LINEBURG




ОГЛАВЛЕНИЕ

ОБЗОР МИРОВЫХ ПРАКТИК ОРГАНИЗАЦИИ
ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РЫНКА ТРУДА И СИСТЕМЫ
ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
С. Ю. Алашеев, Т. Г. Кутейницына, Н. Ю. Посталюк
Центр профессионального образования Самарской области, г. Самара
alasheev_s@mail.ru, kuteinit@mail.ru, posta@samtel.ru
Концептуальные и теоретические предпосылки анализа проблемы
Под "моделью взаимодействия рынка труда и системы профессионального образования" в данной работе будет пониматься сформированный и нормативно закрепленный механизм взаимодействия рынка профессиональных образовательных услуг и рынка рабочих мест региона, включающий в себя:
- способы согласования спроса на специалистов того или иного уровня квалификации и предложения соответствующих рабочих мест;
- способы учета изменяющихся требований работодателей (как главных заказчиков профессионально образования) к качеству профподготовки в региональной сети учреждений профессионального образования;
- форматы участия работодателей в деятельности системы профессионального образования в целях достижения соответствия спроса и предложения на рабочую силу (как по количественным, так и по качественным параметрам) и т. д.
Очевидно, что указанные выше способы взаимодействия, составляющие механизм согласования спроса и предложения на рынке труда, могут быть как институализированными (т. е. функционально закрепленными в регламентах деятельности различных структур-посредников между рынками труда и профессионального образования), так и не институализированными (т. е. осуществляемыми эпизодически в рамках неформального взаимодействия участников рынков).
Понимая институциализацию в широком историческом контексте, можно утверждать, что "институты взаимодействия" начали формироваться, как только профессиональное образование выделилось в отдельную сферу общественного производства (в рамках концепции разделения труда К. Маркса). До этого обучение профессиональным умениям происходило в процессе собственно профессиональной деятельности.
Во времена промышленной революции, с тех пор как ремесленное производство (и институт подмастерьев, как способ приобретения профессиональных навыков) уступило место промышленному производству, появилась потребность в специальном виде деятельности (относительно обособленном от конкретного производственного процесса) - профессиональной подготовке рабочих и специалистов (чаще по отраслевому принципу). Позже стала развиваться специализация в приобретении (освоении) профессиональной подготовки, оторванной от соответствующего производства.
Другой толчок институциализации механизмов взаимодействия рынков труда и профессионального образования дал прогресс науки и техники. Для обретения сложных профессиональных умений и навыков требовалось все больше информации, что увеличивало сроки обучения. В то же время меняющиеся производственные технологии сформировали потребность в более широких профессиональных компетенциях профессионала в той или иной отрасли. Эту задачу взяло на себя академическое (фактически современное "высшее профессиональное") образование, которое было связано (в широком смысле) с той или иной сферой человеческой деятельностью (теоретически), но не давало практических навыков выполнения профессиональных функций. Впоследствии "теоретическое" академическое профессиональное образование (под воздействием энциклопедистов на умонастроения народов и государств) стало отдельным направлением приобретения/усвоения профессиональных знаний. Причем теоретические изыскания и практические потребности порой (особенно сейчас) расходились столь далеко, что требовалось институциональное вмешательство (государства) для согласования потребностей производства и предложения научных кадров образовательными учреждениями.
Итак, механизмы взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг появились (начали формироваться) с выделением сферы профессионального образования из сферы производства, с разделением производства продукции и производства (подготовки) кадров.
Складывание моделей взаимодействия рынков труда и образовательных услуг имеет свою историю и принимало самые разные формы регулирования как со стороны запросов производства, так и со стороны предложения образовательных услуг системой профессионального образования. Более того, процесс согласования спроса и предложения профессиональных компетенций зачастую регулировался извне, в первую очередь, государством. Этот процесс не носил чисто рыночный характер, поскольку спрос на профессиональные компетенции был обусловлен потребностями производства, а предложение профессиональных кадров в большей степени обеспечивалось запросами, амбициями получателей услуг профессионального образования. Рынок труда не был (и до сих пор в полной мере не стал) прямым "заказчиком" профессиональных образовательных услуг.
Уровни, на которых работали и сегодня работают эти механизмы взаимодействия (согласования, давления, подчинения), различны. От чисто рыночного механизма - индивидуальных договоренностей между потенциальным работником и работодателем (например, оплата за обучение специалиста предприятием или, наоборот, продажа работником избранных собой и освоенных профессиональных компетенций работодателю за зарплату) до государственного (в масштабах страны) регулирования объемов (количества) подготовленных кадров в целях реализации задач развития экономики (например, через такую структуру как Госплан СССР) и обеспечения качества профессиональной подготовки за счет жесткого нормирования уровня профессиональных знаний и умений через систему государственных образовательных стандартов, единых (унифицированных) программ подготовки и "типовых" учебных планов.
Более того, под воздействием процессов глобализации складываются общемировые институты, обеспечивающие взаимосвязь предложения рабочих мест и "рабочих рук". Достижение баланса происходит, в первую очередь, за счет международной трудовой миграции; вопросами регулирования международного рынка труда, экспорта и импорта рабочей силы занимаются соответствующие подразделения ООН, Международной организации труда (МОТ), Международной организации по миграции (МОМ). При этом в большинстве развитых стран процесс миграции рабочей силы поставлен под контроль государства. Предприниматели должны согласовывать вопросы найма иностранцев с государственными органами. Так, в Германии необходимо получить специальное разрешение на использование труда мигрантов, в Швеции иностранцу следует знать местный или английский язык, в Испанию приехать на работу можно лишь при наличии гарантии обеспечения работой или жильем.
Другим институциональным механизмом согласования интересов бизнеса (рынка труда) и предложения профессиональных образовательных услуг выступает вывоз капитала в территории (страны) с соответствующем уровнем профессионального развития кадров, который контролируется транснациональными корпорациями, ВТО, МВФ, Мирбанком (МБРР) и др.
Предметом дальнейшего рассмотрения будут сложившиеся механизмы регулирования кадровых потребностей рынка труда (спроса) и подготовки в системе профессионального образования (предложения) на уровне субъектов РФ (что по масштабам соответствует европейским государствам), а также способы согласования интересов производства и профессионального образования за рубежом.
Обзор зарубежных практик организации взаимодействия рынка труда и системы профессионального образования1
Германская модель взаимодействия рынка труда и системы профессионального образования достаточно специфична. Важной особенностью германского рынка труда является высокий уровень трудовой миграции. Еще в эпоху "западногерманского экономического чуда" наиболее низкооплачиваемые и малоквалифицированные рабочие места занимали выходцы из Италии. Затем им на смену пришли турки и югославы. Именно в Германии появился термин для обозначения рабочих мигрантов: "гастарбайтеры". Поощрение трудовой миграции стало среднесрочным решением проблемы кадрового дефицита. В долгосрочной перспективе данная модель создает не только политические, но и ряд сложностей социально-экономического характера. Только первое поколение иностранных рабочих может рассматриваться как источник дешевых трудовых ресурсов. Их дети стремятся получить образование и уйти из этого сегмента рынка, где преобладает спрос на неквалифицированную рабочую силу. Возникает потребность в новых гастарбайтерах. Кроме того, большое количество иностранной рабочей силы увеличивает конкуренцию на рынке труда, уменьшает его эластичность в условиях спада экономической конъюнктуры. В последнее десятилетие в ФРГ сохраняется довольно высокий уровень безработицы, уровень которой, по официальным данным, превышает сегодня 10%, и она все чаще принимает застойный характер. Поиск работы стал длительным состоянием для большого числа молодых людей.
В таких условиях проблема профессионального образования в Германии носит не только экономический, но и социальный характер. Для ее решения используется несколько способов. Первый из них восходит к исторической традиции, когда для проникновения в цеховую корпорацию претендент обязан был длительное время выполнять функции помощника мастера. За этот период он овладевал секретами профессионального мастерства, т. е. проходил своеобразный курс практического обучения. И в настоящее время многие молодые люди начинают производственную деятельность в качестве подмастерьев в различных малых предприятиях, общее число которых в ФРГ достигает более миллиона. Очевидное преимущество такой схемы для государства состоит в минимизации уровня расходов на производственное обучение. Кроме того, воспроизводство трудовых ресурсов носит естественный характер, позволяет обеспечить относительно равномерное распределение рабочих рук в стране. Создаются условия для развития небольших населенных пунктов и провинций, уменьшается миграция трудоспособной молодежи в мегаполисы. Вместе с тем система обучения подмастерьев имеет некоторые недостатки. К ним можно отнести узкую специализацию, что создает препятствия для профессиональной и территориальной мобильности рабочей силы. В условиях неблагоприятной экономической конъюнктуры руководители малых предприятий не расположены к найму неквалифицированной молодежи.
Еще одним вариантом первичной профессионализации молодых людей в ФРГ является модель "трудового года". После получения общего среднего образования выпускник может подать заявку в земельные органы социального обеспечения или благотворительные организации (чаще всего существующие при церкви, но с государственным финансовым участием) о своем желании отработать один год в рамках социальных проектов. Как правило, речь идет об экологических, образовательных, культурных мероприятиях. Молодые люди, прошедшие конкурсный отбор, в течение года выполняют соответствующую деятельность за чисто символическую плату. Государство или церковные фонды компенсируют расходы на наем жилья, питание и предоставляют незначительную сумму наличными. Предполагается, что в ходе "трудового года" человек получает возможность уточнить свои дальнейшие планы. При этом он приобретает навыки трудовой деятельности и ключевые (общие для любой профессии) профессиональные компетенции.
В ФРГ существуют и центры профессионального образования, аналогичные российским профессиональным училищам. На них возложена миссия подготовки квалифицированных кадров для предприятий индустрии, сервиса и аграрного сектора. Процесс обучения занимает три года. При этом в течение первого года учащийся знакомится с теми профессиями, по которым осуществляется подготовка в данном образовательном центре. Учащийся может попробовать свои силы в разных секторах. Специализированное обучение начинается со второго года пребывания в учебном центре. Такая схема "приближения" образования к запросам рынка труда должна уменьшить число ошибок при выборе профессий, когда люди принимают решения на основе стереотипов или неполной информации, а после более близкого знакомства с будущей специальностью разочаровываются в своем первоначальном профессиональном выборе. Кроме того, возможность познакомиться с азами профессиональной деятельности по максимально широкому спектру профессий и специальностей создает более благоприятные возможности для последующего переобучения. Подобную вероятность нельзя сбрасывать со счетов, т. к. экономическая конъюнктура изменчива и рынок труда должен гибко реагировать на динамику и ассортимент спроса.
Еще одним существенным отличием немецкой системы профессионального обучения от российской является концентрация и интеграция образовательных ресурсов. Вместо того, чтобы создавать несколько десятков профессиональных училищ и распылять средства на обеспечение их материально-технической базы, поддержание учебного персонала, в новых землях ФРГ формируются окружные и земельные центры начального и среднего профессионального образования. В рамках единой структуры ведется обучение самым разнообразным профессиям и специальностям. В результате сокращаются расходы на содержание административного аппарата, концентрируются финансы для оплаты соответствующих коммунальных платежей, появляются ресурсы для поддержания материально-технической части в надлежащем состоянии. Естественно, что только в рамках единого образовательного комплекса возможна описанная выше схема знакомства обучаемого с различными профессиями на практике.
Шведскую модель организации взаимодействия рынков профессионального образования и труда отличает высокий уровень государственного регулирования. К разработке программ деятельности инфраструктурных организаций рынка труда (в первую очередь, государственных служб занятости) на национальном, региональном и местном уровнях привлекаются объединения предпринимателей и профсоюзы. Из представителей населения, руководителей учебных заведений, профсоюзов, предприятий и местных органов власти создаются комиссии (комитеты), которые оказывают помощь местным организациям-посредникам на рынке труда в их повседневной работе и вместе с тем осуществляют над ними контроль.
Важно, что местные предприятия обычно охотно оказывают посредническим структурам рынка труда постоянную квалифицированную помощь в составлении планов использования рабочей силы, индивидуального развития сотрудников, проведении массового переобучения, связанного с внедрением новой технологии и\или реорганизацией производства.
Особенно эффективно снижает безработицу и поддерживает высокий уровень занятости политика активного развития трудовых ресурсов. К активным мерам, в отличие от пассивных, состоящих в выдаче пособий по безработице и, по признанию исследователей, формирующих иждивенческую психологию незанятого населения, относятся следующие мероприятия:
- поощрение мелкого и семейного предпринимательства на максимально благоприятных условиях государственными субсидиями и кредитами, благодаря которым стартовый капитал может быть обеспечен владельцем лишь на 10% (до 70% - государственными субсидиями и на 20% - кредитами), а если предприятие не приносит прибыли, то на 4 года освобождается от налога;
- обеспечение географической мобильности населения и рабочей силы путем предоставления субсидий и кредитов на переезд с семьей из районов с избытком рабочей силы на территории, где есть вакантные места, с гарантией улучшения жилищных и, как правило, материальных условий жизни;
- предоставление каждому ищущему работу полной информации о вакантных местах по профессиям, отраслям и регионам страны и создание для этой цели повсеместно общедоступных банков данных; оплата всех видов услуг по связи с отделами кадров предприятий, где есть рабочие места;
- организация общественных работ (в основном для молодежи) на строительстве жилья, дорог, в сфере обслуживания на срок до 6 месяцев с гарантированным заработком в пределах 50-100% средней зарплаты по данной профессии;
- финансирование работы в частных фирмах молодежи путем предоставления в течение полугода владельцам предприятий субсидий в виде оплаты 50% издержек на вновь созданные рабочие места;
- специальное техническое оборудование на обычных предприятиях рабочих мест для инвалидов и выплата субсидий владельцам предприятий за прием инвалидов на работу и частично на их заработную плату;
- стимулирование расширения предпринимательской деятельности и сверхурочных работ, а тем самым и более полной занятости путем снижения налогообложения с прибыли и личных доходов.
Показательно в этом отношении сопоставление методов регулирования ситуации на рынке труда в Швеции и США. При том, что в Швеции в 3 раза выше относительные затраты на программы политики занятости (2,7% против 0,8% ВНП в США), доля средств, идущих на меры активной защиты населения от безработицы, в два раза выше - 70% против 35%.
Высокий уровень эффективности взаимодействия рынка труда и профессионального образования в Швеции во многом определяется тем, что в стране хорошо поставлена профориентация, которая предшествует профессиональному обучению.
Одно из главных направлений государственного регулирования в этой стране - разработка и осуществление различных программ на рынке труда. В частности, для стимулирования занятости и спроса на рабочую силу в настоящее время их более десяти. Задача государственных программ состоит в поощрении спроса на труд в периоды его спада. Кроме того, они дают безработным возможность приобрести производственный стаж, что серьезно облегчает устройство на открытом рынке труда, а также закладывает основу для выбора профессии или курсов переквалификации. Благодаря такому подходу в настоящее время в Швеции удалось сократить резервную армию труда до 5-6% по сравнению с 12-14% в 1990-1991 гг.
Датский опыт организации взаимодействия рынков профессионального образования и труда интересен для изучения подготовки специалистов высшей квалификации. Как известно, российская модель получения высшего образования предполагает получение большого количества теоретических знаний по различным дисциплинам. При этом можно с большой уверенностью сказать, что большая часть подобной информации не будет применена выпускником в его последующей практической деятельности. Поэтому изучение подобных предметов в лучшем случае может служить только тренировкой памяти и способствовать развитию логического мышления. Традиционно слабым местом в подготовке специалистов высшей категории остается поверхностное знание практики функционирования тех секторов хозяйственного комплекса, в которых они должны работать после получения диплома. Можно сказать, что российские вузы выпускают своеобразный полуфабрикат: специалистов, которые перегружены теоретическими сведениями общего характера и имеют отрывочные сведения о реальном производстве при полном отсутствии практических навыков работы в этих сферах.
Датская модель производственной деятельности предполагает, в первую очередь, строгое соблюдение различных инструкций, жесткую регламентацию любого вида профессионального труда. Это позволяет добиться высокого уровня эффективности деятельности, резко снизить производственные издержки. На подготовку к работе в данных условиях ориентирована и система высшего профессионального образования Датского королевства. Она состоит из двух основных ступеней. На первой ступени (I-II курсы) происходит обучение по общим дисциплинам, связанным с будущей профессией. С III курса начинается специализация, при этом дисциплины, не связанные с профилем будущей деятельности, вообще изымаются из учебных программ. Основной упор делается на приобретение специальных умений и навыков в выбранной профессии. Общий объем лекционных занятий сводится к минимуму, основную часть времени занимают практические работы, стажировка на предприятиях. В итоге выпускник высшего учебного заведения готов сразу включиться в работу, без периода длительной адаптации и переобучения.
В Шотландии существует большое число посреднических структур, обеспечивающих постоянные связи между миром труда и миром образования. Вопросами разработки и оценки профессиональных квалификаций как выпускников образовательных учреждений профессионального образования, так и взрослого населения в этой стране занимается Шотландское квалификационное управление (SQA), штаб-квартира которого находится в Глазго. Это неправительственная независимая организация, которой правительство Шотландии поручает организацию взаимодействия между потребителями и производителями на рынке профессионально-образовательных услуг в части исследовательских и оценочных процедур. В Шотландском квалификационном управлении работают сотни экспертов из разных отраслей экономики, которые совместно с работодателями разрабатывают содержание профессиональных квалификаций и инструментарий их оценки. Специальные и ключевые профессиональные компетенции могут быть получены в школах, колледжах, на рабочих местах предприятий реального сектора экономики, в специальных центрах профессионального обучения (в том числе при Квалификационном управлении) (Education and training in Scotland: A Sammary-2001. - Scottish Executive, 2001.)
В Англии функционирует сеть Отраслевых советов по развитию профессиональных умений (SSC), созданных "бизнесом для бизнеса". Работодатели активно работают в этих советах (по профилю), разрабатывая стратегию развития профильных образовательных структур, описывая и формализуя в рамках оценочных процедур требования рабочих мест к квалификации их выпускников, а также участвуя в сертификации их квалификаций на выпуске из учебного заведения. Довольно часто процедуры оценки качества профподготовки проходят непосредственно на рабочих местах, где проходят производственную практику обучаемые и куда выезжают на сертификацию эксперты из числа представителей Отраслевых советов.
Для американской модели характерно использование разнообразных способов организации взаимодействия рынков профессионального образования и труда. Около 10 лет в США действует федеральная правительственная программа "Technical Preparation for a World-Class Work Force", с целью реализации которой был создан Консорциум "Tech prep" для профессиональной подготовки по рабочим профессиям. В рамках федеральной программы реализуется масштабная PR-кампания для формирования позитивного имиджа рабочих, дефицит которых в США усиливается (профессии плотника, бетонщика, настильщика полов, строителя и др.).
Еще одна программа, уже регионального уровня (штат Миссури), называется "Работа в Сент-Люисе". Она объединяет профсоюзы, работодателей и рабочих, которые вместе разрабатывают обновленные профессиональные квалификации по рабочим профессиям и организуют обучение по ним молодежи и трудовых мигрантов. Характерно, что в состав компетенций включаются ключевые (общие для всех отраслей экономики) навыки: разнообразные умения работы с информацией, исследовательские навыки (наблюдения и др.), умения работать в группе и использовать профессиональные технологии. Программа того же штата "Рабочее профилирование" посвящена формированию индивидуальных образовательных маршрутов учащихся профессиональных училищ (подмастерьев). Она объединяет профессиональные школы и работодателей, а также общеобразовательные школы, преемственность с программами которых необходимо обеспечить. Важно отметить, что учащийся может брать кредит на производстве для того, чтобы обучиться профессии. Программа "Гордость", основанная в 1995 г., объединяет владельцев строительных фирм, подрядчиков и профсоюз строительных работников, а также инженеров и архитекторов. Обучение подмастерьев оплачивается долевым образом: строительные фирмы, правительство штата. Все перечисленные программы объединяет то, что они работают через партнерство всех заинтересованных сторон, а также высокий уровень институциализации взаимодействия: четкая оргструктура управления программами (совет директоров, исполнительный директор и др.), наличие разнообразных комиссий в структуре (по связям с общественностью, по привлечению в ряды рабочих кадров женщин и национальные меньшинства, урегулирования конфликтов и др.).
В Нидерландах в целях усиления степени соответствия требований работодателей к качеству профессионального образования организованы Национальные советы по профессиональным профилям (негосударственные некоммерческие организации), 22 из которых объединены в Ассоциацию КОЛО. Именно Национальные советы вместе с социальными партнерами определяют профессиональные профили (содержание обучения и выпускные квалификации). КОЛО представляет собой ассоциацию государственных методических центров по проблемам профессионального образования, обучения и рынка труда, своеобразную "зонтичную" организацию, которая с 1954 г. выполняет функции координации деятельности Национальных советов профессионального образования (по профилям). Являясь неправительственной организацией, КОЛО выполняет роль посредника между провайдерами образовательных услуг и голландским правительством, содействует развитию сотрудничества с учетом интересом всех сторон.
Следует отметить, что с середины 80-х годов прошлого века во многих развитых странах мира активизировалась работа по приведению довузовского профессионального образования в соответствие с актуальным состоянием и тенденциями развития местных рынков труда. Среди причин, побудивших правительства обратить внимание на проблему дисбаланса рынков труда и профобразования, можно отметить следующие:
- "давление" работодателей, инициировавших социальный диалог по качеству профессионального образования и предъявивших особые требования к выпускникам профессиональных образовательных учреждений, как основные потребителей кадров;
- необходимость повысить конкурентоспособность выпускников на рынке труда и обеспечить их социальную адаптацию средствами эффективной профессионализации;
- создание основы для взаимопризнания профессиональных сертификатов выпускников в рамках формирования международных рынков труда и т. д.2
Так, в США в 1990 г. была создана межведомственная комиссия по вопросам профессиональных умений, в состав которой вошли лидеры бизнеса, представители сферы труда, образования и правительственных структур. После того как Комиссия поставила "вопрос ребром": либо высокие умения, либо низкая зарплата, с 1994 г. правительство создало Национальный совет по стандартам умений, в рамках которого разрабатываются стандарты и оценочные процедуры для 15 секторов экономики США.
Представляет интерес зарубежная практика интеграции производства и образования в форме технопарков. Непрерывность процессов модернизации оборудования и совершенствования технологий породила даже такие специфические формы, как концентрация предприятий вокруг мощного научно-образовательного комплекса, либо, наоборот, появление учебных заведений, целевым порядком обслуживающих высокотехнологичные корпорации.
Главным "поставщиком" кадров высокой квалификации для американской Силиконовой долины, где сосредоточено 20% мирового производства компьютеров и электронных компонентов, является Стенфордский университет. Доля преподавателей-практиков и консультантов по промышленности достигает здесь почти 75%. В Кембриджской зоне задействован мощный потенциал сразу трех научно-образовательных центров - Гарвардского и Бостонского университетов, а также Массачусетского технологического института.
Профильная подготовка кадров обычно контролируется профессиональными ассоциациями, которые тесно сотрудничают с консультативными фирмами, благотворительными фондами, бесприбыльными организациями. Они формируют банк данных об учебных программах и проводят их аккредитацию, устанавливая степень соответствия последних требованиям производств. А параллельно "взрыхляют" почву для привлечения субсидий в наиболее перспективные разработки и проекты. На региональном уровне действуют специальные органы по координации усилий ведомств, вузов и предприятий типа "советов наукоемких производств штата". Все эти вопросы рассматриваются как часть государственной инновационной политики.
Масштабы поддержки зависят от капиталоемкости проектов и степени коммерческого риска и иной раз доходят до 80-85% стартовых издержек. В первую очередь материально подпитывается совместная научно-исследовательская деятельность учебных заведений и предприятий. Субсидирование идет на контрактной основе. Основными заказчиками чаще выступают государственные ведомства, чьи сотрудники и сами раз в 2 года проходят спецкурсы повышения квалификации.
Большая часть средств оседает не непосредственно в вузах и фирмах, а в их кооперационных венчурных структурах - исследовательских центрах нововведений. Создаются они, как правило, по региональному принципу на уровне штатов и поддерживаются специальной крупномасштабной программой национального научного фонда США - государственного органа по финансированию НИОКР.
Характерно, что в США, Италии, Великобритании такая система предусматривает и финансирование средних и мелких предприятий. Точнее, их консорциумов, внедренческих кооперативов. От участников корпорации требуется соблюдение определенных условий, одним из которых является охват различных групп: не менее 10% - студенты, 5% - преподаватели, остальные - действующие работники с учетом масштаба ротации кадров по мере реализации проекта.
Методы прямого финансирования дополняются дифференцированной налоговой политикой - полным или частичным снятием налогообложения со средств, направляемых в вузы и исследовательские центры. Скидка на прибыль при обучении, соответствующем установленным стандартам, колеблется от 7-10 до 25% в США, 20% - в Японии, 7,5% - в Италии. В ряде стран используется такая налоговая льгота как сокращение или освобождение от взносов на социальное обеспечение. Средняя величина отчислений по минимальному нормативу достаточно весома - в пределах 15-45%.
Во многих западных странах существует система заказов на специалистов со стороны определенных цеховых объединений и крупных компаний. Уже с начальных курсов студентов готовят к работе на определенной должности в конкретной фирме, в результате компания получает почти готового профессионала. При высших учебных заведениях в США существуют центры трудоустройства выпускников, которые очень тщательно занимаются студентами последних курсов обучения. Специалисты центров выясняют профессиональные интересы старшекурсников, следят за успеваемостью и рекомендуют их в различные компании. Существуют и цеховые, профессиональные организации, занимающиеся трудоустройством выпускников учреждений профессионального образования. Например, трудоустройством выпускников ветеринарных колледжей в США занимается Ассоциация ветеринарной медицины.
Особый интерес представляет внутрифирменная подготовка кадров за рубежом. Для концернов многих развитых стран характерна организация специальных центров, ведущих профильную подготовку кадров. В частности, во Франции существуют отраслевые, а в ФРГ - межзаводские центры, которые обычно являются мощными подразделениями корпорации. Программы обучения строятся исходя из запросов предприятий и связаны с процессом структурной перестройки и технического перевооружения производства.
Иногда "кустовые" формирования объединяются в так называемый "пул". Считается, что это дешевле и результативнее, чем обращаться к услугам рекрутинговых агентств. К примеру, автомобильная корпорация "Форд", французская "Рено" и итальянская "Оливетти" фактически своими силами полностью обеспечивают себя квалифицированными кадрами. Что касается содержания обучения, то обычно выбираются наиболее приоритетные направления. Так, на "Сименс" подготовка ведется по 50 дефицитным профессиям, у концерна "Крупп" персонал проходит 4 ступени в зависимости от квалификационной и базовой профессионально-образовательной подготовки, а на "Дженерал-Электрик" образовательная сеть включает свыше 1000 курсов, индивидуализированных под разные категории работников.
Российский опыт организации взаимодействия рынка труда
и системы профессионального образования
За сравнительно небольшой исторический период в России можно наблюдать смену нескольких моделей взаимодействия рынка труда и системы подготовки кадров.
1. Советская модель. Государственное планирование объемов и качества профессиональной подготовки кадров для народного хозяйства на государственном уровне по отраслевому принципу. Институт базовых предприятий для учреждений начального профессионального образования.
2. Современная модель переходного периода (кризисная модель). Регулирование ситуации на рынке труда в основном через органы ФГСЗН. Ориентация системы подготовки кадров на платежеспособный спрос населения в условиях недостаточного финансирования, развитие платных форм обучения.
3. Модель взаимодействия рынка труда и региональной системы профессионального образования, основанная на программно-целевых методах управления.
4. Модель взаимодействия на основе целевой контрактной подготовки (в том числе - в режиме образовательных кредитов и образовательных "ваучеров").
5. Модель регулирования через прогнозирование кадровых потребностей на уровне субъектов РФ. Прогнозирование кадровых потребностей в разрезе профессий и специальностей. Бюджетное обеспечение подготовки по востребованным специальностям. Стимулирование связей образовательных учреждений с (потенциальными) работодателями за счет анализа сегмента рынка конкретного учебного заведения.
Органами исполнительной государственной власти всех уровней предпринимались определенные попытки регулирования спроса и предложения на рынке рабочей силы. Так, в соответствии с постановлением Правительства РФ от 21.08.2002 №606 "О конкурсном порядке размещения государственного задания на подготовку специалистов с высшим профессиональным образованием" в федеральном центре начали разрабатываться прогнозы специалистов с высшим образованием. В первые два года они складывались из прогнозных оценок кадровых потребностей, которые федеральные органы запрашивали из субъектов РФ и в дальнейшем их обобщали. Однако уровень обоснованности и степень реалистичности этих прогнозов, очевидно, не были высокими, потому что подавляющее число регионов, не имея инструментария разработки среднесрочных кадровых прогнозов и подготовленных специалистов, в свою очередь, запрашивали прогнозные оценки в самих вузах, расположенных в регионах. Таким образом, реализовалась и до сих пор реализуется (за редким исключением) порочная практика формирования планов приема самими производителями услуг. НИИ высшего образования Минобрнауки РФ, накопивший в предыдущие годы опыт формирования инерционных экстраполяционных прогнозов кадровых потребностей в специалистах с высшим и средним профессиональным образованием, разрабатывал прогнозы по принципу "от достигнутого". Таким образом, из года в год наращивался прием в высшие учебные заведения, что привело сегодня к ярко выраженному дисбалансу кадров в разрезе профессий/специальностей и уровней квалификации.
В 2000 г. Минтрудом России и Минобрнауки России была принята Межведомственная программа содействия трудоустройству и адаптации к рынку труда выпускников учреждений профессионального образования на 2000-2005 годы. Однако очевидно, что она исправляла последствия кадрового дисбаланса, а не его причины.
Межотраслевая миграция персонала в поисках более высокого уровня доходов, резко возросшие показатели его текучести и мобильности усиливают дифференциацию основных задач и методов управления им. Отрасли с тяжелым финансовым положением и, как следствие, кризисным состоянием уровня материально-технической вооруженности рабочих мест (сельское хозяйство, большинство подотраслей промышленности, некоторые подотрасли транспорта, жилищно-коммунальное хозяйство и ряд других) характеризуются наличием большого количества вакансий и высокой текучестью кадров, доходящей до 60% среднесписочной численности занятых. Такая ситуация выводит на первый план необходимость текущего обеспечения производственной программы трудовыми ресурсами низкой квалификации с минимальными затратами на адаптацию и профессиональную подготовку, поскольку перечисленные отрасли относятся либо к "каркасу" экономики, либо связаны с производством и распределением общественных благ, социально значимых услуг монопольного характера, гарантией продовольственной, промышленной и другой безопасности (как федерального уровня, так и уровня отдельного субъекта Федерации).
Во многих субъектах РФ реализуется программно-целевой метод управления воспроизводством и развитием кадрового потенциала региона. В большинстве субъектов РФ разработаны региональные программы профессиональной ориентации учащейся молодежи. Так, в Орловской области действует долгосрочный план развития человеческих ресурсов, включающий в себя: областную целевую Программу содействия занятости населения, Программу по созданию и сохранению рабочих мест на предприятиях области, ежегодный План-заказ на целевую подготовку специалистов, План мероприятий по подготовке кадров в учебных заведениях и переподготовке персонала на производстве. Законом Кемеровской области от 25.03.2002 № 13-03 введена в действие областная целевая программа "Повышение эффективности подготовки рабочих кадров для экономики Кузбасса", посвященная стратегии развития региональной системы начального профессионального образования до 2005 года.
Похожие способы регулирования рынков труда и образовательных услуг на основе комплексных региональных программ и планов реализуются в Московской, Липецкой, Белгородской областях, Удмуртской Республике. В процессе формирования и использования программного механизма регулирования кадрового спроса и предложения применяются методы составления балансов трудовых ресурсов, балансов распределения выпускников 9-11 классов общеобразовательных школ по дальнейшим каналам занятости (продолжение обучения, выход на рынок труда и др.), прогнозных оценок кадровых потребностей территорий, ежегодного планирования комплектования образовательных учреждений и другие.
В Самарской области разработана и реализуется комплексная областная программа "Управление кадровым потенциалом Самарской области" на 2004-2008 гг., утвержденная законом Самарской области. Аналогичная целевая программа подготовлена и находится на рассмотрении органов законодательной власти Челябинской области. В Самарской области в упомянутой областной программе содержится ряд мероприятий, способствующих институциализации механизма взаимодействия регионального рынка труда и системы профессионального образования. Среди них: создание некоммерческой организации "Ассоциация управления кадровым потенциалом Самарской области", объединяющей руководителей служб по персоналу крупных промышленных предприятий области; формирование Кадрового центра по молодежной политике и другие. Одним из учредителей Ассоциации управления кадровым потенциалом выступила Торгово-промышленная палата Самарской области.
В регионах также существуют программы отраслевого формата, посвященные кадровому оснащению экономики. Например, для регулирования кадрового спроса и предложения в сельскохозяйственной отрасли в Ивановской области законом Ивановской области от 25.07.2001 № 53-03 принята программа кадрового обеспечения сельского хозяйства на 2002-2005 годы; Законом Ульяновской области от 09.07.2001 № 029-030 - "Программа кадрового обеспечения сельскохозяйственного производства Ульяновской области на 2001-2005 годы". Схожая законодательная база по кадровому обеспечению сельскохозяйственной отрасли создана и действует в Тверской, Нижегородской, Владимирской областях, Краснодарском крае.
На уровне Российской Федерации в 2002-2003 гг. Минтрудом России была предпринята попытка выработки комплексного механизма взаимодействия всех заинтересованных сторон рыночных отношений в целях создания условий для своевременного обеспечения хозяйствующих субъектов кадрами соответствующего профиля и уровня квалификации, повышения уровня социально-полезной отдачи системы профессионального образования. Предлагаемый механизм включал в себя перечень конкретных мероприятий по совершенствованию взаимодействия для трех уровней:
- уровень хозяйствующего субъекта;
- уровень субъекта РФ;
- федеральный уровень.
Этот комплекс программных мероприятий, предложенный Управлением профессионального обучения и развития человеческих ресурсов Минтруда РФ, был рассмотрен на одном из заседаний Коллегии Минтруда России в первом квартале 2003 г. "О мерах по совершенствованию механизма взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг с учетом удовлетворения спроса организаций на квалифицированную рабочую силу в профессионально-квалификационном разрезе". В решение Коллегии вошло предложение о таком способе институциализации механизма взаимодействия рынка труда и профессионального образования, как Координационный комитет содействия занятости населения (на двух уровнях: Федерации и субъектов РФ) со следующими функциями:
- согласования программ подготовки кадров организаций;
- разработки прогнозов потребностей в кадрах организаций на среднесрочную перспективу;
- подготовки предложений по оптимизации структуры профессиональных образовательных учреждений различных типов (на региональном и федеральном уровнях);
- согласования программ профессиональной ориентации молодежи.
Однако указанная программа действий, инициированная Минтрудом РФ, не была реализована, поскольку в структуре Правительства России с 2003 г. отсутствует орган по труду (отдельные функции этого ведомства были переданы в Министерство здравоохранения и социального развития). Таким образом, можно констатировать, что уровень институциализации (а значит, устойчивости и эффективности) механизма организации взаимодействия рынков труда и профобразования в современной России существенно снизился. Это определяется еще и тем, что вслед за федеральным правительством во многих субъектах РФ органы исполнительной власти по труду также были реорганизованы, иногда - упразднены (в лучшем случае - объединены с другими ведомствами). Так, в Самарской области Главное управление труда, наряду с региональными органами соцзащиты, вошло в состав Министерства гуманитарного и социального развития Самарской области.
Следует также отметить, что общему снижению уровня институциализации взаимодействия рынков труда и профессионального образования в современной России способствовало также закрытие федеральных Центров профориентации молодежи и взрослого населения Минтруда России.
Существует отечественная практика решения проблемы согласования и регулирования кадровых спроса и потребностей с помощью проектных методов. Например, в г. Краснокамске Пермской области с участием международных организаций (программа Тасис Европейского Союза) в 2000-2002 гг. был реализован проект "Промышленная реструктуризация дисбаланса на рынке труда и развитие кадрового потенциала", предметом которого выступали муниципальная система профессионального образования и местные рынки труда. Следует подчеркнуть, что в ходе реализации этого проекта была сформирована специальная структура - некоммерческое партнерство по развитию кадрового потенциала г. Краснокамска Пермской области "Перспектива" как институализированная форма организации взаимодействия рынков труда и профессионального образования на муниципальном уровне.
В проекте Европейского фонда образования "Реформы профессионального образования и обучения в Северо-Западном регионе России" одной из задач (успешно реализованных в ходе проекта) выступало привлечение работодателей секторов туризма, деревообработки и гостиничного хозяйства к разработке профессиональных стандартов по соответствующим профессиям и специальностям, обновление содержания обучения с учетом выявленных требований работодателей к качеству профессиональной подготовки. В ходе реализации проекта было показано, что для организации устойчивого взаимодействия рынка труда и образования "...нужны более конкретные организационные форма, чем просто "круглые столы""3. Одним из результатов проекта стало создание институализированных структур - Консультативных советов, миссия которых была определена как "...согласование интересов всех сторон экономической жизни, прежде всего, работодателей, как субъектов формирования спроса на рабочую силу, и образовательных учреждений, как стороны, удовлетворяющей этот спрос"4. Первый такой совет был создан в 1998 г. в Новгородской области, позже - в г. Санкт-Петербурге (сектор "Туризм"), в Республике Карелия (на уровне отдельного образовательного учреждения, сектор "Деревообработка") и в Ленинградской области - при комитете по сельскому хозяйству.
Отдельные институализированные формы регулирования кадрового спроса и предложения, как показал анализ источников, существуют в регионах России. Так, в Самарской области с 2001 г. функционирует Региональный совет по кадровой политике при Правительстве области (до 2004 г. - при администрации области), который возглавляет вице-губернатор области. В его функции, определяемые Положением о Совете, входит ежегодное согласование Регионального заказа на подготовку кадров всех уровней, рассмотрение предложений по региональному компоненту государственных образовательных стандартов профессионального образования, вопросы стратегии развития областной системы начального, среднего и высшего профессионального образования, другие проблемы кадровой политики в регионе. В состав Регионального совета по кадровой политике при Правительстве Самарской области, наряду с представителями органов исполнительной власти, входят председатели советов директоров и ректоров учреждений профобразования, Союза работодателей и Торгово-промышленной палаты Самарской области, представители бизнес-кругов и общественности. Аналогичные общественные органы с совещательными и экспертными функциями работают и в некоторых других субъектах РФ (Свердловская, Волгоградская области и др.).
Еще одним примером такого типа институализированной структуры является Некоммерческий фонд поддержки образования и обеспечивающей его промышленности "Единство" (фонд "Единство"). Фонд инициировал ряд проектов социально-экономического партнерства (проекты СЭП) как специальной формы гибкого сотрудничества между государственным, некоммерческим и бизнес-секторами, построенной на особой комбинации партнеров с распределением их ролей, ответственностей, долей участия и рисков, содержащая как социальные, так и коммерческие аспекты, реализуемые в условиях ограниченных ресурсов. Один из проектов СЭП уже реализуется при поддержке Минобрнауки РФ в г. Нижний Новгород. Там создается Центр современных профессий и технологий (для сферы начального профессионального образования).
Как свидетельствует проведенный обзор, в современной России накоплен определенный опыт создания и организации деятельности структур-посредников между системой профессионального образования и бизнес-структурами с целью достижения динамического баланса между кадровым спросом и предложением. В то же время международный опыт показывает, что необходимо развивать институциональные формы регулирования взаимодействия рынка труда и образовательных услуг на региональном уровне.
1 Использованы материалы: Копачева Е. Инвестировать в людей выгодно. Но не в России // Экономика и жизнь. 1998. № 20. С. 28; Разработка механизмов адаптации рынка образовательных услуг к потребностям рынка труда в Калининградской области на 2004-2007 гг.: Итоговый отчет. Калининград: Балтийский институт экономики и финансов, 2003. Инновации в трудовой и профессиональной подготовке молодежи в России и Германии (опыт и тенденции развития).
Ч. 1. М: РАО, 1997; и др.
2 Олейникова О. Н. Европейское сотрудничество в области профессионального образования и обучения: Копенгагенский процесс. М: Центр изучения проблем профессионального образования, 2004.
3 Справка Минобразования РФ от 11.11.2002 "Об итогах реализации международного проекта ЕФО "Реформа профессионального образования и обучения в Северо-Западном регионе России". С. 2.
4 Там же.
??

??

??

??




ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign