LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 30
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

О таком состоянии солдат, вернувшихся с войны, я знаю от
своего деда. В моей семье воевали дед и прадед.
Дед пошел на войну семнадцатилетним парнем, без разрешения
уйдя из дома и присоединившись к псковским партизанам. Позже
он воевал в армии, закончив войну в Кенигсберге.
Прадед воевал в артиллерийских войсках и был водителем ра-
кетной установки «Катюша».
Оба они имеют ордена и медали.
Дед был ранен, а из деревни, откуда ушел на войну прадед,
только в его семье вернулись домой все мужчины. В других семьях
недосчитались где по одному, где по два человека, но все вернув-
шиеся долгие годы были душевно подавлены. Дед всегда неохотно
рассказывал о пережитом на войне.
В мою память врезались глаза героя кинофильма Л. Шепитько
226
«Восхождение», снятого по повести В. Быкова «Сотников». Сотни-
ков стоит уже под петлей виселицы, через минуту жизнь его закон-
чится. Он смотрит на Рыбака, который, думая спасти свою жизнь,
«временно» пошел в услужение к немцам. В глазах Сотникова нет
страха, в них презрение к предателю и выражение уверенности в
том, что принять смерть, не запятнав чести, достойнее, чем при-
нять дар жизни из рук врага. Это является главной идеей повести
В. Быкова «Сотников». Подобный нравственный выбор совершали
и другие герои, превозмогая физические и нравственные мучения,
как А. Соколов, тоже попавший в плен. В рассказе М. Шолохова
«Судьба человека» многое кажется нереальным, "но обострение сю-
жетных ходов только подчеркивает героизм натуры А. Соколова:
три стакана водки у фашистов на глазах выпивает изможденный
человек, заставляя себя устоять на ногах, бежит с каменоломни,
под обстрелом пробивается через линию фронта.
В. Теркин в поэме А. Твардовского дважды переплывает реку с
ледяной водой, остается жив, потому что его нравственный выбор
как солдата был однозначен, иного способа закрепить военный
успех он не видел.
Когда сегодня мы пытаемся осмыслить подвиг людей в этой
войне, то видим, что он заключается в силе русского народа, а са-
мое главное — в мужестве и вере в Победу.
Надо помнить не только героизм наших людей, но и миллионы
погибших от пуль, голода, непосильного труда, в плену, В извест-
ной песне о войне на слова поэта-фронтовика Б. Окуджавы поется:
«...нынче нам нужна одна победа, одна на всех, мы за ценой не по-
стоим». В. Некрасов был одним из тех людей, кто готов был запла-
тить любую цену за Победу, и тем выше надо ценить героизм рус-
ского солдата.
Победив Германию, мы в глазах всего мира победили фашизм.
Из трагического опыта XX века видно, что фашизм всегда появля-
ется в периоды политической и экономической нестабильности в
государстве. К сожалению, это сейчас наблюдается в России. Наци-
онал-социалистические, либерально-демократические движения
объединяются под знаком свастики. И я ощущаю то же, что и ге-
рой стихотворения В. Высоцкого:
Здесь, на трассе прямой,
мне, не знавшему пуль, показалось,
что и я где-то здесь
довоевывал невдалеке.
Потому для меня
и шоссе, словно штык, заостряясь,
и лохмотья свастик
болтались на этом штыке.

Русский фашизм легко и безболезненно распространяется по
России, потому что православная страна наша всегда терпимо отно-
силась к исповедующим другую веру, придерживающимся другой
идеологии. Но я верю, что русским фашистам не удастся достичь
своей цели в установлении новой диктатуры. Здесь уже моему по-
колению надо приложить все усилия, чтобы не допустить возрож-
дения фашизма, прихода его к власти. Это ведь тоже своего рода
227
война. В. Высоцкий прав в том, что «зло называется злом даже
там, в светлом будущем нашем», и «добро остается добром в про-
шлом, будущем и настоящем».
В год пятидесятилетия Победы мы еще раз склоняемся перед
всеми защитниками Родины и перед писателями, которые правди-
во изобразили все ужасы войны, ибо их вклад в Победу именно в
этом. Они вступили в неравную борьбу с ложью, показухой, жесто-
кой и несправедливой критикой и все же победили.
Победа народа в той страшной войне — это победа каждого про-
стого солдата, подвиг которого уже в том, что он был в этой войне.
Заслуга русских писателей, развивавших традиционную для нашей
литературы тему войны, именно в том, что они показали, как еди-
ничность подвига рождала массовый героизм.

«АХ, ВОЙНА, ЧТО Ж ТЫ, ПОДЛАЯ, СДЕЛАЛА...»
Б. Окуджава

Я принадлежу к тому счастливому поколению, которое не заста-
ло войны. Основные знания о ней мы черпаем из книг В. Некрасо-
ва, В. Гроссмана, Г. Бакланова, В. Быкова, В. Астафьева, К. Симо-
нова, Ю. Бондарева и др. Военная литература так же многолика,
как и сама война. У каждого писателя свой собственный подход.
Меня же больше всего привлекает тема «женщина на войне*. Мы
как-то свыклись с тем, что многие женщины в Великую Отечест-
венную воевали наравне с мужчинами, и мало кому в голову при-
ходит мысль, насколько это было противоестественно самой приро-
де! И то, что сделали эти девушки, иначе, как подвигом, не назо-
вешь.
Сейчас мы думаем, гадаем: что же заставило вчерашних школь-
ниц, студенток бросить все и добровольно (!) отправиться на войну?
Мы ищем объяснения этому незаурядному, с нашей точки зрения,
поступку. «Всего за годы войны в различных родах войск... служи-
ло свыше 800 тысяч женщин», — пишет С. Алексиевич в книге «У
войне не женское лицо», а ведь на фронт просилось еще больше! Я
считаю, что одно только это можно считать подвигом. Да, они были
так воспитаны, да, многие из них были полны в ту пору идей са-
мых высоких, красивых, романтических, патриотических и не бы-
ли готовы к армии; но все же это подвиг, потому что, столкнув-
шись с суровой, жестокой правдой войны, они не спасовали перед
трудностями и выдержали все до конца, потому что, как писал
Маршал Советского Союза А. И. Еременко, «едва ли найдется хоть
одна военная специальность, с которой не справились бы наши от-
„ важные женщины так же хорошо, как их братья, мужья, отцы».
Женщина и война — понятия несовместимые хотя бы потому,
что женщина дает жизнь, тогда как любая война — это прежде все-
го убийство. «Не женская это доля — убивать», — сказала одна из
героинь книги «У войны не женское лицо...», вместив в эти слова
весь ужас и всю жестокую неизбежность совершенного ею. Любому
человеку трудно лишить жизни себе подобного, а каково же было
женщине, в которой, как считает Б. Васильев, самой природой не-
нависть к убийству заложена?! В своей повести «А зори здесь ти-
228
хие...» писатель очень хорошо показал, что это такое было для де-
вушки — впервые убить, пусть даже врага. Рита Осянина ненави-
дела фашистов тихо и беспощадно. Но одно дело — желать кому-то
смерти, и совсем другое — самому привести приговор в исполне-
ние. Когда эта девушка впервые застрелила немца, ее потом всю
ночь трясло, а помкомвзвода Кирьянова утешала: «Пройдет, Риту-
ха. Я, когда первого убила, чуть не померла, ей-богу. Месяц снил-
ся, гад...» Чтобы спокойно убивать, нужно было привыкнуть, ду-
шой зачерстветь... Это тоже подвиг и одновременно огромная жерт-
ва наших женщин, которым ради жизни на земле пришлось пере-
ступить через себя, пойти против своей природы,
Однако женщины были способны и на еще большую жертву: во
имя Победы матери готовы были самое дорогое отдать — своих де-
тей. Снова и снова я возвращаюсь к книге С. Алексиевич. Подполь-
щица Мария Савицкая, чтобы пронести медикаменты в лес к ране-
ным через немецкие и полицейские посты, натирала своего трехме-
сячного малыша солью (!), а между ручек и ножек клала бинты,
сыворотку. Подходила она с плачущим ребенком к посту: «Тиф,
пан... Тиф...» Тот, конечно, кричал, чтоб скорее уходила. Безу-
словно, эта подпольщица очень переживала, но через день-два сно-
ва шла: надо. Мы не должны забывать об этой величайшей жертве,
принесенной женщинами на алтарь Победы!
«Фашисты преступили все законы человеческие и потому сами
оказались вне закона», — писал Б. Васильев, но «человек не хотел
забыть в себе человека». Мне очень запомнился рассказ санинст-
руктора Тамары Умнягиной, который как нельзя лучше говорит о
милосердии наших женщин. Сталинград. Самые, самые бои. Тама-
ра тащила двух раненых (по очереди), и вдруг, когда дым немного
рассеялся, она, к своему ужасу, обнаружила, что тащит одного на-
шего танкиста и одного немца. Санинструктор прекрасно знала,
что если она оставит немца, то он буквально через несколько часов
умрет от потери крови. И она продолжала тащить их обоих... Сей-
час, когда Тамара Степановна вспоминает этот случай, не перестает
себе удивляться. «Я — врач, я — женщина... И я жизнь спасла» —
вот так просто и незамысловато она объясняет свой, я бы сказала,
героический поступок. И нам остается лишь восхищаться этими де-
вушками, которые прошли весь ад войны и не «зачерствели ду-
шой», остались такими человечными! Разве это не подвиг?! Кто-то
из великих сказал, что «тот, кто врага не добьет, — победитель
вдвойне». Да, эта нравственная победа — самая великая наша побе-
да в эту страшную войну.
В своей книге «У войны не женское лицо» С. Алексиевич собра-
ла свидетельства живых. А у Б. Васильева в повести «А зори здесь
тихие,..» все пять девушек погибают, но выполняют задание: не-
мцы не прошли. И хотя их бой с фашистами был всего лишь «мест-
ного значения», но именно благодаря таким людям и складывалась
Великая Победа. А ведь эти девушки могли выйти замуж, «наро-
жать ребятишек, а те бы внуков и правнуков, а теперь не будет
этой ниточки», «маленькой ниточки в бесконечной пряже челове-
чества...».
Закончить свое сочинение мне бы хотелось словами из книги
229
С. Алексиевич: «В одном из писем Николая Рериха, написанном в
мае—июне 1945 года и хранящемся в фонде славянского антифа-
шистского комитета... есть такое место: «Оксфордский словарь уза-
конил некоторые русские слова, принятые теперь в мире... Следо-
вало добавить еще одно слово — непереводимое, многозначительное
русское слово «подвиг». Как это ни странно, но ни один европей-
ский язык не имеет слова хотя бы приблизительного значения...»
Если когда-нибудь в языки мира войдет это слово, в том будет доля
и совершенного в годы войны советской женщиной!

НРАВСТВЕННАЯ ПРОБЛЕМАТИКА ВОЕННОЙ ПРОЗЫ

Смелый к победе стремится,
Смелым — дорога вперед.
Смелого пуля боится,
Смелого штык не берет.
А. Сурков

Война... Страшное, как сама смерть, слово. Даже страшнее, ес-
ли помнить, что смерть для каждого человека — естественное, не-
избежное окончание жизни, а война — ужасающее бедствие, вызы-
ваемое злой волей людей. Пятьдесят лет миновало с тех пор, как
умолкли громы Великой Отечественной войны, а народ наш не пе-
рестает оплакивать потерю. Нет в нашей стране ни одной семьи, из
которой бы война не унесла чью-то жизнь или не искалечила кого-
то пулями и осколками. Невозможно забыть это:
Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем,
Так их много под вечной охраной гранита.
Но знай, внимающий этим камням,
Никто не забыт и ничто не забыто...
Эти скорбные и торжественные слова высечены на мемориаль-
ной плите в Ленинграде.
Война советских людей с фашистскими агрессорами была одно-
временно и борьбой идей. Выдающуюся роль сыграла в годы войны
советская литература. Она стала литературой одной темы — темы
войны, темы Родины.
Уже в первые дни войны в «Правде» печатается очерк М. Шоло-
хова «На Дону». С этого момента очерки и публицистические ста-
тьи стали преобладающими жанрами в его творчестве. Автор пока-
зывает нравственное превосходство советских людей над врагом,
рисует образ не сломленного страданиями человека, сохранившего
то, что делает его непобедимым, — живую душу, способность ясно
мыслить, остро чувствовать и наблюдать. «Наука ненависти»
М. Шолохова — это реальная история одного фронтовика, с кото-
рым свел его случай. Писатель не пожелал замыкаться в рамки част-
ной судьбы — он создал произведение, в котором художественно
обобщил нравственный опыт народа и суровые уроки военного ли-
холетья, раздумья самого писателя о русских людях, вызвавших
восхищение всех честных людей земли своей стойкостью и мужест-
вом, красотой и величием души. Нелегко далась «наука ненавис-
ти» герою рассказа лейтенанту Герасимову. Закаленный в боях,
230
вкусивший полную меру страдании, он спокойно и сдержанно де-
лится своими мыслями с собеседником: «На таком оселке, как вой-
на, все чувства отлично оттачиваются». От его слов веет силой и
спокойствием, в них таится опыт народа, испытавшего тяготы вой-
ны. Герасимов не только себя имеет в виду, но и «всех нас», когда
говорит о ненависти к фашистам и о любви к Родине.
Проблема героизма во время войны также является решающей,
главной в творчестве писателя В. Быкова. Смелость, отвага, презре-
ние к смерти — вот те основные качества, которыми определяется
достоинство воина. В повестях Василя Быкова «Журавлиный
крик», «Фронтовая страница» мы не увидим ни грандиозных тан-
ковых сражений, ни решающих операций. Свое внимание он уде-
ляет внутреннему миру человека на войне, стремясь правдиво и ху-
дожественно верно показать величие духа людей, истоки их бес-
примерного героизма. Автор от повести к повести возвращается к
волнующим его мыслям, развивая их и углубляя, и продвигаясь,
таким образом, все дальше и дальше в решении центральной для
всего его творчества проблемы — проблемы героизма. Героика у
В. Быкова отличается от тех устоявшихся представлений, которые,
к сожалению, свойственны поверхностному пониманию подвига.
Героизм у автора начисто лишен внешнего блеска, эффектной кра-
сивости, «героического» ореола. Писателя интересует «душа» по-
двига — нравственность. Не просто выстоять и победить, но высто-
ять, победить и остаться в этой жестокой, нечеловечески трудной
борьбе человеком, противопоставив фашизму и его исполнителям,
которых Гитлер освободил от совести, человечности и даже элемен-'
тарной житейской морали, не только силу оружия, но и силу убеж-
денности в правоте своего дела, — вот главное для героев произве-
дений В. Быкова.
Два типа жизненного поведения, истоки героизма, цена подвига
и позорный финал предательства — вот главные проблемы, рас-
крывающиеся через образы двух героев повести В. Быкова «Сотни-
ков». В своем произведении автор высказывается прямо и недву-
смысленно, показав, к чему приводит в этой жесточайшей бескомп-
ромиссной борьбе, что вел с фашистами советский народ, малейшая
уступка, малейший нравственный компромисс, малейшее отступле-
ние от нравственных норм нашего общества. Рыбак — смелый бо-
ец, когда за его спиной стоят свои. Оказавшись же один на один с
врагом, он идет на предательство и убийство своего товарища.
Сотников — скромный, незаметный человек, без всяких внеш-
них признаков героя, необыкновенной личности. Раненный, боль-
ной, изуродованный, он в минуту решительного выбора оказался
сильнее Рыбака. Трагической силе обстоятельств он противопоста-
вил свою волю, нравственную бескомпромиссность, оставаясь в са-
мых нечеловеческих условиях человеком. Сотников гибнет. Он —
герой. Ибо смерть его — это пример для тех людей, что собрались у
места казни. Пример мужества, стойкости, самоотверженности в
борьбе с врагом. Пример человеческого достоинства. Он не разгро-
мил врага, но остался человеком. Его стойкость выглядит как по-
двиг в глазах тех нескольких десятков людей, которые явились
231
свидетелями его последних минут и на чьих глазах искал свой путь
к спасению Рыбак. Каждый сделал свой выбор.
Сделал свой выбор и партизан Левчук, герой повести «Волчья
стая», с риском для собственной жизни спасающий от «хищной»
стаи карателей чужого ребенка и в жестокой борьбе с фашистами
утверждающий себя в высоком звании Человека. В «Волчьей стае»,
воскрешая еще одну страницу героической борьбы народных мсти-
телей в тылу врага, В. Быков, как и в предыдущих своих произве-
дениях, стремится показать те нравственные компоненты духовно-
го мира человека, те грани характера, те тончайшие движения ду-
ши, которые в конечном счете предопределят его поведение в той
или иной ситуации, обусловливают силу и слабость, героизм или
предательство в тяжелейшую минуту испытаний. В образах своих
героев В. Быков показал простых советских людей, на плечи кото-
рых всей тяжестью легли события Великой Отечественной войны и
которые стойко и мужественно вынесли все выпавшие на их долю
испытания.
У подвига есть удивительное, счастливое свойство: он дарит осо-
бые часы, мысли и воспоминания человечеству, часы, которые с не-
бывалой силой обнажают братство людей и преступную бессмыс-
ленность захватнических войн.

ПРАВДА О ВОЙНЕ

Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый день идет за них на бой.
И. В. Гете. «Фауст»

Великая Отечественная война — тяжелейшее испытание, вы-
павшее на долю русского народа. Это самый трагический период
российской истории. Именно в такие тяжелые моменты проявляют-
ся лучшие человеческие качества. То, что люди смогли с честью
выдержать это испытание, не уронить своего достоинства, защи-
тить свою Родину, своих детей, — величайший подвиг. Способ-
ность к совершению подвига — самое важное качество настоящего
человека. Чтобы совершить его, нужно, прежде всего, забыть о себе
и думать о других, забыть о смерти и страхе смерти, бросить вызов
природе своим отречением от свойственной всему живому жажды
жизни. Поэтому одной из важнейших тем нашей литературы явля-
ется тема подвига человека на войне. Многие писатели сами про-
шли трудный солдатский путь, многие из них были свидетелями
великой трагедии и великого подвига. Не оставляют равнодушны-
ми произведения К. Симонова, В. Быкова, В. Некрасова, Б. Васи-
льева, Г. Бакланова и многих других писателей. Каждый писатель
по-разному пытается понять, что позволяет человеку совершить по-
двиг, где нравственные истоки этого поступка.
Василь Быков. Повесть «Сотников». Зима 1942 года... Парти-
занский отряд, обремененный женщинами, детьми, ранеными,
окружен. На задание отправляются двое — Сотников и Рыбак. Ры-
бак — один из лучших солдат в партизанском отряде. Его практи-
ческая хватка, умение приспособиться к любым обстоятельствам
232
жизни оказываются бесценными. Его противоположность — Сотни-
ков. Скромный, незаметный человек, без явных внешних призна-
ков героя, бывший учитель. Почему, будучи слабым, больным, он
пошел на ответственное задание? «Почему они, а не я должен идти,
какое я имею право отказываться? & — так думает Сотников перед
уходом на задание. Когда Сотников и Рыбак попадают в плен, тог-
да проявляются по-настоящему их моральные качества. Ничто не
говорило о том, что крепкий и здоровый Рыбак струсит и станет
предателем. А измученный болезнью, ранением, побоями Сотников
до последней минуты будет держаться мужественно и примет
смерть без слабости и страха. «Я партизан... — не очень громко
сказал Сотников. — Остальное ни при чем. Берите одного меня».
Истоками его мужества являются высокая нравственность,
убежденность в правоте своего дела, поэтому ему не стыдно было
смотреть в глаза мальчика. «Вот и все кончено. Напоследок он оты-
скал взглядом застывший стебелек мальчишки в буденовке».
В повести В. Быкова нет абстрактного человека. В одном случае
страх смерти уничтожает в человеке все человеческое, как это про-
изошло с Рыбаком; в других случаях в тех же обстоятельствах че-
ловек преодолевает страх и выпрямляется во весь свой нравствен-
ный рост. Такими показали себя и Сотников, и староста Петр, и
крестьянка Дёмчиха.
Война — это всегда тяжелое время в жизни людей, но больше
всего своей тяжестью она давит на плечи женщины. Во время Ве-
ликой Отечественной войны женщины бросили вызов природе, от-
казавшись от «женской» жизни и начав жить не свойственной им
«мужской».
В своем произведении «У войны не женское лицо» С. Алексие-
вич описывает героинь Великой Отечественной, именитых и безве-
стных, благодаря которым мы сейчас живем. Они заслонили потом-
ков от врага, положив на алтарь Победы все: свою жизнь, свое сча-
стье — все, что у них было.
Женщина-снайпер... Сочетание противоестественное. Было
сложно переступить черту между жизнью и смертью и убивать во
имя жизни.
Вспоминает снайпер Мария Ивановна Морозова: «Наши развед-
чики взяли одного немецкого офицера, и он был крайне удивлен,
что в его расположении выбито много солдат и все ранения только
в голову. Простой, говорит, стрелок не может сделать столько по-
паданий в голову. «Покажите, — попросил, — мне этого стрелка,
который столько моих солдат убил, я большое пополнение полу-
чил, и каждый день до десяти человек выбывало». Командир полка
говорит: «К сожалению, не могу показать, это девушка-снайпер, но
она погибла». Это была Саша Шляхова. Она погибла в снайперском
поединке. И что ее подвело — это красный шарф. А красный шарф
на снегу заметен, демаскировка. И вот когда немецкий офицер
услышал, что это была девушка, он голову опустил, не знал, что
сказать...»
Бессмертный подвиг во время войны совершили врачи, оказы-
вая помощь миллионам раненых, помогая людям, не щадя себя,
своих сил, своей жизни.
233
Вспоминает Екатерина Михайловна Рабчаева, санинструктор:
«Первого раненого тащила, у самой ноги подкашивались. Тащу и
шепчу: «Хотя б не помер... Хотя б не помер...» Перевязываю его, и
плачу, и что-то говорю ему, жалко...»
«Раненых нам доставляли прямо с поля боя. Один раз двести че-
ловек раненых в сарае, а я одна. Вот не помню, где это было... В
какой деревне... Столько лет прошло... Помню, что четыре дня я не
спала, не присела, каждый кричал: «Сестра... сестричка... помоги,
миленькая!..» Я бегала от одного к другому, и тут же уснула. Про-
снулась от крика, командир, молоденький лейтенант, тоже ранен-
ный, приподнялся на здоровый бок и кричал: «Молчать! Молчать,
я приказываю!» Он понял, что я без сил, а все зовут, им больно:
«Сестра... сестричка...» Я как вскочила, как побежала — не знаю
куда, чего... И тогда я первый раз, как пришла на фронт, заплака-
ла...»
Книга «У войны не женское лицо» заканчивается призывом:
«Поклонимся ей, до самой земли. Ее великому Милосердию». Это
призыв к нам — молодым,
Очень много подвигов совершено в войну, но достаточно прочи-
тать повесть Б. Васильева «В списках не значился», чтобы начать
понимать истоки этого героизма, которые исходили из беззаветной

<< Пред. стр.

страница 30
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign