LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 6
(всего 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Описание основных параметров модели
уровень влияния Центра
структура интересов
процедура решений
Доминирование
Повсеместный и всеобъемлющий
Отсутствие конфликтов в условиях доминирования интересов Центра
Решение Центра без согласования с регионами
Влияние
Высокий, но не всеобъемлющий
Стратегические интересы Центра. Выраженная и ограниченная сфера региональных интересов
Центр может влиять на собственные решения региональных властей, не затрагивая сугубо региональных интересов
Соприсутствие
Высокий в ограниченной сфере
Сосуществование и тщательное разграничение интересов
Политический договор
Взаимодействие
Влияние через сотрудничество
Взаимосвязь и взаимодополняемость
Позитивные процедуры согласования. Компромиссы
Отстраненность
Низкий и невысокий
Отсутствие явных интересов Центра или недопущение вмешательства со стороны местных властей
Контролируется местными властями при отсутствии чрезвычайных обстоятельств

Как видно, отношение федеральных органов к конкретным регионам может быть самым разнообразным: от доминирования (как по отношению к большинству областей центральной России) до отстраненности (как, к примеру, с Татарстаном и Башкортостаном). Слабость позиций Центра заключается именно в том, что он не выбрал для себя более или менее ровной позиции по отношению к субъектам Федерации.
Сохранение такого положения крайне опасно для современной России. Основные неудачи государственной региональной политики объясняются именно ее непоследовательностью и несогласованностью действий, попытками решить сложнейшие вопросы разовыми решениями, отдельными визитами, заигрыванием с различного рода "лидерами" в ущерб населению региона, состоянию национальных отношений в стране.
Разумеется, проблемы региональной политики сложны, и в каждом конкретном случае к ним требуется свой подход. Но в то же время у российского руководства должна быть четко определенная линия поведения по этому вопросу, которой до сего времени нет.
Все это оказывает отрицательное воздействие на социально-психологическую обстановку в России, подрывает авторитет властей, беспомощность которых все более очевидна для всех.
В принципе, роль федеральных органов в экономических процессах регионов должна постепенно понижаться. Однако необходимо восстановление и развитие межрегиональных систем связи, транспорта и т.д., формирование единых нормативно-правовых актов и других компонентов "институционального пространства".
Вместе с тем федерализм является существенным средством независимого контроля над центральной властью. Его роль все более возрастает. Он создает властные структуры, заинтересованные в том, чтобы наблюдать за Центром и давать ему более или менее объективную оценку того, что надо делать для страны.
Однако федерализм может оказаться и не очень надежной опорой, поскольку стимулы к фаворитизму могут существовать и существуют в российских условиях децентрализации. Сама эта проблема достаточно сложна и неоднозначна. Федерализм может выступать в роли ограничивающего фактора по отношению к Центру, если он унифицирует условия деятельности бизнеса на различных территориях. Этого пока нет. Например, разрешение бизнесмену действовать на одной территории ее властями недействительно на всех остальных территориях Федерации. Однако если децентрализация сопровождается созданием мелких местных монопольных властей, идет вверх самовластие чиновников на местах.
Действия властей региона диктуются сочетанием "горизонтальных стимулов и вертикальных правил", иными словами, подотчетностью местным интересам и отношениями с федеральным правительством. Губернаторы могут стремиться к достижению своих политических целей, либо концентрируя усилия в пределах подведомственных им регионов, либо добиваясь привилегий у Центра, в том числе и в экономической сфере. Первое направление Деятельности обусловлено самой сутью федерализма: глава региона, находясь в рамках своих полномочий, стремится к повышению эффективности государственного сектора региональной экономики, снижению налогового бремени и созданию благоприятного климата для частного предпринимательства и инвестиций; сущность второго направления - лоббирование, или борьба за ренту. Эту борьбу принято рассматривать как непроизводительное использование ресурсов, цель которого не приращение общественного богатства, а его перераспределение. Привлекательность лоббирования для руководства регионов зависит, во-первых, от масштабов межрегионального перераспределения ресурсов и, во-вторых, от возможности регионов повлиять на его результаты47.
Два параллельно развертывающихся процесса - бюджетный кризис и постепенный рост значимости и действенности публичного права - переориентируют усилия региональных руководителей в области их отношений с федеральными властями. Объектом приложения этих усилий становится сама правовая реформа, а цель лоббирования заключается уже не в получении единовременных субсидий, а в постоянном закреплении за регионом властных полномочий и источников экономической ренты. Особая привлекательность новых форм торга с Центром для регионов состоит в возможности застраховаться от политической и бюджетной неопределенности на федеральном уровне и укрепить правовые позиции в будущих конфликтах с федеральным Центром.
Федеральные органы должны участвовать в развитии регионов путем формирования общероссийской нормативно-правовой базы экономики, размещения государственных заказов, инвестирования отдельных проектов, осуществления федеральных программ регионального развития с долевым государственным финансированием.
Межрегиональное же сотрудничество должно строиться на основе соответствующих соглашений между субъектами Федерации.
В целом же, роль субъектов Федерации в социально-экономической жизни страны существенно возрастает. К компетенции региональных органов управления относится развитие предпринимательской деятельности на местах, освоение и использование природных ресурсов, развитие торговли, сферы услуг, культуры, здравоохранения, поддержания правопорядка.
Специалисты считают, что существенной проблемой для обеспечения безопасности России является асимметрия экономического развития регионов, концентрация экономических ресурсов на федеральном уровне, а политических - на региональном. Одна из главных причин такого несоответствия - межрегиональное экономическое неравенство.
Межрегиональное неравенство в России многомерно, оно включает социальные, этнические, культурные и иные компоненты, а также резкие перепады уровня жизни экономического развития от одной части страны к другой. Эти различия в своем большинстве обладают значительной инерцией - за исключением межрегиональной дифференциации благосостояния, природа и характер которой за последние несколько лет претерпели глубокие изменения.
_____________________________________________________________________________
Известно, например, что по размерам федеральной инвестиционной поддержки Центральный экономический район (а в его составе - Москва) устойчиво опережает все другие регионы России. На развитие экономики этого района сегодня направляется примерно каждый третий инвестиционный рубль из федерального бюджета, в том числе Москвы - более ? их суммарного объема по региону.
_____________________________________________________________________________
В основе создавшейся асимметрии уровня жизни в период централизованного планирования лежали либо политические приоритеты центральных властей, либо неспособность последних добиться повышения жизненных стандартов в неблагополучных регионах. На смену этому традиционному межрегиональному неравенству пришло новое, порожденное резкими дисбалансами в возможностях получения рыночного дохода.
Новое экономическое неравенство выявило перекосы существовавшего к началу реформ производственного потенциала, и с этой точки зрения было неизбежным. Это неравенство может играть и положительную роль, но лишь в том случае, если возможна адекватная реакция на рыночные сигналы. Для этого необходимы социальная и экономическая мобильность населения, а также инвестиционная активность, открывающие реальные пути выхода из бедности и Депрессии. В таком случае напряжение, создаваемое межрегиональным неравенством, разряжается экономически полезным и общественно бесконфликтным путем. Если же рыночная адаптация затруднена или вовсе невозможна, то неравенство становится политической проблемой.
В результате, спустя несколько лет после начала рыночных преобразований в России стартовые условия региона, и в первую очередь дореформенная специализация и структура хозяйства, продолжают оставаться чрезвычайно важными для состояния региональной экономики. Более того, межрегиональные различия усиливаются рядом отраслевых перекосов внутри самих регионов. Главным из них является доминирование торговли и других видов услуг среди секторов российской экономики, получивших ускоренное развитие в последние годы.
Такая направленность структурных сдвигов естественна, во-первых, в силу неразвитости сферы услуг в дореформенной российской экономике и, во-вторых, из-за незначительной капиталоемкости этой отрасли, которая может развиваться и на фоне инвестиционного кризиса. Развитие сферы услуг, как известно, определяется местным платежеспособным спросом, а потому развивается прежде всего в относительно благополучных регионах с достаточно высокими доходами населения, еще более увеличивая разрыв между этими регионами и районами депрессии.
Таким образом, стартовые условия для развития регионов были распределены по территории России крайне неравномерно. Первопричиной этого в первую очередь явились унаследованные российской экономикой структурные искажения дореформенного периода, а также в определенной мере географические факторы. Однако то обстоятельство, что это неравенство воспроизводится и, возможно, продолжает усугубляться, связано как с нарушениями федеральных законов местными властями, так и с неразвитостью полноценного общероссийского рынка труда и таких предпосылок инвестиций, как предсказуемый правовой и налоговый режим, гарантии прав собственности и общая политическая стабильность в государстве.
Совершенно очевидно, что сегодня стержневым вопросом создания новой системы комплексного регионального управления является обеспечение экономической безопасности субъектов федерации как в целом, так и каждого в отдельности.
Важнейшими элементами политики федеральных и местных властей по нейтрализации очагов кризиса и снижения уровня угроз экономической безопасности территорий являются:
* усиление плановых и регулирующих начал хозяйственной политики
* санация и прямое финансовое участие в перепрофилировании убыточных производств и депрессивных территорий;
* селективный подход при выборе хозяйствующих субъектов для поддержки с учетом сложившегося естественного и регионального монополизма;
* стимулирование инвестиционной активности, вовлечение в оборот средств населения и других мелких инвесторов;
* поддержка всех форм предпринимательства.
Приоритетными задачами региональной (территориальной) экономической политики, направленными на повышение экономической безопасности, являются:
* реструктуризация экономики с преимущественным развитием отраслей, наиболее прибыльных и перспективных на данный период, а также отраслей, имеющих долгосрочные экономические преимущества для данного региона;
* активизация внутренних, собственных источников экономического развития;
* формирование территориально-производственных комплексов, ориентированных на требования рынка и гибко реагирующих на конъюнктурные изменения;
* локализация и преодоление депрессивного социально-экономического состояния отдельных районов в регионе.
Разработка и реализация новых подходов к управлению системой экономической безопасности субъектов Федерации должна способствовать их динамичному и стабильному развитию как саморегулирующихся, самоуправляемых политических и социально-экономических единиц.
Критериями успеха при этом будут: степень приспособления структур управления регионов к внешним и внутренним угрозам и изменениям экономического, социально-политического, научно-технологического и экологического характера; способность органов власти и управления своевременно распознавать угрозы национальным экономическим интересам, должным образом реагировать на них; способность максимально использовать имеющийся научно-технический потенциал.
Только создав гибкую систему комплексного обеспечения безопасности региона, можно получить реальный механизм управления социально-экономическими процессами. Эту работу следует вести в два этапа:
* разработать концепцию обеспечения экономической безопасности региона вместе с программой управления развитием и безопасностью;
* разработать и внедрить собственно комплексную систему экономической безопасности региона и выработать соответствующий механизм ее долговременного функционирования.
Основные цели функционирования системы обеспечения безопасности региона:
* своевременное выявление внешних и внутренних угроз потенциалу субъекта Федерации, ее стабильному социально-политическому и экономическому развитию;
* информационное обеспечение стратегического и оперативного управления регионом;
* координация деятельности по обеспечению политической, экономической, общественной, экологической и т.д. безопасности;
* содействие развитию экономического, научно-технологического, культурного потенциала региона, полному использованию его интеллектуальных ресурсов и возможностей;
* информационное обеспечение коммерческих интересов региона в условиях перехода к рыночным отношениям, защита коммерческой тайны;
* ограждение органов власти и управления, правоохранительных органов региона от проникновения в них коррумпированных элементов, действующих в интересах традиционных элитных групп и организованных преступных группировок.
Стабильность социально-экономической обстановки в регионе, уровень обеспечения безопасности в стране во многом определяют региональные элиты, которые имеют свои, свойственные только им, формальные и неформальные правила поведения. Элиты - неотъемлемый политический феномен любой общественной цельности, которой может являться как общество в целом, так и отдельный ее регион (республика, область, район, город, муниципальное образование).
Как любой социальный объект, элиты имеют свою структуру и иерархию, представляют собой систему элит: политических, экономических интеллектуальных и т.п.
Ведущую роль в регионах играют политические элиты, определяющие "правила игры" как на месте, так и во взаимоотношениях с федеральным Центром.
Это объясняется тем, что стремительные и кардинальные преобразования в России происходили при сохранении существенной части корпуса государственных служащих. Причем на старых местах остались многие из тех, кто был не в состоянии приспособиться к новым условиям и начать самостоятельный бизнес или использовать в нем свои знания, талант, профессионализм и связи. Значит, остались не самые лучшие, а носители старых стереотипов закрытости власти и возможности вмешательства во все стороны жизни. Одновременно оставались и приходили те, кто видел богатые возможности извлечения личной выгоды из административных полномочий, что принесло немалый ущерб российской государственности и обществу.
Основой всевластия местных политических элит является также неправовой характер экономических преобразований, обусловленный тем, что реальное поведение населения (в том числе предпринимателей) и властей всех уровней в период реформ лишь в малой степени регулируется формальными законами, а в первую очередь - сложившимися неформальными институтами местного характера.
Другой аспект проявления неправового характера действий региональных элит - принятие местных законодательных актов без учета как федерального законодательства, так и интересов и запросов населения. Местные законодательные органы в большинстве случаев принимают не те решения, в которых обобщается опыт реальной жизни и учитываются потребности населения, а административные распоряжения, отражающие интересы тех или иных влиятельных групп, имеющих возможности лоббирования и "продавливания" нужных им документов. Люди относятся к таким законам не как к нормам, выработанным обществом в лице своих представителей, которым нужно следовать, а как к внешним институционально-бюрократическим запретам, принимаемым "начальством" для своей пользы, с тем, чтобы "выкачать" из населения побольше денег.
Местные правящие элиты не заинтересованы также в эффективной работе правоохранительной системы, так как нормальная работа суда, прокуратуры и других правоохранительных структур связывала бы руки представителям высокостатусных групп в борьбе за раздел и передел бывшей социалистической собственности. Кроме того, сами правоохранительные органы глубоко вовлечены в хозяйственную активность и являются одними из важнейших ее субъектов в нынешней России. Иначе говоря, они, во-первых, заняты не свойственной им деятельностью (милиционеры в форме работают охранниками в частных фирмах, торгуют в "свободное" от службы время и т.п.), во-вторых, коррумпированы. Естественно, при этом они не могут эффективно поддерживать правопорядок в сфере экономики и выступать арбитрами при разрешении возникающих конфликтов. Тогда эти конфликты улаживаются неформальными структурами по своим правилам.
Существенное влияние на безопасное и стабильное развитие региона оказывает сложившаяся в нем криминогенная обстановка - ситуация (совокупность условий), обусловленная наличием и деятельностью криминальных структур, их численностью и активностью, слиянием с государственными и правоохранительными органами, влиянием на стабильность обстановки.
Криминальные структуры, действующие по всей России, - это многочисленные, хорошо вооруженные и оснащенные, опытные и дисциплинированные оргпреступные группы. В ряде регионов они полностью контролируют промышленное производство, торговлю.
Уровень криминогенности является совершенно определенной силовой величиной для каждого региона, обусловленной численностью и активностью преступных групп в нем.
Основным фактором, определяющим интересы преступных групп в регионе, является его экономическое положение. Главными зонами активности организованной преступности продолжают оставаться крупные экономические и финансовые центры, свободные экономические зоны, пограничные территории, оживленные транспортные маршруты.
Особенности криминогенной обстановки в каждом конкретном регионе страны определяются рядом факторов:
* экономическое положение региона;
* коррумпированность региональных властных структур;
* промышленный потенциал региона;
* наличие и ценность природных ресурсов.
Изучая криминогенную обстановку, необходимо исходить из того, что оргпреступные группы действуют все более агрессивно, они хорошо оснащены, вооружены, располагают возможностями подбирать кадры из физически подготовленных спортсменов. Они располагают современными средствами транспорта, привлекают для решения своих проблем специалистов различного профиля.
Состояние криминогенной обстановки определяет выбор способа, подбор сил, средств, форм и методов действий властных структур и населения региона по противодействию любым проявлениям насилия48.
Существенное влияние на уровень безопасности в регионе оказывает реальный административно-правовой режим, установленный местной администрацией, - общественный порядок, устанавливаемый администрацией региона в соответствии с законодательством страны и административно-правовыми нормами региона. Такой режим должен поддерживаться и охраняться административными и милицейскими органами.
Во всем многообразии аспектов этого режима к области обеспечения безопасности жизнедеятельности относятся:
создание равных реальных условий и возможностей для ведения политической борьбы различных партий, движений и других общественных объединений за представительство во властных структурах;
практическая деятельность администрации, направленная на создание нормальных условий работы экономических структур разных форм собственности;
эффективность деятельности правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью, бандитизмом, хулиганством и т.п.;
техническая оснащенность и вооруженность органов правопорядка, их кадровый состав, профессиональная подготовка и верность своему долгу.
На безопасность в регионе в значительной мере влияют демографические и национальные особенности населения. Так, в некоторых областях население городов и поселков самостоятельно приступило к борьбе с организованной преступностью. Из ряда населенных пунктов были насильственно выселены преступные элементы, захватившие доминирующее положение на колхозных рынках и в палаточной торговле.
Наоборот, в ряде регионов, в основном с мусульманским населением, преступные группировки долгое время находили и находят убежище, хранят награбленные материальные ценности, проводят сходки "воров в законе" и т.п.
Определенное влияние на криминогенную обстановку оказывают быт, нравы, обычаи, традиции и национальный характер населения.
В целом же, именно несогласованность в действиях экономических и политических структур, разрушение хозяйственных связей, непрекращающиеся социальные и политические конфликты и сохраняющаяся напряженность в общественной жизни являются источником все новых видов угроз безопасности и стабильности в отдельных регионах России.
Литература к теме
1. Дзлиев М.И. Региональный аспект безопасности России // Регионы России, 2002, № 3.
2. Динес В., Трегуб А., Швецов В. Проблемы укрепления региональной безопасности // Власть, 2001, № 3.
3. Косолапое НА. Политико-психологический анализ социально-территориальных систем. М: АСПЕКТ-ПРЕСС, 1994.
4. Куколев И.В. Провинциальный аспект политико-экономических элит // Власть, 1997, № 4.
5. Полищук Л. Российская модель "переговорного федерализма" // Вопросы экономики, 1998, № 6, с. 79.
6. Рыжков В.А. Странная федерация: проблемы и перспективы развития федерализма в России // Политика, 2000, № 4 (14).
7. Салмин А. Российская Федерация и федерация в России // Мировая экономика и международные отношения, 2002, № 2.
Контрольные вопросы и задания
1. Что такое социально-территориальные системы (СТО)?
2. Перечислите задачи мониторинга социально-политической обстановки в регионе.
3. Охарактеризуйте общую схему анализа социально-политической обстановки в регионе.
4. Каковы варианты взаимодействия в системе "Центр -регион".
5. Раскройте специфику действий провинциальных политических элит.
6. Что определяет уровень криминализации обстановки в регионе?
Тема 11 НАЦИОНАЛИЗМ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ СЕПАРАТИЗМ
Любое государство, особенно такое многонациональное, как Россия, для обеспечения собственной безопасности и во избежание распада исторически сложившейся общности народов, проживающих на его территории, должно выявлять и согласовывать их национальные интересы, учитывать этнический фактор в процессе принятия решений. Важно своевременно выявлять источники обострения напряженности в межнациональных отношениях и использовать государственно-правовые механизмы для нахождения
компромисса и разрешения противоречий цивилизованным путем.
Исходя из этого, одной из важнейших угроз национальной безопасности России в современных условиях является региональный сепаратизм и национализм, развивающийся в условиях сочетания факторов общего политического, социального и экономического кризиса, больших расстояний и асимметрии экономического развития отдельных регионов.
Крах тоталитарной идеологии после распада СССР, отсутствие объединяющей национальной идеи в России конца XX в. вызвали резкое возрождение религиозного сознания. Отвержение идей, долгие годы насаждаемых в обществе тоталитарным способом, привело к тому, что различные этнические группы, стремясь восстановить свою историческую самобытность и национальное самосознание, обращаются к своим глубинным корням, отрицая старый социалистический опыт. Поиск своей культурной самобытности и групповой общности приводит к радикализации сознания и реанимации древних противоречий и обид, что стимулирует возникновение религиозных и межнациональных конфликтов.
Вследствие этого в последнее время проблема межнациональных отношений приобрела особое значение в обеспечении безопасности России.
Известно, что существуют две различные социально-нравственные альтернативы в межнациональных отношениях: гуманистическая альтернатива - свобода каждого человека, ограниченная правами других людей; антигуманистическая парадигма - добиваться своей свободы любой ценой, не обращая внимания на интересы представителей других наций. Национальные движения в России, безусловно, сыграли активную роль в разрушении тоталитарных структур и преобразованиях в обществе. Но вместе с тем реальным фактором дестабилизации обстановки стал национализм.
Острота и драматизм межнациональных конфликтов в отдельных регионах России достигли критических пределов, отдельные из них приняли затяжной и кровопролитный характер. Национальное самосознание народов бывшего Советского Союза в результате острейших экономических, политических и социальных кризисов обернулось рецидивами преступного национализма, обострением межнациональных конфликтов.
Национализм - политика и практика, идеология и психология в национальном вопросе, основанные на признании наций и их взаимоотношений важнейшим фактором общественного развития. При этом подчеркиваются привилегированное место, роль и интересы данной нации в ущерб интересам других народов.
Понятно, что каждому человеку присуще чувство национального достоинства и самолюбия, чуткое и порой ревнивое отношение к мнению представителей других национальностей о ценностях своей нации. Люди обладают различной степенью групповой и индивидуальной "национальной чувствительности". Это обстоятельство используется деструктивными силами для организации кампании лицемерного и угодливого восхваления своей национальности. Лесть национальному самолюбию, игра на национальной чувствительности народов широко использовались деятелями народных фронтов в ряде республик бывшего СССР. Русского человека они представляли не иначе как приверженца "имперского мышления", тем самым, разжигая антирусские настроения, стимулируя болезнь центрофобии, то есть боязни Центра.
Национализм многолик. В отличие от других феноменов духовной жизни общества он имеет значительный апелляционный потенциал, обладает проверенными временем разнообразными средствами и приемами обращения к чувству национального достоинства того или иного народа.
Следует учитывать, что национализм функционирует в определенной национальной среде, дающей возможность апеллировать к чувствам, мыслям, мнениям, настроениям, привычкам конкретного народа. Это значит, что национализм является групповой идеологией, причем ареал распространения каждой конкретной формы национализма обычно ограничен своими национальными границами.
Как элемент групповой идеологии и социальной психологии национализм внушает человеку, что все невзгоды его народа проистекают из-за людей других национальностей. Сила национализма в том, что он способен перевести отрицательные эмоции, обусловленные внутринациональными экономическими трудностями и социальной напряженностью, в плоскость национальных проблем.
Значимость и сложность этой проблемы подчеркнута в "Концепции национальной безопасность Российской Федерации": "Этноэгоизм, этноцентризм и шовинизм, проявляющиеся в деятельности ряда общественных объединений, а также неконтролируемая миграция способствуют усилению национализма, политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и создают условия для возникновения конфликтов"... Сближение интересов населяющих страну народов, налаживание их всестороннего сотрудничества, проведение ответственной и взвешенной государственной национальной и региональной политики позволит обеспечить в России внутриполитическую стабильность. Комплексный подход к решению этих задач должен составлять основу внутренней государственной политики, обеспечивающей развитие Российской Федерации как многонационального демократического федеративного государства".
Как феномен антигуманистической и антинаучной идеологии национализм обосновывает двойные стандарты, разный подход, разные критерии в оценке интеллектуальных и эстетических ценностей своей национальности и иных, накопленных другими нациями ценностей.
Проблема обеспечения национальной безопасности в многонациональной стране неотделима от вопроса о роли государства в жизнедеятельности этносов. Роль эта может быть как позитивной, так и негативной. Свободное этническое развитие народов - это развитие, основанное на естественно-исторических законах и допускающее лишь некоторые вариации в их рамках и исключающее чрезмерное вмешательство государства и его диктат. Хрупкое этническое равновесие легко разрушить или деформировать, осуществляя некомпетентную политику или применяя чрезмерно жесткие законы. К тому же этнически ориентированная национальная политика государства по определению становится дискриминационной. Ведь нельзя сделать "приоритетными" все этносы: выделять один из них неизбежно придется за счет ущемления других. Национальная политика истинно демократического государства должна обеспечивать равную безопасность, а также единую правовую и материальную основу развития для всех этносов без исключения.
Рассматривая межнациональные конфликты в России, следует иметь в виду, что непосредственными поводами (но отнюдь не действительными их причинами) в последние годы обычно становились следующие типичные варианты противоправного подхода к "праву наций на самоопределение":
первый лозунг - "На этой территории некогда жили наши предки, а сейчас ее заселили люди чужой национальности. Прочь с нашей земли";
второй лозунг - "Советская власть некогда включила данную территорию в состав нашей ныне независимой республики, хотя большинство коренного населения - инородцы. Земля, таким образом, по советской Конституции наша. Хотим сделать нашу республику, включая эту территорию, этнически чистой. Язык и культура везде пусть будут только наши, а инородцев вышвырнем вон или принудительно ассимилируем";
• третий лозунг - "Хотя наша национальность на данной территории в меньшинстве, Советская власть некогда объявила эту территорию нашей автономной республикой (областью, районом). Поэтому все, кроме наших соплеменников, являются людьми пришлыми. Объявим себя независимым государством, а всех инородцев вышвырнем вон или урежем в правах".
Следует иметь в виду, что межэтнические и конфессиональные конфликты затрагивают интересы широкого круга людей не только в зоне самого столкновения сторон, но и за ее пределами.
Потенциальными очагами межнациональных конфликтов являются регионы с многонациональным населением. К ним относятся национально-территориальные образования, а также субъекты Федерации, включающие значительные иноэтнические диаспоры. Возможны также конфликты в районах этнического пограничья, в местностях, где наблюдается миграционный приток инонационального населения, а также в местах массовых инонациональных миграций.
_____________________________________________________________________________
Значительная часть народов расселена за пределами их автономных территориальных образований. Так, в границах СССР: более 50% этносов проживало вне пределов этнических автономий у 7 народов (17,2% всех автономий); от 50 до 20% - у 16 народов (31,4% автономий); менее 10% - у 12 народов (23,5% автономий). Эти группы этносов не имели возможности быть представленными в законодательных органах, а также непосредственной правовой защиты в местах их постоянного проживания в качестве этнических совокупностей49.
_____________________________________________________________________________
Определенную почву для этнических конфликтов создают суждения о необходимости территориальной реабилитации одних этносов в ущерб интересам других. Этнической вражде способствуют провокационные высказывания политических деятелей различного уровня, в том числе и лидеров национальных партий и общественных движений, содержащие элементы этнической предубежденности.
Права каждой национальной группы могут быть реализованы лишь с учетом интересов других национальных групп. Когда права какой-либо национальной группы реализуются путем ущемления прав других, срабатывает национализм, ориентируя людей считать приоритетом не общечеловеческие ценности и справедливость по отношению к другим народам, а сугубо национальные интересы, которые должны быть реализованы во что бы то ни стало, даже ценой ущемления прав других национальностей.
Анализируя состав националистических групп, можно выделить в их среде идеологов, политиков, вырабатывающих тактику поведения исходя из получения исключительных привилегий для своей национальности, и фанатиков - людей, у которых национализм заложен в их генетической памяти. Все они составляют ядро националистической группы. Такого рода людей иногда называют агентами влияния.
_____________________________________________________________________________
В самом общем виде под агентом влияния понимается государственный или общественный деятель, оказывающий то или иное постоянное воздействие на идеологию, политику и действия определенной социальной группы, партии, движения, организации и т.д. Эксперты считают, что в социально-политических процессах доля личностей в коллективе, определяющих его поведение, составляет примерно 5-10%.
_____________________________________________________________________________
Остальную же часть националистической группы составляют колеблющиеся между приверженцами несправедливости и справедливости в национальном вопросе.
В современных исследованиях основой теории и практики анализа национальных отношений, проблем межличностного общения людей разных национальностей является концепция различения национализма на два вида: среди людей своей национальности (или национальный национализм) и инонациональный национализм50. Такой подход имеет ряд оснований.
1. Раскрывается механизм воздействия национализма на сознание, чувства и поведение людей, разделяя на "мы" (люди моей национальности) и "они" (люди иных национальностей) по принципу: в интеллектуальном отношении "мы - выше", а "они - ниже". Национализм функционирует, противопоставляя людей по их национальной принадлежности, нарушая обстановку межнационального мира и согласия;
2. Апелляционные ресурсы конкретного национализма срабатывают только в определенных национальных ареалах. Усиление национализма среди других народов (инонациональный национализм) может вызвать оживление национализма у данного народа (национализм своей национальности). Отвечать на инонациональный национализм "своим" национальным национализмом - это верный путь к обострению межнациональных отношений;
3. Конкретный национализм вовсе не означает, что абсолютно все люди одной национальности являются его носителями. В каждой национальности в той или иной доле имеются гуманисты и националисты;
4. Никто не застрахован от проявления в нем элементов "своего", национального национализма. Это происходит, если человек нарушает норму справедливости в национальном вопросе, равенстве прав всех национальностей и возвеличивает свои национальные ценности, унижая и девальвируя ценности инонациональные. Нередко люди, фиксируя малейшие проявления национализма в среде других национальностей, не замечают в своей национальной среде и не осуждают пренебрежительное отношение к ценностям других народов, к их специфическим потребностям в их языковой, бытовой и культурной жизни;
5. Так как конкретный вид национализма проявляется в границах определенной нации, ему облегчается создание психологической общности среди соплеменников. В создании обстановки бойкота против людей, выступающих против "своего" национализма, в компании по их осуждению как "предателей своего народа", "изменников своей национальности" участвуют не только националистические фанатики, но и люди, не являющиеся по своей природе националистами. Перед каждым человеком, свободным от национализма, в особенности в условиях обострения национальных проблем, встает вопрос: быть приверженцем общечеловеческих ценностей, норм социальной справедливости в национальном вопросе, т. е. сторонником общечеловеческой солидарности, или быть на стороне националистов своей национальности. В какой мере среди представителей конкретной национальности распространены идеи гуманизма, в такой мере меньше пространства для создания националистами мнимой внутринациональной солидарности, где больше людей приучается замечать проявление несправедливости в той или иной форме к другим национальным группам;
6. Научные знания о разграничении национального и инонационального национализма дают людям возможность понимать, что нельзя бороться с национализмом только усилиями людей другой национальности, активные их действия по преодолению национализма способны лишь в лучшем случае загнать болезнь вовнутрь.
В последнее время заметными факторами дестабилизации обстановки в стране стали обострение межнациональных отношений и рост религиозного экстремизма.
Во всем постсоветском пространстве, в том числе и на территории России, наметились тревожные тенденции противопоставления и противостояния славяно-православной и тюркско-мусульманской культурных традиций. Некогда единое духовное пространство разрывается по национально-конфессиональному принципу, что грозит подтверждением известной западной версии о появлении "дуги нестабильности" от Югославии до Волги, Урала и Сибири.
_____________________________________________________________________________
Как отмечает Р. Абдулатипов: "Межнациональные конфликты - чаще всего конфликты культур как феномен различного понимания и различного отношения к жизненным реалиям их толкования. Но все эти процессы не стабильны в обществе и поэтому превращаются в большей степени в политику, чем в культуру. Поэтому политически сегодня важно обеспечить учет и реализацию на практике интересов самобытных культур и языков, межкультурного сотворчества, расширения масштабов обеспечения все большего количества людей возможностями удовлетворения на практике их культурно-информационных потребностей"51.
_____________________________________________________________________________
Самый старый способ предотвращения конфликтов в обществе - создание образа врага. Натравливание граждан на действительного и мнимого врага становится эффективным средством политической дезориентации недовольной части общества, переключения ее энергии на цели, не подрывающие стабильность существующей системы.
В последнее время на практике широко известны случаи, когда вокруг бытовых конфликтов, уголовных проявлений с участием представителей различных национальностей возникали попытки сделать далеко идущие выводы, провоцирующие проявления великодержавных устремлений и межнациональную рознь.
В целом, анализ напряженности межнациональных отношений в России показывает три основные причины их обострения:
* серьезные нарушения социально-экономических и политических прав народов;
* невнимание к законным требованиям малых народов;
* непринятие правоохранительными органами своевременных и действенных правовых мер по устранению причин и условий, способствующих возникновению национальной вражды.
Рост национализма в ряде автономных республик, обусловленный просчетами в национальной политике и подрывными действиями антиконституционных сил, потенциально способен вызвать распад самого Российского государства. В результате, на базе 30 национальных образований может возникнуть совокупность противостоящих друг другу малых государств, где невозможно будет вести речь о политическом, экономическом и военном единстве.
Национальные интересы России в сфере стабилизации межнациональных отношений состоят в нейтрализации причин и условий, способствующих возникновению нестабильности, политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и их проявлений - социальных, межэтнических и религиозных конфликтов, а также международного терроризма.
Добрососедские отношения между народами России можно возродить прежде всего с помощью оздоровления социальной и политической обстановки в стране. В условиях политического и социально-экономического реформирования страны государство вынуждено искать механизмы проведения эффективной национальной политики, которая позволила бы устранить антагонизмы в межнациональных отношениях и ликвидировать причины их возникновения. Это значит, что надо направить усилия на создание благоприятных условий для свободного развития всех народов и их сотрудничества, на утверждение национального достоинства и преодоление отчуждения человека от своей культуры, языка и традиций своего народа, обеспечение интересов и прав граждан, связанных с их принадлежностью к тому или иному народу.
Национальные проблемы при всей их относительной самостоятельности зависят, в конечном счете, от сложившейся общей социальной и нравственной атмосферы, являющейся фоном для решения национальных проблем. Национализм может ярко проявиться только в условиях смуты, жесткой борьбы за передел собственности, правового беспредела, культурной деградации, общего падения нравов. Основной инструмент борьбы с этой болезнью общества - всенародное осуждение национализма, широкое использование демократии как среды воспитания высокой культуры общения людей различных национальностей.
Все большую озабоченность в российском обществе вызывают ширящиеся проявления регионального сепаратизма
Под сепаратизмом обычно понимается теория, политика и практика обособления, отделения части территории государства в целях создания нового самостоятельного государства или получения статуса очень широкой автономии.
Сепаратизм ведет к нарушению суверенитета, единства и территориальной целостности государства, принципа нерушимости границ и, как показывает практика, может являться источником острейших межгосударственных и межнациональных конфликтов.
В "Концепции национальной безопасности Российской Федерации" по этому поводу указывается: "Негативные процессы в экономике лежат в основе сепаратистских устремлений ряда субъектов Российской Федерации. Это ведет к усилению политической нестабильности, ослаблению единого экономического пространства России и его важнейших составляющих - производственно-технологических и транспортных связей, финансово-банковской, кредитной и налоговой систем".
Надежного рецепта борьбы с этим явлением пока не найдено, хотя мировой опыт по части использования тех или иных мер разрешения национально-освободительных движений достаточно богат и разнообразен.
Бывали случаи, когда часть территории получала независимость от своего государства полюбовно, без войны, по обоюдному согласию сторон, с учетом мнения народов, населяющих обе страны.
____________________________________________________________________________________
Таким образом, в начале XX в. Норвегия отделилась от Швеции, после Первой мировой войны Великобритания разделила Ирландию на Северную (протестантскую) и Южную (католическую). Южная Ирландия получила статус независимого государства, а Северная принялась бороться за то, чтобы отделиться от Британии.
____________________________________________________________________________________
Тем не менее сепаратизм явился причиной почти половины всех современных войн. Сепаратисты есть почти во всех странах мира. Питательную основу сепаратизма составляют этнические или религиозные конфликты внутри отдельных стран, а также между отдельными нациями и народностями, входящими в государство. Иногда конфликты носят смешанный характер. В табл. 11.1 приведены наиболее известные конфликты в различных странах, хотя это далеко не полная картина конфликтных ситуаций в мире. Обстановка такова, что контуры внутренних административных границ в некоторых странах могут стать внешними границами новых независимых государств, как это стало после распада СССР.

Таблица 11.1
Проявления сепаратизма в различных странах мира
Страны
Стороны, вовлеченные в конфликт
Бельгия
Валлоны и фламандцы
Испания
Сепаратизм басков
Румыния
Венгры и румыны в Трансильвании
Турция
Турки и курды
Грузия
Грузина и абхазы, грузины и осетины
Азербайджан
Азербайджанцы и армяне
Украина
Восток и Запад, сепаратизм в Крыму (русские и крымские татары), в Закарпатье и Буковине
Молдавия
Сепаратизм в Преднестровье
Россия
Чечня, Северная Осетия и Ингушетия, карачаевцы и черкесы
Югославия
Сербы и Албанцы, сепаратизм в Черногории
Босния
Сербы и Боснийцы
Северная Ирландия
Католики и протестанты
Кипр
Турки-киприоты и греки-киприоты
Израиль
Евреи (иудаисты) и палестинцы (мусульмане и христиане)
Ирак
Арабы и курды
Афганистан
Талибы (пуштуны) и народы Северного альянса (таджики, }
Шри-Ланка
Тамилы и сингальцы
Пакистан
Белуджи и пуштуны, пенджабцы и сикхи
Китай
Сепаратизм на Тайване, в Тибете, Синьцзяне
Индия
Сепаратизм в штате Джамму и Кашмир, тамильский сепаратизм на Юге
Корея
Северная и Южная
Канада
Сепаратизм во франкоязычной провинции Квебек
США
Техас (часть населения выступает за выход из США)
Мексика
Индейцы и потомки испанцев
Судан
Мусульманский Север и Христианский Юг
Филиппины
Католики и мусульмане
Источник: Аргументы и Факты, 2000, №6, с7
В недалеком прошлом свой вклад в развитие сепаратизма вносили сверхдержавы, которые после Второй мировой войны активно занялись созданием новых государств. Германию разделили на "капиталистическую" и "социалистическую". Единые Корея и Вьетнам были поделены на "коммунистические" и "антикоммунистические". Англичане отделили от Индии мусульманский Пакистан.
"Размножение" независимых государств привело к тому, что они стали всерьез и надолго воевать друг с другом. Произошла война между двумя Кореями, двумя Вьетнамами, многочисленные конфликты между Тайванем и Китаем, 3 войны между Индией и Пакистаном и 5 арабо-израильских войн. Югославским конфликтам не видно конца.
Очевидно, что эта группа примеров из истории сепаратизма имеет мало общего с современными российскими реалиями, в частности с "чеченским" кризисом. Во-первых, эти войны происходили уже после отделения, т. е. воевали самостоятельные государства с равным политическим статусом, регулярными армиями и применением авиации и артиллерии, - Чечня ничего подобного практически не имеет. Во-вторых, при разделе, так же как и при последовавших за этим войнах, решающую роль играли третьи страны, как правило, США или СССР.
Однако в отдельных деталях сходство конфликтов прослеживается. Скажем, войну во Вьетнаме эксперты часто сравнивают с войной в Чечне, считая, что они похожи несоразмерной разницей сил сторон и исступленной партизанской войной, вынудившей американцев в конце концов признать свое поражение и уйти.
С конца 1980-х годов на территории бывшего СССР было зафиксировано 6 региональных войн - вооруженных столкновений с участием регулярных войск и использованием тяжелого оружия, из которых 4 произошли на Кавказе (карабахский, югоосетинский, абхазский и чеченский конфликты), около 20 кратковременных вооруженных столкновений, приведших к жертвам среди мирного населения (наиболее значительные - осетино-ингушский конфликт, бакинский и сумгаитский погромы). Вследствие эскалации конфликтов на территории бывшего Союза погибли и пропали без вести свыше 100 тыс. человек, в том числе 4/5 на Северном Кавказе. Наиболее значительные людские потери отмечены на территории Чечни.
Прямые материальные потери в зонах конфликтов составляют около 13 млрд. долл., из них 9,5 - в конфликтах на Кавказе. Косвенные потери в результате этнополитических и региональных конфликтов существенно выше: следует учитывать разрыв традиционных связей, структурные изменения, связанные с переориентацией народного хозяйства на нужды войны, и другие факторы 1.
Проявления сепаратизма во всем мире не сокращаются, причем все чаще они решаются военным путем. Вместе с тем одним из наиболее реальных и проверенных временем способов решения территориальных споров является плебисцит как средство выявления воли населения.
1 Мамсуров Т. Особенности региональной безопасности Российской Федерации // Безопасность Евразии, 2001, № 1, с. 169.
Так, по Версальскому мирному договору Саар был передан в управление комиссии Лиги Нации на 15 лет. В результате плебисцита в 1935 г. Саар отошел к Германии. По Парижским соглашениям 1954 г. Саар был временно поставлен под контроль Западноевропейского Союза, однако этот статус был отклонен большинством голосов во время референдума в Сааре в октябре 1955 г. Подобно этому и другие спорные территории на определенный срок могут быть поставлены под контроль международной организации с последующим проведением плебисцита. В 1987 г. английское правительство провело в Гибралтаре референдум по вопросу будущей принадлежности этой территории Великобритании или Испании. И хотя ООН не признала его результаты, референдум способствовал в известной степени урегулированию спора. В 1969 г. на плебисците в Западном Ириане был решен вопрос о пребывании его в составе Индонезии или отделении от нее. Он обрел статус самоуправляющейся территории.
Региональный сепаратизм является достаточно серьезной угрозой для безопасности и стабильности обстановки в современной России, где проживает более 150 национальностей.
Недостаточное внимание федерального Центра к региональным проблемам внутренней безопасности заключается в том, что он не сумел найти некоей более или менее взвешенной позиции по отношению к субъектам Федерации. Это послужило питательной почвой для проявлений на местах чрезмерной "региональной суверенизации".
Сюда можно отнести: присвоение субъектами Федерации в одностороннем порядке права приостановления действия федеральных законов и иных актов, если они противоречат Конституции (Уставу) или законам субъектов Федерации (Якутия, Башкортостан, Тыва, Коми); приостановления действия актов федеральных органов исполнительной власти, противоречащих законодательству или интересам населения субъекта Федерации, высказанным на референдуме (Саратовская область); закрепление отдельными республиками за собой прав объявления военного положения, принятия решений по вопросам войны и мира (Тыва); принятие республиканских законов о воинской службе (Башкортостан, Якутия, Тыва); установление субъектом Федерации порядка введения чрезвычайного положения на его территории (Бурятия, Коми, Тыва, Башкортостан, Калмыкия, Карелия, Северная Осетия, Ингушетия и др.); объявление природных ресурсов собственностью субъекта Федерации (Ингушетия, Якутия, Тыва); регулирование вопросов внешней политики и международных отношений, закрепление права самостоятельно выступать участником международных отношений, заключать международные договоры (Дагестан, Татарстан, Башкортостан, Тыва, Ингушетия, Коми, Свердловская, Новгородская области, Краснодарский край) и др.
Эффективным методом борьбы с воинствующим национализмом, политическим экстремизмом, терроризмом и другими антиконституционными проявлениями руководители некоторых местных властей считают создание неконституционных координирующих органов - Советов Безопасности субъектов Федерации. Такие структуры созданы в Саратовской области, Республике Дагестан, Республике Северная Осетия - Алания и др.
Совет безопасности Саратовской области, к примеру, создан в декабре 1996 г. им из первых в субъектах Федерации (хотя не совсем ясно, почему именно там, в относительно спокойном регионе). Он осуществляет оперативную интеграцию деятельности всех правоохранительных структур в общий согласованный процесс. Совет рассматривает стратегические вопросы обеспечения безопасности Саратовской области, а также анализирует информацию о состоянии системы обеспечения безопасности на территории области, вырабатывает рекомендации по совершенствованию данной системы и готовит конкретные постановления и распоряжения 1.
Эффективность создания и функционирования таких структур вызывает определенные сомнения, поскольку они, с одной стороны, пытаются объединять и направлять структуры различной ведомственной принадлежности (федеральной и местной), а с другой - подразумевают наличие некоей "местной" безопасности, вне контекста системы обеспечения безопасности страны
в целом.
Такой подход целесообразен при рассмотрении вопросов экономической, экологической или, скажем, информационной безопасности на местах, но при решении проблем, связанных с силовыми проявлениями, особенно с проблемами воинствующего национализма и регионального сепаратизма, он вряд ли продуктивен.
В основе сепаратистских устремлений ряда субъектов Российской Федерации лежат экономическая дезинтеграция, социальное расслоение общества, размытость духовных ценностей, что способствует усилению напряженности во взаимоотношениях регионов и Центра, представляя собой угрозу федеративному устройству и социально-экономическому укладу России. В политическом отношении он характеризуется стремлением регионов к получению дополнительных прав, превышающих установленные Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. В сфере экономики это ведет к разрыву единого экономического пространства, нарушению единой финансово-кредитной, налоговой и таможенной политики страны.
Вот уже второе десятилетие на территории России идет необъявленная война с чеченскими сепаратистами. В других республиках Северного Кавказа и Татарстане конфликты носят вялотекущий характер, но также потенциально таят в себе опасность В Москве, Санкт-Петербурге и на юге России периодически обостряются проблемы во взаимоотношениях между русскими и мигрантами с Кавказа.
1 См.: Динес В., Трегуб А., Швецов В. Проблемы укрепления региональной безопасности // Власть, 2001, № 3.

Этнополитическая напряженность имеет свои проявления во многих других регионах страны. В Волго-Уральском регионе точками повышенной конфликтности являются республики Башкортостан и Калмыкия. Нарастание этих конфликтов несет угрозу разделения пока еще общего экономического пространства европейской и сибирской частей России. На юге Восточной Сибири межэтническая напряженность сказывается в сепаратистских проявлениях националистических группировок Тувы и Бурятии, образующих вместе с Хакасией и Республикой Горный Алтай пояс нестабильности вдоль границы России с Монголией и Китаем. Потенциальной угрозой национальной безопасности России эта ситуация становится в связи с еще окончательно не определенными российско-китайскими взаимоотношениями и китайской "демографической экспансией" в Сибирско-Дальневосточном регионе.
Питательной средой для активизации сепаратистских настроений является сочетание общего экономического кризиса, больших расстояний и асимметрии экономического развития отдельных регионов России, что ведет к росту количества депрессивных территорий, к которым теперь причисляют даже ранее развитые, относительно благополучные промышленные и агропромышленные районы.
Так, если в 1992 г. максимальный разрыв в производстве промышленной продукции на душу населения между субъектами Российской Федерации составлял 1:26,5 (соответственно, Республика Тува и Тюменская область), то в 1996 г. этот разрыв увеличился до 1:121 (Республика Ингушетия и Тюменская область).
Потенциальная база сепаратизма заложена и в особенностях геополитического положения, в характере экономического, политического развития и социального самочувствия населения страны. По мере ослабления привлекательности идей из Центра субъекты Федерации вынуждены выбираться из ситуации сами. И чем дальше от Москвы, тем больше надежда на самостоятельность, тем энергичнее поиск нормальной организации жизни и сильнее желание иметь дело с соседями по ту сторону границы.
По экспертным оценкам, из 16 субъектов Федерации, имеющих высокий и очень высокий потенциал сепаратизма, 12 занимают приграничное, 2 - внутреннее и 2 - центральное положение. Карелия и Мурманская область испытывают сильное влияние Скандинавских стран; Калининградская область - Германии; Татарстан и Башкортостан - Турции; Алтай, Тува и Бурятия - Монголии и Китая; Приморский край и Сахалинская область - Японии и Кореи; Чукотка, Корякский автономный округ и Камчатская область - США.
Стабильность и безопасность внутреннего и внешнеполитического положения России невозможно обеспечить без стабилизации обстановки в новых независимых государствах СНГ. Это связано не только с реализацией геостратегических задач, но и с сохраняющимися элементами постсоветской экономической, культурной и духовной общности и взаимозависимости, потребностью в объединении усилий в борьбе с преступностью, предупреждением и ликвидацией последствий техногенных и экологических катастроф- Существенным фактором является наличие миллионов россиян, проживающих не по своей воле за пределами России в странах СНГ.
Исследования свидетельствуют, что только на территории бывшего Советского Союза существует около 200 потенциально конфликтных ситуаций, причиной которых является перераспределение политической власти в новых независимых государствах, изменение национально-государственного и административно-территориального устройства этих государств, способных, следовательно, стать источником и зоной этнополитических конфликтов.
Такая перспектива, сочетаясь с кризисом "старой" системы общественных отношений и выражающими его режимными политическими конфликтами, частично уже реализовалась в вышедших на вооруженный уровень развития конфликтах в Таджикистане, Азербайджане (Карабах), Грузии (Абхазия и Южная Осетия), Молдове (Приднестровье) и России (Северная Осетия и Ингушетия, Чечня).
Фактором, дестабилизирующим обстановку в странах СНГ, где у власти находится традиционно-ориентированная элита, является то обстоятельство, что в новых независимых государствах, сохраняющих жесткую структуру авторитарного типа, "нормальным" средством обеспечения политической стабильности продолжает служить угроза репрессий (Туркменистан, Узбекистан).
И наоборот, резкий переход на демократические начала формирования власти и либеральные методы государственного управления, не подкрепленный преобразованиями социально-экономической сферы, становится здесь причиной политической нестабильности (Грузия).
Опыт последних лет показывает, что большая часть постсоветских конфликтов национально-этнического характера развивается по одному и тому же сценарию, или замкнутому кругу: сначала удается приостановить вооруженные действия сторон, временно "замораживая" конфликт, который затем снова возвращается в виде "спора", "угроз" или даже "войн", так и не достигнув "урегулирования".
Характерной чертой ряда внутренних конфликтов является вовлечение в них сопредельных, этнически однородных с одной из конфликтующих сторон иностранных государств (Румыния в Приднестровье, Армения в Нагорном Карабахе, Афганистан в Таджикистане) либо конфессионально-родственных сообществ (исламский мир - в чеченский конфликт), приводящее к интернационализации действующих на территории СНГ конфликтных процессов. Вместе с тем, хотим мы этого или нет, следует признать, что по формальным признакам Россия поддерживает сепаратистские настроения в некоторых странах СНГ.
При всех наших симпатиях к народам, стремящимся к самоопределению, фактом остается участие российских военных в событиях в Приднестровье и Южной Осетии, чеченцев (по своему статусу российских граждан) - в события в Абхазии.
Дестабилизация обстановки возможна как за счет чисто военных факторов (возникшие очаги конфликтов у границ России и, как следствие, опасность осуществления подрывной деятельности и терроризма на российской территории, а также боевых действий против вооруженных сил России, находящихся в конфликтных зонах), так и социальных факторов (неорганизованные миграционные потоки беженцев, криминализация обстановки на прилежащих к конфликтам территориях, активизация торговли оружием и распространение наркотиков). Это создает угрозу безопасности России и вынуждает ее в той или иной степени участвовать в конфликтных ситуациях за своими пределами.
Существенные внешние угрозы для внутренней стабильности России и ряда стран СНГ исходят в настоящее время с южного регионального направления - от Ирана (и до недавних пор Афганистана) и Турции.
В первом случае - это угрозы фундаменталистского характера, переносящие на территорию бывшего СССР усиленный афганской войной заряд "антимодернизма". Эти угрозы, укрепляя позиции традиционалистов в СНГ, создают потенциальную опасность раскола России по конфессиональному принципу. Во втором случае, пример успешной модернизации Турции как будто бы уменьшает опасность христианско-мусульманского противостояния, однако угроза единству России может возникнуть как антитеза русофильства и приоритетности православия.
Повысить уровень внутриполитической стабильности в России за счет снижения сепаратистских настроений в регионах может лишь сближение интересов населяющих страну народов, налаживание их всестороннего сотрудничества, проведение ответственной и взвешенной государственной национальной и региональной политики. Комплексный подход к решению этих задач должен составлять основу внутренней государственной политики, обеспечивающей развитие Российской Федерации как многонационального демократического федеративного государства.
ЕСЛИ в целом по России опасность дестабилизирующих массовых сепаратистских движений пока невелика, то какие-либо, да"6 сугубо локальные выступления националистических групп, могут явиться детонатором для их возникновения и распространения.

Литература к теме
1. Абдулатипов Р.Г. Национальный вопрос и государственное устройство ' России. М., 2000.
2. Абдулатипов Р.Г. Этнополитические конфликты в СНГ: наднациональные механизмы разрешения. М., 1996.
3. Джунусов М. Национализм "чужой" и "свой" // Жизнь национальностей, 1996, № 3.
4. Злотник М. Федерализм, регионализм и конституционные реформы в России, М., 1993.
8. Кочетов Э. Этноэкономические системы - очаги глобальной устойчивости? // Мировая экономика и международные отношения,
1997, № 9.
9. Мамсуров ТД. Национальный вопрос и безопасность России // Безопасность Евразии, 2001, № 3.
10.Ожиганов Э.Н. Кавказ как региональный "комплекс безопасности"
(Концепция прогноза) // Безопасность, 1998, № 5-6.

Контрольные вопросы и задания
1.Дайте определение национализму.
2 . Какие социально-нравственные альтернативы существуют в
межнациональных отношениях?
3 . Охарактеризуйте региональный сепаратизм как социально-политическое явление.
4 . Перечислите зоны этнополитических конфликтов в современной
России и странах СНГ.
5 . Покажите роль сопредельных государств в возникновении и развитии внутренних сепаратистских движений?
6 .Какие факторы являются источником дестабилизации обстановки в регионах?






БЕЗОПАСНОСТЬ И МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ
С недавних пор широкомасштабным явлением, представляющим угрозу безопасности и жизненно важным интересам, как мирового сообщества, так и России стал терроризм. Актуальность этой проблемы для современной России, в связи с террористическими актами в Буденновске, Буйнакске, Махачкале, взрывами домов и подземного перехода на Пушкинской площади в Москве выделена в "Концепции национальной безопасности Российской Федерации", где указано: "Серьезную угрозу национальной безопасности Российской Федерации представляет терроризм. Международным терроризмом развязана открытая кампания в целях дестабилизации ситуации в России". Подтверждением этому, уже после принятия документа, стали трагические события 23-26 октября 2002 г. в Москве.
Руководство страны реально оценивало опасность терроризма для Российской Федерации. 25 июля 1998 г. был принят Федеральный закон РФ по борьбе с терроризмом2, который определял правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в России.
Целями борьбы с терроризмом в России являются: защита личности, общества и государства от терроризма; предупреждение, выявление, пресечение террористической деятельности и минимизации ее последствий; выявление и устранение причин и условий, способствующих осуществлению террористической деятельности.
В Законе обозначены основные понятия в сфере борьбы с терроризмом.
Терроризм - это насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность. Сюда же относится нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений.
Террористическая деятельность - деятельность, включающая в себя: организацию, планирование, подготовку и реализацию террористической акции; подстрекательство к террористической акции, насилию над физическими лицами или организациями, уничтожению материальных объектов в террористических целях; организацию незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для совершения террористической акции, а равно участие в такой акции; вербовку, вооружение, обучение и использование террористов; финансирование заведомо террористической организации или террористической группы или иное содействие им.
Международная террористическая деятельность - деятельность, осуществляемая: 1) террористом или террористической организацией на территории более чем одного государства или наносящая ущерб интересам более чем одного государства; 2) гражданами одного государства в отношении граждан другого государства, или на территории другого государства; 3) в случае, когда как террорист, так и жертва терроризма являются гражданами одного и того же государства или разных государств, но преступление совершено за пределами территорий этих государств.
Террористическая акция - непосредственное совершение преступления террористического характера в форме: взрыва, поджога, применения или угрозы применения ядерных взрывных устройств, радиоактивных, химических, биологических, взрывчатых, токсических, отравляющих, сильнодействующих, ядовитых веществ; уничтожения, повреждения или захвата транспортных средств или других объектов; посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, представителя национальных, этнических, религиозных или иных групп населения; захвата заложников, похищения человека; создания опасности причинения вреда жизни, здоровью или имуществу неопределенного круга лиц путем создания условий для аварий и катастроф техногенного характера либо реальной угрозы создания такой опасности; распространения угроз в любой форме и любыми средствами; иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий;
Преступления террористического характера - преступления, предусмотренные статьями 205-208, 277 и 360 Уголовного кодекса (УК) РФ. К преступлениям террористического характера могут быть отнесены и другие преступления, если они совершены в террористических целях. Ответственность за совершение таких преступлений наступает в соответствии с УК РФ.
Террорист - лицо, участвующее в осуществлении террористической деятельности в любой форме.
Террористическая группа - группа лиц, объединившихся в целях осуществления террористической деятельности.
Террористическая организация - организация, созданная в целях осуществления террористической деятельности или признающая возможность использования в своей деятельности терроризма. Организация признается террористической в том случае, если хотя бы одно из ее структурных подразделений осуществляет террористическую деятельность с ведома хотя бы одного из руководящих органов данной организации.
Борьба с терроризмом - деятельность по предупреждению, вы явлению, пресечению, минимизации последствий террористической деятельности.
Контртеррористическая операция - специальные мероприятия, направленные на пресечение террористической акции, обеспечение безопасности физических лиц, обезвреживание террористов, а также на минимизацию последствий террористической акции.
Зона проведения контртеррористической операции - отдельные участки местности или акватории, транспортное средство, здание, строение, сооружение, помещение и прилегающие к ним территории или акватории, в пределах которых проводится указанная операция.
Заложник - физическое лицо, захваченное и удерживаемое в целях понуждения государства, организации или отдельных лиц совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения удерживаемого лица.
В соответствии с Законом борьба с терроризмом в России основывается на ряде основополагающих принципов: законность; приоритет мер предупреждения терроризма; неотвратимость наказания за осуществление теракта; сочетание гласных и негласных методов борьбы с терроризмом; комплексное использование профилактических правовых, политических, социально-экономических, пропагандистских мер; приоритет защиты прав лиц, подвергающихся опасности в результате террористической акции; минимальные уступки террористам; единоначалие в руководстве привлекаемыми силами и средствами при проведении контртеррористических операций; минимальная огласка технических приемов и тактики проведения контртеррористических операций, а также состава участников этих операций.
Терроризм как социально-политическое явление представляет собой совокупность преступлений, совершаемых с использованием насилия отдельными лицами и специально организованными группами и сообществами. Специалисты рассматривают его с различных точек зрения: социально-политической, правовой, психологической, а также с позиций государственных структур, обеспечивающих защиту общества от терроризма.
В современных условиях терроризм является одним из методов политической борьбы: его суть заключается в применении крайних мер насилия или угрозы такового в целях устрашения политических противников, принуждения властных структур к определенным действиям или отказу от них. Он может проявляться в шантаже государственных деятелей, убийствах людей и нанесении им телесных повреждений, захвате заложников, преступных вмешательствах в деятельность транспортных средств и других насильственных действиях.
Политическое звучание терроризма очевидно:
• терроризм, по определению, подрывает систему государственной власти и управления, пытаясь влиять на эффективность управления обществом, регулирование социально-политических процессов;
• ослабляя государственные и общественные структуры, терроризм является питательной средой для образования и поддержки
оппозиционных антиконституционных образований;
• активизируя морально-психологическое воздействие на население, терроризм вызывает хаос, беспорядки, ожесточенность
людей по отношению друг к другу, что опять-таки используется им в своих политических целях;
• выходя за пределы государственных границ, терроризм приобретает международный характер и представляет опасность для международного сообщества.
Существует два принципиально различных вида терроризма: государственный террор и оппозиционный терроризм. Разница заключается в том, что государственный террор - открытое насилие со стороны правящих элит, опирающихся на мощь государственных институтов, а оппозиционный терроризм - насилие и устрашение, используемые оппозиционными режиму группировками. Основным оружием государственного террора являются репрессии, оппозиционного терроризма - террористические акты.
Кроме того, терроризм можно структурировать по различным основаниям. Различают терроризм: государственный (про и антиправительственный); международный и внутренний; традиционный и технологический; политический, религиозно-националистический, сепаратистский и т.п. Существуют и другие классификации терроризма, в качестве основания которых используются субъекты, объекты, цели и формы терроризма, география его распространения, террористические идеологические концепции и т.д.
Говоря о характере террористической деятельности, следует выделять терроризм политический, направленный (т.е. нацеленный на конкретный объект, чаще всего физическое лицо) и терроризм рассеянный, жертвами которого становятся случайные лица.
Помимо этого различают террористические акты скрытые, когда террористы стремятся не привлекать к ним внимания общественности (отравления, похищения неугодных лиц), и демонстративные, которым исполнители стремятся придать максимальный общественно-политический резонанс - взрывы, расстрелы и т.д., вплоть до "официального" принятия на себя ответственности за совершенные действия.
Субъектами политического терроризма являются как политические партии радикального толка или отдельные политические группировки и организации экстремистской направленности, отрицающие или считающие недостаточной для себя легальную политическую борьбу и делающие ставку на "вооруженное насилие" (например, "красные бригады" в Италии), так и специальные органы государственной власти или созданные ими "самодеятельные" организации, предназначенные для расправы над противниками существующего режима (например, "эскадроны смерти" в Латинской Америке).
Эксперты-террологи выделяют сегодня по крайней мере следующие направления в современном терроризме:
• социальный терроризм - преследует цель коренного или частичного изменения экономического или политического строя собственной страны;
• националистический терроризм - включает в себя организации этносепаратистской направленности и организации, поста
вившие своей целью борьбу против экономического и политического диктата инонациональных государств и монополий;
• терроризм религиозный - связан либо с борьбой сторонников одной религии (или секты) в рамках общего государства с приверженцами другой, либо с попыткой подорвать и низвергнуть светскую власть и утвердить власть религиозную.
За период своего развития характер и тактика терроризма претерпели значительные изменения. Так, если в 60-х годах XX в. наибольшее распространение в мире получили захваты воздушных судов, то в 70-х годах их количество резко сократилось. Террористы, потерпев ряд провалов, стали чаще прибегать к тактике совершения взрывов, похищений и убийств. В последние годы возросло количество таких бесчеловечных и жестоких преступлений, как взрывы в местах массового скопления людей, например, в кинотеатрах, вокзалах, аэропортах, в общественном транспорте. Жертвами этих преступлений становятся случайные люди. Однако именно бессмысленная с общечеловеческой точки зрения жестокость в отношении ни в чем не повинных людей, среди которых оказывается немало женщин, детей и стариков, гарантирует в средствах массовой информации широкую огласку целей и требований, выдвигаемых террористами.
Основная цель террора - страх через убийство. Террористы в наше время - в большинстве своем квалифицированные подпольщики и солдаты, выстроенные в четкую систему организации и конспирации, иногда настолько сложную, что на их поиски и идентификацию уходят годы.
Террология - научная дисциплина, изучающая сущность и содержание феномена террористической деятельности.


Анализ деятельности террористических организаций и групп, (в настоящее время в мире насчитывается около 500 объединений подобного рода) показывает, что террористы прибегают к самых, разнообразным видам насилия над личностью: физическому, имущественному и морально-психологическому. И хотя при анализе практической деятельности террористов порой трудно провести столь четкие границы применяемого ими насилия, тем не менее в каждой акции террора тот или иной вид насилия фигурирует в качестве доминирующего.
Физическое насилие при использовании террористических методов рассчитано на то, чтобы изменить (либо сохранить прежней) политику путем физического отстранения конкретного человека или группы лиц от выполняемой ими государственной или общественной деятельности. Это может выражаться в лишении данного лица (группы лиц) жизни, нанесении ему телесных повреждений, лишении или существенном ограничении его свободы.
Имущественное насилие над личностью имеет те же политические цели, что и физическое насилие, однако оно осуществляется путем посягательства на государственное, общественное или личное имущество отдельных лиц. Оно рассчитано на то, чтобы лишить человека или организацию материальных возможностей для проведения в жизнь избранной политической линии.
Морально-психологическое насилие является составным элементом как физического, так и имущественного насилия, поскольку террорист всегда стремится к устрашению политического противника. Вместе с тем морально-психологическое насилие над конкретным лицом или группой лиц выступает и в качестве самостоятельного способа насилия. Оно осуществляется путем шантажа, угроз, клеветы и им подобных действий, направленных на то, чтобы затравить человека, вывести его из равновесия.
Психологический подход к проблеме терроризма позволяет понять, что побуждает отдельных лиц решать возникшие проблемы крайними, максималистскими методами, т.е. что толкает их на путь политического экстремизма. Без учета умонастроений, психологического состояния, морально-этических установок, предопределяющих готовность людей к использованию любых, ничем не ограниченных средств для достижения поставленных ими перед собой политических целей, невозможно получить целостное и законченное представление о системе предпосылок и механизме формирования терроризма.
По мнению известного врача-психиатра М.Виноградова, террористов-камикадзе, т.е. тех, кто идет на верную смерть и знает, что погибнет, - не более 1-2% 6шего числа террористов. Для них главное - красиво умереть. Они считают, что делают правое дело, и уверены в том, что после их гибели, душа отправится прямо в рай.
Гораздо больше террористов, которые готовы умереть "за дело", но вовсе не стремятся к красивой смерти. Это - фанатики. Для них важно всеобщее внимание. Таковых примерно 30%.
Самое большое число террористов - наемники. Они составляют примерно 50% общего числа. Для них главное - получить деньги. Они вовсе не хотят умирать, надеясь, что все обойдется.
Еще одна категория террористов - идеологи. Это те, кто никогда и ни в чем
лично не участвует, а просто "заказывает" террористические акты и, возможно,
оплачивает исполнение. Таких примерно 10%, но они самые опасные, так как это
"мозг" терроризма..
Российское общество еще в недавнем прошлом обладало достаточным иммунитетом к терроризму, однако в конце XX в. он был нарушен. Объясняется это тем, что терроризм, являясь по сути своей сложным социально-политическим явлением, аккумулирует в себе социальные противоречия, достигшие в нашем обществе уровня конфликта.
Среди самых крупных террористических актов - события в Буденновске и Первомайском, Буйнакске и Махачкале, взрывы домов в Москве и теракт в подземном переходе на Пушкинской площади. Наибольший общественный резонанс и всеобщее негодование вызвал теракт в Доме культуры ГПЗ 23-26 октября 2002 г. Причем практически во всех случаях явно прослеживается или предполагается ваххабитский след.
В обществе сложилось глубокое убеждение в том, что у последнего московского теракта имеется иностранный след. По словам Президента России, он планировался "в одном из зарубежных террористических центров ...именно там был сформулирован план и найдены исполнители". В дальнейшем российского лидера поддержали ряд американских СМИ, указав на прямое сходство между сценарием захвата Дома культуры ГПЗ и инструкциями "Аль-Каиды", обнаруженными в ходе афганской кампании.
Важно мнение простых россиян о причинах и последствия теракта. Всероссийский центр по изучению общественного мнения провел 30-31 октября 2002 г. телефонный опрос 500 москвичей. Им предлагалось ответить на несколько вопросов, в той или иной степени связанных с трагическими событиями в Москве. Выяснилось, что многие винят в происшедшем коррумпированную милицию, считают оправданными и профессиональными действия спецслужб, но в то же время недовольны большим количеством жертв.
Ответы на вопрос: "Почему на Ваш взгляд чеченские боевики смогли организовать теракт в центре Москвы?" (возможно несколько вариантов ответа):
Коррупция среди работников милиции и других административных органов 41
Бездействие, плохая работа милиции 30
Бездействие, плохая работа спецслужб 30
Подобные теракты в принципе невозможно предотвратить 26
Другое 3
Затруднились ответить 11
На вопрос: "Как Вы думаете, правильное ли решение приняли власти, проведя штурм театрального центра?" 89% москвичей ответили утвердительно, и лишь 7% считают, что следовало бы попытаться решить эту ситуацию путем переговоров и некоторых уступок террористам.
Население страны крайне обеспокоено размахом терроризма в стране. На вопрос: "Как вы думаете, могут ли российские власти и спецслужбы обеспечить безопасность граждан России, предотвратить в будущем подобные теракты?" положительно ответила лишь Уз опрошенных. Более половины из них дали отрицательный ответ.
Комплекс причин, порождающих терроризм в России, многообразен. В обществе, переживающем острый кризис, широкое распространение нашли сепаратистские настроения, проявления межконфессиональной розни и национализма. Основной причиной разгула терроризма является непрекращающаяся "Контртеррористическая операция" в Чеченской Республике. Все это происходит на фоне активного имущественного расслоения, идеологического размежевания, организационного оформления политических движений, партий, различного рода фронтов и организаций, исповедующих различные политические взгляды и ведущих борьбу за власть. В итоге - идет политическая поляризация населения. Сила же демократического правового государства, строительство которого нами декларируется, состоит в способности решительно и незамедлительно противостоять даже намекам на угрозу терроризма, откуда бы она ни исходила.
В последнее время просматривается тревожная тенденция расширения масштабов и "географии" акций террористического характера, а именно:
• увеличивается количество террористических актов, совершаемых с целью личного обогащения. Практически все последние
случаи захвата заложников на воздушном транспорте в России
сопровождались требованиями о выплате значительных денежных
сумм;
• усиливается политическое противоборство, выходящее зачастую за правовые рамки. Снижаются возможности федеральных и местных властных структур влиять на политические, экономические и социальные процессы в условиях отсутствия эффективных
механизмов реализации действующего законодательства;
• расширяется география конфликтов на национально-этнической почве, сопровождающихся открытыми вооруженными столкновениями. Растет число противоправных деяний, прежде всего в организованных формах, что превращает преступность в один из основных факторов дестабилизации ситуации в стране.
Проявления терроризма многообразны. Обозначим еще одну ее грань - влияние международного терроризма на дестабилизацию обстановки в отдельно взятой стране и в мире в целом.
Терроризм как сложное, многоаспектное и крайне негативное социально-политическое явление давно перерос рамки национальных границ и превратился в масштабную угрозу для безопасности всего мирового сообщества.
Особое внимание мировой общественности к этому социально-политическому феномену современности как к одному из существенных факторов, дестабилизирующих обстановку в мире, было привлечено после 11 сентября 2001 г., когда в США было осуществлено пять террористических актов (четыре - с применением самолетов и один - взорванного автомобиля), в результате которых погибли тысячи людей.
После этого, в конце сентября 2001 г., Совет Безопасности ООН единогласно принял специальную резолюцию, осуждающую международный терроризм, и определил санкции, которые будут применяться к странам, укрывающим террористов и финансирующим их
деятельность.
Мировая общественность также проявляет озабоченность в связи с ростом терроризма. В настоящее время для создания единого международного фронта борьбы с международным криминалитетом и терроризмом завершается формирование международной неправительственной организации - Всемирного Антикриминального и Антитеррористического Форума.
Как уже отмечалось, к международному терроризму относят такие террористические акции, которые затрагивают интересы более чем одной страны и наносят ущерб безопасности международного сообщества, сложившимся международным отношениям. Пожалуй, самыми масштабными, агрессивными и сопряженными с наиболее разрушительными негативными последствиями являются акции терроризма, проводимые одним государством в отношении другого государства. Это государственный международный терроризм, борьба с которым затруднена из-за "двойных стандартов" в его оценках со стороны руководителей различных стран. Естественно, ни один агрессор не признает себя таковым, как и ни один террорист, будь то отдельный человек с девиантной психикой или правительство крупного государства, не согласится с обвинением в терроризме.
Наиболее ярко существование двойных оценок при идентификации проявлений международного терроризма можно проиллюстрировать на примере США, руководство которых провозгласило себя главным оплотом борьбы с такого рода преступлениями.
Претендуя на роль лидера и главного координатора противодействия террористической угрозе во всем мире, США с 1983 г. финансируют из американского бюджета "Программу помощи в борьбе с терроризмом" (Anti-terrorism assistange programm), в рамках которой прошли антитеррористическую подготовку при Госдепартаменте США около 20 тыс. представителей из более чем 80 стран.
Руководство США назвало организатором террористических актов исламские фундаменталистские организации. Хотя прямых доказательств этому до сих пор не представлено, Госдепартамент США обнародовал перечень тех, кого он официально считает террористами. Всего в этом перечне оказалось 28 организаций. Ровно половину списка составляют исламистские структуры.
К ним относятся: Организация Абу-Нидаля, Группа АБУ-Сайяфа, Вооруженная исламская группа, "Аль-Кайда" Усамы бен Ладена, египетские "Аль-Джи-хад" и "Гама Аль-Исламия", "Харакат Аль Моджахеддин" из Кашмира, ХАМАС и Хезболлах, Исламское движение Узбекистана, Палестинский исламский джихад. Это многочисленные ответвления от ООП - Фронт освобождения Палестины, Народный фронт освобождения Палестины, Народный фронт освобождения Палестины - Общее командование.
Но в "списке Буша" обозначены и другие организации из всех частей света. С ними ситуация пока не ясна. Американцы заявили что "примут меры" в отношении всех террористов из перечня. К исламским террористам такие меры уже принимаются. Как поступят с остальными, пока не ясно.
В соответствии со списком, это: Аум Синкрикё (Япония), Басская родина и свобода - ЭТА (Испания), Настоящая ИРА (Ирландия), Кахан Чай (Израиль), Рабочая партия Курдистана (Турция), Революционное народное освобождение (Турция), Революционная народная борьба - ЕLА (Греция), Революционная организация 17 ноября (Греция), Тигры освобождения Тамил Илама (Шри-Ланка), Моджахеддин е-Халке (Иран), Национальная освободительная армия (Венесуэлла), Революционные вооруженные силы Колумбии - FARC (Колумбия), Объединенные силы самообороны Колумбии - АUG (Колумбия), Сияющий путь - Sendero Luminoso, SL (Перу).
В качестве меры по пресечению террористической деятельности руководство США приняло решение: после завершения операции в Афганистане нанести бомбовые удары по странам, где, по его мнению (что, кстати, практически бездоказательно), находятся
базы террористов.
Говоря о "наказании" государств, где, по мнению США, находятся базы террористов, посол США в России А. Вершбоу отметил: "Угроза исходит не столько от камикадзе, сколько от рационально мыслящих и потому более опасных руководителей государств типа Саддама Хусейна, в распоряжении которого есть ракеты. Он может принять решение нанести удар по одной из дружественных нам стран или шантажировать, что может нанести удар по нашей стране, с тем, чтобы не позволить нам защитить дружественную страну от агрессии".
Однако следует иметь в виду, что США, объявляя те или иные страны "государствами-террористами" и используя свои возможности влияния на различные международные организации, в том числе и ООН, для экономической их изоляции, руководствуются отнюдь не заботой о безопасности во всем мире, а исключительно собственными стратегическими интересами, география которых После распада Советского Союза распространилась практически на весь мир. Это позволяет США насаждать свои порядки на Ближнем Востоке, на Балканах и в других важных геостратегических регионах мира, используя самые крайние меры давления, вплоть до массированных ракетных бомбардировок, ярким примером которых являются последние события в Афганистане и Ираке.
Еще во время балканского конфликта американские военные пропагандисты ввели в обиход термин collateral damage, что означает: жертвы среди мирного населения как бы не в счет, военнослужащие их убивают непреднамеренно. То есть солдаты хорошие, и если кого и убили безвинно, то это не специально. Террористы же плохие, и все делают по злому умыслу.
В Чечне collateral damage исчисляются десятками тысяч жизней, в Ираке торговое эмбарго, вероятно, стоило сотен тысяч жизней. Тем не менее считается что в Чечне воюют не с мирными жителями, а с террористами, эмбарго тоже было направлено не против народа Ирака, а исключительно против Саддама Хусейна. Однако мирные жители непрерывно гибнут, а Басаев, например, процветает и продолжает заниматься своими делами.
В России проблема международного терроризма у руководства страны вызывала озабоченность гораздо раньше, чем были проведены в США террористические акты. "В Концепции национальной безопасности Российской Федерации", принятой еще в начале 2000 г., было прямо указано, что "во многих странах резко обострилась проблема терроризма, имеющего транснациональный характер и угрожающего стабильности в мире, что обусловливает необходимость объединения усилий всего международного сообщества, повышения эффективности имеющихся форм и методов борьбы с этой угрозой, принятия безотлагательных мер по ее нейтрализации".

<< Пред. стр.

страница 6
(всего 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign