LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 18
(всего 32)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

? отсутствием у других государств НБР с характеристиками, которые могут пред
ставлять угрозу безопасности европейских стран;
? наличием, хотя ограниченного и в некоторых вопросах дискриминационного, Ре
жима контроля за нераспространением ракетного оружия и ракетных технологий.
Вместе с тем в мире существуют межгосударственные, национальные, религиозные и
другие противоречия и очаги напряженности, которые стимулируют создание и приоб
ретение государствами современного, в том числе ракетного, оружия. Наличие очагов
напряженности опасно не только тем, что различные страны вырабатывают собственное
отношение к ним, которые ведут к разобщению, но и тем, что страны, между которыми

98 НЕСТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ПРО: ВОЗМОЖНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПОСТРОЕНИЯ
существует напряженность, стараются интенсивно развивать или приобретать наибо
лее современное оружие и могут являться источниками его распространения.
Наиболее опасным противоречием для Европы следует считать ее противостояние со
странами исламского мира и в первую очередь со странами Лиги арабских государств,
которые имеют достаточно прочные национальные и религиозные связи. Их единство
поддерживается и укрепляется практически не затухающим противостоянием Израиля и
Палестины, которое неоднократно приводило к довольно крупным военным конфликтам.
В этой связи одной из серьезнейших проблем современного мира является укрепление
ООН и выработка эффективных мер по укреплению безопасности в мире в разрешении
постоянно возникающих противоречий. Целесообразно разработать твердые и справед
ливые международные правила и нормы применения силы и санкций за их нарушение.
Безопасность Европы от ударов НБР может быть достигнута тремя путями:
? усилением Режима нераспространения ракетного оружия и ракетных технологий
и как минимум «замораживанием» ТТХ ракет на существующем уровне;
? созданием ПРО в случае появления и распространения ракетной угрозы;
? созданием глобальной системы контроля (предупреждения) за пусками НБР, что
исключит безнаказанность их применения и обеспечит сдерживание различных




З
государств в применении ракет.




И
Следует отметить, что первый и второй пути носят дискриминационный характер. Стра
ны Европы, имея мощные вооруженные силы, созданием ПРО повышают гарантию сво




Л
ей безопасности, а для других стран практически исключают возможность решения кон




А
фликтов в свою пользу. Безопасность этих же стран также в основном определяется
только европейским сообществом. В этой связи важнейшей проблемой является поиск




Н
методов ликвидациидискриминационных ограничений на распространение ракетного




А
оружия и ракетных технологий, создания ПРО. Поиск мер, устраняющих это противоре
чие, является весьма важным направлением деятельности государств. Наиболее важ
ные направления поиска этих мер находятся в области устранения противоречий нево
енными методами и обеспечения безопасности стран, которые не могут иметь ни ракет
ного оружия, ни ПРО, ни мощных вооруженных сил. Кроме того, должны быть найдены
наиболее приемлемые способы вмешательства в дела государств в целях обеспечения
их безопасности и разрешения конфликтов.
В случае принятия решения о создании НЕПРО, необходимо решить ряд важных вопро
сов, прежде чем приступить к его реализации. Во первых, определить, какие страны
должны подлежать ПРО. При решении этого вопроса необходимо учитывать, что угроза
применения НБР для стран Европы разнится. Она является наибольшей для Великобри
тании, Франции, Германии и Италии, так как они активно поддерживали и поддержива
ют Израиль в конфликте с Палестиной и принимали участие в боевых действиях во
время «Бури в пустыне» и против Югославии.
Неясен вопрос о целесообразности вовлечения в это мероприятие России в связи с тем,
что принципы создания ПРО для западноевропейских стран и России могут быть разными
и сопряжены с дополнительными затратами. Кроме того, не ликвидировав внутренние
причины возникновения очагов напряженности, Россия сама может стать источником уг
роз, хотя вероятность возникновения таких угроз чрезвычайно мала, но полностью не ис
ключена. В России еще не преодолены негативные последствия распада СССР.
Во вторых, в том случае, если НЕПРО будет создаваться в качестве рубежной, которая
использует территории ряда, а не всех стран, в том числе территории Турции, Азербай
джана, может быть Туркмении, то значительное число государств, в которых разворачи
вается ПРО, усложняет обеспечение гарантий защиты той или иной страны. Кроме того,
все страны, охватываемые ПРО, будут делиться на те, в которых есть средства ПРО, и те,

99
ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9
где их нет. Это также поставит страны в неравное положение. Для стран, имеющих ПРО,
угроза ракетного удара с помощью НБР будет большей, но большей будет и защищен
ность. Поэтому для исключения возможного неравенства желательно придать базам, на
которых развернуты рубежные средства ПРО, международный статус. Придание такого
статуса позволит, с одной стороны, поставить под контроль развитие и способы функ
ционирования НЕПРО, а с другой – регламентировать международным правом возмож
ные меры противодействия системе ПРО.
Необходимость контроля над ракетным оружием и предоставление наиболее благопри
ятных условий для действий средствам ПРО на воздушных носителях (при их междуна
родном статусе) может поставить вопрос о целесообразности установления открытого
воздушного пространства над государствами, от которых может исходить угроза ударов
НБР. Дальнейшее развитие ракетной техники и доставляемых ею боеприпасов может
вновь обострить проблемы производства, хранения и применения химического и биоло
гического оружия, а также способов борьбы с последствиями его применения.
На наш взгляд, качественное решение этих проблем может быть осуществлено после
разработки проектов НЕПРО, как варианта, двумя сторонами – НАТО и Россией, их срав
нение и принятие решения о наиболее целесообразной системе НЕПРО. Данных для ве
дения проектных работ любого уровня имеется в настоящее время достаточно.
Идею создания НЕПРО нельзя рассматривать в отрыве от проблемы обеспечения стра
тегической стабильности в мире и стремления США создать НПРО. Вместе с тем, нель
зя исходить только из оценок США тех ракетных угроз, которые якобы исходят от «стран
изгоев». Реальной ракетной угрозой в настоящее время для США и Европы просто нет.
Да и в ближайшие 10–15 лет ее вряд ли можно предвидеть.
В этих условиях, предлагая создать НЕПРО, Россия:
? дает США и Европе дополнительные аргументы для поддержки идеи создания
НПРО. При этом, если ее настойчивость будет иметь хотя бы небольшой успех, то
она подтолкнет Европу к сотрудничеству с США по созданию этой системы;
? при отсутствии реальных угроз ракетных ударов НБР по европейским странам со
здает предпосылки для ухудшения международных отношений со странами, кото
рые представляют собой весьма выгодных для нее партнеров практически во всех
сферах и создают ракетные средства для решения своих узкорегиональных инте
ресов и ликвидации дискриминационных стремлений со стороны США и других
стран НАТО;
? проявляет политические иллюзии насчет того, что страны НАТО будут тратить ог
ромные средства на поддержание и наращивание ее ВПК.
Сохранение военной безопасности на уровне сегодняшнего дня может быть осуществ
лено на основе введения более эффективных мер, направленных на ограничение рас
пространения ракетного оружия и ракетных технологий, а также «замораживание» ТТХ
ракетных вооружений. Дальнейшее повышение безопасности наиболее целесообразно
осуществлять под эгидой международных организаций и совершенствования создавае
мых ими режимов.
Создание и развитие НЕПРО целесообразно поставить в зависимость от эффективнос
ти Режима нераспространения ракетного оружия и ракетных технологий, а также готов
ности международных организаций взять ПРО под свой контроль, начиная с этапа про
ектирования этой системы на конкурсной основе.

Примечание
Заборка Анатолий, Дейнега Александр. Анализ возможностей нестратегической системы ПРО и
1

ее влияние на стабильность в регионах. Ракеты и Космос. 2002, весна—лето. Т. 2, № 1—2. С. 21


100 НЕСТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ПРО: ВОЗМОЖНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПОСТРОЕНИЯ
ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ
Андрей Фролов
ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ




В связи с визитом в Россию министра обороны Индии Дж. Фернандеса в январе 2003 г.,
внимание экспертных кругов вновь оказалось приковано к возможной продаже или пе
редаче в аренду Индии двух атомных подводных лодок (АПЛ), так как, предположитель
но, этот вопрос обсуждался в ходе переговоров с российскими официальными лицами.




З
Это событие могло бы оказаться незамеченным, если бы оно не стояло в ряду других по
добных. Интересно, что, начиная со второй половины 1990 х гг., каждый визит высоко




И
поставленных индийских официальных лиц в Россию непременно сопровождался




Л
всплеском публикаций в СМИ по поводу стремления Индии приобрести или взять в
аренду российские АПЛ.




А
Следует отметить, что стремление Индии к обладанию АПЛ носит устойчивый характер:




Н
на протяжении последних 30 лет правительство этой страны упорно идет к этой цели как




А
путем разработки собственного атомного подводного корабля (проект по строительст
ву индийской атомной подводной лодки больше известен под эвфемизмом ATV –
Advanced Technology Vessel, Высокотехнологичный Корабль, ВТК), так и приобретения
готовых судов за границей. Единственной страной, которая оказала Индии действенную
помощь, оказалась Россия/СССР, став первым государством в мире, передавшим в
аренду корабль, оснащенный атомной энергетической установкой, а Индия вошла в
клуб государств, обладающих атомным подводным флотом.


ПРЕДПОСЫЛКИ СОЗДАНИЯ ВТК
Одним из основных мотивов, по которым Индия запустила программу разработки соб
ственного атомного подводного флота, было присутствие американского флота в Ин
дийском океане. Кроме того, исходя из складывающейся ситуации, индийское военно
морское командование рассматривало АПЛ как единственное средство по поддержа
нию баланса сил в малазийских и китайских водах.
В 1963 г. индийское правительство одобрило программу строительства собственного
подводного флота. Втом же году у Великобритании была приобретена подводная лодка
времен Второй мировой войны, но в силу своей изношенности она использовалась
только для тренировок подводников. В 1964 г. был взят курс на приобретение вооруже
ний, в частности, подводных лодок, у СССР. В ноябре 1964 г. был подписан контракт, по
которому Индии передавалось 6 кораблей проекта И641 и И641К1. Немаловажным об
стоятельством было и строительство необходимой для обслуживания лодок инфраст
руктуры в Калькутте2.
В декабре 1968 г. принятие советских подводных лодок в состав индийского ВМФ озна
меновало собой часть нового плана по модернизации и развитию индийского флота

101
ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9
(кстати, 8 декабря, день, когда индийскому ВМФ была передана первая лодка из СССР,
сейчас отмечается в Индии как День подводника). Новый план был оглашен командую
щим Штаба ВМФ адмиралом А.К. Чаттерджи, который являлся одним из самых горячих
сторонников развития подводного флота и авиации, утверждая, что надводные корабли
в современных условиях весьма уязвимы. Кроме того, адмирал считал, что Индия долж
на приложить все усилия для получения своей первой атомной подводной лодки к концу
1980 х гг.3
Однако в 1960 х гг. планы строительства атомного подводного флота были признаны
нереалистичными, также был сделан вывод о том, что в ближайшем будущем эта цель
недостижима. Но от самой идеи создания собственного атомного подводного флота не
отказались.
Так, в 1983 г., выступая в индийском парламенте, министр обороны страны Р. Венката
раман сказал следующее: «Я уже говорил о том, что мы изучаем данную проблему (стро
ительства АПЛ. – А.Ф.). Но не надо забывать, что лодка с атомным реактором отличает
ся от лодки, имеющей на борту ядерные боеголовки. Я уже заявлял, что мы собираемся
использовать ядерную энергию только в мирных целях. Следовательно, мы будем ее ис
пользовать в качестве источника энергии, в качестве движителя»4.
Для достижения стратегической цели индийское руководство прилагало значительные
усилия к приобретению технологии постройки подводных лодок. В начале 1980 х гг. на
повестку дня стал вопрос о замене устаревающих советских лодок 641 го проекта.
СССР был готов предоставить лодки того же проекта для замены уже существующих, но
речи о предоставлении АПЛ или даже ноу хау в области обычного подводного судостро
ения не шло. Исходя из сложившейся ситуации, индийское руководство решило обра
титься к западным производителям подводных лодок с целью купить лицензию на их
производство, при этом новые технологии рассматривались как очередной шаг к стро
ительству собственной АПЛ. По итогам конкурса, объявленного между судостроителями
из Франции, Германии, Италии, Швеции и Нидерландов, предпочтение было отдано
германскому проекту лодки Тип 209. В пакет также входило и предоставление Индии
технологии производства торпед фирмы «AEG».
Первоначальный контракт предусматривал постройку двух лодок на верфи в Киле и че
тырех в Индии из германских заготовок. Первая индийская лодка была заложена в
1984 г. в Бомбее, однако из за сложности постройки в строй ее удалось ввести только в
1991 г. (первоначальный срок сдачи – 1988 г.). При этом стоимость головного корабля
превысила первоначальную на 20%, составив 1,8 млрд рупий (450 млн долл.). Однако в
ходе постройки был освоен ряд важных технологий, таких как обработка судостроитель
ной стали и трубопроводов. Кроме того, фактически удалось построить целый судостро
ительный завод, специализирующийся на строительстве подводных лодок.
Параллельно со строительством по лицензии лодок Тип 209 Индия продолжала перего
воры с СССР о поставках новых ПЛ и тренировках индийских экипажей в советских учеб
ных центрах.
В 1983 г. две индийские команды начали тренировки в учебном центре под Владивосто
ком, после прохождения которых индийские моряки приступили к непосредственному
изучению материальной части на АПЛ Тихоокеанского флота (ТОФ) К 43, проекта 670
(код НАТО – Чарли I), предназначенной для передачи индийскому ВМФ. Несмотря на от
носительно солидный возраст корабля (спущен на воду в г. Горьком в 1964 г., приемный
акт подписан 6 ноября 1967 г., после чего лодка вошла в состав Северного флота.
В 1980 г. по Северному морскому пути К 43 перешла на Тихоокеанский флот).
В начале 1980 х гг. лодка прошла модернизацию и получила более мощную акустичес
кую станцию «Рубикон», и к лету 1987 г. была полностью готова к переходу в Индию5. Пе
реговоры о предоставлении Индии атомной лодки прошли, видимо, в сентябре 1984 г.
во время визита в Москву заместителя начальника Штаба индийского ВМФ Тахилиани,
после которого официально было заявлено о «новом направлении в военном сотрудни

102 ПУТЬ ИНДИИ К ОБЛАДАНИЮ АТОМНЫМ ПОДВОДНЫМ ФЛОТОМ
честве двух стран»6. Согласно западным источникам, соглашение о лизинге АПЛ было
подписано в 1985 г.7 Считается, что форма лизинга была выбрана для того, чтобы над
лежащим образом обеспечить возврат в СССР отработанного реакторного топлива.
В силу различных причин, передача АПЛ новому владельцу задерживалась, и только
личное обращение премьер министра Индии Р. Ганди к М.С. Горбачеву позволило
прийти к окончательному соглашению. Выбор индийского командования пал на атомную
подводную лодку с крылатыми ракетами (ПЛАРК) проекта 670. Видимо, это было связа
но с тем, что лодки данного проекта хорошо себя зарекомендовали в Индийском океа
не. Кроме того, на выбор индийских моряков оказало влияние и то обстоятельство, что
АПЛ второго поколения этого проекта имели хорошо обтекаемые обводы корпуса, ха
рактерные для современных одновальных АПЛ (кстати, лодки 670 проекта были одно
вальными), были весьма компактны (нормальное водоизмещение ПЛАРК соответство
вало водоизмещению многоцелевой (торпедной) АПЛ проекта 671 (код НАТО –
Виктор I), а скорость их полного подводного хода была выше, чем у ПЛАРК проекта 675
при меньшей мощности АЭУ8. Корабли оказались настолько удачными, что из за нехват
ки на ТОФ противолодочных АПЛ ПЛАРК 670 проекта привлекались и для решения задач
по поиску американских подводных лодок в местах боевого патрулирования наших
ПЛАРБ. Этому способствовала и низкая акустическая заметность лодки, по этому пара
метру она считалась самой «тихой» из советских АПЛ второго поколения. На полном хо
ду ее шумность достигала 110 децибел (эта цифра вызывает некоторые сомнения, так
как шумность проекта 670 в этом случае соответствует уровню шумов самых «тихих»




З
российских АПЛ проекта 971. – А.Ф.)9. К тому же, как указывалось выше, у индийских мо




И
ряков была возможность непосредственно ознакомиться с лодкой в 1983 г.




Л
Главная энергетическая установка (ГЭУ) мощностью 15 000 л.с., однореакторная, была




А
широко унифицирована с более мощной ГЭУ АПЛ 671 го проекта и включала в себя во
до водяной реактор ВМ 4 (89,2 МВт).




Н
Кроме того, несомненный интерес индийской стороны вызывал и комплекс основного




А
вооружения, установленный на ПЛАРК проекта 670. Ракетное вооружение лодок данно
го проекта составляли 8 ПКР Аметист, располагавшихся в контейнерных пусковых уста
новках в передней части корабля вне прочного корпуса под углом 32,5 к горизонту.
Твердотопливная крылатая ракета П 40 (4К 66) стартовой массой 2900 кг имела макси
мальную дальность стрельбы 80 км и скорость 1160 км/ч. Она была выполнена по нор
мальной аэродинамической схеме и имела складное крыло, автоматически раскрываю
щееся после старта. Стрельба Аметистами велась по данным собственных средств це
леуказания – гидроакустического комплекса (ГАК) лодки Керчь (для К 43 после модер
низации ГАК Рубикон). Полет проходил на относительно малой высоте (50–60 м), что за
трудняло перехват ракеты средствами корабельной ПВО противника. Радиолокацион
ная система самонаведения ПКР обеспечивала автоматический выбор наиболее круп
ной цели в ордере. В типовой боекомплект входили две ракеты, оснащенные ядерными
боеприпасами, а также шесть ракет с обычными боевыми частями (БЧ) массой порядка
1000 кг. Стрельба ПКР могла быть выполнена двумя четырехракетными залпами с глу
бины до 30 м при скорости лодки не более 5,5 узлов и волнении моря до 5 баллов.
Таким образом, в одном корабле были сосредоточены как относительно современные
технологии подводного атомного судостроения, так и ракетные технологии, воплощен
ные в довольно сложной системе Аметист П 40. Пожалуй, ни одна из советских атомных
лодок второго поколения не могла предоставить такой же набор комплексных характе
ристик, как АПЛ проекта 670. И в этом смысле выбор индийцев нельзя не признать прак
тически оптимальным в сложившихся условиях. Надо отметить, что и для советского
ВМФ передача относительно устаревшей лодки10 не была критичной (на тот момент в
составе флота кроме лодок проектов 670 и 675 находилось 6 более современных ПЛАРК
проекта 670М, а также стали появляться первые ПЛАРК проекта 949. – А.Ф.).

103
ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ № 2 (68), Том 9
Кроме того, сдача в аренду оказалась экономически выгодна для Советского Союза – по
зарубежным данным, Индия заплатила примерно 1,3 млрд рупий за аренду АПЛ, что со
ставило примерно 75–80 млн долл. по обменному курсу конца 1980 х гг.11
К 43 была переименована в УТС 550 (учебно тренировочная станция), 5 января 1988 г.
на ней был поднят индийский флаг и она получила свое новое название – Чакра и борто
вой номер S 7112. Спустя десять дней лодка отправилась к новому месту службы с эки
пажем, состоящим из 30 советских офицеров и индийского экипажа под командовани
ем капитана 2 го ранга А. Теренова13. 3 февраля 1988 г. лодку, находившуюся у берегов
Индии, посетил премьер министр Р. Ганди.
Руководство индийского ВМФ ответственно подошло к вопросу об эксплуатации нового
корабля. Для базирования АПЛ был построен специальный пирс с 60 тонным краном,
созданы службы радиационной безопасности, крытый док эллинг, мастерские. При сто
янке на базе на лодку подавалась вода, сжатый воздух, электроэнергия, позволяющие
беречь ресурс систем корабля14.
Лодка использовалась очень интенсивно – в течение трех лет она участвовала практиче
ски во всех крупных военно морских учениях индийского флота, проведя в общей слож
ности примерно год в море. И только два раза подвергались осмотру трубопроводы
лодки, не менявшиеся с момента постройки. Кроме учений, лодка также использовалась
как стенд для отработки ряда технических систем индийского производства15. Очевид
но, что индийская сторона тщательно ознакомилась с общекорабельными системами
вооружения лодки, однако ознакомиться с чертежами реактора не удалось16. При этом,
по данным западных источников, реактор АПЛ обслуживал советский экипаж17. Инте
ресно, что, по некоторым данным, индийский экипаж физически не мог находиться про
должительное время рядом с реактором18. Более того, существует предположение, что
в ходе эксплуатации Чакры индийские моряки не допускались в реакторный отсек19. Эта
информация входит в противоречие с некоторыми зарубежными публикациями, в кото
рых утверждается, что в ходе эксплуатации лодки наблюдалась утечка радиации из ло
дочного реактора, в ходе которой погиб «как минимум один индийский ученый», следо
вательно, в этом случае индийские специалисты все таки имели доступ к реактору20. Ви
димо, это сообщение не соответствует действительности, так как в Россию УТС 550
пришла своим ходом, и не поступало никаких сообщений о том, что отсеки лодки под
верглись радиоактивному заражению.
5 января 1991 г. срок аренды истек, и, несмотря на попытки Индии продолжить эксплу
атацию Чакры, а также взять в аренду новый корабль (планируемое название Чатра), ру
ководство СССР отказало в подобной просьбе. По неподтвержденной другими источни
ками информации, индийское руководство планировало приобрести у СССР от четырех
до шести АПЛ, но из за событий августа–декабря 1991 г. и последующего распада Со
ветского Союза это предложение не получило своего продолжения21. 28 апреля 1992 г.
лодка своим ходом прибыла на Камчатку и 3 июля того же года была исключена из спи

<< Пред. стр.

страница 18
(всего 32)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign