LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 37
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

идеологией. Идея «светлого будущего» была поставлена выше чело-
веческих отношений: семейных уз, любви, дружбы.
Русская литература пытается вернуть интерес своего читателя к
вечным нравственным принципам Библии, она в это время проник-
нута евангельскими мотивами.
М. А. Булгаков в романе «Мастер и Маргарита» говорит о том,
что человек сам волен выбирать, по каким нравственным законам
он будет жить.
В произведении две сюжетные линии. Одна развивается в совре-
280
менном мире, другая — в далеком прошлом. В последней Булга-
ков, заимствуя евангельский сюжет, по-другому расставляет акцен-
ты и излагает собственную версию пришествия Христа. Все произ-
ведение Булгаков строит вокруг этой фигуры Спасителя. Уже в
первой главе Берлиоз в разговоре с Иваном Бездомным отрицает
существование Христа как реально жившего человека, утверждая,
что он — выдумка и миф. Именно в этот момент появляется Сата-
на, принимающий облик профессора Воланда. Этот образ соединяет
два сюжетных плана в романе: исторический и современный. Образ
Воланда воспринимается неоднозначно. Фигура Сатаны вызывает
ассоциации с адом, страшными мучениями, грехопадением и иску-
шениями. Сам Булгаков в эпиграфе к роману дает противоречивую
оценку этому образу: автор играет со словами, с устоявшимися
взглядами читателя. Воланд — «...часть той силы, что вечно хочет
зла и вечно совершает благо». Из уст профессора читатель вместе с
Бездомным и Берлиозом узнает все подробности разговора между
Иешуа и Пилатом. Акценты расставлены так, что Сатана является
лишь посторонним наблюдателем, а вина за распятие Сына Божие-
го ложится на людей, не принявших Божьих заповедей. Автор уже
с первых страниц романа показывает безнравственность людей,
живущих не по евангельским законам.
Булгаков не пытается дать вторую версию распятия Христа, он
даже меняет имя Иисуса на Иешуа, а название города Иерусалим
заменяет на Ершалаим. Этим, по моему мнению, автор хочет пока-
зать, что он не поднимает руку на Евангелие, но и не создает паро-
дию.
Образ Иешуа в романе лишен божественного библейского орео-
ла, но булгаковский Га-Ноцри ближе и понятнее, его воспринима-
ешь как реально существовавшего человека. Булгаков наполнил об-
раз Иешуа любовью к ближнему и смирением.
В романе присутствуют еще несколько отступлений в прошлое.
В одном из них автор вступает в противоречие с библейским трак-
тованием дальнейшей судьбы Иуды: булгаковский Иуда — это не-
раскаявшийся человек, погибающий таинственной насильственной
смертью по приказу Пилата, а не от собственной руки.
Современный план романа насыщен персонажами и богат собы-
тиями. Здесь Булгаков уделяет равное внимание нравственной и
социальной проблематике. На примере Берлиоза автор показывает,
как образование без жизни духа может привести к законченному
атеизму. «Каждому по вере воздастся». Берлиоз после смерти ухо-
дит в небытие.
Тема творческого предназначения писателя в романе тесно свя-
зана с религиозной тематикой. Образы Мастера и Бездомного свя-
заны не только композиционно, но и тематически. Они оба писали
о Христе, но Бездомный создавал конъюнктурное произведение, а
Мастер действовал лишь в согласии со своим сердцем и разумом.
Иван Бездомный — человек, затянутый в круговорот атеистиче-
ской идеологией, через страдания приходящий к пониманию и ос-
мыслению жизни, к божественным принципам бытия.
Булгаков показывает низменность людей, живущих лишь мате-
риальными интересами. Во время представления в театре Воланд
281
говорит: «Они — люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда
было... Человечество любит деньги... Ну, легкомысленны... ну, что
ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные
люди... в общем, напоминают прежних...»
Булгаков делает Воланда предельно объективным, когда он до-
казывает неизбежность существования зла: «...что бы делало твое
добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, ес-
ли бы с нее исчезли тени?» Новое — это хорошо забытое старое.
Эта мысль является основой построения человеческого бытия. «Мы
говорим с тобой на разных языках, как всегда, — отозвался Во-
ланд, — но вещи, о которых мы говорим, от этого не меняются».
Не надо выдумывать новых ценностей, просто нужно открыть
Евангелие и прочитать Божьи заповеди.

ЕВАНГЕЛЬСКИЕ МОТИВЫ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКА
(II вариант)

Евангельские мотивы в русской литературе всегда были одной
из наиболее интересных и неоднозначных тем.
Тема добра и зла, Иисуса Христа и дьявола так или иначе про-
слеживалась в творчестве А. Погорельского, Н. Полевого, В. Одоев-
ского. А через такие произведения, как «Гробовщик» и «Пиковая
дама» Пушкина, «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Петербург-
ские повести», «Портрет» Гоголя, «Двойник» Достоевского, оказа-
ла и оказывает воздействие на многих русских писателей.
В двадцатые—тридцатые годы XX столетия шла бурная пере-
оценка ценностей, рождались новые идеалы. На творчество русских
писателей оказывают влияние кризис мировоззрения, ломка устояв-
шихся традиций и в то же время романтические настроения обще-
ства. Острые противоречия жизни, растерянность и отчаяние, поте-
ря веры в близкие социальные перемены толкали писателей на поис-
ки смысла жизни, путей духовного возрождения людей. Их притя-
гивал мир человеческой личности, постижение собственного «я».
Великолепный мастер слова, автор имеющих огромный успех на
сцене пьес, создатель бессмертных романов «Белая гвардия» и «Мас-
тер и Маргарита», Булгаков изображал свое время, как время апока-
липсическое, как «время мировых катастроф». Творчество Булгако-
ва делает сегодняшний день для читателя пародией на тот единствен-
ный мир, который включает в себя добро и зло, прошлое и будущее.
Обращение Булгакова к Евангелию обусловлено потребностью
писателя, вытекающей из всей его жизни, его мировоззрения.
Михаил Афанасьевич родился в семье преподавателя Духовной
академии, дед его был нищим священником кладбищенской церк-
ви. А родное гнездо имело всегда для Булгакова, по его словам,
«значение первостепенно важное».
Булгаков много думал и писал о нелепости и значимости судь-
бы. Судьба порой являлась ему в виде страшного беспощадного су-
щества, играющего беспомощными человечками.
Роман «Мастер и Маргарита» был задуман в 1928 году, и писал-
ся он вплоть до самой смерти писателя (в 1940 году). Жанр опреде-
лен самим автором как «фантастический роман».
282
Его история о Понтии Пилате и Иешуа Га-Ноцри — это роман в
романе, это история «пятого прокуратора Иудеи» и бродячего фило-
софа. В каждой главе, на каждой странице романа видим мы проти-
вопоставления добра и зла, истины правдивой и истины ложной,
трусости и смелости. Происходят различные столкновения. В чем
суть этих столкновений? Из-за чего они происходят? Кто побеждает
в происходящих спорах? Попробуем ответить на все эти вопросы,
опираясь на роман М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита».
Перед нами Понтии Пилат — пятый прокуратор Иудеи. Чело-
век несомненно жестокий, он, однако, по мнению немецкого исто-
рика Адольфа Мюллера, и личность возвышенная, необычная. Сто-
ящий перед ним обвиняемый, бедный бродячий философ Га-Ноцри,
почему-то кажется ему героем.
Иешуа проповедует истину добрых людей. «Злых людей нет, —
говорит он. — А есть несчастные». Таков Понтии Пилат.
Спор об истине заканчивается тем, что каждый остается при
своем мнении. Этот конфликт как бы потухает с жизнью Иешуа.
Однако он разгорается с новой силой, когда до прокуратора дохо-
дят слова, сказанные Га-Ноцри перед смертью. «Единственное, что
он сказал, — это что в числе человеческих пороков одним из самых
главных он считает трусость».
Как прав был этот бродячий философ и великолепный психолог!
Даже казненный, Иешуа продолжает спор с прокуратором. Он
вновь доказывает Пилату, что его истина настоящая.
Игемон хотел спасти Га-Ноцри. Язычник-прокуратор даже скло-
нен считать арестованного полубогом, и единственное, что застав-
ляет его дать согласие на казнь подсудимого, — это страх перед до-
носом кесарю. Понтии Пилат совершил «судебное убийство» неви-
новного, хотя и при смягчающих обстоятельствах. На страницах
романа прослеживается сочувственное отношение Булгакова к про-
куратору. И он прощает его в конце романа.
И не могло быть по-другому. Сохранилась мысль Булгакова, ко-
торая сопровождала его всю жизнь: «Мы должны оценить человека
во всей совокупности его существа, человека как человека, даже ес-
ли он грешен, пессимистичен, озлоблен или заносчив. Нужно ис-
кать сердцевину, самое глубокое сосредоточение человеческого в
этом человеке*.
Понтии Пилат — несчастный человек. Он обрек на смерть неви-
новного. Слова, сказанные Иешуа перед смертью, обрекают проку-
ратора на вечные душевные муки. На Ершалаим спускается ночь, а
сон не идет к Пилату. После нескольких часов мучений он засыпа-
ет. Его сон прекрасен. Прокуратору снится светящаяся дорога, ве-
дущая прямо к луне, по которой идет он с бродячим философом.
«Казни не было! Не было! Вот в чем прелесть этого путешествия
вверх по лестнице луны!» Прокуратор улыбается во сне. Однако
мысль о казни не дает ему покоя. И трусость — «это самый страш-
ный порок».
«— Неужели вы, при вашем уме, допускаете мысль, что из-за
человека, совершившего преступление против кесаря, погубит свою
карьеру прокуратор Иудеи?
— Да, да, — стонал и всхлипывал во сне Пилат».
283
Перед нами уже не тот грозный и великий «пятый прокуратор
Иудеи», а несчастный, измученный человек. Все его могущество
оказалось мнимым, так же как и его истина оказалась ложной.
И все же Понтий Пилат обретает покой. Он прощен за те муки,
которые он испытал, за те страдания, которые он перенес.
Другой сюжет Евангелия лег в основу рассказа Л. Н. Андреева
«Иуда Искариот». Автор простым и доступным языком рассказы-
вает об Иисусе и его учениках, их путешествиях и встречах, о пре-
дательстве Иуды.
«И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы по-
слать их на проповедь. Поставил... и Иуду Искариота, который и
предал Его», — написано в Евангелии от Марка.
В своих рассказах «Елизар», «Иуда Искариот», «Рассказ о семи
повешенных» Андреев поднимает животрепещущие общественные
вопросы.
Многогранные романы Булгакова, простые и понятные расска-
зы Андреева, поразительные произведения Шмелева — все они свя-
заны одной темой — темой Евангелия. Их осеняет, как сказал пре-
подобный Сергий из рассказа И. С. Шмелева «Куликово поле»,
«крест Христов — знамение Спасения, светлое благовестив, ми-
лость Господня».
«Если народ теряет веру в Бога, то его постигает бедствие и не-
счастья, и если не кается, то гибнет и исчезает с земли», — сказано
в Библии.

ИСКУССТВО В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

Произведения подлинного искусства раскрываются перед чело-
веком не сразу. Чтение художественной литературы — процесс,
требующий творческих усилий читателя, захватывающий обязате-
льно и интеллектуальную, и эмоциональную сферы. Творчество на-
стоящего писателя гуманно по всей сущности. И цель его — каждо-
го человека призвать к совершенствованию ума и души, научить
его радоваться красоте, наслаждаться ею, понимать ее.
Совсем недавно я открыла для себя творчество В. Шукшина, ко-
торое потрясло меня своей глубиной и своеобразием. Поэтому, вы-
брав тему экзаменационного сочинения, я не могу не поделиться
своими мыслями об этом писателе.
Земля — образ конкретный и поэтически многозначный в твор-
честве В. Шукшина. Дом родной и родная деревня, пашня, степь,
мать — сыра земля... Шукшин пишет о бесконечности жизни и
уходящей в прошлое цепи поколений, о Родине, о необъемлемо
притягательной силе земли. Этот всеобъемлющий образ естествен-
но становится центром содержания творчества Шукшина: образной
системы, художественных концепций, нравственно-эстетических
идеалов и поэтики.
Писал ли Шукшин Любавиных, мрачных и жестоких собствен-
ников, вольнолюбивого мятежника Степана Разина, рассказывал
ли о разгроме деревенских семей, прощании его со всем земным,
ставил ли фильмы о Пашке Колокольникове, Иване Расторгуеве,
братьях Громовых, Егоре Прокудине, писатель изображал героев
284
на фоне конкретных и обобщенных образов реки, дороги, бесконеч-
ного простора пашни, отчего дома, безвестных могил. Шукшин на-
полняет этот центральный образ всеобъемлющим содержанием, ре-
шая кардинальную проблему: что есть Человек? в чем суть его бы-
тия?
Земля у Шукшина — образ исторический. Ее судьба и судьбы
людей едины, и разорвать эти вечные связи невозможно без траги-
чески необратимых катастроф и гибельных последствий. Судьбы
сегодняшние — продолжение звеньев исторической цепи поколе-
ний. Прочны ли эти звенья и как они спаяны? — размышляет
Шукшин. Прослеживая жизненный путь отцов и детей, представ-
ляющих разные поколения и стоящие за ними эпохи, Шукшин
стремится раскрыть их духовный мир, радости и заботы, смысл бы-
тия, во имя чего прожита жизнь.
В рассказе «Дядя Ермолай» этот вопрос остается без ответа.
Нужно много взвесить, распознать, обдумать, сопоставить, чтобы
понять характер, душу людей старшего поколения. Размышления
над смыслом жизни старших поколений неизменно возвращают пи-
сателя к извечным и простым истинам: земля, труд, дом, — состав-
ляющим основу бытия. Да, в этом круге замыкались все радости и
все интересы, огорчения и заботы дяди Ермолая, его поколения,
его отца, деда и далее — в глубину прошлого — уходили проверен-
ные искомые истины. Но оставалась неразгаданной тайна прочнос-
ти, устойчивости этих истин. Тайна извечного притяжения земли и
дома. Обогащение, обновление, даже усложнения содержания ис-
конных понятий и представлений о земле и родном доме в творче-
стве Шукшина вполне закономерно. За всем этим — самобытность
мировосприятия писателя, его жизненного опыта, обостренное чув-
ство родины, художническая проникновенность, рожденные в но-
вую эпоху жизни народа. Совершенно естественно пристальное
внимание Шукшина к современным социальным процессам. Он
«допрашивает» наше время, изучает своего современника, чей ду-
ховный мир пытается разгадать и обрисовать.
Проза Шукшина остродраматична, психологически уплотнена.
Характеры изображаются в напряженно-кризисные моменты выбо-
ра, самопознания, трагического прощания с жизнью, разочарова-
ния или необычайных-открытий. При этом внутреннее состояние
героя как будто обнажено.
Мы узнаем все о человеке: угадываем дисгармонию души, рас-
пад с миром, драматизм нравственных поисков или, напротив —
высшую гармонию с миром, людьми.
«Человеку приснилась родная деревня. Идет будто он берегом
реки... В том месте реки — затон. Тихо. Никого, ни одной живой
души вокруг... В душу с тишиной вместе вкрадывается беспокойно-
нежное чувство ко всему на свете», — пишет Шукшин в своем рас-
сказе «Два письма». А вот из рассказа «Горе»: «Это даже не дума-
ется, что-то другое: чудится, ждется, что ли. Притаишься где-ни-
будь на задах огородов, в лопухах, — сердце замирает от необъяс-
нимой, тайной радости. Жалко, мало у нас в жизни таких ночей».
Напряженно-возвышенное духовное состояние героя рождается
в момент высшей гармонии — слияния с природой. Писатель ак-
285
центирует внимание читателя на моментах, когда душу человека
озаряют добрые и светлые чувства. Поиски ответов на вечные во-
просы о смысле жизни и преемственности поколений требуют от
писателя анализа чувств. Любовь, дружба, сыновние и отцовские
чувства, материнство в беспредельности терпения и доброты — че-
рез них познается человек, а через него — время и сущность бы-
тия. Пути постижения писателем бытия ведут его к познанию глу-
бин души человеческой. А в этом — ключ к решению и древних, и
новых загадок жизни. Узнавая дорогих Шукшину героев, убежда-
ешься в одном: выше всего, прекраснее и глубже не переживания,
которые испытывает человек, приобщаясь к природе, постигая из-
вечную власть и обаяние земли, бесконечность человеческой жиз-
ни. Убеждаешься в этом, прочитав такие произведения, как «За-
летный», «Верую!», «И разыгрались же кони в поле», сАлеша Бес-
конвойный».
Совершенно закономерно, что в центре поэтического ряда «лю-
ди — земля» выделен образ матери, с ее терпением, добротой, вели-
кодушием, жалостью. Поэтизируя простую деревенскую женщину-
мать, Шукшин изображает ее хранительницей дома, земли, извеч-
ных семейных устоев и традиций. В старой матери-труженице
Шукшин видит истинную опору для человека в превратностях су-
дьбы, она для писателя — воплощение надежды, мудрости, добро-
ты и милосердия.
В киноповестях и фильмах Шукшина «Брат мой...», «Живет та-
кой парень», «Печки-лавочки», «Калина красная» найдены харак-
теры, отвечающие положительным идеалам писателя и драматур-
га, — Пашка Колокольников, Семен Громов, Иван Расторгуев, Лю-
ба Байкалова. Пашка Колокольников живет просто, не отдавая себе
отчета в привязанностях, в необходимости поступать по велению
разума. Его натура противится какому-либо нравственному дикта-
ту, потому что руководствуется сердцем. Но деятельное добро —
проявление непосредственного, сердечного внимания, которое ни-
кем не подписано и не запланировано. Особенно интересен харак-
тер Любы Байкаловой. В этом характере сосредоточены и выявле-
ны крупно, убедительно начала гармонической личности. Люба
Байкалова, с ее умом, сердечностью, верностью нравственным усто-
ям семьи — человек обаятельный, активный. Люба не обретает сча-
стья в жизни, переживая утраты, сталкиваясь с чуждыми ее духу
силами, но характер героини Шукшина несет в себе идеалы добра,
чистоты и душевности. Возможности этой натуры, по мысли авто-
ра, далеко не исчерпаны.
Художественный мир Шукшина — многолюдный, «многошумя-
щий», динамичный, живописный. Создается иллюзия полной есте-
ственности его, совершенного единства с реальностью. Океан жиз-
ни, как бы вытиснув в момент могучего волнения этот образный
мир, не оставил свой бесконечный бег. За ушедшими придут новые
поколения. Жизнь нескончаема и беспредельна.
Иа уроках литературы мы изучали понятие о конфликте. На
мой взгляд, творчество Шукшина не дает четкого ответа на основ-
ные вопросы бытия. В этом его прелесть. Не давать однозначного
ответа, а научить читателя думать, домысливать, сопереживать.
286
Поэтому рамки рассказов Шукшина открыты, финалы, за немно-
гим исключением, ждут своего продолжения, призывая к соуча-
стию всю огромную читательскую аудиторию.

РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕСТИ И СОВЕСТИ

Честь и совесть. Что означают эти слова? Может быть, для кого-
то это пустой звук? Часто ли мы сталкиваемся с этим в жизни?
Эти качества должны быть присущи каждому человеку, но так
ли это?
По-моему, лучше всего честь и совесть проявляются в экстрема-
льных ситуациях. Самая экстремальная ситуация — это война. О
Великой Отечественной войне писали и пишут очень много. Поэты
слагали стихи и поэмы, писатели писали художественные и публи-
цистические произведения. ,
Одним из таких произведений является повесть В. Некрасова
«В окопах Сталинграда». В. Некрасов считал, что подобные произ-
ведения надо писать по горячим следам и на одном дыхании, пото-
му что иначе правда искажается. Автор повести утверждает, что
правды в его произведении девяносто девять процентов, и всего
лишь на один процент он умолчал. И по всей видимости, это заяв-
ление справедливо, потому что молодое поколение сравнивает дру-
гие произведения с этой повестью, проверяя справедливость и чест-
ность других авторов, а современники войны подтверждают, что
все написано правдиво и честно. Так о чем же эта повесть? Чем так
притягивает? И что заставляет перечитывать ее снова и снова?
«Приказ об отступлении приходит совершенно неожидан-
но...» — это самые первые строки повести. Нет никакого вступле-
ния. Есть только эти суровые и жесткие слова. Мы сразу погрузи-
лись в другой мир и оказались в водовороте событий. Бойцы отсту-
пают, что же делать беззащитным жителям? Люди, которые долж-
ны защищать, уходят. Они уходят ночью, уходят с опущенными
головами.
«...Мы идем молча, точно сознавая свою вину... Люди завтра
проснутся и увидят немцев...»
Они чувствуют себя виноватыми, но почему? Ведь они же не де-
зертиры, ведь они собираются вернуться.
Главный герой Керженцев пытается оправдать себя, своих това-
рищей, оправдать само отступление. Чуть позже Керженцев снова
попадает в- «поток отступления», и снова его мучают угрызения со-
вести. Главный герой никак не может избавиться от чувства вины.
Он не может смотреть на все эти вопросительные и недоумевающие
лица. Он не знает, что он может им ответить? В детских книжках
рассказывается о доблертных героях, которые с легкостью побеж-
дают врагов. Но война — это совсем другое. Это натертая пятка,
насквозь пропотевшая гимнастерка и «немцы в самой глубине Рос-
сии». На войне узнаешь людей по-настоящему. И в повести В. Не-
красова мы встречаемся с Калужским. Он разговаривает с Кержен-
цевым. Он говорит ужасные вещи: «Не волнуйтесь! немцы соби-
раются уложиться в срок...* А ведь он комбат! И у Керженцева по-
является единственное желание: «В морду тебе дать!» Разве можно
287
говорить здесь о чести и совести Калужского? Разве эти качества
есть у него? Но, может быть, они у него когда-то были? Ведь война
не только раскрывает сущность человека, но и меняет его. Напри-
мер, Игорь, друг Керженцева. Конечно, он не стал подобным Ка-
лужскому, но и его сердце загрубело, и его душа вымоталась. В
произведении В. Некрасова очень много страшных, парализующих
душу картин.
На мой взгляд, самые ужасные картины следующие:
«...Худенькая шейка его трясется. Какая она тоненькая и жал-
кая!.. Глаза его вдруг останавливаются, точно увидел что-то необы-
чайно интересное, и весь он медленно, как-то боком садится на
дно Его оттаскивают. Беспомощно подпрыгивают по земле но-
ги...*
Вторая картина еще ужаснее, хотя ее описание занимает всего
несколько строк в повести:
«...Я помню одного убитого бойца. Он лежал на спине, раскинув
руки, и к губе его прилип окурок. И это было страшнее всего, что я
видел до и после на войне... Минуту назад была еще жизнь, мысли,
желания. Сейчас — смерть...» Мне не хочется ничего говорить:
лучше и ярче В. Некрасова я не смогу сказать. Все и так предельно
ясно: грань между жизнью и смертью очень тонка, а на войне сти-
рается совсем.
Поступить по чести, по совести — погибнуть за Родину. Но не
лучше ли одолеть врага, сохранив при этом жизнь? Ведь нет ничего
ценнее жизни. Командир Абросимов придерживается другой точки
зрения: «Взять высоту любой ценой». Он приказывает атаковать

<< Пред. стр.

страница 37
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign