LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 25
(всего 32)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>



Р
Южной Кореи для того, чтобы не допустить спокойного и планомерного формирования
на ее территории «армии вторжения» США и их союзников. Хотя очевидно, что Пхеньян




А
не нацелен однозначно на силовой вариант развития ситуации, напротив, КНДР заинте




Т
ресована в сохранении как можно более длительное время режима «торговли» с США.
Предположить, насколько потенциально возникающий конфликт будет ограниченным




Н
или тотальным, а также в какой мере Пхеньян решится на расширение ареала конфлик



Е
та (например, попыткой применения ракетного оружия на территории Японии), пока
сложно. Все будет зависеть от общей ситуации в мире.

М
Одним из факторов, который определит характер развития обстановки вокруг северо
М
корейской ядерной программы, является состояние основных международных органи О
заций. В настоящее время много говорится о возможном коллапсе ООН и прекращении
функционирования Совета Безопасности в той форме, как это было на протяжении по
К



следних пятидесяти лет. В данном случае речь не идет о санкционировании военной ак
ции против КНДР. После начала иракской войны в соответствии с собственным полити
ческим решением данный вопрос для США не имеет прикладного значения. Главная
проблема заключается в том, что одним из реальных факторов, который определял ха
рактер отношений вокруг северокорейской ядерной программы было МАГАТЭ. Однако
политически система гарантий МАГАТЭ не существует вне деятельности ООН и, в част
ности, Совета Безопасности. Поэтому если не произойдет каких то неожиданных поли
тических сдвигов, можно предположить, что МАГАТЭ не сможет играть в ситуации во
круг корейской ядерной программы столь же активной роли, как это было раньше. Отча
сти это связано с катастрофическими для Агентства политическими последствиями
иракского кризиса и стремлением США обеспечить полную лояльность МАГАТЭ в том
числе и путем смены руководства.
В частности, МАГАТЭ, даже если в Агентстве и не будет происходить тектонических ка
дровых и организационных сдвигов, может не смочь выполнять роль арбитра, который

135
ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9
принимает решение о том, насколько ядерная деятельность КНДР нарушает достигну
тые договоренности. МАГАТЭ также будет весьма ограничено в возможностях прово
дить инспекции на северокорейских ядерных объектах, тем более, что методика между
народных инспекций в принципе дискредитирована американской ситуацией. А значит,
оказываются крайне слабыми механизмы обеспечения деэскалации кризиса. То есть,
деэскалация кризиса может быть достигнута, прежде всего, через механизмы двусто
роннего взаимодействия КНДР и США, в которых роль экономических спонсоров (если
все же будет достигнуто решение о развязке кризиса прежними методами) будут играть
ЕС и Япония. Однако это нанесет крайне тяжелый удар по механизмам глобального не
распространения ядерного оружия, поскольку они органически являются элементом
многосторонней дипломатии, а не двусторонней.
Многие специалисты и политики говорят о том, что Соединенные Штаты в рамках кон
цепции силового «экспорта демократии» вполне способны в ограниченные сроки после
окончания войны в Ираке, пользуясь внешнеполитическим карт бланшем, полученным
президентом Дж. Бушем в результате победы на С. Хусейном, начать подготовку к про
ведению силовой операции по установлению контроля если не над всей территорией
КНДР, то над основными объектами ядерной инфраструктуры. Однако ситуация выгля
дит куда более сложно. И дело даже не в том, что американское военное присутствие в
Ираке может затянуться (особенно с учетом постконфликтных стабилизационных меро
приятий) на неопределенный срок и затребовать задействования значительных ресур
сов живой силы и техники.
Главное отличие кризиса вокруг КНДР от кризиса вокруг Ирака заключается в том, что
иракское руководство и лично С. Хусейн для США считались крайне комфортным про
тивником. В военно политическом руководстве США считали, что достаточно изучили
его и не ожидали активного сопротивления, надеясь на быстрый коллапс иракского ре
жима. Результаты известны – США крайне плохо подготовились к войне с Ираком в во
енно политическом и военно техническом плане и испытали значительные сложности
уже на первом этапе боевых действий, оказавшись вынужденными перебрасывать в
район боевых действий дополнительные подразделения. А победа была достигнута
только благодаря блестящим действиям американских спецслужб, которые смогли
обеспечить вывод из войны (в той или иной форме) большую часть высшего иракского
командования. США не могут рассчитывать на столь же легкое вхождение в диалог с ок
ружением Ким Чен Ира и командованием северокорейских вооруженных сил.
КНДР, напротив, относится к крайне некомфортным для США противникам, знания о
внутренней ситуации в стане которого весьма ограничены, армия которого на порядок
более организована и боеспособна, а политическая элита искушена и имеет политиче
скую волю для того, чтобы бороться, тем более, что в Пхеньяне прекрасно понимают, что
ставки в нынешней игре весьма высоки – речь идет о выживании северокорейского ре
жима. Причем исторический опыт силовых взаимоотношений между США и КНДР явля
ется весьма неоднозначным для американцев – весьма показательно, что США и в бо
лее благоприятной для проведения «акции устрашения» против КНДР ситуации Первого
корейского ядерного кризиса не решились на какие либо ограниченные силовые акции
или значимые военные демонстрации. Вероятно уже тогда было понятно, что КНДР мо
жет пойти на превращение локальной акции в крупное вооруженное столкновение, для
которого у США просто не окажется достаточных ресурсов.
Поэтому нельзя исключать, что США не рискнут сразу после операции в Ираке (даже с
учетом того, что она завершилась бесспорным успехом) ввязываться в силовую кон
фронтацию с КНДР и им потребуется существенное время для консолидации ресурсов
и формирования по настоящему мощной коалиции. Поскольку идти на конфронтацию с
КНДР в том составе проамериканских сил, которые действовали в Ираке, даже если к
ним присоединится Япония (которой крайне трудно будет оставаться в стороне при воз
никновении действительно жесткого конфликта) было бы самоубийственно.



136 ЯДЕРНЫЙ КРИЗИС НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ: СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ
В то же время очевидно, что США не могут затягивать решение ситуации на Корейском
полуострове как в широком смысле слова, так и с точки зрения судьбы северокорейской
ядерной программы. Это связано с тем, что возникновение нынешнего кризиса серьез
ного тормозит главный геоэкономический проект администрации Дж. Буша системные
инвестиции в финансовую инфраструктуру восстанавливающейся от кризиса
1997–1998 гг. экономики Восточной Азии, которые смогут создать для США нового, бо
лее мощного партнера, нежели Европейский Союз. Однако для того, чтобы реализовы
вать столь крупный проект США должны иметь политический контроль над регионом,
основой которого и может стать система коллективной безопасности и контроля над во
оружениями вокруг Корейского полуострова. Иными словами, американское руководст
во чтобы не упустить экономическую инициативу и не дать развиться неблагоприятным
тенденциям в экономике, должно спешить.
Другим фактором неопределенности является позиция стран Европейского союза. Бы
ло бы наивно ожидать, что даже те страны ЕС (прежде всего Германия и Франция), ко
торые выступили против операции США в Ираке, выступят с подобных же антиамерикан
ских позиций и в случае с северокорейской ядерной программой, тем более с учетом их
геополитического поражения в Ираке и попыток в настоящее время восстановить отно
шения с США. Поведение наиболее сильных стран ЕС (на расширение присутствия ко
торых в диалоге на Корейском полуострове и рассчитывает Пхеньян) будет зависеть от
того, какую позицию займут США отношении европейских стран, бросивших вызов
политике США в отношении Ирака. А главное – насколько они смогут сохранить в каче
стве союзников в ходе иракской войны целый ряд европейских стран. Поскольку даже из
стремления дополнительно усложнить положение США и создать дополнительный эле
мент торговли с американцами, Париж и Берлин не будут углублять раскол в ЕС, кото
рый проявился в ходе войны в Ираке, и могут на этом основании либо поддержать сило




Й
вые акции США на Корейском полуострове, либо занять подчеркнуто нейтральную пози
цию. Неправильная оценка возможных действий ключевых стран ЕС может оказаться




И
одним из наиболее чувствительных просчетов северокорейского руководства, которое




Р
явно рассчитывало на возможность дипломатической игры на европейско американ
ских противоречиях и на увязание США в войне в Ираке.




А
Т
Для России в контексте возможного кризиса вокруг северокорейской ядерной програм
мы возникает исключительно сложная ситуация. Она связана с тем, что, с одной сторо




Н
ны, Москва не может самоустраниться от прямого участия в кризисе, объявив его, как



Е
это, фактически, случилось с кризисом вокруг Ирака «не нашей войной» и самоустра
нившись от ситуации, когда поражение С. Хусейна стало очевидным.

М
Возможный кризис с элементами силовой политики на Корейском полуострове не мо
М
жет рассматриваться в качестве «не нашей войны» хотя бы потому, что происходит вбли О
зи российских границ и любое, даже ограниченное использование ОМУ или даже пора
жение с использованием обычных вооружений объектов, где сконцентрированы ядер
К



ные, химические и биологические компоненты (например, атомные электростанции, ис
следовательские центры, места складирования компонентов, используемых в произ
водстве ОМУ) неминуемо нанесут серьезный урон экологическому состоянию россий
ского Дальнего Востока. Но самое главное заключается в том, что возникновение очага
реального конфликта существенно изменит общий характер внешнеполитической об
становки на Дальнем Востоке. До последнего времени, несмотря на периодические
апокалиптические заявления национал патриотов о возможности утраты контроля над
Дальним Востоком, Россия наслаждалась относительно комфортной обстановкой. Воз
никновение же серьезного кризиса в регионе, который может способствовать измене
нию безъядерного статуса Японии (имеющей территориальные претензии к России) и
неизбежное усиление военно морского присутствия США потребуют от Российской Фе
дерации принятия определенных мер по укреплению военной инфраструктуры и контро
ля над миграционными потоками. С учетом исключительно скандальных новостей, кото
рые приходят в Москву с Дальнего Востока, рассчитывать на существенное улучшение
положения в регионе и наведения там порядка было бы наивно.

137
ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9
С другой стороны, Россия как государство, политика которого направлена на строжай
шее соблюдение норм международного права в вопросах нераспространения ОМУ, не
может позволить, чтобы вопрос о подконтрольности МАГАТЭ ядерной программы и по
ложения ДНЯО не являлись предметом политических торгов, и тем более средством вы
давливания из богатых стран финансового «вспоможения». Иными словами, Россия, ко
торая, безусловно, совершенно не заинтересована в развитии конфликта по силовому
сценарию, ни при каких условиях не должна не только реально быть союзником КНДР, но
даже и выглядеть в качестве такого союзника. Это ставит Москву перед необходимос
тью скорейших жестких мер по восстановлению дееспособности международных орга
низаций и прежде всего МАГАТЭ, интересы которых в сложившихся условиях будут во
многом совпадать с интересами России.




138 ЯДЕРНЫЙ КРИЗИС НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ: СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ
ПРОБЛЕМА БЕСХОЗНЫХ РАДИОАКТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ:
Виктор Личаев
ПУТИ РЕШЕНИЯ1




В свете событий 11 сентября 2001 г. вопросы безопасности Радиоактивные источники
(РИ) в последнее время становятся все более актуальными. РИ в течение последних де
сятилетий нашли широкое применение в современной промышленности, медицине и
сельском хозяйстве – от диагностики, лечения болезней, обработки пищевых продук
тов до геологоразведки нефтяных скважин и водных ресурсов.
Бесхозные РИ – термин, использующийся специалистами национальных регулирующих
органов в атомной промышленности для идентификации радиоактивных источников,
выбывших по разным причинам из официальной системы учета и контроля.




Р
Думается, что в этой связи вполне уместно задать вопрос – почему, собственно, слово
сочетание, объединившее в себе, казалось бы, совершенно различные понятия – ра




О
диоактивный и «бесхозный» источник – так прочно вошло в нашу повседневную жизнь?




З
Насколько серьезно в настоящее время эта проблема воспринимается на государст
венном уровне странами, имеющими развитую атомную науку и технику, а также госу




Б
дарствами потребителями изделий атомной промышленности?




О
СУТЬ И МАСШТАБ ПРОБЛЕМЫ – КТО ВИНОВАТ?
Специалисты среди огромной массы потерянных РИ как наиболее опасные выделяют
источники, используемые в промышленной радиографии, промышленных облучателях
и термогенераторах, содержащих в больших количествах высокоактивные составляю
щие на основе Co 60, Sr 90, Cs 137 и Ir 192.
Большинство медицинских РИ изготавливается из радиоактивного элемента Co 60, ко
торый является металлом с пятилетним периодом полураспада. Реже для этих целей
используется радиоактивный элемент Cs 137 с периодом полураспада 30 лет. Целый
ряд цезиевых источников производится с использованием составляющей цезиевого
хлорина (CsCl) – соли, чья физическая форма является легкораспыляемым порошком2.
По оценкам специалистов МАГАТЭ, в более чем 100 странах отсутствует адекватный
контроль и необходимые программы для предотвращения хищений и обнаружения про
павших ранее РИ. На этом направлении Агентство также сотрудничает с более чем 50
странами, не являющимися его членами3.
Чтобы понять уровень данных, характеризующих актуальность затронутой проблемы,
наверное, достаточно сказать, что сейчас в мире насчитывается порядка 20 тыс. опера
торов (частные компании, фирмы, научно исследовательские и медицинские учрежде
ния и т.д.), работающих со значительным количеством источников. Из них около 10 тыс.

139
ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9
приходится на действующие медицинские радиотерапевтические установки. Ежегодно
из промышленности для целей радиографии поступает около 10 тыс. новых источников.
Так, например, только в США выдано 157 тыс. лицензий на использование радиоактив
ных материалов, причем общее количество устройств, в которых они применяются, –
1,8 тыс.4 С 1996 г. по настоящее время различными американскими компаниями и поль
зователями было утеряно свыше 1,5 тыс. РИ. Более половины из них так и не было най
дено. По данным регулирующих органов стран ЕС, в Европейском союзе ежегодно про
падают порядка 70 источников. Более того, согласно информации экспертов Европей
ской комиссии, около 30 000 источников, находящихся в пользовании, имеют недоста
точный уровень учета и контроля и рискуют пополнить список «бесхозных»5.


РАДИОАКТИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФАКТОР
Так же остро данная проблема стоит и в бывших республиках СССР, что объясняется
дезинтеграционными процессами и экономическим кризисом 1990 х гг.
Однако, как представляется, трактовка истоков этой проблемы в ряде случаев некото
рыми представителями западных стран и государств СНГ, в частности Грузии, имеет
под собой ярко выраженную политическую подоплеку и, соответственно, далеко не все
гда объективна.
Статистика, приводимая грузинскими официальными лицами, по обнаруженным на тер
ритории Грузии «бесхозным» РИ варьируется от 200 до 300 РИ6.
Широко известен инцидент, произошедший в 1997 г. в Лило на базе пограничных войск
Грузии, когда 11 грузинских военнослужащих подверглись сильному радиоактивному
облучению. Это произошло в результате несанкционированного обращения с источни
ками, извлеченными из демонтированных калибровочных приборов. Говоря об этом,
грузинские официальные представители почему то предпочитают не вспоминать обста
новку нетерпимости, которая нагнеталась вокруг российских баз, включая Лило, в
1992 г.7 Тогда у российских военных не было ни времени, ни возможности для нормаль
ной передачи объектов. По свидетельствам очевидцев, Тбилиси давал считанные часы
на сборы, объявив все имущество, находившееся на бывших советских военных объек
тах, грузинской собственностью. Если к этому добавить реальные угрозы, которые су
ществовали для семей военнослужащих, то, как говорится, – комментарии тут излишни.
Грузинская же сторона, несмотря на проявленную поспешность при овладении новой
собственностью, не могла не знать, что база в Лило в прошлом была местом дислокации
305 го отдельного механизированного полка гражданской обороны Закавказского во
енного округа. Там отрабатывались действия сил гражданской обороны в условиях ра
диационного поражения (калибровка приборов, выявление мест нахождения РИ, опре
деление их мощности и т.д.)8. При этом можно только гадать, каким образом новый вла
делец объекта (командование пограничных войск Грузии)9 могло пойти на сооружение
футбольного поля практически в центре активной зоны бывшего полигона, сняв почти
весь защитный слой земли.
Официальный Тбилиси также предпочитает не говорить о других фактах. Например, о
том, что в 1992–1993 гг. Республике Грузии официально было передано пять подвижных
ремонтно химических мастерских (ПРХМ) вместе с эксплуатационной документацией10.
Одновременно грузинской стороной в 1992 г. было несанкционированно захвачено три
ПРХМ и 48 комплектов СО 6 с радиационными источниками от списанных ранее ПРХМ,
хранившихся на войсковых складах. Известно, что большая часть вышеуказанной техни
ки и материалов попросту была разграблена в поисках ценных металлов и «разошлась»
по тем районам, которые позже и указывались грузинской стороной в связи с обнаруже
нием «бесхозных» РИ.
В начале 2003 г. получило громкую огласку сообщение о найденных в Грузии радиоизо
топных термоэлектрических генераторах (РИТЭГ). Серьезно пострадали два лесозаго
товителя, нашедшие цезиевые источники с мощностью излучения порядка 40 тыс. кюри

140 ПРОБЛЕМА БЕСХОЗНЫХ РАДИОАКТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ: ПУТИ РЕШЕНИЯ
и пытавшиеся вынести их к ближайшему населенному пункту. Грузинское руководство
без колебаний использовало этот факт в качестве рычага политического давления на
Россию, утверждая о некоем «военном предназначении»11 этих источников, которые,
якобы, были попросту брошены за ненадобностью.
Однако, по другим сведениям, данные источники были заказаны еще в 1970 е гг. Зуг
дидским узлом связи у эстонского производственного объединения «Балтиец» для
обеспечения связи в районе Ингури ГЭС. Поставки осуществлялись в основном через
Киевский филиал союзного «Изотопа», а также частично через филиал, находившийся в
Ташкенте. Оплату по заказу, сборке и доставке осуществлял именно Зугдидский узел
связи, и поэтому в данном случае грузинская сторона является собственником РИТЭГов
и должна нести всю полноту ответственности за их сохранность.
В этих условиях апелляция официального Тбилиси к международным организациям, в
том числе и тем, которые не работают по ядерной тематике, о якобы непредоставлении
Россией информации по оставленным на грузинской территории источникам носит яр
ко выраженный политический оттенок и вряд ли может способствовать эффективной ра
боте по обнаружению и утилизации РИ. С 1991 г., когда Грузия провозгласила себя су
веренной республикой, и до 1998 г. – времени создания Министерства по защите окру
жающей среды Грузии – какого либо государственного учета и контроля над РИ факти
чески не существовало. Не налажена должная система контроля, учета и хранения и по
настоящее время. Многие вопросы по РИ, поднимаемые грузинской стороной, относят
ся к компетенции прежде всего самой Грузии, и республика, будучи суверенным и неза
висимым государством, должна сама предпринимать активные усилия по созданию и
совершенствованию эффективной системы учета и обращения с источниками, находя
щимися на ее территории.


«ГРЯЗНАЯ БОМБА» КАК ПРОИЗВОДНАЯ «БЕСХОЗНЫХ» ИСТОЧНИКОВ




Р
О
Проблема «бесхозных» РИ породила, в каком то смысле, и новые вызовы для цивилизо
ванного человечества, которые определяются термином «грязная бомба»12.




З
Как отмечалось выше, по данным МАГАТЭ, радиоактивные материалы, необходимые




Б
для создания подобного рода бомбы, могут быть «найдены» практически в любой стра




О
не. С большой степенью вероятности можно предположить, что эти угрозы подразуме
вались в свое время лидерами «Аль Каиды» и чеченских боевиков. Тем более, что по

<< Пред. стр.

страница 25
(всего 32)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign