LINEBURG




ОГЛАВЛЕНИЕ

"Отделить этничность от государственности"
18.02.2005 10:51
"Этнокультурный вектор развития России" - так называется семинар, проведенный недавно фондом "Территория будущего". На вопросы Prognosis.Ru отвечает Александр Погорельский, председатель правления Фонда.

- Александр Львович, прошел очередной семинар из цикла «Будет ли существовать Россия?». На этот раз в центре обсуждения оказался один из самых деликатных и болезненных вопросов - национальный. В связи со столь острой темой формат диалога как-то отличался?
- Да, это был «круглый стол», но мы предложили ведущим экспертам в этой области высказаться заранее – представить тексты или дать нам интервью. На обсуждение были вынесены такие вопросы, как прогноз формирования гражданской нации в современной России, соотношение понятий «русское» и «российское», составляющие и противоречия национальной идентичности россиян. В качестве отдельных проблем были рассмотрены вероятность обострения межэтнических отношений в России в ближайшем будущем и угрозы возможной дезинтеграции России. Также мы постарались определить субъектов влияния на этнокультурные процессы и механизмы воздействия со стороны власти, экспертного сообщества, различных политических сил. Собственно, вокруг этих тем и пошла дискуссия на круглом столе.
- А фонд представил свои тезисы?
- И да, и нет. Мы, естественно, предварили материалы семинара своим введением и приняли участие в дискуссии, но в целом предпочли обобщить мнение экспертов. Однако собственная позиция по принципиальным вопросам у нас есть, и она может быть высказана. Прежде всего, это касается ответа на первый и самый главный вопрос – о гражданской нации в современной России.
Если понимать под гражданской нацией «общество, овладевшее государством» (по Карлу Дейчу), то у нас, конечно, нет гражданской нации. И в этом смысле прав участник семинара Эмиль Паин, говоривший о том, что к гражданской нации не могут себя причислять такие люди, как Аслан Масхадов. Вместе с тем, на наш взгляд существует российский суперэтнос. Все входящие в него этносы испытывали и испытывают сильнейшие взаимное воздействие друг на друга, что, несомненно, отразилось на менталитете каждого из этносов, их культуре и системе ценностей. Представители этносов живущих в России в большинстве случаев осознают свою принадлежность к суперэтносу, идентифицируют себя с ним и страной, в которой живут. И отчуждение от государства не означает отчуждения от суперэтноса и страны. Тот же лидер чеченских боевиков, не относясь к гражданской нации, независимо от его желания, относится к российскому суперэтносу.
- То есть суперэтнос – это некий предварительный этап на пути развития гражданской нации?
- Скорее, база для возможного формирования гражданского общества. Обычаи и ценности российского суперэтноса включают наследие всех предыдущих эпох. Но главное все-таки не в прошлом. Важно, является ли ценностью сама Россия и возможность жить в ней. Без признания того, что Россия имеет ясное и благополучное будущее нельзя объединить граждан в единую нацию.
- А кто будет объединять? Государство?
- Явится ли объединяющей ценностью российское государство или нет, зависит от самого государства. Там, где государство подавляет большую часть населения или игнорирует его интересы, формирование гражданской нации невозможно или, по крайней мере, отстает от формирования суперэтноса.
Мне кажется, что в обществе постепенно формируется представление о предпосылках создания гражданской нации в России. И первая из них – это отделение этничности от государственности. То есть на деле в сфере государственной власти и госучреждений должна быть обеспечена «слепота» по отношению к этнической принадлежности граждан. Речь идет не о новых законах, а об устроении жизни по букве и духу нынешней Конституции.
В перспективе может идти речь и об изменениях в законодательстве. В современных условиях новое звучание приобретает «бундовская» идея национально-культурный автономии. Статус государства обладающего суверенитетом имеет лишь Россия. Все национальные образования со временем приобретают статус земель (регионов) этого государства. Права регионов в этнокультурной сфере расширяются. Это и определяет, прежде всего, степень свободы в развитии правового плюрализма. В регионах компактного проживания отдельных этносов проводятся целенаправленная работа по развитию этнической культуры и традиций.
- То есть этничность отделяется только от государственности, но не от общества и личности?
- Да. Можно прогнозировать коренное изменение отношения общества к этничности человека в рамках будущей гражданской нации. Этничность, как и религиозность, – положительная характеристика человека, отражающая его интерес к своим корням. Нравственные основы и стимулы к деятельности могут черпаться не только в вере в Бога, но и в традициях семьи, памяти о предках, связях с малой родиной. Человек этничный, не полностью деформированный глобализацией и унификацией, своей этничностью, самобытностью и интересен. При этом возможным становится явление трансэтничности (преобразования типа Касиус Клей - Мухаммед Али). Этническая принадлежность становится личным делом человека, сферой его частной жизни. Иными словами этничность приватизируется. Следует отметить что этническое и культурное разнообразие, потенциально является колоссальным богатством страны. В новой экономике решающие значение будет иметь креативность, способность генерировать принципиально новые идеи и образы, которые, как правило, рождаются на стыке культур.
- Но, согласитесь, это не снимает проблем национально-государственного устройства.
- Мне представляется, что дальнейшее развитие пойдет по принципу унификации в диверсификации. Если предположить, что каждому типу этнических отношений соответствует некая рациональная этническая политика, то при наличии огромных этнокультурных перепадов в России, различных условий в разных частях страны целесообразна некая дифференциация методов разрешения этнических проблем. Таким образом, на федеральном уровне должны быть заданы общие рамки этнической политики, а конкретные формы должны формироваться на месте в форме диалога с местными элитами.
- Вам не напоминает это переход к жизни по «законам этноса», то есть к апартеиду?
- Разумеется, это не так, речь идет об унификации правового пространства России при диверсификации правовых отношений центра с регионами, а также форм этнических отношений внутри этих регионов. Мы не склонны к биологизации этноса. Нам близка позиция академика Бромлея, сформулированная еще в начале 70-х гг. прошлого века. Определяющим признаком этноса является не кровь, а самосознание, самоидентификация. Затем идет язык (существуют этносы, говорящие на двух и более языках), затем традиции, обычаи, привычки, представления о должном и недолжном, часто - религия, а уже затем все остальное. К самоидентификации добавляется этногенетический миф, то есть миф о происхождении (в разных пропорциях включающий факты, гипотезы и вымысел). На этой базе возникает противопоставления «свои - чужие», «мы - они», «с кем мы дружим, кого недолюбливаем, кого ненавидим» и т.д. Потом появляются лидеры и группы, стремящиеся всему этому придать политическую окраску и использовать в своих интересах.
- Что ж, все-таки некоторые тезисы по национальной политике складываются.
- Да, пожалуй, три основных: существование российского суперэтноса как предшественника гражданской нации; отделение этничности от государственности и приватизация этничности.

Беседу вел Василий Жарков, главный редактор Prognosis.Ru





ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign