LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 28
(всего 32)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ской помощи 10 января 2003 г., когда в ходе встречи представителя МИД России
А.В. Яковенко с журналистами российских СМИ он огласил ориентировочные суммы
Глобального партнерства до 2012 г. Согласно заявлению А.В. Яковенко, Франция долж
на предоставить 750 млн евро48.

153
ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9
Более подробное представление о средствах, которые планируется выделить в рамках
решений в Кананаскисе, дает Таблица 149.

Таблица 2

Средства, выделенные странами «семерки» на программы нераспространения
в бывшем СССР

Страна Сумма, предусмотренная Приблизительная сумма средств,
«инициативой 10+10», затраченных или выделенных
долл. США в прошлом на программы нерас
пространения в бывшем СССР,
долл. США

США 10 млрд с 1992 г. – 2,53 млрд

Великобритания 750 млн с 1992 по 2000 гг. – 61 млн

Франция 750 млн евро с 1992 по 2000 гг. – 65,5 млн

Германия 1,5 млрд евро с 1993 по 2001 гг. – 70 млн

Япония 300 млн с 1993 г. – 70 млн

Италия 1 млрд евро с 2000 г. – 40–45 млн

Канада 650 млн с 1992 г. – 23 млн


Как видно из таблицы, Франция намечает выделить ровно половину от средств, плани
руемых к выделению ФРГ, и столько же, сколько и Великобритания. Интересно, что за
Рис. 1
Объем средств, предусмотренных инициативой «10+10 на 10 лет» и суммы
(в долл. США), уже выделенные на программы СУУ в России (кроме США)


1,6 Сумма, предусмотренная
млрд долл.




инициативой «10+10»
1,4
1,2
1,0
Приблизительная сумма
0,8
средств, истраченных или
0,6 выделенных в прошлом
на программы
0,4
нераспространения в
0,2
России, долл. США
0
Канада
Великобритания


Франция


Германия


Япония


Италия




154 РОССИЯ И ФРАНЦИЯ В ЗЕРКАЛЕ ГЛОБАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА
предшествующий период Франция и Великобритания выделили сопоставимые суммы
на программы СУУ в России, так что закономерность прослеживается и сейчас.
Следует отметить, что в связи с тем, что Франция в 2003 г. председательствует в «вось
мерке», ряд экспертов полагает, что программа Глобального партнерства получит еще
больший приоритет. Так, высказываясь в августе 2002 г. по поводу председательства
Франции в 2003 г., президент Французской Республики Ж. Ширак заявил, что «для во
площения программы (Глобального партнерства. – А.Ф.) в жизнь будут приложены все
необходимые усилия»50.
В феврале 2003 г., в ходе визита президента России В.В. Путина во Францию, стороны
снова подтвердили свою заинтересованность в продолжении сотрудничества в рамках
договоренностей о Глобальном партнерстве. Снова была заявлена сумма французской
помощи – 750 млн долл., которую планировалось израсходовать в течение десяти лет51.


ОЦЕНКА СОТРУДНИЧЕСТВА В 1990 е гг.
Российско французское сотрудничество в области сокращения ядерного оружия и
ядерных материалов явилось одним из важных направлений двусторонней политики в
конце XX века. Но это сотрудничество носило двойственный характер, причем такая си
туация была вызвана как субъективными, так и объективными причинами, на которых мы
остановимся позднее.
С одной стороны, благодаря французской помощи удалось ввести в строй уникальный
объект в Новосибирске по хранению лития, провести исследования в области примене
ния МОКС топлива в российских условиях, создать широкую научно практическую коо
перацию между французскими и российскими научно исследовательскими института
ми и организациями. О заинтересованности французской стороны в совместном со




Р
трудничестве в области атомной энергии говорит и факт наличия в составе дипломати
ческих работников французского посольства поста атташе по атомной энергии, введен




О
ного в начале 1990 х гг.




З
С другой, совместные инициативы отличаются оттенком незавершенности – проект по




Б
переводу российских реакторов на МОКС топливо так и не вышел из стадии НИОКР,




О
«повис в воздухе» намного более важный для нераспространения вопрос строительства
завода по переработке плутония. И это несмотря на трехстороннюю кооперацию. При
чем основная проблема заключалась в нежелании европейских партнеров превышать
некие лимиты финансирования. Пожалуй, неудача этого проекта является наиболее бо
лезненной, так как ставится под вопрос целесообразность всех разработок, связанных
с ВВЭР 1000 и БН 600.
Причины этого, думается, лежат в явном несоответствии поставленных задач реально
выделенным средствам и отсутствии экономического интереса со стороны зарубежных
партнеров России. Яркий контраст возникает при сравнении всего объема французской
помощи в 1990 е гг. с финансированием США программ «уменьшения наследия холод
ной войны». Так, если Франция с 1992 по 2001 г. в общей сложности направила пример
но 65 млн долл. на все совместные программы с Россией, то Соединенные Штаты толь
ко по программе утилизации плутония выделили 84 млн долл. за 2000 и 2001 гг.52 Инте
ресно заявление одного из официальных лиц Франции, сделанное в апреле 1996 г.,
практически сразу после того, как окончился очередной раунд переговоров между «се
меркой» и Россией по поводу передачи России технологий изготовления МОКС топли
ва: «На строительство завода [по производству МОКС топлива] денег нет»53.
Кроме того, неясным остался и вопрос финансирования собственно работ по перера
ботке плутония в МОКС топливо. Интересно, как прокомментировал совместные про
граммы по переработке плутония в МОКС топливо бывший директор ВНИИНМ, а ныне
первый заместитель министра РФ по атомной энергии М.И. Солонин (ВНИИНМ осуще
ствлял научно техническое сотрудничество с французской стороной, в том числе и по

155
ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9
межправительственному соглашению от 2 июня 1998 г.): «[...] В интересах Запада может
быть несколько «планов» (хотя и необязательно, что таковые преследуются). Возмож
ный первый «план» – это, конечно, ознакомление с нашей технологией, с нашими воз
можностями. У нас есть опыт. Технологический опыт. И неплохой. За ним – реальные до
стижения, технологии, подчас отличные от западных. Второй «план» – внедрение разра
ботанных на Западе технологий, в первую очередь во Франции и Германии (выделено
мной. – А.Ф.), в России. И, наконец, стремление использовать весь процесс ради выиг
рыша в дальнейшей конкурентной борьбе за мировые рынки»54.
Более того, потенциально российское МОКС топливо может составить серьезную кон
куренцию именно французской фирме «COGEMA»: «COGEMA» импортирует ОЯТ, пере
рабатывает его, изготавливает МОКС топливо и продает его на АЭС Европы и Японии.
Российский конкурент( ты) потенциально может подорвать позиции «COGEMA» на ми
ровом рынке, к тому же импортируемое ОЯТ и выработанный из него плутоний будут на
капливаться во Франции из за невозможности его продажи55. В этой связи весьма веро
ятным представляется сценарий, что Россию просто не допустят на мировой рынок
МОКС топлива. Таким образом, рынок сбыта МОКС топлива ограничивается Россией,
что не является фактором, способствующим уменьшению расходов.
Логическим результатом стало определенного рода замедление российско француз
ского сотрудничества в конце 1990 х гг., когда из стадии НИОКР совместные проекты
вышли на уровень практического осуществления. На данном этапе уровень финансиро
вания явно не соответствовал потребностям, что нашло наиболее яркое подтверждение
в выводах в рамках программы АИДА–МОКС 2 и параллельных российско американ
ских исследованиях (речь идет о стоимости работ по переоборудованию и эксплуатации
реакторов с уранового топлива на уран плутониевое).
Может даже сложиться впечатление, что российско французское сотрудничество, осо
бенно в области МОКС топлива, как бы предваряло российско американские договорен
ности в этой сфере. Более того, сотрудники американского Государственного Департа
мента, Совета национальной безопасности и Министерства энергетики в июне 1995 г.
посетили завод в Ханау, где, по видимому, представители немецкого правительства пы
тались заручиться поддержкой США в вопросе о перемещении завода в Россию56. Одна
ко вопрос о финансировании так и остался открытым, корпорация «Siemens» продолжа
ла нести убытки, и к июню 2002 г., когда после встречи в Кананаскисе появилась надеж
да на достаточное финансирование, завод в Ханау был пущен на слом. В данном случае
американо российские инициативы, направленные на переработку плутония в МОКС
топливо с последующим использованием его на европейских АЭС, натолкнулись на не
желание европейцев, как по экономическим, так и по экологическим мотивам. Так, пред
ставитель «EDF» заявил в 2000 г., что российское МОКС топливо им не нужно, так как и у
них есть «трудности с переработкой собственного плутония»57.
В итоге вопрос о строительстве завода «повис в воздухе». В ближайшей перспективе
строительство завода не намечается. Более того, под вопрос ставится осуществление
российско американских договоренностей по утилизации 34 т плутония начиная с
2007 г. Очевидно, что даже если политические декларации саммита в Кананаксисе не
окажутся всего лишь обещаниями и будут выделены заявленные средства, то маловеро
ятно, что объект по переработке плутония будет введен в эксплуатацию в срок. А с лик
видацией завода в Ханау перспективы становятся все более туманными. К тому же воз
никает следующая проблема: все проекты перерабатывающих заводов, исследуемые в
программе АИДА–МОКС, предусматривали ежегодно утилизацию примерно 1300 кг
плутония, при том, что согласно российско американским договоренностям, объем ути
лизируемого плутония должен был достигать 2 т. Соответственно, около 700 кг плутония
или примерно 14 т МОКС топлива были бы просто излишними, и перед российской сто
роной опять встали бы проблемы его хранения и безопасности. Этот аспект практичес
ки никак не был затронут в ходе российско французских совместных работ.

156 РОССИЯ И ФРАНЦИЯ В ЗЕРКАЛЕ ГЛОБАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА
Следующим аспектом, который оказал существенное влияние на эффективность прово
димых работ, стал уровень открытости в ходе осуществления совместных проектов. Так,
в начале 1990 х гг. (период до роспуска Верховного Совета РСФСР в октябре1993 г.)
российский парламент очень настороженно относился к сотрудничеству с иностранны
ми государствами в таких критических областях, как ядерная энергетика. Или, к приме
ру, в начальный период реализации программы АИДА доступ французских экспертов в
закрытые города Минатома был затруднен, особенно когда речь заходила о програм
мах, затрагивающих российские ядерные оборонные объекты.
Кроме того, российско французские совместные работы в рамках программы АИДА не
вольно были подвержены влиянию «большой политики», особенно в конце 1990 х гг. Это
стало особенно очевидно после начала кризиса в Косово и антитеррористической опе
рации в Чечне, когда российско французские отношения ухудшились, и это сразу отра
зилось на проектах программы АИДА.
Однако нельзя не отметить и положительные моменты российско французского сотруд
ничества в рамках программ «ликвидации наследия холодной войны». Стороны проде
монстрировали желание совместно решать возникающие проблемы, которые Россия
была просто не в состоянии решить в одиночку. Тот факт, что постепенно двусторонние
инициативы переросли в многостороннее сотрудничество, является обнадеживающим.
С другой стороны, привлечение к проекту АИДА–МОКС третьих стран служит косвенным
подтверждением того, что Россия и Франция в одиночку не могут нести бремя реализа
ции задуманных проектов.
Нельзя отрицать и того факта, что французские заказы оказались весьма существен
ным подспорьем и для российских научных организаций, особенно в начале–середине
1990 х гг. Участие в совместной работе с французами позволило сохранить кадры и
продолжить работы по относительно новым для России направлениям, таким, как, на




Р
пример, использование МОКС топлива в легководных реакторах.




О
З
ПЕРСПЕКТИВЫ ДВУСТОРОННЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА




Б
В ЛИКВИДАЦИИ ИЗБЫТОЧНОГО ПЛУТОНИЯ




О
К началу XXI века российско французское сотрудничество стало исчерпывать тот потен
циал, который был заложен в начале 1990 х гг. От практической деятельности (поставок
оборудования, строительства объектов) стороны перешли в область научно техничес
ких исследований с неясными перспективами их промышленной реализации.
Думается, что следует предпринять следующие шаги для улучшения ситуации:
? обеспечение совместных программ достаточными ресурсами. Надежду вселяет
тот факт, что за последние 3 года экономическое положение в России заметно
улучшилось, что нашло свое отражение в улучшении финансирования ряда про
грамм СУУ, таких, как утилизация многоцелевых и ударных АПЛ;
? очевидно, что время исключительно двустороннего сотрудничества уходит, и его
будущее видится за многосторонними проектами. Преимущества их очевидны:
наличие уникальных технологий у одного из участников (например, МОКС техно
логии во Франции) и финансовых ресурсов (ЕС или США) при их совмещении мо
гут дать вполне конкретный результат. В принципе, встреча в Кананаскисе в опре
деленном смысле является подтверждением этой тенденции;
? улучшение правового поля. В первую очередь речь идет о России. Тот факт, что
Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб от 21 мая
1963 г. до сих пор не ратифицирована российской Думой, является серьезным
препятствием для российско французских отношений в сфере утилизации плуто

157
ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9
ния. Ратификация этого документа может придать новый импульс российско
французскому сотрудничеству и привлечь к нему негосударственных участников;
? изменение позиции Минатома по ряду ключевых вопросов (разделение граждан
ского и военного производства, увеличение прозрачности в расходовании
средств, открытость в сотрудничестве и координации усилий нескольких участни
ков). Кроме того, представляется продуктивным сосредоточение на приоритет
ном направлении в совместных исследованиях и на возможности избегать дубли
рования работ. В данном случае речь идет о сосуществовании планов по приме
нению МОКС топлива в российских реакторах, в реакторах CANDU в Канаде и в
совместных российско японских исследованиях по реактору БН 600. Хотя надо
признать, что определенные работы в этом направлении велись – в 1999 г. был
подписан документ о принципах координации и обмена научно технической ин
формацией между Министерством энергетики США, Комиссариатом по атомной
энергии Франции, МИД Германии и Минатомом России;
? изменение позиции европейских партнеров относительно России (в некоторых
кругах Россия рассматривается как конкурент). В ходе реализации программ
АИДА–МОКС Россия часто рассматривалась как возможный конкурент француз
ских фирм поставщиков МОКС топлива на ряд европейских АЭС.
Представляется, что потенциал российско французского сотрудничества сохраняется,
но, скорее всего, формат будущих проектов находится уже в рамках многосторонних от
ношений (Россия–США–ЕС, Россия–ЕС, Россия–страны ЕС). Вполне возможно, что та
кая диверсификация будет способствовать реализации прежних и возможных догово
ренностей, а также ускорению утилизации плутония в рамках программ СУУ.

Примечания
Ответы официального представителя МИД России А.В. Яковенко на вопросы российских СМИ в
1

связи с достигнутой договоренностью «Группы восьми» в Кананаскисе о Глобальном партнерстве
против распространения оружия и материалов массового уничтожения. Департамент информации
и печати МИД РФ. 2003,10 января.
Лебедев Иван. Колин Пауэлл назвал программу 10 плюс 10 на 10, одобренную в Кананаскисе,
2

«большим шагом вперед» в деле нераспространения. ИТАР ТАСС. 2002, 29 июня.
Из немногочисленных публикаций, затрагивающих эту проблему, можно отметить Научные Запис
3

ки ПИР Центра, Национальная и глобальная безопасность. №1 (19), 2002. Под ред. Ю.Е. Федорова;
Кудрявцев Евгений. Международные проекты по утилизации оружейного плутония. Результаты и
перспективы. Ядерный Контроль. 1997 (октябрь–ноябрь), № 34–35; Рыбаченков Владимир. О меж
дународном сотрудничестве России в области утилизации избыточного ядерного плутония. Ядер
ный Контроль, 2000, № 6 ноябрь–декабрь.
Базовый документ: Соглашение о сотрудничестве в области безопасного уничтожения ядерного
4

оружия и использования в мирных целях высвобождаемых оружейных ядерных материалов.
Facon Isabelle, Tertrais Bruno. French «Cooperative Threat Reduction» Programs. Fondation pour la
5

Recherche Strategique. 2002, April 3.
Губарев Владимир. Актуальное интервью. Пирамида для атомной бомбы. Российская Газет., 1998,
6

26 февраля.
Orsini Francis. Demantelememnt et destruction des armes nucleaires russes. L’Armement. 1997, N 56,
7

Mars. P.72.
Facon Isabelle, Tertrais Bruno. Op. cit.
8, 9


Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Французской Ре
10

спублики о сотрудничестве в области демонтажа ядерного оружия в России.
Orsini Francis. Op cit. P.72.
11


Соглашение о хранении в безопасных условиях литиевых материалов, полученных при демонтаже
12

ядерного оружия в России.


158 РОССИЯ И ФРАНЦИЯ В ЗЕРКАЛЕ ГЛОБАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА
Франция помогает России разоружаться. Сегодня. 1997, 17 декабря.
12


Интерфакс. 1998, 26 февраля.
14


Полеванов Владимир. Склад литиевых материалов на новосибирском заводе химконцентратов
15

принят по акту послом Франции. Новая Сибирь, 1997, 17 декабря.
Так, в статье Владимира Губарева «Скафандр для бомбы» (Деловой Вторник. 1997, 23 декабря),
16

фигурирует цифра в 20 млн. долл.; в Global Disarmament and Disposal of Surplus Weapons указаны 27
млн. долл.
Полеванов Владимир. Склад литиевых материалов на новосибирском заводе химконцентратов
17

принят по акту послом Франции. Новая Сибирь. 1997, 17 декабря.
Хранилище литийсодержащих материалов открыто в Новосибирске. Интерфакс. 1997, 17 декаб
18

ря.
Lithium hydride storage facility,
19

http://www.nti.org/db/nisprofs/russia/fissmat/ufuel/novosibi.htm#lidstorage.
Давыдов В. Ядерные материалы – угрозы безопасности. США – Экономика, Политика, Идеология.
20

1997, №3.
Global Disarmament and Disposal of Surplus Weapons. Oxford; Oxford University Press, 1997, p. 246;
21

<< Пред. стр.

страница 28
(всего 32)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign