LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 23
(всего 32)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

цию, пригодную для решения всех возникающих конфликтов и для которой равноправ
ными субъектами будут и демократические страны, и тоталитарные режимы, рвущиеся
к ядерному оружию.
Роль эффективного мирового правительства может выполнить только союз ответствен
ных мировых держав, объединенных общим видением проблем и вызовов современно
го мира, общими ценностями и обладающих ресурсами – политическими, экономичес
кими, военными – для реализации их совместной политики.
Наиболее близкой к этим требованиям структурой является «Большая восьмерка». Рос
сия, ставшая полноправным членом этой структуры, объективно заинтересована в том,
чтобы «Большая восьмерка» значительно расширила сферу своей ответственности в об
ласти международной безопасности. Традиционно неформальный и доверительный ха
рактер обсуждений в «Большой восьмерке» наилучшим образом подходит для выработ
ки совместных решений по ключевым вопросам мировой политики.
Соединенные Штаты останутся лидером внутри этой «восьмерки» (а в будущем, воз
можно, «девятки» или «десятки»), но конструктивное и откровенное обсуждение ключе
вых вопросов текущей политики позволит ведущим державам выработать культуру кон
сенсуса. В общих интересах мирового сообщества не отчуждение США, а превращение
их в ответственного лидера, учитывающего интересы и проблемы своих партнеров.
ООН, которая как бюрократическая структура такого масштаба никуда конечно не исчез
нет, могла бы при этом играть роль транслятора совместных решений ведущих держав.
Такая трансформация «Большой восьмерки» в ведущий институт международной безо
пасности невозможна без участия России. Полноправное членство в «восьмерке» явля
ется очень важным политическим ресурсом России, на наш взгляд, гораздо более серь
езным, чем такой во многом мнимый и по инерции переоцениваемый нашей дипломати
ей, унаследованный от СССР атрибут «сверхдержавности», как постоянное место в Со
вете Безопасности. «Большая восьмерка» как институт глобальной безопасности просто
не будет эффективна без России, географически соприкасающейся со всей той дугой
нестабильности, которая несет наибольшую потенциальную угрозу миру. С другой сто
роны, и Россия по той же причине не может обеспечить свою безопасность вне союза с
ведущими индустриальными странами.
Сознает ли это наш политический класс? Трехнедельная «оргия ненависти» к Америке и
торжествующего злорадства по поводу ее мнимых или реальных неудач, прокатившаяся
по всем российским телеканалам, вызывает серьезные сомнения в его адекватности и
вменяемости.


Примечание
Исследования ведутся при поддержке РФФИ, проект № 03 06 80052.
1




124 КРИЗИС ИНСТИТУТОВ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СВЕТЕ ИРАКСКОГО КОНФЛИКТА
УРОКИ ИРАКСКОЙ ВОЙНЫ ДЛЯ РОССИЙСКОГО
Владимир
Дворкин ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА




Перед началом войны в Ираке не было недостатка в прогнозах характера начала и хода
операции. Предсказывались массированные удары крылатых ракет и авиации с исполь
зованием высокоточных систем наведения, продолжительный период так называемой
«бесконтактной войны», активные партизанские действия, обсуждалась даже возмож
ность использования антииракской коалицией тактического ядерного оружия и т.п.
Однако в том, что операция в Ираке началась не так, как предсказывали военные анали
тики, – не с массированных, а ограниченных ударов крылатых ракет и авиации, и в том,




Й
что наземная фаза началась практически сразу же, ничего удивительного нет. Основных




И
и резервных планов операции в современных войнах должно быть не один десяток.
Война в Ираке – не исключение.




Р
А
Планы операции, по видимому, уточнялись с учетом многих факторов, в том числе, по
мимо основной ее цели – свержения режима С. Хуссейна, дислокации подразделений




Т
вооруженных сил Ирака, текущей разведывательной информации о состоянии органов




Н
и средств управления, включая местонахождение диктатора, состояния системы ПВО,
готовности плацдармов для наступления, метеообстановки в районах планируемых бо



Е
евых действий и многих других.


М
Нельзя исключать того, что если бы решение о предоставлении Турцией своей террито
М
рии для войск США было своевременным, то начало было бы другим. Важное значение
для выбора плана операции имеет и текущая информация о морально психологическом
О

состоянии руководящего состава и войск. Готовы ли они к капитуляции? На каких усло
К



виях? Какими ударами можно подтолкнуть их к сдаче?
Возможно, что «неагрессивное» начало связано и с определенными издержками в вы
боре основного аргумента для свержения режима – уничтожением оружия массового
поражения в Ираке. Не было доказательств того, что оно есть, как и уверенности в об
ратном, поскольку в стране с тоталитарным режимом можно скрыть практически все.
Во всяком случае, нет оснований сомневаться в том, что существовал целый набор пла
нов операции, из которых можно с достаточной гибкостью выбрать такой, который
представляется рациональным в складывающейся оперативной обстановке. При выбо
ре некоторых планов может требоваться решение высшего военно политического руко
водства, по другим решение принимается на месте. Но планы планами, а ход войны
способен преподносить сюрпризы, к которым всегда нужно быть готовыми и осуществ
лять высокопрофессиональный оперативный ситуационный анализ складывающейся
обстановки.

125
ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9
Причины массовых ошибочных прогнозов объясняются, скорее всего, привычной экс
траполяцией тенденций: раз возможности высокоточного оружия постоянно растут и
если его доля в общем объеме вооружения со времени первой войны в Персидском за
ливе возросла с 10–15 до 80–90% к 2003 г., если в первой войне наземная операция бы
ла краткосрочной, а в войне с Югославией ее вообще не было, то, следовательно, те
перь эти тенденции должны получить дальнейшее развитие.
Что же касается предположений о возможном применении нового поколения ядерного
оружия – маломощных заглубляющихся боезарядов, то основания для этого вообще не
существует. Во первых, из за подавляющего оперативно тактического и военно техни
ческого преимущества вооруженных сил антииракской коалиции. Во вторых, потому,
что даже при наличии в США более совершенных боезарядов по сравнению с новой
авиабомбой В61 11 возможности их проникания в грунт ограничены пределом прочно
сти корпуса и способностью «начинки» выдержать соударение с грунтом. Установлено1,
что в лучшем случае высокопрочная боеголовка может углубиться в бетон не более чем
на 12 м. Конечно, даже малое заглубление ядерного заряда создает значительно более
мощное сейсмическое воздействие на высокозащищенные подземные сооружения по
сравнению с воздушным и наземным ядерным взрывом. Однако, как показали экспери
менты с серией подземных ядерных взрывов по программе Плаушер2, взрывы относи
тельно малой мощности даже на глубине порядка 100 м не избавляют от выброса грун
та на поверхность и радиоактивного заражения местности.
Возвращаясь к несостоявшимся прогнозам планов операции, необходимо подчеркнуть,
что определенная часть из них связана с учетом иракским режимом опыта первой вой
ны в Персидском заливе. Известно, что в той войне массированное и сосредоточенное
использование бронетанковой техники и личного состава вооруженных сил Ирака при
вело, по пессимистическим оценкам, за несколько дней наземной операции к потере
около 900 тыс. человек убитыми и ранеными, а также до 80% бронетехники (во многом
это было связано с успешным применением для уничтожения танков и другой бронетех
ники ударных вертолетов Apache). С учетом этого печального для С. Хусейна опыта те
перь бронетехника была рассредоточена и замаскирована, сделана ставка на очаговое
сопротивление. Однако вряд ли стоило рассчитывать на то, что военное руководство
США и Великобритании при планировании операции не предусмотрит такого развития
событий.
Ошибочность прогнозируемых сроков операции в определенной степени связана со
значительно меньшим количеством личного состава, авиации и бронетехники по срав
нению с первой войной в Персидском заливе. Эксперты полагали, что по этой причине
война может быть затяжной. При этом не учтено то обстоятельство, что повышение до
ли высокоточного оружия и оперативности обработки разведывательной информации
позволяет решать боевые задачи с меньшим числом самолетовылетов, меньшим коли
чеством боеприпасов и в целом, используя военную терминологию, меньшим нарядом
сил и средств.
В связи с изложенным выше первый вывод, который целесообразно сделать руководст
ву Вооруженными силами России – необходимость многовариантного планирования,
для чего помимо оперативно стратегического мышления нужно располагать соответст
вующими аппаратно программными вычислительными комплексами. Такое планирова
ние должно осуществляться в мирное время заблаговременно Генеральным штабом и
штабами объединенных командований (которых в России до сих пор нет). Штабы просто
обязаны располагать вариантами планов «на все случаи жизни» и ожидать решений выс
шего руководства страны. Необходимо также иметь профессионалов, способных в ус
ловиях цейтнота реагировать на непредсказуемое развитие обстановки и путем «мозго
вого штурма» оперативно корректировать текущий план.
В этом отношении тезис, определяющий руководство операциями как искусство, спра
ведлив только в той степени, в которой такое искусство управления войсками и оружи
ем в современных и будущих войнах сопряжено с компьютерным обеспечением, позво

126 УРОКИ ИРАКСКОЙ ВОЙНЫ ДЛЯ РОССИЙСКОГО ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА
ляющим оперативно осуществлять текущие расчеты материально технического обес
печения, снабжения, перебросок войск, определять дополнительные потребности в во
оружении, военной технике, боеприпасах, оптимизировать не только свои маршруты, но
и делать это за противника. Другими словами, требуются мощные информационно рас
четные и управляющие системы различных уровней.
Следующий вывод связан с решением проблемы если не сокращения, то хотя бы приос
тановления угрожающе растущего технологического разрыва между вооруженными си
лами России и Запада в оснащенности современными и перспективными системами ко
смической и авиационной разведки, целеуказаний, боевого управления, связи и высо
коточным оружием. Все эти средства в США интегрированы в единую всепогодную
ударную информационно управляющую систему, способную обеспечить обнаружение
и поражение целей в реальном масштабе времени. По возможностям вести подобные
боевые действия мы отстаем не на годы, а на целую цивилизацию. Основная причина
этого состоит в том, что российский военно промышленный комплекс в результате всех
потрясений в стране пострадал больше других отраслей и не способен выполнять свою
основную задачу по обеспечению вооруженных сил современными образцами и систе
мами вооружения. Вместе с тем, научно технический потенциал до конца разрушить не
удалось, и при определенных условиях ряд ключевых технологий еще можно сохранить.
Вывод его из кризиса требует значительных средств и времени, однако уже сейчас
вполне возможно выбрать соответствующие приоритеты в сохранении НИИ и КБ, кото
рые еще не потеряли перспективных разработок.
В то же время радикального изменения военно промышленной политики России не
произойдет до тех пор, пока не будут прекращены бесконечные структурные метания в




Й
отрасли с размыванием ответственности между Минэкономразвития, Минпромнауки,
агентствами и т.п. и не будет создан управляющий орган по типу Комиссии по военно




И
промышленным вопросам во главе с вице премьером, который только за эти проблемы




Р
и будет отвечать, по типу того органа, который существовал до распада СССР и который
при формировании военно технической политики на основании объективного научного




А
анализа отставания по ключевым технологиям определял и выпускал решения по пре




Т
одолению технологических разрывов. Такая военно промышленная вертикаль действо
вала практически безукоризненно. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы отчетливо




Н
представлять: если сейчас Комиссию по военно промышленным вопросам, работаю



Е
щую эпизодически, возглавляет глава правительства, у которого эта комиссия одна из
десятков, то рабочим такой орган быть не может по определению.

М
Сейчас трудно, да и нет смысла возлагать на какой то отдельный орган в Советском Со
М
юзе, в том числе и на Комиссию по военно промышленным вопросам, ответственность О
за приоритетные разработки и массовое производство избыточного количества оружия
в ущерб системам управления и связи, которые в расчете на единицу вложенных
К



средств вносят многократно больший вклад в эффективность боевого применения ору
жия. Возможно давление опыта Великой Отечественной войны (в том числе в лице быв
ших министров обороны – членов Политбюро) с огромными потерями танков, авиации и
другой техники и необходимостью восполнять потери за счет накопленных запасов и
массированного производства. Вместе с тем, в годы холодной войны в связи с возрос
шей сложностью образцов вооружения и военной техники многократно увеличились ко
операции производителей, каждая из которых стала насчитывать многие сотни пред
приятий. В то же время в широкомасштабной войне, на которую ориентировались в те
годы, разрушить подобные кооперации было относительно просто, поскольку предпри
ятия смежники располагались практически на всей территории СССР и проблем дося
гаемости многих из них для средств нападения НАТО не существовало. Поэтому ставка
делалась на создание огромных запасов основного вооружения.
Воссоздание на этом этапе Комиссии по военно промышленным вопросам и использо
вание ее положительного опыта более чем целесообразно, в том числе упомянутого вы

127
ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9
ше опыта преодоления технологического отставания в той области, которая была изве
стна автору статьи.
В основе этого лежала разработанная по поручению Комиссии разветвленная система
программ и методик сравнительного анализа уровня технического совершенства ракет
но космической техники3.
В период холодной войны и гонки вооружений в СССР остро стояла проблема создания
образцов вооружения, не уступающих по тактико техническим характеристикам лучшим
образцам зарубежных систем вооружения и военной техники. С этой целью Комиссией
по военно промышленным вопросам была задана и успешно выполнена комплексная
научно исследовательская работа «Уровень», в которой приняли участие ведущие НИИ
Минобороны и промышленности страны.
Разработанные расчетные методики позволили сравнивать уровни технического совер
шенства отдельных элементов, систем, агрегатов, ракет, ракет носителей, ракетных и
ракетно космических комплексов в целом по взаимоувязанной системе критериев,
включающих технические, эксплуатационные и эффективностные показатели.
В основу комплекса методик и программ расчетов положен ранее не использовавшийся
в этой области принцип формирования «идеальных» систем, агрегатов, ракет и ком
плексов в целом на базе лучших в мире конструктивно технических и технологических
решений, элементной базы и материалов на данный момент времени и сравнения их с
достигнутыми характеристиками в отечественных образцах. Результаты сравнительно
го анализа в течение продолжительного времени использовались для принятия прави
тельственных решений по преодолению отставания по тем направлениям, в которых оно
было установлено как критическое4.
Авторы этих разработок полагают, что созданный комплекс методик и программ не
только не утратил своей актуальности, но приобретает еще большую значимость в опре
делении приоритетных направлений преодоления технологического разрыва в осна
щенности Вооруженных сил России и Запада. Более того, эти же принципы, методы и
методики вполне могут быть использованы для оценки конкурентоспособности военной
и гражданской продукции.
Характер боевых действий в Ираке еще раз подтвердил значительную и постоянно воз
растающую роль использования орбитальной группировки глобальной навигационной
системы Navstar. Высокоточные системы вооружения при круговом вероятном отклоне
нии, измеряемом несколькими метрами благодаря этой навигационной системе, при
меняются вне зон действия ПВО противника в любых метеоусловиях, на них не влияют
пыльные бури и дым от пожаров. Вклад этой системы в эффективность боевых действий
не ограничен только применением в высокоточных системах оружия. Аппаратура потре
бителей этой системы обеспечивает безошибочность определения маршрутов движе
ния, резко повышает эффективность воздушной и агентурной разведки. Тем самым во
многом обеспечивается успех наземной операции.
Состояние с аналогичной российской космической навигационной системой Глонасс
достаточно подробно охарактеризовано ранее5. Здесь достаточно только отметить, что,
развернув эту орбитальную группировку практически одновременно с системой Navstar,
в России из за безответственности руководителей Минобороны и двух агентств (РАКА
и РАСУ) полностью провалили программу разработки и производства аппаратуры для
военных и гражданских потребителей (бессмысленно израсходованная сумма на раз
вертывание и восполнение орбитальной группировки составляет в ценах 2003 г. более
40 млрд руб.). Использовать же наземную и орбитальную систему Navstar для россий
ского высокоточного оружия нельзя из за селективного доступа по точности определе
ния навигационных параметров. Все это в конечном итоге потребует, наряду с восста
новлением и совершенствованием отечественной орбитальной группировки Глонасс,
разработки и массового производства аппаратуры потребителей военного и граждан
ского назначения.

128 УРОКИ ИРАКСКОЙ ВОЙНЫ ДЛЯ РОССИЙСКОГО ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА
Определенные выводы необходимо делать также в связи с использованием антииракс
кой коалицией ЭМИ боеприпасов. Эффективность применения такого рода оружия
вряд ли стоит преуменьшать. Электромагнитные импульсы от таких боеприпасов спо
собны на относительно большом расстоянии создавать наводки на линиях проводной
связи систем управления и связи, на кабелях ввода антенных систем и выводить из
строя аппаратуру различного назначения, в первую очередь компьютерные системы, за
счет сбоев и полных отказов радиоэлектронной аппаратуры. Такое поражение может
иметь место не только в ходе военных действий различной интенсивности, но и в ре
зультате террористических актов.
Способы защиты от воздействия ЭМИ боеприпасов известны и успешно используются
при защите особо важных стратегических объектов. К ним относится экранирование ка
бельных линий и аппаратуры, установка так называемых «разрядников» на входах. Но
основная часть других объектов сил общего назначения требует, по видимому, значи
тельных затрат времени и средств надежной защиты от этого поражающего фактора.
Третий вывод заключается в актуализации проблемы теперь уже не столько сохранения,
сколько «воспроизводства» профессиональных кадров в вооруженных силах и оборон
но промышленном комплексе.
Личный состав войск антииракской коалиции поразительно отличается от российского
личного состава не только экипировкой, качеством вооружения и военной техники, но и
профессиональной подготовкой, жесткой дисциплиной и исполнительностью, понима
нием поставленных общих и частных боевых задач. Примечательна минимизация потерь
не только гражданского населения, но и иракских вооруженных сил и воинских форми
рований по сравнению с первой войной в Персидском заливе (тогда за четыре дня ирак
ская армия потеряла до 900 тыс. человек убитыми и ранеными). По видимому, такая




Й
тактика объясняется желанием минимизировать негативное отношение к коалиции со
стороны народа не только Ирака, но и других арабских государств, и утвердить себя в




И
роли освободителей.




Р
Кадровый кризис в Вооруженных силах РФ обусловлен падением мотивации военной




А
службы, снижением уровня квалификации и социального положения офицерского кор




Т
пуса. Подавляющая часть покидающих армию офицеров, пользуясь бесконечной и нео
боснованной структурной чехардой, увольняется досрочно. В результате неуклонно




Н
снижается укомплектованность воинских частей кадровыми офицерами, особенно пер



Е
вичных должностей. В отдельных частях офицерами двухгодичниками, которые сами
требуют профессионального обучения, укомплектовано до 60% должностей. Количест

<< Пред. стр.

страница 23
(всего 32)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign