LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 23
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Александр Исаевич родился в 1918 году в Кисловодске. После
средней школы закончил физико-математический факультет уни-
верситета в Ростове-на-Дону. Воевал, командовал батареей. Был
арестован в 1945 году в звании капитана. В 1953 году был освобож-
ден и сослан в Казахстан. В 1956 году его реабилитировали, но не
надолго. В 1974 году, после опубликования за рубежом первого то-
ма книги «Архипелаг ГУЛАГ», он был выслан из страны. Таким
образом были не только нарушены права человека, но и нанесен
удар по русской культуре. Писателя оторвали от родной земли, от
народа. Сначала он жил в Цюрихе, затем переехал в Америку и по-
селился там, где все напоминало Россию.
«Архипелаг ГУЛАГ», «В круге первом», «Раковый корпус» —
эти произведения направлены на борьбу за права человека, но в на-
шей стране они появились легально лишь сравнительно недавно.
На страницах этих книг разворачиваются перед читателем трагиче-
ские страницы истории нашей страны. Те же мотивы прослежива-
ются и в рассказах.
Примером служит рассказ «Матренин двор». Этот рассказ во
172
многом автобиографичен. Герой возвращается из ссылки в Россию,
он стремится преподавать и становится учителем в сельской школе.
Вначале его направляют в деревню Высокое Поле. И здесь мы ви-
дим страшные последствия сталинского периода. «Увы, там не пек-
ли хлеба. Там не торговали ничем съестным. Вся деревня волокла
снедь мешками из областного города». Деревня, которая кормит го-
род, не имеет продуктов своего труда. Как это контрастно выделя-
ется на фоне прекрасной природы: «На взгорке между лужков, а
потом других взгорков, цельно-обомкнутое лесом, с прудом и пло-
тинкой». Учитель вынужден перевестись. Его направили на стан-
цию Торфпродукт, где он поселился в деревне Тальново у Матрены
Васильевны Григорьевой. В ее доме мы сталкиваемся с крайней
беднотой: «Многие годы ниоткуда не зарабатывала Матрена Васи-
льевна ни рубля, пенсии ей не платили... В колхозе она работала
не за деньги — за палочки». Все имущество ее состояло из сундука,
козы и колченогой кошки. Эта бедность не ее вина. «...Она была
больна, но не считалась инвалидом; она четверть века проработала
в колхозе, но потому что не на заводе — не полагалось ей пенсии»,
государство несправедливо отнеслось к этой женщине, а у нее не
хватило характера, чтобы требовать. Помимо бедности мы видим
бесхозяйственность: «Председатель новый... первым делом обрезал
всем инвалидам огороды. Пятнадцать соток песочка оставил Матре-
не, а десять соток так и пустовало за забором». Быт и существова-
ние простых людей государство не беспокоило: «...не продавалось
торфу жителям... Топлива не было положено», и такое отношение
порождало воровство: «...воровали раньше лес у барина, теперь тя-
нули торф у треста».
Страшным бедствием является бюрократия: «Из канцелярии в
канцелярию гоняли ее два месяца — то за точкой, то за запятой».
Это уничтожило веру государству: «Сегодня, вишь, дало, а завтра
отымет». Но самое страшное — это гибель человеческой души.
Этой проблеме отводится значительное место, и не только в расска-
зе «Матренин двор», но и во всем творчестве писателя.
После смерти Матрены ее подруга Маша приходит к учителю и,
поплакав, просит у него... кофточку покойной. То же происходит и
на похоронах: «...плач над покойной не просто есть плач, а своего
рода политика... Так плачи сестер были обвинительные плачи про-
тив мужниной родни...» — на похоронах шел спор, кому владеть
домом. После похорон о Матрене почти не вспоминают, а если и
вспомнят, то «все отзывы о Матрене были неодобрительные: и не-
чистоплотная она была; и за обзаврдом не гналась; и не бережная;
и даже поросенка не держала; ...и, глупая, помогала чужим людям
бесплатно (и самый повод вспомнить Матрену выпал — некого бы-
ло дозвать огород вспахать на себе сохою)*. Кого же могут воспи-
тать такие люди? Неудивительно, что из детей бездушных вырас-
тут преступники, ведь воспитание — это важнейшая ступень созда-
ния человеческой личности. В одном из своих рассказов Александр
Исаевич описывает такой случай. Во время войны на одной из
станций к ее начальнику приходит солдат, отставший от своего
эшелона. Вначале они беседуют. Начальника станции, в недавнем
прошлом студента, а теперь офицера, интересует бывший до войны
173
артистом солдат. Они уже расставались, были выписаны проездные
документы, когда солдат вдруг случайно произнес слово «господа»,
употребив его в разговоре о командирах. На наших глазах происхо-
дит разительная перемена. Только что бывший радушным хозяи-
ном, офицер становится подозрителен, он вспоминает все мелочи в
разговоре, и приходит мысль, что перед ним шпион. Дальнейшее
ясно: солдат попадает в НКВД. Смысл понятен: людям с детства
внушили, что, если человек использует хотя бы раз слово, не упо-
требляемое в обиходе большинства, он враг, несмотря на все другие
положительные качества.
Книги Солженицына проникнуты безграничной любовью к Ро-
дине и в то же время полны боли и сострадания за нее. В его твор-
честве мы встречаем трагедию тюрем и лагерей, арестов невинов-
ных граждан, раскулачивание трудолюбивых крестьян. Это та тра-
гическая страница отечественной истории, которая нашла отраже-
ние на страницах этого автора. Он учит нас тому, чтобы трагедия
1936—1953 годов не повторилась.

НРАВСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ
В РАССКАЗЕ А. И. СОЛЖЕНИЦЫНА «МАТРЕНИН ДВОР»
Как хорошо, что ни современ-
ное искусство, ни русский комму-
низм не оставляет по себе ничего,
кроме архивов.
С. Дали

Дали как-то сказал: «Если ты из тех, кто считает, что совре-
менное искусство превзошло искусство Вермера или Рафаэля, не
берись за эту книгу и пребывай в блаженном идиотизме» («Десять
наставлений тому, кто хочет стать художником»). Думаю, оспо-
рить трудно. Конечно, великий Сальвадор говорил о живописи, но
к литературе это изречение также имеет отношение. Искусство
(будь то литература, живопись или музыка) — способ самовыра-
жения, оно помогает нам заглянуть в самые потаенные уголки ду-
ши.
Многие произведения современной русской литературы мне не
нравятся по причине отсутствия каких-либо художественно-творче-
ских начал. В наше время рассказ, поэма или роман зачастую яв-
ляются результатом бурной фантазии, больного воображения или
искаженного восприятия мира (кто имеет представление о «плато-
новском» Втором пришествии, меня поймет и, надеюсь, поддер-
жит). Сегодняшние писатели пытаются доказать, что их неприятие
современной действительности и отсутствие нравственных идеалов
есть индивидуальный подход к творчеству.
Но если сегодня миром правят беззаконие и малодушие, то это
не значит, что с верой покончено. Она возродится, ибо человек
так или иначе возвращается к истокам, пусть медленным, но
твердым и уверенным шагом (восстановление храмов, принятие
религии).
Читая классику, я нахожу для себя много интересного. Ведь в
начале жизненного пути человеку не всегда удается встретить того,
174
кто стал бы лучшим другом и советчиком, поэтому одним из глав-
ных учителей каждого из нас является книга. А чему научит нас
современная литература? Признайтесь, что о первой любви вы уз-
нали не от Солженицына, а от Тургенева или Пушкина («Первая
любовь», «Евгений Онегин*), о возрождении души человеческой —
от Достоевского («Преступление и наказание»), а о разнообразии и
странностях человеческого мышления — все-таки от Гоголя («Мер-
твые души»). Надо отметить, что классическое произведение всегда
несет в себе долю оптимизма. Даже в «Преступлении и наказании»,
где речь идет о страшном проступке — убийстве — и герою, каза-
лось бы, нет оправдания, Достоевский дает нам понять, что Раско-
льников вовсе не потерян для общества. Его совесть не чиста, но
для него существуют такие понятия, как честь, справедливость, до-
стоинство.
Как мне кажется, классики дают нам надежду на духовное
возрождение, а в современной литературе этого нет. Давайте же
попробуем с точки зрения вышесказанного рассмотреть, что пред-
ставляет собой творчество современного русского писателя, в част-
ности Александра Солженицына. Для этого я предлагаю проана-
лизировать один из его рассказов — «Матренин двор», в котором,
на мой взгляд, ставится проблема одиночества, взаимоотношения
человека с окружающими людьми, авторского отношения к жиз-
ни.
Итак, наш герой приезжает в Россию, в чудесную русскую глу-
бинку с ее вечными загадками, незаурядными личностями и само-
бытными характерами. Что ждет его? Он не знает. Никто его не
ожидает, никто не помнит. Что мог встретить он на своем пути?
Ему всего лишь хотелось «затеряться» где-нибудь там, где его не
достанут радио, телевизоры и другие достижения современной ци-
вилизации. Что ж, удача ему улыбнулась: со второго раза ему уда-
ется найти небольшую деревню недалеко от станции Торфопродукт
и жить там спокойненько, обучая молодое поколение точной науке.
С жильем проблем тоже особых не было. Ему подыскали «подходя-
щий домик», в котором, по его словам, «его жребий был — посели-
ться».
Боже, как он тосковал по простым людям, не утерявшим той
душевной простоты, которой каждый из нас наделен с самого рож-
дения. Сколько умиления и восторга вызывает в его душе обычная
деревенская женщина, торгующая молоком, ее вид, ее голос, ха-
рактерный акцент. А с какой симпатией он относится к хозяйке
дома — Матрене. Он уважал и понимал ее, как она есть: большая,
беспощадная, мягкая, неряшливая и все-таки чем-то милая и род-
ная. Несчастная потеряла всех своих детей, любимого, «загубив»
свою молодость, осталась одна. И конечно, не могла не вызвать жа-
лость. Она не богата, даже не зажиточна. Бедна как «церковная
мышка», больна, но отказать в помощи не может. И очень важное
качество отмечает в ней автор — бескорыстность. Не из-за денег
копала старая Матрена картошку соседям и воспитывала племян-
ницу свою Кирочку тоже не ради благодарности, а просто любила
детей. Она как-никак женщина.
Когда началась война, бедная Матрена не подозревала, что она
175
(война) разведет ее с «дорогим» человеком, и героиня «идет» за-
муж за младшего брата своего жениха. Но муж вскоре докидает де-
ревню, уходит на войну и не возвращается. И вот Матрена остается
ни с чем. Дети умирали один за другим, не дожив до года. И в кон-
це жизни она была обречена на одиночество. Лишь «колченогая
кошка», «грязно-белая криворогая коза», мыши да тараканы насе-
ляли ее «перекособоченную избушку». Матрена взяла на воспита-
ние племянницу Кирочку, и это было последним утешением. Но,
видно, не суждено Матрене коротать дни в спокойствии. Срочно
нужно было перевезти горницу в другую деревеньку, а то Кирочка
упустит хорошее место. Казалось бы, наша героиня и вмешиваться
не должна в перевозку собственного дома (последнее, что у нее
осталось), а всячески этому препятствовать. Но нет — она решается
помочь в транспортировке бревен. И если бы Матрена не пошла но-
чью на железную дорогу и не стала толкать повозку через рельсы,
то была бы жива.
Как она закончила свою жизнь? Ужасно. Глупо. Трагично,
Оправдания ее смерти я не вижу.
Б этом произведении, как и в других («Крестный ход»), Солже-
ницын выражает свое отношение к людям. Он не любит народ и
старается его обезличить, превращая в «серую массу». Ему кажет-
ся, что окружающие его люди — «ничто». Они не способны понять
добро, им все равно, кто рядом с ними. А вот автор — другое дело.
Он сразу распознает в Матрене «праведника», но сам-то фактиче-
ски приходит к этому выводу слишком поздно.
Нужно отдать должное автору рассказа: в раскрытии образа ге-
роини он старается подчеркнуть ее доброту, безграничную любовь к
людям.
Что я могу сказать об этом произведении? Не радует — раз, не
нравится — два, так как не могу понять авторской позиции: зачем
столько зла и грязи воплотил в своем «творении» Солженицын?
(Вспомните угнетающую обстановку дома и отношение людей друг
к другу.)
Естественно, творчество писателя неразрывно связано с его био-
графией. Много лет, проведенных в неволе, повлияли на Солжени-
цына, но ведь не все, даже более несчастные, изливают все свои
обиды и злобу в рассказах и повестях. На мой взгляд, творческая
работа должна выражать только самое лучшее, что есть в человеке,
чтобы показать: «Вот то хорошее, что во мне есть, почувствуй это и
пойми!»
Искусство (в частности, литература) должно привносить свет-
лые чувства в душу человека. Читатель должен сопереживать геро-
ям, чувствовать боль обид, разочарований и даже плакать (что,
кстати, и произошло со мной), но ведь нехорошо, если в душе у те-
бя остается неприятный осадок после прочитанного. Наверное, это
какое-то другое искусство, мне лично непонятное.
Зачем тогда вообще писать? Лучше рисовать в стиле апокалип-
сис. Все равно эмоции при этих двух занятиях (писать о плохом и
рисовать) одни и те же, да и результатом сможет полюбоваться
большее количество человек (если автору этого хотелось). Ведь ра-
ньше мастера создавали свои произведения именно для того, что-
176
бы люди приходили в ужас от увиденных сцен всеобщей гибели.
А при размещении подобных творений прямо на улицах (имеются
в виду церкви) люди, связанные с религией, предусматривали и
то, что не умеющие читать также будут знать о страшном наказа-
нии.
Но чего не отнять у Солженицына — это то, что он пишет о жиз-
ни, основываясь на личном опыте, пишет именно о себе, о пережи-
том и увиденном. Автор показывает нам жизнь такой, какова она
есть (в его понимании). Хотя при чтении его работ складывается
мнение, что, кроме плохого, невежественного и несправедливого,
этому человеку ничего не приходилось видеть. Но главное не в этом.
Цель Солженицына — открыть нам всю «прелесть» бытия, исполь-
зуя описание убогого жилища, злых соседей и неблагодарной родни.
Солженицын говорит о несправедливости, а также о слабости
характера, излишней доброте и о том, к чему это может привести.
В уста автора он вкладывает свои мысли и свое отношение к обще-
ству. Автор (герой рассказа) пережил все, что пришлось перенести
самому Солженицыну.
Описывая деревню, Матрену, суровую действительность, он па-
раллельно этому дает свою оценку, высказывая собственное мне-
ние. Сколько горечи и сарказма слышится в описании станции: на
«серо-деревянном бараке висела строгая надпись: «На поезд садить-
ся только со стороны вокзала!» Гвоздем по доскам было нацарапа-
но: «И без билетов». А у кассы... было нацарапано ножом: «Биле-
тов нет». Знакомя нас с председателем Горшковым, автор не забы-
вает упомянуть, каким образом он (Горшков) получил Героя Социа-
листического Труда.
А сколько «тепла*, «чуткости», «задушевности» чувствуется в
описании скромного жилища Матрены и его обитателей: «Иногда
ела кошка и тараканов, но от этого ей становилось нехорошо.
Единственное, что тараканы уважали, — это черту перегородки, от-
делявшей устье от... чистой избы... в кухоньке по ночам кише-
ли... — пол весь, и скамья, и даже стена были чуть не сплошь бу-
рыми и шевелились...»
Заметим, что у Гоголя описание гостиницы города N. где также
встречаются тараканы, не вызывает чувство брезгливости. Однако
автор не может обойтись без чего-нибудь «эдакого».
Не без скрытого удовольствия пишет о своей «скромности и так-
тичности», когда описывает стряпню хозяйки: все эти тараканьи
ножки в однообразной еде, по его словам, «не совсем вкусной». «Я
покорно съедал все наваренное мне, терпеливо откладывая в сторо-
ну, если попадалось что-то неурядное... У меня не хватало духу
упрекнуть Матрену...»
На мой взгляд, автор любит описывать чьи-то обиды и неудачи
(имеется в виду данный рассказ): «...много было у Матрены
обид...» Опять обиды. Если писать не о своих, то уж о чужих. И
жалость. Рассказчик давит на жалость. Он пытается задеть за жи-
вое (так как лично меня он больше ничем не смог тронуть). Но жа-
лость жалости — рознь...
«Нет Матрены. Убит родной человек. И в день последний я уко-
рил ее за телогрейку». Автор хочет показать нам, какой он чувст-
177
вительный и жалостливый. Однако внутри он человек жесткий и
сухой. У меня едва хватило сил прочитать описание мертвой Мат-
рены, ее изуродованного тела. Написано без эмоций, лишь конста-
тация факта. Понять это тяжело. Но что еще может родиться в го-
лове у человека под «скрежет мышей», «шуршание тараканов» да
под впечатлением увиденной покойницы? Это утешает.
Но самое «веселое» — это конец. У человека, не знающего
жизнь, появится мысль: «Не доверяй». Печальная картина, кото-
рую мы наблюдаем после смерти героини, доказывает нам это. Да,
я согласна: родственники только и думали о том, что можно унести
из дома. Дошло до того, что унесли и сам дом. Рассказчик не верит
в искренность слез Киры. А соседка придерживается мнения, что
Матрена была глупа, да и муж ее не любил. Одним словом, кругом
пустота и несправедлиэость. Автор, наверное, считает, что все пло-
хо и в конце концов постигнет нас несчастье. И люди нас окружа-
ют бездушные, и в других не видят прекрасное, и в добро не верят,
и вообще, кроме него, никто не разглядел в Матрене доброту,
скромность и бескорыстие. «Все мы жили рядом с ней и не поняли,
что есть она тот самый праведник, без которого, по пословице, не
стоит село. Ни город. Ни вся земля наша».
Писатель просто навязывает нам свои пессимистические взгля-
ды на мир и пытается что-то доказать. Он скептик и никогда не бу-
дет способен сотворить прекрасное просто в силу своих исковеркан-
ных жизнью убеждений. Впрочем, это всего лишь мое мнение.

ТРАГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РУССКОГО НАРОДА В ТВОРЧЕСТВЕ
А. И. СОЛЖЕНИЦЫНА (По рассказу «Матренин двор»)

Александр Исаевич Солженицын является одним из тех писате-
лей, которые жили и творили в трудные годы Советской России.
Это была сталинская эпоха, охарактеризованная господством в
стране насилия, деспотизма, произвола власти. Страдания народа,
вызванные несправедливостью социального строя, волновали писа-
теля. Солженицын был одним из первых, кто сказал правду о судь-
бе крестьянства, о его проблемах, изображая трагическую жизнь
поистине русского человека и причины его несчастья в рассказе
«Матренин двор».
Жители деревни Тальново, в которой происходит действие рас-
сказа, существуют в ужасных условиях: отсутствуют электричест-
во, билеты на железнодорожный транспорт, медицинские учрежде-
ния. Вот как изобразил писатель дом главной героини: «...Изгнива-
ла щепа, посерели от старости бревна сруба и ворота, когда-то могу-
чие, я проредилась их обвершка». «Жребий мой был — поселиться
в этой темноватой избе с тусклым зеркалом, в которое совсем нель-
зя было смотреться, с двумя яркими рублевыми плакатами о книж-
ной торговле и об урожае, повешенными на стене для красоты».
Одиночество больной женщины скрашивали лишь «колченогая
кошка, мыши и тараканы, живущие за стенкой». Магрена даже «не
держала радио по бедности», из скотины имела лишь козу, которую
она с трудом прокармливала. «Козе она выбирала из подполья са-
мую мелкую картошку, себе — мелкую, а мне — с куриное яйцо».
178
Автор описывает горькую жизнь колхозницы. Матрена потеряла
мужа и шестерых детей. «Наворочено было много несправедливо-
стей с Матреной: она была больна, но не считалась инвалидом; она
четверть века проработала в колхозе, но потому что не на заводе —
не полагалось ей пенсии за себя, а добиваться можно было только за
мужа, то есть за утерю кормильца». Женщине приходилось долго
ходить за справками, но ее постоянно отсылали обратно. Все это го-
ворит о бюрократических законах страны, об эксплуатации государ-
ством простого народа. Крестьянство не могло пользоваться продук-
том своего же труда, все доставалось правительственным органам:
«рычали кругом экскаваторы на болотах, но не продавалось торфу
жителям, а только везли — начальству». Бабы вынуждены были во-
ровать торф, чтобы выжить зимой. Государство отрезало огороды у
тружеников страны, лишало их платы за тяжелый труд. «А что —
пенсия? — возражали другие. — Государство — оно минутное. Се-
годня, вишь, дало, а завтра отымет». Действительно, государство
ни во что не ставило, не ценило главных кормильцев России. Кре-
стьяне не чувствовали себя свободными, в них пытались задавить,
уничтожить чувство собственного достоинства.
Такое социальное неравенство повлияло на общество, на его ми-
ровоззрение. В нечеловеческих условиях люди постепенно озлобля-
ются, стараются выжить любым путем, забывая о совести, честно-
сти, справедливости. Матрену окружают жадные, корыстные люди.
Ее родственников интересует только нажива ˜ старый Матренин
дом, единственное, что осталось у старой женщины. Они ведут спор
о том, кому же достанется дом Матрены, еще до ее смерти. Фаддея,
человека, который когда-то любил бедную женщину, трех сестер
Матрены интересует только собственное благополучие.
Но Матрена живет по другим законам: по законам добра, все-
прощения, любви. Она постоянно откликается на чужую просьбу,
выполняет всякую тяжелую работу. Душа героини полна чувства
сострадания: из жалости приютила кошку, вырастила чужую дочь.
Это глубокая натура с богатым духовным миром. Несмотря на
трудности, Матрена находит радость в тяжелой жизни: в работе, в
общении с природой, даже в фикусах, которые она бросилась спа-
сать во время пожара. «Не гналась за обзаводом... не выбивалась,
чтобы купить вещи и потом беречь их больше своей жизни», как
это делало большинство людей. «Не гналась за нарядами. За одеж-
дой, приукрашивающей уродов и злодеев». Духовно Матрена выше
своих односельчан. Но героиня погибает. И трагедия ее в том, что
обществу, в котором она жила, чужды истинные человеческие
стремления. Матрена одинока. «Не понятая и брошенная даже му-
жем своим, схоронившая шесть детей, но не нрав свой общитель-
ный, чужая сестрам, золовкам, смешная, по-глупому работающая
на других бесплатно, — она не скопила имущества к смерти. Гряз-
но-белая коза, колченогая кошка, фикусы... Все мы жили рядом с
ней и не поняли, что есть она тот самый праведник, без которого,
по пословице, не стоит село. Ни город. Ни вся земля наша». Тра-
гизм рассказа заключается в том, что материальное обнищание на-
рода перерастает в духовное. За жестокостью и черствостью люди
не видят, не ценят и губят добро.
179
Александр Солженицын первый сказал правду о трагической
истории русского народа. Затем по его пути пойдут такие же поис-
тине народные писатели, как Абрамов, Шукшин и др.

ЧЕЛОВЕК И ГОСУДАРСТВО
В РАССКАЗЕ А. И. СОЛЖЕНИЦЫНА «МАТРЕНИН ДВОР»

В начале XX века Россия подверглась тяжелым испытаниям.
Война и голод, бесконечные восстания и революции оставили свой
отпечаток на судьбах людей. Погибло много невинных людей, сре-
ди них женщины и дети. Это была эпоха Сталина. Деспотизм и тер-
рор преследовали людей. В стране не было хлеба, и вся надежда
была только на деревню. На нее нажимало правительство, дабы это
был один из легких путей достать продовольствие. И деревня отда-
вала все, что имела, не получая взамен ничего. Так было во время
войны, но так было и после ее окончания. На деревню нажимали с
той же силой, но она уже исчерпала все свои богатства и пришла в

<< Пред. стр.

страница 23
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign