LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 36
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Потому что радость успеха не будет полной, если знать о нем за-
ранее.
И потому что трудно жить и быть обреченным на что-то, пусть
самое прекрасное, но неизбежное!

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА (III вариант)

Человек всегда задумывается о том, что его ждет в будущем.
Еще в древности во всех странах пользовались услугами гадалок,
прибегали к колдовству, надеясь узнать свою судьбу. Многие писа-
тели стараются заглянуть в будущее, чтобы понять, что ждет чело-
вечество. Каждый представляет это по-своему. Возникают произве-
дения, описывающие целые миры отдаленного будущего со своими
законами, обычаями, порядками. Но люди всегда верили в лучшее.
Человечество было уверено, что оно бессмертно, что его не уничто-
жат никакие войны, что будущее будет счастливым. Еще в XVI ве-
ке Томас Мор в своем произведении «Золотая книжечка о наилуч-
шем устройстве государства, или О новом острове Утопия* создал
идиллическую картину жизни.
Но в XX веке мировоззрение людей стало меняться. Первая ми-
ровая война, создание все более совершенного оружия массового
уничтожения доказали хрупкость окружающего мира. Человечест-
во поняло, что его можно быстро истребить, и вера в бессмертие
была разрушена. Наступил кризис, отразившийся во всех областях
искусства, в том числе и в литературе. *
Мнения писателей о судьбе человечества разделились. Одни про-
должали писать в жанре утопии. Картину идеального мира рисует
Станислав Лем. В его произведениях, например «Солярис»,
«Эдем», материальные блага не являются главной целью в жизни
людей. Каждый может иметь любую вещь, какую ему захочется.
Даже на день рождения взрослому человеку дарят чаще всего не
подарки, а цветы. Смысл жизни этих людей в заботе о человечест-
ве, в совершенствовании самих себя. Они совершают открытия,
осваивают космос, пытаются вступить в контакт с другими цивили-
зациями. Сама работа, возможность приносить пользу доставляет
им радость. Но Лем сразу же предупреждает, что события происхо-
дят в отдаленном будущем, принципы жизни этих людей сильно
отличаются от современных. И чтобы воспитать таких честных,
благородных и бескорыстных людей, потребовалось много столе-
тий. Так что если такое общество и возможно, то в очень отдален-
ном будущем.
В XX веке стал развиваться также и жанр антиутопии. После
того как люди осознали, насколько легко можно уничтожить чело-
вечество, возникли многочисленные произведения-предупрежде-
ния. Раскрывается другая перспектива развития.
В одном из произведений Стругацких возникает такой образ
фантастической реальности: высокая стена разделяет Землю на две
273
части. С одной стороны, существует мир, изображенный писателя-
ми-утопистами. На протяжении многих веков он меняется в соот-
ветствии с представлениями людей о счастье. С другой стороны сте-
ны — мир антиутопии, где постоянно идут войны, погибают циви-
лизации. Это своеобразная пародия на многочисленную литературу
о будущем.
Но, по-моему, антиутопии более разнообразны, чем утопии, ведь
они отражают страхи человечества, а каждый новый кризис в об-
ществе вызывает испуг.
В начале XX века, когда технический прогресс входит в жизнь
людей, растут города из стекла, бетона и железа, появляется опас-
ность сделать человека лишь деталью машины, частью громадного
механизма общества. Об этом пишет Е. Замятин в романе «Остро-
витяне*. Он изображает английское мещанство, чье механическое
существование доведено до совершенства. Например, у викария
Дьюли на стене висит «расписание часов приема пищи; расписание
дней покаяния...; расписание пользования свежим воздухом; рас-
писание занятий благотворительностью...». У людей нет души, нет
эмоций. Существует только холодный расчет.
После Октябрьской революции в России начинают строить но-
вое, социалистическое государство. Замятин постоянно сталкивает-
ся с насилием, жестокостью, человеческая жизнь не ценится, лич-
ность полностью подчинена государству, ей не оставляют права на
свободный выбор. Именно тогда был задуман роман «Мы». Это ан-
тиутопия, предупреждающая о том, что может произойти с челове-
ком в мире, где счастье достигнуто ценой упразднения свободы,
уничтожения индивидуальности. Построен гигантский муравей-
ник, где люди живут, работают, но не задумываются над смыслом
своего существования.
Но технический прогресс неизбежно продолжает развиваться. И
в середине XX века известный американский писатель Рэй Бредбе-
ри создает роман «451° по Фаренгейту*. Здесь люди уже не похожи
на машины. Наоборот, они практически не работают, живут так,
как хотят, они индивидуальны, но утрачены моральные ценности.
Люди напоминают машины не внешне, а внутренне. Они не умеют
и не хотят задумываться над окружающей действительностью. У
них нет привязанностей, им никого не жаль, поэтому растет жесто-
кость. Родители не заботятся о своих детях. Зачем? Ведь существу-
ют машины, которые вымоют малыша, накормят его, расскажут
ему сказку. Родителями для детей становятся машины. Поэтому в
рассказе «Вельд» дети убивают своих отца и мать, которые хотели
отключить эти машины.
В конце XX века перед человечеством возникают новые пробле-
мы: угроза экологической катастрофы, бездуховность людей, все
большее их ожесточение. Все это находит отражение в романе
И. Ефремова «Час быка». Писатель на примере планеты, где ресур-
сы использовались неразумно, а люди не были главной ценностью в
обществе, предсказывает возможную катастрофу Земли. Но, в от-
личие от многих других писателей-фантастов, он предлагает пути
выхода из кризиса. Он считает, что нужно начинать с воспитания
274
самого человека, чтобы он чувствовал себя настоящим хозяином
своей планеты и бережно относился к ней.
Проблема воспитания человека затронута и в повести Стругац-
ких «Трудно быть Богом*. Главный герой этого произведения по-
нимает, что сделать человека счастливым нельзя. Он сам должен
построить свое счастливое будущее. Ему можно только помочь, но
не делать этого за него.
Будущее начинается в настоящем. Люди сами создают его, хотя
жить в нем будут только их потомки. «Будущее создается нами, но
не для нас». Так говорил один из персонажей романа «Хромая су-
дьба». Писатели-фантасты, изображающие различные возможные в
будущем миры, пытаются помочь людям сделать лучше настоящее.
Они дают советы, предостерегают от возможных ошибок. Я думаю,
что это основная задача научной фантастики. А будущее зависит от
людей, которые живут сегодня.

ЖАНР АНТИУТОПИИ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (/ вариант)

Что будет завтра, к чему я иду? Вопрос, вечно волнующий чело-
веческий разум. Завтра наступает, а ответа нет. Будущее, как недо-
стижимый горизонт, неизменно остается загадкой для человека.
Дни складываются в годы, годы образуют века, а человеческое
сознание настойчиво пытается приподнять завесу, отделяющую на-
стоящее от будущего. Такова уж натура человека, что не хочет он
шагать в неизвестность (она страшит его), а потому необходимы
ему мифы, сказки, фантастические образы (утопии и антиутопии),
теории завтрашнего дня, где выражается его не всегда осознанная
мечта о счастливом будущем.
Нужда в переосмыслении прошлого и настоящего, в моделиро-
вании будущего общества особенно остро встает в критические пе-
риоды истории, когда люди осознают, что больше нельзя жить так,
как они жили до сих пор.
И первыми откликаются на требования времени люди мысля-
щие, обладающие богатым воображением и тонкой интуицией: пи-
сатели, поэты, философы, ученые. Они отдают свои силы и знания
поиску истины, создают новые модели будущего, побуждают чело-
века к действию и предостерегают от неверных шагов.
Мечты о «золотом веке», о построении совершенного общества
нашли свое выражение в утопиях — несбыточных, неосуществи-
мых, идеальных моделях будущего. Самыми известными создате-
лями утопических теорий являются Томас Мор (автор книги «Уто-
пия»), Кампанелла, Сен-Симон, Шарль Фурье, Роберт Оуэн.
В русской литературе идею утопического социализма наиболее
полно отразил Н. Г. Чернышевский в романе «Что делать?», кото-
рый был опубликован в 1863 году. В России XIX века, в период
обострения социальной и политической борьбы, бунтующие умы
искали новые идеалы, создавали новых героев.
Общество будущего, спроектированное Н. Г. Чернышевским,
основано на социалистических принципах свободы, труда, равенст-
ва. Люди, строящие его, такие, как Лопухов, Кирсанов, Вера Пав-
ловна, Рахметов, — это целеустремленные, бескорыстные, высоко-
275
нравственные личности. Их цель — мир счастливых людей, креп-
ких нравственно и физически. «Здесь нет ни воспоминаний, ни
опасений нужды или горя; здесь только воспоминания вольного
труда в охоту, довольства, добра и наслаждения, здесь и ожидания
только всего того же впереди».
Однако чтобы достичь гармонии, о которой мечтает Достоев-
ский, нужно совершить великие перемены как в окружающем ми-
ре, так и в самом человеке. Да, человек может сконструировать ма-
шины и поставить их себе на службу, сделать плодородными без-
жизненные пустыни. Но как быть с самим человеком? Удастся ли
ему когда-нибудь избавиться от своих пороков, переступить через
жадность, корысть, зависть, лень? Если да, то кем станет человек
без столь свойственных ему человеческих слабостей? Богом или
Зверем? Что же это будет за мир такой, где царит только радость и
довольство, где нет противоречий и извечной борьбы добра со злом,
без которой жизнь человека скучна и бессмысленна?
Да и возможно ли построение такого общества? Жизнь показа-
ла, что нет.
Но вот наступил XX век. Он принес с собой новые проблемы. Их
осмысление и моделирование завтрашнего дня нашли свое отраже-
ние в антиутопиях. В отличие от утопии, то есть идеально хороше-
го общества, антиутопии проливают свет на эпоху, в которой они
родились, отражают ее страхи и надежды, ставят человека перед
нравственным выбором. Героем антиутопий зачастую становится
человек, который пробует строить свою жизнь согласно представле-
нию о духовной гармонии, не совпадающей с окружающей его дей-
ствительностью. К числу наиболее известных антиутопий относят-
ся «Чевенгур» и «Котлован» А. Платонова, «О дивный новый мир»
О. Хаксли, «Скотный двор» и «1984» Дж. Оруэлла, «Мы» Е. Замя-
тина. Читая эти произведения, мы думаем не о грядущих столети-
ях, а о том, что тревожит нас сегодня.
В романе Е. Замятина «Мы» прежде всего привлекает внимание
то, с какой точностью автор описал наше время, изобразив государ-
ство технократии и предсказав развитие техники, освоение косми-
ческого пространства.
Но гораздо важнее те нравственные проблемы, которые поста-
вил писатель в своем произведении.
Математически рациональный, «до зубов» механизированный
мир, изображенный в романе Замятина «Мы», мир Единого Госу-
дарства отгорожен Зеленой Стеной из прозрачного стекла от «нера-
зумного, безобразного мира деревьев, птиц, животных». Обитатели
Единого Государства уже давно, не люди. Это числа, запрограмми-
рованные машины, управляемые всемогущей рукой Благодетеля,
ведущего их к великой цели — победе разума над Вселенной. Все
они винтики одного слаженно работающего механизма. Здесь дей-
ствует закон организованной людской массы: я — ничто, мы — си-
ла.
И Оруэлл в романе «1984» показал тоталитарное государство
Океанию, в котором над гражданами безгранично господствует
мощный партийный аппарат. Слежке, постоянному наблюдению
подвергаются не только тела, но и мысли граждан Океании. Куда
276
ни посмотришь, повсюду наталкиваешься на «недремлющее» око
Старшего Брата. В государстве Океания без труда угадывается си-
луэт недалекого прошлого нашей страны.
Бездуховность, обезличивание, потеря человеческой индивидуа-
льности в тоталитарном обществе — вот чего боялись и от чего пре-
достерегали писатели в своих романах о будущем.
Авторы антиутопий не только создают образ будущего, но и
разъясняют, какой ценой достигнуто общее благоденствие, на ка-
ких принципах строится «земной рай». Герои Оруэлла искренне
поверили, что черное — это белое, и вера эта была достигнута не-
прерывным изменением прошлого. Как гласил мудрый (партий-
ный) лозунг Океании: «Кто управляет прошлым, тот управляет бу-
дущим; кто управляет настоящим, тот управляет прошлым». Унич-
тожение прошлого, стирание памяти, избавление от человеческих
чувств — вот что лежит в основе этих обществ. И эти принципы
оказываются настолько жестокими, несправедливыми, что возни-
кает вопрос: а нужно ли человечеству общество, построенное такой
ценой? Нужен ли рай, дорога к которому вымощена черепами? И в
глубинах сознания некоторых героев романов возникает пугающее,
необъяснимое чувство, сомнение, желание быть пусть несовершен-
ным, но человеком, а не «умным числом». И, может быть, в рам-
ках антиутопии снова рождается утопия, миф о будущем. Поэтому
герой «1984» Уинстон посвящает свой дневник будущему или про-
шлому — времени, когда «мысль свободна, а люди отличаются
друг от друга и живут не в одиночку». И герой замятинского рома-
на Д-503 также убеждается, что в нем не умерла душа, не выветри-
лась фантазия (пусть он и испытывает от этого непреодолимый
ужас). Тем самым авторы антиутопий, рассмотрев очертания тота-
литарных технократических режимов, указывают на противодейст-
вие, которое зарождается в недрах режима, сделавшего все, чтобы
вытравить идею свободы.
Антиутопия кажется обращенной в будущее, так как в ней всег-
да присутствуют элементы фантастики. Но это, скорее, летопись
событий настоящего времени, свидетельство того, что общество
близко к катастрофе. Это не пессимистический прогноз, а преду-
преждение человечеству...
Мы стоим на пороге XXI века. И нам предстоит строить новое
общество. Можно «разрушить до основания» старый мир, встрях-
нуть его прах с наших ног». Но нельзя построить будущее, начисто
отбросив прошлое, его ошибки и достижения. Октябрь 1917 года и
современная история России доказывают это. И прав был Николай
Гумилев, сказав:
Солнце, сожги настоящее
Во имя грядущего,
Но помилуй прошедшее.

Каким будет XXI век? Что принесет он человечеству?
Боль и тревога сегодняшнего дня — Чернобыль, локальные вой-
ны, загрязнение окружающей среды, новые, неизученные болезни
и многое другое.
277
Но человек надеется. Ибо, утратив надежду, он теряет все. Поэ-
тому спасение человека в его вере и духовном развитии.
Есть одна проблема —
Одна — единственная в мире —
Вернуть людям духовное содержание,
Духовные заботы.
А. Септ-Экзюпери

Так каким будет будущее?
Кто даст ответ?!

ЖАНР АНТИУТОПИИ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (П вариант)
Перемены приходят в нашу жизнь не сразу... Человечество по
природе своей очень консервативно, а радикалы, люди «первого ря-
да», чаще всего становятся изгоями, и только спустя какое-то вре-
мя, когда потребности общества дорастают до замыслов личности,
люди встают на новую ступень развития, делают прогрессивный шаг
вперед. Примером может служить распространение христианства и
долгий путь этого учения перед тем, как заполнить души и сердца.
Боясь перемен, люди всегда старались «заглянуть за горизонт».
В прошлом популярны были различные гадания и астрологические
прогнозы. В XIX веке появилась научная фантастика, и писатели
предыдущего столетия — Ж. Верн, Г. Уэллс — старались предуга-
дать, как будет устроен мир и «обустроен» человек будущего, то
есть насколько далеко человечество сможет продвинуться по пути
научно-технического прогресса.
Писатели нашего века — Р. Бах, Д. Оруэлл, Е. Замятин и др. —
пытаются показать перспективы духовного развития человечества,
анализируя сегодняшний «человеческий материал», то есть нас,
своих современников. Они изображают реальность, окружающую
человека, и ее влияние на его внутренний мир.
Для меня серию произведений антиутопий, которыми так бога-
та литература XX века, открыли две книги: роман Е, Замятина
«Мы» и роман Д. Оруэлла «1984». Обе книги похожи как мрачной,
гнетущей обстановкой, так и проблемами, которые поднимают ав-
торы. Это и проблема обезличивания человека тоталитарной систе-
мой, и уничтожение в человеке человеческого, и вопрос о лишении
права выбора и возможности проявить свое «я». Писатели подчер-
кивают, что выравнивание людей по одежде, пище, образованию
противоестественно, ведь все мы разные от природы: красивые и не
очень, талантливые и ординарные. И чем глубже проникаешь в
мысль, «как это замечательно», тем страшнее кажутся прогнозы
Е. Замятина и Д. Оруэлла!
Герои Е. Замятина — люди-«нумера», но у Д. Оруэлла люди ху-
же, чем «нумера», хотя у них есть собственные имена. Из чего
можно сделать такой вывод?
...Последний «бастион», который никакое государство не может
уничтожить сразу, — это потребность в любви и творчестве. Стрем-
ление к свободе, красоте, гармонии названо Е. Замятиным «процес-
сом образования души». У всех главных героев романа «Мы» —
278
1-330, Д-503, О-90 — «появляется» душа, которую символизирует
нуль в имени, а вместе с нею и способность любить. И могучее Еди-
ное Государство смогло уничтожить души только путем хирургиче-
ского вмешательства в мозг Д-503 и физического устранения 1-330,
то есть путем насилия извне.
И О-90 — женское начало, источник жизни и света — уносит за
Зеленую Стену своего еще неродившегося ребенка, ребенка от Д-503,
настоящего человеческого ребенка!
У Д. Оруэлла все гораздо страшнее: герои добровольно (!) преда-
ют друг друга, животное чувство страха побеждает человеческое
чувство любви. «Под развесистым каштаном предали друг друга
мы...» — простая и жуткая в своей простоте фраза из популярной
песенки.
Что же получают герои Е. Замятина и Д. Оруэлла? «Счастье!
Сколько угодно счастья! Бесплатно! Для всех! И пусть никто не
уйдет обиженным!» — кричит некто из «Пикника на обочине» бра-
тьев Стругацких. У Е. Замятина все просто и понятно: жизнь рег-
ламентирована Скрижалью, за выполнением всех ее предписаний
зорко следят Хранители. Все общее: юнифа раз в год, нефтяная пи-
ща, прогулка два раза в день по часу, розовый талон... и Зеленая
Стена. Общий замкнутый круг. Где выход? Где же спасение? Один
из вариантов предлагает наша современница Л. Петрушевская в
рассказе «Новые робинзоны». Единственный шанс выжить для ее
героев заключается в непрерывном бегстве. Бегство от цивилиза-
ции — это и протест против навязываемых условий жизни, и по-
пытка сохранить в себе человеческое, сохранить Дом, тепло, кор-
ни — все то, что отличает людей от животных {«Два чувства дивно
близки нам — В них обретает сердце пищу: Любовь к родному пе-
пелищу, Любовь к отеческим гробам». А. С. Пушкин).
Л. Петрушевская пишет, что «природа даст им все, чтобы вы-
жить», а это значит, что определенная доля надежды на выживание
есть... Хотя того, кто убегает, в конечном итоге можно поймать.
Мне кажется, что у людей есть будущее, именно светлое буду-
щее, но несколько по другой причине. В предисловии к «Журналу
Печорина» М. Ю. Лермонтов написал: «История души человече-
ской... едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого наро-
да...» Во все времена среди людей существовали яркие личности,
«ведущие».
Об этом повесть-притча Ричарда Баха «Чайка по имени Джона-
тан Ливинстон». В этом произведении Р. Бах поднимает проблему
поиска своего места в мире, вечного поиска ответа на вопрос «А за-
чем я здесь?» и показывает реальную реакцию серой массы, когда
потребности общества и личности не совпадают. Но самое главное
то, что Р. Бах показывает духовный рост и долгий тернистый
путь, чтобы научиться летать (интересно, что, поскольку герой
притчи — птица, метафора здесь обретает прямой смысл). Путь ду-
ховного совершенствования требует постоянной напряженной рабо-
ты над собой, порой «превозмогая боль», путь познания долог и
сложен, но не стоит искать легких путей, поскольку истинную цен-
ность в жизни имеет только то, что досталось путем сломанных пе-
рьев и соли на щеках. «Невыдуманному Джонатану-Чайке, кото-
279
рый живет в каждом из нас» — таков эпиграф к книге. В этой
строчке Р. Бах раскрыл нам свое понимание человека: каждый (!)
человек изначально добр и гуманен, в каждом есть человеческое,
надо только постараться пробудить это.
...Пройдет время, и чайки, которым, если воспользоваться ци-
татой из Горького, «здесь спокойно, тепло и...», будут знать и
уметь все, что с таким трудом далось Джонатану. И они сделают
его своим срлагом, иконой, кумиром.
Все снова станет серо и обыденно... И тогда появится новая звез-
да, новый отшельник, новый герой. И все повторится сначала...
Как бы ни были мрачны прогнозы Д. Оруэлла, в произведениях
Л. Петрушевской и Е. Замятина уже чувствуется надежда, а при-
тча о Чайке пронизана светлой верой в Человека. Мне кажется, что
у мира есть надежда, а у человечества есть будущее. И перемены,
ожидающие нас, консерваторов, зависят только от того, что мы
сможем вырастить в своих душах и передать нашим детям. Пока
есть беспокойство в умах и сердцах, пока сильно желание познать
себя и мир вокруг, у нас есть шанс!
Трудно сказать, каким оно будет, это далекое и близкое, зага-
дочное и непонятное Будущее, но оно действительно будет! И это
главное.

ЕВАНГЕЛЬСКИЕ МОТИВЫ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКА
(/ вариант)
7. Иудеи отвечали ему: мы
имеем закон, и по закону нашему
Он должен умереть, потому что
1
сделал Себя Сыном Божиим.
9. И опять вошел в преторию,
и сказал Иисусу: откуда Ты? Но
Иисус не дал ему ответа.
Библия

Социальные потрясения, вызванные революцией 1917 года,
привели к разрушению веками устоявшихся нравственных норм в
российском обществе. Революция — это тот рубеж, который заста-
вил людей перечеркнуть свое прошлое. Она почти уничтожила само
понятие жизни духа, отделила Церковь от государства и признала
религию антизаконным, общественно опасным явлением. Человек
не находит источника морали и нравственности, по которому он
смог бы строить свою жизнь. Образовавшийся вакуум в мировоз-
зрении людей старательно заполнялся новой коммунистической

<< Пред. стр.

страница 36
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign