LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 12
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

испытания, которым подверг Маргариту Воланд. Нет преград для
настоящей любви! Она достойно перенесла их, а награда — Мастер
и Маргарита вместе.
Любовь Мастера и Маргариты — неземная любовь, им не дали
любить на земле, Воланд забирает влюбленных в вечность. Мастер
и Маргарита всегда будут вместе, а их вечная, непроходящая лю-
бовь стала идеалом для многих людей, живущих на земле.
Поэты, писатели во все времена посвящали свои произведения
прекрасному чувству Любви, но Булгаков в своем романе «Мастер
и Маргарита* раскрыл понятие любви по-особенному. Любовь, ко-
торую показал Булгаков, всеобъемлющая.
Булгаковская любовь вечна...
87
«_ Я — ЧАСТЬ ТОЙ СИЛЫ, ЧТО ВЕЧНО ХОЧЕТ ЗЛА
И ВЕЧНО СОВЕРШАЕТ БЛАГО»

Но в этом мире случайностей нет,
И не мне сожалеть о судьбе...
Б. Гребенщиков

Несколько слов эпиграфа бывают, как правило, призваны на-
мекнуть читателю на что-то особенно важное для автора. Это может
быть и историческое значение изображаемого, и специфика худо-
жественного воплощения, и глобальная философская проблема, ре-
шаемая в произведении.
Эпиграф романа «Мастер и Маргарита», по сути дела, является
краткой формулировкой основной идеи дальнейшего повествова-
ния, заключенной в констатации бессилия человека перед высшим
законом судьбы и неизбежностью справедливого воздаяния всем
живущим относительно их мыслей, эмоций и поступков.
Сам же роман со всеми его сюжетными линиями и их причудли-
выми поворотами, множеством совершенно разных героев, контра-
стными пейзажами и импрессионистичными рассуждениями о ме-
лочах повседневности превращается в развернутое, детальное ис-
следование и подтверждение «первоначальной гипотезы». При этом
образы, возникающие в сюжетно-философской картине романа,
вписываются в нее столь органично, что не возникает сомнений в
их достоверности.
Во всех аспектах существования, представленных в романе,
идея фатализма и всеобщей «подсудности», заявленная в эпиграфе,
постоянно доказывается фактически, меняя свой художественный
и сюжетный облик в зависимости от задействованных образов.
Так, Бездомный, отказавшийся принять логику зависимости со-
бытий человеческой жизни от фактора судьбы, изложенную Волан-
дом в самом начале романа, вскоре сам стал ее жертвой.
Другое доказательство подчиненности поворотам судьбы возни-
кает из многочисленных предсказаний будущего людей как следст-
вия их прошлого и настоящего и игнорирование их большинством.
Ярким примером тут служит предсказание смерти Берлиоза в дета-
лях, психушки для Бездомного или разговор об «истине* и «доб-
рых людях» между Иешуа и Понтием Пилатом. В то же время на
самого разного рода надувательства люди крайне охотно «покупа-
лись». «Сеанс черной магии с полным ее разоблачением» в варьете,
дурачества Коровьева и Бегемота в Грибоедове, отправка в Ялту
Степы Лиходеева и многое, многое другое, устроенное свитой Во-
ланда для увеселения их господина, вызывало среди людей больше
интереса и удивления, чем проявление вселенских закономерно-
стей.
В отношении «высоких чувств» тоже существует система объек-
тивной оценки. Система эта, при всей своей справедливости, не ща-
дит, однако, человеческих мелочных слабостей. «Без драм, без
драм!» — говорит раздраженный Азазелло Маргарите в Александ-
ровском саду, меньше всего задумываясь о ее переживаниях. Ис-
тинное искусство также было оценено по достоинству. Тут выясня-
88
ется, что люди не в состоянии даже придумать достойную награду,
что она неизбежна, как и наказание, и имеет те же источники.
«Исполнитель» в лице Азазелло в результате вынужден предлагать
эту награду так, чтобы не было вообще никакой возможности отка-
заться.
Носителем и воплощением идеи бесстрастного судьи в романе
выступает Воланд. Он имеет право наказывать и награждать, опре-
делять соразмерность причины и следствия, учитывая индивидуа-
льность героев или ее отсутствие. Такие, как Маргарита, эти испы-
тания выдерживают; такие, как Римский, Варенуха, Аннушка, Ти-
мофей Квасцов и многие другие, — нет...
Манера поведения Воланда происходит отнюдь не от «доброты
душевной 9. Он сам подвластен закону, вершителем которого явля-
ется, только в значительно меньшей степени, чем все другие персо-
нажи. «Все будет правильно, на этом построен миро, — говорит он,
намекая на то, что и судьба Сатаны должна в итоге вписываться в
это построение.
Исполнение желания Маргариты о прощении Фриды — неожи-
данное исключение, случайность непредусмотренная и малозначи-
тельная — свидетельствует о том, что даже дьявол яе способен
предвидеть все.
Преимущество Воланда в его признании верховенства закона
жизни над всеми и соответствующей опенке своих возможностей,
Отсюда и некоторая афористичность речи и непререкаемо-утверди-
тельные интонации. Его реплики звучат как аксиомы: «— никогда
и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто
сильнее вас, сами предложат и сами все дадут», «...зачем же гнать-
ся по следам того, что уже окончено?»
В итоге становится очевидно, что философская сущность эпи-
графа, рассмотренная со многих различных позиций в действии ро-
мана, получила фактическое подтверждение в эпилоге. Факты,
явившиеся результатом «исполнения приговора» (покой Мастера и
Маргариты, освобождение Пилата, переоценка ценностей Бездом-
ным, переполох среди московских обывателей), лучше всего дока-
зывают верность мысли, заключенной в строках эпиграфа.

РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД ПРОЧИТАННОЙ КНИГОЙ
(По роману М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»)

Недавно я перечитал роман Михаила Афанасьевича Булгакова
«Мастер и Маргарита». Когда я открыл его в первый раз, то оста-
вил почти без внимания ершалаимские главы, замечая только са-
тирические эпизоды. Но известно, что, вернувшись к книге через
какое-то время, обнаруживаешь в ней что-то новое, ускользнувшее
от внимания в прошлый раз. Снова меня увлек роман Булгакова,
но теперь заинтересовала проблема власти и творчества, власти и
личности, проблема жизни человека в тоталитарном государстве. Я
открыл для себя мир ершалаимских глав, объяснивших мне фило-
софские взгляды и нравственную позицию автора. По-новому
взглянул я и на Мастера — через призму биографии самого писате-
ля.
89
Тяжелейшими были для Михаила Афанасьевича двадцатые го-
ды, но еще более ужасными оказались тридцатые: его пьесы запре-
щались к постановке, его книги не издавались, сам он долгое время
даже не мог устроиться на работу. В газетах печатались разгром-
ные «критические» статьи, письма «возмущенных» рабочих и кре-
стьян, тщательно подобранных представителей интеллигенции.
Основным был лозунг: «Долой булгаковщину!» В чем только не об-
виняли тогда Булгакова! Он якобы разжигает своими пьесами на-
циональную рознь, порочит украинцев и воспевает белогвардейщи-
ну (в «Днях Турбиных»), маскируясь под советского писателя. Ли-
тераторы, всерьез считавшие бесформенность новой формой рево-
люционной литературы, говорили, что Булгаков — писатель слиш-
ком культурный, чванится своей интеллигентностью и мастерст-
вом. К тому же в литературе началось утверждение принципа пар-
тийности, классовости, «писательского миросозерцания, тесно свя-
занного с ясной общественной позицией» (Н. Осинский о «Белой
гвардии»). Но Булгаков рассматривал события действительности не
с политической или классовой точки зрения, а с общечеловеческой.
Поэтому он, отстаивавший независимость творчества от государст-
ва, от господствующей идеологии, был обречен на «распятие». Ни-
щета, улица, гибель были уготованы ему тоталитарным государст-
вом.
В это тяжелейшее время писатель приступает к работе над пове-
стью о дьяволе («Инженер с копытом»), в уста которого он вложил
проповедь справедливости, сделав его поборником добра, борющим-
ся с «силами зла» — московскими обывателями, чиновниками. Но
уже в 1931 году Сатана действует не один, а со свитой, появляется
герой — двойник автора (Мастер) и Маргарита (прототипом ее бы-
ла Елена Сергеевна Булгакова). Роман «Мастер и Маргарита» при-
обрел автобиографические черты: судьба Мастера во многом сходна
с судьбой самого Булгакова.
Мастер написал роман не по заказу «партии и правительства», а
по зову сердца. Роман о Пилате — плод творческого полета мысли,
не знающего догм. Мастер не сочиняет, а «угадывает» события, не
принимая во внимание руководящих установок, — отсюда ярость
«синедриона» критиков. Это ярость тех, кто продал свою свободу,
против того, кто сохранил ее в себе.
Никогда в жизни Мастер не сталкивался с миром литераторов.
Первое же столкновение приносит ему гибель: тоталитарное обще-
ство раздавило его морально. Ведь он был писатель, а не сочини-
тель «на заказ», его произведение несло в себе крамольные в те
времена мысли о власти, о человеке в тоталитарном обществе, о
свободе творчества. Одним из главных обвинений против Мастера
было то, что роман он написал сам, ему не были даны «ценные ука-
зания» по поводу темы произведения, героев, событий. Литераторы
МАССОЛИТа (то есть РАППа, а затем Союза писателей СССР) даже
не понимают того, что настоящую литературу, настоящие произве-
дения пишут не по заказу: «Не говоря ничего по существу романа,
редактор спрашивал меня о том, кто я таков и откуда я взялся, по-
чему обо мне ничего не было слышно раньше, и даже задал, с моей
точки зрения, совсем идиотский вопрос: кто это меня надоумил со-
90
чинить роман на такую странную тему?» — рассказывает Мастер о
своей беседе с редактором одного из журналов. Главное для массо-
литовцев — умение складно написать «опус» на заданную тему.
(так, поэту Бездомному было дано указание сочинить антирелиги-
озную поэму о Христе, но Бездомный написал о нем как о живом
человеке, а надо было — как о мифе. Парадокс: писать поэму о че-
ловеке, которого, по мнению заказчиков, вообще не было), обла-
дать подходящей «чистой» биографией и происхождением «из ра-
бочих» (а Мастер был интеллигентным человеком, знал пять язы-
ков, то есть являлся «врагом народа», в лучшем случае — «гнилым
интеллигентом», «попутчиком»).
И вот дано указание начать травлю «богомаза» Мастера. «Враг
под крылом редактора!», «попытка протащить в печать аналогию
Иисуса Христа», «крепко ударить по пилатчине и тому богомазу,
который вздумал протащить ее в печать», «воинствующий бого-
маз» — таково содержание «критических» (а попросту клеветниче-
ских) статей о произведении Мастера. (Как тут не вспомнить ло-
зунг «Долой булгаковщинуЬ.)
Кампания по травле достигла своей цели: сначала писатель
только смеялся над статьями, затем он начал удивляться такому
единодушию критиков, не читавших роман; наконец наступила
третья стадия отношения Мастера к кампании по уничтожению его
выстраданного произведения — стадия страха, «не страха этих ста-
тей, а страха перед другими, совершенно не относящимися к ним
или к роману вещами», стадия психического заболевания. И вот
последовал закономерный итог травли: в октябре в дверь Мастера
«постучали», его личное счастье было разрушено. Но в январе его
«отпустили», Мастер решает искать убежища в клинике Стравин-
ского — единственном месте, где умные, мыслящие люди могут
найти покой, спастись от ужасов тоталитарного государства, в ко-
тором происходит подавление неординарно мыслящей личности,
подавление свободного, независимого от господствующей идеологии
творчества.
Но какие же «крамольные» (с точки зрения государства) мысли
высказал Мастер в своем романе, что заставило новый синедрион
добиваться его «распятия»? Казалось бы, роман о почти двухтыся-
челетней давности событиях не имеет связи с настоящим. Но так
кажется только при поверхностном ознакомлении с ним, а если
вдуматься в смысл романа, то его актуальность будет несомненна.
Мастер (а он двойник Булгакова) вкладывает в уста Иешуа Га-Ноц-
ри проповедь добра и истины: Иешуа говорит о том, что власть не
абсолютна, она не может контролировать людей; о том, что все лю-
ди по своей природе добрые, только обстоятельства делают их жес-
токими. Такие мысли крамольны с точки зрения рапповцев и мас-
солитовцев, правителей и их приспешников. Люди добры, а как же
тогда быть с «врагами народа»? Власть не нужна, а власть партии,
что с ней делать? Отсюда и выпады против Мастера; «библейский
дурман», «нелегальная литература». Мастер (то есть Булгаков) из-
дает новый вариант Евангелия, реальной и детальной земной исто-
рии. И Иешуа в романе не похож на «Сына Божьего». Он — чело-
век, способный испытывать и возмущение, и досаду, боится боли,
91
он обманут и боится смерти. Но он необыкновенен внутренне — он
обладает силой убеждения, он словами снимает боль, а главное в
том, что Иешуа не знает страха перед властью. Секрет его силы в
абсолютной независимости его разума и духа (чего нет у всех, кро-
ме Мастера). Ему неведомы оковы догм, стереотипов, условностей,
которыми связаны окружающие. На него не действует атмосфера
допросов, токи власти, идущие от Понтия Пилата. Внутренней сво-
бодой он заражает своих слушателей, чего боится идеолог Кайфа.
Именно ей он обязан тем, что ему открываются истины, сокрытые
от других. Мастер обладает качествами Иешуа (так как создал его),
но ему не свойственны терпимость и доброта бродячего философа:
Мастер может быть злым. Но их объединяет интеллектуальная сво-
бода, свобода духовная.
Как считает Иешуа, злых людей нет на свете, есть люди в тис-
ках обстоятельств, вынужденные их преодолевать, есть несчастные
и потому ожесточившиеся, но все люди добры по своей природе.
Энергию их доброты нужно высвободить силой слова, а не силой
власти. Власть развращает людей, в их душе поселяется страх, они
боятся, но боятся не за свою жизнь, а за свою карьеру. «Тру-
сость — самый большой порок на свете» — так говорил Иешуа,
имея в виду жизнь тех, кто стоит у власти.
В первой же из ершалаимских глав романа Булгакова (то есть в
романе Мастера о Пилате) лицом к лицу сходятся проявления сво-
боды истинной и несвободы. Иешуа Га-Ноцри, арестованный, звер-
ски избитый, приговоренный к смерти, несмотря ни на что, остает-
ся свободным. Отнять у него свободу мысли и духа невозможно. Но
он не герой и не «невольник чести». Когда Понтий Пилат подска-
зывает ему ответы, необходимые для спасения жизни, Иешуа не
отвергает эти намеки, а просто не замечает и не слышит их — на-
столько они чужды его духовной сущности. А Понтий Пилат, не-
смотря на то что он могущественный прокуратор Иудеи и в его ру-
ках жизнь или смерть любого жителя, является рабом своей дол-
жности и своей карьеры, рабом кесаря. Преступить черту этого
рабства выше его сил, хотя он очень хочет спасти Иешуа. Жертвой
государства оказывается он, а не бродячий философ, внутренне не-
зависимый от этого государства. Иешуа не стал «винтиком» тота-
литарной машины, не отступился от своих взглядов, а Пилат ока-
зался этим самым «винтиком», которому уже невозможно вернуть-
ся к настоящей жизни, невозможно проявить человеческие чувст-
ва. Он государственный деятель, политик, жертва государства и од-
новременно один из его столпов. В его душе конфликт между чело-
веческим и политическим началами оканчивается в пользу послед-
него. А ведь раньше он был храбрым воином, не знал страха, ценил
мужество, но стал аппаратным работником и переродился. И вот он
уже хитрый лицемер, постоянно носящий маску верного слуги им-
ператора Тиверия; страх перед стариком с «плешивой головой» и
«заячьей губой» воцарился в его душе. Он служит, так как боится.
А боится он за свое положение в обществе. Он спасает свою карье-
ру, отправив на тот свет человека, который покорил его умом, уди-
вительной силой своего слова. Прокуратор оказывается неспособ-
ным вырваться из-под влияния власти, стать выше ее, как это сде-
92
лал Иешуа. И в этом трагедия Пилата, да и всякого человека у ру-
ля власти. Но в чем же причина того, что роман Булгакова был
опубликован только через три десятилетия после своего написа-
ния? Ведь сатира московских глав не такая уж и «крамольная» да-
же с позиции сталинского времени. Причина — в ершалаимских
главах. В этой части романа содержатся философские раздумья о
власти, свободе мысли и души, там же «верхи» государства обрисо-
ваны детально, а «низы» ,— бегло. В главах о Москве Булгаков иро-
низирует над рядовыми обывателями, сатирически изображает
среднее звено руководителей. Получаются две усеченные пирами-
ды, которые автор соединяет в одну с помощью слов Воланда на се-
ансе черной магии. Простые люди подобны прежним (так же, как и
люди власти). Правители по-прежнему далеки от народа, не могут
обойтись без легионов солдат, тайной службы, идеологов, удержи-
вающих людей в состоянии слепой веры в Великую Теорию, бога
или богов. Слепая вера работает на власть. Люди, ослепленные,
одураченные «великими идеями», догмами, зверски расправляются
с лучшими представителями нации: мыслителями, писателями,
философами. Расправляются с теми, кто сохранил внутреннюю не-
зависимость от власти, с теми, кто н« согласен быть «винтиком»,
кто выделяется из общей массы обезличенных «нумеров».
Такова судьба мыслящей личности в тоталитарном государстве
(не имеет значения время и место: Иудея или Москва, прошлое или
настоящее — судьба таких людей была одинаковой). Казнен
Иешуа, морально раздавлен Мастер, затравлен Булгаков...
Хотя власть кесаря всемогуща, мирные речи, отвергающие на-
силие и разрушение, опасны для вождей-идеологов; они опаснее
разбоя Вар-раввана, так как пробуждают в людях человеческое до-
стоинство. Эти мысли Иешуа актуальны и сейчас, в век разгула на-
силия и жестокости, в век ожесточенной борьбы за власть, когда
интересы конкретной личности, простого человека часто попирают-
ся государством. Учение Иешуа осталось жить. Значит, есть предел
и неограниченной с виду власти касарей — императоров — вож-
дей — «отцов народов» перед жизнью. «Тухнет храм старой веры.
Человек перейдет в царство истины и справедливости, где вообще
не будет надобна никакая власть». Тоталитарное государство ока-
жется бессильно перед личностью.

МОЯ ЛЮБИМАЯ КНИГА М. А. БУЛГАКОВА

Я читала много произведений разных писателей. Но больше все-
го мне нравится творчество Михаила Афанасьевича Булгакова. К
сожалению, он умер в 1940 году. Все его произведения своеобразны
по стилю написания и структуре, все они легко читаются и остав-
ляют в душе глубокий след. Особенно мне нравится сатира Булга-
кова. Я прочитала такие книги, как «Роковые яйца», «Собачье сер-
дце» и самую замечательную, как мне кажется, книгу Булгакова
«Мастер и Маргарита». Даже когда я в первый раз читала эту кни-
гу, меня охватывало огромное количество впечатлений. Я плакала
и смеялась над страницами этого романа. Так почему же мне так
понравилась эта книга?
93
В тридцатые годы XX века Михаил Афанасьевич Булгаков
начал работу над главной своей книгой, книгой жизни — «Мастер
и Маргарита». Он сделал величайший вклад в литературу советско-
го периода, написав такую замечательную книгу.
«Мастер и Маргарита» был написан как «роман в романе»: хро-
нологически там изображены тридцатые годы в Москве, и также дан
исторический план событий, происходящих два тысячелетия назад.
Мне кажется, что такой своеобразный сюжет дан Булгаковым
для того, чтобы сравнить психологию людей, их цели, их желания,
чтобы понять, насколько преуспело общество в своем развитии.
Начинается роман со встречи на Патриарших прудах председа-
теля МАССОЛИТа Михаила Александровича Берлиоза и молодого
писателя Ивана Бездомного. Берлиоз критиковал статью Бездомно-
го о религии за то, что Иван очертил Иисуса в своей статье очень
черными красками, а Берлиоз хотел доказать людям, что «Христа
на самом деле нет и быть не могло». Затем они встречают очень
странного человека, по-видимому иностранца, который своим рас-
сказом переносит их на два тысячелетия назад, в древний город Ер-
шалаим, где знакомит их с Понтием Пилатом и Иешуа Га-Ноцри
(немного измененный образ Христа). Этот человек пытается дока-
зать литераторам, что Сатана есть, а если есть Сатана, то, следова-
тельно, есть и Иисус. Иностранец говорит странные вещи, предска-
зывает Берлиозу его скорую смерть через отсечение головы, и, есте-
ственно, литераторы принимают его за сумасшедшего. Но впослед-
ствии предсказание сбывается и Берлиозу, попавшему под трамвай,
перерезает голову. Иван недоумевает, пытается догнать уходящего
незнакомца, но бесполезно. Иван пытается понять, кто же этот
странный человек, но он понимает это только потом, в сумасшед-
шем доме, что это сам Сатана — Воланд.
Берлиоз и Иван — только первые пострадавшие от рук дьявола.
Далее в городе творится что-то невероятное. Кажется, что Сатана
прилетел, чтобы всем испортить жизнь, но так ли это? Нет. Просто
каждое тысячелетие сам дьявол приезжает в Москву, чтобы по-
смотреть, изменились ли люди за это время. Воланд выступает со
стороны наблюдателя, а асе проделки вытворяет его свита (Коровь-
ев, Бегемот, Азазелло и Гелла). Представление в варьете было
устроено им только для того, чтобы дать оценку людям, и он делает
вывод: «Ну что же... они — люди как люди. Любят деньги, но ведь
это всегда было... Человечество любит деньги, из чего бы те ни бы-
ли сделаны... Ну легкомысленны... ну, что ж... квартирный вопрос
только испортил их...» В результате действий Сатаны Воланда и
его свиты в Москве выявляются лживость, жадность, надменность,
коварство, чревоугодие, подлость, лицемерие, трусость, зависть и
другие пороки общества Москвы тридцатых годов XX века. Но все
ли общество такое низкое и алчное?
В середине романа мы знакомимся с Маргаритой, которая про-
дает душу дьяволу во имя спасения любимого человека. Безгранич-
ная и чистая любовь ее настолько сильна, что перед ней не в силах
устоять даже сам Сатана Воланд.
Маргарита была женщиной, у которой было богатство, любя-
щий муж, в общем, все, о чем могла бы мечтать любая другая жен-
94
щина. Но была ли Маргарита счастлива? Нет. Ее окружали матери-
альные блага, но душа всю жизнь страдала от одиночества. Марга-
рита — это мой идеал женщины. Она сильная духом, стойкая, от-
важная, добрая и нежная женщина. Она бесстрашная, потому что
не побоялась Воланда и его свиты, гордая, потому что не стала про-
сить, пока ее саму не попросили, и ее душа не лишена сострадания,
потому что, когда должно было исполниться ее самое сокровенное
желание, она вспомнила о бедной Фриде, которой обещала спасе-
ние. Любя Мастера, Маргарита спасает самое главное для него,
цель всей его жизни — его рукопись.
Мастер был, наверное, послан Богом Маргарите. Их встреча,
мне кажется, была предопределена: «Она несла в руках отвратите-
льные тревожные желтые цветы... И меня поразила не столько ее
красота, сколько необыкновенное, никем не-видимое одиночество в
глазах! Повинуясь этому желтому знаку» я тоже свернул в пере-
улок и пошел по ее следам...»
Никем не понятые души Мастера и Маргариты находят друг
друга, любовь помогает им выстоять, пройти все испытания судь-
бы. Свободные и любящие души их наконец принадлежат вечно-
сти. Им воздалось за их страдания. Хотя они не достойны «света»
из-за того, что оба согрешили: Мастер не стал до конца бороться за
цель своей жизни, а Маргарита ушла от мужа и вступила в сделку
с Сатаной, — они заслужили вечный покой. Вместе с Воландом и

<< Пред. стр.

страница 12
(всего 73)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign