LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 21
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ловека в Великой Отечественной войне — заняла на долгое время
главное место в произведениях писателя. В эти годы он создает
произведения «Судьба человека» и «Они сражались за Родину».
Рассказ «Судьба человека» говорит о том, какие бедствия несет
человеку и всему человечеству война. Герой рассказа — мирный тру-
женик, ненавидящий войну. До войны судьба Андрея складывалась
счастливо: радость бытия, умная и добрая жена, дом, дети — все это
ему дорого, поэтому естественно его желание все это защищать.
На войне поначалу фигура и судьба Соколова ничем не были
приметны: фронтовой шофер, возивший боеприпасы на батарею,
дважды получал легкие ранения, службу нес исправно. А затем на-
чался его солдатский, его человеческий подвиг.
Война обрушивала на Соколова все более и более тяжкие удары.
Казалось уже, что вся его жизнь, вся судьба его, весь он сам иско-
верканы и искалечены. Этот человек с удивительной стойкостью
вынес все выпавшие на его долю испытания: тяжелое расставание с
семьей при уходе на фронт, ранение, фашистский плен, истязания
и издевательства гитлеровцев, гибель оставшейся в тылу семьи и,
наконец, трагическую смерть любимого сына Анатолия в послед-
ний день войны — девятого мая.
«За что же ты, жизнь, меня так искалечила? За что так исказ-
нила?» — спрашивает сам себя Соколов и не находит ответа.
«Видали вы когда-нибудь глаза, словно присыпанные пеплом,
наполненные такой неизбывной, смертельной тоской, что в них
трудно смотреть?» — спрашивает писатель.
Такие глаза были у Андрея Соколова. Как ни велико было лич-
ное горе Соколова, но во всех испытаниях его поддерживала лю-
бовь к Родине, чувство ответственности за ее судьбу.
Храбро выполнял Андрей на фронте свой воинский долг. Под
Лозовеньками ему поручили подвезти снаряды к батарее. «Надо
было сильно спешить, потому что бой приближался к нам: слева
чьи-то танки гремят, справа стрельба идет, впереди стрельба, и уже
начало попахивать жареным... — рассказывает Соколов. — Коман-
дир нашей роты спрашивает: «Проскочишь, Соколов?» А тут и
спрашивать нечего было. Там товарищи мои, может, погибают, а я
тут чухаться буду?» Оглушенный разрывом снаряда, очнулся он
уже в плену у немцев. Этот поступок говорит о том, что Соколов
привык сначала думать о товарищах, о своем долге перед Родиной,
а потом уже о себе. Он совершает героические поступки, а страх пе-
ред смертью отступает. Не уронил Соколов человеческое достоинст-
во и в немецком плену, мужество его не покидало и там. «Захоте-
лось мне им, проклятым, показать, что хотя я и с голоду пропа-
даю, но давиться ихней подачкой не собираюсь, что у меня есть
свое, русское достоинство и гордость и что в скотину они меня не
превратили, как ни старались», — рассказывает Андрей. Этим ав-
тор показал нравственное превосходство своего героя над врагом.
Услышав ночью, что рядом с ним предатель хочет выдать команди-
ра, Соколов принял решение не допустить этого и на рассвете свои-
157
ми руками задушил предателя, тем самым избавив от смерти не-
сколько командиров, находившихся с ним в плену.
Шолохов показывает, что любовь к людям, желание быть им
полезным позволяют Андрею, потерявшему дом, семью, здоровье,
найти в себе силы продолжать жить, трудиться, думать об окружа-
ющих (усыновление мальчика) и даже в крайнем горе оставаться
человеком.
В 1943 году после завершения Сталинградской битвы писатель
начал работу над романом «Они сражались за Родину», в котором
изобразил тот период войны, когда наши войска вынуждены были
отступать. Стрельцов, Лопахин, Звягинцев и их боевые товарищи
испытывали горечь поражений, стыд перед людьми, оставшимися
на оккупированной территории. Раненый командир дивизии с за-
бинтованной головой выходит к приведенным в Сталинград стар-
шиною Поприщенко двадцати семи бойцам, опускается перед стро-
ем на колено, целует сохраненное ими полковое знамя и говорит:
«И я так хочу, чтобы нам не стыдно было поглядеть в глаза сиро-
там нашего убитого товарища лейтенанта, чтобы не стыдно было
поглядеть в глаза его матери и жене и чтобы могли мы им, когда
свидимся, сказать честным голосом: «Мы идем кончать то, что на-
чали с вашим сыном и отцом, за что он — ваш дорогой человек —
жизнь свою на Донщине отдал... Пополнится наш полк людями, и
вскорости опять пойдем мы хоженой дорогой... Тяжелыми шагами
пойдем... Может, и вы, товарищ лейтенант, еще услышите нашу
походку... Может, и до вашей могилки долетит ветер с Украины...»
Такого отношения достоин каждый воин, павший в бою, ведь то,
что он отдал свою жизнь для светлого будущего детей, — это дейст-
вительно героический подвиг.
В своих произведениях Шолохов показывает, как бойцы зака-
лились в борьбе, превратились в единую боевую семью, которая
стремилась изгнать врага с родной земли и отомстить ему за все
зло, причиненное русскому народу. Герои Шолохова — это люди, в
сердцах которых живет готовность к подвигу. Они ведут бой за
свою Родину «не ради славы — ради жизни на земле*.
В годы войны гитлеровцы с насмешкой называли русского солда-
та «русский Иван». А кто этот «русский Иван»? Это «человек, оде-
тый в серую шинель, который, не задумываясь, отдавал последний
кусок хлеба и фронтовые тридцать граммов сахара осиротевшему в
годы войны ребенку; человек, который своим телом самоотверженно
прикрывал товарища, спасая его от неминуемой гибели; человек, ко-
торый, стиснув зубы, переносил и перенесет все лишения и невзгоды,
идя на подвиг во имя Родины». Вот кто такой русский солдат.
Шолохов в своих произведениях изобразил войну как страшное
народное бедствие. Сожженные села и деревни, обугленные хлебные
поля, смерть, горе, кровь — вот что такое война. Героическое не в
отдельных подвигах русских солдат, а вся фронтовая жизнь — по-
двиг, так как суметь пройти по дороге смерти, страшных испытаний
и при этом не только выжить, но и найти в себе силы жить дальше,
не только сохранить, но и укрепить свою светлую душу, чутко отзы-
вающуюся на все доброе, человеческое, — это уже подвиг, который
совершается гигантскими силами, руководимыми сердцем человека.
158
А. Т. ТВАРДОВСКИЙ
ТЕМА ВОЙНЫ В ЛИРИКЕ А. Т. ТВАРДОВСКОГО

Чувство обязательства живых перед павшими, невозможности
забвения всего происшедшего — основные мотивы военной лирики
А. Твардовского. «Я жив, я пришел с войны живой и здоровый. Но
сколько я недосчитываюсь... сколько людей успели меня прочитать
и, может быть, полюбить, а их нет в живых. Это была часть ме-
ня», — писал поэт.
«Я убит подо Ржевом» — стихотворение, написанное от первого
лица. Эта форма показалась Твардовскому наиболее соответствую-
щей идее стихотворения — единства живых и павших. Погибший
солдат видит себя лишь «частицей народного целого», и его волну-
ет, как и всех, чьи «очи померкли», все, что свершилось потом, по-
сле него. Робкая надежда на то, что «исполнится слово клятвы свя-
той», вырастает в прочную веру: наконец-то попрана «крепость
вражьей земли*, настал долгожданный День Победы.
Он был от плеча до плеча награжден,
Но есть ли такая награда,
Что выслужил, выходил, выстрадал он? —
Пожалуй, что нет. И не надо!
Простой факт, переданный поэту старым знакомым о боях на
улицах Полтавы, послужил Твардовскому материалом для созда-
ния маленькой новеллы «Рассказ танкиста». Поэт не просто пере-
сказал услышанное от майора Архипова, но и ощутил себя участ-
ником описываемого события и взял на себя часть вины лирическо-
го героя за то, что забыл спросить имя мальчика.
Стихотворение «Я знаю, никакой моей вины...» — лаконичное и
пронзительное. Оно построено как лирический монолог, где настро-
ение колеблется между двумя чувствами: с одной стороны, автор
убеждает себя в своей полной невиновности перед павшими на по-
лях Великой Отечественной войны, с другой же — в последней
строке пробивается то покаянное ощущение своей вины, которое
свойственно всем совестливым людям. Троекратный повтор части-
цы «все же», выражающий сомнение, выводит на поверхность да-
леко скрытое чувство не утихающей со временем боли. «Я» — жи-
вой и «другие» — мертвые — вот основной конфликт стихотворе-
ния, так и не разрешенный в финале. Многоточие означает еще и
то, что внутренний монолог не прекращен, что еще не раз лириче-
ский герой будет сам с собой вести этот мучительный разговор.
Стихотворение отличает лексическая простота, отсутствие каких-
либо изобразительных эффектов.
Поэма «Василий Теркин» в жанровом отношении — свободное
повествование-хроника («Книга про бойца, без начала, без кон-
ца...»), которое охватывает всю историю войны — от трагического
отступления до Победы. Главы поэмы связаны с различными собы-
тиями войны: «На привале», «Перед боем», «Переправа», «Гар-
монь», «В наступлении», «На Днепре*.
В основе поэмы — образ главного героя — рядового Василия
159
Теркина. Реального прототипа у него нет. Это собирательный об-
раз, соединяющий в себе типичные черты духовного облика и ха-
рактера обыкновенного русского солдата.
Теркин — кто же он такой?
Скажем откровенно:
Просто парень сам собой.
Он обыкновенный.
Впрочем, парень хоть куда,
Парень в этом роде
В каждой роте есть всегда,
Да к в каждом взводе.
Образ Теркина имеет фольклорные корни, это «богатырь, са-
жень в плечах», «весельчак», «человек бывалый». За иллюзией
простоватости, балагурства, озорства скрываются нравственная
чуткость и чувство сыновнего долга перед Родиной, способность без
фразы и позы совершить подвиг в любой момент.
Подвиг солдата на войне показан Твардовским как каждоднев-
ный и тяжкий ратный труд и бой, и переход на новые позиции, и
ночлег в окопе или прямо на земле, «заслонясь от смерти черной
только собственной спиной.,.». А герой, совершающий этот под-
виг, — обыкновенный, простой солдат:
Человек простой закваски,
Что в бою не чужд опаски...
То серьезный, то потешный,
...Он идет — святой и грешный...
В образе Теркина Твардовский изображает лучшие черты рус-
ского характера — смелость, упорство, находчивость, оптимизм и
огромную преданность своей родной земле.
Мать-земля родная наша,
В дни беды и в дни побед
Нет тебя светлей и краше,
И желанней сердцу нет...
Именно в защите Родины, жизни на земле заключается справед-
ливость народной Отечественной войны: «Бой идет святой и пра-
вый, смертный бой не ради славы — ради жизни на земле*.

ПОДВИГ ЧЕЛОВЕКА НА ВОЙНЕ
(По поэме А. Т. Твардовского «Василий Теркин»)
Бой идет святой и правый,
Смертный бой яе ради славы —
Ради жизни на земле.
А. Т. Твардовский

Александр Трифонович Твардовский написал выдающееся про-
изведение о войне — поэму «Василий Теркин». Книга очень полю-
билась практически всем, кто ее прочитал, и это не случайно: ведь
так о Великой Отечественной войне еще никто до Твардовского не
писал.
160
Многие выдающиеся полководцы издавали свои книги, в кото-
рых рассказывали о планах грандиозных сражений, о перемещени-
ях армий, о тонкостях военного искусства. Военачальники знали и
видели то, о чем писали, и они имели полное право освещать имен-
но эту сторону войны,
Но была и другая жизнь, солдатская, о которой нужно знать не
меньше, чем о стратегии и тактике. Очень важно понимать пробле-
мы, переживания и радости рядовых. Наверное, трудно предста-
вить человеку, не принимавшему участия в войне, жизнь простого
солдата. Твардовский рассказывает нам о ней очень правдиво, без
прикрас, ни о чем не умалчивая. Писатель сам был на фронте, уз-
нал обо всем не понаслышке.
Понимал Твардовский, что победа над Германией складывалась
из подвигов, совершенных обыкновенными людьми, простыми сол-
датами, такими, как главный герой его поэмы — Василий Теркин.
Кем же был Василий Теркин? Простым бойцом, каких очень ча-
сто можно встретить на войне. Не занимать ему было чувства юмо-
ра, ведь
На войне одной минутки
Не прожить без прибаутки,
Шутки самой немудрой.

Сам Твардовский говорит о нем:
Теркин — кто же он такой?
Скажем откровенно:
Просто парень сам собой.
Он обыкновенный.

Впрочем, парень хоть куда.
Парень в этом роде
В каждой роте есть всегда,
Да и в каждом взводе.

В главе «Теркин — Теркин» мы встречаем еще одного бойца с
такой же фамилией и таким же именем, и он тоже герой.
Теркин говорит сам о себе во множественном числе, показывая
тем самым, что он —• это собирательный образ:
И не раз в пути привычном,
У дорог, в пыли колонн,
Был рассеян я частично,
А частично истреблен...

Первый подвиг Теркина, о котором мы узнаем, — это побег из
немецкого плена. В те времена его могли расстрелять за то, что он
не покончил жизнь самоубийством. Именно к этому призывало ру-
ководство страны всех пленных, находящихся в Германии. Но чем
же виноват человек, попавший к врагам? Не по своей ведь воле он
это сделал.
Думаю, что из-за такого отношения страны к попавшим в плен
(кстати, очень многих взяли из-за просчетов руководителей, осо-
бенно в первые месяцы войны) несчастные люди и переходили на
6-3959 161
сторону фашистов. А Теркин не побоялся, бежал оттуда, чтобы сно-
ва защищать Родину от врага.
Несмотря на это, он чувствовал себя виноватым:
Заходил в любую хату,
Словно чем-то виноватый
Перед ней. А что он мог!

Да, действительно, ничего он не мог поделать, так уж сложи-
лись обстоятельства.
Мы видим, что часто на войне бойцы чувствуют себя виноваты-
ми из-за того, что кто-то погиб. Когда во время переправы один из
взводов остался на вражеском берегу, другие солдаты избегали го-
ворить об этом:
И о нем молчат ребята
В боевом родном кругу,
Словно чем-то виноваты,
Кто на левом берегу.
Бойцы уже и не надеялись увидеть товарищей живыми, мыс-
ленно попрощались с ними, и вдруг дозорные увидели какую-то
точку вдали. Конечно, они обсуждают увиденное, высказывают
различные мнения, но даже не смеют думать о том, что кто-то мог
доплыть живым с того берега.
Но в том-то и дело, что Теркин опять совершил героический по-
ступок — добрался до своих по ледяной воде, которая «даже рыбам
холодна». Этим он спас жизнь не только себе, но и целому взводу,
за которым были посланы люди.
Поступил Теркин очень мужественно, далеко не каждый решит-
ся на такое. Попросил солдат у полковника вторую стопку водки:
«так два ж конца».
Теркин не может оставить друзей в неведении, поэтому плывет
обратно на другой берег, чтобы обрадовать их благополучным исхо-
дом своего путешествия. А опасность для него представляет не
только холод, еще и «пушки бьют в кромешной мгле», потому что
Бой идет святой и правый,
Смертный бой не ради славы —
Ради жизни на земле.

Защита жизни на земле — главное дело солдата, и иногда при-
ходится для этого жертвовать собственной жизнью, здоровьем. На
войне без ранений не обходится, не избежал этого и Теркин.
Он попал в «погребушку» к немцам, чтобы проверить, не оттуда
ли бьет пушка. Сидевший там немец выстрелил и попал Теркину в
плечо. Страшные сутки провел Теркин, «оглушенный тяжким гу-
лом», теряя кровь. По нему били свои же орудия, а погибнуть от
своих — это еще ужаснее, чем от врагов.
Только через сутки нашли его, истекающего кровью, «с лицом
землистым». Надо ли говорить о том, что Теркин вполне мог бы и
не ходить туда, ведь никто не принуждал его идти к врагу в оди-
ночку.
Интересно отношение Теркина к награде:
162
— Нет, ребята, я не гордый,
Не загадывая вдаль.
Так скажу: зачем мне орден?
Я согласен на медаль.

Везде и всегда есть люди, которые стремятся к высоким награ-
дам, это основная цель их жизни. Безусловно, и на войне таких бы-
ло достаточно. Многие из кожи вон лезли, только бы получить ор-
ден. Причем обычно это люди, которые не особо любят рисковать
своей жизнью, а больше сидят в штабе, выслуживаются перед на-
чальством.
Как мы понимаем из слов самого героя, даже медаль ему нужна
не для хвастовства, а как память о войне, и он ее заслужил:
Обеспечь, раз я достоин.
И понять вы все должны:
Дело самое простое —
Человек пришел с войны.

По-моему, отказ от ордена — тоже своеобразный подвиг.
У Теркина был страшный поединок с немцем:
Так сошлись, сцепились близко,
Что уже обоймы, диски,
Автоматы — к черту, прочь!
Только б нож и мог помочь.

Они дерутся один на один, «как на древнем поле боя». Твардов-
ский прекрасно понимал, что такая борьба — это совсем другое,
тут каждый полагается лишь на свои силы, это как бы возвраще-
ние к истокам боевого искусства.
Исход любой битвы зависит не только от физической силы про-
тивников, в конечном счете решают все чувства, эмоции. А в руко-
пашной схватке эта зависимость итога борьбы от чувств проявляет-
ся еще сильнее. В начале главы «Поединок» автор показывает фи-
зическое превосходство немца, «дармовым добром кормленного».
По Теркина разозлило то, что кто-то смеет заявляться в российские
дома, требовать себе еды, наводить в стране «свой порядок». И еще
больше подхлестнуло Теркина то, что немец замахнулся на него
своей каской:
Ах, ты вон как! Драться каской?
Ну не подлый ли народ!

И это действие немца решило все, исход борьбы был ясен. Тер-
кин взял «языка» — добычу ночи». Он снова совершил подвиг, вы-
играв ужасный поединок.
Пожалуй, самое жуткое место «Книги про бойца» — это глава
«Смерть и воин». Она повествует о том, как смерть пришла к наше-
му герою, который «неподобранный лежал». Смерть уговаривала
его сдаться ей, но Теркин мужественно отказывался, хотя ему сто-
ило это очень больших усилий. Смерть не хочет так просто упус-
кать свою добычу и не отходит от раненого. Наконец, когда Теркин
стал понемногу уступать, он задал Смерти вопрос:
163
Я не худший и не лучший,
Что погибну на войне.
Но в конце ее, послушай.
Дашь ты на день отпуск мне?
Из этих слов солдата мы понимаем, что уже даже и не жизнь боль-
ше всего дорога ему, он готов расстаться с ней, но победу русских ему
видеть необходимо, он в ней даже в самом начале войны нисколько
не сомневался. Участие в войне против фашизма, этом страшнейшем
и величайшем событии XX века, — главное дело его жизни.
Настоящие бойцы, такие, как Теркин, не боятся смерти, не бо-
ятся риска. Они просто сражаются и совершают подвиги, не думая
о награде, — подвиги человека на войне.

«Я ЖИЛ, Я БЫЛ — ЗА ВСЕ НА СВЕТЕ Я ОТВЕЧАЮ
ГОЛОВОЙ*
А. Т. Твардовский

Не так давно я прочитал поэму А. Т. Твардовского «По праву
памяти». Признаться, до того момента мои знания о поэте были ве-
сьма ограниченными, ибо основывались (думаю, как и у большин-
ства нынешних школьников) лишь на широко известной его поэме
«Василий Теркин». Но это незнакомое мне ранее произведение глу-
боко поразило меня той искренностью выражения наболевших
чувств, которой оно пронизано с начала до конца. Кроме того, оно
вызвало у меня интерес к самому поэту.
А. Т. Твардовский, знакомый многим читателям по своим про-
изведениям о войне, известен еще и как активный общественный
деятель. Будучи в годы хрущевской «оттепели» главным редакто-
ром журнала «Новый мир», он своими усилиями буквально пода-
рил читателям произведения многих литераторов, запрещенные во
время сталинской диктатуры. Именно с его помощью увидел свет и
рассказ никому тогда еще не известного А. Солженицына «Один
день Ивана Денисовича», ставший событием огромной важности не
только в литературной, но и в общественной жизни страны.
Над поэмой «По праву памяти» автор работал в течение трех
лет и закончил ее в 1969 году, но во время «застоя» из идеологиче-
ских соображений она просто не могла пройти цензуру и была
опубликована лишь восемнадцать лет спустя, что, несомненно,
только повышает интерес к ней.
Чувствуя на склоне лет острую потребность успеть сказать о са-
мом главном, в чем-то покаяться, о чем-то предупредить, Твардов-
ский в поэме размышляет о трагической* судьбе своего поколения.
Автор вложил в небольшое по размерам произведение всю боль, ко-
торую вызывали в нем воспоминания о страшных преступлениях
того времени.

<< Пред. стр.

страница 21
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign