LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 7
(всего 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Четвертая фаза опийного опьянения непостоянна и наблюдается лишь у некоторых пациентов. Эта фаза характеризуется плохим самочувствием, головной болью, беспричинным беспокойством, иногда тревожностью, тоской. Бывает тошнота, головокружение, рвота, мелкий тремор рук, век, языка. Указанные явления особенно часты, выражены и продолжительны при употреблении кустарных вытяжек из маковой соломки, что обусловлено высоким содержанием в них токсических примесей.
Сужение зрачка, являющееся наиболее постоянным признаком интоксикации опиоидами на протяжении первых трех фаз опьянения, в четвертой фазе выражено слабо.
Продолжительность четвертой фазы опийного опьянения, фазы последействия наркотика, составляет от нескольких десятков минут до полутора суток.
б). Опийная зависимость.
К моменту начала этого периода заболевания фазность в развитии наркотического опьянения практически полностью вырождается. Наблюдается преобразование седативного воздействия наркотика в исключительно стимулирующее.
Первая стадия.
В первой стадии заболевания больные спят мало, сон поверхностный, но чувства недосыпания нет. Особенно мало спят лица, употребляющие кодеин. Больные спят днем и бодрствуют ночью. На фоне в целом подавленного аппетита предпочтение отдается сладкой и жирной пище. Со временем появляется задержка стула на несколько дней, при простудах отсутствует кашель. Начинается рост толерантности к опиоиду, что находит свое отражение в снижении собственно психотропного действия прежней дозы. Соответственно потребляемые дозы начинают повышаться, что дает качественно прежний эффект.
Длительность первой стадии заболевания при употреблении разных опиоидов различна: до 4 недель - при героинизме, до 3 месяцев при морфинизме, до полугода - при кодеинизме. Длительность стадии определяется не только видом опиоида, но и способом его употребления. Она короче при внутривенном введении и продолжительней при иных способах употребления.
Вторая стадия.
Вторая стадия заболевания представлена полностью сформированным синдромом психической зависимости. Наркотизация регулярна, формируется индивидуальный ритм введения. Толерантность, постепенно продолжая повышаться, достигает чрезвычайно больших значений. При перерывах в наркотизации толерантность снижается. Многие больные поступают на лечение только с этой целью - добиться возможности получать прежние ощущения на малых дозах. На жаргоне наркоманов это называется "омолодиться".
Изменяется форма опьянения. Исчезает физиологический эффект. Нормализуется диурез и стул, при простудах наркоман кашляет, и противокашлевый эффект опиатов не проявляется. Исчезает зуд при приеме кодеина (четкий рубеж второй стадии). Ритм сна вновь становится таким, как до начала заболевания. Однако это изменение действия морфия не универсально.
Происходят радикальные изменения в собственно наркотическом эффекте опиоидов. Чтобы компенсировать произошедшие изменения и хотя бы на короткий момент воспроизвести прежнее состояние, больные принимают специальные меры. Они стремятся употреблять наркотик в тепле, часто - еще в постели или зайдя в теплое помещение. Пьют горячую воду, садятся в теплую ванну.
Помимо новой формы потребления, меняющейся формы опьянения и высокой толерантности к наркотику формируется синдром физической зависимости.
Влечение при зависимости от опиоидов отличается более высокой интенсивностью, чем при алкоголизме, гашишизме и злоупотреблении снотворными. Появившееся компульсивное влечение определяет с этого момента всю дальнейшую жизнь наркомана, не оставляя, по существу, места ничему другому. Опийное опьянение не сопровождается утратой контроля за количеством потребляемого наркотика. Вот почему передозировка при употреблении опия возникает лишь по недоразумению или вследствие несчастного случая, и никогда в результате сознательных повторных введений нарастающих доз наркотика в ходе текущего сеанса наркотизации.
Способность больных опиоманией ограничивать себя дозой, достаточной для получения желаемого эффекта, говорит о сохранности функции контроля - высшей функции сознания.
Для больных опиоманией характерны слабость психических функций, затруднение мобилизации, концентрации внимания, неспособность к напряжению для выполнения продолжительного задания. Однако качество мышления при должной степени сосредоточения остается высоким. Вообще лица, употребляющие очищенные опиоиды, в течение многих лет наркотизации остаются интеллектуально сохранными, практически отсутствуют признаки органического снижения интеллекта. Что касается лиц, употребляющих кустарные вытяжки из маковой соломки, то у них признаки органического снижения интеллекта появляются относительно рано за счет содержащихся в кустарных вытяжках токсических веществ.
Длительность второй стадии опиомании со времени появления синдрома физической зависимости - 5-10 лет.
Третья стадия.
Действие наркотика становится прочно извращенным, тонизирующим. Вне интоксикации больной анергичен, вплоть до утраты способности передвигаться. Эйфория в интоксикации, без дополнительной наркотизации иногруппным наркотиком, практически невозможна.
Физическая зависимость от наркотика в третьей стадии заболевания также меняет свое качество. Опиоиды оказывают успокаивающий эффект во второй стадии заболевания и тонизирующий, активирующий в третьей.
На первый план выступает состояние вялости, анергии (а не напряженности и беспокойства, как во второй стадии), а также депрессия, которая утрачивает напряженность, выглядит более глубокой, более длительной. Больные лежат в постели, а не беспокойно мечутся по палате. Чувство безысходности и безнадежности окрашивает все их слова и поступки. Часты суицидальные мысли. Они не навязчивы с жалобами, как больные второй стадии, не требовательны, иногда плачут. Минуя кризис в течение синдрома отмены, становятся собраннее, подвижнее. Начинают следить за своим внешним видом, курить, общаться с персоналом и другими больными. Настроение выравнивается, но часты колебания. Однако аппетит восстанавливается медленно. Если больные во второй стадии достаточно быстро набирают утраченный ранее вес тела, то у больных в третьей стадии аппетит только нормализуется, наращивание веса происходит медленно, несмотря на специальные медикаментозные назначения.
После полной ликвидации синдрома отмены больной еще не чувствует себя совершенно здоровым, как это бывает у пациентов во второй стадии. Он плохо ест, слаб физически, ему трудно приступить к работе, "лень, ничего не хочется делать", быстро устает. Внимание его легко истощается. Настроение колеблется, общий фон настроения снижен. Это состояние длится до 4-6 месяцев, но и затем работоспособность остается низкой, утомляемость высокой, настроение переменчивым на общем пониженном фоне, интересы скудны. Рецидив определяется или желанием "восстановить работоспособность", "ожить", или внезапно возникшим компульсивным влечением. Часты рецидивы и под влиянием среды.
в). Синдром отмены опиоидов.
Первая фаза.
Первая фаза синдрома отмены включает признаки психической зависимости, влечение к наркотику, состояние неудовлетворенности, напряженности. Кроме того, появляются первые признаки вегетативных расстройств: расширение зрачков, зевота, слезотечение, насморк с чиханьем, временами - пилоэрекция ("гусиная кожа"). Исчезает аппетит и, если это состояние развивается в вечерние и ночные часы, больной не может заснуть. Первая фаза синдрома отмены появляется через 8-12 ч после последней инъекции наркотика.
Первой фазой синдром отмены может ограничиваться в том случае, если стаж наркотизации невелик (1-4 недели в зависимости от вида опиоида). Если больной вынужден прервать наркотизацию, синдром отмены ограничивается вышеописанными явлениями, проходящими в течение 3-5 дней. При продолжении наркотизации происходит дальнейшее формирование синдрома отмены - появление второй и последующих его фаз.
Вторая фаза.
Для второй фазы синдрома отмены характерны: озноб, сменяющийся чувством жара, приступы потливости, слабости и практически постоянная пилоэрекция ("гусиная кожа"). Сначала в мышцах спины, потом - ног, шеи и рук, появляется ощущение неловкости, неудобства. Мышцы тела напряжены и ощущаются больными, как онемевшие, "как нога, когда ее отсидишь". Возникает желание потянуться, больные становятся двигательно-беспокойными.
Во второй фазе синдрома отмены опиоидов появляется боль в межчелюстных суставах и жевательных мышцах, усиливающаяся в начале еды, когда больной пытается поесть, или при мыслях о еде. Во второй фазе симптомы первой фазы не исчезают, а, напротив, усиливаются. Зрачки остаются широкими, кайма радужки - узкой. Чиханье учащается. По словам некоторых больных, "чихаешь по 50-100 раз за раз". Зевота интенсивна, "сводит челюсти". Слезотечение продолжается, появляется и слюнотечение. Некоторые больные с истерическими чертами демонстративно держат платок у рта, не глотая избыточно выделяющуюся слюну. Симптомы второй фазы достигают своего наибольшего развития к середине вторых суток отмены.
Третья фаза.
Третья фаза синдрома отмены характеризуется субъективно самым тяжелым симптомом: мышечными болями, которые появляются обычно на вторые сутки с момента прекращения наркотизации. Мышцы спины, конечностей, реже - шеи, "сводит", "тянет", "крутит". У небольшой части больных бывают судороги периферических мышц (икроножных, стопных и пр.) типа "крампи". Потребность двигаться высока. В начале движения болезненные мышечные ощущения ослабевают, но потом становятся еще более тяжелыми. Больные не могут найти себе места, ложатся, встают, вновь ложатся, крутятся в постели. Боли в суставах, в отличие от болей при синдроме отмены барбитуратов, отсутствуют. Больные напряжены, настроение становится тоскливо-злобным и, как правило, депрессивным, с переживаниями безнадежности и отсутствия перспективы. Тревожность при чистой зависимости от опиоидов обычно не наблюдается. Помимо мышечных болей и аффекта напряженной, тоскливо-злобной депрессии, третья фаза характеризуется наивысшим развитием симптомов двух предыдущих фаз. Исключение составляет лишь изменение влечения к наркотику, которое становится компульсивным (насильственным).
Четвертая фаза.
Четвертая фаза синдрома отмены опиоидов развивается на третьи сутки с момента прекращения наркотизации. Вначале появляются боли в животе-кишечнике, а не желудке, в отличие от синдрома отмены барбитуратов. У некоторых больных к болям в животе спустя несколько часов присоединяется рвота. Характерный признак четвертой фазы - сопровождаемая тенезмами диарея. Обычно диарея появляется сразу или спустя несколько часов после болей в животе, но иногда ее развитие запаздывает и наступает лишь на 4-5 сутки с момента прекращения наркотизации.
По достижении четвертой фазы синдром отмены опиоидов выражен полностью и сохраняет эту полноту в течение 5-10 дней.
Некоторые больные, вводившие опиоиды внутривенно, испытывают в апогее синдрома отмены жестокий зуд по ходу подкожных вен ("хочется зубами вырвать вены").
2. УПОТРЕБЛЕНИЕ КАННАБИНОИДОВ
а). Опьянение каннабиноидами.
Первая фаза.
Первая фаза действия каннабиноидов не обязательна, но наблюдается в подавляющем большинстве случаев. начала употребления, развивается. Восприятие внешних раздражителей обостряется. Появляется настороженность, подозрительность, тревожность, пугливость, а в ряде случаев - безотчетный страх. При этом никакой угрозы своему телесному благополучию человек не ощущает. Это состояние тревоги в начале опьянения ни во времени, ни по своему содержанию не совпадает с теми рассудочными, слабо окрашенными эмоционально опасениями за свое здоровье, которые возникают на высоте иллюзорных расстройств у случайно употребившего каннабиноиды человека. Следовательно, такой эмоциональный сдвиг у части начинающих потребителей каннабиноидов можно рассматривать как первую фазу последовательно развивающихся эмоциональных нарушений, свойственных опьянению этими психотропными веществами.
В первой фазе опьянения каннабиноидами наблюдается головокружение, кратковременное чувство, что "перед глазами поплыло". Зрачки расширяются, лицо краснеет, во рту сохнет, может появиться дрожь в руках, парестезии, чувство тепла и тяжести в конечностях. Продолжительность первой фазы опьянения каннабиноидами 5-10 мин.
Вторая фаза.
Вторая фаза опьянения каннабиноидами наступает с появлением расслабления, легкости, благодушия. В этой фазе, спустя 10-20 минут от начала курения, к эмоциональному сдвигу присоединяются расстройства восприятия, мышления и сознания, а также изменение соматических функций.
Нарушается восприятие пространства, освещенности и размеров объектов, цветов, интенсивности и характера звуков и шумов, времени, схемы собственного тела.
Закономерность расстройств восприятия заключается, в том, что характер проявления этих расстройств индивидуален. Во-первых, для каждого курящего свойственно преобладание иллюзий того или иного вида - зрительных или слуховых, пространственных или временных. Во-вторых, сохраняется характер иллюзий: если при первом употреблении каннабиноидов цвета казались тусклыми, то и при последующих интоксикациях сохраняется такое же восприятие. В-третьих, некоторые больные рассказывают, что им свойственна последовательность вида и качества иллюзий в течение каждого опьянения. В начале кажется, что события разворачиваются медленно, а потом - ускоряются; или вначале цвета воспринимаются насыщенно, "блистающе", а спустя какое-то время они тускнеют и мрачнеют. Кроме того, каждый привычный потребитель каннабиноидов может ответить на вопрос: что появляется в начале опьянения (иллюзия цветов, звуков, расстройство схемы тела или восприятия пространства), что обыкновенно присоединяется после. Такая последовательность у него, как правило, сохраняется.
Мышление по мере наступления интоксикации приобретает эмоциональное содержание, меняется в своем качестве и темпе. Мышление связано с эмоциональными переживаниями: иногда страха (в начале или при передозировке), но чаще - благодушия. Соответственно меняется оценка текущих событий, а также событий прошедших и ожидаемых. Легкость решений, беспечность и безответственность в действиях наркотизировавшегося свидетельствуют не только об эмоционально положительном фоне, но и поверхностности мышления, падении способности предвидения.
Вскоре мышление утрачивает последовательность и становится отрывочным, одномоментным: перерабатываются внешние, случайные впечатления.
С началом эмоционального расслабления, легкости во второй фазе опьянения каннабиноидами, появляется "масляный" блеск глаз, учащается пульс, поднимается артериальное давление. Развивается жажда, но опьяневшие пьют только горячую воду, так как холодная отрезвляет так же, как еда. Уже на этом этапе появляется чувство голода, которое намеренно не утоляется.
Третья фаза.
Третья фаза опьянения каннабиноидами характеризуется парадоксальностью восприятия, эмоциональной спутанностью, хаотичностью переживаемых чувств. С углублением интоксикации мышление приобретает черты бессвязности. Эта бессвязность может иметь и элементарное бредовое содержание, если сочетается с аффектом страха и галлюцинациями. Можно думать, что бред здесь вторичен, ибо качество мышления не позволило бы развить и оформить бредовую идею.
В интоксикации каннабиноидами интеллектуальная продукция диктуется восприятием и аффектом и ограничивается представлениями, не поднимаясь до уровня умозаключений. Отличием опьянения каннабиноидами от опьянения алкоголем или снотворными служит оживление функций подкорковых образований. В алкогольной интоксикации и интоксикации снотворными наблюдается прогрессирующее торможение этих областей, доходящее до выключения жизненно важных, анимально-вегетативных систем.
В третьей фазе наркотического действия каннабиноидов может появиться резкая бледность, температура тела падает, кожные покровы холодные, на лбу, руках иногда появляется пот. Двигательное оживление сменяется вялостью, а затем может последовать двигательное возбуждение. Речевая продукция бессвязна. Голод, жажда нарастают.
Четвертая фаза.
В четвертой фазе опьянения каннабиноидами наблюдается спад возбуждения, характеризующийся бледностью, вялостью, слабостью, тахикардией. Больной, наконец, позволяет себе поесть и может поглотить огромное количество пищи: 2 буханки хлеба, кастрюлю супа и пр. Много пьет, предпочитая сладкое. На выходе сознание ясное, хотя отмечается медлительность, заторможенность, апатия. Вскоре, если ничто этому не препятствует, наступает беспокойный, со вздрагиваниями и бормотанием, сон, который может длиться до 10-12 ч. После пробуждения сохраняется булимия и жажда.
б). Зависимость от каннабиноидов.
Первая стадия.
В первой стадии заболевания наркотическое опьянение выглядит почти так же, как у лиц, употребляющих каннабиноиды впервые. Если потребление становится систематическим, больной активно ищет свой наркотик и покупает его, не считаясь с ценой. Исчезают возможные защитные реакции на передозировку: тошнота и головокружение.
Синдром психической зависимости в первой стадии представлен влечением к наркотику как к средству, дающему эйфорию, и беспокойством, неудовлетворенностью в его отсутствии. Теперь больной понимает, что опьянение - единственное для него возможное состояние психического довольства. Но пока еще в состоянии опьянения каннабиноидами больной психически дисфункционален, поскольку симптом возможности психического комфорта в интоксикации не получил полного развития. Длительность первой стадии гашишизма - 2-5 лет.

Вторая стадия.
В этой стадии наблюдаются дальнейшие изменения формы опьянения. Теперь изменяется депрессирующий эффект наркотика. С развитием болезни на протяжении второй стадии депрессирующий эффект каннабиноидов окончательно исчезает.
В интоксикации больной второй стадии испытывает только очень краткое первоначальное психосоматическое расслабление. В дальнейшем он собран, приподнят, смешлив, двигательно активен, работоспособен. Темп мышления ускорен. Опьянение длится теперь 1-1,5 ч, после чего наступает снижение тонуса, работоспособности, интереса к окружающему. Таким образом, общее состояние больного указывает на то, что произошел переход действия наркотика с седативного на стимулирующий.
Расстройства восприятия во второй стадии также менее выражены, чем ранее. Однако ритм сна во второй стадии заболевания восстанавливается: больные активно бодрствуют днем, а спят только ночью. Но для засыпания им необходимо увеличить дозу. Увеличенная доза, подействовавшая в определенное время, вызывает сон.
Вскоре интоксикация становится необходимым условием и физического комфорта, поскольку способность к физической нагрузке вне опьянения также падает. Вне интоксикации больной расслаблен, несобран, нетрудоспособен психически. Длительность второй стадии гашишизма - 5-10 лет.
Третья стадия.
Третья стадия развивается к концу десятилетия постоянной наркотизации. Падает толерантность, наркотик оказывает лишь тонизирующий эффект, вне интоксикации больной анергичен, форма потребления систематическая или периодическая, "запойная".
Последствия гашишизма и осложнения наркотизации в третьей стадии достигают наибольшего выражения, и этим определяется состояние больных в большей мере, чем фактор самой наркотизации. Поэтому третью стадию в полной мере можно назвать стадией осложнений наркотизации.
3. УПОТРЕБЛЕНИЕ КОКАИНА
а). Опьянение от кокаина.
Первая фаза.
Первая фаза опьянения кокаином вызвана быстрым нарастанием концентрации препарата в крови и поэтому наблюдается при курении крэка или при внутривенном введении наркотика, но отсутствует при его приеме внутрь. Ощущается как "мгновенное блаженство", "восторг", "прозрение". Резко обостряется восприятие. Окружающие предметы приобретают неестественно яркую окраску, звуки - необычайно богатый тембр и остроту. На фоне острого состояния блаженства возникают изменения проприочувствительности: легкость тела, "ощущение полета", "ощущение необычайного прилива физических и душевных сил", "приятные вибрации во всем теле".
В первой фазе опьянения кокаином больные, особенно недавно начавшие наркотизацию, выглядят совершенно ошеломленными от нахлынувших на них впечатлений. Они замирают, сосредоточенно прислушиваясь к своим ощущениям. Первая фаза длится лишь несколько секунд, однако сами больные часто затрудняются описать ее длительность, поскольку восприятие времени в ней нарушено.
Вторая фаза.
Во второй фазе действия кокаина больные несколько адаптируются к обрушившимся на них ощущениям и обретают способность двигаться. Внимание человека, употребившего кокаин, по-прежнему сконцентрировано на чувственных переживаниях, окружающее не воспринимается. Сохраняется чувство легкости и способности к полету. Последнее обстоятельство таит в себе серьезную угрозу непреднамеренного самоубийства, поскольку некоторые пациенты пытаются немедленно опробовать эту новую для себя способность на практике и выпрыгивают из окон. Желание осуществить "полет" вызревает внезапно, и присутствующие при наркотизации такого субъекта люди обычно ничего не успевают предпринять. Продолжительность второй фазы опьянения обычно равна нескольким минутам.
Третья фаза.
В третьей фазе опьянения кокаином сохраняется характерная яркость восприятия. Окраска окружающих предметов по-прежнему необычайно насыщенна, взгляд наркотизировавшегося фиксирует мельчайшие детали обстановки, приобретающие четкость и контрастность.
Настроение бодрое, приподнятое, "грудь распирает от счастья". Однако у некоторых пациентов возможны тревога, страх и даже дисфорические состояния, но обычно эти неприятные переживания исчезают по мере развития зависимости. Опьянившиеся кокаином испытывают прилив сил, потребность в деятельности, в том числе творческой. Чувство повышенной физической силы, выносливости и уверенности в движениях частью чисто субъективно, частью соответствует действительному кратковременному подъему.
Мышление характеризуется субъективным переживанием облегчения в течении мыслей, самое направление которых одновременно становится неустойчивым и целиком определяется окружающей обстановкой.
Ощущение "интеллектуального могущества", "богатство мыслей" на высоте опьянения кокаином всегда обманчиво и в действительности сводится к воспроизведению старого материала, в котором часто недостает логической связности. "Творческая продукция" лиц, находящихся в состоянии кокаинового опьянения, обычно вызывает досаду и раздражение у самих создателей сразу же после отрезвления.
Третья фаза отличается избыточной моторной активностью с резкими, размашистыми движениями, неточностью координации, особенно тонких движений. Третья фаза кокаинового опьянения длится до полутора часов.
Четвертая фаза.
Четвертая фаза начинается с восстановления объема сознания. Эйфория угасает. Восприятие внешнего мира все еще насыщено и ярко, но субъективная оценка этого восприятия меняется - оно кажется раздражающе избыточным.
Ощущение физического и интеллектуального могущества исчезает и сменяется упадком сил. Состояние упадка сил, даже после однократного употребления кокаина, может длиться нескольких дней. Этот период также характеризуется нарушениями сна, аппетита, либидо и потенции.
б). Зависимость от кокаина.
Первая стадия.
В первой стадии болезни влечение к кокаину уже вполне сформировано и весьма интенсивно. Отличительной чертой злоупотребления психостимуляторами является то, что растут не разовые, а суточные дозы, за счет дальнейшего учащения приема наркотика. Движущей силой этого процесса является укорочение времени действия каждой введенной порции кокаина.
Уже в первой стадии болезни формируется "псевдозапойный", цикличный стиль употребления кокаина. Во время кутежей больные кокаинизмом почти автоматически принимают препарат каждые 10-30 минут, этот процесс часто ускоряется при легкой доступности наркотика и использовании интенсивных методов введения (внутривенное введение, курение крэка). Ощущения сильной эйфории в состоянии опьянения контрастируют с дисфорией в период после кутежа, вызывая страстное желание получить следующую дозу.
После того, как состояние кокаинового опьянения достигает своего наивысшего уровня, начинается фаза физического и психического расслабления, "реакция". Кокаинист начинает чувствовать необыкновенную усталость и безволие при полном отсутствии потребности во сне. Он кажется себе как будто пораженным параличом, будто "заживо погребенным". Настроение его в этом периоде то выражается в самобичевании, обещаниях навсегда отказаться от кокаина, то сводится к полной душевной пустоте, иногда же выливается в форму тяжелого угнетения и тоски. Нужно много времени, чтобы эти страдания кокаиниста закончились, и он нашел забвение в тяжелом сне. Проспавшись, он обыкновенно освежается и к вечеру следующего дня снова готов прибегнуть к привычному средству.
Кокаинисты, в среднем, имеют от одного до семи таких "погружений" в неделю, каждое из которых длится от 4 до 24 часов, и все их мысли сконцентрированы на кокаине. Удовольствия, радости, не связанные с опьянением, утрачивают субъективную ценность. Длительность первой стадии - 1-1,5 месяца.
Вторая стадия.
Суточная толерантность во второй стадии заболевания достигает очень высокого уровня. Дозы кокаина возрастают до 3 г в сутки. Рост переносимости проявляется, главным образом, в дальнейшем сокращении последействия разовой дозы. Это позволяет еще больше учащать инъекции. Описаны случаи введения кокаина каждые 10 минут. Ни при одной форме наркомании не обнаруживается такого количества следов инъекций, подобно сыпи, как при наркомании стимуляторами.
Происходит дальнейшее изменение и характера опьянения: сокращается длительность эйфории и ослабляется яркость переживаний. Разговорчивость, жажда многосторонней деятельности, сменяются целенаправленной деятельностью, каким-либо одним занятием (рисование, писание стихов, уборка квартиры). Четвертая фаза опьянения уже не несет черты того психофизического опустошения, что было в первой стадии. Теперь все чаще преобладают черты дисфории.
При сроках злоупотребления более года больные отмечают повышенную "хрупкость" эйфории - она легко исчезает от внешних воздействий (обращение к больному с просьбой, постоянным разговором). При сроках злоупотребления более двух лет отмечается возможность долгое время заниматься одним делом в состоянии опьянения, трудность переключения на новое занятие. Раздражительность, грубость и злобность с течением времени проявляют себя и в опьянении, которое теряет свои привлекательные черты и сводится к нормализации самочувствия.
Цикличность потребления кокаина стабилизируется. Как правило, каждый больной знает характерную продолжительность своего "запоя".
Третья стадия.
В третьей стадии развития болезни цикличность употребления кокаина сохраняется, но циклы укорачиваются, и количество потребляемого наркотика сокращается. Показатели приближаются к тому, что было у больного в первой стадии заболевания.
При этом действие наркотика вновь изменяется. В опьянении теперь крайне слабы какие-либо соматические ощущения. Психическое возбуждение незначительно, так же как и двигательное. Подъем настроения непостоянен, иногда инъекция вызывает раздражительную злобность или тревогу, опасливое напряжение. Но необходимость наркотизации диктуется потребностью "собраться", "ожить", "начать двигаться", а также грозящим синдромом отмены. В опьянении наркомана третьей стадии рельефно проявляется наступившая к этому времени деградация. Речь становится вязкой, медленной, лишенной какой-либо продуктивности. Столь же непродуктивна и моторная деятельность.
Прекращается прием наркотика из-за психической и физической невозможности дальнейшей интоксикации - вместо эйфории начинают появляться взбудораженность, пугливость, страхи. Появляется паранойяльная настроенность: больным кажется, что за ними придет милиция, что их преследуют, за ними следят, они слышат шум, звуки крадущихся шагов. Зрительных обманов восприятия не бывает. Прилива сил в интоксикации уже нет - нарастает физическая усталость, вялость, апатия, стойкая бессонница. Для снятия этого состояния больные принимают седативные или снотворные средства с тем, чтобы быстрее заснуть. Без седативных средств сон не наступает, но и после пробуждения состояние не улучшается.
На 2 - 4 день воздержания от употребления наркотика резко усиливается влечение к кокаину, сопровождающееся раздражительностью, вспыльчивостью, злобностью, на любое обращение больной отвечает грубостью, все окружающее вызывает отвращение, фон настроения значительно снижен. Еще через 2 - 3 дня на первый план выходят апатия, вялость, сниженное настроение. Больные отмечают, что жизнь представляется им потерянной, ничто не радует, окружающее кажется бессмысленным и неинтересным. Отмечается резкая физическая слабость. Через 7 - 10 дней состояние больных улучшается, но еще на протяжении 2 - 3 недель сохраняются вялость, сниженный фон настроения, быстрая утомляемость, невозможность активной концентрации внимания, раздражительность. Для облегчения состояния отмены больные начинают принимать седативные и снотворные средства, что часто становится первым шагом на пути смены типа наркотизма.
Признаки длительного употребления кокаина.
Кокаиновые следы - это характерные оранжево-розовые кровоподтеки, которые появляются в месте последней инъекции, иногда с обозначенной центральной зоной вокруг укола. Со временем эти повреждения становятся желтыми и голубыми, иногда заживают без рубца. Медленно заживающие кожные язвы имеют красное или серое дно и бледные края.
"Крэковый палец" (он же "палец курильщика") отличается наличием характерной мозоли, которая возникает из-за многократных контактов большого пальца с колесиком зажигалки.
"Крэковая рука" - характеризуется почернением, ожеговыми повреждениями на внутренней стороне ладоней из-за постоянного обращения с горячими трубками для курения крэка.
4. УПОТРЕБЛЕНИЕ ЛСД И РОДСТВЕННЫХ ЕМУ ГАЛЛЮЦИНОГЕНОВ.
Первая фаза.
Первая фаза опьянения ЛСД и родственными ему галлюциногенами развивается в течение 5-10 мин после употребления этих препаратов. Появляются признаки симпатомиметического действия галлюциногенов: тахикардия, повышение кровяного давления, мидриаз, повышение температуры тела. Другие соматические эффекты, такие, как тошнота, головокружение, тремор, слабость и нарушение координации, также развиваются в первой фазе опьянения. Напряженность и чувство тревоги, обусловленные быстрым появлением соматических симптомов, могут привести к эмоциональным аффектам, например, к неконтролируемому смеху или плачу.
Вторая фаза.
Вторая фаза опьянения ЛСД и родственными ему галлюциногенами характеризуется развитием их собственно психотропных эффектов. Они обычно появляются приблизительно через 15-20 мин после приема препарата и характеризуются чрезвычайным разнообразием и даже противоречивостью.
Наблюдаются колебания настроения, искажения восприятия окружающей обстановки, нарушения процесса мышления и поведенческие нарушения. Опьянение ЛСД и родственными ему галлюциногенами в этой фазе нередко сопровождается бредом отношения, чувством неуязвимости и "выпадения" из потока событий реального мира на фоне эйфории. Примечательно, что вызванная ЛСД эйфория практически не включает соматический компонент удовольствия, а переживаниям даже сильных аффектов не соответствует двигательная активность. Блаженство и восторг переживаются с застыванием. Больные замирают, устремив неподвижный взгляд в одну точку пространства.
Порой ускорение темпа мышления, вплоть до неконтролируемого наплыва мыслей, может приводить к значительному эмоциональному дискомфорту, сопровождающемуся глубокой тоской.
В некоторых случаях после приема ЛСД могут развиться реакции, при которых пациенту потребуется немедленная психиатрическая помощь. К ним относятся: выраженное психомоторное возбуждение, агрессивность, суицидальные мысли или попытки, возникновение опасных ошибочных суждений, например, убеждения в том, что человек может летать.
Третья фаза.
На протяжении второго - третьего часа с момента употребления этих галлюциногенов появляются зрительные иллюзии. Нарушается восприятие формы видимых предметов, яркости освещения и цвета окружающих объектов.
Возникают псевдогаллюцинации. Скользящие эйдетические образы начинают свое движение перед внутренним взором опьяневшего как только он закрывает глаза. Весьма характерны "зрительные персеверации" - стереотипные повторения одних и тех же зрительных образов. Музыка, голоса, недифференцированные шумы звучат внутри головы. Но возможно появление и истинных, спроецированных во внешний мир галлюцинаций, обладающих чувственной живостью.
В третьей фазе опьянения развиваются синестезии - звуки "ощущаются", "видятся", цветовые оттенки "слышатся". Происходит инверсия "знака" ощущения - холодное кажется горячим, гладкое - шероховатым, колючим.
Нарушается внутренняя перцепция: ощущения схемы тела, размеров, расположения отдельных его частей вплоть до чувства отделенности конечностей, мозга, сердца и других органов от тела. Меняется восприятие времени, пространства, соотношения окружающих предметов, их формы, массы, плотности и текстуры. Теряется различие между болезненными представлениями и реальностью. Описаны переживания ужаса, витальной тоски, бессмысленности жизни, приступы неуправляемой агрессивности, случаи самоубийств и убийств во время опьянения и последующие несколько суток. Иногда же, наоборот, пациенты сообщают о пережитых ими в состоянии опьянения ощущениях "сверхсчастья", "близости к богу", "неизъяснимого восторга".
Наиболее глубокое поражение - нарушение сознания своей личности, которое можно представить как раздвоение, чуждость и даже потерю. Деперсонализация принимает иногда формы причудливые: ощущение себя лицом противоположного пола, неодушевленным предметом, существом, "рассеянным в планетарных лучах". Психические процессы приобретают автоматичность, становятся неуправляемыми, сноподобными. В представлениях спонтанно всплывают, казалось бы, давно забытые переживания.
Четвертая фаза.
Это фаза обратного развития психотической симптоматики. Интенсивность симптомов интоксикации идет на убыль через 8-12 ч после приема галлюциногена.
Мир постепенно принимает обычные очертания. Восстанавливается ориентировка в месте, времени и в своей личности. Фон настроения в это время обычно снижен, иногда приобретает дисфорический или тревожный оттенок. Примечательно, что во многих случаях после интоксикации ЛСД, мескалином и псилоцибином, воспоминания о перенесенном многообразны, ярки и обильны. Это свидетельствует в пользу делириозного и онейрического, но не сумеречного типа изменения сознания во время интоксикации ЛСД-подобными галлюциногенами.
На выходе из опьянения ЛСД и родственными ему галлюциногенами наблюдается астения различной степени выраженности.
5. УПОТРЕБЛЕНИЕ ИНГАЛЯНТОВ.
Первая фаза.
Опьянение ингалянтами напоминает алкогольное опьянение. Опьяневший ощущает приятный шум в голове, подъем настроения с предвкушением будущих впечатлений, приятные телесные ощущения теплоты, расслабленности конечностей. Сознание сужено, сконцентрировано на переживаниях. При повторении вдыхания наступает вторая фаза интоксикации.
Вторая фаза.
Вторая фаза - фаза четко ощущаемого благодушного веселья, беспечности, двигательной и речевой расторможенности. Многие начинают смеяться, петь. Сознание утрачивает ясность, реальное окружающее воспринимается иллюзорно. Предметы меняют свою форму, пространственное соотношение, краски кажутся яркими, глубокими. Звуки искажаются, становятся необычными. Тело кажется легким, части его увеличенными или укороченными. Потребность в движении сохраняется, но координация нарушена, опьяневшие падают, теряют равновесие, потешаются друг над другом, все кажется им чрезвычайно забавным. Появляется дурашливость. Случаи агрессии редки. Обычно в начале злоупотребления вдыхания прекращаются на этой фазе из опасения, что может произойти что-то со здоровьем. Такая осторожность необычна для подростков, которые при употреблении других психоактивных веществ, например спиртных напитков нередко доходят до передозировки. После нескольких эпизодов наркотизации ингалянтами опасения исчезают, подростки приобретают способность дробными повторными приемами удерживать себя во второй фазе интоксикации или, увеличивая дозу, входить в следующую фазу опьянения, которую они называют "смотреть мультики".
Третья фаза.
Третья фаза опьянения ингалянтами отличается появлением наплыва галлюцинаторных зрительных образов ("мультиков"). Галлюцинации яркие, подвижные, часто мелких размеров. Их можно усилить и остановить лишь в самом начале. В дальнейшем они приобретают спонтанное движение. Опьяневшие говорят, что им их "показывают". Последовательность развития "наблюдаемых" событий воспроизвести трудно, однако часто стереотипно повторяются одни и те же сцены, один и тот же персонаж ("свой глюк"). Слуховые, обонятельные, тактильные галлюцинации встречаются значительно реже. Слуховые обманы восприятия возникают чаще в форме- шумов, звонов, гудения колоколов, а также как изменение естественности звуков: необычности голосов, громкости тихих и отдаленности громких звучаний, странности их оттенков, тембра. У части опьяневших возникают сложные зрительные и тактильные галлюцинации: они видят ползающих, бегающих по их телу насекомых и мелких животных, при этом ощущая их прикосновения. Описаны своеобразные ощущения во рту: "зуб вращается", "выпадают челюсти". Данные расстройства, вероятно, следует считать нарушениями сенсорного синтеза.
В третьей фазе происходит отчуждение восприятия себя, своего тела. Опьяневшие видят со стороны отделившиеся части своего тела (часто мозг), видят свое тело изнутри. Эти висцероскопические галлюцинации они видят "внутренним зрением". Психосенсорные расстройства разнообразны: кажется, двигаются стены, обваливается пол, иногда переживается чувство полета или падения. Все вокруг кажется иным, измененным. Иногда опьяневшие чувствуют себя в иных мирах, в космосе.
В третьей фазе проявляется относительная "бедность", по сравнению с другими ингалянтами, переживаний, вызванных бензином. Основной симптоматикой являются зрительные галлюцинации, визуализация представлений и умеренно выраженные нарушения восприятия объемов, расстояний, расстройства сенсорного синтеза (легкость и расстройства схемы тела).
Четвертая фаза.
Это фаза выхода из опьянения ингалянтами. В ней наблюдаются вялость, "разбитость", затруднение сосредоточения. При употреблении высоких доз ингалянтов, на выходе из опьянения возможна головная боль, а также тошнота и рвота.
Общая продолжительность опьянения ингалянтами может составлять от нескольких минут (если опьянение ограничивается первыми двумя фазами) до нескольких часов. Но на выходе из интоксикации перенесшему ее человеку кажется, что времени прошло очень много. Практически полностью сохраняются воспоминания о пережитом. Это свидетельствует об относительно неглубоком помрачении сознания. Однако рассказ об опьянении нечеток - это скорее называние, перечисление, согласие или отрицание при наводящих вопросах, но не последовательное изложение с оценкой.
Общие диагностические признаки опьянения ингалянтами.
Многие ингалянты обладают характерным запахом. Поэтому наличие соответствующего запаха в выдыхаемом пациентом воздухе является достаточно надежным диагностическим признаком. Вместе с тем, следует иметь в виду, что этот признак может быть обнаружен лишь в течение ближайших часов с момента употребления ингалянта.

6. УПОТРЕБЛЕНИЕ РАСТВОРИТЕЛЕЙ
Наибольшая опасность, угрожающая любителям растворителей, заключается в их неконтролируемом поведении, являющемся результатом угнетения функций нервной системы, а также исчезновением тормозных процессов, наработанных в процессах приобретения жизненного опыта и социализации личности.
Причины и признаки.
Как и в других видах болезненных пристрастий, причины, побуждающие подростков вдыхать пары клея или растворителей, различны в каждом конкретном случае. Однако, наиболее распространенными, по нашим данным, являются любопытство, скука и зависимость от группы сверстников.
Сама процедура вдыхания проводится обычно в группе, что предоставляет подростку суррогатную возможность заняться неким подобием социальной деятельности. Таким образом, подростки удовлетворяют присущую возрасту потребность в общественной деятельности. Причиной, приводящей к нюханию растворителей или клея, может быть стремление присоединиться к группе сверстников или страх выпасть из нее. Нередко такой причиной является бравада перед сверстниками.
Поскольку в последнее время клей, и промышленные растворители приблизились по цене и доступности к алкоголю и наркотикам, использование растворителей в среде самарских подростков резко снизилось. Одновременно возросло количество подростков, вдыхающих пары бензина. Как правило, для проведения таких мероприятий подростки используют подвалы, сараи, ниши под лоджиями первых этажей и т. п.
Существует ряд признаков, ориентируясь на которые можно обнаружить пристрастие подростка к вдыханию паров химических веществ:
- химический запах дыхания или одежды подростка;
- пустые емкости из-под растворителей, бензина и клея, оставленные в разных местах;
- необычные болезненные участки на теле, покраснение или сыпь вокруг носа или рта;
- постоянный кашель;
- снижение аппетита;
- невнятная речь;
- странности в поведении, скрытность;
- снижение успеваемости в школе и прогуливание занятий.
Преднамеренное вдыхание паров летучих органических растворителей, в основном среди молодежи и детей, носит массовый характер. Наиболее часто для этих целей используются клей, предназначенный для склеивания моделей самолетов, растворители красок, жидкости для химической чистки, лак для ногтей, газ для зажигалок, бензин и другие нефтепродукты.
В данном приложении приведены особенности употребление опия (опьянение и зависимость, синдром отмены опиоидов); употребление каннабиноидов (опьянение и зависимость); употребление кокаина (опьянение и зависимость, общие диагностические признаки длительного употребления кокаина и опьянения ингалянтами); употребление ЛСД и родственных ему галлюциногенов; ингалянтов; растворителей.
Знание физиологических механизмов, стадий развития, специфических отличий наркотического опьянения от наркотической зависимости значительно повысит эффективность профилактической работы квалифицированных специалистов, работающих в данном направлении.





ПРИЛОЖЕНИE 6.

МЕТОДЫ ВТОРИЧНОЙ ПРОФИЛАКТИКИ

"МЕТОД УБЕЖДЕНИЯ"

Анализ литературы, психологических и медицинских исследований, коррекционных программ и экспериментальных данных по профилактике негативных зависимостей показал высокую эффективность метода убеждения, описанного более подробно В. Джонсоном ("Как заставить наркомана или алкоголика лечиться?")

Описание метода убеждения

Убеждение является методом, посредством которого можно прервать пагубное, прогрессирующее и разрушительное воздействие наркозависимости, и который помогает наркозависимому человеку отказаться от употребления препаратов-модификаторов настроения и выработать у себя новые, более здоровые формы поведения для обуздания своих потребностей и решения проблем. Человеку вовсе не обязательно становиться моральной или физической развалиной ("доходить до предела") для того, чтобы ему, наконец, можно было бы оказать такую помощь.
Пять Принципов Убеждения:
1. В команду вовлечены авторитетные люди, чье мнение наркозависимому человеку небезразлично.
2. Каждый из этих авторитетных людей записывает конкретные сведения о событиях и поступках жертвы зависимости, которые указывают на злоупотребление ею наркотическими препаратами и являются законным основание для подозрений.
3.Все авторитетные люди поочередно рассказывают наркозависимому человеку о том, как они относятся к тому, что (по его вине) происходило в их жизни, они делают это без осуждения.
4.Потребителю наркотиков предлагаются конкретные варианты лечения на выбор -лечебный центр или стационар,
5. Наркотизирующий субъект соглашается принять помощь, то ее необходимо предоставить немедленно.
Этапы подготовки к убеждению

1. Сбор группы участников убеждения.
Убеждение следует проводить группой, состоящей из двух или более человек, которые близки наркозависимому и не раз становились свидетелями его (или ее) поведения под воздействием наркотиков. Защитные реакции наркотизирующего субъекта развиты слишком хорошо, чтобы в них мог "пробить брешь" человек, действующий в одиночку.

Преимущества убеждения группой:
1. Если к наркотизирующему субъекту обращается несколько человек, и все они говорят по сути об одном и том же, он (или она) сразу понимает, что дело серьезное. Заявления одного человека можно легко проигнорировать или истолковать превратно. Группа обладает определенным авторитетом, необходимым, чтобы пробиться к реальности.
2. Во время этого потенциально неприятностного события, поддерживающая вас группа придаст вам уверенность, силу и поддержку. В ответ на ваши заявления наркозависимый человек вынужден пустить в ход весь свой арсенал разнообразных негативных реакций, поэтому будет гораздо лучше, если вам не придется нести этот груз в одиночку.
3. Чем больше людей, тем больше свидетельств, подтверждающих существование проблемы.

Таким образом, процесс вмешательства начинается со сбора команды из тех, кто, как и вы, искренне желает помочь.
1.1. Составьте список авторитетных людей, помимо вас самих, из числа окружающих наркозависимого человека.
Ключевое слово здесь - авторитетных. Это должны быть люди, с кем у него сложились очень тесные взаимоотношения, будь то по необходимости или по выбору. Они должны оказывать на наркозависимого сильное влияние, поскольку он (она) своим отрицанием будет отражать попытки остальных.
Они сами не должны быть наркозависимы. Люди, которые не разобрались со своей собственной болезнью, вряд ли захотят распознать ее симптомы в ком-либо другом, даже если способны на это
Если человек состоит в браке, то первым в ваш список следует включить его супругу (или супруга). Он (или она) помогут вам выбрать других потенциальных членов группы из следующей категории:
- Начальник (работодатель, непосредственный руководитель) наркозависимого человека.
Наркозависимые люди часто держатся за свой "облик добросовестного работника" как за последний оплот респектабельности, в то время как у них на глазах болезнь сокрушает все остальное. Они используют это как "доказательство" того, что у них не может быть проблем: "Я ни разу в жизни ни одного рабочего дня не пропустил из-за пьянства". (Беспристрастный взгляд на их характеристику обычно разрушает этот миф!) Порой вмешательство начальника оказывается более результативным, чем члена семьи или друга, хотя бы потому, что он имеет перед ними столь важное преимущество.
- Родители наркозависимого человека.
Самый удобный вариант, если они проживают где-то поблизости. Но даже если и нет, все-таки стоит подумать, не подключить ли их к убеждению.
Неплохо было бы включить в команду его братьев или сестер (опять же, в зависимости от их местожительства).
- Дети наркозависимого человека.
Дети могут оказаться неоценимыми участниками группы убеждениия; в большинстве случаев им хорошо известно о существовании проблемы. Детям, привлекаемым к участию в группе убеждения, должно быть не менее восьми лет. От них требуется умение выразить свои чувства словами и описать поведение наркозависимого человека, которое они наблюдали (и разочарование, которое им довелось испытать).
Взрослых часто волнует, не напугает ли, не расстроит ли ребенка такое вмешательство. Наверняка на них уже и так отразились последствия болезни одного из родителей. В ходе убеждения они, наконец-то, получат возможность высказаться, к тому же - при поддержке других взрослых. Вероятно, это принесет им большое облегчение, особенно если им приходилось долго скрывать чувства страха, недоумения, неприятия и обиды.
- Близкие друзья и соседи наркозависимого человека.
Несмотря на то, что наркозависимый человек, очевидно, общается преимущественно с компанией приятелей-наркоманов, возможно, у него все же есть старые друзья, "оставшиеся" от прежних дней, или новые, не из числа заядлых "кайфоловов".
Два критерия помогут вам решить, кого приглашать в группу:
1) прислушивается ли больной к этим людям, уважает ли их мнение и взгляды?
2) случалось ли им находиться рядом с наркозависимым человеком во время его выпивок или "ловли кайфа", были ли они когда-либо свидетелями случаев его странного и необычного поведения?
Иными словами, известно ли им по личному опыту, как отражается болезнь на наркозависимом человеке?
Проникнуть сквозь стену самообмана потребителя наркотиков обычно удается лишь тем, чье благоприятное мнение или оценка (одобрение) так необходимы ему для поддержания нормального представления о себе как о личности. На эмоциональном уровне под этими людьми чаще всего подразумеваются члены семьи и начальник. Тем не менее, часто оказывается, что именно друзья, помогая человеку трезво взглянуть на свое поведение, добиваются наилучшего результата. Возможно, наркозависимому человеку удалось убедить себя в том, что его опьянение - лишь симптом семейного разлада. Может быть, именно мнение стороннего наблюдателя, не принадлежащего к кругу его семьи, и поможет разрушить это убеждение.
- Коллеги.
Они должны быть из числа тех, с кем наркотизирующий субъект постоянно работает вместе; возможно, они сидят в одном офисе или сотрудничают, выполняя долгосрочный проект. Опять же, наркозависимый должен уважать их, а они - знать ситуацию по собственному опыту.
- Представитель духовенства.
Если наркозависимый постоянно посещает церковь, священник может оказаться незаменимым участником команды, поскольку он лично располагает полезной информацией о болезни и методах ее лечения. Возможно, он также знает о поведении человека не понаслышке или имеет обширный опыт работы с другими наркозависимыми людьми.
Сформируйте группу убеждения.
Вам необходимо встретиться с людьми, включенными в ваш список, и попросить их принять участие в убеждении. Если список оказался чересчур длинным, его лучше укоротить, так как опыт показывает, что группа из 3-5 человек действует наиболее продуктивно.
Лучшие члены команды - те, кто, по меньшей мере, имеет некоторое представление о наркомании, готовы рискнуть своей дружбой с наркозависимым, а также отвечают требованиям, предъявляемым к участнику убеждения в эмоциональном плане.
От друга или коллеги, который настойчиво утверждает, будто пристрастие к наркотикам - признак "моральной неустойчивости", во время убеждения будет мало толку.
Каждый участник группы должен обладать достаточным знанием и пониманием сути наркозависимости, чтобы
а) воспринимать пагубную привычку как болезнь, при которой "нормальной" силы воли недостаточно для того, чтобы держать под контролем употребление наркотических препаратов;
б) усвоить, что само воздействие наркотика в дальнейшем ослабляет крепость даже "нормальной" силы воли;
в)осознать, что из-за необходимости искать объяснение своему поведению потребитель наркотиков выработал у себя настолько эффективную систему защиты, которая, в свою очередь, привела его к высокой степени самообмана - в том числе, к неспособности признать истинную природу болезни;
г)понять, что по причине самообмана наркотизирующий субъект абсолютно неспособн трезво взглянуть на свое поведение, вот почему помощь должна прийти со стороны; а также
д)проникнуться мыслью: наркозависимость - не просто дурная привычка - и от того, что произойдет в ходе вмешательства и после него, зависит - жить наркозависимому или умереть.
Возможно, вы сами решите взяться за дело просвещения. Поделитесь своими знаниями с будущими участниками команды.
Приготовьтесь к возможному сопротивлению с их стороны, особенно когда дело дойдет до самого исполнения активной роли во время убеждения. Люди охотно расскажут вам о том, как человек злоупотребляет наркотиками, и как они к этому относятся (особенно, если это их лично задевает или оскорбляет), однако совсем другое дело - поставить под угрозу свою дружбу с ним. Возможно, именно это их и пугает.
Последний критерий выбора участника группы - его эмоциональная адекватность (то есть, пригодность в эмоциональном плане). Не следует пытаться участвовать в убеждении тем людям, которые до такой степени истощены морально, что могут навредить себе или сорвать процесс. Точно так же не стоит пытаться и тем, кто скован страхом или до такой степени сердит на больного, что злость застит глаза.
2. Сбор информации
При подготовке к убеждению вам следует собрать данные двух типов:
* факты о поведении наркозависимого, связанном со злоупотреблением;
* информацию о медицинских учреждениях, куда можно обратиться за лечением.

2.1. Составьте письменный перечень конкретных фактов окончательно подтверждающих ваше беспокойство.
Эти перечни должны быть написаны от второго лица, поскольку они будут зачитаны наркозависимому во время убеждения ("Ты натворил то-то и то-то", а не "Мой муж натворил то-то и то-то"). И они должны быть предельно конкретны. Обобщения - "Ты должен прекратить употреблять наркотики", "Твое опьянение усугубилось", "Ты все время в "улете"- бесполезны и даже обидны, поскольку воспринимаются как личные выпады-оскорбления.
В каждом пункте требуется четко и подробно описать конкретный инцидент, предпочтительно тот, который пишущий сам наблюдал своими глазами. Вот некоторые примеры:
• "В прошлый четверг, в 20:00 ты с невнятным бормотанием ввалился в гостиную, наткнулся на журнальный столик и разбил стоявшую на нем лампу. Возможно, ты не помнишь этого, потому что явно был под кайфом".
• "В понедельник, собравшись постирать, я обнаружила в корзине для белья еще один шприц".
• "На прошлой неделе я вернулся домой и обнаружил детей на улице одних, без присмотра. Ты спала на диване, рядом с тобой на полу стояла пустая бутылка из-под ликера. Дети проголодались, им было страшно. Лена сказала, что пробовала тебя разбудить и не смогла".
• "Когда ты забрала нас из школы, ты погнала машину так быстро, что мы с подругами перепугались. И ты наговорила нам столько всякой чепухи".
• "Ты обещал прийти на спектакль, который поставил наш класс, и снова "занемог". Я не на шутку расстроился".

Каждое происшествие следует описать, не скупясь на подробности. Чем больше неприятных казусов перечислит каждый член группы, тем лучше.
Век техники, несомненно, принес нам самое современное средство убеждения - видеокамеру. По мере того, как видеокамеры становятся все более доступны, многие семьи приобретают их. Что может быть более шокирующим и неопровержимым, чем красочная видеосъемка наркомана, шатающегося из стороны в сторону, глотающего слова, в общем, ведущего себя самым что ни на есть неподобающим образом. Если у вас есть видеокамера, воспользуйтесь ею!
2.2. Выясните, куда конкретно можно обратиться за лечением по месту вашего жительства.
Основная цель метода убеждения - убедить человека согласиться на лечение или принять помощь в той или иной форме постоянного наблюдения. Вы должны быть готовы предложить ее больному в ходе самого процесса убеждения, а также дать конкретные рекомендации. Разумно заранее договориться о лечении в медицинском центре или клинике; если падет защитный барьер, наркозависимый, вероятно, незамедлительно согласится отправиться туда.
Есть несколько возможностей получить консультацию. Составив список учреждений, куда можно обратиться за помощью, постарайтесь получить более подробную информацию об их услугах Попросите полное описание программы. Поинтересуйтесь, есть ли у них курс наблюдения за выздоравливающими? Каков процент выздоравливающих через год? два? десять лет?
Не успокаивайтесь, пока не найдете по крайней мере хотя бы один, на ваш взгляд, приемлемый вариант лечения. Пока вы не выполните эту крайне необходимую задачу, вы не готовы к убеждению. Если в результате вмешательства наркозависимый не соглашается на лечение, это происходит потому, что команда недостаточно подготовилась именно в этой области. Если наркозависимый человек выражает готовность лечиться, а вы, со своей стороны, не можете предоставить ему ни названия, ни адреса, ни номера телефона лечебного учреждения, тогда защитная стена может полностью восстановиться снова, став еще прочнее, чем прежде.
Репетиция убеждения
(проводится в 6 этапов)
Перед самим убеждением рекомендуется провести одно или два "репетиционных" практических занятия. На них должны присутствовать все те, кто будет участвовать в процессе убеждения, за исключением наркозависимого человека. Каждый из членов группы убеждения должен явиться со своим письменным перечнем фактов поведения наркотизирующего субъекта.
Помимо очевидной подготовки команды к вмешательству, репетиции выполняют целый ряд других полезных функций:
• они помогают почувствовать членам семьи и другим заинтересованным лицам, что они не одиноки - беда коснулась и остальных;
• собрание всех участников обеспечивает взаимную поддержку друг друга и способствует взаимопониманию;
• репетиции смягчают напряжение и страх, а также снижают вероятность того, что во время убеждения кто-либо выразится неясно, неконкретно или допустит необдуманное высказывание;
•они требуют от членов команды сосредоточиться на своем выборе и возможных его последствиях;
•они создают благоприятный климат для перемен и вселяют в присутствующих уверенность в том, что проблема так или иначе разрешима.
Можно посвятить часть первой репетиции (или всю ее целиком) рассмотрению симптомов болезни. Дайте людям возможность задать вопросы и поделиться своими знаниями.
Если вы вполне уверены, что все члены группы имеют представление о болезни и ее последствиях, вы готовы двигаться дальше.
1. Выберите председателя.
Участники группы должны выбрать человека, который будет "руководить" репетициями и самим убеждением. Если в состав группы входит начальник или непосредственный руководитель наркозависимого, то вам следует отдать ему предпочтение при выборе по двум веским причинам: он (или она) обладает профессиональным опытом руководства и не является членом семьи. Супруги и взрослые дети, вынесшие немало душевной боли, живя с наркозависимым человеком, на эту роль, как правило, не подходят.
Первостепенная обязанность председателя - гарантировать, что убеждение не выродится просто в очередной семейный скандал. Поэтому членам команды также следует действовать согласно его (или ее) руководству. Если председательствующий говорит: "Хорошо, Наталья, пора дать высказаться Илье", то Наталье следует передать слово Илье.

2. Подробно проработайте каждый пункт письменных перечней, подготовленных участниками команды.
Членам команды следует вслух зачитать свои перечни по пунктам, каждый из которых должен быть одобрен или, если необходимо, исправлен командой.
Каждый пункт должен представлять собой конкретное описание инцидента или особенностей поведения зависимого человека, обусловленного злоупотреблением наркотиков. Описания должны быть полностью правдивыми и как можно более подробными. В них следует избегать оценок, обобщений и субъективных мнений.
Остерегайтесь интонаций жалости к себе и враждебности - эмоций, которые могут воспрепятствовать общению и превратить убеждение в состязание "кто громче крикнет" или завести его в тупик. Единственной эмоцией, присутствующей в этих заявлениях, должна стать подлинная обеспокоенность. Если детей нужно потренировать в чтении написанных ими строк, воспользуйтесь случаем помочь им. Воздержитесь от желания вложить им в уста чужие слова; гораздо предпочтительнее, если они выскажутся в своей собственной манере, чтобы их выступление не выглядело бездумным копированием поведения взрослых членов команды.

3. Определите порядок, в котором члены команды будут зачитывать свои перечни во время убеждения.
Кто-то должен быть первым! И вторым... и третьим Определение порядка заранее предупредит неловкие паузы и помешает жертве прервать или саботировать процесс.
Лучше начать с того, кто тесно связан с наркозависимым человеком и является для него несомненным авторитетом, а потому имеет самый высокий шанс пробиться сквозь защитный барьер. Чаще лучше всего бывает остановить выбор на его начальнике или непосредственном руководителе.
На данном этапе подготовки не полагайтесь на память; председательствующий должен письменно зафиксировать порядок выступлений, принести запись на саму процедуру убеждения и быть готовым по мере необходимости напоминать каждому из участников группы о том, что пришел его черед сказать свое слово.

4. Выберите кого-нибудь, кто исполнил бы роль наркозависимого человека во время репетиций.
Хотя это и не обязательно, но может оказаться очень полезным. Одна из целей репетиции - дать членам команды почувствовать, что ожидает их во время процедуры убеждения - все, вплоть до возможных возражений, отрицаний, извинений и эмоциональных "взрывов" со стороны человека, ради блага которого оно осуществляется.
Можно по очереди передавать эту роль от одного участника команды другому, предоставляя каждому, возможность высказать возражение, неприятие, извинения, или продемонстрировать вспышку гнева, которые ему (или ей), вероятно, уже приходилось видеть и слышать в "исполнении" химически зависимого человека. Цель - знать о них и быть готовым на них отвечать. Вероятность того, что жертва выдержит всю процедуру убеждения, не проронив ни единого слова, очень мала. Следовательно, лучше всего заранее предвидеть то, что скажет он (или она), и заблаговременно точно решить, как на это реагировать.

5. Продумайте, что будут отвечать члены команды наркозависимому человеку.
Решение участвовать в убеждении - это лишь часть необходимых обязательств, которые берет на себя каждый член команды.
Настало время узнать, как далеко они намерены зайти в своих действиях и на что готовы пойти ради того, чтобы убедить жертву принять помощь.
Большинство людей, тесно связанных с наркозависимым человеком, вероятно, привыкли выставлять ультиматумы - и точно так же привыкли идти на попятную. Этому делу нужно положить конец.
Требования, сопровождаемые какой-либо угрозой, должны быть как реальными, так и твердыми. Если жена по-настоящему не готова забрать детей и уйти, не нужно обещать, что она это сделает. Непосредственному руководителю наркозависимого человека следует точно выяснить, какова позиция их компании по отношению к наркозависимости, наметить меру (или ряд мер) воздействия и быть готовым их осуществить.
Что делать, если в процессе убеждения жертва встает с места и грозится уйти? Нужно быть готовым сказать: "Пожалуйста, сядь и выслушай нас". Как быть, если он на полуслове прерывает участника команды словесной атакой? Нужно без колебаний, несмотря ни на что, прочесть перечень его "подвигов" целиком, до конца. Что если жертва бросается в слезы и клянется исправиться? Принять такую клятву за чистую монету и тут же прекратить вмешательство хотя и соблазнительно, но вовсе неразумно. Группа должна быть готова дойти до конца - до момента, когда выскажутся все, и наркозависимому человеку будет предложено принять конкретную помощь.
На каждое действие со стороны наркозависимого человека необходимо иметь противодействие, сообразное обстановке и соответствующее цели вмешательства. Если самая подходящая реакция на его поведение - ультиматум, то тот, кто его выдвигает, должен быть готов выдержать все условия до конца.

6. Руководство репетицией.
Репетицию и саму процедуру убеждения следует начать с простого и прочувствованного вступительного заявления председательствующего. Такого, например: .....(имя наркозависимого человека), мы собрались здесь, потому что любим тебя и хотим тебе помочь. И тебе, и всем нам придется трудно, но я вынужден начать с одной просьбы: дай нам возможность высказаться и постарайся выслушать, как бы тяжело это ни было. Мы понимаем, что в следующие минуты будет нелегко... Не будешь ли ты любезен выслушать нас?"
Заметьте, что это заявление явно отводит наркозависимому человеку роль слушателя - и задача группы - постараться "удержать" его в этой роли.
Затем участнику команды, на которого пал выбор выступать первым, следует зачитать свой перечень. Участник, исполняющий роль наркозависимого человека, сейчас может в полной мере проявить свои актерские способности. Что может сказать он (или она) в реальной обстановке вмешательства? Как он (или она) может себя повести?
Каждому члену команды необходимо дать возможность прочесть свои строки и постараться предугадать, как может отреагировать на них наркозависимый человек. Как бы то ни было, председательствующий должен исполнять свою главную функцию - следить за тем, чтобы участники команды не уклонялись от темы. Репетиция должна быть максимально правдоподобной, приближенной к реальной жизни. В том, что участники команды невольно переходят к обвинениям или обобщениям, или, поддавшись эмоциям, уклоняются от темы, нет ничего необычного. Именно поэтому каждому участнику команды следует попрактиковаться также в выражении участия и заботы о жертве болезни.
Подводя итог, отметим, что процесс убеждения предполагает, что реальность так или иначе пробьется сквозь защитный барьер. В какой-то момент наркозависимый человек непременно "увидит" свою жизнь такой, какова она есть на самом деле - возможно, впервые за долгие годы.
Окончательное уточнение деталей

Когда же начать убеждение? Приурочьте его к такому моменту, когда наркозависимый человек, вероятнее всего, будет трезв. Лучше всего также выбрать момент, непосредственно следующий после случая пьянства или употребления наркотиков - например, субботним утром, следующим за регулярно намечаемой на пятницу вечеринкой. Если человек в результате чувствует себя нездоровым с похмелья, то это только в вашу пользу, поскольку его (или ее) защитные реакции, соответственно, будут ослаблены.
Где провести процедуру убеждения? Выберите место, которое бы не слишком возбуждало опасения наркотизирующего субъекта, так как вам вовсе не нужно, чтобы он "воздвигал" защиту, кроме того, это должно быть такое место, где вас не станут беспокоить и прерывать.
Кто возьмет на себя обязанность обеспечить явку наркозависимого человека? Этот участник группы должен сказать ровно то, что нужно, дабы убедить его явиться.
И другие вопросы:
- Есть ли такие, кто не сможет прийти на встречу без посторонней помощи?
- Кто обзвонит остальных, чтобы напомнить о времени и месте встречи?
- Кто из участников попросит наркозависимого человека об одолжении выслушать то, что должна сказать команда?
- Кто заранее проведет необходимые приготовления за человека с тем, чтобы он мог не откладывая отправиться на лечение в том случае, если согласится принять помощь немедленно?
- Кто объяснит ему план лечения и ухода, амбулаторного наблюдения во время восстановительного периода?
Ничего не оставляйте на волю случая - ни одной, пусть даже самой мелкой, детали. Элемент неожиданности, как никогда, целиком и полностью на вашей стороне. Так воспользуйтесь им!
- Следует ли обратиться за помощью к специалисту?
Настоятельно рекомендуется обратиться за помощью к специалисту в следующих случаях:
• если наркозависимый человек давно страдает каким-либо психическим заболеванием;
• если он (она) отличается жестоким, оскорбительным и крайне сумасбродным поведением;
• он (или она) в какой-то период времени находился в состоянии глубокой депрессии;
• вы подозреваете его в пристрастии к целому к ряду наркотических препаратов, но не располагаете достаточными сведениями или свидетельствами очевидцев о том, что на самом деле он употребляет.

Что если убеждение не помогает?
Что если наркозависимый так или иначе не соглашается принять помощь? Продолжайте пытаться. Не сдавайтесь! Помните, что его жизнь зависит от вашего постоянного участия в его судьбе.
Было обнаружено, что убеждение, по всей вероятности, обладает неким суммирующим действием. Если первая встреча с командой не подвигнет человека на лечение, то, возможно, начатое дело довершит вторая - или третья. Иногда требуется даже больше усилий со стороны участников команды, чтобы разрушить защитную систему наркозависимого. Поиск рационального объяснения поступков, проецирование, отрицание, подавление и самообман в совокупности своей создают барьер для самопознания личности, соперничающий с Великой китайской стеной.

При использовании метода убеждения:
• Участники команды необратимо меняются сами. Теперь они понимают, что не одиноки. Они знают, что всегда могут рассчитывать на помощь и поддержку. С этого момента их жизнь коренным образом меняется.
• Меняется семья наркозависимого человека (от скованной и инертной, обуреваемой чувством стыда группки до обновленного, активного и энергичного единого целого). Близкие начинают понимать: они не виновны в том, что наркозависимый человек болен. Какое моральное облегчение - сознавать, что это действительно так!
• Меняется отношение потребителя наркотиков к употребляемому препарату. Брешь в защитной стене пропускает знание, которое жертва уже больше никогда не сможет полностью отрицать. Как заметила супруга одного алкоголика: "По крайней мере, мы ему навсегда пьянку испортили!"
В общем, убеждение никогда не проходит бесследно, и последствия его неизменно положительны. Оно никоим образом не повредит. Самое меньшее, что оно дает - так это шанс к выздоровлению даже в самых, казалось бы, безнадежных случаях; и самое большее - вновь возвращает всю семью к полноценной жизни.
Будем надеяться, что эти замечания убедят вас предпринять еще одну попытку - если первое убеждение не приведет к согласию наркозависимого принять лечение.


ПРИЛОЖЕНИE 7.


Анализ деятельности реабилитационных центров (общин)
для наркозависимых.*

На сегодняшний день очевидным является факт, что наиболее эффективным способом освобождения от наркомании является реабилитационные центры-общины, основной контингент которых - это молодежь в возрасте от 14 до 25 лет.
Опыт работы специалистов психологического факультета СамГУ в этой области позволяет сделать некоторые обобщения и выводы.
1. Реабилитационные общины такого рода - это организационная и социальная активность, идущая снизу, а это значит, что административное управление этим явлением сверху будет очень сложным.
2. Результативность общин значительно превосходит все государственные и частные способы реабилитации. Члены общины это очень хорошо понимают и готовы свои успехи демонстрировать открыто. Медицинские учреждения, в свою очередь, вынуждены прибегать к различного рода рекламным уловкам, так как их результативность является закрытой и весьма сомнительной.
3. Реабилитационная община как институт социализации личности наркозависимого превосходит все другие виды социализации, которые пытаются предлагать государственные органы для наркозависимых.
4. Фактическая безмедикаментозность и финансовая доступность общины для малообеспеченных семей является очевидной. Ориентация общин на самофинансирование весьма эффективна.
5. Участники общины взамен казенного медицинского распорядка занимаются производством полезных вещей, обустройством и организацией собственного быта.
6. В содержание реабилитации естественным образом "встроено" развитие этических начал личности реабилитируемого, чего нет в государственных медицинских учреждениях или подменено консультациями малоквалифицированных психологов.
7. Нельзя не отметить межличностные объединительные начала в организации и содержании жизни членов общины.
8. Участники общин включаются в активную помощь другим наркозависимым, тогда как прошедших реабилитацию в государственных или частных лечебных заведениях родные и близкие наркозависимых активно стремятся изолировать от контактов с бывшим окружением.
9. Непосредственное финансовое и организационное участие конфессиональных организаций позволяет решать вопросы идеологического характера.
10. Саморазвитие, самовоспроизводимость и распространение опыта является основой функционирования и успеха организации. Результативность и экономическая привлекательность данного рода проектов очевидна и перспективна.

Однако, для объективности анализа важно указать выявленные нами проблемные точки реабилитационной общины как социального проекта.
1. Появление новых общин обостряет конкурентные отношения между имеющимися и вновь возникающими общинами, что может отразиться на общей эффективности реабилитационных процессов. Такое возможно на начальных этапах, однако при умелой координации со стороны департамента молодежи этого можно и нужно избегать.
2. Морально-психологический климат в общине очень сильно зависит от личности лидера. С лидерами необходима специальная психолого-педагогическая работа.
3. Причастность общин к определенным конфессиям провоцирует прямо или косвенно межконфессиональные конфликты. Этот вопрос требует деликатной проработки.
4. В организацию общинной жизни постепенно должен быть встроен образовательный процесс как профессионально направленный, так и общекультурного характера. Религиозное сознание не заменит культурного развития личности, которое было упущено в период употребления наркотиков.
5. Причастность общин к определенным конфессиям может переносить межконфессиональные конфликты во внутрисемейные отношения. Если в общине исповедуется другая религиозная доктрина, нежели в семье, то возвращение бывшего наркозависимого в семью затрудняется. Этот вопрос "микширования" внутрисемейных и родственных взаимоотношений, которым тоже необходимо заниматься.

Разрешить существующие трудности возможно, если:

1. Провести открытый обмен мнениями среди представителей различных конфессий и оговорить принципы взаимодействия (а не лозунги) в вопросах наркомании. Возможно в дальнейшем организовать совместное выступление по телевидению, а также периодические встречи в целях согласования усилий.
2. Продумать и организовать работу по координации взаимоотношений между общинами различной направленности и работу с лидерами реабилитационных общин.
3. Качественно подготовить специалистов из числа молодежи, которые будут прямо или косвенно участвовать в работе по профилактике наркомании и реабилитации наркозависимых, будут на самом деле понимать и уметь то, что нужно делать.

На наш взгляд, подготовка специалистов может быть эффективной, если среди обучаемых будут находиться представители общин, прошедших реабилитацию, способные оценить действительную результативность программ и методик, предлагаемых различными образовательными учреждениями и образовательными проектами.




ПРИЛОЖЕНИE 8.

Реестр
государственных, муниципальных и негосударственных учреждений, осуществляющих помощь наркозависимым и членам их семей


Наименование организации
Форма
Орг-ци
(гос./ негос.)
Адрес
Телефон
Руководитель
Кол-во, койко
мест
Прочие реквизиты
1
2
3
4
5
6
7
8
Реабилитационные центры
1
ООО Медицинский центр "Грань"
негосу-дарственная
443041, г.Самара,
ул.Рабочая 21а.
(8462) 32-35-32
(8462) 33-36-78

Родионычева Вера Михайловна


амбула-торно
курс лечения 30 дней, стоимость 4,5-5тыс.руб.
2
ООО Медицинский реабилитационный центр "Ковчег"
негосу-дарственная
443023, г.Самара, ул.Гагарина, 161.
(8462) 62-07-77,
факс
(8462) 62-25-14
Голомазов Александр Владимирович

<< Пред. стр.

страница 7
(всего 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign