LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

мосознания с учетом готовности воспитанников к участию в процессе этнокуль-
турного взаимовлияния.
Широкого практического воплощения идея русской национальной школы
в изучаемый период не получила. В практику работы школы были внедрены лишь
отдельные ее элементы, что было обусловлено общими условиями и тенденциями
общественного развития России в это время.
Структура диссертации включает введение, две главы, заключение,
список литературы (220 наименований). Содержание диссертации изложено
на 171 странице, из них 9 рисунков и 10 таблиц.
15
ГЛАВА 1. ГЕНЕЗИС ИДЕИ РУССКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ШКОЛЫ
В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПЕДАГОГИКЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХIX ВЕКА


1.1. Социально-гуманитарные предпосылки идеи русской нацио-
нальной школы
Социокультурные условия развития идеи русской национальной школы в се-
редине XIX века. Появлению идеи русской национальной школы способствовали
социокультурные условия, сложившиеся под влиянием социально-гуманитарных
процессов в Российской империи XIX века. Под социально-гуманитарными про-
цессами в диссертации понимается ряд взаимосвязанных тенденций и явлений
социальной среды, оказывающих непосредственное влияние на человека как
субъекта общественных отношений в определенный исторический период.
Вопросы существования человека в обществе, проблема ценностных
ориентаций личности приобрели новую актуальность в России XIX столетия,
когда происходило становление новой буржуазной идеологии вследствие фор-
мирования новых социальных групп и сословий, что в значительной степени из-
менило облик страны. Развитие промышленного сектора и дальнейшая капитали-
зация экономики страны подрывали традиции и патриархально-самодержавные
устои императорской России, базовым фундаментом которой было русское дво-
рянство. Столкнувшись с новыми обстоятельствами, новыми социальными си-
лами, дворянство России вынуждено было приспосабливаться к рынку и конку-
ренции.
В новых условиях официальные политические силы видели свою страте-
гическую задачу в сохранении традиционного уклада жизни российского об-
щества и укреплении привилегий дворянства. Способствовать сохранению са-
модержавного строя в государстве была призвана т. н. “просветительная док-
трина” самодержавия (новая концепция образования), сущность которой остава-
лась неизменной до конца XIX века, хотя это отнюдь не предполагало стабильно-
сти школьной политики (185, с. 48-50).
16
С самого начала она была провозглашена как основа “национального об-
разования” (164, с. 218). Однако понятие “национальное образование” не от-
вечало своему прямому содержанию, ибо не содержало и намека на культивирова-
ние национальных традиций в российской школе. Обращение к национальным тра-
дициям народа было непопулярно в кругах дворянской аристократии; само поня-
тие “народ” зачастую вызывало ассоциацию с понятием “бунт”.
Понимание патриотизма твердо связывалось со служением самодержав-
ному строю, а упоминание о национальном достоинстве с восхвалением мо-
нархического начала Российской империи. Построение системы образования в
русле “просветительной доктрины”, по мнению сторонников официального
курса, имело цель “прежде всего оберегать юношество от заразы лжемудрыми
умствованиями и ветротленными мечтаниями, пухлою гордостию и пагубным
самолюбием вовлекать человека в опасное заблуждение”, именуемое “вольно-
думством” (там же).
Окончательное оформление новой образовательной концепции связано
с провозглашением теории официальной народности графа С.С. Уварова. Автор
указывал на настоятельную необходимость “охранять Россию от вредных идей,
идущих с Запада”, имея в виду в первую очередь те идеи, которые угрожали не-
зыблемости самодержавия.
Главной идеей доктрины С.С. Уварова было стремление привести обра-
зование “ к той ... точке, где слиться должны к разрешению одной из труднейших
задач времени, образование правильное, основательное, необходимое в каждом
веке, с глубоким убеждением и теплой верой в истинно русские охранительные
начала Православия, Самодержавия и Народности, составляющие последний
якорь нашего спасения и важнейший залог силы и величия нашего отечества”
(164, с. 230).
Провозгласив православие, самодержавие и народность “принципами
русской государственности и культуры” (там же), автор новой идеологии обо-
значил ее как “национальную основу государства”. Общие положения теории
17
официальной народности графа С.С. Уварова послужили базовым ориентиром
развития отечественной школы и педагогики того времени, породив следующие
тенденции и изменения в сфере образования (185, с. 57):
– централизацию управления школьным делом;
– более жесткое различие типов школ по сословному признаку;
– утверждение классицизма как основного направления образования;
– подчинение частных учебных заведений и домашнего образования бо-
лее жесткому правительственному контролю;
– перестройку образования на окраинах в общегосударственном духе.
Министерством народного Просвещения был принят ряд мер к уменьшению
объема гимназического образования. В 1844 году из учебного плана гимназия
была исключена статистика; в 1845 году ограничено преподавание математики;
в 1847 году учебные планы освобождены от логики. 41% учебного времени был
отведен на изучение греческого и латинского языков. Однако в связи с тем, что
изучение античной литературы и истории Греции и Рима влияют на “укоренение
вольнодумства в молодом поколении”, в 1852 году были созданы 3 типа гимназий:
1. Гимназии, в которых сохранились древние языки, но вместо изучения
античной литературы вводилось чтение церковных писателей;
2. Гимназии, в которых оставался латинский язык, а вместо учебных
предметов классического цикла вводилось изучение естествознания в описа-
тельном духе и с теологическим толкованием природных явления;
3. Гимназии, в которых главное внимание уделялось преподаванию курса
т. н. законоведения, причем тоже в описательно-эмпирическом духе и без изу-
чения юридической теории (191, с. 206-207).
Реализация в педагогической практике концептуальных идей С.С. Уваро-
ва проходила под девизом создания основы национального образования. Однако
категория национального представлена не с позиций культурной самобытности,
изучения и развития этнических традиций. Национальное понималось в контек-
сте самодержавно-охранительной идеологии как инструмент политики.
18
На фоне новых экономических, политических, социальных изменений
выросла и развивалась российская культура. Одной из ключевых тенденций ее
развития был процесс зарождения и становления буржуазной культуры, который
совпал с напряженными поисками европейской интеллигенцией места человека в
меняющемся мире. Для России середины XIX века решение этой проблемы было во
многом связано с определением роли национального в диаде “человек – общест-
во”. “Национальное” – двойственное понятие, которое, с одной стороны, ха-
рактеризует индивидуальность; с другой, выражает его принадлежность к тому
или иному социальному сообществу. Вопросы, касающиеся значения националь-
ного фактора в динамике становления “новой России”, приковывали к себе вни-
мание известных деятелей науки и культуры середины XIX века.
Совершенно неоднозначно трактовали роль национальных традиций в
дальнейшем развитии России представители литературы. Следует заметить,
что под воздействием новых направлений общественной мысли русская литера-
тура несколько изменяет свою содержательную канву. Ее характерной чертой
становится бичевание пороков и отстаивание высоких идеалов, стремление к
занимательности содержания. Для 50-х годов XIX века характерна также ориен-
тация не столько на реального, сколько на потенциального читателя. Литера-
турные критики постепенно переходят к “оценке результатов общественного
воздействия” литературного произведения (204, с. 120).
Разработка социальной тематики предполагала новую трактовку поня-
тий, поэтому понятие свободы трансформируется в “Долг”, поэзия выступает
как “служанка Дела”, а собственно литература рассматривается как рычаг, при-
званный перевернуть настроения общества (там же). Трансформация традици-
онных подходов в литературе предопределила многообразие и неоднородность
мнений среди представителей литературного сообщества относительно множе-
ства насущных вопросов российской действительности середины XIX века, наи-
более спорными из которых был вопрос о роли русского национального компо-
нента в исторической эволюции России.
19
Анализ источников позволяет выделить три направления, сложившиеся
в литературной среде, где критерием выступает отношение к русскому нацио-
нальному компоненту.
1. Государственно-охранительное направление. Представители дан-
ного направления отстаивали позиции официальной самодержавно-охрани-
тельной идеологии на страницах журнала “Москвитянин”, в редколлегию кото-
рого входили такие известные историки, публицисты и литераторы, как М.П. По-
годин, А.Н. Островский, А.Н. Григорьев, А.Н. Майков. По их мнению, господ-
ство “денежного мешка”, лживое красноречие парламентской демократии разъ-
едают тело Европы. Поставить преграду “духовному растлению” способна лишь
национально-патриархальная самодержавная Россия, избавленная от язв бур-
жуазного порядка. Только в мире “пахарей печальных”, по словам А.Н. Майкова,
в среде “отцов патриархальных” можно обрести источник нравственного обнов-
ления общества (192, с. 16).
2. Либерально-демократическое направление, выразителями которого
являлись представители либерального блока журнала “Современник” А.В. Дру-
жинин, И.С. Тургенев, Л.Н. Толстой, а также не менее популярный в то время в
среде разночинцев Ф.М. Достоевский.
Литераторы рассматривали национальное прежде всего как часть инди-
видуальной характеристики человека, которому в процессе мучительных поис-
ков нравственного идеала надлежит приобщиться к “естественной жизни наро-
да”, предпринять попытки разрушения сословной замкнутости. Надо вернуться
к народу, к его правде, его нерастраченным силам – к “почве” – вот постоянный
мотив у Ф.М. Достоевского. “Мы сознали, – писал он во “Времени” /1861 г./, – не-
обходимость... соединения... с нашей народной почвой, с народным началом…,
ибо мы не можем существовать без него: мы чувствуем, что истратили все наши
силы в отдельной с народом жизни.” “Мы сознали, – писал литератор в том же го-
ду, – что идти далее нам одним было нельзя; что в помощи нашему дальнейшему
развитию необходимы нам все силы русского духа” (205, с. 345).
20
В публицистической статье “Ответ редакции “Времени” на нападение “Мос-
ковских ведомостей” /1863 г./” Ф.М. Достоевский отмечал, что “тот патриотизм,
который в самостоятельность русского развития не верит, может быть искренний,
но во всяком случае смешной патриотизм” (40, c.100). Мыслитель убедительно
доказывает, что “заемная европейская цивилизация... не сходится с широким
русским духом, не идет русскому народу”. “Наконец, – продолжает Ф.М. Достоев-
ский, – у нас есть свои элементы, свои начала, народные начала, которые тре-
буют самостоятельности и развития... русская земля скажет свое новое слово,
может быть, будет новым словом общечеловеческой цивилизации и выразит собою
цивилизацию всего славянского мира” (40, с. 98).
Пророчески звучит сегодня совет Ф.М. Достоевского: “Стать русскими,
во-первых, и прежде всего. Если общечеловечность есть идея национальная рус-
ская, то прежде всего надо каждому стать русским, то есть самим собой, и тогда с
первого шагу все изменится. Стать русскими – значит перестать презирать свой
народ. И как только европеец увидит, что мы начали уважать народ наш и нацио-
нальность нашу, так тотчас же начнет и он нас самих уважать” (40, с. 23).
Однако в идеях Ф.М. Достоевского, как и у всех отечественных мыслите-
лей, не было узкого национализма. Тонко подмеченные философом черты русско-
го характера выражались по преимуществу в способности “всепримиримости,
всечеловечности”.
В “Ряде статей о русской литературе” /1861 г./ Ф.М. Достоевский писал:
“В русском человеке нет европейской угловатости, непроницаемости, неподат-
ливости. Он со всеми уживается и во все вживается. Он сочувствует всему челове-
ческому вне различия национальности, крови и почвы. Он находит и немедленно
допускает разумность во всем, в чем хоть сколько-нибудь есть общечеловече-
ского интереса. У него инстинкт общечеловечности... В то же самое время в рус-
ском человеке видна самая полная способность самой здравой над собой критики,
самого трезвого на себя взгляда и отсутствие всякого самовозвышения, вредяще-
го свободе действия” (40, с. 55).
21
3. Революционно-демократическое направление представлено твор-
чеством Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова, Н.А. Некрасова. Вслед за
В.Г. Белинским, они полагали, что национальное есть показатель социально-
этнической общности в рамках мирового человеческого сообщества. Отсюда
прогрессивное развитие нации обусловлено пониманием ее роли в глобальном
мировом историческом процессе (92).
Признавая необходимость развития национальной культуры, предста-
вители революционно-демократического направления выступали против на-
циональной замкнутости, скрытого и явного национализма. Возможно, поэ-
тому в ряде своих работ 40-50-х годов авторы чаще оперируют термином “народ-
ность”. Размышляя о “русской народности”, литераторы представляли собой
непримиримую оппозицию официально-охранительной идеологии, осуждая в ней
“псевдонациональное начало” (204, с. 3-37).
Различные точки зрения о назначении национального компонента для
развития общества и государства в литературной среде получили широкий резо-
нанс. Тема русского народа, обращения к национальным традициям постепенно
становятся ключевой темой в изобразительном искусстве и музыке. Так, живой
интерес общественности вызвала премьера оперы М.И. Глинки “Жизнь за царя”,
где автор создал картину народной трагедии средствами русской песни и песен-
ного речитатива, впервые, по словам В.Ф. Одоевского, “возвысив народный на-
пев до трагедии” (198, с. 367).
Отображение различных “аспектов русской жизни” в литературе и ис-
кусстве обозначило новую тенденцию в социальной среде – “моду на русский
стиль”. В высшем свете особенно популярными становятся полотна А.Г. Вене-
цианова (“Гумно”, “На пашне”, “Весна” и другие) (198, с. 362).
Разработка народно-национальной тематики в области литературы и
искусства середины XIX века повлекла за собой популяризацию изучения исто-
рического прошлого России, в частности, попытки с помощью исторического
анализа изобразить облик русского народа. Одну из таких попыток предпринял
22
общественный деятель, историк, публицист К.Д. Кавелин, указав на противо-
речивость в образе русского человека.
С одной стороны, русский человек привыкает надеяться и опираться на
самого себя, быть вечно на чеку, вечно на стороже. Отсюда возникает “глубокое
сознание своих сил и своей личности” (42, с. 23); с другой стороны, семейно-
бытовые отношения, где русский человек “доверчив, слаб и беспечен, как дитя”
(42, с. 25). По мнению К.Д. Кавелина, русская противоречивость чаще всего яв-
лялась причиной “развития в народе” отрицательных качеств.
В отличие от К.Д. Кавелина, историк государственной школы М.П. По-
годин настаивал на однородности и монолитности характера русского челове-
ка. По его мнению, стержневыми, исторически сложившимися составляющими
характера русского народа были общинность, патриархальность, почтение к
верховной власти и невмешательство в ее дела (177, с. 116).
Неоднозначные выводы историков приковали к себе внимание коллег, в
числе которых были Б. Чичерин, С.М. Соловьев, Т.Н. Грановский и другие. Мно-
гопланово отображая образ народа в своих трудах, историки были едины в одном:
особенности национального характера, присущие тому или иному народу, объ-
ясняются прежде всего его историческими корнями.
Влияние учения славянофилов на социально-гуманитарные процессы
Российского общества второй половины XIX века. Термин “славянофилы” бук-
вально означает “любовь к славянам” (218, с. 23). “Все они, – по утверждению
Н.О. Лосского, – были убежденными демократами и считали, что славяне, в част-
ности русские, особенно способны к претворению в жизнь демократических
принципов” (194, с. 42).
Сущность славянофильства сводилась к идее “несхожести России и Запа-
да”, самобытности русского духовно-исторического процессами Исходные
принципы течения были сформулированы в 40-е годы XIX века И.В. Киреевским
и А.С. Хомяковым. Впоследствии они пропагандировались и усиливались
К.С. Аксаковым и Ю.Ф. Самариным.
23
Динамика развития идеологии славянофилов носила поэтапный харак-
тер и обладала целым рядом отличительных особенностей:
1. В основе учения славянофилов лежит анализ русской истории, кото-
рый, по мнению философов, представляет собой процесс, скрывающий истоки на-
стоящего. Все настоящее имеет свои корни в старине; даже самое неожиданное и
странное явление, будучи хорошо исследовано, приводит вас к своему зароды-
шу, который есть ничто иное, как “плод прошедшего времени” (68, с. 60).
2. Большое значение идеологи славянофильства уделяли православию, т. к.
оно, по мнению философов, было неразрывно связано с историей русского народа.
3. Основными понятиями своей теории философы считали “народ” и “на-
родность”, подчеркивая их различие. Они утверждали, что русский народ не
просто “человеческий материал”, это – “духовная сущность”, которая имеет
двоякий характер (218, с. 18).
С одной стороны, анализируя жизнь народа, славянофилы приходят к вы-
воду, что основу его составляет крестьянство, т. к. именно оно является носи-
телем истинных национальных традиций. С другой стороны, “народ” выступает
как нечто абстрактное, как набор неких идеальных качеств, совокупность ко-
торых влияет на его духовную сущность. Первоосновой русской народной сущно-
сти выступают православие и общинность.
В неразрывной связи с православной верой трактуется славянофилами “рус-
ская народность”. С нею связана русская история, эволюция народа, которому
предначертано быть движущей силой исторического процесса: “Русский дух
создал самую русскую землю в бесконечном ее объеме, ибо это дело не плоти, а
духа; русский дух утвердил навсегда мирскую общину, лучшую форму общежи-
тельности в тесных пределах; русский дух понял святость семьи и поставил ее
как чистейшую и незыблемую основу всего общественного здания; он выработал в
народе все его нравственные силы, веру в святую истину, терпение несокруши-
мое и полное смирение. Таковы были его дела, плоды милости Божией, одарившей
его полным светом Православия” (68, с. 20).
24
4. Впервые в контексте философской теории рассматривалось соборное
религиозное сознание как исторический феномен русского народа. Сам термин
“соборность” А.С. Хомяков трактовал как “единство во множестве” (68, с. 45).
5. Одним из доказательств самобытного пути развития России, по мне-
нию славянофилов, было противопоставление ее Западу по главным параметрам:
истории, религии, культуре, происхождению и развитию государственности и
т. д.
6. Важнейшим аспектом философских исканий славянофилов был поиск
истоков русской жизни. Неоднократно обращаясь к отечественной истории,
славянофилы указывали на то, что “общественная структура, характерная для
славян и, особенно, русских, сочетает в себе высокоразвитую семью с общинным
политическим строем, опирающимся на волю народа” (194, с. 51).
Органическое развитие русского народа, который в отличие от западных
“искусственно созданных государств”, развивался самодеятельным, само-
бытным путем, объясняется порождением особой организации – сельской общины.
Она зиждилась на православных традициях и, по мнению славянофилов, должна бы-
ла стать “маяком” на пути возрождения национального русского духа (там же).
7. Анализ российской действительности, к которому обращались сла-
вянофилы в своих теоретических обоснованиях, указывал на необходимость на-
ционального воспитания, развития в человеке патриотизма. “Разумное разви-
тие отдельного человека, – писал А.С. Хомяков, – есть возведение его в обще-
человеческое достоинство, согласно с теми особенностями, которыми награ-
дила его природа. Разумное развитие народа есть возведение до общечеловече-
ского значения того типа, который скрывался в самом корне народного бытия”
(68, с. 44).
Руководствуясь двумя основными принципами русской жизни, правосла-
вием и общинностью, славянофилы указывали на необходимость создания новой
основы для системы образования в государстве, где основой образовательного
процесса должно было стать национальное воспитание, сочетающее в себе рели-
25
гиозные постулаты и элементы семейного воспитания в контексте требований
сельской общины. Базовым фундаментом национального воспитания, по мнению
философов, являлось воспитание нравственное. Оно в русском человеке нераз-
рывно связывалось с православием, ибо “добродетели русского человека не че-
ловеческие, а христианские, по крайней мере, христианство составляет осно-
ву русского духа” (32, с. 25).
Важным аспектом воспитания “русские любомудры” считали его социаль-
ную ориентацию. Введенный А.С. Хомяковым термин “общественное воспитание”
трактовался как воздействие на духовное и физическое развитие общества при
помощи определенных факторов, которые влияют на повышение уровня культуры
как отдельного субъекта, так и общества в целом. К одним из таких факторов
следует отнести семью. Философы утверждали, что социальная ориентация ребен-
ка начинается в семье. Культура семейного воспитания позволяет сформировать у
детей чувство патриотизма, национальной гордости, ощутить в полноте своей
национальные традиции.
Однако не во всем, что касалось отечественного просвещения, славя-
нофилы были едины. Российское образование, по мнению А.С. Хомякова и И.В. Ки-
реевского, должно сочетать в себе коренные начала русской жизни и достижения
западной науки. С чем совершенно не мог согласиться К.С. Аксаков, видевший
только темные стороны западной цивилизации: насилие, враждебность, “оши-
бочную веру”, склонность к театральным эффектам, что пагубным образом, по
его мнению, может отразиться на воспитании молодежи. Самобытное школьное
образование должно носить “практическую направленность”, т. е. готовить уче-
ника к жизни, в которую он будет вступать после школы и “только при таком со-
ображении оно может сделаться полезным вполне” (218, с. 30).
Выступая за обновление общества, укрепление статуса национальной
самобытности России, славянофилы акцентировали внимание на духовном оздо-
ровлении его членов. Учение славянофилов, безусловно, содержит три принци-
па, которые были провозглашены в качестве устоев русской народной жизни
26
Министром Просвещения С.С. Уваровым: православие, самодержавие, народ-
ность. Однако в отличие от автора теории официальной народности, славянофи-
лы рассматривали государство как мертвую, исключительно внешнюю форму,
которая может и должна дать народу возможность посвятить себя “поискам внут-
ренней правды”. Ради достижения этой цели они требовали дарования граждан-
ских свобод – свободы совести, свободы слова, свободы печати.
Очевидно, что славянофилы были убежденными демократами и считали,
что славяне, в частности, русские, способны к претворению в жизнь демократи-
ческих принципов. Таким образом, демократическая направленность деятель-
ности славянофилов отчетливо прослеживалась, несмотря на то, что они все-
таки защищали самодержавие и не придавали большого значения “делу полити-
ческой свободы”.
Появление нового историко-философского течения в России ознамено-
вало собой новую эпоху в развитии общественной мысли. Оптимизм, свойствен-
ный предшествующим эпохам, в значительной степени уменьшился. Российскую
интеллигенцию более всего занимала проблема поиска места человека в меняю-
щемся мире. Идеализм, свойственный общественному движению в России, направ-
лял общественную мысль не только в область политических интересов, но и охва-
тывал комплекс нравственных проблем, где компромиссы наиболее затруднены.
Общественное движение середины XIX века было охвачено волной новых
социально-гуманитарных процессов, последствия которых на довольно дли-
тельный период завладели умами критиков, журналистов и писателей, предста-
вителей различных отраслей наук (см. табл. 1).
Анализ источников позволяет выявить три главные проблемы, ставшие
доминантами общественного движения:
1. Выявление особенностей взаимодействия общечеловеческого и на-
ционального;
2. Поиск национального идеала;
3. Определение значения и роли России в мировом историческом процессе.
27




Таблица1
Актуальные проблемы России середины XIX века
в их понимании видными представителями общественного движения второй половины XIX века
Доминанты социально- ОТРАСЛИ НАУКИ
гуманитарных
Философия История Литература и искусство
процессов
Выявление особенно- - диалектика национального и - роль личности в истории - принцип реализма как
стей взаимодействия общечеловеческого (В.О. Ключевский); индикатор противоречий
общечеловеческого и (В.Г. Белинский, В.С. Соловьев); - исторический анализ современного общества;
характерные особенности
национального особенностей русского - поиски гармонии
- национализм: национального характера в отношениях “человек -
плюсы и минусы (В.О. Ключевский, общество”
(К.Н. Леонтьев, В.С. Соловьев); К.Д. Каверин) (А.Н. Островский,
- возможность взаимодействия И.С. Тургенев,
национального и народного Ф. М. Достоевский)
(К.Н. Леонтьев, Ф.М. Достоевский)
Поиски национального - идея Всеславянской цивилизации - облик русского народа - возможность соотноше-
идеала (Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев); (В.О. Ключевский) ния нравственного идеала
- проблема соотношения и национального идеала
патриотизма и нравственности (Ф.М. Достоевский)
(В.Г. Белинский);
- служение “народности как
высшая цель существования”

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign