LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 5
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ


О.В.Филиппова
Конфликт как речевая ситуация на занятиях по культуре речи учителя
Воспитание коммуникативной личности (КЛ) учителя в процессе риторической подготовки в вузе предполагает формирование позитивно-деятельностного подхода к решению профессиональных задач, значительно место в числе которых занимает урегулирование конфликтов. Конфликт давно стал предметом изучения не только психологии, педагогики, но и лингвистической прагматики, и частных риторик. Интерес последних к конфликту обусловлен ярко выраженной речевой составляющей этого явления. Конфликт, как известно, - это столкновение противоположных интересов, разногласие, острый спор. Если рассматривать конфликтное взаимодействие в процессе учебной деятельности, то он предстает как определенная учебно-речевая ситуация, в которой у каждой из сторон свои цели, речевые роли, модели речевого поведения. Конфликт как учебно-речевая ситуация и речевое поведение в ней учителя является предметом педагогической риторики, в которой, следует заметить, еще недостаточно разработано рекомендаций относительно речевого поведения учителя, что влияет на подготовку молодых специалистов. В данной статье попытаемся описать некоторые приемы работы при изучении особенностей речевого поведения учителя в ситуации конфликта на занятиях по культуре речи (о причинах, условиях, характере и типах конфликтов студенты узнают на занятиях по дисциплинам психолого-педагогического цикла). Цель занятий - обогатить студентов риторическими знаниями об успешных, целесообразных моделях речевого поведения учителя, способствовать овладению речевыми приемами урегулирования конфликта.
На этапе ознакомления важно обратить внимание на то, что основные причины возникновения конфликтных ситуаций в педагогическом процессе связаны с речевым поведением учителя, таким, которое не соответствует ожиданиям и представлениям учащихся о речевом идеале учителя: это речевые акты-экспрессивы, выражающие отрицательные эмоции, отрицательные оценки, барьер восприятия, барьер речи, оскорбительное замечание педагога, унижение достоинства ученика, неуместная шутка, интонемы приказа, гнева, презрения в речи учителя. При этом знакомство студентов-будущих учителей с конфликтом в риторическом аспекте целесообразно предварить вопросами для размышления "Можно ли избежать конфликтных ситуаций и конфликтов в педагогической работе, во взаимодействии с учениками?", "В чем, по-вашему, главная причина возникновения конфликтной ситуации в школе?", "Как должен себя вести учитель?" После обобщения ответов можно предложить студентам сравнить их с результатами анкетирования учащихся. 50% учащихся считают виновными в возникновении конфликтной ситуации как учителей, так и учеников, 30% назвали инициаторами конфликтов учителей, 20% - учеников. При этом виновными в том, что конфликт состоялся, ученики в большинстве своем считают учителей. В ответах, полученных на вопрос "Как ведут себя учителя в конфликтной ситуации?" в основном отмечалось следующее: произносят бранные слова и выражения (нахал, дурак, дебил, лентяй, "Ты съехала!", "У тебя нет мозгов!" и др.); кричат (61%), унижают (58%), обзывают(55%), приказывают (43%), грубят (34%), говорят нервно (25%), говорят очень серьезно (22%). 35% учащихся отметили, что учителя никогда не прислушиваются к мнению учеников, 65% отметили, что "учителя прислушиваются редко, в зависимости от конкретного учителя". В результате студенты приходят к выводу, что часто причиной конфликтных ситуаций и перехода их в конфликт является конкретное речевое поведение как учителя, так и учащихся. Но если последнее неизбежно в силу неопытности, низкой культуры, то на учителя ложится вся ответственность за исход конфликта. Умение или уйти от конфликта или разрешить его необходимыми и достойными педагогическими средствами отличает педагога высокого уровня профессионально-риторической культуры. Поскольку регулярность и необходимость компромиссного разрешения - черты педагогического конфликта, ценностный и мотивационный уровень КЛ учителя включает в себя ориентацию на стратегию сотрудничества и компромисса в конфликтной ситуации, а прагматический уровень отражает знание учителем речевых приемов урегулирования конфликта.
Многие конфликты между учителем и учащимися начинаются с невысказанности последних, отсутствием условий для их участия в равноправном диалоге, слишком назидательным характером речи учителя, поэтому важными речевыми приемами в предконфликтной и конфликтной ситуациях следует считать те, которые создают конструктивный диалог, разряжают обстановку, демонстрируют уважение к личности ученика: это эмпатические вопросы и эмпатические реплики, избегание волевых и бранных выражений, использование модальности возможного, косвенные запреты и др. Сопоставление их с элементами деструктивного диалога в результате работы с таблицей поможет студентам в овладении успешными моделями речевого поведения.
Эмпатические вопросы
Деструктивные вопросы
Уточняющие (уточняет позицию ученика, начинается, как правило, с фразы: "Так ли я тебя понял?"
Так ли я тебя понял, что ты отказываешься ходить в школу из-за учителя?
Провоцирующие (цель - спровоцировать ученика на конфронтацию, заставить говорить дерзости, глупости)
Ты закроешь когда-нибудь свой рот? Тебя кто спрашивает?
Побуждающие к размышлению
Что же делать? Зачем нам это нужно?
Контрвопросы (способствует уходу от решения проблемы)
Так тебе мой голос не нравится?
А за что тебе ставить хорошую оценку?
Эмпатические реплики
Деструктивные реплики
Предостерегающие (позволяют предостеречь от конфликтов, настраивают на спокойную волну обсуждения проблемы)
Давай не будем решать все проблемы сразу. Лучше обсудим их по частям.
Провоцирующие (обостряют ситуацию, затрудняют диалог с учеником)
Ты много говоришь, но неясно, что ты хочешь сказать!
Ладно, все понятно, иди!
Успокаивающие (способствуют нормализации состояния ученика)
Все делают ошибки, и ты не исключение. Не спеши, давай спокойно проанализируем ситуацию еще раз.
Скептические (предполагают показ безразличного отношения к мнению ученика)
Я сомневаюсь, что до тебя это дойдет...

Одобряющие (нейтрализуют обвинения, после таких реплик обычно доказывается ошибочность взглядов ученика на проблему)
Ты все так правильно сказал, что с тобой трудно не согласиться, но ...
Игнорирующие (демонстрируют недоверие к ученику, игнорирование его как личности)
Кто бы говорил!
Модальность возможного
Я уверен, что ты можешь хорошо
учиться.
Конечно, ты можешь иметь свое
мнение, но к мнению старших
полезно прислушаться.
Модальность долженствования
Ты должен хорошо учиться!
Ты должен слушаться учителей и родителей
Модель РА "Давайте (вместе) + глагол 1 лица мн. числа"
Давайте вместе подумаем, почему у тебя проблемы с русским языком?
Модель РА "Ты + отрицательная оценочная характеристика"
Ты грубый и невоспитанный!
Косвенный запрет (юмор, шутка)
А нельзя ли погромче, потому что здесь не слышно?
Прямой запрет
Замолчи, не подсказывай

Решение разнообразных риторических задач с применением изученных речевых приемов на занятиях по этой теме способствует овладению целесообразным речевым поведением в конфликтной ситуации.

Л.В.Хаймович
Объяснение как сквозная процедура учебного педагогического дискурса
Педагогический дискурс - один из видов институциональной коммуникации. Привлечение дискурсивного анализа с учетом характеристик культурно-исторического, социально-ситуативного и коммуникативного планов позволяет изучить речевое наполнение урока более глубоко. В частности, внимание к дискурсу дает возможность избежать схематизированного подхода к процедуре объяснения, вскрыть не только информационную значимость, но и коммуникативно-прагматическую ценность важнейшей процедуры урока, так как дискурс-анализ не ограничивается анализом текста, а опирается на деятельностный анализ реально функционирующего языка в социально-культурном контексте.
Чаще всего в рамках педагогического дискурса коммуникативным событием, законченным целым рассматривается урок. Но исследователи отмечают, что дискурсы могут быть встроенными в дискурс более высокого уровня, что дает возможность рассмотреть анализ текста объяснения как часть анализа дискурса и проанализировать наряду с информационными интерактивные аспекты урока.
Если анализировать урок как тип дискурса, то он комплексный, сочетающий в себе информирующий, аргументирующий (доказательство мнения), нередко эвристический (познавательные задачи), агитирующий (побуждение к действию), гедонистический (игры), художественный (выражение "эмоциональной картины" мира), эпидейктический (оценка). Именно сочетание всех названных типов обеспечивает эффективность учебного педагогического дискурса.
Типы дискурса соотносятся с коммуникативными стратегиями, которые выделяет В.И.Карасик: объясняющей, оценивающей, контролирующей, содействующей, организующей.
Все типы дискурса, свойственные уроку, являясь выражением цели и намерений, которые ставит перед собой обучающий, отражаются и по-разному преломляются в объяснительной речи. Исследователи определяют цель с различных позиций. Если опираться на существующие типологии целеполагания и учитывать названные типы дискурса, то при превалирующей информирующей цели дополнительным к пропозициональному содержанию информации, является, например, выражение побуждения, оценки.
"Стилистический энциклопедический словарь" дает определение, из которого следует, что объяснение существует для того, чтобы сделать информацию более доступной. Но обеспечение более доступной информации, скорее, задача речевого оформления объяснения или задача вторичного объяснения. Сама же информация появляется для достижения какой-либо цели. В настоящее время отчетливо осознается необходимость учета социальной значимости информации, и "дискурс в новой концепции рассматривается как социальная деятельность, протекающая в условиях реального мира..." [Макаров 1997: 39].
Учебная деятельность включает усвоение не только соответствующих знаний, но и построение определенной системы ценностей и целевых установок. Цель педагогического дискурса исследователи видят в "социализации нового члена общества" [Карасик 1999: 7]. Отмечается, что процесс социализации - главный процесс, в результате которого ученик становится личностью, присваивает достижения предшествующих поколений, осуществляет присвоение сознания сообщества. Таким образом, глобальная цель взаимодействия учителя и учеников - научить социальным взаимоотношениям.
Следующий важный признак объяснительной речи в педагогическом дискурсе - характер самого текста объяснения. Рассмотрение объяснения в дискурсе позволяет заметить характерную картину непривязанности объяснительной речи лишь к этапу объяснения. Она пронизывает всю ткань урока, переформулируется на различных этапах урока, нередко подается дозами (постпозиция предыдущей дозы служит экспозицией последующей), и в течение урока происходит проверка понимания каждой дозы учебного материала.
Кроме того, даже одно и то же высказывание, построенное по одним и тем же грамматическим моделям, может, в зависимости от контекста его употребления, приобретать разную модальность, выполняя неодинаковые функции. Например, объяснение, возникшее на этапе закрепления, служит содействующей, направляющей стратегии. Объяснение учителя провоцируется также вопросами, объяснением ученика, просьбой, оценкой.
Появление параллельных моделей связано и со стремлением "переназвать" уже названное, что дает говорящему возможность воздействовать на сознание адресата в соответствии с его конкретной коммуникативной задачей.
Ключевая часть объяснения, которая содержит сообщение о каком-либо явлении, соотносится с этапом объяснения, а комментирующие, переформулированные и дополняющие части находятся в постпозиции. Учитель определяет продолжительность во времени и подходящий момент для реализации составляющих объяснительной речи.
Важен также тип информации, тип знания, которое объясняется. Он определяет композиционно-тематические и стилистические особенности формы существования дискурса - материальных реализаций речевых жанров. Причем оппозиции подвергаются не только типы объяснений, которые свойственны в той или иной степени всем дисциплинам: генетические, причинные, понятийные, закономерные, функциональные, фактологические. Противопоставляются технические, естественные и гуманитарные науки. Технические - с конкретным, дедуктивно-аксиоматическим типом, где явления четко подвергаются причинно-следственным связям, доказательности, противопоставлены гуманитарным дисциплинам (истории, литературе, обществознанию), где объяснение - равнозначное смешение двух контекстов: ценностного и познавательного. Литератор, историк должен приводить доводы в пользу своей точки зрения, в большей степени опираться на личный опыт, знание жизни. В этой связи объяснение на уроках русского языка неоднородно: в части грамматики, орфографии и пунктуации - в большей степени аксиоматичное, лексики, этимологии -гуманитарное.
В зависимости от предметной ситуации по-разному организуется коммуникативная ситуация, но объяснение в любых науках строится с учетом пресуппозиции. Причем часть необходимых при объяснении нового материала сведений учитель не вербализует полностью, так как эта информация составляет фоновые знания. В этом отношении в более выгодном положении находится учитель, который работает с классом в течение продолжительного периода времени, использует в "сценариях" общения типовые, ритуальные действия, фразы-клише, может имитировать совпадение базы знаний с обучаемыми.
При объяснении явлений русского языка апелляция к лингвистической пресуппозиции сочетается с апелляцией к экзистенциональной пресуппозиции (социальным, культурологическим, прагматическим экстралингвистическим знаниям).
Человек застает социальные отношения в определенный исторический период, и, поскольку он существо общественное, обязательно в них включается. Следствием социально-политических, экономических и культурных изменений являются изменения в языке. В этом отношении показательны вызванные различными причинами нарушения в понимании при объяснении, которые условно называют сбоями в дискурсе.
Остановимся на одном хронологическом сбое. При объяснении темы "Правописание прилагательных, обозначающих оттенки цветов", учитель приводит пример: "Сверкала сине-зеленой крышечкой бутылка кефира, "полосатила" горлышко другой серебристо-желтая крышка сливок". Пример вызвал непонимание в связи с тем, что учитель не учел изменений современных реалий, не прокомментировал пример и в течение некоторого времени не смог осознать, из-за чего возникло непонимание. Прецедентный для учителя текст в настоящее время перестал быть таким для учеников.
Кроме того, речевая организация объяснения опосредована личностными свойствами организатора дискурса. Нередко лингвокультурологический опыт учителя включает излюбленные области для аналогий, метафор, примеров. Многие элементы идиостиля учителя со временем переходят в идиостиль учеников.
Таким образом, анализ педагогического дискурса позволяет рассмотреть речевую деятельность учителя с учетом важнейших экстралингвистических признаков.

Использованная литература
1. Карасик В.И. Характеристики педагогического дискурса//Языковая личность:Аспекты лингвистики и лингводидактики: Сб. науч. тр. Волгоград: Перемена, 1999. С.2-18.
2. Макаров М.Л. Языковой дискурс и психология. //Язык и дискурс: Когнитивные и коммуникативные аспекты. Сб. науч. работ. Тверь, 1997. С. 34-45

Т.А.Чеботникова
Речевое поведение и стиль жизни общества
Язык, выполняя коммуникативную функцию, воздействует на личность в целом, формирует сферу жизненных интересов, нравственных ориентиров и ценностей. В настоящее время проблемы речевого общения и речевого поведения не только не перестают привлекать внимания исследователей, но и чрезвычайно актуализируются. Это обусловливается тем, что социальные, экономические и политические потрясения, ныне именуемые реформами, спровоцировали не только резкое снижение уровня жизни и речевой культуры, но и, что представляется более опасным, утрату многими носителями языка желания общаться. Нерасположенность к контакту, сведение межличностного общения до уровня обмена репликами-штампами неотвратимо ведут к обеднению личности и замедляют процесс ее социализации - процесс усвоения норм и ценностей, установок и образцов поведения.
Игровой стиль общения, тиражируемый и навязываемый СМИ, основанный на пустословии и автономности слова по отношению к морали, порождают безответственность речевого поведения.
Понятие "речевое поведение" в науке имеет различные интерпретации и толкования. Традиционно поведение понимается как взаимодействие индивида со средой. Оно связывается с понятием "общение". В.В. Соколова толку4ет коммуникативное поведение как совокупность правил и традиций речевого общения, связанных с тематикой и особенностями организации речевого общения в определенных условиях. По ее мнению, элементами речевого поведения являются:
- речевые этикетные формулы и ситуации их употребления;
- принятые в определенных ситуациях темы общения;
- продолжительность общения;
- соблюдение временных рамок коммуникации;
- интервалы общения различных групп людей;
- частота общения определенных групп;
- приоритеты общения различных коммуникативных групп [Соколова В.В. 1995: 151].
Речевое поведение, по мысли И.А. Зимней, - специфическая и неотъемлемая часть поведения в целом как сложной системы поступков, действий, движений. Речевое поведение есть форма социального бытия человека, в нем проявляется вся совокупность речевых действий и речевой деятельности человека. Речевое поведение возникает в процессе общения как один из его продуктов [Зимняя И.А. 2001: 56]. Т.Г. Винокур полагает, что речевое поведение - это не столько часть поведения вообще, сколько образ человека, составляющийся из способов использования им языка применительно к реальным обстоятельствам его жизни [Винокур Т.Г. 1993: 16]. В энциклопедическом словаре-справочнике "Культура русской речи" (М., 2003) речевое поведение толкуется как имманентный, скрытый процесс выбора варианта речи [Культура русской речи 2003: 474].
Очевидно, говорить о выборе становится возможным только при условии наличия у языковой системы свойства вариативности - во-первых, и, во-вторых, соответствующий осведомленности и готовности говорящих адекватно пользоваться этим свойством. Кроме этого, носители языка должны иметь возможность попадать в такие ситуации, в которых возникает необходимость четкого дифференцирования не только того, что сказать, но и как сказать. Таким образом, возможность выбора объективно обеспечивается языковой системой, а субъективно - интеллектуальным развитием, морально-этическими и ценностными ориентациями коммуникантов.
Примитивизация образа жизни многих членов общества, погоня за удовлетворением витальных потребностей и связанные с этим трудности, порой непреодолимые, явно не способствуют интеллектуальному развитию граждан, расширению их когнитивной системы.
Факт существования и дальнейшего активного формирования общего жаргона или интержаргона, характеризующегося произвольным смешением различных пластов национального языка, является убедительным свидетельством, а может быть, и доказательством того, что члены общества прекращают обращать внимание на свою речь и, как следствие, утрачивают навыки свободного использования средств литературного языка, поскольку не испытывают в этом необходимости, и переходят на упрощенный до примитивизма "бытовой язык" - полукриминальный, полупросторечный, в котором полностью нивелирована стилистическая дифференциация, стерты или сокращены синонимические ряды, матерщина и обсценная лексика выполняет функцию экспрессивно-выразительных средств. Очевидно, что прогрессивное общество, стремящееся обрести стабильность и успешность, не может быть ориентированно на формирование интеллектуально ограниченных и социально зомбированных личностей с неразвитым, аморфным сознанием. Прогресс возможен только там, где наблюдается воспитание индивидуальностей. Эта истина была еще достоянием греческой античности, в системе образования которой предполагалось ознакомление воспитуемых с различными вариантами жизненного пути, среди которых выделялось семь жизненных стилей:
- прометеевский стиль жизни - это жизненная стратегия героической личности, жертвующая собой ради освобождения и процветания других. Этому стилю присуща самоотверженная борьба за свободу страны, людей, помощь кому-то в борьбе;
- сократовский стиль жизни - это жизнь, посвященная непрерывному поиску истины. Поиск истины ведется на основе диалога с людьми, который учит его участников единству и согласию;
- платоновский стиль жизни - это стиль духовного восхождения, устремленности жизни к гармони истины, добра и красоты;
- кинический стиль жизни - это стиль абсолютно свободного индивида, бросающего вызов обществу, протестующего своим поведением против всех, особенно устаревших общественных норм;
- скептический стиль жизни - это стиль, для которого характерно созерцательное отношение к миру, отказ и воздержание от окончательных и абсолютных суждениях о бытии;
- стоический стиль жизни - это стиль, для которого характерна ориентация на нравственное совершенствование человека, основанное на предъявление требований не к миру, а к самому себе;
- гедонистический стиль жизни - это стиль, подчиненный поиску удовольствий, наслаждений [Чурилов И.И. 2001: 17].
Вероятно, такая система образования исключала унификацию сознания и нестандартизировала мышление, ориентируя личность на самостоятельность жизненного выбора. Представляется, что монопольная пропаганда единственной жизненной модели не способствует формированию полноценных граждан. В настоящее время совершенно необходимой является продуманная система воспитания и образования, дающая полноценные знания о исторически сложившихся жизненных стилях и реальных последствиях человека выбора того или иного.
В этой связи целесообразным представляется актуализация такого понятия, как "коммуникативная личность". По мнению В.И. Карасика, коммуникативная личность - это языковая личность, рассматриваемая с позиций речевого поведения, т.е. с позиций теории дискурса [Карасик В.И. 2004: 7]. Коммуникативная личность понимается В.П. Конецкой как одно из проявлений личности, обусловленное совокупностью ее индивидуальных свойств и характеристик, которые определяются степенью ее коммуникативных потребностей, когнитивным диапазоном, сформировавшимся в процессе познавательного опыта, и собственно коммуникативной компетенцией - умением выбора необходимого коммуникативного варианта (коммуникативного кода), обеспечивающего адекватное восприятие и целенаправленную передачу информацию в конкретной ситуации.
Таким образом, определяющими для коммуникативной личности являются три основных параметра:
- мотивационный;
- когнитивный;
- функциональный.
Мотивационный параметр занимает ведущее место в структуре коммуникативной личности и определяется коммуникативными потребностями. При отсутствии такой потребности коммуникация не может состояться. Потребность сообщить или получить необходимую информацию является стимулом для речевой деятельности и характеристика индивида как коммуникативной личности.
Когнитивный параметр включает в себя характеристики, которые формируют внутренний мир индивида с интеллектуальной и эмоциональной сторон. Среди когнитивных характеристик коммуникативной личности существенным оказывается знание различных коммуникативных вариантов (кодов), которые обеспечивают верное восприятие информации и эффективность воздействия на партнера. Важной особенностью коммуникативной личности является также способность адекватной оценки когнитивной способности партнера. Актуализация способностей восприятия и воздействия, знание социально обусловленных норм коммуникации связана с самым важным этапом - функционированием выбранного кода в конкретной ситуации. Когнитивный параметр является связующим звеном между мотивационным и функциональным - он определяет уровень коммуникативной потребности и дает возможность выбора наиболее эффективного способа передачи информации.
Функциональный параметр включает три показателя, определяющие такое свойство личности, которое принято называть коммуникативной компетенцией. К ним относится:
- практическое владение индивидуальным запасом вербальных и невербальных средств;
- умение варьировать коммуникативные средства в процессе общения в связи с изменением ситуативных условий;
- построение высказывания в соответствии с нормами избранного коммуникативного кода и правилами речевого этикета [Конецкая В.П.1997:174].
Формирование коммуникативной личности - личности, способной не просто говорить, а общаться в истинном смысле этого слова, представляется насущной задачей. Этот процесс долгий и сложный, требующий определенных усилий, терпения и времени. напрямую связанный с проблемой воспитания личности, усложнения ее когнитивной базы, выработки четких нравственных ориентиров, а также ценностного отношения к языку и его нормативно-стилистическим возможностям.

Использованная литература
1. Винокур Т.Г. Говорящий и слушающий. Варианты речевого поведения. - М., 1993.
2. Зимняя И.А. Лингвопсихология речевой деятельности. - М., -Воронеж, 2001.
3. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. - М., 2004.
4. Конецкая В.П. Социология коммуникации. Учебник. - М., 1997.
5. Культура русской речи: Энциклопедический словарь справочник / Под ред. Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева и др. - М., 2003.
6. Соколова В.В. Культура речи и культура общения. - М., 1995.
7. Чурилов И.И Основы развития научно-гуманистической системы образования. - Пермь, 2001.

Черкашина Т.Т.
Коммуникативная компетенция менеджера: проблемы формирования в рамках дисциплины "Русский язык и культура речи"
Выбрав своей будущей специальностью менеджмент, студент экономического вуза, безусловно, осознает, что профессия менеджера, как интеллектуальная профессия, связана с активной речью, поскольку речь - основной инструмент организации и управления.
Задача преподавателя русского языка и культуры речи - обеспечить формирование коммуникативной компетенции, т.е. научить студента пользоваться словом во всех его ипостасях.
Если учесть, что Россия присоединилась к Болонскому процессу, и вспомнить, что в настоящее время по обеим сторонам Атлантического океана государственные и образовательные организации, а также финансово-промышленные корпорации обзаводятся "портфелями компетенций", на основе которых обучаются, оцениваются и отбираются кадры (кстати, деятельность в указанных сферах приобретает черты процветающего бизнеса), то становится очевидным, что формирование коммуникативной компетенции - основное условие качественного образования студента-экономиста.
Уточним, что компетентность - преимущественно субъективная, а необъективная характеристика. Это то, что присуще субъекту профессиональной деятельности. Компетенция - это характеристика социальной роли, должности конкретного субъекта. Это то, что человек должен уметь делать, занимая определенную позицию в соответствии с определенным стандартом. Термин "коммуникативная компетенция" не нов. Впервые он был введен создателем трансформационной грамматики, американским лингвистом Н. Хомским. Другой американец, социолингвист Д.Хаймс расширил это понятие, заявив, что для эффективного речевого общения недостаточно хорошо знать грамматические правила, необходимо также знание "культурных и социозначимых обстоятельств".(Hymes D. 2003: 251) Мысль об интегративном характере коммуникативной компетенции не давала покоя многим авторитетным лингвистам, в их числе М.Кэнэл, М.Суэйн, С.Сэвиньон, Л.Бахман и др. Они выделяют четыре частные компетенции, включающие в себя наряду с лингвистическими социально-культурные компоненты: грамматическую, дискурсивную, социолингвистическую и стратегическую (Макаров М..Л.. 2003:157).
В настоящее время принято в состав коммуникативной компетенции специалиста включать следующие компоненты:
- лингвистическую компетенцию (владение орфоэпическими, лексическими, морфологическим, синтаксическими нормами современного русского литературного языка);
- лингвопрагматическую компетенцию (умение правильно оценивать и не нарушать социолингвистический контекст речи);
- социокультурную компетенцию (знание правил речевого и неречевого поведения в типичных ситуациях общения, в том числе учет специфики межкультурного диалога);
- дискурсивную компетенцию (знание правил построения риторически грамотного текста);
- стратегическую компетенцию (умение отбирать и использовать наиболее эффективные речевые технологии для решения прогнозируемых задач);
- предметную компетенцию (применительно к менеджменту -это профессиональные умения в соответствии с тремя основными моделями управления: переработка информации, принятие решения, передача управленческой задачи).
Речевая деятельность менеджера существует не сама по себе, она переплетается с другими видами деятельности, обслуживает их. Учитывая, что профессиональное общение менеджера протекает, с одной стороны, с соблюдением строго регламентированных форм коммуникации, например, в ситуациях: "поставщик-покупатель", "руководитель-подчиненный" и др., а с другой стороны, менеджер должен при любых условиях успешно управлять людьми, выделять приоритетные цели деятельности, предвидеть возможные варианты их решения, меняя не только методы, но и стиль управления в зависимости от конкретной ситуации, можно предположить, что формирование "интегративной" компетенции (метакомпетенции) позволит научить студента грамотно строить свое речевое поведение.
Чему в первую очередь следует научить студента-экономиста? Ответ на этот вопрос очевиден - студента-экономиста надо научить работать с информацией, потому что информация - это предмет и продукт управленческого труда. Кроме того, деятельность менеджера - это своеобразный бесконечный диалог: диалог с самим собой, с партнерами, с высшим руководством и т.д. Значит, не менее важным умением менеджера является умение строить субъект-субъектное общение: управленческий труд - это контакты с людьми. Что предполагает готовность к диалоговому стилю общения, овладение навыками ведения диалога и полилога, стремление позитивно воспринимать точку зрения партнера по общению, способность корректировать свою позицию в соответствии с меняющимся сценарием управленческого дискурса. В качестве составляющей профессиональной компетенции менеджера мы назвали также процесс принятия и реализации управленческих решений, что в свою очередь предполагает умение строить аргументированное высказывание. Практика показывает, что менеджеры часто вступают в противоречие с партнерами ввиду неумения создавать риторически грамотный текст, а также из-за отсутствия в их "речевом портфеле" языковых средств, смягчающих излишнюю категоричность, вследствие низкой речевой культуры и межкультурных помех.
Дисциплина "Русский язык и культура речи" в какой-то мере ориентирует выпускника на получение необходимых профессиональных компетенций, но, к сожалению, это происходит вопреки, а не благодаря заложенному в стандарт содержанию курса, в котором есть лишь слабый намек на риторизацию. В рамках университетских программ отмечается снижение аудиторной нагрузки. В связи с этим нам представляется, что в условиях ограниченного количества учебных часов, отведенных на освоение дисциплины "Русский язык и культура речи", основной акцент следует делать на формирование так называемой метакомпетенции и прежде всего на формирование потребности анализировать свою и чужую речь, на развитие коммуникативных и аналитических способностей студентов, что позволит научить мотивированно использовать языковые средства, оптимальные для достижения коммуникативных задач в прогнозируемых ситуациях, связанных с их будущей профессиональной деятельностью. Решение этих задач непосредственно связано с выработкой у студентов навыков саморедактирования, самоконтроля, с появлением осознанного стремления проявлять речевую индивидуальность, что особенно важно для специалиста в области управления.
К сожалению, пока чаще всего студенты не мыслятся субъектами собственной образовательной деятельности, они становятся в лучшем случае свидетелями качественного манипулятивного монолога. Между тем "...язык способен на большее. Язык - это средство формирования самого человека". (Пассов Е.И.1985: 93).

Использованная литература
1.Бредемайер К. Искусство словесной атаки: Практическое руководство.- М., 2005.
2.Жуков Ю.М. Коммуникативный тренинг.- М.,2004.
3.Макаров М.Л. Основы теории дискурса.- М., 2003.
4.Пассов Е.И. Коммуникативный метод обучения иноязычному говорению.-М., 1985.
5.Hymes D. On Сommunicative Cоmpetence / Sociolinguistics Ed.By I. Pride, I. Holmes. Harmondsworth,1972.
6. Нюттен Ж. Влияние вербального и невербального общения на восприятие человеком успешных и неуспешных результатов его деятельности.-М., 1985.
7. Филонович С.Р. Лидерство и практические навыки менеджера.- М., 2000.

Чеснокова М.П.
Повышение языковой компетенции студентов технических вузов
Меняется время, меняются люди, меняется язык общения. Но так ли безобидны эти перемены, насколько наша жизнь и наши отношения с миром зависят от того, что и как мы говорим?
Сегодня, как никогда, остро ставится вопрос сохранения богатства русского языка как государственного языка и как языка русского народа, давший миру высочайшую культуру: в науке, искусстве, литературе, в точных науках. Усиление роли русского языка в сфере образования является одним из важнейших компонентов в реализации стратегической линии государственной политики. В концепции модернизации образования русский язык играет существенную роль в обновлении процессов формирования личности в социальных, политических, культурных условиях российской и мировой культуры XXI века.
Многоэтапность проведения реформ в системе высшего образования предусматривает и повышение гуманитарного образования в высшей школе. Это не просто реформы, это еще требование общества воспитывать в будущем специалисте высокоморальный подход к решению всех вопросов.
Современная студенческая молодежь прекрасно понимает, что качество образования напрямую зависит от способности к продуктивному диалогу с миром, к саморазвитию и самореализации. Она понимает, что качество образования развивает способности эффективно действовать в быстро меняющихся жизненных ситуациях в соответствии с внутренними ценностями и приоритетами. В решении всех этих задач в системе образования роль русского языка очевидна.
Экономическая необходимость уже сегодня требует работника нового типа, с общей эрудицией, способного к самостоятельному мышлению, к критическим оценкам, которому будет доступен любой вид интеллектуального труда. Задача высшей школы не только закладывать фундамент работника - творца, которому будет доступен любой вид самого интеллектуального труда. Важнее привить способность к самостоятельному мышлению, к критическим оценкам. Высшая школа должна стать местом, где не только готовят специалиста, но еще учат творчески осваивать окружающий мир.
Образование гуманитарных факультетов в технических вузах сегодня неоценимо. Безграмотность по русскому языку поражает. А ведь низкая грамотность, плохое знание языка, орфографические, синтаксические и стилистические ошибки могут полностью изменить восприятие любого документа. Правильность же речи - это баланс грамматики, риторики, поэтики и стилистики в речевой педагогике. Истоки данной проблемы находятся намного глубже и затрагивают все языковое существование той или иной нации, того или иного государства.
Беспорядок в нормах языка сегодня, по мнению психологов, имеет самую прямую связь с состоянием общества. Язык отражает духовность народа, нации. И если мы имеем больное общество, то эта патология проявляется и в языке.
Все сказанное говорит о проблеме лингвистической экологии. Повсеместно стал распространяться некий упрощенный вариант обиходный речи. Основным нарушением лингвоэкологического баланса сегодня является резкое подавление естественного этноисторического фона нашего высокоразвитого языка. Это должно тревожить нас, ибо разрушаются в России идеалы. Ведь язык народа неразрывно связан с таким понятием, как национальный менталитет. А это миросозерцание народа через категории и формы родного языка.
Я считаю, что сегодня очень открыто надо говорить о безграмотности. Страшнее то, что сегодня осознанно или неосознанно разрушается высокий стиль речи, то есть тот стиль, откуда идут самые важные слова языка, которые питают возвышенную, духовную сторону нашей ментальности. Как раз такие слова заменяются иностранными суррогатами. Сейчас через язык идет мощное давление на русскую ментальность. А язык и ментальность - это постоянная составляющая народного духа.
Центром гуманитарного образования является человек, а язык является важнейшим средством формирования и духовного развития личности. С помощью языка сформируется особая, неповторимая атмосфера человеческого общения. С помощью языка можно "вернуться" к наследию великих предков и приобщиться к шедеврам мировой культуры. Это и есть основа культуры, морали и нравственности.
Эффективное владение речью всегда рассматривается как важная предпосылка успеха в любой сфере деятельности. Язык - это инструмент мысли. Такое понимание роли языка в обществе определяет особое место предмета "Русский язык и культура речи" среди других областей знаний в системе высшей школы.
Сегодня многие ученые отмечают остроту современной языковой ситуации и связанный с ней нравственный климат общества. Такое состояние языка можно объяснить прежде всего отсутствием продуманной программы гуманитарного образования, полным лингвистическим невежеством современного общества. Достичь в речи полной свободы самовыражения и передачи тончайших оттенков мыслей и чувств - задача чрезвычайно сложная.
В рамках гуманитарного факультета с учетом вышеназванных проблем на кафедре русского языка в МАДИ разработано несколько лингвистических программ по русскому языку для студентов технических вузов. Основная цель - повышение грамотности, общего лингвистического образования, повышение роли русского языка как государственного языка, а также воспитание духовной культуры как основного фактора гуманитарного образования.
Разработаны спецкурсы "Повышение грамотности по русскому языку студентов технического вуза", которые составлены с учетом технического образа мышления. Основная цель спецкурсов - помочь студентам достаточно объективно оценить собственный уровень подготовки, восстановить в памяти основные разделы курса русского языка, а также закрепить навыки и умения в области орфографии, пунктуации и практической стилистики. Содержание и структура спецкурсов ориентированы на осмысление общих принципов, лежащих в основе каждого раздела правописания, на раскрытие логики применения правил русской грамматики. Спецкурсы включают и такие вопросы, которые расширяют лингвистическое образование и обогащают язык личности: стилистическое использование в речи синонимов, антонимов, многозначных слов и омонимов; особенности употребления фразеологизмов; орфоэпические нормы русского языка; основные словари современного русского языка; язык и время (основные этапы развития русского языка, внутренние и внешние причины изменения в языке и пути его развития); взгляд в будущее (тактика языковых прогнозов, существование прогресса в языке, его тенденции в развитии); экология и язык.
Спецкурс "Коммуникативные и стилистические особенности современного русского языка" раскрывает основные функциональные стили русского литературного языка (разговорный, публицистический, научный, официально-деловой и художественный) с целью овладения навыками правильной (уместной) коммуникации в соответствии с целями, задачами и ситуацией общения.
Основная цель курса: формирование языковой личности современного специалиста; развитие навыков и умений в использовании стилистических возможностей современного русского языка; закрепление навыков и умений в области практической стилистики; раскрытие логики применения основных функциональных стилей русского литературного языка.
За последние годы наблюдается возрастание интереса к риторике как науке. Этот процесс закономерен. Владеть основами ораторского искусства сегодня необходимо специалисту любого профиля. Именно ораторское искусство предоставляет возможность мастерски использовать слово как инструмент мысли и убеждения. Умение убеждать - условие успеха. Красноречие - это дар, который позволяет нам овладеть умом и сердцем собеседника. Убедив собеседника, мы делаем его своим союзником и соискателем своих желаний. Можно ли научиться убеждать или говорить убедительно? Да, но это требует большой работы над собой.
В 21 веке недооценивать теоретическое, общественное и образовательное значение риторики опасно. Риторику целесообразно включить как обязательную учебную дисциплину для всех специалистов.
Кафедра большое внимание уделяет формированию личности. А речь человека - это важнейшая сторона личности, существенная часть внутреннего "Я", это первый показатель развития и интеллектуальной самостоятельности человека. "От культуры слова - к культуре эмоциональной, от эмоциональной культуры - к культуре моральных чувств и поступков" - таков путь к гармонии знаний и нравственности.
Спецкурс "Ораторское искусство" пользуется большой популярностью среди студентов.
Основная цель спецкурса - воспитание личности; основная задача - эффект личностного общения, ориентир - общечеловеческие ценности, возрождение традиций русской духовной культуры, принципы общечеловеческой морали; конечная цель - профессиональное общение, умение вести дискуссию. Дается краткая история ораторского искусства; рассматриваются тема, вид, цель, композиция и план ораторской речи, поведение оратора, искусство спора, уровень владения публичной речью, необходимой для современного специалиста. Особо рассматриваются такие вопросы, как искусство речи делового человека, искусство речи руководителя, культура дискуссий; ораторское искусство в США, обучение риторике в век компьютеров и т.д.
Высшая школа сегодня должна готовить профессиональную интеллигенцию, основными чертами которой является высокая духовность и творческая личность.
Я верю и надеюсь, что наша молодежь будет жить в гуманистическом обществе. А это новое общество, которое рассчитывает на инициативу индивидуума, на развитие личности, мыслителя, проповедника добра, строить сегодняшней молодежи.

Использованная литература
1. Александров Д.Н. Логика. Риторика. Этика. 2004 г.
2. Введенская Л.А. Риторика и культура речи. 2003 г.
3. Кайдалова А.И., Калинина И.К. Современная русская орфография. 2000 г.
4. Миловидова И. Проверяем свою грамотность. 1997г.
5. Риторика в современном обществе и образовании: Сборник материалов III - V Международных конференций по риторике. 2003 г.
6. Розенталь Д.Э., Голуб И.Б. Секреты стилистики. Правила хорошей речи. 2001 г.
7. Розенталь Д.Э., Голуб И.Б. Русский язык. Орфография. Пунктуация. 2001 г.

Чокою Анка Микаэла (Румыния)
Функции метафоры в политическом газетном тексте
Метафора, как и другие средства словесной образности, имеет неодинаковую функциональную активность в разных сферах общения. Как известно, основная область использования образных средств - это художественная литература. Другой сферой довольно активного их употребления является публицистика, поскольку её коммуникативная функция наиболее эффективно реализуется в условиях экспрессивной речи.
Метафора в газетном тексте играет существенную роль, что обусловлено рядом экстралингвистических факторов, связанных с особенностями самой метафоры, а также свойствами текста и значением публицистики как жанра и как средства воздействия на социум в целом и каждого индивидуума в отдельности.
Характеризуя язык современной газеты, Е. А. Земская пишет: "Язык современных газет может служить зеркалом современной российской жизни. Он отражает все то хорошее и плохое, что свойственно нашей действительности: отказ от показухи и лицемерия, от казенного бюрократизма и безликости, демонстрирует раскованность, раскрепощенность, стремление выразить свое личное мнение, повышенную экспрессивность, порождающую и высокий гражданский пафос и резкость, доходящую до грубости" [Земская 1996: 157].
Необходимо отметить, что феномен современной российской политической метафоры имеет лингвокультурный характер и не может рассматриваться в отрыве от политической и экономической жизни страны, в изоляции от ее традиций и самосознания русского народа. Лексико-фразеологические инновации в политической речи последних лет многоаспектно проанализированы в публикациях В. Г. Костомарова, А.Н. Баранова, О. И. Воробьевой, О. П. Ермаковой, Е. А. Земской и ряда других лингвистов.
Политическая метафора необычайно динамична, она понятна и действенна только "здесь и сейчас", и вместе с тем она согласована "с метафорической структурой основных понятий данной культуры" [Лакофф, Джонсон, 1990, с. 404].
При характеристике современной российской политической метафоры, прежде всего, необходимо отметить сохранение и развитие целого ряда традиционных позитивных образов. Они акцентируют идею естественности и непрерывности развития жизни, близости и взаимосвязанности человека и природы. Также, эти образы наглядно отражают причинно-следственные связи в природе, значимость физического и морального здоровья, крепких корней и другие фундаментальные для русского национального сознания ценности.
Вместе с тем исследование показало, что в последнее десятилетие получили развитие метафорические модели (и их отдельные фреймы) с концептуальными векторами жестокости, агрессивности и соперничества (война, криминал, спорт и др.), отклонения от естественного порядка вещей (болезнь, криминал и др.). Например, в последнее время наблюдается активное употребление военной лексики (армия налоговых консультантов, мозговой штурм идеи, стратегия уборки, бюджетная баталия, высший эшелон государственной власти), музыкальной лексики (символическое экономико-политическое соло, первая политическая и финансовая скрипка и др.), медицинской лексики (чеченский синдром, паралич власти, антироссийская истерия, НДР в лихорадке, вирус инфляции), спортивной лексики (финиш избирательной гонки, гонщики в президентской гонке, предвыборный марафон, экономика в глубоком нокауте) и др. Эти метафорические модели своего рода "русло, по которому привычно движется бессознательная творческая активность всенародного сознания, и дискуссионное поле, творческая лаборатория по созиданию образа мира у человека" [Постовалова 1994: с. 208].
Последнее время в публицистике чрезвычайно возросла частотность употребления, в том числе и в метафорических моделях, просторечных и сниженных лексических единиц. Напр: "Почему торгашам позволяют превращать Россию в культурную помойку?" [АиФ, № 39, сен.2005]. В газетные тексты проникли сленговые и жаргонные лексические единицы: "Вот эстрада и волынит, бежит за паровозом, пытаясь вскочить на подножку последнего вагона - срубить "бабок", запиариться, поболдеть от покупки новой тачки" [АиФ, №40, окт. 2005]. Частотны в газетах и грубые и непристойные выражения: "Да кому ты на хрен нужен!" [АиФ, №40, окт. 2005].
Рассматривая функции метафоры, исследователи отмечают, что с её помощью человек "как бы отмечает пункты наиболее напряженной активности человеческой мысли по выработке адекватного миропонимания" (Постовалова 1994: с.208).
Итак, функция метафоры в газетно-публицистическом тексте сводится либо к психологическому аспекту - созданию эмоциональной оболочки для социально-политических понятий, либо к гносеологическому - для истолкования, доказательства, конкретизации, интенсификации мысли и для подчеркивания реальности факта.
Благодаря своей гибкости метафора оказывается очень продуктивным образным средством языка газеты в постоянно меняющейся действительности. Она может описывать предмет и его признаки - это номинативная и концептуальная функции.
В отличие от поэтической метафоры, которая обычно осмысляется на фоне широкого контекста, часто на фоне всего произведения как художественного целого, газетная, публицистическая метафора имеет, как правило, локальный, текстовой характер, реализуется на сравнительно небольшом контексте, часто в рамках словосочетания, фразеологизма выступает как средство формирования оценочного эффекта. Таким образом, метафора используется и как способ выражения оценки какого-либо явления действительности - это оценочная функция: "Мы кость в горле?" [АиФ, №40, окт.2005].
В газете метафора широко используется как источник экспрессии. Благодаря употреблению метафоры газетные тексты становятся более яркими и впечатляющими, так как метафора апеллирует не только к разуму, но и к чувствам читателей. Соответственно, при помощи метафоры выражается отношение к чему-либо - это оценочно-экспрессивная функция: "Одни считают именно её, а не президента Виктора Ющенко, "мотором" и главным идеологом "оранжевой" революции, этакой украинской Жанной д'Арк, готовой сгореть за счастье родной страны" (АиФ, №39, сен.2005). Газетную экспрессию можно определить как "свойство какого-либо элемента придавать высказыванию оценочный характер, выступающий именно конструктивно-языковой чертой в противопоставленности стандартизованным единицам" [Костомаров 1971: 158].
Метафора также может вычленять наиболее важные черты обозначаемых концептов политики - это моделирующая функция. Например, метафора "общеевропейский дом" помогла выразить те взаимосвязи, которые должны были развиваться между европейскими странами.
В то же время метафора обладает коммуникативной функцией. В коммуникативной деятельности метафора - важное средство воздействия на интеллект, чувства и волю адресата. Метафора позволяет представлять новую информацию в краткой и доступной для адресата форме. Например, метафорическое обозначение партии "Медведь" воспринимается значительно легче, чем официальное ее наименование "Межрегиональное движение Единство" или возможная аббревиатура МДЕ.
В заключении, следует отметить, что рассмотренные функции метафоры лишь относительно автономны, они тесно переплетаются между собой, а некоторые из них можно рассматривать как специфический вариант концептуальной функции.

Использованная литература
1. Арутюнова Н. Д. Языковая метафора (синтаксис и лексика) // Лингвистика и поэтика. - М., 1979.
2. Баранов А. Н., Караулов Ю. Н. Словарь русских политических метафор. - М., 1994.
3. Земская Е. А. Цитация и виды её трансформации в заголовках современных газет // Поэтика. Стилистика. Язык и культура. - М, 1996.
4. Костомаров В. Г. Русский язык на газетной полосе. - М., 1971.
5. Лакофф Дж.. Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем // Теория метафоры. - М., 1990.
6. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. Под ред. Кожиной М. Н. - М., 2003.
7. Теория метафоры. - М., 1990.

С.А. Чубай
Риторические приемы в региональной политической рекламе
Вступление современной России в полосу рыночных реформ и демократизации общественной жизни вызвало множество новых явлений во всех сферах общества, одно из которых - политическая реклама, активно развивающаяся в условиях политического рынка. Политическая реклама призвана обеспечить в доступной эмоционально-смысловой форме представление о сути конкурирующих политических идей, платформ и программ, а также настроить избирателей на поддержку одной из них.
Политическая реклама активно использует риторические приемы, которые во многом определяют восприятие людьми политической реальности, способствуя формированию в общественном сознании заданного образа этой реальности, что делает ее важным инструментом политической борьбы [Генерозова 2000: 27].
Существует много определений понятия риторический прием. Но исследователи по-разному трактуют как само это понятие, так и его составляющие. Мы возьмем за основу определение Т.Г. Хазагерова, Л.С. Шириной, которые понимают риторический прием как способ привлечения внимания к коммуникативной установке нового типа или к коммуникативной установке сходного типа, но противоположной по своему конкретному наполнению [Хазагеров, Ширина 1994: 62].
Следует отметить, что о риторических приемах в политической рекламе написано немало. Исследователи анализируют риторические приемы в речи отдельных политиков [Гаврилова 2000], риторические приемы, используемые в рекламных кампаниях определенных политических блоков и объединений (в частности, "Единой России") [Кара-Мурза 2002], рассматриваются так называемые политические метафоры, сравнения и др. тропы, представляющие "актуальный фрагмент концептуальной картины политической действительности" [Кудрявцева и др. 2003], риторические приемы как средства манипуляции сознанием избирателя [Кочкин 2000] и т. д. Однако вопрос о риторических приемах и средствах их реализации в региональной политической рекламе исследован недостаточно.
Наша задача - охарактеризовать наиболее частотные риторические приемы, применяемые в письменных агитационных текстах кандидатов в депутаты Волгоградской областной Думы (2003 г.), в городской Совет народных депутатов (2004 г.), в Государственную Думу РФ по Волгоградской области (2004 г.), кандидатов на пост мэра г. Волгограда (2003 г.).
Одним из основных риторических приемов политической рекламы, по мнению И.С. Корольковой, является использование положительных и ценностных образов, понятий или эмоционально окрашенных слов, которые относятся к основным ценностям общества [Королькова 2001: 22]. Все они связаны с основными потребностями, мотивами человека, а также устоявшимися общественными стереотипами. Прием апеллирует к таким понятиям, как дом, семья, дети, материнство, наука, медицина, здоровье, любовь, мир, счастье и т.д. Этот прием широко используется в региональной политической рекламе. Так, в 43 проанализированных нами текстах встречаются такие понятия, как демократия, свобода, патриотизм, честность, мир, счастье: Олег Савченко - за честные выборы [256] ?; Демократия и свобода для нас - не пустые слова, это реальные ценности, которые защищают интересы людей...[24].
Использование разнообразных лозунгов, девизов и слоганов - второй по частотности употребления в нашем материале риторический прием. Он позволяет "сконцентрировать" основные особенности, название партии и/или образ политика или партии в одну фразу, которая и внедряется в сознание избирателя. Например, в рекламной кампании на выборах в Государственную Думу РФ по Волгоградской области (2004 г.) использовались такие лозунги: "Сильная Россия - Единая Россия!" (партия "Единая Россия") [40], "Выбери себе будущее!" (СПС) [12], "За власть трудового народа!" (КПРФ)[98]. Необходимо отметить, что при использовании слогана запоминается не только и не столько конкретный политик или партия, сколько их идеализированный и положительный образ.
Анализ материала показал, что региональные политики активно используют прием "упрощенность" ("редукция смысла"), который основывается на минимизации информации и ее структуры и сведению к стереотипным формулировкам. Обычно этот прием реализуется при помощи антитезы, например: Дорожное строительство вместо разбитых дорог, доведение зарплат и пенсий до уровня наиболее развитых регионов России вместо всеобщей нищеты... [181]; Олега Савченко поддержали 150 тысяч жителей области, большинство же кандидатов на должность губернатора предъявили деньги [79].
Особенность современной политической риторики проявляется в том, что она часто имеет манипулирующий характер и стремится воздействовать на чувства и волю электората [Кочкин 2000: 23]. Поэтому как действенный риторический прием волгоградскими политиками используется апелляция к чувствам и вере избирателей. В проанализированном материале прием апелляции к чувствам представлен в 25 текстах: Если Вы доверяете мэру и желаете ему успехов, прошу Вас на выборах 7 декабря проголосовать за меня [134]; Вера, Надежда, Милосердие - это те качества, которых всем нам не хватает: веры в людей, в свои силы, надежды на победу правды и справедливости, милосердия - сочувствия, сопереживания...[43].
Реализация приема утвердительные высказывания состоит в использовании утверждений, которые представляются в качестве факта, при этом подразумевается, что эти заявления самоочевидны и не требуют доказательств. Практически вся реклама, как утверждает А. Дейян, построена на использовании этого приема [Дейян 1993: 87]. Более того, нередко эти высказывания с рациональной точки зрения и в отрыве от рекламы выглядят некоторым преувеличением. Наш анализ позволил выявить 29 текстов, с "утвердительными высказываниями" подобного рода: Как человек военный, я привык работать четко, без проволочек, поставленную задачу решать четко и в срок. В качестве мэра берусь вывести Волгоград в десятку наиболее развитых городов России [183].
Еще один риторический прием, часто применяемый региональными политиками, можно назвать "такие же, как все". При восприятии рекламы избирателем достаточно важной является необходимость сближения того или иного политика с адресной группой электората. Избиратель будет в большей степени воспринимать политическую рекламу как "относящуюся к нему", если кандидаты, представленные в ней, будут восприниматься как "свои" [Шабага 2000: 36]. В избирательных кампаниях используются листовки с рассказами о детстве, студенчестве, начале трудовой деятельности кандидатов ("такой же, как все мы"): Я начинал работать в ПАТП - 7 Кировского района. Служил в Советской армии...(Соловьев В.В. кандидат в депутаты областной Думы) [199].
Риторический прием дополнительное свидетельство мы находим в 19 текстах политической рекламы. Он основан на том предположении, что если совместно с тем или иным утверждением приводится также дополнительное свидетельство о его подтверждении, то избиратель психологически склонен больше доверять ему [Щербаков 2003: 12]. В нашем материале такого рода дополнительное подтверждение или свидетельство может быть как обезличенным, так и принадлежать организации, группе или лицу, которые обладают определенным авторитетом и/или возможностью судить о содержании утверждения. Например: По мнению федерального партийного руководства, работа, проделанная Волгоградским региональным отделением партии "Единая Россия", позволяет надеяться на получение достойных результатов во всех выборных кампаниях, стартующих в регионе этой осенью" [75]; Вот и Владимир Путин сказал мне, что, по его мнению, Аграрная партия должна быть достойно представлена в российском парламенте. Мол, это выглядело бы совершенно логично в такой стране, как наша [96].
Обычно у политической рекламы отсутствует возможность воздействовать на избирателя долгое время. Это связано с особенностями ее размещения, большой стоимостью рекламного времени, а также с особенностями восприятия рекламы. В связи с этим у политиков возникает острая необходимость повысить воздействие рекламы в условиях недостатка времени, площади рекламной полосы и т.д. Для этого кандидаты концентрируется лишь на некоторых чертах имиджа или особенностях своей партии. Подобный риторический прием, по словам П.А. Щербакова, называют концентрация на нескольких чертах или особенностях [Щербаков 2003: 13]. В качестве таких особенностей и черт могут выступать: образ политика, повышающего благосостояние избирателей, способствующего улучшению здоровья населения; подчеркивание высокого социального статуса людей; забота о семье; снижение тарифов в ЖКХ и т.д. В нашем исследовании этот прием относится к числу менее частотных (он представлен только в 13 текстах). Например, кандидат в депутаты Государственной Думы РФ Василий Галушкин позиционирует себя как политик, занимающийся проблемами села, поэтому во всех его листовках дается отчет о работе, проводимой в этом направлении: Что сделано: В Калачевском районе - детский дом-интернат (1 млн. руб.), в р.п. Октябрьском - центральная районная больница (8 млн. руб.), в р.п. Светлый Яр - водозабор (16. млн. руб.) [266].
Анализ текстов региональной политической рекламы показал, что волгоградские политики активно используют различные риторические приемы в своих избирательных кампаниях. Наиболее частотными из них являются: использование положительных и ценностных образов, понятий; использование разнообразных лозунгов, девизов и слоганов; прием "упрощенность"; апелляция к чувствам и вере избирателей. Реже встречаются такие риторические приемы, как утвердительные высказывания; "такие же, как все"; дополнительное свидетельство; концентрация на нескольких чертах или особенностях. Несмотря на разнообразие риторических приемов, применяемых волгоградскими политиками, все они реализуют общую цель: повышают эффект воздействия политической рекламы на избирателя, их использование влияет на успешность избирательной кампании в целом.

Использованная литература
1. Генерозова Е. М. Особенности современной политической рекламы в России. Автореф. дисс. ...канд. полит. наук. Уфа, 2000.
2. Гаврилова М.В. Языковые средства актуализации значимой информации в выступлениях Президента России // Институциональный и персональный дискурс. Волгоград, 2000.
3. Дейян А. Реклама. М, 1993.
4. Кара-Мурза Е. М. В помощь редакторам: эксперты и лингвисты о предвыборной информации и агитации. М, 2002.
5. Королькова И.С. Лингвистические аспекты психологических 'уловок' как элементов публичных выступлений // Языковая личность: Институциональный и персональный дискурс. Волгоград, 2000.
6. Кудрявцева Л.А. и др. Формирование и развитие языка массовой коммуникации в современном информационном обществе. Киев, 2003.
7. Кочкин М.Ю. Манипуляция в политическом дискурсе // Языковая личность: Институциональный и персональный дискурс. Волгоград, 2000.
8. Хазагеров Т.Г., Ширина Л.С. Общая риторика: Курс лекций и Словарь риторических фигур. Ростов н/Д, 1994.
9. Шабага И.Ю. Риторические приемы диффамации политического противника // Международный исторический журнал, N12, 2000.
10. Щербаков П. А. Риторические приемы манипулирования массовой аудиторией // Российский журнал, № 2, 2003.

Н.В. Шевченко
Обрашение в разговорной речи
Обращение к собеседнику занимает важное место в ситуациях, требующих установления контакта.. В ситуации обращения к собеседнику выделяют две позиции: 1) обращение к незнакомому и 2) обращение к знакомому [Формановская 2002: 58].
Наиболее употребительными единицами привлечения внимания к незнакомому человеку оказываются: "Простите", "Извините", которые могут "сопровождаться единицей "Пожалуйста", подчеркивающей вежливый тон общения, после чего обычно следует вопрос или просьба.
Сигналом привлечения внимания может быть и единица: "Послушай (-те)", а также просьба разрешить вопрос, повести беседу и т.д.: "Можно (вас) спросить?", "Разрешите (вас) спросить?", "Можно вас (тебя) на минуту?" [Формановская 2002: 60-61].
Такие обращения к незнакомым, как "Товарищ!", "Гражданин!", "Мужчина!", "Женщина!", "Дама!", "Господин!", "Госпожа!, "Сударь!", "Сударыня", "Девушка!", "Юноша!", "Молодой человек!", по мнению Н. И. Формановской, встречаются редко и не всегда принимаются адресатом в силу разных причин (или слишком официальные, "холодные", или бесцеремонные, или непривычные и т.д.)" не говоря уже о таких обращениях, как "Шеф!" (к водителю), "Приятель!", "Парень!", и т.п. [Формановская 2002: 65-67].
К знакомым людям, отмечает Н.И. Формановская, обращаются, в зависимости от ситуации, цели общения, отношения к собеседнику, учёта социального статуса последнего и т.д. по фамилии, по имени-отчеству, по
имени полному/неполному с уменьшительно-ласкательными суффиксами (Оленька, Коленька), с пренебрежительным суффиксом -к (Колька, Машка и т.п.), только по отчеству [Формановская 2002: 73-79].
Как видим, краткий анализ работы Н.И. Формановской позволяет сделать вывод: к незнакомым людям обращение в основном заменяется на более предпочтительные формы: извините, простите, послушайте или можно (вас) спросить? и т.п. Сами обращения чаще всего игнорируются. Другое дело - обращения к знакомым. К знакомым говорящие, согласно правилам этикета, должны использовать в качестве обращения как средства установления контакта имя собеседника. Какие же обращения используются в современной разговорной речи?
Мы собрали и проанализировали записи диалогов различных этикетных жанров (приветствия, прощания, сочувствия, просьбы, извинения и др.) в разных ситуациях разговорной речи подростков, молодёжи, среднего и пожилого возраста. Информанты в основном жители города, 85% имеют высшее образование (60% работают в сфере образования, науки, культуры). В результате анализа собранного материала обнаружено следующее.
Среди подростков обращения не характерны. Из ста этикетных РЖ с обращениями встретилось 20 (9 - среди девочек, 11 - мальчиков). Среди студенческой молодёжи девушки использовали обращения в 49 случаях из ста, молодые люди - в 18.
Представителей среднего возраста отличает преобладание обращений (имя, ласковое прозвище, имя - отчество) среди женщин: 30 обращений из 100 РЖ, среди мужчин - 12. Среди представителей пожилого возраста обращения также преобладают среди женщин: 18 и 8 обращений соответственно.
Преобладают обращения (по имени) в приветствии; на втором месте -просьба, на третьем - извинение. Во всех остальных жанрах говорящие предпочитают обходиться без обращений. Так, в утешении из 35 высказываний обращения к конкретному лицу отмечены в 9 случаях, при
этом 4 - в речи женщин среднего возраста. Аналогичная картина наблюдается и в РЖ благодарности. Как видим, говорящие предпочитают обращаться без имени, по имени обращаются чаще женщины, чем мужчины. Обращение по имени в основном используется в жанре просьбы и при обращении к старшему по социальному статусу.
Среди обращений к близким людям наиболее частотны обращения к матери, отцу, бабушке, дедушке, домашним животным. В современной РР в последнее время всё чаще встречается в качестве обращения ласковое прозвище "солнышко" (принято как в речи молодежи, в основном девушки, так и в речи представителей среднего и пожилого возраста, преимущественно женщины).
К незнакомым предпочитают обращаться с "извините" или просто сразу вступают в контакт: "Места есть?", "А стоя можно?", "Не подскажете, где здесь...." и т.п.
Друг к другу, как уже говорилось, также предпочитают обращаться без имени. В последнее время становится распространённой в качестве обращения "Слу шай(-те)!": "Слушай, а не открыть ли форточку ?", "Слушайте, а где здесь...... При этом возраст роли не играет. Это слово встречается и у молодых, и у пожилых людей, и у мужчин, и у женщин.
Как видим, даже беглый просмотр записей диалогов РР показывает, что в современной РР обращение как средство установления контакта между говорящими утрачивается. Предпочитают обходиться без него даже в таких РЖ, как приветствие, просьба, где говорящий должен быть заинтересован в установлении контакта прежде всего.
Что это? Специфика современной речевой культуры говорящих, обусловленная быстрым темпом жизни, утрата традиционных норм речевого этикета и зарождение новых? Это важная проблема, которая требует глубокого исследования.

Использованная литература
1. Дементьев В.В., Фенина В.В. Когнитивная генристика: внутрикультурные речежанровые ценности // Жанры речи-4,Саратов, 2005.
2. Формановская Н.И. Русский речевой этикет: нормативный социокультурный контекст. М, 2002.

1 Над проектом и концептосферой соответствующего вузовского и школьного курса сейчас по заданию российского правительства работает коллектив учёных под руководством профессора, доктора философских наук И.Б.Чубайса.
2 Либо вообще переименовано или упразднено: если литература и есть уже наука о человеке, а наука о науке -- нонсенс, плеоназм и тавтология; эта наука -- метачеловековедение, филологическое человековедение, русская словесность, аналитика художественного (слова, текста).
3 Выделено нами. -- С.Антонова.
4 Он был подготовлен для Форума молодых PR-специалистов в ноябре 2005 г.
5 Сближение этих двух искусств подробно рассматривает Матье-Кастеллани [Mathieu-Castellani PUF 2000 : 86-90].
6 См., например, "Горгий" и "Федр" Платона. Цветан Тодоров, анализируя кризис риторики, выделяет все, что прикрывает тело (украшения, одежду, грим) как метафоры, обозначающие цветистый стиль, который критиковали Аристотель, Тацит, Квинтилиан [Todorov 1985: 73-74].
? Цифра в скобках обозначает номер текста политической рекламы из картотеки автора.

??

??

??

??

1







3



<< Пред. стр.

страница 5
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign