LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 6
(всего 38)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>



Copyleft 2006, TedBeer
Copyleft 2006, TedBeer
Copyleft 2006, TedBeer
Виктор Гребенников «МОЙ МИР» 46
в ближайшие окрестности, едва успевал
разложить на ватные матрасики свои уло-
вы — и с большого пустыря перед домом,
и с Петровской балки, что рассекала на-
двое Неаполь Скифский у нынешней на-
шей улицы, и у родников, бивших из-под
скал. К счастью, нездоровая охотничья
страсть всякий раз уступала страсти есте-
ствоиспытателя и наблюдателя. Какой бы
заманчивой «дичь» ни была, но, если она
творила что-либо интересное, рука с сач-
ком останавливалась, и я тихонько опу-
скался на землю, чтобы лучше, подробнее
знать повадки, нравы, инстинкты насеко-
мых. Книги Фабра оставались для меня
намного более важными и интересными
учебниками, чем многочисленные инст-
рукции по сбору коллекций из уже из-
рядно пополнившейся моей энтомологиче-
ской библиотечки.

И до сих пор мне стыдно за то, что,
инструкции для коллекционеров, залил их насмотревшись на работу профессиональ-
на дне морилки гипсом, и брошенная в ного охотника на насекомых и стараясь
эту адскую душегубку бабочка гибла мгно- ему подражать, я в детстве своими руками
венно, будто подстреленная, сделав крыль- загубил в морилках много ни в чем не
ями от силы один взмах — стало быть, повинных созданий, в том числе и тех,
совсем «не портилась». А от морилки, даже что нынче записаны в Красную Книгу. С
закрытой, пахло какими-то фруктовыми тех пор Смерть мне отвратительна в любом
косточками. ее проявлении, независимо от размеров и
...Аптека та — по симферопольской ули- «рангов» Живых Существ — тем более
це Володарского — цела и по сей день и сотворенная, даже по необходимости, соб-
носит тот же номер 8; убежден: никто ственными руками...
никогда в ней не поверит, что в тридцатые ...Конец нашей улочки выходил к югу
годы здесь без лишних слов, из уважения на уже упомянутую Петровскую балку,
к науке и детям (а детей в Симферополе
склон которой был тогда не застроен, и
тогда очень любили), отпускали девяти-
хозяева, державшие в наших краях норов,
летнему мальчику цианистый калий, эфир
овец и коз, свозили сюда излишки под-
и хлороформ...
стилки и помета животных: щедрая в те
До темпов и размахов Сергея Ивано-
времена крымская земля удобрений еще
вича мне было далеко, но я, получивший
не требовала. И верхняя часть откоса бы-
уже право выходить на улицу, а потом и
ла своеобразным «складом» перегноя-ком-
поста. Узнав, что ребятишки приносят от-
туда каких-то «майских жуков», я обсле-
Морилка — баночка
довал откос уже «профессионально». Здесь
с полосками бумаги
действительно было Царство Жуков, а
и ядом.
именно жуков-носорогов — огромных, дли-
ною со спичечный коробок (по латыни
Ориктес назикорнис), и вида поменьше,
под названием Силен (Филлогнатус силе-
нус); за что ученые назвали именем гре-
ческого бога веселья и вина медлительного
жука, личинка которого питается перегно-
ем, — не имею понятия...
Жучиный Откос был буквально начи-
нен и толстенными личинками обоих ви-
дов носорогов, и куколками, и самими
жуками, блестяще-каштаново-коричневы-
ми, а совсем молодые жуки были еще
мягкими и охристо-желтыми. Преобладали
малые носороги — силены. Самочки обоих
видов жуков были без особенностей, а у
самцов бросался в глаза рог на голове —


Copyleft 2006, TedBeer
47
Глава II. «ДВОР»




коса лишь поздним вечером и с солидным
длинный, чуть кривой, с туповатым кон-
Жуки-носороги
жужжанием разлетались; нередко их при-
цом у большого носорога, и остро-крюч-
Ориктес назикорнис и
Филлогнатус силенус. влекал свет электрофонаря на столбе, что
коватый у силена. На спинке у первого
стоял перед нашим парадным крыль-
была пологая ложбинка с тремя вершин-
цом, — метрах в 180 от Откоса. Стук-
ками; у второго — глубокая яма с резкими
нувшись об лампу или рефлектор, они
краями без зубцов.
падали вниз, к подножию столба, где иног-
Никогда я не видел, чтобы самцы обоих
да скапливались во множестве: взлететь
носорогов как-то применяли свои рога —
этим грузным жукам с ровного места не
в грунте ли, при ползании, при размно-
так-то легко.
жении, в полете. Зачем им такое? А тем
Здесь же, ударившись о фонарь и упав
более — тропическим жукам-геркулесам,
вниз, нередко ползали другие жуки, в том
голиафам, рогачам, что хранились в му-
числе огромные хрущи — мраморный, со
зее?
сложным красивым рисунком на надкрыль-
Загадка эта преследовала меня всю
ях, и белый хрущ — будто вырезанный
жизнь (да и не только меня): зачем самцам
из светлого мрамора и отполированный.
многих видов насекомых странные, порой
Лет носорогов продолжался часов до
огромные, сложные, явно мешающие, рога
двух ночи. А утром Жучиный Откос был
и всякие другие выросты?
без единого жука...
А совсем недавно я ее разгадал, о чем
Зато начинали свои полеты громадные,
читатель узнает из последующих глав; по-
страшные на вид осы — сколии. Я их
ка лишь скажу, что открытие это оказалось
видел и раньше во Дворе — то у огуреч-
куда более широким и важным, чем схо-
ной грядки, удобренной навозом, то на
ластические изыскания по выявлению роли
пышных цветках чертополоха в Диком
жучиных рогов.
Уголке. Не забыть уколов толстенного,
Носороги поднимались на крыло с От-


Copyleft 2006, TedBeer
48
Виктор Гребенников «МОЙ МИР»




Copyleft 2006, TedBeer
49
Глава II. «ДВОР»
клином, жала сколий, пока их, твердо-ко-
Белый хрущ
Полифилла альба — стлявых, но вертких и сильных, я выта-
мечта моих ночных скивал из сачка. Яда при ужалении было
«подфонарных» охот.
немного, или же он был слабым, но зато
из дырочки в коже — как от гвоздя —
сочилась кровь...
Так вот, едва взошедшее солнце начи-
нало прогревать Жучиный Откос, как из
его недр вылезали сколии и реяли над
ним; число их быстро возрастало, иной раз
от мельтешения сотен их темных тел и их
же теней на Откосе у меня начинала кру-
житься голова.
При таком количестве ос узнать, чем
они тут занимались, для энтомолога, даже
начинающего, не составляло труда: ковыр-
нешь перегной, а там — десяток толстен-
ных личинок носорогов, согнутых крутою
дугой; если личинка прямая — смотри на
ее живот, и увидишь там либо крупное
яйцо сколии, либо вышедшую ее личинку,
сосущую худеющую неподвижную «хозяй-
ку».
Зарываясь в грунт, сколия-самка выби-
рала личинку носорога «по вкусу», обез-
движивала ее точными ударами жала в
нервный ствол (это я узнал после из книг
Фабра: какое счастье, что они у нас бы-
ли!), расширяла пространство «комнатки»
для роста своего дитяти, уплотняя стенки
и как бы штукатуря, приклеивала к брюш-
ку жертвы яйцо и выбиралась наружу для
дальнейшей охоты.
Вышедшая из яйца личинка неспешно
поглощала эти «живые консервы» — обез-
движенную осой «хозяйку», росла; затем
ткала шелковый кокон (они попадались
тут во множестве), в котором превраща-
лась в куколку; весною следующего года
на свет появлялись новые армии сколий,
реявшие над Жучиным Откосом — дабы
жить, плодиться-размножаться...
На личинок большого жука-носорога
охотилась, как я выяснил, сколия гигант-
ская: огромное черное чудище с темными
крыльями, ярко-желтыми пятнами по брю-
ху и лобастой лысой головой светло-оран-
жевого цвета. Личинки же носорогов-си-
ленов шли на корм потомству сколии во-
лосатой, заметно меньшей по размеру, и
еще какому-то виду сколий, тоже не очень
крупному. Ночевали же взрослые сколии
не так, как все осы, а непременно зарыв-
Сколии
шись в землю.
на Жучином Откосе.
Именно в те годы, когда я наблюдал
сколий на Жучином Откосе, энтомологи
усиленно пытались их приспособить для
ные нашей страны вели большие работы
борьбы с жуками, вредящими посевам са-
по применению сколий против личинок
харного тростника на Гавайях, Филиппи-
крупных хрущей. Проблема эта «отпала»
нах, в Малайе, Квинсленде (Австралия),
сама собой: те бедные хрущи — в том
на островах Маврикий, Пуэрто-Рико, числе и мраморный — вскоре стали кан-
Фиджи, в США. В сороковых годах уче- дидатами в печальную Красную Книгу...



Copyleft 2006, TedBeer
Виктор Гребенников «МОЙ МИР» 50
щихся напротив калиток в многодневном
ожидании мусоровозной автомашины. Вот
и вся современная энтомофауна моей род-
ной улицы...
Сразу за Петровской балкой, к югу от
нас, начиналось поросшее сочной травою
холмистое плато, которое я уже упоминал
под названием «Зеленая горка», уже давно
забытое, потому что оно почти все застро-
ено особняками отставных военачальников
и других состоятельных людей. Незастро-
енным остался лишь небольшой пятачок,
обнесенный невысокой защитной сте-
нок,— все, что удалось отстоять археоло-
гам, грудью вставшим на защиту от со-
временных вандалов-застройщиков хотя бы
центра руин Неаполя Скифского, его ак-
рополя. Ведь этот древнейший город —
исторический памятник мирового значения.
Бывая в отпуске, с грустью ходил я по
тому, дважды священному для меня клоч-
ку земли, ныне поруганному — там вы-
гуливают горожане собак — и зажатому
со всех сторон стремительно растущим го-
родом так, что вряд ли историки и архе-
ологи удержат осаду толстосумов-частни-
ков, наседающих на акрополь древний че-
рез «акрополи нынешние» — горисполко-
мы, мэрии, а то и минуя их...
Почему эта земля для меня дважды
священна? И как историческое место, к
которому я кровно приобщен, это трудно
объяснить вкратце* — и как мой первый
А развитие личинок этих громадных ос,
Сколия,
загородный энтомологический полигон.
обездвижив личинку превращение их в куколок и выплод взрос-
Местность эта резко отличалась от Дво-
жука-носорога, лых я не раз наблюдал дома, перенеся
ра и по рельефу, и по простору, и по
сейчас отложит
сюда с Откоса несколько подходящих «пар»
на нее свое яичко. почве, и по растительности, а значит, и
из слившихся почти воедино личинок: ху-
по энтомофауне. Древние руины за два
деющей бедолаги-«хозяйки» и толстеющей
тысячелетия покрыл слой чернозема, тол-
хищницы. Приносил также сюда незара-
щиной не менее метра, плотно заросшего
женных личинок носорогов и пускал в бан-
травянистой растительностью с преоблада-
ку с ними сколию-самку. Она сразу при-
нием злаков — и тут образовалась Степь.
нималась за дело, после короткой борьбы
Из бабочек на этом степном плато пре-
обездвиживала личинку глубоким уколом
обладали сатириды — из семейства бар-
жала, и та моментально выпрямлялась
хатниц. Серые, коричневые, пестрые, они
«палкой». После этого охотница зачем-то
нередко имели на крыльях темные круглые
мяла ее жвалами, теребила, да не кое-как,
пятна с беленькой точкой, что делало эту
а «от головы к хвосту» и наоборот — смысл
деталь узора похожей на выпуклый глаз
этой обязательной процедуры неясен даже
какого-то животного с ярким бликом. Мо-
для современных энтомологов, а потом уж
жет быть, это служило сатиридам для от-
приклеивала к ней крупное продолговатое
пугивания птиц? Как бы то ни было, за-
яйцо.
гадка круглых «глаз» на крыльях бабочек
...Сейчас, понятное дело, Жучиного
не решена учеными и по сей день.
Откоса нет и в помине — по обеим сто-
На яркой зелени неапольских холмов
ронам Петровской балки густо настроили
резко выделялись крупные жуки-чернотел-
дома частники. Не гудят летними ночами
ки нескольких видов: толстые круглые пи-
ни большие носороги, ни «майские» силе-
мелии и гнапторы; острозадые медляки-
ны, ни великаны-хрущи, а жаркими дня-
блапсы вроде тех, что жили в подполье
ми вместо ни с чем не сравнимых сколи-
евых эскадрилий — разве что надоедли-
вые мухи да домашние пчелы «берут взя-
ток» с бумажек от мороженого на троту-
* Я сделал это в другой своей книжке — «Письма
аре, с объедков фруктов и других «сладо- внуку. Том I. Сокровенное» (Новосибирск, Сибвнеш-
стей» неприглядных мусорных куч, выся- торгиздат, 1993 г.).




Copyleft 2006, TedBeer
Глава II. «ДВОР» 51




нашего дома, но разных форм и размеров; гом, выделяют едкую бурую жидкость с
Вид руин Неаполя
Скифского резким запахом.
продолговатые, словно кем-то специально
с нашей улицы Особенно много разной живности скры-
вытянутые, медляки-просодесы и многие
в ЗО-е годы.
валось днем под камнями — остатками
другие представители обширного семейст-
Таким я запомнил
прежних храмов, жилищ, изгородей. Под-
ва чернотелок. Их всех роднит не только
его навсегда...
нимешь древний камень — кого тут толь-
цвет, но и неторопливость в движениях,
ко нет: и жужелицы всех цветов и раз-
а главное, герметичность хитиновых по-
меров, и уховертки, и улитки, и земляные
кровов: надкрылья слились в сплошной не-
черви, и мокрицы, тоже всякие-превсякие
проницаемый футляр, вдобавок еще осно-
и вальковатые медлительные кивсяки с
вательно подвернутый книзу, и все дви-
несметным количеством коротких ножек,
жущиеся детали их лат точнейшим обра-
узкотелые светлые геофилы... Попадались
зом подогнаны друг к другу, как доспехи
даже страшноватые сколопендры, вызы-
рыцаря, а сейчас бы я сказал — как ска-
вавшие панику у ребят, ну а я наловчился
фандр астронавта, вышедшего на Луну.
брать их пальцами у головы так, что
Зачем жукам такая конструкция? А затем,
ядовитые челюсти многоножки не могли
чтобы во второй, засушливой половине ле-
причинить мне вреда, а хоть бы и при-
та, когда сочная зелень Степи превратится
чинили — это я знал по опыту — боль
в светло-желтый сухой скользкий ковер
была бы невелика, вроде как от ужаления
(ребятишки любили по нему съезжать с
осы. Крым это все же не тропики, где
холмов на фанерках), и со знойного неба
водятся по-настоящему ядовитые сколо-
неделями не выпадет ни капли дождя, —
пендры.
удержать от испарения влагу, накоплен-
Там и сям в степном черноземе вид-
ную в теле внутри твердого, герметичного
нелись зияюще-круглые отверстия — нор-
даже в суставах жучиного панциря. По-
ки тарантулов. Возле некоторых валялись
тому чернотелки свободно и неторопливо
остатки трапез этих ночных охотников —
разгуливали по холмам и низинам Неа-
поля средь бела дня, не боясь ни жары, жучиные панцири и ноги, обтрепанные
ни птиц: многие медляки, застигнутые вра- бабочкины крылья. Норки тарантулов бы-


Copyleft 2006, TedBeer
52
Виктор Гребенников «МОЙ МИР»




ли здесь совершенно вертикальны (в Си-
Два «скифских»
бири так не бывает), и извлекать восьми-
медляка —
Гнаптор и Пимелия. ногих жителей наружу меня научили со-'

<< Пред. стр.

страница 6
(всего 38)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign