LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


1.3. Психологические механизмы защиты личности
Страх и тревога, возникающие в результате перенесённого насилия, побуждают человека включать механизмы психологической защиты, которые в начале действуют неосознанно и являются специальной системой стабилизации личности, направленной на ограждение сознания от неприятных, травмирующих переживаний, сопряженных с внутренними и внешними конфликтами, состояниями тревоги и дискомфорта. В последствии включение защиты может привести не только к актуальному облегчению, но и к появлению стабильных, длительно функционирующих структур, которые в дальнейшем будут активизироваться в сходных обстоятельствах.
Механизм психологической защиты и компенсаторные факторы психологической защиты весьма многообразны. Они изучались З. Фрейдом, А. Фрейд, А. Адлером и многими другими учеными.
А. Фрейд дала первое определение понятию защитных механизмов, которые рассматривала как деятельность "Я", которая начинается когда "Я" подвержено чрезмерной активности побуждений или соответствующих им аффектов, представляющих для него опасность. Они функционируют автоматически, не согласуясь с сознанием.
Большой вклад в изучение психологической защиты и разработку методов ее тестирования (т.е. измерения вклада каждого механизма в репертуар защиты данного человека) внес Р. Плутчик. Его основная идея заключается в том, что механизмы психологической защиты являются производными эмоций (страх, гнев, радость, печаль, принятие, отвращение, ожидание, удивление).
В отечественной психологии концепции защитных механизмов остаются неоднозначными.
Один из концептуальных подходов к психологическим защитам, представлен Ф.В. Бассиным. Психологическая защита рассматривается как важнейшая форма реагирования сознания индивида на психическую травму. Иной подход содержится в работах Б.Д. Карвасарского. Он рассматривает психологическую защиту как "систему адаптивных реакций личности, направленную на защитное изменение значимости дезадаптивных компонентов отношений (когнитивных, эмоциональных, поведенческих) с целью ослабления их психотравмирующего воздействия на Я - концепцию.
Однако в настоящее время большинство исследователей сходятся во мнении, что функциональное назначение и цель психологической защиты заключается в ослаблении внутриличностного конфликта (напряжения, беспокойства), обусловленного противоречием между инстинктивными импульсами бессознательного и усвоенными (интериоризированными) требованиями внешней среды, возникающими в результате социального взаимодействия. Ослабляя этот конфликт, защита регулирует поведение человека, повышая его приспособляемость и уравновешивая психику. При этом свой конфликт между потребностью и страхом человек может выражать разными способами: посредством психических перестроек, посредством телесных нарушений (дисфункций), проявляющихся в виде хронических психосоматических симптомов, в форме изменения способов поведения.
Для выполнения своих функций защита использует специальные механизмы: отрицание, подавление, рационализацию, вытеснение, проекцию, идентификацию, замещение, сновидение, сублимацию, катарсис, отчуждение и др.
Первая попытка классифицировать защитные механизмы принадлежала А.Фрейд, которая выделила пятнадцать защитных механизмов. Американская Психиатрическая ассоциация - двадцать три. Вассерман указывает на тридцать четыре механизма психологической защиты, среди них вытеснение, отрицание, перемещение, обратное чувство, подавление (первичное и вторичное), идентификация с агрессором, аскетизм, интеллектуализация, изоляция аффекта, регрессия, сублимация, расщепление, проекция, црожективная идентификация, всемогущество, девапюация, примитивная идеализация, реактивное образование (реверсия или формирование реакции), замещение или субституция (компенсация или сублимация), смещение, интроекция, уничтожение, идеализация, сновидение, рационализация, отчуждение, катарсис, творчество, инсценирование реакции, фантазирование, заговаривание, аутоагрессия. А. Налчяджан дифференцирует 11 механизмов защиты у взрослых и 5 детских поведенческих реакций.
У ребенка каждый защитный механизм вначале формируется для овладения конкретными инстинктивными побуждениями и связан, таким образом, с определенной фазой индивидуального развития. Побудителем их формирования выступают возникающие в онтогенезе многообразные типы тревоги, типичные для детей. Сюда относят реакции беспокойства на физический дискомфорт, страх разлуки и самостоятельности (одиночества, темноты, замкнутых пространств), страх смерти (нападения, заболевания, смерти родителей, сказочных персонажей, стихии и пр.), страх подчинения (быть наказанным, быть пристыженным, утратить расположение), страх изменения.
Возникают и развиваются механизмы защиты, начиная с раннего детства, и в течение всей жизни. А. Фрейд в своей работе ""Психология Я и защитные механизмы"" наметила приблизительную хронологию механизмов психологической защиты. Возраст до года определяется ею как предстадия защиты. В 1-2года опасности преодолеваются ребёнком посредством таких механизмов как отрицание в форме пассивного (отказа) и активного (оппозиции) протеста, а также в виде тенденции к присоединению - проекции и имитации. Следует отметить, что эти механизмы связаны с выделением ребёнка себя из окружающей среды. До трёхлетнего возраста имеют место вытеснение (вначале в форме подавления), замещение, интеллектуализация. С развитием речи и логического мышления происходит развитие компенсации как незрелой формы рационализации. Постепенно "Я" укрепляет свою власть над "Оно", и абстрактное логическое мышление становится основной характеристикой "Я". В этот период ребёнок усваивает понятия запретного и разрешенного, обеспечивая забвение нежелательного опыта. Соответственно, формируется "хорошее" и "плохое" поведение. После 5-летнего возраста, вследствие формирования половой идентичности и потребности в самопринятии, появляется сублимация, которая неразрывно связана с усвоением нравственных ценностей.
Р. Плутчик указывает, что в числе первых возникают механизмы, связанные с перцептивными процессами. "Именно процессы ощущения, восприятия и внимания несут ответственность за защиты, связанные с невидением, непониманием информации (перцептивные защиты). К этой группе относятся отрицание и регрессия, а также их аналоги. Они выступают как наиболее примитивные и характеризуют "злоупотребляющую" ими личность как эмоционально и личностно менее зрелую. Затем возникают защиты, связанные с процессами памяти, а именно с забыванием информации (вытеснение и подавление). Самыми последними, по мере развития процессов мышления и воображения, формируются и наиболее сложные и зрелые виды защит, связанные с переработкой и переоценкой информации (рационализация) ".
К типичным детским защитным реакциям (внешне наблюдаемым, регистрируемым бессознательным поведенческим паттернам) относят: отказ (пассивный протест), оппозицию (активный протест), имитацию, компенсацию и эмансипацию. Эта классификация, созданная на основе работ французских детских психиатров, широко используется в нашей стране.
Отказ - это самая ранняя форма защитного поведения. В ее основе лежит невозможность удовлетворения базисных потребностей в безопасности и защищенности. Реакция пассивного протеста проявляется в отстранении от общения даже с близкими людьми, отказе от пищи, от игр, в уходах из дома. Реакция пассивного протеста развивается, когда в отношениях родителей ребенок не ощущает проявлений достаточной внимательности, заботы, заинтересованности. Нередко возникновение этой реакции определяется неприятием ребенком пренебрежительного, деспотического отношения родителей, издевательств, телесных наказаний, семейных конфликтов; предпочтения, оказываемого другим братьям и сестрам, непомерных требований, несправедливых замечаний, предвзятого отношения. У детей постарше пассивный протест обнаруживается в немотивированном отказе от выполнения требуемых действий или в уходе из дома (интерната, детского сада, школы). При сохранении травмирующей его психику обстановки уходы становятся привычной реакцией и возникают по любому, даже самому незначительному, поводу.
Оппозиция - активный протест ребенка против норм и требований взрослых - наблюдается при утрате или снижении внимания со стороны близких. Обычно оппозиция провоцируется обидой, неудовлетворение потребностей, просьб и развивается остро и бурно. Дети постарше на высоте вспышки способны разрушать все, что попадет под руку, нападать на тех, кого они считают виновниками своих переживаний. Иногда реакция активного протеста развивается медленно, и накапливающееся возбуждение разряжается отдельными вспышками.
Имитация - незрелая форма идентификации. Для дошкольников и младших школьников характерно или глобальное приятие кого-либо (положительная имитация), или его глобальное отрицание (отрицательная имитация). Поэтому дети, отвергнутые родителями, склонны во всем имитировать их поведение в надежде вернуть их любовь, а подростки, стремящиеся стать членами подростковой группы,- во всем имитировать групповое поведение.
Компенсация - это реакция, с помощью которой ребенок стремится объяснить себе и восполнить слабость и неудачливость в одной области - успехами в другой. Можно считать, что компенсация - это отвлечение от основной проблемы с помощью переключения на другие успехи.
Эмансипация - это борьба детей за самоутверждение, самостоятельность, свободу и даже за имущественные права. В общем случае - это высвобождение из-под контроля и покровительства взрослых. (Отметим, что эмансипация считается преимущественно подростковой поведенческой реакцией, однако в последние годы, в связи с большими требованиями, предъявляемыми ребенку со стороны взрослых и общества, она проявляется все раньше.)
Помимо защитных реакций, выступающих, в первую очередь, на поведенческом уровне, у ребенка постепенно обнаруживаются психологические защитные механизмы, типичные для взрослых. Проявляясь у дошкольников и младших школьников, они свидетельствуют о становлении зрелой системы психологической защиты.
В работе "Основы психологического консультирования" Р. Кочунас рассматривает сущность следующих механизмов психологической защиты.
Замещение. Замещение развивается для сдерживания эмоции гнева на более сильного или значимого субъекта во избежание ответной агрессии или отвержения. Индивид снимает напряжение, обращая агрессию на более слабый объект или на самого себя.
Этот вид защиты иногда проявляется достаточно рано. Взяв куклу или зверюшку и играя с ней, ребенок может "дать" ей возможность делать и говорить все, что ему самому запрещено: быть жестоким, ругаться, высмеивать других и т.п. Как замещение такая смещенная агрессия (т. е. замена мишени, по выражению А. Фрейд) может сформироваться в случае, если физическое наказание используется с целью пресечь агрессию ребенка по отношению к другим детям или животным (например, отец бьет сына, требуя от него, чтобы он не обижал маленьких). Вместе с тем, замещение может выступать не только как смещенная агрессия, но и как возможность облегчить груз своих эмоций и проработать свои чувства. В этом смысле понятно, почему ребенку так важно поговорить о собственных проблемах. Для него рассказ является простейшей формой замещения.
Вытеснение. Помимо замещения, проекции и идентификации, у детей нередко можно наблюдать отдельные эпизоды вытеснения. Это процесс непроизвольного устранения в бессознательное неприемлемых мыслей, побуждений или чувств. Например, провинившийся ребенок, которому воспоминание о каком-либо событии неприятно, из-за бестактных вопросов взрослых вынужден вспомнить о нем. Он начинает заменять реальные факты вымышленными, описывающими событие так, как оно должно было развиваться согласно желаниям ребенка. Так формируется детская лживость.
З. Фрейд подробно описал защитный механизм мотивированного забывания. Когда действие этого механизма для уменьшения тревожности оказывается недостаточным, подключаются другие защитные механизмы, позволяющие вытесненному материалу осознаваться в искаженном виде. Наиболее широко известны две комбинации защитных механизмов: 1) вытеснение + смещение. Эта комбинация способствует возникновению фобических реакций. Например, навязчивый страх матери, что маленькая дочка заболеет тяжелой болезнью, представляет собой защиту против враждебности к ребенку, сочетающую механизмы вытеснения и смещения; 2) вытеснение + конверсия (соматическая символизация). Эта комбинация образует основу истерических реакций.
Сновидение. Взрослые (педагоги, родителей) должны понимать, что, проявив внимание к снам ребенка, можно обнаружить источник его тревог. Тем более что у детей достаточно рано включаются формы психологической защиты, связанные с фабулой сновидения.
Регрессия. Регрессия развивается в раннем детстве для сдерживания чувства неуверенности в себе и страха: неудачи, связанных с проявлением инициативы. Регрессия предполагает возвращение в ситуации внутреннего конфликта к детским стереотипам поведения.
Посредством этого механизма осуществляется неосознанное нисхождение на более ранний уровень приспособления, позволяющий удовлетворять желания. Регрессия может быть частичной, полной или символической. Большинство эмоциональных проблем имеют регрессивные черты. В норме регрессия проявляется в играх, в реакциях на неприятные события (например, при рождении второго ребенка старший ребёнок начинает просить соску и т.п.), в ситуациях повышенной ответственности, при заболеваниях (больной требует повышенного внимания и опеки). В патологических формах регрессия проявляется при психических болезнях, особенно при шизофрении.
Проекция. Сравнительно рано развивается в онтогенезе для сдерживания чувства неприятия себя из-за неспособности справиться с трудностями. Это механизм отнесения к другому лицу или объекту мыслей, чувств, мотивов и желаний, которые на сознательном уровне индивид у себя отвергает. Нечеткие формы проекции проявляются в повседневной жизни: некритичность к своим недостаткам и замечание их только у других, склонность винить окружающих в собственных бедах. Проекция предполагает приписывание источнику трудностей различных негативных качеств как рациональную основу для его неприятия и самопринятия на этом фоне.
Интроекция. Присвоение ценностей или черт характера других людей для
предупреждения угроз с их стороны.Это символическая интернализация (включение в себя) человека или объекта. Действие механизма противоположно проекции. Интроекция выполняет очень важную роль в раннем развитии личности, поскольку на ее основе усваиваются родительские ценности и идеалы. Механизм актуализируется во время траура, при потере близкого человека. С помощью интроекции устраняются различия между объектами любви и собственной личностью. Порой вместо озлобленности или агрессии по отношению к другим людям уничижительные побуждения превращаются в самокритику, самообесценивание, потому что произошла интроекция обвиняемого. Такие проявления характерны при депрессии.
Рационализация. Это защитный механизм, оправдывающий мысли, чувства, поведение, которые на самом деле неприемлемы. Рационализация - самый распространенный механизм психологической защиты, потому что наше поведение определяется множеством факторов, и когда мы объясняем его наиболее приемлемыми для себя мотивами, то рационализируем. Бессознательный механизм рационализации не следует смешивать с преднамеренными ложью, обманом или притворством. Рационализация помогает сохранять самоуважение, избежать ответственности и вины. В любой рационализации имеется хотя бы минимальное количество правды, однако в ней больше самообмана, поэтому она и опасна. Интеллектуализация. Развивается в раннем подростковом возрасте. Предполагает произвольное истолкование событий для развития чувства субъективного контроля над ситуацией. Этот защитный механизм предполагает преувеличенное использование интеллектуальных ресурсов в целях устранения эмоциональных переживаний и чувств. Интеллектуализация тесно связана с рационализацией и подменяет переживание чувств размышлениями о них (например, вместо реальной любви - разговоры о любви).
Компенсация. Онтогенетически самый поздний и сложный защитный механизм. Предназначен для сдерживания чувства печали, горя по поводу реальной или мнимой потери, утраты, недостатка, неполноценности. В него входят механизмы идентификации и фантазии. Иными словами это бессознательная попытка преодоления реальных и воображаемых недостатков. Компенсаторное поведение универсально, поскольку достижение статуса является важной потребностью почти всех людей. Компенсация может быть социально приемлемой (слепой становится знаменитым музыкантом) и неприемлемой (компенсация низкого роста - стремлением к власти и агрессивностью; компенсация инвалидности - грубостью и конфликтностью). Также выделяют прямую компенсацию (стремление к успеху в заведомо проигрышной области) и косвенную компенсацию (стремление утвердить себя в другой сфере).
Реактивное формирование. Этот защитный механизм подменяет неприемлемые для осознания побуждения гипертрофированными, противоположными тенденциями. Защита носит двуступенчатый характер. Сначала вытесняется неприемлемое желание, а затем усиливается его антитеза. Например, преувеличенная опека может маскировать чувство от-вержения, преувеличенное слащавое и вежливое поведение может скрывать враждебность и т.п.
Отрицание. Один из онтогенетически ранних и наиболее простых механизмов защиты. Отрицание развивается с целью сдерживания негативных эмоций, вызванных попаданием человека в трудную ситуацию. Отрицание подразумевает инфантильную подмену принятия решения на действия в соответствии с новыми обстоятельствами. Это механизм отвержения мыслей, чувств, желаний, потребностей или реальности, которые неприемлемы на сознательном уровне. Поведение таково, словно проблемы не существует. Примитивный механизм отрицания в большей мере характерен для детей (если спрятать голову под одеялом, то реальность перестанет существовать). Взрослые часто используют отрицание в случаях кризисных ситуаций (неизлечимая болезнь, приближение смерти, потеря близкого человека и т.п.).
Смещение. Это механизм направления эмоций от одного объекта к более приемлемой замене. Например, смещение агрессивных чувств от работодателя на членов семьи или другие объекты. Смещение проявляется при фобических реакциях, когда тревожность от скрытого в бессознательном конфликта переносится на внешний объект.
Идентификация. Моделирование поведения другого лица как путь к повышению самоценности или совладанию с чувствами в связи с возможным разделением или утратой.
В заключении хотелось бы отметить, что существование различных форм насилия и его влияния на формирование личности, ставит множество проблем, решение которых возможно силами представителей разных научных отраслей: социологии, медицины, педагогики и, конечно, психологии. Формирование совокупного представления об особой структуре личности, испытавшей насильственное воздействие в детском, подростковом или ином возрасте, позволит увидеть истинную причину некоторых психосоматических заболеваний, социальных проблем и явлений т.д.


Глава 2. Насилие в образовательных системах

1.1. Насилие в семье
Актуальность изучения проблемы психологического насилия в семье определяется прежде всего тем обстоятельством, что, согласно современным научным представлениям о природе насилия, оно составляет универсальный жизненный контекст процессов обучения и воспитания: все дети в той или иной степени подвергаются психологическому насилию. Вместе с тем в общественном сознании и средствах массовой информации данная проблема представлена в очень усеченной и трансформированной форме "ужасов отдельного случая", более того проблема насилия в семье долгое время была табуированной областью и до настоящего времени существует реальное сопротивление социума обращению к этой проблеме. Статистические данные относительно распространенности насилия, по мнению авторитетных экспертов (И. С. Кон и др.), не заслуживает доверия как явно заниженные, однако даже имеющиеся опросы свидетельствуют, в частности, о том, что примерно 25% детей, живущих в крупных российских городах, стали жертвами сексуального насилия; очевидно, что распространенность других видов и форм насилия в семье такова, что охватывает всю детскую популяцию. Представления о том, что насилие имеет место только в социально неблагополучных семьях, современные исследователи считают несостоятельным мифом конвенционального общественного сознания.
Статистика российских служб экстренной психологической помощи детям и подросткам (Телефонов доверия) свидетельствует, что: а) в 80% случаев обращений речь идет о семейном насилии; б) самой распространенной формой семейного насилия является психологическое насилие (см.: Всероссийский конкурс памяти Матери Терезы. Программа "Детство без насилия и жестокости", 1998). Во многом аналогичные соотношения форм насилия над детьми и подростками в США.
Спектр психологического насилия в семье включает:
а) психологические воздействия (угрозы, унижения, оскорбления, чрезмерные требования, чрезмерная критика, ложь, изоляция, запреты на поведение и переживание, негативное оценивание, фрустрация основных нужд и потребностей ребенка и т.п.);
б) психологические эффекты (утрата доверия к себе и миру, диффузная самоидентичность внешний локус контроля, беспокойство, тревожность, нарушения сна и аппетита, депрессия, агрессивность, уступчивость, угодливость, плохая успеваемость, коммуникативная некомпетентность, низкая самооценка, склонность к уединению, суицидальные наклонности, задержки физического и психического развития, личностная психопатология различной этиологии - наркотические зависимости, булимия, анорексия нарциссические, мазохистские, множественные, пограничные и проч. личностные расстройства, амбулаторная шизофрения, соматические и психосоматические заболевания - язва желудка, аллергии, избыточный вес, энурез, нервные тики и т.п.; опыт насилия в детстве в некоторых случаях приводит к ранней и глубокой интериоризации паттерна отношений "насильник - жертва", к фиксации этого паттерна на физиологическом уровне с последующей трансформацией ряда базовых потребностей, оформляющейся впоследствии в таких эксквизитных психических и поведенческих расстройствах как садомазохизм и серийные убийства (А. Стевенс, Й. Прайс, Э. Миллер и др.);
в) психологические взаимодействия (доминантность, эффективность, непредсказуемость, непоследовательность, неадекватность, непринятие со стороны родителей и субординированность, бесчувственность, ригидность, безответственность, неуверенность, беспомощность, самоуничижение со стороны детей).
Причины насилия в семье можно разделить на:
а) психопатические, центрированные на предрасположенностях к насилию родителей (алкоголь, наркотики, низкая самооценка, аэмпатичность, коммуникативная некомпетентность, социальная изолированность, социальные, психологические и психиатрические проблемы, депрессивность, отсутствие самоконтроля, суицидальные наклонности, агрессивность, ранняя беременность матери, потеря ребенка и т.п.) и детей (недоношенность, болезненность, нежеланность, физические и психические недостатки и т.п.);
б) социальные, объясняющие насилие внешние (социальные) факторы и условия (бедность, низкий уровень дохода, безработица, социальная изоляция и закрытость семьи, перенаселенность, низкий образовательный и культурный уровень и т.п.);
в) психосоциальные, стремящиеся интегрировать психологические и социальные факторы насилия; в данных моделях факторы насилия подразделяются на структурные, ситуативные и коммуникативные, причем именно последние являются ключевыми и определяющими проявления насилия в семье: особенности межличностных взаимодействий являются либо "ингибитором", либо "катализатором" действия структурных и ситуативных факторов насилия, в последнем случае происходит эскалация насилия или "принудительная спираль насилия" (Паттерсон).
Одна из основных тенденций в области психологического изучения насилия в семье состоит в разработке проблематики межличностных детско-родительских взаимоотношений, развивающихся по типу неадекватного (патогенного) родительствования, блокирующего нормальное развертывание процесса развития детей. Неадекватное (патогенное) родительствование представляет собой континуум интерперсональных коммуникативных паттернов, описывающийся различными авторами как "депривация - симбиоз" (Е. Т. Соколова, С. В. Ильина, и др.), "отвержение - гиперсоциализация" (В. И. Гарбузов) и оформляющийся в виде специфического семейного стиля жизни, приводящего к эскалации и межпоколенной трансляции насилия.
Проблематика психологических механизмов, составляющих основу феноменологии неадекватного (патогенного) родительствования, центрируется (при всем своем многообразии) на механизмах условного принятия/самопринятия. В первом случае речь идет об интерперсональных (коммуникативных) психологических механизмах (от идентификации до отвержения), тогда как во втором - о механизмах интраперсональных (о психологических защитах по типу диссоциации и вытеснения).
Таким образом, структурирование проблематики психологического насилия в семье приводит к следующим выводам:
1. Наиболее сущностным/генетически исходным типом насилия является психологическое насилие;
2. Наиболее сущностным/генетически исходным аспектом психологического насилия является его интерактивный аспект, то есть неадекватное (патогенное) родительствование;
3. Наиболее сущностным/генетически исходным психологическим механизмом неадекватного (патологического) родительствования является механизм самонепринятия;
4. Наиболее сущностным/генетически исходным/предельным является самонепринятие по типу негативного оценивания (запрета) на проявления (поведенческие, интеллектуальные, коммуникативные, эмоциональные, личностные, сущностные) собственного Я.
5. Наиболее сущностной/генетически исходной/предельной формой самонепринятия является непринятие своей жизни, негативное оценивание жизни, запрет на жизнь (ср. идеи расколотого Я по Р. Лэнгу и негативной психологии по А. Менегетти).


Особенности поведения родителей, позволяющие заподозрить их жестокое отношение к ребенку
- Противоречивые, путаные объяснения причин травм у ребенка или отказ дать объяснения.
- Позднее обращение за медицинской помощью, иногда инициатива обращения за помощью исходит от постороннего лица.
- Перекладывание ответственности за травму на самого ребенка.
- Неадекватность реакции родителей на тяжесть повреждений: преувеличение или преуменьшение их.
- Отсутствие обеспокоенности за судьбу ребенка.
- Невнимание к ребенку, неласковое обращение с ним.
- Поведенческие признаки психических расстройств или патологических черт характера (агрессивность, возбужденность и т.д.).
- Выказывание большой обеспокоенности собственными проблемами, не относящимися к здоровью ребенка.
- Повествования о том, как их самих наказывали в детстве.
- Оскорбления, брань, публичное унижение ребенка.
- Отказ в утешении, когда ребенок испуган или подавлен.
- Постоянное сверхкритичное отношение к ребенку.
- Негативная оценка ребенка.
- Отождествление ребенка с нелюбимым или ненавистным родственником.
- Перекладывание на ребенка ответственности за свои неудачи.
- Откровенное признание в нелюбви или даже ненависти к ребенку.

2.2. Насилие в образовательных учреждениях
Насилие и агрессия в детском саду. Представьте себе, что вы сидите вместе со своими сотрудниками в прекрасном ресторане на свежем воздухе в окружении зелени. Вы мирно беседуете, наслаждаясь ужином и чудесным вечером. Внезапно ваш сосед по столу запускает вилку в ваше спагетти и швыряет их наземь. Вы протестуете, однако, вместо того, чтобы извиниться, он хватает вашу сумочку и выкидывает ее на улицу, а вы едва успеваете отметить описанную ею кривую. Кипя от возмущения, вы вцепляетесь в обидчика, и тогда ваш бессовестный сосед во весь голос жалуется администратору ресторана на ваше поведение.
Подобная сцена выглядит малоправдоподобной. Однако дети, посещающие детский сад, сталкиваются с подобными вещами постоянно. То, что нам кажется кучей-малой или беспричинным воплем, в восприятии детей имеет свою этиологию. Для того чтобы понять то, как дети в детских садах воспринимают насилие и агрессию, нам необходимо мысленно поставить себя на их место. Переживание детьми агрессии и насилия в детских садах отличается не меньшей драматичностью, чем при вышеописанном случае в ресторане. Вещи, кажущиеся на взгляд взрослых невинными шалостями, в глазах детей выглядят совершенно иначе. Когда на уроке рукоделия шестилетняя девочка неожиданно сталкивается с агрессивным поведением своего соседа по парте, который ранит ей руку, или когда мальчик, показавший своему партнеру по играм, что его бутерброд лучше, получает удар в живот, дети реагируют на это не менее болезненно, чем мы в описываемом случае в ресторане - их охватывает ярость и отчаяние. Поставив себя на место детей и научившись воспринимать детские переживания серьезно, мы сможем осознать всю степень проблемы насилия и агрессивности как для воспитательницы детского сада, так и для самих детей.
Формы проявления насилия и агрессии в детских садах иные, нежели в школе. В отличие от начальной и средней школы проводниками насилия в детском саду являются отдельные дети. Если в школе насилие чинит как правило некая группа, в детском саду нарушителями спокойствия являются один или два ребенка. Мальчик, с размаху ударивший по голове сверстника деревянным бруском в завершение их долгой и мирной совместной работы по возведению гаража, или девочка, которую ее сверстница столкнула с лестницы в наказание за насмешку - типичные примеры насилия в детском саду. Агрессивное поведение имеет индивидуального носителя. Насилие проявляется в отдельных инцидентах и акциях. Случаи, когда акты насилия инициируются обособленной группкой детей, относительно редки.
Следующий момент, обращающий на себя внимание, касается самой специфики проявления насилия в детских садах. Его характерной особенностью является непосредственность. Двое детей только что мирно играли друг с другом, как вдруг в следующее мгновение один ребенок плача встает и жалуется на то, что другой ударил его "прямо в живот". Насилие в детских садах не знает предварительной стадии, обдумывания, предвкушения, времени, требуемого для накопления напряжения, которое ищет выхода и, наконец, находит разрядку. Одно состояние в мгновение ока меняется на противоположное, мирное сопение разражается вспышкой ярости. Полутонов нет.
Еще одной особенностью проявления насилия в дошкольном возрасте является то, что многие из питомцев детских садов не осознают до конца свои действия. Отсутствует понимание последствий своих действий и чувство вины. Мальчик ударяет девочку, а затем, сбив ее с ног, начинает топтать ногами. Воспитательница в ужасе оттаскивает его от жертвы: Разве ты не понимаешь, что делаешь ей больно? - Мальчик отрицательно качает головой: - "Да ведь на мне же кроссовки!"
Зачастую оправданием насильственного действия является незначительный проступок. Наказание несоразмерно провинности, оцениваемой крайне субъективно. Девочка расцарапала другой лицо только за то, что та ее не дождалась. Многие дети не отдают отчета в неадекватности своей реакции и в том, что шишка на голове, удар в живот или удар с размаху вызывают у другого боль. "У нее глупый смех" - выглядит оправданием применения насилия, также как и следующее: "нечего ей было так орать".
В отличие от школьного преподавателя воспитательница не остается в стороне от происходящего, ее вовлекают в гущу событий и делятся самым сокровенным, она в курсе всех взаимных претензий. Если в школе дети зачастую хранят молчание из желания не выглядеть "стукачом" в глазах своей возрастной группы, и скрывают происходящее от преподавателя или преподавательницы, дети возбужденно бегут к воспитательнице с жалобами на своих сверстников: "Вова меня ударил!", "Катя меня ущипнула". Питомцы в детских садах, не задумываясь, выдают своих сверстников, ждут от воспитательницы помощи или поддержки, рассказывают все подробности происшествий. Поскольку отдельные дети проявляют настоящую виртуозность в искусстве жаловаться и по самому незначительному поводу громко требуют немедленного вмешательства воспитательницы, ей следует предварительно взвесить все за и против и прежде чем вмешаться, подумать, следует ли это делать и не лучше ли предоставить им возможность самим улаживать конфликт. Зачастую плач прекращается сам собой, как только дети замечают, что воспитательница не собирается реагировать по любому самому пустяковому поводу.
Дети информируют воспитательницу обо всех своих бедах, полагая, что любые проявления насилия и агрессии в детских садах частично лежат на ее совести. Детская и взрослые сферы еще четко не разграничены. Если в четвертом классе насилие зачастую не выходит за рамки собственной субкультуры и ребенок, поставивший учителя в известность о случившемся, рассматривается как предатель, дети в детском саду заведомо ждут от воспитательницы той или иной реакции. Любое происшествие требует определенного отношения с ее стороны. Осуществление насилия не замыкается сферой своей субкультуры, а рассчитано на восприятие всего окружения. Внутри этого сообщества дети делегируют воспитательнице особую роль: ей предназначается роль арбитра, проводящего грань между недопустимым и здоровой агрессией. Дети требуют от нее, чтобы она встала на ту или иную сторону. Это еще не означает, что они готовы принять ее точку зрения, однако позиция воспитательницы становится для них ориентиром в поисках позиции собственной. В случае, когда речь идет об изживании агрессивных импульсов и фантазий, дети нуждаются в позиции воспитательницы как в неком противовесе. Она становится моральной инстанцией, к которой они могут апеллировать.
Детям предстоит научиться самим проводить грань между недопустимым действием и здоровым проявлением агрессии. Игра с черепашками безобидна, размахивание палкой допустимо в определенных пределах, однако дергать кого-либо за волосы или вытаскивать из-под кого-либо стул - не дело. Уровень развития детей позволяет воспитательнице при общении с детьми заострять их внимание на теме насилия, постепенно приучая их к мысли самим справляться с агрессией в себе и других. Родители, доверившие воспитательнице своих детей, возложили на нее обязанность четкого распознавания любой формы насилия и агрессии.
Влияние, оказываемое воспитательницей на детей, бросается в глаза при вслушивании в их разговоры между собой. Нередко слышишь фразы типа "Наталья Ивановна сказала..." или "Галина Петровна не велела..." Все разговоры детей в детских садах друг с другом постоянно крутятся вокруг имени воспитательницы. В школе данный феномен проявляется в значительно меньшей степени. Естественно, и там позиции учителя или учительницы отводится достаточно важная роль, однако открыто ссылаться на авторитет учителя или учительницы в разговоре с одноклассниками считается проявлением несамостоятельности.
Соль проблемы в нахождении точек соприкосновения между позицией воспитательницы и позицией детей. В случае, если позиция оказывается для них неприемлемой по психологическим причинам, дети ее отвергают. Позиция воспитательницы должна быть соотнесена, приведена в соответствие с характером детского восприятия. Все ее слова должны затрагивать струны в детских душах и не быть заумными, быть им понятны на уровне их развития. Шансы на усвоение детьми утопических идей или идей радикального толка минимальны.

Опасность "пуританской" позиции
Воспитательница способна занять своего рода "пуританскую" позицию, с высоты которой она, не вдаваясь в тонкости различения между дозволенным и недозволенным в сфере применения насилия, начисто отвергает все агрессивные и насильственные действия. Фантазии ребенка о супермене или разыгрывание двумя детьми в гардеробе сценки с помощью воображаемых пистолетов вызывают крайнее возмущение. Детям дают понять, что подобных игр следует избегать: "То, что вы делаете - ужасно!" Агрессия отождествляется с насилием.
Есть опасность, что в результате подобной позиции воспитательницы дети довольно быстро почувствуют свою ущербность. Когда радость, испытываемая от агрессивных игр и фантазий, объявляется патологией, дети уже не могут свободно предаваться подобным мыслям и, ловя себя на подобном занятии, чувствуют, как если бы их поймали с поличным. Их агрессивные действия и мечты кажутся им чем-то недостойным. Стремление воспитательницы оградить детей имеет целью полное вытеснение агрессии и насилия из мира детей. Агрессивные фантазии, высказывания и истории отождествляются с актами насилия. В основе этого лежит стремление к достижению некоего утопического состояния, при котором атмосфера внутри детского сада будет характеризоваться исключительным дружелюбием и уравновешенностью. В подобной атмосфере нет места теневым сторонам человеческой природы. Страшное табуируется (выносится за рамки сознания).
Однако подобная оградительная тенденция чревата большими психологическими проблемами. К сожалению, вместо пассивной имитации подобной позиции детьми, происходит "уход" агрессии в неконтролируемую зону.
Дети замечают, что насилие и агрессия является для их воспитательницы неким пугалом и замыкаются в себе. От их внимания не ускользает характер ее реакции при виде потасовки- и как следствие этого, они перестают делиться с ней своими агрессивными фантазиями. Наиболее покладистые дети, не желая терять с ней контакта, внешне уступают ее требованиям, однако в действительности только прячут свою тень. Почувствовав одностороннюю преданность воспитательницы утопической идее "безоблачного" мира, они ощущают себя оставленными наедине со своим очарованием насилием. Диалог с детской тенью прерван. Радость при виде танка нельзя показывать, и стрельба из пистолета строжайше запрещена.
Пуританская тенденция может таиться и за стремлением найти насилию обоснование за пределами детского сада (ментальной экстернализацией конфликта). Любому проявлению насилия в детском саду подыскивается событие, имевшее место во внешнем мире, например, в семье, и это событие объявляется причиной случившегося. Агрессивный мальчик и на самом деле подвергается дома унижениям и издевательствам, строптивая девочка действительно предоставлена дома самой себе и без конца гоняет дома по видеомагнитофону фильмы ужасов. Отыскание причин и подспудных мотивов, лежащих в основе актов детского насилия, бесспорно важно, однако не следует выплескивать вместе с водой ребенка, и доводить дело до элиминирования тени. Стремление к выявлению семейной зависимости чревато опасностью забвения причин детского насилия, лежащих как в детях, так и в нас самих. Данная экстернализация имеет еще один негативный аспект, суть которого в уменьшении шансов осознания в случившемся (акте насилия) доли и нашей собственной вины.
Небезынтересно отметить, что подобная реакция в отношении насилия характерна и для многих родителей. Им тоже свойственна экстернализация причины насилия: их собственное дитя само на такое не способно и всему виной дурное влияние, оказываемое на него со стороны, будь то нездоровый, психологический климат в детском саду, другие дети, "плохой мальчик" из детской группы или из рук вон плохое руководство детским садом.
Однако правильная позиция зиждется на осознании того, что агрессивные тенденции заложены в самой человеческой природе. Радость, получаемая от разрушения и применения насилия - первозданное свойство человека. Ответственность за агрессивные наклонности ребенка отнюдь не всегда лежит на внешних причинах - семье и среде. Конечно, за повышенной агрессивностью ребенка нередко скрывается настоящее горе и зов на помощь, однако не менее часто к нему примешивается врожденная склонность и упоение насилием и разрушением. В случаях, когда в детских садах имеет место насилие, необходимо не упускать из виду обе стороны проблемы. Насилие, служащее с одной стороны симптомом неблагополучия, семейных неурядиц и непонимания окружения, с другой стороны является магнитом, испокон веков притягивающим к себе человеческую душу. Приводя к вытеснению этой извечной радости, получаемой от агрессивных фантазий и игр, пуританская установка затрудняет детям проведение необходимой грани между областью допустимого и непозволительного, четкого разграничения сферы насилия и агрессии. Тема тени или страшного в человеческой душе не получает развития.
Парадоксальным образом ярко выраженное стремление уберечь детей от контактов с насилием может возыметь обратное действие и развязать дремлющие в них инстинкты. В ответ на запрет воспитательницы дети либо отказываются слушаться, либо пытаются при любом удобном случае "пронести с собой" тень каким-нибудь другим способом, как это имело место с одним мальчиком, который на вопрос, заведомо предполагающий в качестве ответа слово "один", с ухмылкой протянул воспитательнице средний палец.

Монополия воспитательницы на применение насилия
Каково должно быть поведение воспитательницы детского сада в случае возникновения актов насилия? В отличие от преподавателей средних и старших классов воспитательница детского сада обладает монополией на власть. Ее полномочия никем не оспариваются и не подвергаются сомнению. С точки зрения детей, в распоряжении воспитательницы достаточно средств для поддержания своего монопольного господствующего положения. Уже один ее вид отметает прочь все сомнения благодаря ее очевидному и подавляющему преимуществу в массе. Одно уже сознание этого превосходства воспитательницы удерживает детей от вспышек насилия: в качестве существа, обладающего вдвое большим ростом и четырехкратно большей силой, ей ничего не стоит схватить их, потрясти, схватить за волосы и выставить вон - всех этих преимуществ преподаватель старших классов уже лишен. Благодаря своему физическому превосходству, воспитательница занимает особое положение. Даже если она не пользуется своим преимуществом, дети никогда об этом не забывают. Ей ничего не стоит разнять двух борющихся детей или выставить буяна за дверь. В силу явного силового превосходства любое ее вмешательство по сравнению с аналогичными действиями других педагогов оказывается несравненно более эффективным.
Естественно, данным преимуществом не следует злоупотреблять. Принуждение не должно становиться единственным побудительным мотивом поведения детей, однако так или иначе физическое превосходство воспитательницы имеет для детей огромное психологическое значение. Дети отождествляют ее с силовой составляющей даже в том случае, когда она субъективно воспринимает себя иначе и меньше всего об этом думает.
Что это означает применительно к насилию? На атмосфере детского сада непосредственно сказывается характер ее собственного самоощущения и позиции по отношению к тем, от кого она зависит. Следствием ее внутренней неуравновешенности, проблем в личной жизни или конфликтов становится неспокойная, нервозная атмосфера. Дети тонко чувствуют все то, что происходит в ее душе и соответственно выражают это в своем поведении: они становятся раздражительными и упрямыми, бранятся и дерутся. Они чувствуют шестым чувством, что у воспитательницы что-то не так, не ладно с психикой. Поэтому в случае возникновения эксцессов насилия в детском саду, воспитательница должна спросить себя: не связано ли это с ней самой и не она ли невольно стала причиной этого? Может быть она слишком беспокойна, невыдержана и дурно настроена? Чтобы понять долю своей вины в случившемся, мало критического анализа своего поведения - надо заглянуть и в глубины собственной души.
Душевный разлад воспитательницы становится фатальным в случае ее уверенности в возможности обмануть самое себя и нежелании признаваться себе самой в собственных чувствах: "У нее все отлично! Она агрессивна? - ничего подобного! У нее проблемы? - да что Вы!" Подобная позиция действует на детей разлагающе: они начинают всячески ее провоцировать и нарочно ведут себя вызывающе, чтобы заставить ее сбросить лживую маску с ее истинного состояния. Когда у воспитательницы наконец сдают нервы, дети воспринимают это с облегчением: "Наконец-то она пришла в ярость, мы ведь знали, что у нее внутри все бурлит!"
Наличие душевного разлада и скрытой агрессивности у воспитательницы предоставляет питомцам детского сада шанс: плохое настроение воспитательницы становится мостом, позволяющим детям ввести тень в пределы детского сада. Искренность и открытость детям воспитательницы, перестающей делать тайну из своих душевных метаний, позволяет детям эмпатически соприкоснуться с неудобными сторонами человеческого существования. Насилие и агрессия уже не элиминируются и не отдаются на откуп детям, а становятся общей проблемой.

Там, где это возможно, мы не должны оставаться безучастными зрителями. Надо делать все возможное как в отношении нас самих, так и в ограниченных пределах детского сада. Сознание нашей невозможности разрешить извечные конфликты и повлиять на порождающие их условия не должно нас останавливать. Задача воспитательницы - никогда не оставаться безучастной, любить свою работу, подавать детям пример, разговаривать с ними, замечать собственные агрессивные импульсы. В этом ей должно помогать сознание того, что хотя она не в силах поменять что-либо в глобальном отношении, она вносит весомый вклад во вверенный ей участок работы.

Формы проявления насилия в школе. Школа должна служить местом, где дети растут и развиваются. В ней не место негативным сторонам человеческой природы, а детство наших детей не должно становиться ареной их воздействия. К сожалению, опыт свидетельствует об обратном. Школа, классная аудитория не застрахованы от проявлений агрессии и насилия, прорывающихся во время уроков, на переменах или по пути в школу, а зачастую и полностью подчиняющих себе весь распорядок дня ребенка. Данной неудобной и мало приятной стороне человеческой сущности "все возрасты покорны", и детство не составляет исключения.
Взрослые реагируют быстрее всего на явные проявления агрессии. Под этим подразумеваются случаи детского садизма, когда дети мучают своих сверстников или совершают поступки, выходящие за рамки обычных шалостей и нередко пугающие своей жестокостью и отсутствием сдерживающего начала.
В одном из четвертых классов начальной школы постоянным издевательствам подвергалась страдающая ожирением и близорукостью девочка. Во время перемены или по пути в школу группа мальчиков, подбадриваемая одноклассниками, окружала девочку - наполовину инвалида и, вырвав у нее очки, растатывала их ногами, чтобы затем сообща насладиться зрелищем ее всхлипываний и беспомощных попыток найти дорогу. Слабость зрения этой девочки стала поводом для издевательств с их стороны.
Явные проявления насилия могут быть направлены не только против отдельных лиц, вызывающих к себе повышенный интерес окружающих, но и целой группы. В одной из школ Цюриха возникла мода на "бросание карликов". Во время перемен ученики пятых и шестых классов ловили семи- и восьмилетних первоклассников, выстраивались в линейку перед полем и устраивали соревнование: победителем считался тот, кому удавалось дальше всех забросить в поле малолеток - мальчика или девочку. Другой пример насилия одной возрастной группы над другой, осуществляемого в форме террора, скрытого от глаз взрослого, имел место в одной из школ Берна. Напротив здания школы находился магазин, торгующий аудио и видеопродукцией. Его директор обратился к администрации школы с жалобой на участившиеся кражи дисков, в которых он обвинял учеников школы. Ему бросилось в глаза, что среди ворующих кассеты и диски больше всего детей совершенно юного возраста. Преподавательницы начальных классов отказывались этому поверить и возмущенно отвергали самую мысль о чем-то подобном, им казалось невероятным, чтобы ученики первого и второго классов могли быть замешанными в воровстве. Все это казалось им явным недоразумением, и они отвергли все упреки. Однако после того, как в результате подключения наших специалистов по критическим ситуациям было проведено расследование и соответствующая работа с самими учащимися, выяснилось, что ученики школы оказались жертвами террора со стороны группы мальчиков шестого класса. Эти "деды" приказывали малышам таскать диски для них под угрозой применения физической силы. Боязнь учеников младших классов мести со стороны старшеклассников была причиной их молчания. Происходящее оставалось тайной как для родителей, так и учителей.
Наряду с явными и вербализованными формами агрессии нередки случаи ее скрытых и тщательно замаскированных проявлений, к сожалению слишком часто ускользающих от внимания преподавателя.
Зачастую насилие выражается вербально, как это имеет место в тех классах и школах, где в ходу нецензурная похабная брань, или в компаниях подростков, пользующихся при общении самыми грубыми словами и лексикой. Во всех подобных случаях язык служит в качестве оружия для нанесения взаимных ударов.

Насильственные формы организации образовательной ситуации и проявления насилия со стороны педагога
- Подавление педагогом инициативы ее участников.
- Критика детей педагогом.
- Наказание за "неправильный" ответ.
- Некорректные указания педагога по поводу внешнего вида, манеры разговаривать детей.
- Прерывание речи учащихся.
- Насильственное вызывание учащихся давать ответы на поставленные педагогом вопросы.
- Превилегированное отношение к "заискивающим" учащимся.
- Оскорбление унизительными словами детей (балбес, баран, болван, бездарь, бестолочь, господа дубы, дрянь, дубина, дебил, жертва аборта, морда, ничтожество, не все дома, нецензурные слова, оболтус, пациент психбольницы, произведение пьяного соседа, уголовник, щенок и т.д.)
- "Приемы" педагогического рукоприкладства (битье указкой по голове, спине, линейкой по рукам, спине, голове, книгами, шваброй, подзатыльники, пинают ногой, дают пощечину, дергают за волосы, за уши, бьют головой о стол, доску, бросают в учеников мелом, тряпкой, ключами и т.д.)

Почему возникает насилие в школе?
Стрессоры, вызывающие нервные состояния у педагогов и приводящие к проявлению насилия (с учетом убывания их частоты)
1. Стрессоры, вызываемые условиями учительского труда
- Быстрое переключение на работу по-новому.
- Материальные затруднения.
- Монотонная работа.
- Обязанности работать дома (подготовка к занятиям, проверка тетрадей).
- Отсутствие стимулов для качественной работы.
- Перегрузка внеурочной деятельностью.
- Перегрузка уроками.
2. Стрессоры, возникающие по личностным причинам
- Боязнь администрации школы, инспектуры.
- Дефицит знаний психологии школьников.
- Нехватка времени.
- Нехватка знаний по педагогической технологии.
- Ошибка в выборе профессии.
- Ошибки в общении с учениками, коллегами, администацией, родителями учащихся.
- "Сгорание" на работе.
- Чувство высокой ответственности за результаты работы.
3. Стрессоры, провоцируемые администацией школы
- Аттестация педагогического профессионализма.
- Внушение администрацией неполноценного профессионального труда учителям.
- Контроль за работой извне.
- Конфликты с администрацией.
- Оскорбления со стороны администрации.
- Оскорбления со стороны коллег.
4. Стрессоры- конфликты с учащимися
- Конфликты с родителями учащихся.
- Конфликты с учащимися.
- Низкая успеваемость школьников по предмету.
- Плохая дисциплина учащихся на уроках.
5. Стрессоры в общении с коллегами
- Конфликты, мотивированные негативными проявлениями в оценках деятельности и личностных качеств партнеров по работе.
- Конфликты немотивированные (психофизиологическая несовместимость, безотчетная неприязнь и т.д.).
- Напряженность, инспирированная группировками в коллективе.
- Одиночество из-за замкнутости или позиции "отвергаемого" в коллективе.
- Столкновения на почве антагонизма в педтехнологии.
Стрессовые состояния педагогов
1. стрессовые состояния психические
- гневное самовыражение в словах, поступках
- депрессия
- дурные предчувствия
- озлобленность против учащихся
- озлобленность против учителей и администрации
- страх
- тревожность
- стыд
2. стрессовые состояния нравственно-психические
- озлобленность против партнеров по педагогической деятельности, включая учащихся, учителей, проявляемая в поведении и поступках
- отвращение к коллегам, демонстрируемое в поведении и отношениях
- чувство неопределенности в месте работы, проживания
- чувство неустроенности в социальном плане
- утрата интереса к работе
3. стрессовые состояния, пограничные с патологией
- навязчивые идеи физической расправы с виновниками стресса
- навязчивые мысли о суициде
- недомогание, разрушающее работоспособность
- потеря сна
- усталость, парализующая способность сопротивляться обстоятельствам
- ярость, сопровождающаяся потерей самообладания

Особую жестокость и извращенность принимают формы насилия в школах-интернатах, детских домах, приютах и др. Главной функцией учреждений подобного типа является защита прав, жизни и здоровья воспитанников. Однако система, которая должна защищать ребенка, сама зачастую культивирует насилие.
За последние годы получили широкую известность поистине трагические факты "жизнедеятельности" многих детских домов и школ- интернатов России, в которых по отношению к воспитанникам применялись различные виды насилия.
По сведениям благотворительного фонда "Дом детей-сирот", бывший директор вспомогательного интерната г.Ангарска в порядке наказания помещала больных детей в изолированную комнату без дневного света, вентиляции, отопления, мебели, где они содержались от нескольких часов до трех недель. Для усмирения она приказывала без каких- либо медицинских показаний делать детям болезненные уколы магнезии. В одном из интернатов Москвы директор создал "карцер", куда на несколько суток помещал провинившихся ребят. Это издевательство продолжалось в течение восьми лет. Известны случаи помещения в психиатрические больницы "неудобных", слишком шумных или независимых воспитанников, применения в целях "послушания" психотропных препаратов. На деле это означает искусственно вызванную лекарственными препаратами и тяжелыми условиями жизни задержку психического развития.
Получила распространение порочная практика постановки диагноза "олигофрения" и "задержка психического развития" педагогически запущенным детям, имеющим проблемы в учебе и поведении.
Группа польских и британских специалистов-психологов и педагогов, посетивших в 1991и 1993 годах 15 вспомогательных интернатов в Москве и Санкт-Петербурге, пришла к выводу: в интернатах находится большое количество детей (треть или две трети), диагноз которым "олигофрения" был поставлен неправильно. Как отметили в своем заключении специалисты из Польши и Великобритании, "сироты становятся жертвами системы, которая сдерживает их развитие, а потом отказывает им в основных человеческих правах".
Не секрет, что в большинстве сиротских учреждений воспитательный процесс держится на авторитаризме директора и воспитателей. Избиение воспитанников, издевательство, использование силы старшеклассников в усмирении малышей, случаи сексуального насилия, - вот неполная картина трагической жизни ребенка-сироты в подобных учреждениях. По данным Прокуратуры, рукоприкладство с нанесением тяжких телесных повреждений и долговременных издевательств, выявлено в каждом пятом сиротском учреждении Санкт-Петербурга и области.
В детских домах и интернатах, которые считаются лучшими и в которых дети не подвергаются открытым издевательствам, насилие также не является редкостью. Причем взрослые, прибегая к насилию, в силу правовой безграмотности не всегда отдают себе отчет в том, что нарушают элементарные права ребенка. Воспитанник же, с детства привыкший к насилию и издевательствам в семье, часто перестает воспринимать насилие как таковое.

2.3. Нормативно-правовые вопросы защиты детей и подростков от жестокого обращения
Конвенция ООН о правах ребенка, которая устанавливает тридцать восемь прав, в том числе ряд прав, связанных с процессом получения образования (24).
Конвенция ООН о правах ребенка дает определение понятия "жестокое обращение" и определяет меры защиты (ст. 19), а также устанавливает:
- обеспечение в максимально возможной степени здорового развития ребенка (ст. 6);
- защиту от произвольного или незаконного вмешательства в личную жизнь ребенка, от посягательств на его честь и репутацию (ст. 16);
- обеспечение мер по борьбе с болезнями и недоеданием (ст. 24);
-признание права каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития (ст. 27);
- защиту ребенка от сексуального посягательства (ст. 34);
- защиту ребенка от других форм жестокого обращения (ст. 37);
- меры помощи ребенку, явившемуся жертвой жестокого обращения (ст. 39).
Уголовный Кодекс РФ предусматривает ответственность:
- за совершение физического и сексуального насилия, в том числе и в отношении несовершеннолетних (ст. 106-136);
- за преступления против семьи и несовершеннолетних (ст. 150-157).
Закон РФ "Об образовании" утверждает право детей, обучающихся во всех образовательных учреждениях, на "уважение их человеческого достоинства" (ст. 5) и предусматривает административное наказание педагогических работников за допущенное физическое или психическое "насилие над личностью обучающегося или воспитанника" (ст. 56).
Закон РФ "О защите прав детей" гласит:
- "жестокое обращение с детьми, физическое и психологическое насилие над ними запрещены" (ст. 14).
С 1 марта 1996 г. введен в действие новый Семейный кодекс Российской Федерации. Принятие нового Семейного кодекса связано, в первую очередь, с коренными изменениями в политической и социально-экономической жизни страны, непосредственно затрагивающими такие важные социальные институты общества, какими являются брак и семья. Регулирование семейных отношений приведено в соответствии с Конституцией РФ, другими федеральными законами и прежде всего с новым Гражданским кодексом РФ. В нормах Семейного кодекса получили свое отражение положения международных правовых актов в области прав человека, ратифицированных Российской Федерацией, а также положительный опыт реформирования семейного законодательства в зарубежных странах. Кодекс учел практику применения действующего законодательства, критику его отдельных положений, предложения, высказанные в процессе его подготовки законодательными и исполнительными органами субъектов РФ, практическими работниками, учеными.
Кодекс охватывает все основные аспекты семейных отношений. Сюда входят личные неимущественные и имущественные отношения, отношения между разными членами семьи, отношения по поводу детей, оставшихся без попечения родителей, отношения с участием иностранцев.
Одной из важных тенденций нового кодекса является стремление рассматривать ребенка как самостоятельный субъект права, а не как зависимый объект "родительской власти". Соответствующие нормы кодекса исходят из основополагающего принципа - правовое положение ребенка в семье определяется с точки зрения интересов ребенка (а не прав и обязанностей родителей) и включает следующие основные права ребенка:
- жить и воспитываться в семье;
- знать своих родителей (насколько это возможно);
- право на заботу и на воспитание своими родителями (а при их отсутствии - другими ответственными за это лицами);
- на обеспечение его интересов, всестороннее развитие и уважение его человеческого достоинства (ст. 54);
- на общение с обоими родителями и другими родственниками (ст. 55); ,|
- на защиту своих прав и законных интересов (в том числе право самостоятельно обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении 14 лет- в суд (ст. 56);
- выражать свое мнение по всем вопросам, касающимся его жизни (ст. 57);
- на имя и фамилию (ст. 58);
- на получение содержания и право собственности на принадлежащее ему имущество (ст. 60).
Впервые в кодексе определены основы правовой защиты детей от насилия в семье. В этой связи установлено, что способы воспитания должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление и эксплуатацию детей (ст. 65). Усилены нормы, касающиеся лишения родительских прав (ст. 69-72). Восстановление родительских прав допускается только при наличие согласия ребенка, достигшего 10 лет (ст. 72). Дальнейшее развитие получил институт судебного ограничения родительских прав (ст. 73-76). Допускается также досудебное, немедленное отобрание ребенка у родителей в случаях непосредственной угрозы его жизни и здоровью в семье (ст. 77).
Кодекс подробно регламентирует права и обязанности родителей по воспитанию и образованию детей, защите их прав и законных интересов (ст. 61-69).
Принятие Семейного кодекса вызвало необходимость внесения ряда новых документов относительно детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
Среди них следует отметить Федеральный закон "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, отставших без попечения родителей". Постановление Правительства РФ "Об утверждении Типового положения об образовательном учреждении для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи" и ряд других документов. В этих документах правовую основу получил приоритет усыновления над другими формами социального устройства осиротевшего ребенка.
Одной из крупных законодательных мер явилось принятие Федерального закона от 21.12.96 г. № 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", которым предусмотрены существенные дополнительные льготы и преимущества в области образования, медицинского обслуживания, дополнительные гарантии прав на имущество и жилое помещение, а также права на труд.
Постановление Правительства РФ № 919 "Об организации централизованного учета детей, оставшихся без попечения родителей" нацелено не создание условий для устройства детей на воспитание в семье. Федеральный закон № 44-ФЗ от 16.04.01 г. "О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей" устанавливает порядок и использование государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей.
Получил необходимую нормативно-правовую базу институт "приемная семья". Принято к исполнению Положение о приемной семье, утвержденное постановлением Правительства РФ от 17.07.96 г. № 829. В нем определены порядок организации приемной семьи, условия передачи детей в такую семью, права и обязанности приемных родителей, гарантии прав ребенка, передаваемого на воспитание, материальное обеспечение приемной семьи. Разработана и прилагается к Положению форма договора, заключаемого между органами опеки и попечительства и приемными родителями, который служит правовой основой для образования приемной семьи.
В 2000 г. внесено изменение в Семейный кодекс РФ, которым в число возможных форм устройства детей-сирот включен детский дом семейного типа. Постановлением Правительства РФ от 19.03.01 г.№ 195 "О детском доме семейного типа" утверждены Правила организации детского дома семейного типа.
Детский дом семейного типа организуется на базе семьи при желании обоих супругов взять на воспитание не менее 5 и не более 10 детей. Он создается по решению органа исполнительной власти субъекта РФ или органа местного самоуправления.
Федеральным законом от 13. 01. 96 г. № 12-ФС внесены принципиальные изменения и дополнения в Закон РФ 1992 г. "Об образовании", которые, в частности, касаются детей-сирот. Так, предусмотрено, что дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, успешно сдавшие вступительные экзамены в государственные и муниципальные учреждения среднего и высшего образования, принимаются в эти образовательные учреждения вне конкурса (ст. 16, п. 3).
Приняты различные нормативно-правовые документы, касающиеся различных форм поддержки благосостояния детей и семей с несовершеннолетними детьми. Например, внесены изменения в федеральный закон "О государственных пособиях граждан, имеющих детей". Увеличен размер ежемесячного пособия на детей одинокой матери (Федеральный закон от 30.12.96 г. № 162-ФЗ).
Законодательно закреплено усиление ответственности родителей за детей. Так, Гражданским кодексом РФ (во II части введена с 1. 03. 96 г.) согласно ст. 1075 на родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный его несовершеннолетним детям в течение 3-х лет после лишения родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причины вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей.
В субъектах Российской Федерации активно осуществляется законодательная деятельность по следующим направлениям:
- охрана семьи, материнства и детства;
- социальная поддержка детей с особыми проблемами;
- социальная защита прав детей;
- трудоустройство несовершеннолетних.
В Национальной доктрине образования РФ, принятой Всероссийским совещанием работников образования (14-15.01.2000 г.) и одобренной Правительством РФ определяются цели воспитания и обучения, пути их достижения до 2025 г. Среди основных задач государства в сфере образования одной из приоритетных указано создание и реализация условий для получения общего и профессионального образования детьми-сиротами, детьми, оставшихся без попечения родителей. Разработка и реализация Программы развития воспитания в системе образования России.
Несмотря на довольно большое число нормативных актов, принятых за последние годы, и их разносторонность, сохраняется актуальность совершенствования правовых норм, обеспечивающих права семей и детей-сирот, правового закрепления механизмов их реализации.
Необходимы законодательные документы, определяющие право детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей на государственную социальную поддержку, усиление социальных выплат и льгот.
Введение Семейного кодекса не решило полностью проблему устройства детей, лишенных родительского попечения, в семью. Сохраняет актуальность обращение по поводу насилия в семье со стороны родителей, лиц, их заменяющих, воспитателей в интернатных учреждениях.
Необходимо законодательно закрепить новые принципы и механизмы предоставления социальной помощи семьям с детьми, включая пособия на детей.
В законодательстве РФ сохраняются нормы, неадекватные сложным социально-экономическим условиям в стране и неспособные предотвратить их негативное воздействие на семью и ребенка, что ведет к увеличению размеров социального сиротства.
Законодательством не установлена в полной мере ответственность взрослых за нарушением прав ребенка на неприкосновенность его личности, за посягательства на его честь и достоинства. Наблюдается рост проявления жестокого обращения с детьми. Некорректные приемы воспитания, психическое и физическое насилие встречаются и в семьях, и в учебно-воспитательных учреждениях.
Должны быть приняты акты, как полностью посвященные детям и семье, так и содержащие отдельные нормы, регулирующие отношения, связанные с положением детей в семье и обществе.
Не приняты нормативно-правовые документы, касающиеся вопросов:
- обеспечения правовых гарантий интересов несовершеннолетних, воспитывающихся в условиях "замещающей", в частности патронат-ной семьи;
- создания системы государственного социального обслуживания семьи и детей;
- квотирования рабочих мест для детей-сирот, предоставление налоговых льгот и компенсационных выплат предприятиям, принимающим на работу детей-сирот;
- создания системы ювенильной юстиции, специальных составов судов по делам семьи и несовершеннолетних;
- защиты прав при разводах, процедуры передачи детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семье и др.
8.2. Нормативно-правовые основы, регламентирующие права, обязанности и ответственность родителей за обучение и воспитание детей
За последние годы законодательство по вопросам обеспечения и охраны прав детей претерпело значительные изменения (51). Приняты Семейный кодекс Российской Федерации (принят 8.12. 1995 г., вступил в силу с 1. 03. 1996 г., № 223-ФЗ.), Федеральный закон "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" (принят 4. 12. 1996 г., вступил в силу с 27. 12. 1996 г., а в полном объеме- с 1.01. 1998 г., №159-ФЗ), Федеральный закон "Об образовании (принят 10. 07. 1992 г., в новой ред. 13. 01. 1996 г., вступил в силу в новой ред. 23. 01. 1996 г., № 12-ФЗ), внесены изменения в Жилищный и Гражданско-процессуальный кодексы, введены специальные нормы в новые Гражданский и Уголовный кодексы, принято большое количество различного рода подзаконных актов. Таким образом, нельзя не отметить внимания законодателя к вопросам охраны прав детей. Позитивным является также и то, что новое российское законодательство разработано с учетом норм международного права, в том числе Конвенции о правах ребенка (принята 20.11.1989 г., ратифицирована 15. 09. 1990г.).
Итак, на сегодняшний день права, обязанности и ответственность родителей или законных представителей детей регламентированы Декларацией прав ребенка и Конвенцией о правах ребенка, Семейным кодексом Российской Федерации, Законом РФ "Об образовании". Типовым положением об общеобразовательном учреждении с учетом положении Всеобщей декларации прав человека.
В связи с правовыми нормами, изложенными в перечисленных законах и положениях, родители (законные представители) имеют право согласно:
ст. 50, п. 7 Закона РФ "Об образовании" (ЗОО) - на получение их детьми впервые бесплатного начального, общего, основного общего, среднего (полного) общего, начального профессионального образования в ОУ в пределах государственных образовательных стандартов;
ст. 63, п. 1 Семейного кодекса РФ (СК) - преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами;
ст. 52, п. 3 - дать ребенку начальное общее, основное общее в семье.
Статья 52, п. 1. (ЗОО) предоставляет родителям возможность выбора:
1. формы образования (в ОУ, в семье, самообразование, экстернат, сочетание различных форм образования);
2. образовательного учреждения;
3. защиты законных прав и интересов ребенка;
4. дополнительных (в т. ч. платных) образовательных услуг (обучение по дополнительным образовательным программам, преподавание специальных курсов и циклов, дисциплин, репетиторство, занятия с учащимися углубленным изучением предметов и др. услуги) за рамками соответствующих образовательных программ и государственных образовательных стандартов.
В случае задолженности у ребенка по двум и более предметам, У родителей есть возможность согласно ст. 17, п.4 (300) выбора формы продолжения образования:
1. повторное обучение (в том же классе);
2. в классе компенсирующего обучения с меньшим числом обучающихся;
3. обучение в форме семейного обучения.
Статья 15, п. 7 (ЗОО) предоставляет возможность родителям ознакомиться с ходом и содержанием образовательного процесса, а также с оценками успеваемости обучающихся, уставом ОУ, другими локальными актами ОУ.
Статья 19, п. 16 (ЗОО) регламентирует взаимоотношения между подростком и местными органами управления и образования. Так, по взаимному согласию с местными органами управления образования при достижении обучающимся 15 лет, ребенок может оставить ОУ до получения им основного общего образования.
В статье 50, п. 10 (ЗОО) содержатся нормы, регулирующие перевод детей в другие образовательные учреждения. По согласованию с органами управления образованием и заключению психолого-педагогической и медико-педагогической комиссий дети могут быть направлены в специальные (коррекционные) ОУ.
В статье 19, п. 7 (ЗОО) говорится о том, кто имеет право на государственные пособия. Итак, пособия выделяют:
1. на детей малообеспеченным семьям;
2. многодетным и одиноким матерям (отцам);
3. инвалидам с детства;
4. на детей военнослужащих срочной службы;
5. на несовершеннолетних детей, в период розыска их родителей.
Статья 19, п. 8 (ЗОО) регламентирует вопрос дополнительных денежных средств. При осуществлении воспитания и образования ребенка в семье родители могут получать дополнительные денежные средства:
- на получение профессиональной консультации педагогов и специалистов ОУ по проблемам обучения и воспитания ребенка;
- на определение ребенка в ГПД;
- на организацию досуга детей в школе и в учреждениях дополнительного образования;
- на информацию о квалификации педагогов;
- на защиту прав личности (в т. ч. тактичное отношение к себе и ребенку - со стороны всех работников ОУ) в вышестоящих организациях и суде;
- на участие в управлении ОУ:
1. избирать и быть избранным в Совет ОУ и другие органы;
2. участие в выработке и принятии Устава ОУ и других локальных актов;
3. привлечение дополнительных источников финансирования для уставной деятельности ОУ;
4. разрешение конфликтных ситуаций с детьми в ОУ.
Родители (законные представители) обучающихся (воспитанников) обязаны согласно статье 18, п. 1 (300) заложить основы физического, нравственного, интеллектуального развития ребенка в Раннем детском возрасте; согласно статье 52, п. 2 (300) выполнять
Устав ОУ и другие локальные акты ОУ, в т. ч. договор между ОУ и родителями (законными представителями) обучающихся (воспитанников); согласно статье 63, п. 1 Семейного кодекса обеспечить получение детьми основного общего образования до 18-летнего возраста и своевременно; согласно статье 17, п 5 Семейного кодекса родители должны:
1. проводить медицинское обследование детей для правильного определения типа ОУ и формы получения образования; коррекции проблем образования;
2. информировать детей об их правах, обязанностях: нормах поведения в общественных местах;
3. обеспечивать детей школьно-письменными принадлежностями;
4. получать информацию из ОУ о результатах образования ребенка, особенно в случаях условного перевода за академическую задолженность в следующий класс;
5. информировать ОУ о причинах отсутствия ребенка на уроках (в т. ч. по болезни);
6. в течение месяца принять меры к трудоустройству либо устройству ребенка в другое ОУ в случае исключения его из ОУ за противоправные действия, грубые и неоднократные нарушения Устава ОУ.
Статья 40, п. 7 Семейного кодекса регламентирует обязанности родителей при получении государственных пособий. Так, родители или законные представители детей имеют право распоряжаться пособиями и использовать их по уходу за ребенком на:
1. содержание детей в школе-интернате;
2. приобретение необходимых школьно-письменных принадлежностей для детей.
Родители не имеют права принуждать ребенка к труду, попрошайничеству в ущерб получения им основного общего образования. Родители обязаны создать необходимые условия в семье для выполнения ребенком домашних заданий и получения им основного общего образования. Для чего им следует:
1. определить место для выполнения уроков;
2. оказывать посильную помощь ребенку в обучении;
3. организовать разумный режим дня школьника, в т. ч. выходных, праздничных и каникулярных дней;
4. исключить причинение вреда психическому, физическому здоровью детей, их нравственному развитию.
Статья 65 Семейного кодекса запрещает родителям пренебрежительное жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.
Родители согласно статье 69 Семейного кодекса не имеют право на:
- отказ без уважительной причины взять своего ребенка домой из лечебного, воспитательного учреждения, учреждения социальной зашиты или из других аналогичных учреждений;
- принуждение или поощрение употребления ребенком табака, алкоголя, токсических, наркотических веществ;
- умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей, либо против жизни или здоровья супруга;
- уклонения от содержания своих детей, (в т. ч. злостное уклонение от уплаты алиментов);
- принуждение или поощрение противоправных действий со стороны своих детей; вовлечение их в преступную деятельность;
-злоупотребление своими родительскими правами.
Статья 52, п. 44 определяет ответственность родителей (законных представителей) обучающихся (воспитанников) следующим образом: "родители (законные представители) обучающихся (воспитанников) несут ответственность за их воспитание, получение ими основного общего образования, ликвидацию обучающихся академической задолженности в течение следующего учебного года".
Таким образом, ответственность родителей (законных представителей) обучающихся (воспитанников) наступает в административном, гражданском и уголовном порядке, если они нарушают статьи, которые изложены выше. Однако ненадлежащий контроль за выполнением законодательных актов и даже их полное игнорирование, отсутствие мер наказания за несоблюдение прав, обязанностей и ответственности родителей за обучение и воспитание детей - все это приводит к тяжелой ситуации увеличения "трудных" детей, "социальных" сирот, беспризорных и безнадзорных, наркоманов и токсикоманов.
Действующие законодательные нормы носят, в основном декларативный характер. Провозглашая достаточно широкий объем прав ребенка, законодатель не создал механизм их реализации. Причем проблемы кроются, как правило, не в отсутствии нужного закона, а в системе организации работы правоохранительных и правоприменительных органов (суды, прокуратура, судебные приставы, милиция, органы опеки и попечительства и т. п.)
1. Защита интересов детей, подвергающихся жестокому обращению со стороны матерей
Современное законодательство (Семейный кодекс, Гражданский кодекс, Закон о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании) предусматривает ряд новых правовых положений, позволяющих оказывать помощь детям, оказавшимся в неблагоприятных условиях в семье. В соответствии с Семейным кодексом (ст.56) ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов. Защита прав и законных интересов ребенка осуществляется родителями (лицами, их замещающими), а в ряде случаев органами опеки и попечительства, прокурором и судом. Ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей, при этом ребенок до 14 лет вправе самостоятельно обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении четырнадцати лет - в суд. Должностные лица организаций и иные граждане, которым станет известно об угрозе жизни или здоровью ребенка, о нарушении его прав и законных интересов, обязаны сообщить об этом в орган опеки и попечительства по месту фактического нахождения ребенка. При получении таких сведений орган опеки и попечительства обязан принять необходимые меры по защите прав и законных интересов ребенка. Таким образом, действующее законодательство предусматривает защиту интересов ребенка в обязательном порядке, возлагая исполнение этой нормы на органы опеки и попечительства.
Права и обязанности родителей также строго регламентированы Семейным кодексом. Согласно ст. 63 родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей, обязаны обеспечить получение детьми основного общего образования. Статья 65 регламентирует осуществление родительских прав, при этом отмечается, что при осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей. Родители, осуществляющие родительские права в ущерб правам и интересам детей, несут ответственность в установленном законом порядке.
В качестве некоторых мер защиты детей, подвергающихся жестокому обращению со стороны матерей, включающих в себя профилактику агрессивных криминальных действий в отношении детей являются:
-ограничение родительских прав в соответствии со ст. 73 Семейного кодекса;
-лишение родительских прав в соответствии со ст.69 Семейного Кодекса;
-отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью в соответствии со ст. 77 Семейного кодекса;
-госпитализация матери, пребывание с которой представляет для ребенка опасность в недобровольном порядке в соответствии с Законом о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании.
Норма ограничения родительских прав лиц с психическими расстройствами применяется в том случае, если оставление с ними ребенка является опасным для последнего (статья 73 Семейного кодекса). С учетом интересов ребенка суд может принять решение об отобрании ребенка у родителей без лишения их родительских прав.
2. Судебно-психиатрическая экспертиза женщин при решении судами дел о воспитании детей
В последние десятилетия отмечается значительный рост числа женщин, больных шизофренией с благоприятно текущими формами и с сохранной социальной адаптацией. Практика показывает, что наибольшее число экспертиз проводится по делам, которые регламентируются статьями Кодекса о браке и семье РФ. При этом особенно сложным является вопрос возможности воспитания больными своих детей. Статья 64 Кодекса о браке и семье РФ гласит, что суд может принять решение об отобрании ребенка и передаче его на попечение органам опеки и попечительства независимо от лишения родительских прав, если оставление ребенка у родителей опасно для него. В результате психического заболевания родителей, особенно матери, в семье может возникнуть такая опасная для ребенка обстановка, которая требует его немедленного изъятия из этой среды. В подобных случаях суд должен принять решение об отобрании ребенка у родителей. Такое решение принимается на основании уже вынесенного ранее судебного постановления о признании гражданина, у которого отбирается ребенок, недееспособным. Исковое заявление об отобрании ребенка в суд может направить: а) опекун ребенка; б) какая-либо общественная организация; в) один из родителей; г) прокурор; д) психоневрологический диспансер (ст., ст. 258-263 Гражданского процессуального кодекса РФ).
Руководствуясь положением ст. 64 Кодекса о браке и семье РФ, при решении вопроса о возможности больного по психическому состоянию осуществлять воспитание своего ребенка эксперты должны руководствоваться следующим. Сначала следует оценить психическое состояние подэкспертного во время судебно-психиатрической экспертизы (СПЭ) -медицинский критерий. Затем следует ответить на вопрос о способности лица по своему психическому состоянию понимать значение своих действий и руководить ими (психологический критерий). Заключительным этапом судебно-психиатрической экспертизы является оценка прогноза психического состояния подэкспертного.
Экспертная оценка женщин, больных шизофренией, применительно к категории дел в отношении воспитания детей в соответствии со ст. 64 КоБС РФ должна быть строго дифференцированной. Вопрос о возможности воспитания детей следует решать с учетом уровня распада личности, определяемого, кроме обычных психопатологических критериев, специфическими для женщин индикаторами, которые отражают ролевые функции и ценностные ориентации, имеющие для женщин субъективную значимость (отношение больных к детям).
3. Экспертиза детей в гражданском процессе как форма защиты их интересов при бракоразводных делах
Введение новых Семейного и Гражданского кодексов значительно расширили возможность защиты интересов детей в гражданском процессе. Согласно новому, вступившему с 1 марта 1996 г. Семейному кодексу РФ (п.1 ст.65) родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Статья 73 постулирует возможность суда принимать с учетом интересов ребенка решения об отобрании ребенка у родителей или одного из них без лишения родительских прав, т.е. ограничение родительских прав в том случае, если пребывание ребенка с родителями опасно для него по независящим от родителей обстоятельствам, таким, как наличие у них психического расстройства или иного заболевания. Согласно ст. 69 родители могут быть лишены родительских прав, если они уклоняются от выполнения своих обязанностей, злоупотребляют родительскими правами, жестоко обращаются с детьми, являются больными хроническим алкоголизмом и наркоманией. Экспертизы по гражданским делам об ограничении родительских прав по психическому состоянию родителей, т.е. для определения факта наличия у них психического расстройства, традиционно назначаются в гражданском процессе, при этом также оценивается возможность участия родителей в воспитании детей.
Одним из новых видов судебно-психиатрических экспертиз, вытекающих из указанных выше статей Семейного кодекса РФ, является комплексное психолого-психиатрическое освидетельствование детей в гражданских делах по искам родителей о расторжении брака и передаче ребенка на воспитание одному из них. При этом родители не являются психически больными лицами и не подпадают под положения ст. 69 о лишении родительских прав. Предметом судебно-психиатрической экспертизы в подобных случаях являлись не вопросы лишения или ограничения родительских прав, а определение целесообразности пребывания ребенка с одним из родителей, оценка динамики его психического и психологического состояния в зависимости от условий его воспитания.
4. Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе как форма защиты подростков, воспитанников интернатов
В современном гражданском законодательстве отражены новые нормы социально-правовой защиты подростков, в том числе и оставшихся без попечения родителей. Так, согласно действующему Гражданскому кодексу над несовершеннолетними могут быть установлены опека и попечительство для защиты их прав и интересов, а также в целях воспитания. При этом опекуны являются представителями подопечных в силу закона и совершают от их имени и в их интересах все необходимые сделки (ст.31 и 32 ГК РФ). По ст. 33 ГК РФ над лицами с 14 до 18 лет устанавливается попечительство. При этом попечители дают согласие на совершение тех сделок, которые граждане, находящиеся под попечительством, не вправе совершать самостоятельно, т.е. без согласия попечителя несовершеннолетние не вправе совершать крупные сделки, в том числе по купле-продаже и обмену жилой площади, что в значительной мере определяет защиту их имущественных интересов. В гражданском кодексе также определено, что опекунами и попечителями лиц, находящихся в воспитательных и лечебных учреждениях социальной защиты населения являются эти учреждения (ст.35 ГК РФ). Таким образом, в соответствии с действующим гражданским законодательством, несовершеннолетние (т.е. лица до 18 лет), если они не имеют родителей или усыновителей, до 14 лет подлежат опеке, а до 18 лет попечительству, им устанавливается дееспособность с 18 лет.
Изменившееся в последние годы гражданское законодательство значительно расширило права различных категорий лиц в новых социально-экономических условиях. Вместе с тем наиболее уязвимые слои населения, в частности, сироты и другие воспитанники учреждений социальной защиты не всегда могут в полной мере приспособиться к сложной экономической обстановке и воспользоваться своими гражданскими правами. Они в первую очередь становятся жертвами недобросовестных лиц, совершавших с ними имущественные сделки, лишаясь при этом единственного жилья или терпя при этом значительный материальный ущерб. Согласно действующему Гражданскому кодексу опека и попечительство над несовершеннолетними устанавливаются для защиты их прав и интересов, а также их воспитания. При этом опекуны являются представителями подопечных в силу закона и совершают от их имени и в их интересах все необходимые сделки (ст.31 и 32 ГК РФ). По ст. 33 ГК РФ над лицами с 14 до 18 лет устанавливается попечительство, при этом попечители дают согласие на совершение тех сделок, которые граждане, находящиеся под попечительством, не вправе совершать самостоятельно, т.е. без согласия попечителя. Это совершение несовершеннолетними крупных сделок, в том числе и сделок по купле-продаже и обмену жилой площади. При этом опекунами и попечителями лиц, находящихся в воспитательных и лечебных учреждениях социальной защиты населения, являются эти учреждения (ст.35 ГК РФ). Таким образом, в соответствии с действующим гражданским законодательством несовершеннолетние (т.е. лица до 18 лет), если они не имеют родителей или усыновителей до 14 лет, подлежат опеке, а до 18 лет попечительству.
Принципиальным отличием нового Гражданского кодекса является ст. 27. Эмансипация. Согласно данной статье несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть признан полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, занимается предпринимательской деятельностью. Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) производится по решению органа опеки и попечительства с согласия попечителя. Указанная статья распространяется на лиц, воспитанников интернатов, и других воспитательных учреждений социальной защиты. Как показывает практика, они оканчивают эти учреждения, в том числе и со вспомогательной программой обучения в возрасте 16 лет, после чего проживают самостоятельно в предоставленной им жилплощади.

2.4. Психолого-педагогическая помощь детям-жертвам насилия
Защита детей и подростков от насилия и жестокости и предупреждение преступлений против них является чрезвычайно социально важной и актуальной задачей, решение которой носит междисциплинарный, комплексный характер (работа правоохранительной системы, органов опеки и попечительства, социальной и педагогической сфер, медицинской и психологической служб). Оказание помощи жертвам насилия направлено на снижение или максимально полное устранение возможных последствий перенесенного насилия и принятия мер по прекращению насильственных действий. Психологическая работа с жертвами насилия включает диагностические, профилактические и коррекционно-психотерапевтические мероприятия.
Показаниями к оказанию психологической помощи детям, перенесшим насилие, являются самостоятельное обращение ребенка или подростка, направление ребенка родителями, опекунами, педагогами или представителями других организаций, приглашение пострадавшего самим психологом. Первый вариант является наиболее предпочтительным в связи с наличием осознаваемой проблемы и мотивации. В других случаях требуется дополнительная предварительная работа по снятию тревоги, беспокойства, страха и связанных с ними психологических защит.
Для того чтобы определить спектр психологической помощи жертвам насилия, необходимо учитывать как внешние признаки насилия, так и особенности детей и подростков, подвергнувшихся насилию. Обычно учитываются следующие внешние признаки: безнадзорность, эмоциональное, физическое и сексуальное насилие. Первое проявляется неухоженности, неопрятности и внешней запущенности ребенка, его дистрофичности, постоянных простудных заболеваниях, несвоевременном лечении или отсутствии такового, затяжных инфекционных заболеваниях, частых травмах (Приложение ). Второе выясняется, из жалоб ребенка, распросов его соседей, друзей, из которых формируется представление о нем как об объекте насмешек, обид, угроз, унижения, раздражения родителей. Третье проявляется в виде повреждений на теле, ссадин, синяков, порезов, ожогов, переломов и несвоевременности или отсутствии при этом медицинской помощи. В ходе психологической помощи учитывается, что в большинстве случает имеет место сочетание различных видов насилия и готовность к поведению жертвы.
Насилие любого вида является тяжелой психологической травмой для ребенка, поэтому дети испытывают следующие эмоциональные переживания (по Virdginia child protection newsletter, spring, 1986):
Чувство ответственности за насилие. Реакция ребенка: "Если бы я был хорошим, мои родители не делали бы друг другу и мне больно..."
Чувство вины за постоянное насилие или жестокость могут испытывать дети при частом или непрекращающемся насилии.
Постоянное возбуждение. Даже в спокойной обстановке от ребенка можно ожидать вспышки агрессивности.
Переживания. Дети, отделенные от родителя, применяющего насилие, постоянно переживают потерю. Они могут сожалеть и об утрате жизненного уклада, и о потере положительного образа родителей, применявших насилие.
Противоречивость. Дети не осознают, что можно не знать о чувствах другого человека или иметь противоположные чувства одновременно. Ребенок, который говорит: "Я не знаю, как к этому относиться", - чаще испытывает смешанные чувства, а не закрывается.
Страх быть покинутым. Дети, отделенные от одного из родителей в результате акта насилия, могут испытывать глубокий страх, что второй родитель также может их покинуть или умереть. Поэтому часто ребенок отказывается даже на короткое время расставаться со вторым родителем.
Чрезмерная потребность во внимании взрослых. Эта потребность может быть особенно проблематичной для родителей, которые пытаются справиться с собственной болью или уже принятыми решениями. На детей может обращаться негативное внимание, когда они воспроизводят насилие, свидетелями которого были.
Боязнь телесных повреждений. Значительный процент детей, являющихся свидетелями насилия или испытывающих его на бёбе, могут беспокоиться о том, что родитель, применяющий насилие, откажется от ребенка, либо причинит ему вред, либо будет вымещать зло на нем в различных ситуациях.
Стыд. Чувствительность к позору насилия может выражаться в форме стыда, в особенности для более старших детей.
Беспокойство о будущем. Неуверенность в повседневной жизни заставляет детей думать, что жизнь будет непредсказуемой и в дальнейшем.
Перечисленные переживания в разных возрастах могут иметь различные проявления:
Возраст 0-6 мес.: малоподвижность, безразличие к окружающему миру, отсутствие или слабая реакция на внешние стимулы, в 3-6 мес. - редкая улыбка.
Возраст 6 мес.-1,5 года: боязнь взрослых, боязнь физического контакта со взрослыми, испуг при попытке взрослых взять на руки, постоянная беспричинная настороженность, плаксивость, хныканье, замкнутость, печаль.
Возраст 1,5-3 года: боязнь взрослых, редкие проявления радости, плаксивость, реакция испуга на плач других детей, крайности в поведении - от агрессивности до безучастности.
Возраст 3-6 лет: пассивная реакция на боль, отсутствие сопротивления, примирение со случившимся, заискивающее поведение, чрезмерная уступчивость, ночные кошмары, страхи, регрессивное поведение (проявление действий или поступков, характерных для более младшего возраста); болезненное отношение к замечаниям, критике; агрессивность, лживость, жестокость по отношению к животным, младшим; воровство, склонность к поджогам; несвойственные возрасту знания о сексуальном поведении, сексуальные игры с собой, сверстниками или игрушками, открытая мастурбация, нервно-психические расстройства и т. п.
Младший школьный возраст: стремление скрыть причину повреждений и травм, одиночество, замкнутость, стремление к уединению, отсутствие друзей или ухудшение взаимоотношений со сверстниками, боязнь идти домой после школы, низкая успеваемость; несвойственное возрасту сексуально окрашенное поведение, стремление полностью закрыть тело одеждой, даже если в этом нет необходимости и т. п.
Подростковый возраст: депрессия, низкая самооценка, побеги из дома, криминальное или антиобщественное поведение, употребление алкоголя, наркотиков, угрозы или попытки самоубийства, сексуализированное поведение, жалобы на боли в животе и т. п.
Для всех возрастов: задержка физического и умственного развития, задержка речевого и моторного развития, плохая успеваемость, нервный тик, энурез, нарушение сна, тревожность, различные соматические заболевания (ожирение, резкая потеря веса, язва желудка, кожные заболевания, различные аллергии), длительные подавленные состояния, печальный или утомленный вид, опухшие веки, нарушение аппетита, постоянный голод или жажда, санитарно-гигиеническая запущенность, педикулез, стремление любыми способами, вплоть до нанесения самоповреждений, привлечь к себе внимание окружающих и т. п.
Особенности оказания помощи детям и подросткам пострадавшим от насилия:
1. Полное признание основных прав детей и подростков на жизнь, личную неприкосновенность, защиту, достойное существование;
2. Доверие к детям и подросткам, даже если они фантазируют по поводу ситуации насилия, т.к. нужны убедительные причины для возникновения таких фантазий: ведь ребенку непросто решиться на такой обман, следовательно он в любом случае нуждается в помощи.
3. Анонимность или конфиденциальность, что повышает вероятность общения жертв насилия за помощью.
4. Формирование чувства безопасности у жертв насилия, как основа эффективной помощи.
Целью психологической помощи жертвам насилия в уменьшении отрицательного влияния пережитой ребенком травмы на его дальнейшее развитие, предотвращение отклонений в поведении, облегчение реадаптации в обществе.
Задачи:
- Оценка уровня психического здоровья жертвы насилия и определение показания к другим видам помощи (психотерапевтической, психиатрической, терапевтической и т.д.);
- Изучение индивидуально-психологических особенностей ребенка с целью более адекватного их использования для решения возникших проблем;
- Мобилизация скрытых психологических ресурсов ребенка, обеспечивающих самостоятельное решение проблем;
- Осуществление коррекции личностных дисгармоний и социальной дезадаптации;
- Выявление основных направлений дальнейшего развития личности;
- Привлечение других членов семьи, родственников, сверстников доверенных и референтных лиц к оказанию психологической поддержки пострадавшего ребенка.
Первым этапом работы психолога с детьми, пережившими насилие, является диагностика. Для оказания эффективной помощи необходима полная и всеобъемлющая информация о пострадавшем, его окружении, семье. Эту информацию можно получить из бесед и интервью с пострадавшими или их близкими. Ее достоверность зависит от степени их доверия к специалисту. Когда психолог встречается с ребенком, пережившим психологическую травму, то, как правило, уже знает или догадывается о случившемся, однако следует помнить, что детям трудно об этом говорить. Поэтому от психолога требуются определенные усилия для создания условий откровенного рассказа ребенка о пережитом. Ключевой момент работы с таким ребенком - выяснить смысл молчания (или отрицания), что дает возможность снять с ребенка ответственность за деятельность родителей, если они причастны к травме.
Информация, получаемая в начале работы должна содержать сведения о самой жертве, родителях, близких родственниках, о семейной ситуации (состав, внутрисемейдые отношения, внешние связи семьи, микроклимат), о доверенных лицах, о насильнике (Приложение ).
Проводя психодиагностику, психолог выбирает те или иные методы исследования в зависимости от конкретного случая, ситуации, особенностей ребенка, вида насилия. Наиболее используемыми являются методики:
Цель применения методики
Дошкольный и младший школьный возраст
Подростковый и юношеский возраст
Выявление особенностей личности и наличия психопатических проявлений
Рисуночные тесты "Несуществующее животное", "Неоконченные предложения"
Психодиагностический опросник А.Е. Личко
Определение психоэмоционального состояния, потребностей и других индивидуальных характеристик
Цветовой тест Г. Люшера
Исследование типа поведения и характера локализации ответственности.
Шкала уровня субъективного контроля Д. Poттepa
Определение зон психологического конфликта, сфер наибольшей тревоги, враждебности.
Рисуночные тесты "Несуществующее животное", "Неоконченные предложения" "Дом-дерево-человек", "Кинетический рисунок семьи"
Определение степени психологического напряжения
Тест "Страхи в домиках" (модификация М.А. Панфиловой), Тест тревожности (Р.Тэммл и др.)
Методики самоотчета и аутомониторинга.
Следующим этапом работы является оказание психокоррекционной помощи клиентам. Она проводится в следующих направлениях:

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign