LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 4
(всего 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

императивное требование к государствам-участникам («ни одно лицо не несет
ответственности за потерю или ущерб, не являющийся ядерным ущербом...» — п. 6
ст. II), то после ее ратификации перед российским законодателем встанет задача
устранения указанных несогласованностей.
В остальном понятие вреда от радиационного воздействия совпадает с
понятием ядерного ущерба, которым считается ущерб, полностью или частично
причиненный ионизирующей радиацией. Вред, причиненный иными опасными
свойствами объектов использования атомной энергии, в частности их токсичностью
и взрывоопасностью, охватывается понятием «вред от радиационного воздействия»,
если его возникновение обусловлено этими свойствами в сочетании с
радиоактивностью. Вред, причиненный только токсическими свойствами ядерных
материалов или радиоактивных веществ либо только взрывом на ядерной установке
(без выброса радиоактивности), должен возмещаться по общим нормам гражданского
законодательства об ответственности за вред, причиненный источником повышенной
опасности, устанавливающим более «мягкий» режим ответственности (в частности,
право регресса к виновному лицу).
Если наряду с вредом от радиационного воздействия причинен иной вред,
который не может быть обоснованно исключен или отделен от него, то весь
причиненный вред подлежит возмещению в соответствии с Законом об
использовании атомной энергии. Если нерадиационный вред может быть отделен от
радиационного, то он также возмещается в соответствии с общими нормами ГК РФ.
В соответствии с требованиями международных Конвенций вред,
причиненный радиационным воздействием, понимается в Законе как вред,
причиненный третьим лицам, т.е. из него исключается вред, причиненный самим
объектам использования атомной энергии, a также их работникам в связи с

1
Эта концепция разделяется и некоторыми отечественными авторами. См., напр.:
Малинин С.А. Мирное использование атомной энергии. М , 1971. С. 134
исполнением ими своих трудовых обязанностей. Статья 60 Закона устанавливает, что
отношения, возникающие в связи с причинением вреда жизни и здоровью указанной
категории лиц, а также работников, занятых на каких-либо других работах с
ядерными материалами или радиоактивными веществами, регулируются
действующим гражданским и трудовым законодательством РФ. К такому
законодательству следует отнести ГК РФ, КЗоТ РФ, а также Правила возмещения
работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным
заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими
своих трудовых обязанностей, в редакции, утвержденной Федеральным законом от
24 ноября 1995 г. Последний акт применяется в той мере, в которой он не
противоречит нормам ГК, не ухудшает положения потерпевших и содержит
специальные нормы, не предусмотренные гл. 59 ГК РФ. Перечисленными актами
установлены объем, размер и характер возмещения вреда, порядок определения
заработка (дохода), утраченного в результате повреждения здоровья, определен круг
лиц, имеющих право на возмещение вреда в результате смерти кормильца, и размер
возмещаемого вреда. Правилами возмещения вреда регламентируется также
конкретный механизм возмещения причиненного вреда, в том числе порядок
рассмотрения заявлений о возмещении вреда и процедура принятия и обжалования
решений по рассмотренным вопросам. В частности, предусмотрена досудебная
процедура урегулирования споров (ст. 401). Кроме уже упомянутых, вопросы
возмещения вреда работникам регламентируются также другими не
противоречащими им нормативными правовыми актами. Так, применяется
утвержденное Правительством РФ 23 апреля 1994 г. Положение о порядке
установления врачебно-трудовыми экспертными комиссиями степени утраты
профессиональной трудоспособности в процентах работниками, получившими
увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с
исполнением ими трудовых обязанностей.
В то же время содержащаяся в Законе об использовании атомной энергии
отсылка к действующему законодательству не исключает необходимости учета
специфики отношений в области возмещения вреда, причиненного радиацией, и
разработки в будущем отдельных законодательных норм, направленных на их
регулирование. Как показывает опыт ликвидации последствий различных
радиационных аварий, потребовалось принятие значительного количества
нормативных актов, регламентирующих организацию работы по установлению
статуса граждан, подвергшихся радиационному воздействию, и особенно порядка
определения причинной связи заболеваний, инвалидности и смерти с последствиями
радиационных аварий.
Обязанность возместить причиненный вред, как правило, возлагается на
самого причинителя вреда (ст. 1064 ГК РФ). Однако ГК допускает, что закон может
возложить обязанность возмещения вреда на лицо, не являющееся причинителем
вреда. Так, ответственность за вред, Причиненный деятельностью, создающей
повышенную опасность для окружающих, возлагается на владельца источника
повышенной опасности (ст. 1079 ГК). Субъектом же ответственности за вред от
радиационного воздействия является эксплуатирующая организация — организация,
созданная для эксплуатации ядерной установки, радиационного источника и пункта
хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ и осуществления другой
деятельности в области использования атомной энергии; признанная в качестве
таковой компетентным органом управления в области использования атомной
энергии; имеющая лицензии на право ведения работ, связанных с использованием
атомной энергии, выданные органами государственного регулирования безопасности
(ст. 34 Закона об использовании атомной энергии).
Понятие «эксплуатирующая организация» соответствует понятию «оператор
ядерной установки», используемому в международных конвенциях. Его введение в
Закон было необходимо, поскольку ответственность за причиненный вред должно
нести лицо, не просто владеющее ядерной установкой или другим объектом
использования атомной энергии на любом законном основании, но признанное
соответствующим органом управления и имеющее специальное разрешение
(лицензию) органов регулирования безопасности. Это одно из основных требований
международно-правового режима ответственности за ядерный ущерб.
Установление принципа «направленной», или «канализированной»,
ответственности эксплуатирующей организации самым тесным образом связано с
введением более строгой безвиновной (абсолютной, по терминологии Венской
конвенции, или исключительной, объективной) ответственности. Закрепленный в ст.
54 Закона принцип абсолютной ответственности предполагает, что эксплуатирующая
организация несет ответственность независимо от вины, что обусловлено характером
ядерного ущерба, представляющего огромную опасность для населения и
окружающей среды.
Как и международно-правовые нормы, российское законодательство знает
исключения из указанного принципа. Обстоятельствами, однозначно исключающими
ответственность эксплуатирующей организации, является причинная
обусловленность ядерного инцидента вооруженным конфликтом, военными
действиями, гражданской войной или восстанием (п. 3 ст. IV Венской конвенции, ст.
54 Закона). Что касается других обстоятельств непреодолимой силы (которая в
соответствии со ст. 202 ГК РФ определяется как чрезвычайные и непредотвратимые
при данных условиях обстоятельства), то их наступление, по Закону об
использовании атомной энергии, также является основанием, освобождающим
эксплуатирующую организацию от ответственности. Здесь мы опять обнаруживаем
несогласованность с Венской конвенцией, которая установила, что «оператор не
несет ответственности за ядерный ущерб, причиненный ядерным инцидентом,
возникшим непосредственно в результате тяжелого стихийного бедствия
исключительного характера» (п. 3(b) ст. IV), причем окончательное решение этого
вопроса оставлено на усмотрение национального законодательства.
Таким образом, содержащийся в ст. 54 Закона перечень исключений из
принципа абсолютной ответственности, включающий в себя все обстоятельства
непреодолимой силы, носит слишком широкий характер. Представляется, что при
приведении этой нормы в соответствие с международно-правовыми требованиями
было бы целесообразно предусмотреть в Законе ответственность более строгую, чем
та, которая возлагается на владельцев других источников повышенной опасности в
силу ст. 1079 ГК РФ. Ядерные объекты — это источники повышенной опасности
особого рода, способные причинить ущерб, значительно превышающий убытки от
обычного источника повышенной опасности. Поэтому эксплуатирующие
организации должны нести ответственность независимо от вины и даже за ущерб,
причиненный действием непреодолимой силы, за исключением военных действий и
вооруженных конфликтов, а также (по усмотрению законодателя) тяжелых
стихийных бедствий исключительного характера. Следует напомнить, что
российскому законодательству известны случаи полной ответственности за вред,
причиненный и при непреодолимой силе, — ответственность владельца воздушного
транспорта согласно ст. 101 Воздушного кодекса РСФСР.
Бесспорным основанием полного или частичного освобождения
эксплуатирующей организации от ответственности является также вина в форме
умысла потерпевшего. Но на ответственность такой организации не
распространяется действие нормы, содержащейся в п. 2 ст. 1079 ГК, согласно
которому владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред,
причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания
в результате противоправных действий других лиц. Эксплуатирующая организация
отвечает за причинение вреда и в случае выбытия объекта использования атомной
энергии в результате противоправных действий из ее владения. В отношении
эксплуатирующей организации не действуют и некоторые другие нормы ГК РФ,
например п. 2 и 3 ст. 1083.
Освобождение эксплуатирующей организации полностью или частично от
ответственности производится в судебном порядке. На нее возлагается бремя
доказывания того, что вызванный радиационным воздействием вред причинен
полностью или частично вследствие умысла самого потерпевшего.
Абсолютная, исключительная ответственность не должна предусматривать
право эксплуатирующей организации на обратные (регрессные) иски к кому бы то ни
было, в том числе и к фактическому причинителю вреда (за исключением
умышленного причинения вреда и некоторых специально оговоренных законом
случаев причинения вреда вследствие нарушения контрагентами эксплуатирующей
организации своих договорных обязательств). Этого требует специфика
«канализирования» ответственности эксплуатирующей организации, покрытой в
силу ст. 56 Закона обязательным страхованием или иным финансовым обеспечением.
Но, к сожалению, Закон не содержит никаких специальных указаний относительно
отсутствия права регресса; в этом он отступает от положений Венской конвенции (ст.
X). Поэтому до ее имплементации в российское законодательство подлежит
применению общая норма гражданского законодательства, в соответствии с которой
лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, имеет право обратного
требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения (ст. 1081 ГК
РФ). Однако это противоречит принципу «канализирования» ответственности в
международно-правовом регулировании.
Обязательным элементом «направленной» ответственности является ее
финансовое обеспечение. В ст. 56 Закона это положение закреплено как обязанность
эксплуатирующей организации и как необходимое условие для получения ею
разрешения (лицензии) на эксплуатацию ядерного объекта. Документальное
подтверждение требуемого финансового обеспечения должно быть представлено
вместе с перечнем необходимых документов для получения лицензии в
соответствующий орган государственного регулирования безопасности.
Финансовое обеспечение должно быть непрерывным. Это выражается в том,
что лицо, предоставившее такое обеспечение, не имеет права приостановить или
прекратить его действие, не уведомив о том за три месяца органы государственного
регулирования безопасности. Когда финансовое обеспечение касается
ответственности, связанной с транспортированием ядерного материала и
радиоактивных веществ, оно должно действовать непрерывно в течение всего
периода транспортирования. В этот период приостановление или прекращение
финансового обеспечения запрещается.
Сумма финансового обеспечения должна быть не меньше (равна) пределу
гражданско-правовой ответственности эксплуатирующей организации,
устанавливаемому в соответствии с правилами ст. 55 Закона об использовании
атомной энергии.
Законодатель предусматривает следующие способы (формы) финансового
обеспечения: а) государственная или иная гарантия, б) наличие собственных
финансовых средств, в) страхование ответственности, подтверждаемое страховым
полисом или договором. При этом в ст. 55 Закона указывается на необходимость
иметь одновременно все перечисленные формы обеспечения. Однако представляется,
что обязательное использование всех ферм обеспечения вряд ли целесообразно. Не
вызывает сомнения необходимость иметь собственные финансовые средства,
поскольку это общее требование для всех субъектов предпринимательской
деятельности и не является специальной мерой обеспечительного характера. Это
необходимая предпосылка платежеспособности юридического лица, гарантия
стабильности экономических отношений в обществе. Но если ответственность
эксплуатирующей организации может быть обеспечена только, например,
страхованием, то нет смысла дублировать ее также государственной либо иной
гарантией.
Вообще страхование как основная форма финансового обеспечения
ответственности эксплуатирующей организации наиболее распространена в
зарубежных странах. В России же такой вид страхования, как ядерное страхование,
практически отсутствует. Это связано с рядом причин как экономического, так и
организационно-правового характера. В числе последних следует назвать отсутствие
специального правового регулирования в данной области. Страхование гражданско-
правовой ответственности достаточно подробно регулируется нормами ГК РФ (гл. 48
«Страхование» в целом и ст. 931 «Страхование ответственности за причинение
вреда» в особенности), а также нормами Закона РФ «О страховании». Однако для
регулирования отношений в сфере использования атомной энергии необходимы
разработка и принятие специального законодательного акта по вопросам возмещения
вреда, причиненного радиационным воздействием, и ядерного страхования, который
определил бы условия и порядок страхования гражданско-правовой ответственности,
порядок и источники образования страхового фонда как формы взаимного
страхования эксплуатирующих организаций, особенности страхования крупных
рисков и т.д. Отсылку к такому будущему закону счел необходимым сделать
законодатель в ст. 56 Закона об использовании атомной энергии.
В заключение следует еще раз отметить, что Закон «Об использовании
атомной энергии» закрепил только основные положения в области ответственности
за вред, причиненный радиационным воздействием. Конкретный механизм
возмещения вреда и его финансового обеспечения, позволяющий создать систему
финансовой безопасности при использовании атомной энергии, в Законе не
определен. Он должен явиться предметом регулирования нового законодательного
акта, обеспечивающего детальную регламентацию всего комплекса отношений,
возникающих в этой сфере. Действие такого закона должно быть направлено на
уточнение и конкретизацию оснований, пределов и других характеристик
ответственности, приведение их в соответствие с требованиями Венской конвенции,
а также на создание механизма (определение конкретных условий и порядка
проведения) обязательного страхования ответственности и дополнительных
финансовых гарантий возмещения вреда.
Следует особенно подчеркнуть, что соответствующее международным
требованиям законодательное решение вопросов возмещения вреда, причиненного
радиационным воздействием, составляет необходимое условие дальнейшего
развития равноправных отношений России с другими странами в области ядерного
экспорта и импорта. Отсутствие специального законодательства, а также неучастие
России в действующих международных Конвенциях о гражданской ответственности
за ядерный ущерб перед третьими лицами до последнего времени представляло
собой серьезную опасность для международного сообщества, уже пострадавшего в
определенной мере от Чернобыльской катастрофы, и, кроме того, существенно
затрудняло международное сотрудничество в сфере использования атомной энергии.
Да и в настоящее время зарубежные партнеры России в ядерной области
предъявляют к российскому Правительству требования о предоставлении
специальных гарантий возмещения ядерного ущерба и освобождения их от
ответственности в случае любого ядерного инцидента на территории России или
связанных с ней договорными отношениями третьих стран. Предоставление таких
гарантий противоречит и российскому законодательству, и действующим
международно-правовым нормам. Дальнейшее развитие национального
законодательства в этой области, основные положения которого будут
соответствовать международным Конвенциям о гражданской ответственности за
ядерный ущерб, позволит России присоединиться к существующему международно-
правовому режиму и тем самым создаст необходимые предпосылки для
полноправного выхода России на международный ядерный рынок.
В настоящее время разработаны несколько проектов закона о гражданско-
правовой ответственности за вред, причиненный радиационным воздействием, и о
финансовом обеспечении такой ответственности. Они находятся на стадии
согласования и рассмотрения. В подготовке одного из них принимали участие и
авторы данной работы.

<< Пред. стр.

страница 4
(всего 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign