LINEBURG


страница 1
(всего 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Л.В. Коваль, А.П. Дубнов







Посвящается 50-ю летию города Трехгорного









Атомный город: путь в будущее























Челябинск
2002



Аннотация

В монографии раскрывается малоизученная проблема адаптации экономики атомных городов- закрытых административно - территориальных образований Минатома России к условиям рынка.. Проблема рассматривается с позиций конверсии предприятий ядерно-оборонного комплекса, программно - целевого подхода, способов финансовой стабилизации экономики ЗАТО, стадий жизненного цикла и фаз адаптации экономики закрытого города к рынку.
Монография адресована широкому кругу читателей - специалистам по муниципальной и региональной экономике, по стратегическому управлению, а так же студентам и преподавателям экономических вузов.















Содержание


Стр.
Введение. 4
1. Атомные города России в координатах мирового процесса - глобализации и геополитики. 8
2. Атомные города России в период экономических реформ. 21
3. Программно-целевой подход к стратегическому управлению ВПК в СССР и в России. 33
4. Конверсия предприятий ядерно-оружейного комплекса в условиях централизованной и рыночной экономики . 45
5. Государственный статус и законодательная база финансирования ЗАТО в период 1992 - 2001г.г. 64
6. Международные и российские офшоры как финансово-экономические механизмы стабилизации депрессивных территорий. 70
7. Программа и стратегия развития ЗАТО г. Трехгорный
на 2001-2004 годы. 104
8. Жизненный цикл ЗАТО и стадия адаптации экономики атомного города к рынку. 116
Выводы. 156










Введение

Атомные города России, в том числе Урала, после их открытия (то есть снятия ограничений секретности с ЗАТО и с целых областей страны: на Урале это - Свердловская и Челябинская области ) в последние несколько лет как бы вновь родились на свет. Они все более привлекают внимание всего общества, прессы, бизнеса.
Создание в СССР в конце 40-х начале 50-х годов системы закрытых территориальных, а с 1992года - административно - территориальных образований (ЗАТО) под эгидой Минсредмаша СССР, а затем Минатома Российской Федерации обеспечивало в период начавшейся холодной войны и ракетно-ядерного противостояния СССР и США стратегическую безопасность страны и достижение других стратегических целей государства.
Оборонный характер, закрытость, режимность, секретность, военизированная организация ЗАТО скрывали грандиозный научно-теоретической, организационно-производственной, технико-технологической уровень системы стратегического управления и стратегического планирования ВПК СССР и обеспечивающую этот уровень высокую компетенцию и профессионализм руководящих, научных, инженерно-технических и рабочих кадров градообразующих предприятий.
Функционально-целевая структура каждого ЗАТО Минатома России предопределялась и продолжает определяться стратегическими функциями градообразующих предприятий ядерно-оружейного комплекса страны и необходимой для реализации этих функций структурой городской экономики, а так же профессионально-социальной структурой населения, инфраструктурой, обеспечивающей жизнеобеспечение, защиту, безопасность, режим, транспорт и связь сугубо централизованную систему управления ЗАТО.
Государственные источники существования и развития, прямое финансирование из союзного, а затем из федерального бюджетов поддерживало замкнутую городскую экономику, и замкнутый способ существования населения, ограничение и контроль связей с внешним миром.
Создание закрытой, можно сказать, во многом искусственной системы жизнеобеспечения и функционирования градообразующих предприятий, жилищно-коммунальной и социальной инфраструктуры атомных городов закладывало принципиальную возможность их кризиса в будущем.
Стратегически не взвешенная либерализация экономики России в начале 90-х годов, радикальный отказ от приоритетов военной и внешнеполитической доктрин СССР в пользу чуть ли не полного ядерного разоружения стали причинами проблемы адаптации ЗАТО к новым условиям существования. Проблема проистекала из неопределенности государственной миссии, государственного статуса, источников и объемов финансирования гособоронзаказа ЗАТО.
Либерально-экономическая реформа в России поставила огромный интеллектуальный, высочайший технологический и мощный производственный потенциал атомных городов под угрозу деградации вследствие их неприспособленности к рынку.
Конверсия градообразующих предприятий ЗАТО Урала, составляющих основу ядерно-оружейного комплекса России, требовала огромных инвестиций, которых у государства не было. Концепция конверсии проблему адаптации градообразующих предприятий ЗАТО к рынку даже не ставила.
В начале 1997г. финансирование ЗАТО, в частности ЗАТО г. Трехгорный из центра резко сократилось. С Приборостроительным заводом Трехгорного государство не рассчитывалось за выполненный оборонный заказ уже 2 года, в городе началась не виданная ранее безработица. Совокупность выше обозначенных условий создала в ЗАТО социально-экономический кризис. Руководители ЗАТО, блокируя недопустимые для объектов ядерно-оружейного комплекса страны последствия критической ситуации в городе, стали самостоятельно решать задачи привлечения в город частных инвесторов, расширения налогооблагаемой базы для создания новых рабочих мест на частных предприятиях, финансовой помощи Приборостроительному заводу, стабилизации социального климата в закрытом городе.
Результат был предъявлен налицо - в 2001 году коммерческая продукция конверсионных программ градообразующих предприятий городов (в Трёхгорном- Приборостроительный завод Минатома РФ, в Лесном - ФГУП комбинат "Электрохимприбор" Минатома РФ), а также инновационных проектов бизнес - структур этих городов были представлены на маркетинговых выставках гражданской продукции и вооружений в Москве и в Нижнем Тагиле (Международная выставка технических средств обороны и защиты - RUSSIAN DEFENS EXPO - 2001).
В практическое решение задач финансовой стабилизации и адаптации экономики г. Трехгорного и руководство Администрации города вовлекло одного из будущих авторов этой книги директора АОЗТ "Т ригор" Л.В.Коваля. По мере решения этих задач и возникновения новых вся совокупность задач была осмыслена как проблема адаптации ЗАТО Минатома к требованиям рыночной экономики и потребовало привлечения научного потенциала и опыта разных специализированных организаций, в том числе - Уральской Академии государственной службы. Первым в работу включился доктор экономических наук, профессор УрАГС А.П. Дубнов.
В конце 2001 года между Академией и Администрациями трех атомных городов Урала - Трехгорного, Снежинска и Лесного было заключено соглашение по вопросам подготовки и переподготовки персонала муниципальных органов власти и управления, специалистов рыночной экономики, научно-методического и информационно-аналитического обеспечения деятельности органов местного самоуправления в экономической и хозяйственно-коммунальной сферах, исследований по проблемам стратегии развития ЗАТО. По первым результатам совместного сотрудничества и написана эта книга.
Авторы выражают признательность руководителям УрАГС профессорам В.А.Лоскутову и В.Б Житеневу, руководителю Челябинского филиала УрАГС доценту С.Г. Зырянову, заведующему кафедрой региональной и муниципальной экономики Уральского государственного экономического университиета профессору Е.Г. Анимице, Председателю Ассоциации ЗАТО Минатома России, главе Администрации ЗАТО г. Трехгорного Н.А.Лубенцу, директору Центра поддержки предпринимательства и развития конкуренции г.Трехгорного И.Т.Кустову, начальнику горфинотдела Администрации г.Трехгорный А. И. Гайворонской, директору предприятия "Конверсия" С.А. Ипатову и многим другим, благодаря поддержке и разносторонней помощи которых данная книга представлена вниманию читателей.


















1. Атомные города России в координатах мирового процесса, глобализации и геополитики.

Мировой процесс ХХ века выходит из глубин предшествующих столетий и исторических эпох. ХХI век идет в будущее мирового процесса.
Мировой процесс можно определить следующим образом:
- мировой процесс - это временная динамика мировой системы, то есть последовательность состояний, возникающих при идеологических, политических, экономических, военных, экологических, научно-технических, культурных, религиозных и других взаимодействиях глобальных субъектов на планете;
- мировой процесс- это глобальные сдвиги в международных отношениях, которые порождают чередование относительно устойчивых и переходных, не устойчивых состояний мировой политики и экономики.;
- мировой процесс - это динамика и самих глобальных субъектов, их возникновение и уход с мировой арены;
-мировой процесс - это динамика и устойчивые конфигурации базисных ценностей в мире, определяющих ценностные системы глобальных субъектов, структуру, масштаб и конфигурацию мировых конфликтов;
-мировой процесс - это накопление научно-интеллектуальной, экономической, финансовой, природно-ресурсной, военной, политической и другой мощи, силы (world power) глобальных субъектов, благодаря которой они приобретают статус мировой державы или сверхдержавы и способность воздействовать на мировой процесс.
Теоретический арсенал анализа мирового процесса, его динамики и структуры складывается из:
1) категорий, постулатов, правил вывода теоретических суждений,
2) постулированных принципов и движущих сил мирового развития, методологии анализа концептуальных схем формирования политических, экономических, военных, научно-технических доктрин, концепций, программ, 3) принципов структуризации мирового процесса и построения его теоретических моделей,
4) способов прогнозирования будущих событий, способов осмысления мировой, а сегодня и глобальной статистики, других аналитических средств.
Теоретический арсенал анализа мирового процесса в последние десятилетия формируется буквально на глазах, поскольку перед исследователями предстают в своей фактической и логической завершенности законченные этапы мирового процесса ХХ-го века. Это - Первая мировая война, революция 1917 года в России, возникновение СССР в качестве глобального субъекта, это Вторая мировая война и крушение фашизма, биполярная структура мира как ядерно - ракетное противостояние двух мировых систем, направляемое двумя сверхдержавами - США и СССР, крушение советского коммунизма. Во всей своей целостности и логической завершенности предстает 45 летний период холодной войны, разрушается биполярная структура мира, начинается неустойчивый переходный процесс формирования многополюсного мира с тенденцией к однополярности, моноцентризму со стороны США. На период холодной войны накладывается глобальный демографический взрыв и глобальный экологический кризис, начинается бурный рост транснациональных корпораций и глобализация мировой экономики.
Мировой процесс ХХ-го века с захватом исторической глубины предшествующих столетий Нового времени и Средневековья осмысливается в последние годы теоретическим арсеналом классической и новейшей философии истории, теоретической истории, макросоциологии, геополитики, альтернативных и взаимодополняющих экономических теорий, культурологии, теории мировых систем и цивилизаций, глобалистики, урбанистики, социологии, демографии, синергетики, политической и военной науки.1
Взаимодействие глобальных субъектов, формирующее и направляющее мировой процесс, характеризуется их мощью, силой, и их ценностной ориентацией. Глобальный субъект определяется нами как предиктор, обладающий собственной ценностной системой, своими целевыми установками, политической, экономической и интеллектуальной мощью, волей, организацией и ресурсами, необходимыми, что бы воздействовать на мировой процесс и предписывать его развитие по тому или иному сценарию.
Доминирующие ценностные системы (иерархии) конца XX - начала XXI века, на базе которых формируют свои стратегические цели и действуют современные глобальные субъекты:
* либерально-экономическая (базисная ценность высшего ранга - экономическое богатство в рыночной экономике в форме денег);
* либерально-демократическая (базисная ценность - права индивида и свободы личности, право и закон);
* геополитическая (базисная ценность - политическая власть на геопространствах планеты);
* сайентистская (базисная ценность - технологизируемые знания);
* этнонациональная (базисная ценность - этнос, нация, народ, народность);
* религиозно-духовная (базисная ценность - Бог, вера в бога);
* культурно-цивилизационная (базисная ценность-духовные и материальные артефакты той или иной культуры);
* социально-гуманитарная (базисная ценность - социосфера, жизнь в социальной форме);
* природно-экологическая (базисная ценность - биосфера, жизнь в природной форме);
* космопланетарная (базисная ценность - космологический процесс в целом).
Истинность или ложность базисных ценностей, а так же приоритет одной перед другой, логически недоказуемы. Ценности в иерархии ранжируются внерациональными оценками субъектов. Ценности, внутренне присущие субъектам. Ценности отстаиваются ими борьбой не на жизнь, а на смерть. Одни базисные ценности трансформируются, и то не всегда, а в предельных для бытия субъекта, пограничных между жизнью и смертью ситуациях. Ценности не вечны, с течением времени они обесцениваются, даже вера в бога. Обесценение базисных ценностей, то есть их отрицание, порождает нигилизм.
Ценностная ориентация задается базисной ценностью и определяет долгосрочные, стратегические цели субъекта - волю к власти над мировым процессом, волю к беспредельному росту экономического потенциала, волю к национальной самоидентификации, развитию культуры, росту знания и другие. Мощь субъекта, его сила, определяет меру успеха в достижении его целей при взаимодействии (войне, конкуренции, международных, двухсторонних и многосторонних соглашениях, коалициях, различных акциях и т. д.) с другими субъектами, меру воздействия на мировой процесс. Ценности, мощь, интеллект, знания глобального субъекта, главным образом, определяют его международный статус и ранг среди глобальных субъектов современности.
Для глобальных субъектов геополитики со второй половины ХХ-го века абсолютным выражением мощи, интегрирующим ценности, интеллект, знания и другие ресурсы является их ядерно-ракетный потенциал, создаваемый в атомных городах и других отраслях военно-промышленных комплексах мировых держав. Отсюда проистекает значение атомных городов для роли США и России в мировой политике и боле того - для их статуса глобальных субъектов в качестве мировых держав и сверхдержав как таковых.
Если говорить точно, то без ядерно-ракетного потенциала современное государство не является мировой державой, сверхдержавой тем более. Понимание или не понимание вышесказанного политическими лидерами современных государств ведет к усилению или к понижению их роли в мировой политике и в мировом процессе.
Система координат мирового процесса здесь сведена к двум базисным координатам - к геополитике и геоэкономике. Мы допускаем, что гонка ядерных вооружений и холодная война прошлого 50-летия как порождение геополитики великих держав, так и экономическая глобализация с её мировыми рынками, в том числе, вооружений, разделяющихся материалов и изотопов, оборудования для АЭС, измерительной аппаратуры по радиоактивному загрязнению, продуктов конверсионных технологий на определенном отрезке времени являются равнозначными, взаимозависимыми, но не взаимозаменяемыми измерениями мирового процесса.
После окончания холодной войны, в новом свете усилий мирового сообщества по формированию многополюсного мирового порядка, новых оборонных доктрин великих держав, новых систем национальной, региональной и международной безопасности, проекта национальной системы противоракетной обороны США, а также в свете проблемы захоронения ядерных отходов, мировой торговли расщепляющимися материалами, становится очевиднее ключевая роль атомных городов России и Урала в геополитике и геоэкономике.
Атомные города играют в мировых процессах, а тем более в России и для России в условиях глобализации мировой экономики, гораздо более значительную роль, порой гораздо более серьезную, нежели многие столицы субъектов Российской Федерации - областей, краёв, республик, национальных округов которые значимы только в пределах России.
Глобализация мировой экономики началась в ХVI веке с прокладывания кругосветных морских и океанических трасс, которые положили начало созданию мировой торговой транспортно - коммуникационной сети. Глобализация в широком смысле слова означает непреодолимый процесс возникновения и развития регулярных, жизненно важных связей между странами всех континентов планеты.
Интенсивность и новое качество глобализации к началу ХХI века ознаменовалось формированием основных функций обще планетарной системы жизнеобеспечения. Это функции защиты окружающей среды, обеспечения продовольственной безопасности, формирование глобального топливно-энергетического комплекса, глобальной транспортной системы, глобальной экономической системы, основу которой составляют транснациональные корпорации и мировые финансовые финансовые организации, систем международной безопасности и в самые последние годы - мировой информационной сети (World Wide Webb).
Глобализации свойственны противоречивые, конфликтующие структуры, конфликтные ситуации и процессы, порождаемые несовместимыми интересами глобальных субъектов, их борьбой за мировые ресурсы, рынки, власть, интеллект, технологии и информацию.
Процесс экономической глобализации сегодня является важнейшим, аспектом и фактором современного мирового порядка. Экономическая глобализация осуществляется посредством жесткой рыночной конкуренции развитых стран и транснациональных корпораций на мировых рынках ценных бумаг, инвестиций, капиталов, труда, продуктов, услуг, высоких технологий, интеллекта, научных знаний, информации.2
Экономическая глобализация вносит новые жесткие условия в транспортно-коммуникационную, геополитическую, военно-стратегическую, цивилизационно-культурную, духовно-религиозную, этнонациональную, научно-техническую, информационную, миграционную, криминогенную и криминальную, космо - планетарную активность стран и народов земли.
Экономическая глобализация порождает новую конфигурацию мировых экономических конфликтов между развитыми странами и станами догоняющего развития, непримиримую борьбу за природные, финансовые и интеллектуальные ресурсы планеты. В глобальной экономике возникают всесильные международные и транснациональные организации, новые механизмы и регуляторы глобальных отношений конкуренции - создаются Международный Валютный фонд, Мировой Банк, Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ), далее Всемирная торговая организация (ВТО), Продовольственно-сельскохозяйственная организация (ФАО), формируются транснациональные корпорации третьего и четвертого поколения.
Сегодня общая глобализация привела к значимым преобразованиям старого, сложившегося к 80-м годам ХХ века мирового порядка вещей, к новой мирохозяйственной и геополитической организации мирового сообщества. Эта новая организация мирового сообщества построена, во-первых, какиерархия глобальной хозяйственной деятельности и отношений по управлению мировой экономикой на транснациональном, регионально мировом, национальном и местном (региональном и городском) уровнях).
Во-вторых, огромные и все возрастающие размеры мировой хозяйственной деятельности - межстрановая миграции трудовых ресурсов, мировая торговля, прямые иностранные инвестиции, финансовые операции международного бизнеса, управление денежными потоками, осуществляются сегодня в расширяющихся транснациональных и транс культурных мировых и всемирных (глобальных) рыночных, транспортных и информационных сетях.
Экономическая глобализация создает конфликты по поводу экономической выгоды между субъектами, порождающими глобализацию и её объектами - странами догоняющего развития.
Эти страны, особенно, малые, используют свою международную юрисдикцию и создают целую систему офшоров - экономических зон с нулевым или особо льготным налогообложением и другими условиями, выгодными собственникам финансового капитала для его размещения и различных деловых операций, и , естественно, для самих офшоров.
Функционирование офшоров в условиях глобализации мировой экономики может быть охарактеризовано двояко: как с позитивным воздействием офшорных зон на свободный проток капиталов по мировой экономике, содействуя тем экономическому росту, так и с негативным воздействием, открывающим дорогу национальным капиталам к транснациональному криминальному капиталу, и расширяющим возможности отмывания грязных денег. С недавнего времени США, ОЭСР, ФОБОД (Финансовая организация по борьбе с отмыванием денег), ООН начали совместные действия против оффшоров, направленные на то, чтобы взять под контроль мировые денежные потоки, проходящие через международные офшоры.
Геополитическая конкуренция - это борьба мировых держав, обладающих ядерным оружием, их политических союзов и альянсов, за право навязывать новый глобальный геополитический порядок (многополюсный или однополярный мир), изменять баланс сил в мировом сообществе. Геополитическая конкуренция сопрягается с глобальной конкуренцией за право навязывать конкурентно рыночный геоэкономический порядок всему мировому сообществу. Они являются основой современного мирового процесса.
Разрешение мирового кризиса как становление однополярного мира в форме мондиализма (власть над миром западных ценностей) или религиозного мессианства, когда один глобальный субъект, будь то цивилизация, мировая держава, или религиозная организация, предписывает всему человечеству двигаться по пути своего идеала и ценностей гуманизма, наталкивается на яростное сопротивление остального мира. В ХХ веке этот путь породил ядерный мир (холодную войну), экономическую глобализацию и антиглобализм, в начале ХХI века - глобальный террор и глобальные антитеррористические акции Запада, в первую очередь, против стран - изгоев, против стран мировой "оси зла".
Мировой процесс находится в неустойчивом состоянии, которое порождает спектр как оптимистических, так и пессимистических сценариев развития в перспективе ХХI века.
Оптимистические сценарии, допускающие остановку и спад дегуманизации мирового процесса:
1. Мировое сообщество развивается как устойчивый многополюсный мир, в котором Россия является одним из глобальных субъектов. Международная и национальная безопасность поддерживается балансом сил на основе ядерных наступательных и оборонительных вооружений. Дегуманизация мирового процесса останавливается.
2. Мировое сообщество развивается как устойчивая глобально - экономическая сетевая цивилизация. Ядерное оружие и политика силы исключаются из международных отношений в качестве главного средства разрешения мировых конфликтов. Дегуманизация мирового процесса идет на спад.
Пессимистические сценарии, допускающие ту или иную, в том числе, предельную перверсию современной цивилизации в новое варварство:
3. Мировое сообщество снова трансформируется в неустойчивый биполярный мир. Две супердержавы снова борются за мировое господство с помощью ядерного оружия. Мировое сообщество раскалывается и примыкает к супердержавам, образуя враждующие блоки. Дегуманизация мирового процесса нарастает.
4. Мировое сообщество трансформируется в крайне неустойчивый однополярный мир. Цивилизация развивается под управлением одного глобального субъекта. В зависимости от системы ценностей этого субъекта (либеральные ценности экономической глобализации, ценности конфуцианства, ценности Ислама, ценности Евразийства и другие) в мире происходят постоянные конфликты типа современных локальных войн, атиглобалистских акций, актов террора и глобальных антитеррористических акций. Цивилизация приближается к состоянию нового варварства.
5. Мировое сообщество как дезинтегрированный, абсолютно неустойчивый мир. Под воздействием глобального терроризма и мирового криминалитета он охвачен процессом распада западной и мировой цивилизации. Мир существует без какой бы то ни было конструкции мирового порядка. Легитимные и криминальные структуры сосуществуют и постоянно меняются местами. Субъекты всех рангов вступают в отношения друг с другом исключительно в форме агрессии и насилия в процессе борьбы за жизненное пространство и ресурсы. Ценности гуманизма, подобно ранее умершей вере в Бога, умирают, мир на пороге подлинного апокалипсиса.
После окончания холодной войны аналитики мирового процесса включают в теоретический арсенал анализа его динамики и вероятных состояний мирового порядка базисные положения нескольких теорий. Это обстоятельство объясняется отсутствием единой, общепризнанной картины мира и единого взгляда на мировой процесс и его динамику. Это, в свою очередь, объясняется, во-первых, множеством глобальных субъектов, формирующих геополитический, глобально-экономический, миросистемный, религиозно-конфессиональный, энто-национальный, культурно-цивилизационный и другие балансы мировых сил. Во вторых, неизбежной ангажированностью теоретиков и аналитиков, их включенностью в ценностные системы глобальных субъектов и в поле их менталитета, в центрирующие с позиций разных глобальных субъектов картины мира и динамику мирового процесса. В последнее десятилетие в сфере аналитики мирового процесса наиболее влиятельны миросистемная , глобально-экономическая, геополитическая и культурно-цивилизационная теоретические концепции мирового(исторического) процесса.3

Поскольку Соединенные Штаты Америки претендуют на лидерство в формировании мирового процесса, то в американских геополитических концепциях Соединенным Штатам отводится соответствующая роль.
Так, в динамической теории мирового порядка, охватывающей все Новое время -500 лет начиная с ХVI века (системная модель длинного геополитического цикла Джорджа Модельски и Уильяма Томпсона) вводится понятие глобальной политической системы (глобальной политики) как взаимодействия людей на глобальном уровне для достижения общих интересов или для производства общих благ, где всеобщим посредником является власть ( Т.Парсонс).
Наиболее важными общими благами в глобальной системе является мир и международная безопасность, пользование территориальными правами и политическими полномочиями, регулирование глобальных экономических отношений, то есть, мировой порядок.
Авторы выделяют главных производителей порядка в глобальной политике нового времени (с 1500 г.), бывших в ретроспективе периодически властителями мира, мировыми державами (the world power). Это Португалия, Нидерланды, Великобритания, Соединенные Штаты. Как поставщики услуг мирового лидерства, ответственные за производство основного, так сказать, объема порядка, они играют центральную роль в мировой системе. Другие страны, конечно, также делают свой вклад в мировой порядок, замечают авторы. Но их вклад и значение существенно ниже, а в периоды олигополистического соперничества в периоды глобальных войн имеет тенденцию к полному истощению.
В начале восьмидесятых годов в Соединенных Штатах распространилось убеждение, что США опасно отстали от Советского Союза в области ядерных вооружений и нуждаются в их массированном производстве, чтобы восстановить стратегический баланс сил. Профессор Пенсильванского университета (штат Филадельфия, США) Рэндалл Коллинз на основе разработанной им геополитической теории попытался проверить, действительно ли Соединенным Штатам следует опасаться усиливающего свою ядерную мощь Советского Союза. Теория Коллинза включает в себя пять принципов, связанных между собой и описывающих условия и пределы роста, а также прогноз сокращения территориального могущества государства:
1. Преимущество в размерах и ресурсах благоприятствует территориальной экспансии; при приблизительно равном соотношении прочих факторов более крупные, более населенные и богатые ресурсами государства расширяются военным путем за счет более мелких и слабых государств.
2.Геопозиционное или окраинное положение благоприятствует территориальной экспансии. Государства, имеющие врагов на меньшем количестве фронтов, расширяются за счет государств, имеющих врагов на большем числе границ.
3.Государства, расположенные в центре географического региона, имеют тенденцию с течением времени дробиться на более мелкие единицы.
4.Кумулятивные процессы приводят к периодическому долговременному упрощению геополитической ситуации сопровождающейся массивными гонками вооружений и решающими войнами между немногими противниками.
5.Чрезмерное расширение приводит к ресурсному напряжению и государственной дезинтеграции.
Р.Коллинз проанализировал количественные факторы истории России с ХIV века и Советского Союза вплоть до распада СССР на предмет их соответствия сформулированным принципам. Из принципов и их количественной интерпретации следовало, что Советский Союз уже прошел пик своего могущества. Более того, предсказывался его скорый распад, в то время как мощь США остается относительно стабильной.
И только один из пяти принципов допускал, что США также придут в упадок, поскольку ядерная война уничтожает мощь государства. Оптимистическая оценка Р.Коллинза относительно США состояла в том, что остальные четыре принципа сработают прежде, чем пятый, и что Советский Союз распадется раньше, чем разразится ядерная война. Р.Коллинз сделал вывод, что гонка ядерных вооружений может быть безболезненно свернута без подрыва могущества Соединенных Штатов.
Результаты анализа были доложены Р.Коллинзом в Йельском и Колумбийском университетах и опубликованы в 1986 году в статье "Будущий упадок Российской империи".
Известный американский геополитик, советник президента США по национальной безопасности в годы холодной войны, а в настоящее время консультант Центра стратегических и международных исследований Збигнев Бжезинский опубликовал в 1997 году книгу "Великая шахматная доска. Американское первенство и его геостратегические императивы"4 (на русском языке издана в Москве в 1998 г.)
З.Бжезинский следующим образом характеризует путь США к мировому господству в ХХ столетии. "К началу первой мировой войны экономический потенциал Америки уже составлял около 33% мирового ВНП, что лишало Великобританию роли ведущей индустриальной державы. 50 лет после падения гитлеровской Германии ознаменовались преобладанием двухполюсной американо-советской борьбы за мировое господство. В некоторых аспектах соперничество между Соединенными Штатами и Советским Союзом представляло собой осуществление излюбленных теорий геополитиков: оно противопоставляло ведущую в мире морскую державу, имевшую господство как над Атлантическим океаном, так и над Тихим, крупнейшей в мире сухопутной державе, занимавшей большую часть евразийских земель (причем китайско-советский блок охватывал пространство, отчетливо напоминавшее масштабы Монгольской империи). Геополитический расклад не мог быть яснее: Северная Америка против Евразии в споре за весь мир. Победитель добился бы подлинного господства на земном шаре. Как только победа была бы окончательно достигнута, никто не смог бы помешать этому."
В заключении своей книги З.Бжезинский постулировал важнейший принцип своей теории мировой динамики ХХ - ХХI веков: в конце концов мировой политике станет несвойственна концентрация власти в руках одного государства, следовательно США - не только первая мировая сверхдержава в истинно глобальном масштабе, но, вероятнее всего, и последняя. З.Бжезинский считает, что попытки Китая добиться первенства в мире неизбежно будут рассматриваться другими странами как попытки навязать гегемонию одной нации. "Проще говоря, любой может стать американцем, китайцем же может быть только китаец, что является дополнительным и существенным барьером на пути к мировому господству по существу одной нации".
Отказ от концентрации власти в руках одного государства означает конец геополитики и как принципа мирового процесса и как теоретической дисциплины с её аналитическим арсеналом мировой политики. Но он никак не доказывается автором. Авторитет Бжезинского высок, но авторитет не аргумент в анализе мирового процесса, хотя, конечно, теоретик и практик такого класса как Бжезинский имеет право на интуицию. Но это не просто интуиция. Она связана с историческим мессианством США в мировом процессе будущего и обосновывает это мессианство.
З. Бжезинский видит геостратегическую миссию США :
в необходимости закрепить собственное господствующее положение, по крайней мере, на период существования одного поколения;
в необходимости создать геополитическую структуру, т.е. мировой порядок в форме международной сети вне рамок традиционной системы национальных государств." Эта сеть, созданная многонациональными корпорациями, неправительственными организациями (многие из которых являются транснациональными по характеру ) и научными сообществами и получившая еще большее развитие благодаря системе Интернет, уже создает неофициальную мировую систему, в своей основе благоприятную для более упорядоченного и всеохватывающего сотрудничества в глобальных масштабах.
Все это означает возможность безъядерного мира. З.Бжезинский предсказывает конец эры геополитического могущества государств, конец политики с позиции силы, конец ядерно-ракетной эпохи. В таком мире нет места ядерному оружию. В таком мире нет места атомным городам, производящим такое оружие. Тем самым прогнозируется мировой порядок победы экономической глобализации над мировым порядком, который до сих пор определялся ядерно-ракетным балансом мировых сил.
Эту возможность нужно было доказывать, серьезнейшим образом обосновывать, то есть рассматривать с позиций и интересов стран, которые уже имеют ядерное оружие, но не применяли его как средство достижения своих политических целей. И более того, как в настоящее время предполагают в США, готовя национальную ПРО, нужно учитывать реальную возможность применения ядерного оружия глобальными террористами. С другой стороны, необходимо доказывать физическую возможность процесс сокращения мирового ядерного потенциала до нуля.
Мир увидел, что принцип мессианства одной страны в ХХ веке, несущей человечеству, пусть декларативно и потенциально, все блага разума, свободы, справедливости и благополучия, даже после ее победы над фашизмом и вследствие этой победы, натолкнулся на яростное сопротивление западного мира, породил ядерный мир и холодную войну. Принцип мессианства других стран в ХХI веке, будь то США, Китай или страны Ислама, скорей всего, постигнет та же участь. Поэтому, совершенно неочевидно, что гегемония США, или кого бы то ни было, в течение последующих тридцати лет приведет к мировой идиллии безъядерного мира, следовательно, к завершению жизненного цикла атомных городов, как таковых.










2. Атомные города России в период экономических реформ.

Системообразующим стержнем народного хозяйства в СССР с конца 20-хгодов становился военно-промышленный комплекс. В СССР были созданы неизвестные дотоле мощные организационные системы и государственные структуры управления отраслевыми, межотраслевыми и территориальными объектами стратегического назначения для обеспечения безопасности страны, государства, населения, государственных границ, морских акваторий, и воздушного пространства.
Система закрытых административно- территориальных образований - ЗАТО Минатома и Минобороны России, в которую входят и атомные города Урала, является и в условиях перехода страны крыночной экономике уникальным образованием, унаследованным от времен ядерного противостояния великих держав и создания в начале 50х годов в системе оборонных отраслей оружейно-ядерного комплекса СССР.
Оборонный характер, военизированная организация, закрытость, режимность, секретность ЗАТО скрывали и защищали грандиозный научно-теоретической, организационно-производственной, технико-технологической уровень системы стратегического управления и стратегического планирования ВПК СССР и обеспечивающую этот уровень высокую компетенцию и профессионализм руководящих, научных, инженерно-технических и рабочих кадров градообразующих предприятий.
Политические решения руководства страны предопределяли действия по отбору территорий под ЗАТО, обеспечение кадрами по всему спектру функционально-целевых и обеспечивающих систем, создание закрытой, можно сказать, искусственной системы жизнеобеспечения и функционирования градообразующих предприятий, жилищно-коммунальной и социальной инфраструктуры.
Создание системы ЗАТО - закрытых территориальных образований - в СССР обеспечивало стратегическую безопасность и достижение других стратегических целей государства. Функционально-целевая структура каждого ЗАТО Минатома России предопределяется функциями их градообразующих предприятий, входящих в состав ядерно-оружейного комплекса страны. Стратегические функции диктуют профессиональный и социальный состав населения атомного города, специфическую инфраструктуру, обеспечивающую жизнеобеспечение, защиту, безопасность, режим, транспорт и связь, сугубо централизованную систему управления ЗАТО, государственные источники существования и развития, замкнутую городскую экономику, и замкнутый способ существования населения, ограничение и контроль связей с внешним миром.

В последнее десятилетие ХХ века 1993-1999 годах появились публикации, приоткрывшие завесу секретности и таинственности над атомными городами России, над пятью закрытыми административно - территориальными образованиями (ЗАТО) Министерства Российской Федерации по атомной энергии (Минатома России), расположенными на Урале. Среди них выделяется капитальная коллективная монография "Советская военная мощь. От Сталина до Горбачёва" с предисловием маршала Игоря Сергеева (Москва, Издательский дом "Военный парад", 1999г.).
В монографии дан исторический и концептуальный анализ 45-летнего периода холодной войны как генератора гонки вооружений. Прежде всего, речь идет о причинах разработки ядерных вооружений и о взаимосвязи стратегий развития этих вооружений в США и СССР, о формировании научно-теоретического, кадрового, инженерно-технического, ресурсного, управленческого и других потенциалов и аспектов территориальной, градостроительной и социальной инфраструктуры ядерно-оружейного комплекса СССР. Дается анализ причинно-следственной логики холодной войны и диаметрально противоположных подходов к оценке причин её окончания, в том числе, не в пользу СССР.
Эти публикации - книги, брошюры, статьи, интервью отражали новую ситуацию, возникшую после окончания холодной войны в связи с распадом СССР, недооценкой роли ядерных вооружений для поддержания статуса великой державы новой России в её отношениях с мировым сообществом первыми либерально-демократическими реформаторами. Недооценка стала очевидной в связи с намерениями новой Администрации СЩА во главе с Дж. Бушем начать мощный разворот национальной ПРО США с 2001 года в соответствии с новой военной доктриной США, предпринять односторонний выход из Договора по ПРО 1972 года Немаловажная причина, вызвавшая поток публикаций об атомных городах и атомном проекте - Программе №1 Правительства СССР после окончания Великой Отечественной Войны, заключалась в том, что в 90-х годах надвигались полувековые юбилеи всех пяти ЗАТО Урала. Все они существуют уже около 50 лет (г. Лесному 50 лет исполнилось в 1998г., г. Трёхгорному 50 лет исполняется в 2002г.). Но это были далеко не триумфальные юбилеи. Стратегически непродуманная либерально-экономическая реформа поставила огромный интеллектуальный, высокий технологический и мощный производственный потенциал атомных городов под угрозу вследствие невостребованности рынком. Проблемы конверсии градообразующих предприятий ЗАТО, составляющих основу ядерно-оружейного комплекса России на Урале, возникшие в этот период проблемы в связи со снижением оборонного заказа, вызвавшие социально-экономический кризис в ЗАТО, взывали к обществу и государству, требовали внимания к своей судьбе. В этих книгах5 и другой открытой литературе (количественно она очень невелика), посвящённой предыстории атомного (уранового) проекта в СССР и истории создания ядерного оружия, просматривается практически одинаковая структура содержания, которая укладывается в следующие темы:
* Освещение научной предыстории открытия западными и отечественными физиками эффекта расщепления ядер урана с выделением тепловой энергии в процессе цепной реакции с двумя нё радикальными альтернативами: если цепная реакция контролируется, то выделяемая энергия превращается в тепло и электроэнергию, если не контролируется, то происходит взрыв - основа чудовищной разрушающей силы ядерного оружия.
* Завершение Манхэттенского проекта США атомной бомбардировкой Хиросимы и Нагасаки в августе 1945г. и началом холодной войны, т.е. гонкой ядерных вооружений между США и СССР с её последующим развитием через ряд коллизий и кризисов (Берлинский, 1961г., и Карибский, 1962г.) вплоть до 1991г..
* Характеристика международной ситуации после окончания Второй Мировой войны,
* История советского атомного проекта в 1940-1945г.г. с характеристикой политических, экономических технических, технологических, организационных и кадровых решений и документов, оценкой причин отставания СССР от США в деле создания ядерного оружия в этот период.
* История отдельных закрытых территориальных образований (ЗАТО) Урала (Снежинск, Озёрск, Лесной, Новоуральск, Трёхгорный) на фоне исторической хроники событий с середины 1945г. до конца 90хг.г. Подробная характеристика функциональной роли всех пяти ЗАТО Урала в процессе решения "проблемы номер один" под надзором и руководством Специального Комитета при Государственном Комитете Обороны (председатель Л.П. Берия), далее - Министерства среднего машиностроения СССР с 1953г., далее -Министерства атомной энергетики и промышленности СССР с 1989 г., далее -Министерства Российской Федерации по атомной энергии .
* Характеристика персоналий: руководителей градообразующих предприятий, теоретиков, главных конструкторов, организаторов производства, инженеров, специалистов, руководителей подразделений, обеспечивающих спец режим ЗАТО, строителей ЗАТО, партийных, советских, профсоюзных, комсомольских руководителей ЗАТО, отдельных работников - от личностных характеристик до автобиографий.
* Подробная характеристика отдельных коллективов, структурных подразделений, технологических, технических и организационно-производственных проблем градообразующих комбинатов ЗАТО в процессе решения беспрецедентных по новизне и сложности стратегических задач Советского Союза в ядерном противостоянии с США.
* Характеристика проблем, возникших при реализации конверсионной программы Минатома РФ по каждому ЗАТО, характеристика организационно-технических и эколого-экономических проблем при хранении, переработке ОЯТ АЭС и при снятии с вооружения ядерных боеголовок в соответствии с договорами СНВ-1 и СНВ-2 (при условии ратификации).
* Интервью с руководителями, теоретиками - ядерщиками, ведущими специалистами ЗАТО об исторических условиях возникновения идеи абсолютного оружия в Германии во время Второй Мировой войны, её влияние на предотвращение третьей мировой войны, о причинах снижения гонки вооружений между США и Россией, о возможности безъядерного мира, о проблемах необратимости процесса, порождённого созданием и распространением ядерного оружия в мире.
История десяти ЗАТО Минатома России, в том числе, пяти ЗАТО Урала, была предопределена основополагающим фактором международных отношений второй половины ХХ-го века - геостратегическим ядерно-ракетным противоборством США и СССР сначала в гонке, а затем в ограничениях ядерных наступательных и оборонительных вооружений.
Стратегически не взвешенная либерализация экономики России в начале 90-х годов, радикальный отказ от приоритетов военной и внешнеполитической доктрин СССР в пользу ядерного разоружения стали причинами проблемы закрытых территориальных образований, в пределах которых расположены промышленные предприятия и организации Минатома и объекты Минобороны Российской Федерации. Проблема проистекала из неопределенности государственной миссии, государственного статуса, источников и объемов финансирования ЗАТО.
В конечном счете, проблема неопределенности геополитической стратегии новой России в её оборонном (военном) и внешнеполитическом аспектах превратилась в совершенно конкретную проблему финансово-экономической дестабилизации и кризиса существования системы ЗАТО как стратегически важной территориальной структуры государства, обеспечивающей национальную безопасность России.
Суть экономического аспекта проблемы для ЗАТО Минатома заключалась в общем снижении государственного оборонного заказа и, соответственно, в уменьшении финансовых средств, ранее регулярно и централизованно выделяемых государством на функционирование предприятий и объектов ядерного комплекса страны.
Отсюда возник социальный аспект проблемы: работники градообразующих предприятий ядерного комплекса, они же с семьями - основное население, проживающее на территории ЗАТО, оставались без ранее гарантированных государством источников существования.
Круг причин и следствий замыкался. Но первая волна российских реформаторов, ультралибералов-рыночников, не видела в этом положении дел особой угрозы государству и обществу.
Главным инструментом и ближайшей целью либерализации российской экономики было разгосударствление и приватизация различных видов государственной собственности в стратегических целях формирования нового социального класса эффективных частных собственников, призванных обеспечить функционирование и развитие приватизированных предприятий России по законам рыночной экономики.
Однако промышленные предприятия по разработке, изготовлению, хранению и утилизации ядерного оружия, переработке радиоактивных материалов приватизации не подлежали. Они, а точнее, ЗАТО в целом, оказались как бы на ничейной земле - между государством, бросившего их, и еще чуждой им стихией рынка. В состоянии кризиса оказались не только закрытые территориальные образования, но и целый ряд других, северных и восточных территорий страны, ранее полностью находившихся под патронажем государства.
Основным нормативно-правовым актом, регулирующим нормы функционирования и развития ЗАТО является федеральный закон "О закрытых административно - территориальных образованиях" от 14 июля 1992г. Закрытые территориальные образования Минатома и Минобороны РФ в соответствии с Федеральным законом "О ЗАТО" " от 14 июля 1992г. получали новый правовой статус, полномочия и возможности. Закон о ЗАТО установил правовой статус бывшего закрытого территориального образования как закрытого административно - территориального образования, регулирует особенности местного самоуправления, определяет меры по социальной защите граждан проживающих и работающих в ЗАТО и так же их права.
Правовые акты федеральные органов управления всех уровней действуют в отношении ЗАТО только тогда, когда они не противоречат Закону о ЗАТО. Решение о создании ЗАТО принимаются высшими органами государственной власти в том случае, когда иные меры не могут обеспечить безопасного функционирования предприятий и объектов ЗАТО.
Законом о ЗАТО устанавливается, что закрытым административно-территориальным образованием признаётся территориальное образование в пределах которого расположены промышленные предприятия по разработке, изготовлению, хранению и утилизации оружия массового поражения, переработке радиоактивных и других материалов (химические и бактериологические), военные и другие объекты, для которых необходим особый режим безопасного функционирования и охраны государственной тайны, сюда же включаются специальные условия проживания граждан. Спецификой государственного управления ЗАТО является непосредственное подчинение ведению федеральных органов государственной власти и управления.
К таковым относятся, в первую очередь: Министерство РФ по атомной энергии (Минатом России), которое проводит государственную политику в области разработки, производства и утилизации ядерных зарядов и боеприпасов и атомной энергетики, осуществляет государственное управление использованием атомной энергии. Минатом РФ несёт ответственность за состояние и дальнейшее развитие ядерного оружейного энергетического комплекса РФ и обеспечивающих их деятельность предприятий и организаций (положение о Минатоме РФ, 1997г.). Минатом РФ реализует совместно с Минобороны РФ и другими федеральными органами государственную политику в области разработки, испытаний, производства и утилизации ядерного оружия, обеспечения его безопасности, выполнение конверсионных программ на предприятиях Министерства. Минатом РФ принимает участие в работах по разоружению и нераспространению ядерного оружия; является государственным заказчиком работ по разработке, испытанию, производству, разборке и утилизации ядерных боезарядов и боеприпасов в рамках выполнения государственного оборонного заказа.
Минатом РФ вносит в Правительство предложения по совершенствованию налоговой и кредитно-денежной политике, а так же по оказанию государственной поддержки предприятиям и организациям ядерного комплекса с учётом особенностей их функционирования, осуществляет реализацию ядерной политики в области организации труда и заработной платы.
Минатом РФ координирует деятельность назначаемых в установленном порядке представителей государства в акционерных обществах, созданных в процессе приватизации предприятий ядерного комплекса, акции которых закреплены в федеральной собственности.
Федеральный закон О ЗАТО определяет принципы формирования бюджета закрытого административно - территориального образования. В доходы бюджета ЗАТО зачисляются все налоги и другие поступления с его территории, дефицит бюджета ЗАТО покрывается субсидиями, субвенциями и дотациями из средств Федерального бюджета в порядке, определяемом Правительством РФ. Таким образом, речь идёт о льготном режиме налогообложения, в котором законодатель закладывает возможности финансовой стабилизации экономики ЗАТО.
В компетенцию Минатома РФ входит совершенствование хозяйственного механизма и совершенствование организационной структуры управления ядерным комплексом, разработка совместно с органами исполнительной власти субъектов РФ отраслевых программ в области конверсии, развитие социальной инфраструктуры, рабочего снабжения и подготовки кадров. Предполагается участие в формировании государственной политики в области правовой и социальной защиты работников ядерного комплекса в условиях рыночной экономики и конверсии. В области государственного управления деятельностью предприятий и организаций ядерного комплекса Минатом РФ обеспечивает разработку прогнозов и программ социально-экономического развития ядерного комплекса, осуществляет формирование и размещение на предприятиях в организациях учреждениях заказов на закупку и поставку продукции для федеральных и государственных нужд, обеспечивает финансирование этих заказов и контроль за их выполнением.
Анализ Положения о Минатоме РФ 1997года показывает, что при наличии в сфере его компетенции 10 ЗАТО, расположенных в разных регионах страны отдельное ЗАТО как целостный объект ядерного комплекса РФ не является ни объектом, ни предметом ответственности Министерства. Вместе с тем, ЗАТО как муниципальное образование не находится в сфере ответственной компетенции и региональных органов государственного управления. Таким образом, последствия финансовой дестабилизации ЗАТО Минатома в период 1995-1997 г.г. в полной мере стали проблемой и заботой исключительно руководителей градообразующих предприятий ядерного комплекса и муниципалитетов ЗАТО.













3.Программно-целевой подход к стратегическому управлению ВПК в СССР и в России

Программное планирование возникло в национальном, региональном и межотраслевом масштабе после первой мировой войны сначала в Европе (Германия, План Баллода), а затем в России и СССР после Октябрьской революции (План ГОЭЛРО, Урало-Кузнецкий проект, военно-хозяйственные планы 1941-1945 годов и другие).
Программное (стратегическое) планирование детализировалось в балансах пятилетних и годовых планов отраслевого и территориального разрезов народно-хозяйственных планов. Естественным образом пятилетние и годовые планы в силу их временной краткости, конкретности, адресности и строгой проверяемости поглощали основное внимание, а стратегические программы оставались в тени, забывались со временем, подобно плану ГОЭЛРО, а потом, по мере возникновения нужды в стратегическом видении проблем стратегического развития, возрождались вновь.
В современном виде принципы программно- целевого планирования и управления были сформированы сначала в США, а затем и в СССР в начале 70х г.г. для подготовки и реализации космических, военно-стратегических, территориальных, научно-технических и других программ и проектов. Американские разработки привнесли в концептуальную структуру программного подхода точные структурно-логические математические методы расчленения генеральной схемы программы на отдельные подцели, проблемы, задачи и т.д. Это обеспечивала схема структурно-логическая дерева целей, основанная на теории сетевых графов, оценкам вклада в достижение генеральной цели (коэффициент релевантности), позволяющим распределить необходимые ресурсы по всем элементам программы, использовать формализованные методы построения организационных и управляющих структур целереализации6.
Программно-целевой подход в СССР, возродившись заново в середине 70-х годов, развивался в сфере региональной экономики и в военно-промышленном комплексе параллельно. Серьезным продвижением в той и другой сфере можно считать программу строительства Байкало-Амурской магистрали и целевые программы ВПК, в том числе, подготовку программы конверсии. Здесь не обсуждается вопрос о связи причин распада социалистической системы хозяйства в СССР и растянувшихся на десятилетия сроков реализации программы БАМ и программы конверсии, хотя такая связь, безусловно, существует.
Обозначим основные моменты разработки программно-целевого подхода и его применения в региональной экономике.7
1. Комплекс действий по проектированию системы называют процессом формирования программы. Этот процесс должен включать в себя последовательность операций по разложению сформулированной цели на множество видов деятельности, обеспечивающих ее реализацию. Каждый вид деятельности может быть осуществлен при наличии необходимых технологических, финансовых, материальных, трудовых и научных ресурсов.
Определение необходимых для достижения цели видов деятельности требует подбора организаций, которым в процедуре формирования программы предписывается функция осуществления одного или нескольких видов деятельности специального или общего характера. Здесь начинается решение второй части проблемы, а именно формирование механизма хозяйственного взаимодействия организаций и способов управления этим взаимодействием в течение всего цикла выполнения программы. В случае создания комплекса производств, объединенных территориальной общностью, возникает проблема согласования целевых (основных и вспомогательных) функций предприятий и организаций, обеспечивающих развитие такого комплекса. Даже если предприятия не взаимосвязаны чисто технологически, возникает вопрос о том, каким образом обеспечить реализацию всех функций в территориально-производственном образовании организациями, которые связаны не технологически, а экономически и имеют различную производственную структуру и ведомственное подчинение, а сегодня и различную форму собственности.
2. Разложение общих целей на целевые функции в крупных проектах выполняется преимущественно методом сетевых графов и методом дерева целей. Дерево целей в принципе применимо для разложения глобальной цели в реализующую ее систему действий, обладающую сложной иерархической структурой. Сетевые графы различных разновидностей используются главным образом для отображения множества операций, необходимых для реализации цели в рамках уже созданной технико-экономической и организационно-правовой структуры той или иной системы.
Дерево целей системы "Паттерн" (Программа "Аполлон") расчленяет целеустремленные объекты в одной плоскости: это так называемый научно-технологический аспект, или перемещение технологии8. Речь идет о научно-техническом прогрессе в исследуемом процессе, объекте, программе, деятельности корпорации с помощью инструментария, позволяющего выделить и проранжировать необходимые для достижения целей направления научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Дерево целей в плоскости научно-технического прогресса помогает получить спектр научных задач и проблем, решение которых необходимо для реализации общей цели.
В так называемых "деревьях решений" сложная проблема расчленяется до того уровня, когда ее части, ставшие в результате расчленения менее сложными, доступны для решения наличными методами. Широко известны схемы типа дерева целей, описывающих декомпозицию организационных структур. Здесь процесс декомпозиции доводится до выделения уровней, где элементы еще сохраняют организационную самостоятельность.
Общие принципы построения деревьев целей, описанные в литературе, включают следующие операции, требования и условия:
1)последовательное снижение общности подцелей, реализуемое на многоуровневой структуре,
2)требование непрерывности перехода от уровня к уровню (так называемая "консистентность" целей),
3)учет альтернатив на различных уровнях,
4)требование квантификации целей и подцелей,
5)необходимость экономической оценки элементов (оценки вклада в достижение целей верхнего уровня), 6)систему критериев для принятия решений в итеративном процессе согласования целей и ресурсов.
3.Последовательное снижение общности подцелей предполагает некоторый спектр принципов, в соответствии с которыми производится расчленение общей цели. На одной стороне спектра стоит структурное, материально-вещественное представление о расчлененных системах (Рассел Акофф)9, на другой - последовательное снижение общности производится в терминах процессов, контуров альтернативных методов и других функциональных характеристик (Эрих Янч).
Сравнивая материально-вещественную и функционально-структурную интерпретации принципа последовательного снижения общности в разных конструкциях дерева целей, можно видеть, что между ними нет непроходимой пропасти. Наоборот, материально-вещественная интерпретация может быть преобразована в функционально-структурную. Этим повышается уровень общности описания, который необходим для расчленения сложных и масштабных целевых описаний ожидаемой системы на верхних уровнях дерева целей. Так проявляется общая тенденция развития планирования как переход от планирования продуктов к планированию по функциям и целям. Планирование по целям и функциям не отрицает, а включает в себя планирование производства продуктов, но переводит последнее на нижние уровни. На разных уровнях плановой деятельности средства достижения цели интерпретируются как виды и результаты деятельности, в частности как производственные функции, производственные объекты, осуществляющие эти функции, и, наконец, продукты.
4.При построении дерева целей для конкретной программы необходимо учитывать такое принципиальное обстоятельство, как наличие в жизни аналогов той системы, которая проектируется. Так, при рассмотрении территориально-производственного комплекса на основе программно-целевого подхода нельзя игнорировать накопленные знания и представления о функционировании существующих ТПК, их структуре, возникших проблемах и ошибках, допущенных на различных стадиях принятия решений. Наоборот, при построении дерева целей и его преобразовании в другие элементы программы следует систематизировать накопленный опыт создания и функционирования аналогичных объектов. В этом процессе строится "идеальная" система, исключающая недостатки и упущения, выявленные при изучении опыта, причем "идеальность" такой системы ограничена уровнем накопленных и используемых знаний.
Так, например, в первых исследованиях по перспективам хозяйственного освоения зоны Байкало-Амурской железнодорожной магистрали в системное описание этого объекта включены известные элементы региональных экономических комплексов (отрасли специализации, ТПК и промышленные узлы, производственная инфраструктура, система жизнеобеспечения населения, строительная база, подсистема природоохранной деятельности и т.д.).Формирование целевых программ, не имеющих аналогов (типа программ освоения космоса, Мирового океана, защиты биосферы), насколько известно, наталкивалось на затруднения в конкретизации уровней в дереве целей, в содержательной интерпретации элементов каждого уровня и определении нижней границы разбиения целей. Вероятно, в частности, этим именно объясняются различия в принципах и методах декомпозиции целей и в характеристиках уровней дерева.
5.Целевое планирование, охватывающее многолетний цикл формирования нового ТПК, позволяет заблаговременно увидеть масштабы проблем, которые могут возникнуть и к решению которых следует подготовиться. Поэтому, на наш взгляд, следует проектировать полный жизненный цикл территориально-производственной системы, определяя ее главные народнохозяйственные функции, желаемое конечное состояние, промежуточные, привязанные к пятилетним интервалам состояния (задачи). Необходимо также предусматривать возможность адаптации комплекса к изменяющимся условиям его социально-экономической среды и оценить неизбежные издержки на адаптацию.
6.Функциональная сбалансированность, иными словами, функциональная оптимальность территориального хозяйства может быть обеспечена лишь системным, целостным подходом к проектированию экономического взаимодействия организаций внутри комплекса для полной реализации его целевой программы..
Под организацией обычно понимают систему, в которую входят прежде всего люди и технические средства, обеспечивающие целесообразный процесс деятельности (производственный или любой другой). Организация характеризуется одной или несколькими выходными производственными функциями. Осуществление последних представляет общую цель организации, ради которой объединяются ее члены. Как любое учреждение организация наделяется основными фондами и оборотными средствами, имеет права юридического лица и регламентацию отношений с другими организациями, в том числе вышестоящими.

7.Программно-целевой подход может быть реализован только в случае полного подчинения целей (задач) организаций целям комплекса, а эффективность их деятельности должна измеряться по критериям комплекса, а не организаций самих по себе. Следовательно, планы организаций должны содержать целенаправленные действия по обеспечению программных требований. Кроме того, необходимо, чтобы функции той или иной организации носили устойчивый, долговременный характер.
Реализация целевой территориальной программы - многогранная задача, над решением которой совместно работает много относительно независимых организаций. Поскольку при этом их планы подвержены изменениям, требуется организационная гибкость, учитывающая степень риска и факторы неопределенности предстоящего развития. Поэтому управление программой предусматривает регулирование роста включенных в комплекс организаций и хозяйственных отношений между ними.
Важным отличием современной схемы программного подхода является зависимость организационной структуры управления программой от характеристики федеральной цели, сложности её целереализации, т.е. количеством взаимосвязанных элементов. В общем случае, цель может дрейфовать в ситуации будущего, т.е. изменяться качественно и количественно. Зависимость организационной структуры управления от сложности и структуры генеральной цели требует гибкости этой структуры в зависимости от прогнозируемого дрейфа цели.
Дадим краткую характеристику причин выхода в СССР на ключевое место в начале 70х годов программного планирования в отраслях военно-промышленного комплекса, если говорить современным языком - стратегического менеджмента, относительно системы пятилетних и годовых планов. 10
1. В период 30х-60х годов планирование, основанное на балансовых методах, было центральным звеном управления существовавшим хозяйственным механизмом. Оно обеспечивало концентрацию сил и ресурсов на важнейших направлениях развития экономики, социальной сферы, обороны и решения других национальных задач. Планы служили основным инструментом экономической и военной политики государства.
Методология разработки и основные показатели планов военно-технического обеспечения вооружения и военной техники соответствовали общей методологии планирования развития народного хозяйства страны с учетом особенностей военной экономики. Планы по вооружению и военной технике являлись фактически специальным разделом или приложением к государственным планам развития народного хозяйства и другим плановым документам. Пятилетние и годовые планы по вооружению и военной технике являлись как бы специальной частью или приложением к соответствующим годовым и пятилетним планом социального и экономического развития страны. Они определяли, в частности, и развитие опытной и производственной базы оборонных отраслей промышленности, направленной на реализацию планов по вооружению и военной технике и обеспечению роста гражданской продукции.
2. Система распределения и контроля за расходованием финансовых ресурсов на оборону (Минфин СССР, Госбанк СССР, Промстройбанк СССР, ЦФУ Минобороны) представляла собой совокупность звеньев, которые в процессе деятельности образуют и используют денежных средств, необходимые для расширенного производства, обеспечения обороноспособности и других потребностей общества. Государственный бюджет СССР являлся центральным звеном финансово-денежной системы, основным финансовым планом образования фонда денежных средств, который утверждался Верховным Советом СССР и был составной частью единого годового плана развития народного хозяйства.
3. Управление экономикой в СССР было функцией государства, а руководство оборонными отраслями промышленности осуществляли специальные органы - отраслевые министерства, на которые была возложена ответственность за создание и обеспечение вооруженных сил современным вооружением и военной техникой. Функции Минобороны СССР, в основном, ограничивались определением и обоснованием потребности в образцах вооружения и военной техники, а также защитой своей позиции на разных уровнях управления. Непосредственно подготовкой проектов планов производства и поставок вооружения и военной техники, утверждаемых Правительством СССР, занимался оборонный комплекс Госплана СССР в тесном взаимодействии с ВПК.
4. Разработка проектов планов военных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и координация работ оборонной промышленности были возложены на Комиссию Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам (позднее Государственная военно-промышленная комиссия Совета Министров СССР (ВПК)). В условиях централизованного управления эта. Комиссия играла важную роль в определении состава исполнителей при выполнении работ по созданию новых образцов вооружения и военной техники организациями и предприятиями нескольких министерств и ведомств, в координации работ по созданию сложных больших систем вооружения и космической техники, а также в решении других межведомственных вопросов развития военной техники.
5. Взаимоотношения вооруженных сил и оборонного комплекса промышленности по вопросам, связанным с развитием вооружений и военной техники, были достаточно четко и детально регламентированы постановлениями правительства страны, решениями органов государственного и военного управления и другими документами. Методическое обеспечение и аналитическая работа осуществлялись научно-исследовательскими организациями Министерства обороны и министерств оборонных отраслей промышленности, функции соответствующих государственных и военных органов управления учитывали требования указанных нормативных актов.
6. . Чтобы обеспечить увязку предлагаемых к решению целевых задач Министерства обороны с финансовыми и производственными ограничениями, с 1969 г. в СССР было начато внедрение программного планирования развития вооружения и военной техники. В Госплане СССР был создан специальный отдел программного планирования отраслей ВПК.
В самые первые годы рыночных реформ в России программно-целевой подход и опыт разработки и реализации целевых программ практически не использовался в силу предубеждений реформаторов-либералов относительно спонтанной самоорганизации субъектов хозяйствования и ориентации их на спрос в условиях рынка. Государство уходило из сферы непосредственного управления приватизируемой экономикой, ориентируясь на управление по макроэкономическим показателям. Как оказалось, вплоть до уяснения новыми лидерами государства сущности и масштаба экономических и социальных проблем, которые не только не решаются новыми субъектами частной собственности и рыночной конкуренцией без правил, но - которые наоборот приводят к их усугублению и кризисным ситуациям. Имеются в виду обвальные обесценения денег, незащищенность производителей продукции массового спроса, в том числе конверсионных предприятий, перед импортной интервенцией мирового рынка в Россию, массовая приватизация бывшего госимущества неэффективными собственниками, попытки разрешить проблемы предприятий Минобороны и Минатома (Минсредмаша) льготным налогообложением, криминализация экономики, уход капитала в мировые офшоры и т.д.
Для осознания стратегических проблем и места России в борьбе Запада за либеральный мировой порядок во главе с США, осмысливания стратегической линии США на выход из Договора по ПРО 1972 года, понимания новейших реалий мировой политики в связи с активностью мирового терроризма потребовалось 10 лет. Вплоть до осмысления возможности и необходимости для России активно влиять на стратегическую устойчивость мирового порядка как интеграцией страны в ВТО так и воздействием своим оборонно-стратегическим потенциалом, его развитием и модернизацией на общий баланс мировых сил.
К середине 90х годов инструмент государственного решения многих из этих проблем снова приобретает форму федеральных целевых программ. Принципы разработки, реализации и обеспечения централизованным финансированием этих программ чётко определяется в вышеуказанном документе. Однако, теперь возникает новая проблема: в погоне за централизованными источниками финансирования возникает такое количество ФЦП, которое не может быть обеспечено централизованными ресурсами бюджета. Реализуемость программ ставится, главным образом, в зависимость от реальных возможностей финансирования этих программ из внебюджетных источников.
Главным отличием современной схемы программного подхода для решения долгосрочных стратегических проблем является разработка моделей будущей ситуации, относительно которой предстоит формулировать и реализовывать генеральную цель программы. Этот аспект находит отражение в обосновании необходимости решения проблемы программным методом, в котором. Так или иначе, прогнозируется будущее, относительно которого формулируется генеральная цель. В моделях будущего вводилось представление о мнгоговероятностном будущем, которое отражалось в спектре сценариев. Сегодня в концептуальной схеме программного подхода сохранился единственный и наиболее очевидный аспект прогнозирования будущего: оно может быть оптимистическим, пессимистическим и реалистическим. На самом деле будущее может быть весьма неожиданным для разработчиков целевой программы, не укладывающимся в эти три, вышеприведенные оценки.

Для осознания стратегических проблем и места России в борьбе Запада за либеральный мировой порядок во главе с США, осмысливания стратегической линии США на выход из Договора по ПРО 1972 года, понимания новейших реалий мировой политики в связи с активностью мирового терроризма потребовалось 10 лет. Вплоть до осмысления возможности и необходимости для России активно влиять на стратегическую устойчивость мирового порядка как интеграцией страны в ВТО так и воздействием своим оборонно-стратегическим потенциалом, его развитием и модернизацией на общий баланс мировых сил.
К середине 90х годов инструмент государственного решения многих из этих проблем снова приобретает форму федеральных целевых программ. Принципы разработки, реализации и обеспечения централизованным финансированием этих программ чётко определяется в вышеуказанном документе. Однако, теперь возникает новая проблема: в погоне за централизованными источниками финансирования возникает такое количество ФЦП, которое не может быть обеспечено централизованными ресурсами бюджета. Реализуемость программ ставится, главным образом, в зависимость от реальных возможностей финансирования этих программ из внебюджетных источников.



























4. Конверсия предприятий ядерно-оружейного комплекса в условиях централизованной и рыночной экономики.

Термин "конверсия" в 70-х г.г. возник в процессе формирования в верхних эшелонах власти в СССР замысла и планов решения крупномасштабной проблемы перепрофилирования чрезмерно возросших производственных мощностей военно-промышленного комплекса страны для нужд гражданских отраслей народного хозяйства. На фоне приоритетного развития оборонных отраслей промышленности, достижения паритета в стратегическом противостоянии СССР и США все явственнее становилось отставание машиностроения для легкой и пищевой промышленности, для переработки сельскохозяйственной продукции, торгового и медицинского оборудования.
В это время в СССР решался целый комплекс внешних и внутренних проблем стратегического характера: 1)обеспечение стратегических интересов СССР в условиях начавшейся гонки ядерных вооружений между США и СССР; 2)обеспечение баланса интересов в стратегической сфере и в сфере благосостояния населения СССР; 3)экономия средств на сокращении расходов на ВПК; 4) плановая конверсия ВПК, поиск необходимых капвложений на конверсию; 5)повышение эффективности стратегического планирования и управления переходом на программно-целевое планирование и управление. Плановая конверсия ВПК, поиск необходимых капвложений на конверсию, как видно, были системно встроены в общую концепцию решения проблем стратегического характера.
В эти годы началось широкое привлечение оборонной промышленности к производству оборудования для производства продовольственных и непродовольственных товаров народного потребления, а также собственно промтоваров для населения. Конверсия вошла, таким образом, в практику планирования и управления народным хозяйством СССР, в экономическую периодику и литературу.
Воспользуемся характеристиками и оценками начала процесса плановой конверсии ВПК компетентного специалиста, в то время руководителя Государственной военно-промышленной комиссии Совета Министров СССР (ВПК) Ю.Д. Маслюкова по материалам его раздела в капитальной монографии11 "Советская военная мощь. От Сталина до Горбачёва".
В условиях военно-экономического противостояния СССР и США, роста потребности в вооружениях и военной технике, отсутствия резерва мощностей диверсификация оборонной промышленности осуществлялась, в основном, за счет расширения действующих и строительства новых предприятий. В отдельных случаях в оборонной промышленности создавались специализированные конструкторские организации и предприятия для разработки и производства гражданской продукции. Однако технический уровень отечественных потребительских товаров уступал зарубежным. Поэтому во второй половине 80-х гг. начался процесс модернизации производств, создания новых образцов. По оценкам Ю.Д. Маслюкова, этот процесс был начат в СССР на 10-15 лет позже, чем на Западе.
Госплан СССР в 1990 году разработал программу конверсии оборонных отраслей промышленности на пять лет. Для увеличения производства гражданской продукции, уже освоенной оборонными отраслями, требовалось на пять лет, по расчетам Госплана СССР, 44 млрд. рублей. Пятилетним планом намечалось к 1995 г. удвоить выпуск непродовольственных товаров народного потребления предприятиями оборонной промышленности.
Оборонные отрасли промышленности должны были, используя свой научно-технический и производственный потенциал, обеспечить качественный рывок в создании новых наукоемких видов гражданской продукции и сложных бытовых товаров народного потребления. Многие наивно полагали, как только сократится производство вооружения и военной техники, предприятия сразу же начнут выпускать нужные народному хозяйству.
Практически все обстояло гораздо сложнее: во-первых, требовались время и значительные капитальные вложения для того, чтобы осуществить такую техническую подготовку производства новой продукции, чтобы она удовлетворяла требованиям потребителей и была конкурентоспособной на внешнем рынке; во-вторых, оппоненты проекта программы конверсии утверждали, что в связи с будущими успехами миротворческой политики СССР на международной арене рождается новая ситуация, через какие-нибудь пять лет задачи обороны ослабятся. Они доказывали, что необходимо отказаться от преемственности стратегических установок СССР, следовательно, и от объема оборонных задач для экономики страны, установить новые ориентиры в государственной политике. В-третьих, дело, видимо, было не в ресурсах, а в других составляющих механизма управления. Трудно было соблюсти баланс интересов всех ведомственных и территориальных структур власти, кто участвовал в процессе реализации целевых установок государства и получении выделяемых в плановом порядке ресурсов. В оборонном комплексе за этот баланс отвечал единый (в лице Минобороны, КГБ, МВД и др.) заказчик. В гражданском машиностроении такого единого заказчика не было, и, прежде всего у потребителей конечной продукции и ее производителей.
Баланс интересов в оборонной сфере был обеспечен постоянно действующей системой согласовательных процедур при разработке программ, планов и мероприятий по их корректировке и реализации. Процедуры согласования строились на расчетах Госплана СССР по целому ряду критериев по отдельным программам вооружения, по различным генеральным заказчикам Минобороны СССР, по видам техники (направлениям планирования), по министерствам- исполнителям военных заказов.
Согласованию интересов предшествовали вариантные аналитические расчеты Госплана СССР на моделях сбалансированного развития оборонных отраслей промышленности. Они позволяли оценивать при разных критериях показатели развития, обеспечивающие рациональное целевое распределение выделяемых объемов капитальных вложений подзадачи как оборонного, так и гражданского характера с учетом возможной кооперации.
С учетом более чем 20 летнего опыта конверсии в СССР и в Российской Федерации теперь можно сказать, что дело было не в достижимости рационального согласования оборонных и гражданских потребностей страны и общих ресурсов. Дело было в принципиальной неразрешимости проблемы удовлетворения конечного спроса населения в рамках внерыночных механизмов программы конверсии, даже при наличии производственных мощностей, научно-технического и технологического потенциала отраслей военно-промышленного комплекса.
Об этом свидетельствует директивно-плановое представление о конверсии, отсутствие анализа возможного неуспеха. Считалось, что если запланировано, значит, осуществимо. Понятие и экономическая сущность конверсии в условиях жестко централизованной советской экономики теоретически не анализировались. Под конверсией подразумевался процесс планомерного и, естественно, планируемого перевода, преобразования, перестройки (частичной или полной) производства оборонной продукции в производство продукции гражданского назначения.
Конверсия оборонных отраслей представлялась просто очередной крупномасштабной задачей народного хозяйства, принципиально не отличающейся от решённых уже в своё время в пятилетних планах довоенного, военного и послевоенного времени военно-стратегических отраслевых, межотраслевых и территориальных проблем. Это представление подразумевало и опиралось на предшествующий огромный опыт СССР по созданию военной техники, по количеству и качеству решавшей стратегические задачи победы над фашистской Германией и ядерного противостояния двух мировых систем. Осуществимость конверсии на этом фоне казалась очевидной.
Сущность конверсии, осуществляемая в свое время в рамках советской экономики может быть определена в современных терминах как реструктуризация и диверсификация оборонных отраслей, в том числе, отраслей ядерно-оружейного комплекса, методами централизованного управления, мобилизационным принципом обеспечения необходимыми ресурсами, модернизированным на основе программно-целевой методологии планированием и управлением.
Сущность конверсии оборонных отраслей народного хозяйства была тождественна сущности жестко централизованной советской социалистической экономики. Если директивные органы ставили цели и задачи военного или гражданского характера, то они с неизбежностью должны были быть преобразованы в систему долгосрочных, среднесрочный, текущих и оперативных планов производства, необходимой для реализации целей продукции в запланированном объёме и номенклатуре. Госплан, Минфин, Госснаб, Госкомтруд, союзные министерства обеспечивали планирование производства, распределение заданий по предприятиям, их кооперацию, обеспечение ресурсами плановых заданий. Потребовались десятилетия негативного опыта выпуска оборонными отраслями как правило, неконкурентоспособной потребительской продукции, чтобы убедиться в принципиальной неосуществимости конверсии даже при наличии мобилизованных централизованным образом необходимых ресурсов.
Конверсионные программы периода экономических реформ России с начала 90-х г.г. и до сих пор практически во всем наследуют эти принципы. До сих пор считается, что основная проблема конверсионных программ - это проблема финансовых ресурсов, обеспечение которыми по-прежнему возлагается на государство и включается в ежегодный Федеральный бюджет.
Произошедший в начале 90-х годов переход к рыночной экономике, распад межрегиональных связей в рамках бывшего СССР, резкое сокращение государственного оборонного заказа на предприятиях ядерно-оружейного комплекса Минатома России, неустойчивое финансово-экономическое положение в стране поставили атомные предприятия и научные организации отрасли на грань самовыживания. Хорошо отлаженное военное производство вынуждено было перестраиваться и подстраиваться под условия конкурентных отношений.
Закон "О конверсии оборонной промышленности в Российской Федерации" был принят в 1992 году. Однако шестилетняя практика его применения показала, что этот закон не ответил на многие практические вопросы, общие для конверсируемых оборонных предприятий РФ.
Сегодняшняя ситуация в области экономики характеризуется в целом несколькими негативными тенденциями, которые пока доминируют над позитивными. Прежде всего, это произошедшее за последнее десятилетие существенное снижение внутреннего валового продукта, снижение инвестиционной и инновационной активности, постепенное разрушение научно-технического потенциала, преобладание в экспортных поставках топливно-сырьевой и энергетической составляющих, а в импортных поставках - продовольствия и предметов потребления, включая предметы первой необходимости.

Серьезная причина доминирования негативных тенденций в том, что процесс реформирования оборонного промышленного комплекса Российской Федерации затянулся. Это официально признается в тексте принятой недавно новой редакции Концепции национальной безопасности.

На первый план выдвигаются задачи, связанные с устранением деформаций и ошибок начального этапа экономических реформ, с обеспечением опережающего роста разработки и производства наукоемкой продукции. Важнейшая из этих задач - это опережающее развитие конкурентоспособных производств, расширение рынка наукоемкой продукции.
Эти задачи относятся и к оборонному научно-промышленному комплексу, и в том числе к ядерно-оружейному. При этом декларируется, что конверсия и реструктуризация данного комплекса, интенсивное освоение гражданских областей деятельности должны осуществляться без ущерба для развития новых технологий, научно-технических и производственных возможностей, позволяющих поддерживать и по мере надобности модернизировать существующие системы вооружений, военной и специальной техники.

Большой объем необходимых изменений и дополнений привел к принятию в 1998 году нового закона о конверсии оборонной промышленности. Федеральный закон "О конверсии оборонной промышленности в Российской Федерации", представляющий собой новую редакцию Закона Российской Федерации от 20 марта 1992 года "О конверсии оборонной промышленности в РСФСР" в апреле 1998 года вступил в силу. Помимо бюджетных ассигнований, кредитов и государственных гарантий, законом предусмотрено предоставление бюджетных средств на условиях участия России в уставном капитале конверсируемых организаций.
В целях реструктуризации оборонной промышленности закон утверждает право внесения Правительством федеральных пакетов акций подвергаемых конверсии предприятий в размере до 51 процента уставного капитала в качестве вклада в уставный капитал специально создаваемой или существующей головной организации. В числе мер по государственной поддержке оборонной промышленности закон предусматривает предоставление налоговых льгот на период выполнения программ конверсии, компенсацию убытков в виде упущенной выгоды от снижения или отмены государственного оборонного заказа, поддержание в работоспособном состоянии уникального оборудования.
Предусматриваются также и специфические меры по государственной поддержке в деле реализации продукции конверсируемых организаций, в том числе путем установления обязательств по использованию такой продукции в рамках реализации инвестиционных программ на приватизированных предприятиях, а также в качестве условий соглашений о разделе продукции.
Федеральный закон "О конверсии оборонной промышленности в Российской Федерации"(1998) дает современное понятие конверсии. Этот закон понимает под конверсией регулируемый государством процесс организационных, правовых, технологических, научно-технических и социально-экономических преобразований оборонной промышленности в целях частичной или полной переориентации на выпуск продукции гражданского назначения производственных мощностей, научно-технического потенциала и трудовых ресурсов, которые ранее были задействованы в оборонных целях.
Базовые моменты данного понятия конверсии: основной субъект конверсии - государство, цель конверсии - частичная или полная переориентация оборонных предприятий на выпуск продукции гражданского назначения, сущность конверсии - процесс комплексных преобразований оборонной промышленности, объект конверсии - производственные мощности, научно-технический потенциал и трудовые ресурсы оборонных предприятий.
В сентябре 1999 года Государственная Дума приняла в первом чтении внесенный группой депутатов законопроект "О государственном регулировании деятельности по структурному реформированию оборонного промышленного комплекса Российской Федерации", направленный на закрепление механизмов государственного регулирования конверсии оборонной промышленности. Законопроектом предусмотрено образование целевого бюджетного Государственного фонда реструктуризации и конверсии оборонной промышленности, заменяющего Государственный фонд конверсии.
Аналитики Министерства Российской Федерации по атомной энергии выделяют и следующим образом характеризуют этапы конверсии атомной отрасли.

Первый этап (1988-1991 г.г.) - этап становления конверсионного развития отрасли. На этом этапе была сформулирована концепция конверсии, разработаны основные направления конверсионной деятельности.

Для формирования конверсионных программ использовался программно-целевой подход, то есть в целевой программе должен отслеживаться весь жизненный цикл создания конечного продукта: маркетинг - НИР - ОКР - создание экспериментальных и опытных производств - создание серийных производств - выпуск и реализация продукции.

На этом этапе конверсии приоритетно развивались следующие программы:
"Машиностроение для АПК"; "Товары народного потребления"; "Медицинская техника"; "Вычислительная техника".
Одновременно закладывались и формировались новые направления конверсии (микроэлектроника, перспективные материалы, реакторы повышенной безопасности). Проводились поисковые и обосновывающие НИОКР по выбранным направлениям конверсии.

Финансирование работ осуществлялось из средств Федерального бюджета. Капитальные вложения были направлены, в основном, на создание производственных мощностей машиностроения для АПК.

Продукция этого периода была представлена продукцией для АПК, товарами народного потребления (в основном, аудио-, видеоаппаратурой, телевизорами, персональными компьютерами, собранными из импортных запчастей).

Этот этап, в сравнении с последующими этапами, выделяется значительной эффективностью произведенных затрат (коэффициент эффективности использования затрат = 2,57) и реальным использованием для выпуска продукции введенных производственных мощностей (коэффициент использования введенных мощностей = 0,94). На предприятиях Минатома России за этот период было создано 14-16 тыс. рабочих мест.

Однако конверсионные работы на данном этапе были ориентированы, в основном, не на свойственные Минатому России наукоемкие технологии, а на так называемым "отверточные" технологии.
В результате конверсионная продукция отрасли не смогли конкурировать с быстро заполнившими российский рынок аналогичными товарами зарубежных фирм. Была резко снижена актуальность выбранных направлений конверсии, что привело к необходимости значительной корректировки направлений конверсионной деятельности предприятий отрасли.

Были пересмотрены приоритеты конверсионной деятельности: "Оборудование для ТЭК", "Медицинская техника", "Микроэлектроника", "Перспективные материалы", "Оборудование для АПК".
Второй этап (1992-1995 г.г.) - этап завершения обосновывающих НИОКР, позволивших выделить ключевые конверсионные работы.

Началось создание производственных мощностей по новым конверсионным направлениям. Все это происходило на общем фоне резкого сокращения государственного оборонного заказа и финансирования отраслевой науки.

Данный этап характеризуется падением объемов выпуска и реализации характерной для предыдущего этапа продукции и ростом объемов наукоемкой продукции таких конверсионных программ, как "Перспективные материалы", "Микроэлектроника", "Минатом для ТЭК России".
Финансирование конверсионных проектов велось, в основном, за счет льготного государственного кредита и собственных средств предприятий.

Эффективность использования совокупных затрат относительно высока (коэффициент эффективности = 1,87).

страница 1
(всего 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign