LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 41
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

добром не могут сосуществовать, что-то должно быть истреблено.
Но, увы, поражено было добро. Потому что Орозкул заставил деда
Момуна нарушить свои нравственные законы, растоптать то, во что
так долго верил и он сам, и мальчик. Орозкул заставил его не про-
сто убить олениху, но посягнуть на то, во что он верил всю жизнь,
«на память предков, на совесть и заветы свои», на нравственные
законы бугинцев. Момун сотворил зло во имя добра, ради своей
«злосчастной дочери», ради внука. Но его философия зла во имя
добра потерпела крах. Убив олениху, он обрекает на гибель маль-
чика. Момун сам помог создать внуку мир легенды, рассказав о Ро-
гатой матери-оленихе, но сам же этот мир и разрушил. «И теперь,
сраженный горем и позором, старик лежал на земле лицом вниз».
А мальчик остался совершенно один в этом мире. Вмиг разру-
шились все его мечты и надежды, жестокость мира, от которой он
311
долгое время прятался, предстала перед ним во всем своем обличье.
Уплыв рыбой по реке, он отверг то, с чем не мирилась его детская
душа. Но вера в добро у него осталась, ведь он не умер, а ушел от
действительности в свой мир сказки, он не покончил самоубийст-
вом, а «уплыл рыбой по реке».
Повесть кажется незаконченной, потому что без ответа остаются
многие вопросы, например, Момуна: «И почему люди бывают таки-
ми? Ты ему добро — он тебе зло». Не дает Ч. Айтматов и ответа на
вопрос мальчика: «Почему люди так живут? Почему одни злые,
другие добрые? Почему есть счастливые и несчастливые?» Не напи-
сано в повести, почему, как в сказках, добро не победило зло. Пра-
во найти на них ответы предоставляется читателю. И хотя это
сложно сделать, я попытаюсь.
Мне кажется, что Ч. Айтматов ставил своей главной задачей на-
писать правду, какая бы горькая она ни была, а читатель все равно
сделает из нее верные выводы. Важно, что добро не пассивно, оно
борется, а в жизни оно может и победить. Есть такой закон мирово-
го искусства — посылать на смерть и муки лучших своих героев
для того, чтобы всколыхнуть души живых, призвать их творить
добро.

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ Ч. Т. АЙТМАТОВА
«И ДОЛЬШЕ ВЕКА ДЛИТСЯ ДЕНЬ*

Мы есть то, что мы помним и
ждем.
Ч. Айтматов

На пороге третьего тысячелетия человечество вновь и вновь
ищет ответы на вечные вопросы о смысле жизни, об обществе и че-
ловеке, их ответственности за сегодняшний день. Именно за сегод-
няшний, так как завтрашнего может и не быть. Существование и
разрушающее действие ядерного оружия, освоение космоса в воен-
ных целях, оставляющая желать лучшего экология — все напоми-
нает и предупреждает о возможной катастрофе всей цивилизации.
Никто никого не победит, никто не уцелеет в одиночку. Спасаться
и спасать надо всем вместе. Общество — это люди, а люди бывают
разными. На что способно общество, если в нем вместо культа ре-
лигии утвердится культ насилия, наживы любой ценой? Бесстраст-
ные, безразличные, родства не помнящие манкурты — неужели та-
кие люди смогут обеспечить прогресс и нужны обществу? Что удер-
жит людей и заставит стыдиться безнравственных поступков? Сове-
стно, стыдно — ведь за это не платят, не карают. Мой удобный
мир, мои интересы и интересы общества — как гармонично объеди-
нить их? Эти вопросы беспощадно ставит жизнь, и все люди сдают
этот экзамен, как делают это и герои романа Чингиза Айтматова
«И дольше века длится день».
Чингиз Торекулович Айтматов вошел в историю русской лите-
ратуры «Повестями гор и степей», которые дышали молодостью,
свежестью, любовью к родному краю, к людям, живущим в горах
Тянь-Шаня, окружающих великое озеро Иссык-Куль. Минуя не-
312
сколько таких же светлых и радостных повестей, Айтматов начал
задумываться о глубоких проблемах всего человечества, и в творче-
стве зазвучали тревожные ноты. Впервые же ощущение болевого
шока читатель испытал от повести «После дождя» («Белый паро-
ход»). И на протяжении последующих лет писатель формулирует
все новые и новые социальные, психологические, общечеловече-
ские проблемы, волнующие современность. И вот тут появляется
первый роман Айтматова, впитавший в себя многолетний труд, пе-
реживания и размышления писателя. Это и был «Буранный полу-
станок», который более известен под названием «И дольше века
длится день».
Несмотря на столь огромную философскую роль, роман увлека-
ет не сразу. Философский эпиграф из «Книги скорби» X века, не-
привычное начало: «Требовалось большое терпение в поисках до-
бычи по иссохшим буеракам и облысевшим логам», пожилой ка-
зах везет хоронить своего друга на родовое кладбище — совершен-
но иная, чуждая моим интересам жизнь открывается на первых
страницах романа. Но полная скрытой силы, точная проза Айтма-
това захватывает, и постепенно начинаешь открывать глубинный
смысл происходящего, тайную взаимосвязь событий, постигать в
слове внутреннюю работу души писателя, о чем он и говорит в
эпиграфе.
Сюжет романа прост: мышкующая голодная лисица выходит к
линии железной дороги, пожилая женщина спешит сообщить, что
«умер одинокий старик Казангап», путевой обходчик Едигей реша-
ет похоронить друга на древнем родовом кладбище. И печальная
процессия, возглавляемая Едигеем на Каранаре, мерно движется в
глубь степей к кладбищу Ана-Бейит. Но там уже их ждет ошелом-
ляющая новость: святая святых казахов «подлежит ликвидации»,
на месте кладбища будет находиться стартовая площадка для запу-
ска ракет по программе «Обруч». Чья-то неумолимая воля в лице
лейтенанта Тансыкбаева отлучает людей от их святыни. «Унижен-
ный и расстроенный» Едигей, преодолев сопротивление сына Ка-
зангапа Сабиджана, хоронит друга неподалеку, на обрыве Мала-
кумдычап. И в конце этой истории, как и в ее начале, появляется
символ Природы: коршун, паря высоко, наблюдает старинное дело
захоронения и предстартовую суету на космодроме,
А параллельно идет рассказ о совершенно ином мире, центр ко-
торого находится южнее Алеутских островов в Тихом океане, в
квадрате, примерно равноудаленном от Владивостока и Сан-Фран-
циско. Это авианосец «Конвенция» — научно-стратегический штаб
Обценупра по совместной программе «Демиург». Здесь американ-
ский и советский паритет — космонавты, связавшись с внеземной
цивилизацией, покинули станцию «Паритет» «временно, чтобы по
возвращении доложить человечеству о результатах посещения пла-
неты Лесная Грудь». Объясняя причины своего «беспрецедентного
предприятия», они пишут: «Нас ведет туда жажда знаний и веко-
вечная мечта человека открыть себе подобные существа в иных ми-
рах, с тем чтобы разум объединился с разумом».
При сопоставлении таких линий сюжета получается, что автор,
постигая совершенный мир, всматривается в него из космической
313 '
бездны: смогут ли люди изменить свои представления о мироуст-
ройстве, чтобы войти в новое обитаемое пространство? С другой
стороны, современность последуется из глубины изначальной При-
роды, с позиций патриархального миропонимания: сохранят ли
люди традиции и духовные ценности предков, сохранят ли землю
во всей ее уникальности?
Введение космической, даже научно-фантастической сюжетной
линии усложнило композицию романа. В нем существует как бы
несколько пространств: Буранного полустанка, Сары-Озеков, стра-
ны, планеты и дальнего космоса. Так же сопрягаются в романе и
разные пласты времени: прошлое, настоящее и будущее. А в центре
их пересечения — человек, причастный и к лисице, и к ракете,
призванный все понимать, соединять, гармонизировать. Это и есть
главный герой романа Едигей Жангельдин, Буранный Едигей, про-
живший безвыездно сорок лет на полустанке, фронтовик, настоя-
щий трудяга, труженик. Как писал сам Айтматов, «он один из тех,
на которых, как говорится, земля держится... Он сын своего време-
ни». И рядом с ним в центре романа верблюд-сырттан (сверхсуще-
ство), ведущий свой род от белоголовой верблюдицы Акмал, как
воплощение самой Природы, ее равенства с человеком. Между ни-
ми, человеком и верблюдом, лежит пласт мифов: предание о клад-
бище Ана-Бейит, легенда о трагедии манкурта, о том, как Найман-
Ана пыталась воскресить любовью память у сына-манкурта и как
летает теперь над степью птица Доненбай с воззванием к людям:
«Вспомни имя твое! Твой отец Доненбай!..9 Сюда же примыкает на-
писанное ритмической прозой предание о любви старого певца Рай-
малы-ага, «степного Гете», к юной акынше Бегимай. Легендарные
события прошлого живут в воспоминаниях Едигея, переплетаясь с
днем настоящим: легенда о манкурте с судьбой Сабиджана, преда-
ние о золотом мекре с жизнью детей Абуталипа, а легенда о любви
Раймалы-ага с переживаниями самого Едигея, Эти мифы привно-
сят в композицию романа новые непередаваемые ощущения, дела-
ют его похожим на сказку, от которой просто невозможно оторвать-
ся, хочется с головой погрузиться в этот прекрасный мир неповто-
римой прозы.
День сегодняшний в романе вобрал в себя глубинную тяжесть
памяти, поскольку «разум человека — это сгусток вечности, во-
бравший в себя тысячелетия истории и эволюции, наше прошлое,
настоящее и конструкцию грядущего... Мы есть то, что мы помним
и ждем». Поэтому по-особенному звучит название романа — строка
из стихотворения Б. Пастернака «Единственные дни». Это стихо-
творение — антипод романа по легкой грусти, задушевности чувст-
ва, чуть рассеянного взгляда на прошлое, растворенное в будущем.
Роман же трагический, обнажающий все конфликты современно-
сти, требующий от каждого немедленных однозначных решений. В
таком названии заключена не только важная для писателя идея,
мысль, но и поэтический, музыкальный образ, лирический мотив,
который «просвечивает» сквозь ткань всего романа. И дольше века
длится день похорон Казангапа, день напряженных размышлений
Едигея о сложных вопросах времени, истории. И вот художествен-
ное чудо: в его воспоминаниях и размышлениях открывается нам
314
идеальное поведение и житие человека. Мы читаем не о былом и не
о том, как живут, а о том, как жить. Жить в гармонии с природой
и с самим собой, личностно и счастливо, на чистых началах. Осно-
вой жизни героев романа на Буранном полустанке стали Память и
Совесть. Эти люди не рвут от жизни куски и не ищут, где лучше. В
суровой природе Сары-Озеков они уловили живую душу самой
Природы и умеют радоваться малому — поэзии ливня, например.
«Абуталип и дети купались в потоках ливня, плясали, шумели...
То был праздник для них, отдушина с неба». Жизнь семей Едигея,
Казангапа и Абуталипа Куттыбаева протекает со своими страстя-
ми, надеждами и трудностями. А в трудностях закаляется харак-
тер, очищается душа и ум. И ценности в их мире истинные: любовь
семейная, честный труд, незлобивая жизнь. Возможно, идеальные
отношения между семьями на Буранном — воплощение мечты пи-
сателя, прообраз отношений между народами и государствами. Од-
нако Едигей и Укубала, Абуталип и Зарипа далеко не наивные лю-
ди. В тяге к свободной жизни они противостояли законам рода, ис-
пытали гонения в определенный период истории. Поэтому и доро-
жат так трепетно и нежно друг другом и детьми. Семейная лю-
бовь — главная ценность. Да и жизнь на полустанке похожа на
братское общежитие. В основе ее — сострадание и духовность. И
Едигей в этом мире — главное лицо, для всех поддержка и опора.
Без него немыслим Боранлы — Буранный, открытый всем ветрам
на свете, помещенный автором в сары-озекские степи — великие и
пустынные пространства. Сары-Озеки не просто степи, это сама бес-
конечность с ее холодным равнодушием к человеку, к его поискам
смысла жизни, счастья, справедливости: «Едигей вдруг почувство-
вал полное опустошение. Он упал на колени в снег... и зарыдал
глухо и надсадно. В полном одиночестве, посреди Сары-Озеков, он
услышал, как движется ветер в степи...» Вместе с затерянностью
человека в пространствах степей автор одновременно подчеркивает
и затерянность Земли в звездной бесконечности: «И плыла Земля
на кругах своих, омываемая вышними ветрами. Плыла вокруг
Солнца и, вращаясь вокруг оси своей, несла на себе в тот час чело-
века, коленопреклоненного на снегу, посреди снежной пустыни...
И плыла Земля...* И Едигей сумел стать равным бесконечности по
своей истинно человеческой сути, потому что в основе его личности
лежит знание законов природы и тонкая интуиция в общении с лю-
дьми, чувство ответственности за все вокруг. Автор утверждает,
что только личность, впитавшая в себя опыт предков и включенная
в мировую культуру, способна, сверяясь со своей совестью, на «ска-
чок в сознании», «революцию духа*. Так, не найдя кладбища на
своем месте, Едигей дерзает основать новое, а паритет-космонавты
на свой страх и риск решают пойти навстречу новому опыту и зна-
нию. Все они: космонавты и Едигей, Раймалы-ага и Абуталип,
мать манкурта Найман-Ана — обладают творческим воображением
и благой волей, чтобы проложить новую тропу в поведении, в мыс-
ли, в труде.
Однако автор, заканчивая роман, который иногда называют ро-
маном-предупреждением, рисует страшную картину апокалипсиса:
«Небо обваливалось на голову, разверзаясь в клубах кипящего пла-
315
мени и дыша... каждый новый взрыв накрывал их с головой пожа-
ром всеохватного света и сокрушающего грохота вокруг...» Это на
Землю, кажущуюся из космоса «хрупкой, как голова младенца»,
натягивают «холодной рукой» обруч ракеты-роботы. Замкнулась
связь времен: новые варвары возносят над миром силы зла далеко-
го прошлого. Эти люди без памяти, лишенные сами опыта своего
народа, а следовательно, и исторической-перспективы, лишают че-
ловечество будущего. Начиная с семидесятых годов художествен-
ные и философские поиски писателя направлены на выработку но-
вого, планетарного мышления, связанного с утверждением мира
без войны, нового, планетарного гуманизма.
Будет ли так, роман не дает однозначного ответа. Гуманизм мо-
жет победить только в том случае, если люди не потеряют истори-
ческую память, не уподобятся манкуртам.
Деформация совести позволяет людям оставаться безучастными
даже тогда, когда попираются нравственные устои. Неужели поко-
ление конформистов идет на смену поколению Едигея и Казангапа?
Неужели устроенная сытая жизнь неспособна сформировать лич-
ность, готовую на протест из-за унижения достоинства? Что это —
плата за научно-технический прогресс? Не слишком ли большая
цена? Прогресс ли это? Трудные, трудные вопросы. Не страх, а со-
весть должна заставлять людей приписать ответственность за про-
исходящее вокруг.
Каждый ответствен за время, в котором живет. Вот одна из
главных позиций романа. И хочется верить, что добрая воля поли-
тиков и народов позволит избежать светопреставления, выпавшего
на долю Едигея, о котором и повествует роман Ч. Айтматова «И до-
льше века длится день».

РЕЦЕНЗИЯ НА РОМАН Ч. Т. АЙТМАТОВА «ПЛАХА*
(I вариант)

Больше десяти лет назад вышел в свет роман Чингиза Айтма-
това «Плаха», Это произведение привлекает читателей своей
проблематикой и необычными героями. Действующими лицами
этой книги становятся собиратели анаши, молодой человек, изг-
нанный из духовной семинарии за ересь, бывшие зеки, «кулаки».
Автор уделяет много внимания отношениям между людьми и
природой. Это очень важно, потому что, чем больше мы узнаем о
человеческих взаимоотношениях, о поступках людей, тем лучше
мы понимаем друг друга, ведь каждый человек — это целый
мир, который можно изучать вечно. Прочитав эту книгу, понима-
ешь, как сложно порой могут переплетаться судьбы людей, как
сильно их жизни зависят от обстоятельств и от действий других
людей.
В романе «Плаха» можно выделить три основные сюжетные ли-
нии, связанные общей проблематикой. Первая линия — это судьба
пары волков — Акбары и Ташчайнара. В этой книге с первых
строк поражает то, что Айтматов начинает свое повествование с
рассказа о волках, а не о людях. Но, продолжая читать, понима-
ешь, что автор сделал это намеренно. Судьбы людей не раз пересе-
316
каются с судьбой зверей. Волки были вынуждены покинуть степи
после того, как люди устроили там гигантскую бойню — охоту на
сайгаков, во время которой погибли их первые волчата. Пара вол-
ков ушла ближе к горам, к озеру, но и родившиеся там щенки по-
гибли, когда люди подожгли камыши вокруг озера. Акбара и Таш-
чайнар перебрались в горы, надеясь, что там они спасутся от лю-
дей, но их последних четверых волчат украл из норы в горах чело-
век. А когда волки начали мстить за своих детей, люди убили и
их.
Вторая сюжетная линия связана с судьбой Авдия Каллиетрато-
ва — молодого человека, которого выгнали из духовной семинарии
за ересь, после чего он стал корреспондентом газеты. Но Авдий
чувствовал, что это не его призвание, и постоянно искал свое пред-
назначение, смысл своего существования. Он решил поехать в Мо-
юнкумские степи с группой «гонцов» (собирателей анаши), чтобы
написать о них статью. Но газетный очерк был только официаль-
ным поводом; на самом деле он поехал, надеясь, что ему удастся
уговорить этих молодых ребят, почти мальчишек, бросить их опас-
ный промысел и покаяться. Ему это не удалось, как не смог он и
напечатать свои «степные очерки». Разочарованный, Авдий возвра-
щается в Жамгак-Саз, куда он ездил с «гонцами» и где он встретил
и полюбил биолога Ингу Федоровну, которая так же, как и он, за-
нималась проблемой борьбы с анашой. Но Авдий не застает ее в го-
роде и идет на вокзал, где его подбирает для «сафары» (охоты на
сайгаков) «Обер-Кандалов — бывалый человек... в прошлом воен-
ный, причем из штрафбата».
Айтматов описал эту «сафару» так, что читателям становится
ясна практическая невозможность мирного сосуществования чело-
веческой цивилизации и дикой природы степей. Авдия, ставшего
случайным свидетелем этой бойни и пытавшегося уговорить Канда-
лова и его приспешников прекратить охоту и покаяться, связали и
бросили в кузов машины, а потом распяли на дереве и оставили
умирающего молодого человека одного.
В третьей части появляются новые герои, чьи судьбы тесно пе-
реплетаются с судьбой Акбары и Ташчайнара. Бедный чабан Базар-
бай нашел в горах логово волков и забрал оттуда четверых щенков.
Этот его необдуманный поступок стал причиной многих бед в це-
лом совхозе. Волки начали мстить людям: они задрали много овец
и даже набрасывались на людей. Но больше всех пострадали Бос-
тон и его жена Гулюшкан: они потеряли самое дорогое, что у них
было, — сына Кенджеша.
Роман привлекает читателей не только содержанием, но и проб-
лематикой. Автор затрагивает много важных проблем, которые на-
ходят свое отражение в разных частях книги. В их числе вопрос о
том, что же делает человека человеком.
Людям дан великий дар — способность мыслить, и она должна
помогать людям полюбить мир, жизнь и все живое. Однако люди,
которые лучше других должны понимать цену жизни, мучают и
убивают не только диких зверей, но и друг друга, уничтожают
жизнь, защита и охрана которой не обязанность, а призвание чело-
века. *Гонцы» за анашой избили и сбросили с поезда Авдия, наде-
317
ясь, что он не выживет. А когда этот молодой человек во второй
раз попытался пойти против суровой действительности и остано-
вить бессмысленное жестокое убийство сайгаков, это стоило ему
жизни. Люди, распявшие Авдия, не пожалели его. Такие, как они,
просто не знают, что такое жалость. Но Авдия пожалела волчица
Акбара, которую он увидел за несколько мгновений до своей смер-
ти. И у читателей возникает вопрос: в ком же тогда больше гуман-
ности, человечности?
Дикие животные способны жалеть нас, почему же тогда мы не
можем понять и пожалеть их? Им ведь свойственны все те же
чувства и переживания, что и людям. Люди сочувствовали Гу-
люшкан, которая, потеряв сына, выла так же, как Акбара, когда
у нее украли ее волчат. Но вой волчицы вместо жалости вызывал
в людях только злость. Люди в совхозе не могли простить волков,
убивающих скот и нападающих на людей, желая отомстить им за
всех своих детенышей. Но мы можем понять Бостона, застрелив-
шего Базарбая, которого он считал виновным в смерти своего сы-
на.
В романе много внимания уделяется человеческим взаимоотно-
шениям. Айтматов показывает, до какой низости, до каких пре-
ступлений могут довести человека зависть и желание жить лучше
других. Когда Авдий спросил у «гонцов*, Бог или деньги для них
важнее, даже маленький Ленька ответил, что деньги, потому что
они дают возможность жить лучше, чем живут многие люди, зара-
батывающие на жизнь честным трудом. Но честно работать можно
тоже по-разному. Бостону, который вкладывал все силы в работу,
многие бедные чабаны завидовали, некоторые даже ненавидели его
за то, что у него все было лучше, чем у них. За это Бостона из «пе-
редовика производства» превратили в «кулака». А парторг Кочсор-
баев старался помешать «кулаку» добиться большего. Все это про-
исходило потому, что та же государственная идеология, которая не
допускала возможности существования таких пороков, как нарко-
мания, была против любого неравенства. Айтматов прекрасно по-
нимал противоестественность ситуации, в которой для всеобщего
равенства все должны жить и работать одинаково плохо, а не оди-
наково хорошо. Для поддержания такого порядка в государстве от-
дельных людей, пытавшихся бороться за справедливость, отправ-
ляли на плаху. Но автор показывает читателям, что государство и
общество, которые коверкают жизни и судьбы людей и не обраща-
ют внимания на свои внутренние проблемы, из которых наркома-
ния, возможно, не самая серьезная, сами идут к «плахе». Такая
критика системы в то время, когда был написан этот роман, была
очень смелым шагом.
В наше время проблемы, затрагиваемые в романе «Плаха», уже
не так злободневны, но многие из них все еще актуальны. Поэтому
я считаю, что еще не одно поколение людей, среди которых всегда
есть и стремящиеся собственным трудом добиться успеха, и стара-
ющиеся направить других на путь истинный, и просто желающие
лучше понять человеческие взаимоотношения и характеры других
людей, будут с большим интересом и удовольствием читать роман
Ч. Айтматова «Плаха».
318
РЕЦЕНЗИЯ НА РОМАН Ч. Т. АЙТМАТОВА «ПЛАХА»
(П вариант)

Одним из наиболее ярких произведений современной русской
литературы является роман Чингиза Айтматова «Плаха». В его
произведении затрагиваются насущные проблемы общества, вопро-
сы добра и зла, отношения между человеком и природой, между
человеком и обществом. Ч. Айтматов писал: «Трудно установить,
что такое людская жизнь. Во всяком случае, бесконечные комбина-
ции всевозможных человеческих отношений, всевозможных харак-
теров настолько сложны, что никакой сверхсовершенной компью-
терной системе не под силу сынтегрировать общую кривую самых
обычных человеческих натур». Так сказано о людях, но ведь их су-
ществованием мир не исчерпан. Скорее всего, потому писатель из-
бирает три основных русла наблюдений: природное, социальное и
углубленно-личностное. Вечное царство природы в романе много-
красочно и многонаселенно. Бескрайние степи, зеленые долины и
приозерье, высокогорные тропы — все поражает своей неповтори-
мой красотой. «И не видно было ни конца, ни края этой земли.
Всюду темные, едва угадываемые дали сливались со звездным не-
бом» — таким выглядит край в предутреннюю пору. Днем он ис-

<< Пред. стр.

страница 41
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign