по
окончании училища четыре года служил подпоручиком 46-го Днепровского
пехотного полка.


Только выйдя в отставку в 1894 году, Куприн обретает долгожданную свободу,
поселяется в Киеве и начинает жизнь как бы заново. Жизнь снова бедственную,
неустроенную, ибо, по его же собственным словам, очутился он в незнакомом
городе Киеве "без денег, без родни, без знакомства", не имея никаких знаний - "ни
научных, ни житейских".
Спрессованные казенной муштрой внутренние силы личности Куприна давали о
себе знать и раньше: то в смелом побеге из пансиона, то в столкновении с
начальством, то в строптивых выходках, а больше всего - в упорстве и смелости
"думать по-своему", в горячем воображении, в первых попытках творчества.
Ближайший друг и первый исследователь творчества Куприна Ф. Д. Батюшков
справедливо замечал, что еще в молодости будущий писатель обладал "тремя
свойствами - "смелостью, свободной головой и широким размахом", которые, по
определению Чехова, являются "главными условиями таланта".


"Смелость думать по-своему", "свободная голова" стали надежной защитой от
казарменной нивелировки и армейской пошлости. Тот же Батюшков удивительно
верно писал, что, "оставаясь в полку, разделяя (*7) общую участь с товарищами по
службе, участвуя и в учениях, и в кутежах, и во всех формах и видах
времяпровождения армейского офицера, Куприн сохранил в то же время позицию
наблюдателя и изобличителя, пришел постепенно к выработке своего
миросозерцания, поверил в самоцельность своего я, которое и помогло ему
вырваться на другой путь"2.


Однако высокие устремления юноши питались не только силой собственного
таланта и темперамента. На его пути встречались яркие события, люди и книги, без
могучего влияния которых никогда еще не развивалось ни одно дарование3.


Через всю жизнь пронес Куприн чувство глубокой привязанности и благодарности
к матери, которая, несмотря на неровность, вспыльчивость натуры, поддерживала
сына и своей любовью, и бережным отношением к его таланту, и дельными
замечаниями о творчестве. Она всегда была добрым другом и умным собеседником
сына. "Расскажешь ли или прочтешь ей что-нибудь, - вспоминал Куприн, - она
непременно выскажет свое мнение в метком, сильном, характерном слове"4.


О силе материнской любви и самоотверженности ярче всего свидетельствует ее
предсмертное письмо. "Безнадежна. Но ты не приезжай", - писала она сыну в 1910
году, не желая даже тогда отрывать его от работы. Куприн воздал должное ее
памяти, исполнив два ее желания: засыпал могилу цветами и пригласил хороших
певчих, которых она так любила.
В детские и юношеские годы судьба сталкивала Куприна с талантливыми
сверстниками. С известным клоуном и дрессировщиком А. Л. Дуровым, тогда еще
подростком, Куприн повстречался во вдовьем доме в 1879 году, надолго запомнив
его способности акробата и клоуна. "Анатолий, - вспоминал позднее (*8) Куприн, -
безудержно, бесшабашно демонстрировал тогда уже свои номера перед
товарищами. Он вертелся колесом, ходил на руках и изображал клоуна... Тайно я
благоговел перед ним..."5 Композитор А. Н. Скрябин был в те же годы, что и
Куприн, воспитанником кадетского корпуса. В свободные вечера вокруг
старинного рояля собирались кадеты целой ротой и слушали талантливую игру
своего товарища.


Из первых учителей и наставников оказал особое влияние на будущего писателя
талантливый педагог-словесник М. И. Цуханов, единственный учитель, как
указывает Ф. Кулешов, "которого ценили и любили воспитанники корпуса". Сам
влюбленный в искусство, активный член московского Артистического кружка,
Цуханов заражал своих воспитанников любовью к литературе, к меткому русскому
слову.


Поэт-искровец Л. И. Пальмин стал для Куприна "крестным отцом" в литературе.
Он отговорил юношу сочинять довольно посредственные стихи, посоветовал
писать прозу. При посредстве Пальмина, сотрудничавшего в 1880-е годы в
юмористических журналах, первый рассказ Куприна "Последний дебют" был
опубликован в журнале "Русский сатирический листок" 3 декабря 1889 года. На
семь лет раньше тот же Пальмин обратил внимание на Антошу Чехонте и привел
его к редактору "Осколков" Н. А. Лейкину, а затем привлек к сотрудничеству в
"Русском сатирическом листке". О поэте Пальмине Куприн не раз упоминал (под
другим именем) в своих автобиографических произведениях "Первенец",
"Типографская краска", "Юнкера".


Формированию личности юноши помогало искусство - театр, концерты, книги. В
автобиографических повестях "Кадеты" и "Юнкера" писатель рассказал об
окрыляющем воздействии на него Пушкина, Гейне, Л. Толстого.
И все-таки всю жизнь Куприну не хватало глубоких знаний, той культуры, что
впитывается с детства от хороших учителей, друзей и неустанного чтения.
Поруганные детство и юность не прошли бесследно, (*9) не раз впоследствии
давали о себе знать. И хотя по выходе в отставку Куприн с ненасытной жадностью
"накинулся на жизнь и на книги", он на своем печальном опыте убедился, "что для
усвоения знаний существуют пределы возраста и что никакой талант ничего не
стоит без систематического образования"6.


Недостатки образования писатель неутомимо восполнял все новыми и новыми
жизненными впечатлениями. Подобно Горькому, он прошел свой университет.
Сама жизнь Куприна с многочисленными странствованиями, встречами и
происшествиями превращалась, по словам Батюшкова, в "роман приключений,
герой которого проходил через все слои и состояния".


Прежде чем окончательно избрать путь литератора, Куприн переменил множество
профессий. Он был актером, псаломщиком, грузчиком, кладовщиком, репортером,
разводил табак, изучал зубоврачебное дело, был управляющим имением,
репетитором и т. п. "И никогда меня не гнала нужда, - замечал писатель устами
автобиографического героя в "Яме". - Нет, только безмерная жадность к жизни и
нестерпимое любопытство..."


Художник стремился все увидеть своими глазами, все познать на собственном
опыте, его манило все новое и неизведанное. Куприн опускался на дно морское в
костюме водолаза, был первым пассажиром, который летал на аэроплане с
летчиком Уточкиным.


Но больше всего писателя интересовали простые люди, их быт, их нравы, их
настроения. Кроме военной среды, Куприн за годы своих скитаний хорошо узнал
крестьян Полесья, рабочих и служащих сталелитейных заводов Донбасса, рыбаков
Балаклавы, посетителей одесского кабачка "Гамбринус", провинциальных актеров,
жителей киевских окраин, газетных репортеров, художников и еще многих, многие
людей России, о которых он поведал затем в своих очерках, рассказах и повестях.
Писатель умел близко сходиться с простыми людьми, жить их заботами, радостями
и печалями. Эта особенность личности Куприна еще недостаточно (*10) выяснена в
монографиях о нем. А может быть, именно здесь кроется секрет его писательского
своеобразия, его авторской позиции: он был отзывчив к малейшему
надругательству над человеческой личностью, умел поддержать любые, иногда
чуть заметные, ростки человеческого "я", столь придавленного в миллионах
простых россиян.


На собственном опыте убедившийся, как трудно в условиях российской империи
сохранить и развить свою личность, свои способности, Куприн и посвятил
писательскую деятельность поединку с царизмом, казенщиной, пошлостью,
политической и духовной реакцией - со всем тем, что лишало человека свободы,
радостного, полнокровного бытия.


Художник всегда опирался на собственный жизненный опыт. Почти все его
произведения повествуют о том, что лично видел, пережил, наблюдал автор. Давно
установлены те подлинные события, которые легли в основу повестей "Молох" и
"Поединок" или рассказов "Болото", "Гамбринус", "Гранатовый браслет", "Черная
молния" и многих других. Даже по поводу, казалось бы, вымышленной "Олеси"
Куприн сказал: "Все это было со мной"7.


О подлинности купринских вещей написано очень много. Гораздо меньше сказано
в научной и популярной литературе об идеалах писателя, об его предчувствиях,
поисках им путей преобразования мира и человека, о его борьбе за обновление
личности. Меж тем обилие жизненных наблюдений, достоверность запечатленных
картин не гарантируют еще достоинств истинного творчества. Искусство
начинается там, где реальность пронизывается авторской мыслью, светом
авторского идеала.


Куприн пришел в литературу не только с хорошим знанием быта и нравов
разноликого населения царской России. Он принес в литературу немалый заряд
бодрости, гуманизма, сопротивления окружавшей пошлости и деспотизму. Не
случайно любимым героем Куприна стал человек волевого, мужественного
характера и благородного, доброго сердца, способный радоваться всему
разнообразию мира.


(*11) Впервые такого героя писатель создал в 1898 году в повести "Олеся".
Пожалуй, с этого момента он и почувствовал себя достойным профессии писателя,
хотя до того выступал в печати целых десять лет.




КРЕПНУЩЕЕ ДАРОВАНИЕ
Личность Куприна - страстная, жизнелюбивая, легко ранимая и неуравновешенная-
сказалась и на его писательском облике. Мало кто из талантливых художников
прошел столь неровный творческий путь, отмеченный взлетами и падениями,
произведениями истинного искусства и чуть ли не дешевой беллетристикой,
печатавшейся в низкопробной прессе.


Начал писать Куприн в кадетские годы. Это были детские и юношеские пробы
пера, от которых сохранилось несколько десятков стихов, наивных, лишенных
поэтической яркости. Они любопытны лишь тем, что открывают перед нами мир
интересов мальчика и юноши8. Он думает о подвигах и Отчизне, о горестных
судьбах народа, о ненавистной реакции. Вместе с тем в его юношеских стихах
заметно смятение, звучат разнородные настроения: то уныние и скорбь,
характерные вообще для глухой поры 80-х годов, то порывы к борьбе, то к
наслаждению жизнью.


Эта же смятенность, отсутствие твердой целеустремленности окрасят жизнь и
творчество Куприна в первый период литературной деятельности. За десять лет - от
"Первого дебюта" (1889) до "Полесского цикла" ("Лесная глушь", "Олеся", 1898) -
Куприн исходил немало дорог и исписал немало бумаги, далеко не всегда
испытывая тяжкие, но плодотворные муки слова. Нередко писал он слишком легко
и быстро, то подгоняемый нетребовательными издателями, то буквально
бедственным, полуголодным существованием.


Много сил начинающего литератора поглотила поденная работа в различных
газетах, преимущественно киевских. В поисках заработка Куприн не гнушался ни
репортёрских заметок, ни хроники, вплоть (*12) до полицейской, ни фельетонов, ни
утомительной работы корректора. Вместе с тем профессия газетчика не только
изнуряла, но и обогащала писателя, сталкивая его с многоликими фактами,
событиями и судьбами. Многое из того, о чем писал Куприн в газетных очерках и
заметках, нашло затем отражение в его художественной прозе. Давно отмечено
исследователями, какой материал из цикла очерков "Киевские типы" вошел в
рассказы "Погибшая сила", "Обида", "С улицы", "Река жизни". Известно также, что
его очерки о Донбассе легли в основу повести "Молох".


Сам Куприн впоследствии высоко отзывался о деятельности газетчиков-
репортеров. "Репортер ткет узор жизни, - говорил писатель в 1918 году. - Он
отмечает все ее этапы, и узор этот драгоценен, а потому и работа репортера
драгоценна". К тому же, по справедливому мнению Куприна, добытому
собственным опытом, у хорошего репортера "должна быть безумная отвага,
смелость, широта взгляда и изумительная память..."9


Действительно, работа рядового газетчика все время заставляла начинающего
писателя быть в гуще событии, следить не только за явлениями высшего порядка,
но и за будничной, повседневной жизнью провинции, вмешиваясь в беззакония,
защищая слабых10.


О чем только ни писал Куприн-газетчик! Он писал о непорядках на железных
дорогах, когда в декабрьские морозы вагоны были открытые, без дверей,
неотапливаемые, о бездеятельности городской думы во время наводнения, о
страшной нищете киевских окраин, о псевдонародном театре. Отмечал писатель и
значительные, интересные факты - деятельность Литературно-артистического
общества и Бактериологического института.


На страницах репортерских заметок, хроник и маленьких рецензий Куприн, как и
Горький, в те годы ратовал за пробуждение личности, достоинства и (*13)
самосознания в рядовом человеке. Например, в маленькой хронике "Загадочный
смех"11 писатель с возмущением говорил о реакции зрительного зала на постановку
пьесы Л.Толстого "Власть тьмы". Обыватели смеялись, когда на сцене
разыгрывалась драма "окутанных чудовищной тьмой людей", драма "беспощадной
правдивости". Отмечая столь безотрадный факт, Куприн заставлял читателя думать
о скудоумии и невежестве, об отсутствии гражданских и эстетических эмоций.


Наряду с газетной поденщиной Куприн напряженно работал как беллетрист. За
десять лет он создал около пятидесяти художественных произведений. Только пять
из них: "Впотьмах", "Лунной ночью", "Дознание", "Молох", "Лесная глушь" -
увидели свет в столичном журнале "Русское богатство"; остальное печаталось на
страницах провинциальных газет.


Значит ли это, что все печатавшееся в газетах было недостойно публикации в
"толстых" журналах? Наоборот, вызывает даже удивление, почему такие
оригинальные вещи, как "Прапорщик армейский", "Allez!", "Брегет", "Чудесный
доктор", "Олеся" не появились в свое время в столичных изданиях. Частично
объясняется это застенчивостью молодого писателя, недооценкой им своего
таланта, частично тем, что первоначально он связал свою судьбу с народническим
"Русским богатством", довольно тенденциозно подбиравшим беллетристику.
Достаточно сказать, что превосходную повесть "Олеся" журнал отказался печатать.


Меж тем еженедельная и ежедневная пресса предъявляла к художнику иные

страница 1
(всего 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign