LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 9
(всего 38)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

щим: золото там добывали не рассып-
ное — не из песков, что требовалось отцу,
а рудное, то есть вкрапленное в каменные
породы. Недолго думая, отец переадресо-
вал багаж в Среднюю Азию, где, как сле-
довало из короткой газетной заметки, про-
читанной отцом в пути, открыто именно
то, что подходило для его испытаний.
Сибирь мы проезжали зимою. Непри-
вычно странный пейзаж, много дней не
уходящий из вагонных окон, угнетал и
пугал меня: мертвенные безжизненные
степи под снегами, неестественно ровные,
как огромный стол,— а я ведь привык к
тому, что все должно быть гористым, ска-
листым, хотя бы холмистым; монотонные
безрадостные переселки-колки без единого
В Сибирь попал я не сразу. В сороковом листика; пугающе-черные бревенчатые до-
году отец продал последнюю часть ма — вместо белокаменных, украшенных
Дома — другие его части незадолго перед старинной лепниной, зданий родного Го-
этим уже были им быстро и по дешевке рода... Потом пошли суровые, тоже пуга-
проданы; вот и отправлен куда-то багаж ющие, заснеженные сосновые боры...
«малой скоростью»; вот и наш поезд за- Скорее бы, думал я, закончился этот
стучал колесами, набирая ход,— и пока неприютный край, скорее бы пересадка на
он не повернул на север, в окне еще среднеазиатский поезд; быть может, там,
несколько минут, розовея в закатном сол- под Ташкентом, я найду что-нибудь по-
нце над родными холмами, посылал мне хожее на мою милую родину; но Сибирь
свой прощальный привет далекий Чатыр- не кончалась, и плыли за промерзшими
даг — священная гора моего Детства, ко- вагонными стеклами снежные холодные
торое — я хорошо это понял — кончалось равнины, темные постройки, однообразные
именно в эти минуты. колки-перелески, где даже стволы деревь-
ев тоже какие-то мертвенно-белые (в цен-
А лежал наш путь в неведомую даль-
тре Симферополя, у собора, в свое время
нюю страну, Кокчетавскую область, про-

Copyleft 2006, TedBeer
Виктор Гребенников «МОЙ МИР» 74




щим ядовитым хвостом, угрожающе загну-
взорванного, стояла лишь единственная,
Такой я впервые
тым вверх (крымские же скорпиончики —
увидел Сибирь тогда с трудом прижившаяся здесь, бере-
из вагонного окна — маленькие, бледные и почти неядовитые).
за). Думал ли я, что именно эти непри-
унылой,
Стену нашей комнаты, снятой у хозяина-
безжизненной, ютные места не только приютят нас в
корейца, наискосок пересекал желтый,
неуютной...
трудные военные годы, но станут близки-
слегка шевелящийся шнурок — это му-
ми-близкими, что природа эта на самом равьи из рода Феидоле шли узкой колон-
деле удивительно красива и богата, что ной из своего подземного гнезда куда-то
цветущие поляны под белоствольными, на крышу, толсто покрытую тростником,
ставшими мне родными, березами откроют а идущие обратно несли добычу — яйца
или личинки одиночных пчел, или же их
мне множество тайн?
мед, от которого брюшко «несуна» стано-
...Из-за этих переездов я после седьмого
вилось заметно толще. Самым же удиви-
класса не учился целый год, но не без-
тельным было то, что по бокам колонны
дельничал, а помогал отцу и жадно зна-
рабочих муравьев почти на равном рас-
комился с природой и живностью Средней
стоянии шли их охранники-солдаты с не-
Азии на берегах реки Ангрен в селе Сол-
имоверно огромной, почти квадратной го-
датском Нижне-Чирчикского района Таш-
ловой и массивными жвалами. Ни один
кентской области — наполовину корей-
из муравьев не свернул с пути хотя бы
ском, наполовину узбекском. По прибреж-
проведать, нет ли какой поживы в ком-
ным пескам косолапо шагали крутогорбые
нате,— они жили в другом, своем мире,
черепахи, в зарослях тростника шныряли
надежно огражденном от всего остального
непривычно длинноухие ежи; в заброшен-
шеренгами боевого сопровождения.
ных садах и виноградниках, отрезанных
тогдашними властями от земельных уча- А по ту сторону стены, у застрех тро-
стков колхозников как «излишки», я ловил стниковой крыши, весь день шла разно-
огромных чешуйчатых существ размерами образная и неутомимая работа: небольшие
с мою руку — это были не змеи, а без- изящные осы-одинеры носили в отверстия
ногие ящерицы желтопузики; впрочем, в
тростинок парализованных ими гусениц
зарослях было немало и настоящих ядо-
на прокорм своим личинкам; пчелки-лис-
витых змей.
торезы доставляли сюда, тоже в тростинки
А сколько живности водилось у жур-
соответствующего диаметра, зеленые «сте-
чащих веселых арыков, в прозрачных
ноблоки», пчелы-антидии — комочки пуха
струях которых искрилось-переливалось для ячеек, пчелки-осмии — порции глины
весеннее солнце! для тех же целей; тут же вились различ-
Насекомых тут водилось не меньше, ные «кукушки» мира насекомых, ожида-
чем в Крыму, но они были, разумеется,
ющие удачный момент, чтобы в отсутст-
совсем другими — и бронзовки, и жуже-
вие хозяина подсунуть яичко в ту или
лицы, и бабочки. Нередки были и громад-
иную ячейку. Это были и осы-блестянки,
ные, с мою ладонь, скорпионы со злове-



Copyleft 2006, TedBeer
Глава III. «ДОРОГИ» 75




Две среднеазиатских
бронзовки:
Маргиниколлис
и Цинтелла.


Copyleft 2006, TedBeer
Виктор Гребенников «МОЙ МИР» 76




сверкающие всеми цветами радуги, и па- нали корзинки подсолнуха с вылущен-
Тростниковая крыша
разитические пчелы нескольких видов, и ными семечками. Ну и, конечно же, ог-
натолкнула меня
тощие, странного облика, наездники-гас-
впоследствии, ромное количество насекомых слеталось
уже в Сибири, терупции с длиннейшим хвостом-яйцекла- на свет керосиновой лампы, которую я
на мысль: делать дом. А на чердаке устроили обширные вечерами ставил в комнате поближе к
подобные «квартиры»
гнезда общественные осы-полисты, и гнез- оконному стеклу.
на лесных лужайках.
да эти, отличавшиеся тем, что имели И пришел к убеждению: где-то посре-
И вот результат:
лишь однослойный сот с открытыми ячей-
на корм своим детям дине школьного десятилетнего курса, «для
ками, обращенными вниз, сильно напоми-
оса Пемфредон
познания всякого рода мест», как говари-
заготавливает тлей,
вал гоголевский герой, для работы, для
осы Одинеры —
«переключения» — вовсе не грех устраи-
личинок различных
вать годичный перерыв. После чего нава-
жуков и бабочек.
ливаешься на школьные науки с большою
и искренней охотой.
Тем более, что у меня еще раньше был
сэкономлен как раз один год: в Симферо-
поле в первом классе проучился я всего
лишь день, а на другой оказался во вто-
ром. Потому что, во-первых, меня, стес-
нительного тихоню, посадили на одну пар-
ту с девчонкой, у которой были рыжие
косички; во-вторых, дружок по улице
Колька учился во втором; в-третьих, по-
казалось, что все «первоклассное» я вроде
бы уже знаю. И закатил дома истерику:
либо во второй к Кольке, либо брошусь с
петровских скал... Ультиматум этот был
вполне, помнится, серьезен, ибо мать тут
Оса-блестянка. же побежала к завучу, и «для успокоения»
Передать меня на пару дней пустили во второй
сказочно-сияющий
класс, где я не только остался, но сделался
блеск
ударником, а в последующие годы, вплоть
многих насекомых,
до девятого — отличником...
изображенных мною
на этюдах, Но вернемся ненадолго на песчаные бе-
слайды
рега Ангрена. Золотом здесь и не пахло,
и типографские
зато орудовала целая мафия, «продукцию»
краски бессильны...


Copyleft 2006, TedBeer
Глава III. «ДОРОГИ» 77




седьмой (восемнадцать лет), но через не-
которой мы распознали очень просто: под
Влюбляться
сколько месяцев после окончания школы,
микроскопом оказалось, что «россыпное»
в Сибирь
я, помнится, начал со когда я уже работал энтомологом в маля-
золото, сдаваемое жуликами — не что
степных величавых рийной станции,— пришла долгожданная
иное, как опилки от банковских слитков,
закатов. Одна из
Победа.
слегка приплюснутые молотком на нако-
первых попыток
вальне. Пригрозили немедленной распра- А друзей тех давних лет я не забываю.
изобразить такой закат
вой, и пришлось срочно уносить ноги из
масляными красками. Шлем друг другу весточки, перезванива-
На этюд солнечного Узбекистана... Впоследствии емся, а то и специально съезжаемся на
Природа отводит отец получил ответ на свою жалобу от родной сибирской земле с лучшим школь-
от силы
узбекистанского прокурора: «Злоупотреб- ным другом Костей Бугаевым, ныне пол-
три-четыре минуты...
лений не обнаружено». ковником в отставке: выбираемся на при-
роду и где-нибудь за лесом совершаем
Перед возвратом в Крым, чему я был
маленькое преступление — крохотный-
несказанно рад, отец завез нас ненадолго
прекрохотный, с ладонь, костерочек, чтоб
в городок Исилькуль Омской области, где
он ничего тут не испортил; вдыхаем его
жил его брат, гармонных дел мастер —
дым и вспоминаем, вспоминаем, перено-
малость передохнуть да и вернуться в
сясь в те далекие годы голодной, холодной
Симферополь, чтобы на оставшиеся деньги
и тревожной, но все равно незабываемо-
купить хоть небольшой домишко.
романтической Юности, прошедшей у нас
Не прошло и недели, как по радио:
в этих священных краях.
война... Родители в сберкассу — получить
К моим энтомологическим пристрасти-
деньги, ан нет: вот вам двести рублей
ям школьные товарищи относились с юмо-
(нынешние двадцать), за следующей «по-
ром, хоть и вполне добродушным; и в
лучкой» придете через месяц. А через ме-
поле — если насчет насекомых — я ходил
сяц на исилькульском базаре стакан ма-
один. Один — в царстве Насекомых; это
хорки-самосада стоил как раз двести руб-
трудно, а может, и невозможно высказать
лей... Так мы и стали сибиряками, на
словами; разве что написать большую та-
многие-многие годы, а точнее — «на всю
кую картину, но времени на это у меня
оставшуюся жизнь».
уже нет. Да что там в лесу и на полянах—
Подросший, «обкатанный», повзрослев-
в те поры дворишки, в которых мы квар-
ший, я поступил здесь в восьмой класс,
тировали, сменив множество хозяев и
быстро обрел друзей. Часть их жива, дру-
исилькульских улиц, давали обильную пи-
гие — сложили головы на полях сраже-
щу глазам, душе и уму: на подсолнухах,
ний. Подходил уже и мой год — двадцать

Copyleft 2006, TedBeer
78
Виктор Гребенников «МОЙ МИР»
лители и энтомофаги* практически исчез-
ли, да и как им уцелеть, когда в погоне
за урожаем, большая часть которого шла
на исилькульский и омский рынки, хозяй-
ки, уверовав в усиленно рекламируемое
«могущество» химии, в 50—80-е годы щед-
ро заливали грядки химическими удобре-
ниями, а сами растения опыляли дустом
(ДДТ), опрыскивали другими гадкими
ядами для «борьбы с вредителями»...
Через станцию Исилькуль гнали с
фронта на восток — на переплавку —
битую немецкую (да и нашу) технику. И
хоть состав охранялся парой часовых, про-
никнуть на платформу с искореженными
горелыми танками, автомашинами, оруди-
ями не составляло труда. Правда, самое
ценное было уже снято такими же, как
мы, пацанами в более западных краях,
тем не менее, что-нибудь перепадало и
нам. Меня интересовали «останки» опти-
ки — артиллерийские прицелы и тому
подобное. Основательно поработав отверт-
кой и ключами, я иногда добивался отде-
ления нужного мне узла, в котором по-
падались и целые, небитые линзы. В ре-
зультате накопил изрядный сундучок «им-
Наездник
портной» и прочей оптики, и у меня по-
серповка
заражает явились «новые» самодельные ручные и
гусеницу.
штативные лупы, два, самодельных же,
микроскопа, а позже, когда увлекся небом,
стократный телескоп-рефрактор и целая
серия других астрономических приборов
собственной конструкции и изготовления.
Нелегкой была тогдашняя жизнь даже
в таком глубоком тылу, как Сибирь. Без-
надежно подешевевшие деньги практиче-
ски утратили смысл, зато выручала кар-
тошка, благодаря которой здесь никто не
умер с голоду, владельцы же коров были
сыты не только сами, продавали на базаре
и мороженое молоко в виде большущих
белых холодных линз, и варенец с толстой
поджаристой коркой. Перепадало и нам:
отец, устроившийся механиком по швей-
ным машинам в промартель, в свободное
Наездничек
время ремонтировал хозяевам сепараторы,
Трихограмма
заражает расчет шел натурой — молоком и кар-
яйца листоеда.
тошкой. Долгое время мы с ним делали
на продажу швейные иголки, для чего
укропах, яблонях и прочих садово-огород-
отцу пришлось разработать и изготовить
ных растениях кишмя кишели любители целую полуавтоматическую «линию». Что
нектара: наездники — от огромных до только нам не приходилось «выпускать»!
крохотных, почти микроскопических, му- Это и деревянные гребни для волос, и
хи-тахины, разные пчелы, шмели, осы и деревянные же гвозди для сапожников, и
прочая живность, полезнейшая для исиль- специальные ножи для резки картофеля,
кульцев тем, что одни опыляли цветущие поступавшего в сушилку (сушеная кар-
растения, другие уничтожали вредителей,
третьи — одновременно делали и то и
* Энтомофаги уничтожают вредителей сельско-
другое, четвертые — улучшали почву...
хозяйственных растений, опылители — обеспечивают
Забегая вперед, скажу, что сейчас картина высокий урожай семян, перенося пыльцу с цветка
там резко изменилась: в черте города опы- на цветок.




Copyleft 2006, TedBeer
Глава III. «ДОРОГИ» 79
Уголок док до сверхгигантских галактик. Первые
нашей с отцом опубликованные в печати научные мои
механической
труды были помещены не в биологических,
мастерской.
а в астрономических журналах...
Став биологом,
Но энтомологии — науке своего уже
художником,
далекого детства — я, в общем-то, не
писателем,
педагогом, изменил; тем более, что на цветущих
я теперь опушках и полянах близ Исилькуля
очень тоскую
сплошь и рядом встречались мои давние
по работе
друзья — те же виды, что обитали в
«с железками».
Крыму и Средней Азии: бабочки-репейни-
цы, махаоны, подалирии, желтушки, зо-
лотистые бронзовки, песчаные и дорожные
осы и многие другие. Но не менее инте-
ресными были и здешние шестиногие або-
ригены, которых я на юге не встречал.
Об исилькульских насекомых тех лет мог
тошка шла на фронт), и колесики для бы, наверное, рассказывать бесконечно.
зажигалок, и железные трубы для печек Упомяну лишь некоторых.
и самоваров, не говоря уж о «текучке» — Уютная поляна в одном из дальних
ремонте замков, ведер, патефонов, каст- колков; на душистых белых соцветиях та-
рюль... волги-лабазника сверкают бронзовки, де-
Забота о хлебе насущном не очень-то монстрируют свои ярко-полосатые, как у
совмещалась со школой и тем более — шмелей и ос, наряды коротыши-восковики
энтомологией, потому в десятом классе у с длинными цепкими ногами, продолгова-
меня замелькали и четверки, и даже тро- тые усачи-странгалии; из трав доносятся
ечки — но иначе не получалось. стрекоты кобылок и длинные звонкие тре-
А в 44-м, не вынеся тягот и пережи- ли кузнечиков. И почти каждый день,
ваний за сына, который вот-вот должен кроме этих насекомьих песен, кроме жуж-
быть отправлен на фронт, неожиданно жания и шелеста больших и малых крыль-
умерла мать, всего лишь 56 лет ей ев, откуда-то слышится тончайший не то
было — кровоизлияние в мозг... писк, не то звон настолько высокого тона,
И вот тут еще неожиданно увлекся что он близок к ультразвуку.
астрономией; о том, как это началось и
Кто это пищит? И где?
что это мне дало, я рассказал в книге
' Я перехожу на другое место, прислу-
«Мой удивительный мир»; занятия астро-
номией на всю жизнь приучили меня к шиваюсь: звучит так же, но опять непо-
точности, строгости, честности наблюде- нятно — то ли вон там, в кустах, то ли
ний, широкому видению Мира, удивитель- прямо, где тропинка, то ли где-то правее,
ному во всех своих проявлениях,— от в цветущих травах.
Любопытство нарастает: как же так —
микроскопических таинственных тихохо-




<< Пред. стр.

страница 9
(всего 38)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign