LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 6
(всего 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Вильгельм Райх был одним из самых оригинальных умов, рожденных в этом столетии. То, что он обнаружил, на Востоке известно как аура. Наверное, ты видел на статуях Будды, Махавиры или Кришны круглую ауру вокруг головы. Эта круглая аура реальна. То, что говорил Вильгельм Райх, было чистой правдой, но люди, которым он это говорил, были не теми людьми, которые могли это понять. Они думали, что он сумасшедший, потому что он описывал жизнь как энергию, окружающую тело. Это абсолютно точно.
Жизнь — это энергия, которая окружает тело. Не только твое тело, но и цветы, деревья — все имеет собственную ауру. И эта аура, эта окружающая тебя энергия в разных ситуациях сжимается и расширяется. Любая ситуация, при которой энергия сжимается, должна рассматриваться как плохая и нездоровая. К любой ситуации, при которой энергия расширяется, нужно относиться с уважением и любовью. Когда ты испытываешь любовь, твоя энергия расширяется, и ты становишься более живым. А когда ты испуган, твоя энергия сжимается, и ты становишься менее живым.
Беднягу Вильгельма Райха американцы сочли сумасшедшим, потому что он не только увеличивал энергию, — он открыл несколько упражнений, при которых эта энергия увеличивается, — но даже улавливал эту энергию в коробки, большие коробки, в которые мог поместиться человек. И если человек был болен, из коробки он выходил целым и здоровым. Естественно, такого человека должны были считать сумасшедшим. Он продавал эти коробки, пустые коробки, но они не были пустыми. Он нашел способы собирать энергию, которая находится в атмосфере. Ты можешь обнаружить, что эта энергия изливается, например, вокруг дерева, но не можешь увидеть ее невооруженным глазом.
После того как его объявили сумасшедшим и поместили в сумасшедший дом, другому человеку в Советском Союзе удалось даже сфотографировать эту энергию. И теперь в Советском Союзе психология признала, что жизнь обладает аурой. И этот человек, Кирлиан, разработал специальные чувствительные фотопластинки, чтобы ее фотографировать. Если он фотографировал руку, на фотографии рука оказывалась окруженной аурой. Каким-то таинственным образом его фотографии даже показывали, заболеет ли человек в течение шести месяцев: «Прямо сейчас у него нет признаков болезни, но в определенном месте его аура сжимается...» А если аура сжимается в определенном месте, может быть, человек оглохнет — или ослепнет, если аура сжалась вокруг глаз. Все его фотографии оказались верными. Когда он говорил: «Этому человеку угрожает потеря зрения»... не было никаких видимых признаков, никаких причин верить в это, но через шесть месяцев человек терял зрение. Сейчас в Советском Союзе фотографии Кирлиана признаны психологией и правительством. Перенимают ее и другие страны. Человека можно вылечить до того, как он заболел. Фотографии Кирлиана обладают большой способностью к прогнозированию. Они показывают, что произойдет как минимум через шесть месяцев.
На Востоке веками было известно, что за шесть месяцев до смерти человек утрачивает способность видеть кончик своего носа. Из-за того, что глаза начинают поворачиваться вверх, человек больше не видит кончика носа. Если ты понимаешь, что не видишь кончика носа, это означает, что в течение шести месяцев твоя аура сожмется и вернется к своему первоначальному источнику. Йога признавала ауру пять тысяч лет без всякой фототехники; теперь же она может быть признана на научных основаниях.
Вильгельм Райх был уникальным гением. Он был способен видеть и чувствовать недоступное обыкновенным людям. Но если ты очень медитативен, ты начнешь видеть ауру других людей и даже свою собственную. Ты увидишь, что твоя собственная рука испускает небольшие лучи света. И если ты здоров, ты почувствуешь, что твоя аура расширяется. Если ты болен, ты почувствуешь, что твоя аура сжимается — что-то сжимается у тебя внутри.
А если ты находишься рядом с больным, у тебя возникнет странное чувство, что он каким-то образом делает больным и тебя, потому что больной, сам того не зная, эксплуатирует ауру других. Ему нужно больше жизни, и поэтому, если жизнь есть у кого-то другого и он оказывается рядом, больной берет жизнь у него. Ты знаешь по опыту, без понимания, что есть люди, которых ты стремишься избегать, потому что, встречаясь с ними, ты заболеваешь, встречаясь с ними, ты чувствуешь, что у тебя что-то забирают. И есть люди, с которыми ты хочешь встречаться, потому что с ними ты чувствуешь расширение, ты чувствуешь себя более живым.
Вильгельм Райх был прав, но, к сожалению, широкие массы никогда не признают своих гениев; напротив, их осуждают, потому что, если Вильгельм Райх прав, все остальные почти слепы. В гневе он написал книгу «Слушай, маленький человек». Это прекрасная книга, и его гнев простителен, потому что «маленький человек», массы, дурно с ним обошлись. Сначала его сочли сумасшедшим, затем насильно поместили в психиатрическую лечебницу, в которой он и умер. На Востоке он стал бы Гаутамой Буддой. У него было это качество, прозрение. Но неправильное общество, общество маленьких людей, очень маленьких, узколобых, которые не могут понять безграничное, которые не могут постичь непостижимое...
Вся атмосфера полна жизни. Если ты понимаешь собственный источник жизни, внезапно ты осознаешь, что птицы живые, деревья живые, травы живые — жизнь во всем! И ты можешь танцевать с этой жизнью, ты можешь начать диалог с атмосферой. Разумеется, люди подумают, что ты сумасшедший, потому что люди остались прежними. Те же самые люди распяли Иисуса, те же самые люди упрятали Вильгельма Райха в сумасшедший дом, те же самые люди отравили Сократа... но этих людей большинство.
Гнев Вильгельма Райха был справедлив, но все же я бы сказал, что этим людям нужно скорее сострадание, чем гнев. Он чувствовал гнев, потому что они плохо с ним обошлись, они разрушили всю его жизнь. Вместо того чтобы понять его — он бы открыл новую дверь в переживание, любовь, жизнь, — они его полностью разрушили. Естественно, он чувствовал гнев.
На Востоке существуют такие же маленькие люди, но восточный гений никогда не гневался на них. Вместо гнева он испытывал сострадание, чувствовал сострадание к их слепоте и всеми способами старался принести им свет, принести в их сердца хоть немного понимания.

Вчера ты говорил, что Третий глаз — это дверь к самому себе и существованию. Когда я чувствую себя открытым, текучим, когда я в связи с тобой, с другими людьми, природой или самим собой, я в основном чувствую это как молчание в сердце, распространяющийся простор, а иногда — как сияние света. Тот ли это опыт, о котором ты говорил, и есть ли разница между связью через Третий глаз и через сердце; или это различные стадии?

То, что ты переживаешь, само по себе ценно, но это не опыт Третьего глаза. Третий глаз несколько выше твоего опыта.
Мистики Востока разделили эволюцию сознания на семь категорий. Твой опыт относится к четвертому центру, сердцу. Это один из самых важных центров, потому что он находится как раз посредине. Три центра ниже, три выше. Вот почему любовь — это такое уравновешивающее чувство.
Вот твое описание: «Когда я чувствую себя открытым, текучим, когда я в общении с тобой, с другими людьми, с природой или самим собой, я в основном чувствую это как молчание в сердце, распространяющийся простор, а иногда — как сияние света. Тот ли это опыт, о котором ты говорил?»
Я говорил о Третьем глазе, который выше сердца. Выше сердца находятся три центра. Первый, центр творчества, в горле, второй точно посредине между бровями; его называют Третьим глазом. Так же, как у тебя есть два глаза, чтобы познавать внешний мир... Третий глаз — это только метафора, но его опыт — познание самого себя, видение самого себя.
Седьмой, и последний, центр — сахасрара — находится на макушке головы. По мере продвижения сознания вверх вначале ты познаешь себя, на втором этапе ты познаешь всю вселенную; ты познаешь целое и самого себя как его часть.
На древнем языке седьмой центр есть «знание Бога», шестой — «знание себя», пятый — «творчество», четвертый — «любовь, щедрость, познавание других». Начиная с четвертого центра, путешествие становится определенным, появляется гарантия, что ты достигнешь седьмого. До достижения четвертого центра существует вероятность, что ты собьешься с пути.
Первым является сексуальный центр, предназначенный для воспроизводства. Прямо над ним... сексуальную энергию можно поднять вверх, и это величайший опыт; впервые ты чувствуешь себя самодостаточным. Секс всегда требует партнера. Второй центр — центр удовлетворенности, самодостаточности, тебе достаточно самого себя. В третьем центре ты начинаешь исследовать: кто ты такой? Кто это самодостаточное существо? Все центры важны. В то мгновение, когда ты находишь, кто ты такой, раскрывается четвертый центр, и ты открываешь, что ты есть любовь.
До четвертого центра, хотя путешествие и началось, есть возможность, что оно не будет завершено. Ты можешь заблудиться. Например, открыв, что ты самодостаточен, удовлетворен, ты можешь там и остаться, потому что больше не нужно ничего делать. Ты можешь не задать себе вопроса: «Кто я?» Так велика эта самодостаточность, что все вопросы отпадают.
В такие мгновения нужен мастер, чтобы ты не остановился на полпути, не достигнув цели. Есть прекрасные участки, которые можно сделать своим домом, — чувствуя себя таким удовлетворенным, зачем идти дальше? Но мастер продолжает тебя пилить, чтобы ты узнал, кто ты; можешь оставаться удовлетворенным, но, по крайней мере, узнай, кто ты. В тот миг, когда ты узнаешь, кто ты, открывается новая дверь, потому что ты начал осознавать жизнь, любовь, радость. Ты можешь остаться там; это так много, и больше не нужно никуда идти. Но мастер продолжает тебя подстрекать: «Переместись в четвертый центр! Пока ты не нашел чистой энергии любви, ты не познаешь великолепия существования».
После четвертого центра ты уже не можешь сбиться с пути. Когда ты познал великолепие существования, само собой возникает творчество. Ты познал красоту; тебе хочется, и создавать ее. Ты хочешь быть творцом. Возникает невероятная жажда творчества. Каждый раз, испытывая любовь, ты чувствуешь, что за нею, как тень, следует творчество. Творческий человек не может просто смотреть наружу. Снаружи столько красоты... но он начинает осознавать, что, если снаружи есть безграничное небо, чтобы уравновесить его, та же бесконечность должна быть и внутри. Хорошо, если есть мастер; если мастера нет, этот опыт поведет тебя дальше.
Как только открывается Третий глаз, ты видишь себя на всем протяжении твоего сознания; ты подошел очень близко к храму Бога, ты уже стоишь на его ступенях. Тебе уже видна дверь, и ты не сможешь устоять перед соблазном войти в храм и посмотреть, что внутри. Там ты найдешь вселенское сознание, там ты найдешь просветление, там ты найдешь окончательное освобождение. Там ты найдешь вечность.
Итак, есть семь центров — просто произвольных подразделений, созданных для того, чтобы искатель мог методично переходить от одного к другому; иначе слишком вероятно было бы запутаться, работая над собой. Особенно много опасностей перед четвертым центром; есть они и после него.
Было много поэтов, которые жили в пятом центре творчества и так никогда и не продвинулись вперед, много художников, много танцоров и певцов, которые создали великие произведения искусства, но так и не достигли Третьего глаза; были мистики, которые всегда оставались на уровне Третьего глаза, познавая собственную внутреннюю красоту; это приносит такую удовлетворенность, что они решили, что прибыли. Кто-то должен тебе сказать, что впереди есть что-то еще; иначе в своем невежестве ты сделаешь что-то почти непредсказуемое.
Майк решил поступить в полицию и отправился сдавать вступительный экзамен. Сержант, принимавший экзамен, понял, что потенциальный коллега — ирландец, и решил задать ему простой вопрос:
— Кто убил Иисуса Христа?
Майк нахмурился и ничего не сказал, поэтому сержант попросил его не волноваться и предложил время на обдумывание. По дороге домой Майк встретил Пэдди.
— Итак, — сказала Пэдди, — ты уже полицейский?
— И более того, — ответил Майк, — я уже веду первое расследование.
По самой человеческой природе тебе нужен кто-то, кто знает путь и его ловушки, кто знает прекрасные участки, где ты можешь застрять, и имеет достаточно сострадания, чтобы упорно подталкивать тебя вперед, даже против твоей собственной воли, пока ты не достигнешь предела своих возможностей.

Несколько лет назад я выражал много эмоций, но не чувствовал себя центрированным. Тогда ты предложил мне сдерживать энергию внутри и подводить ее к центру, хара. Пожалуйста, расскажи мне еще о хара и направь дальше.

Хара — это центр, из которого жизнь покидает тело. Это центр смерти. Слово «хара» японское. Вот почему на японском языке самоубийство называется харакири. Это центр находится на шесть сантиметров ниже пупка. Центр этот очень важный, и почти все люди его ощущают. Но только в Японии глубоко исследовали его скрытый смысл.
Даже люди в Индии, приложившие невероятные усилия к изучению центров, никогда не рассматривали хара. Индусы пропустили его, потому что никогда не придавали большого значения смерти. Твоя душа никогда не умирает; какой смысл беспокоиться о центре, который функционирует только как дверь для выхода энергий и для вхождения их в другое тело? Их работа начиналась с секса, центра жизни. Они работали над семью центрами, но хара даже не упоминается ни в одном индийском писании.
Люди, которые тысячелетиями так усердно работали в этом направлении, даже не упомянули хара, и это не может быть просто совпадением. Причина в том, что они никогда не принимали смерть всерьез. Семь центров были центрами жизни, и каждый последующий представлял высшую форму жизни. Седьмой центр был наивысшим центром жизни, достигнув которого ты становишься почти богом.
Хара расположен очень близко к сексуальному центру. Если ты не поднимаешься к высшим центрам, не движешься в направлении седьмого центра, который находится в голове, и всю жизнь остаешься в сексуальном центре, совсем рядом с сексуальным центром находится хара; когда жизнь закончится, хара станет центром, из которого твоя жизнь оставит тело.
Почему я сказал тебе это? Ты был очень энергичен, но не осознавал более высоких центров; вся твоя энергия находилась в сексуальном центре и переполняла тебя. Избыток энергии в сексуальном центре опасен, потому что она может начать высвобождаться через хара. А если она начинает высвобождаться через хара, поднять ее вверх становится очень трудным. И поэтому я велел тебе сдерживать энергию и не проявлять ее: «Держи ее внутри!» Я просто хотел, чтобы центр хара, который открывался и мог стать опасным, был полностью закрыт.
Ты послушался и стал совершенно другим человеком. Теперь, глядя на тебя, я не могу поверить, что ты был таким эмоциональным. Теперь ты более центрирован, и твоя энергия движется в правильном направлении, к высшим центрам. Она находится почти возле четвертого центра — центра любви, и это очень уравновешивающий центр. Есть три центра ниже и три центра выше его.
Когда человек в центре любви, очень маловероятно, что он снова упадет обратно, потому что он вкусил нечто от вершин. Теперь долины кажутся ему темными и безобразными, он видел освещенные солнцем вершины — не очень высокие, но все же высокие, — и теперь он будет желать только одного...
Это проблема всех влюбленных: они хотят больше любви, потому что они не понимают, что на самом деле хотят не любви, но чего-то большего, чем любовь. Их язык ограничен любовью; они не знают никакого пути, ведущего выше любви, а эта любовь не удовлетворяет. Напротив, чем больше ты любишь, тем большую чувствуешь жажду.
В четвертом центре, центре любви, человек испытывает огромную удовлетворенность лишь, когда энергия начинает двигаться к пятому центру. Пятый центр находится в горле, а шестой
— твой Третий глаз. Седьмой центр, сахасрара, находится на макушке головы. Все эти центры выражают себя по-разному и приносят различный опыт.
Когда любовь движется к пятому центру, открывается доступ ко всем талантам, которые у тебя есть, ко всем творческим способностям. Это центр творчества. Он предназначен не только для песни, не только для музыки; он предназначен для любого творчества.
В индуистской мифологии есть красивая история. Это миф, но сюжет его прекрасен, и он особенно хорош для объяснения пятого центра. Индийская мифология говорит, что происходит непрерывная борьба между силами зла и добра. Обе стороны обнаружили, что, если хорошо поискать, можно найти в океане нектар и тот, кто его выпьет, станет бессмертным. Все они попытались его найти. Но так как в жизни все уравновешено, то и здесь... Прежде чем найти нектар, они нашли яд, под которым был спрятан нектар. Никто не хотел его попробовать, от одного его вида всем становилось плохо. Один из них подумал, что, может быть, первый в мире хиппи согласиться сделать это — бог Шива. Поэтому они попросили Шиву: «Попробуй его». Он сказал: «Ладно». Он не только попробовал, но и выпил весь, а это был чистейший яд. Он удержал его в пятом центре, центре творчества. Центр стал совершенно отравленным, и Шива стал богом разрушения. Поэтому у индуистов есть три бога: Брахма, который создает мир, Вишну, который поддерживает мир, и Шива, который разрушает мир. Он стал разрушителем, потому что его творческий центр был отравлен. И яд был такой необычайной силы, что разрушение, которое он вызывает, не может быть незначительным; Шива может уничтожать только целый мир... Шива стал разрушителем мира, потому что его пятый центр вобрал весь существующий в мире яд. Это творческий центр, вот почему у влюбленных есть определенная тяга к творчеству. Когда ты влюбляешься, тебе неожиданно хочется что-то создать; любовь и творчество близки друг другу. Если тебя правильно направить, любовь может стать великим творческим актом. Она может сделать тебя поэтом, она может сделать тебя художником, она может сделать тебя танцором, она может помочь тебе достичь звезд в любом измерении.
Шестой центр, который мы называем Третьим глазом, находится между двумя глазами. Он приносит тебе ясность, видение прошлых жизней и все будущие возможности. Когда твоя энергия достигла Третьего глаза, ты уже близок к просветлению и его признаки проявляются. Их излучает человек, обладающий открытым Третьим глазом; он начинает чувствовать притяжение к седьмому центру.
Из-за этих семи центров Индия никогда не занималась хара. Хара не по пути; она расположена рядом с сексуальным центром. Сексуальный центр — это центр жизни, а хара — центр смерти. Опасность несет слишком много волнения, неуравновешенности, выплескивания энергии во все стороны, потому что это приводит твои энергии в хара. И если маршрут уже проложен, трудно будет поднять энергию вверх. Хара параллельна сексуальному центру, и энергия может перемещаться очень легко.
Это было великим изобретением японцев: они открыли, что достаточно вогнать небольшой нож в центр хара и без всякой боли жизнь исчезает — чтобы убить себя, совершенно не нужно отрубать себе голову или простреливать мозги; все это бессмысленно больно. Достаточно открыть этот центр, и жизнь исчезает, подобно тому как, если открыть цветок, то исчезнет аромат.
Хара - нужно держать закрытым. Вот почему я предложил тебе быть более центрированным, сдерживать чувства и привести их в хара... Если ты можешь заставить хара сознательно контролировать свои энергии, он не позволит им выйти. Ты начнешь чувствовать огромную укорененность, устойчивость, центрированность, что является главным условием продвижения энергии вверх...

Поляк шел по улице и увидел в хозяйственном магазине рекламу: «Цепная пила может спилить семьсот деревьев за семь часов». Поляк подумал, что это отличная покупка, и решил купить пилу.
На следующий день он принес пилу обратно и пожаловался продавцу:
—Эта штуковина совершенно не способна спилить семьсот деревьев, как говорилось в рекламе.
— Ладно, — сказал продавец, — давайте ее снова проверим.
Найдя бревно, продавец потянул шнур стартера, и пила оглушительно зарычала.
— Что это за шум? — спросил поляк.

Наверное, он пилил вручную, а это была электрическая пила!
В твоей хара столько энергии, что, если ее правильно направить, просветление будет недалеко.
Поэтому я предлагаю две вещи: будь как только возможно более центрированным. Пусть мелочи тебя не трогают — кто-то злится, кто-то тебя оскорбляет, и ты часами думаешь об этом. Вся ночь для тебя испорчена, потому что кто-то что-то сказал. Если хара может сдержать больше энергии, естественно, настолько же больше энергии начнет двигаться вверх. Вместимость хара ограничена; вся энергия, движущаяся вверх, проходит через хара, и его просто нужно держать закрытым.
Итак, во-первых, хара должен быть закрытым. Во-вторых, ты всегда должен работать на более высокие центры. Например, если ты слишком часто испытываешь гнев, ты должен больше медитировать на гнев, чтобы гнев исчез, и его энергия стала состраданием. Если ты человек, который все ненавидит, то ты должен сконцентрироваться на ненависти, медитировать на ненависть и та же самая энергия станет любовью. Продолжай двигаться вверх, всегда думай о более высоких ступенях, чтобы ты мог достичь высочайшей точки своего существа. И из центра хара не должно быть никакой утечки.
По той же причине Индия слишком беспокоилась о сексе: секс также может выводить энергию наружу. Он уводит... но, по крайней мере, секс — это центр жизни. Даже если он уводит энергию наружу, то передает ее куда-то еще, и поток жизни продолжается. Но хара — это центр смерти. Энергии нельзя позволять выходить через хара. Человека, энергия которого начинает выходить через хара, довольно просто отличить. Например, есть люди, в присутствии которых ты будто бы задыхаешься, с которыми ты чувствуешь, что они словно высасывают из тебя энергию. После их ухода ты обнаружишь, что чувствуешь себя легко и свободно, хотя они и не делали тебе ничего плохого.
Ты найдешь и полностью противоположных людей, присутствие которых делает тебя веселее, здоровее. Если тебе было грустно, грусть исчезает, если ты злился, злость исчезает. Это люди, энергия которых движется к более высоким центрам. Их энергия воздействует на твою. Мы непрерывно воздействуем друг на друга. И сознательный человек выбирает друзей и компанию, которые поднимают его энергию выше.
Одно совершенно ясно. Есть люди, которые сосут из тебя энергию, — избегай их! Лучше занять ясную позицию в отношении этих людей, проститься с ними. Не нужно страдать, потому что они опасны, они могут открыть хара и у вас. Их хара открыт, вот почему они вызывают такое ощущение, словно сосут из тебя энергию.
Психология пока не принимает этого во внимание, но очень важно, чтобы психически больных не помещали вместе. А именно это делают во всем мире. Психически больных помещают вместе в психиатрических лечебницах. Они уже психически больны, а вы помещаете их в компанию, которая опустит их энергию еще ниже. Даже врачи, которые работают с психически больными, достаточно ясно указывают на это. Психоаналитики совершают самоубийства, сходят с ума чаще, чем люди какой-либо другой профессии. И каждому психоаналитику время от времени нужно лечение другого психоаналитика. Что происходит с этими бедными людьми? Они постоянно окружены психически больными, которые все время сосут из них энергию, и они совершенно не умеют закрывать хара.
Наряду с методами медитации, методами подъема энергии есть, и методы, техники закрытия хара. Вот самый лучший и простой способ: старайся оставаться в жизни как можно более центрированным. Люди не могут даже сидеть молча; они постоянно меняют позу. Они не могут спокойно лежать; всю ночь они вертятся и переворачиваются. Это просто беспокойство, глубокое беспокойство в их душах. Человек должен научиться спокойствию. И этих небольших усилий достаточно, чтобы хара был закрыт. Особенно следует учить психологов. Кроме того, психически больных не следует помещать вместе.
На Востоке, особенно в Японии, в дзэнских монастырях, где люди осознают центр хара, вообще нет психологов как таковых. Но в дзэнских монастырях есть небольшие дома, которые удалены от основного кампуса последователей дзэн, но расположены в том же лесу или в той же горной местности. И если к ним приводят психически, больного, ему предоставляют этот дом и предлагают отдыхать, расслабиться, наслаждаться — гулять по лесу, но не разговаривать. В любом случае, разговаривать ему не с кем! Один раз в день кто-то приносит еду; нельзя разговаривать и с этим человеком, и даже если он с ним заговорит, тот не ответит. Таким образом, вся его энергия полностью под контролем. Он не может разговаривать, он не может ни с кем встречаться.
Ты удивишься, узнав, что то, чего психоаналитики достигают за годы, достигается за три недели. Через три недели человек так же здоров, как и все нормальные люди. С ним ничего не делали, не применяли никаких методов — вообще ничего. Его просто оставили в одиночестве, чтобы он не мог разговаривать. Его оставили в покое, чтобы он мог отдохнуть и быть самим собой. От него не ждут, что он будет оправдывать чьи-либо ожидания.
У тебя все хорошо. Продолжай то, что делаешь, накапливая в себе энергию. Накопление энергии автоматически заставит ее двигаться вверх. И когда она поднимется выше, ты почувствуешь себя более спокойным, более любящим, более веселым, более делящимся, более сострадательным, более творческим. И недалек тот день, когда ты наполнишься светом и испытаешь чувство возвращения домой.
Человек потерял контакт с солнечным сплетением из-за страха перед сексом, из-за подавления секса, из-за отрицания жизни.
Солнечное сплетение — это центр, как жизни, так и смерти. Вот почему японцы называют его «хара»; хара значит смерть. А индусы называют его «манипурой». Манипура значит «бриллиант», самый драгоценный камень, потому что там возникает жизнь. Солнечное сплетение — это твое семя. Это первое, что создается в утробе матери, а все остальное растет вокруг.
В солнечном сплетении есть семя и отца, и матери. Жизненная клетка отца и жизненная клетка матери создают солнечное сплетение. Это первый набросок тебя, из него растет все, и он навсегда останется центром. Ты можешь забыть об этом, ты можешь перестать это осознавать, ты можешь подавлять, но он останется центром. Просто ты будешь становиться менее и менее живым. Чем дальше ты уходишь, тем менее и менее живым становишься и тем дальше ты от солнечного сплетения. Ты живешь на периферии, ты теряешь центрированность, теряешь укорененность. Центр очень живой. Начни жить больше и больше.
Это первобытный ум, самый первичный ум. Врачи, практикующие первичную терапию*, еще не осознают, что первобытный крик исходит из солнечного сплетения... Это первичный ум. Затем появляется вторичный ум — сердце, чувство. Затем возникает третий ум — голова, мышление.
Солнечное сплетение — это существо, сердце — чувство, голова — мышление. Мышление дальше всего, чувство находится посередине, вот почему в чувстве ты более всего жив, намного живее, чем в мышлении. Мысли мертвы: это трупы, они не дышат. Чувства дышат, у чувств есть пульс, но ничто не может сравниться с первобытным, первичным умом. Если ты можешь достичь солнечного сплетения, быть там и жить оттуда, у тебя будет совсем другая жизнь — настоящая жизнь.
* Primal therapy: психотерапевтический метод, основанный на высвобождении блокированной энергии путем достижения «первичного крика». — Прим. перев.
В те немногие мгновения, когда ты чувствуешь, что реален, ты находишься в солнечном сплетении. Вот почему иногда люди идут навстречу опасностям, занимаются альпинизмом — потому что, когда есть реальная опасность, вы просто попадаете в солнечное сплетение. Именно поэтому в состоянии шока первая пульсация возникает в солнечном сплетении. Во время шока вы не можете думать, не можете чувствовать, вы можете только быть.
Если ты ведешь машину и неожиданно понимаешь, что сейчас произойдет авария, это бьет в солнечное сплетение. Именно поэтому людям нравится быстрая езда, и чем быстрее едет машина, тем больше ты чувствуешь жизни, трепета. Ты приближаешься к солнечному сплетению. Вот что так привлекательно в войне. Люди идут в кино, чтобы посмотреть фильм про убийство. Создается ситуация, в которой ты снова можешь почувствовать солнечное сплетение. Люди читают детективы, и когда повествование достигает кульминации, они не могут думать, не могут чувствовать: они есть!
Попытайтесь это понять. Туда ведут все медитации. Это подъем жизненной силы, это источник жизненной силы. Иди к нему, тебе это будет легко — именно поэтому я советую к нему идти. Каждый раз, сидя в молчании, будь там. Забудь голову, забудь тело: просто будь пульсацией под пупком. Проникнув туда глубоко, ты сможешь по-настоящему понять концепцию троицы — потому что там твой отец, там твоя мать. Если ты тоже там, возникает троица. Вот основа идеи троицы — это не Бог, сын и святой дух. Если ты сам есть троица, треугольник, — отец и мать уже там. Если ты тоже там, рождается Христос, рождается Сын. А когда рождается сын, возникает настоящее единство.
Два не могут встретиться; чтобы их соединить, нужно третье. Там твои отец и мать — поглощенные, но не впитанные, в некоем союзе, но не единстве. Там живет женское и мужское, еще не соединенное мостом, и это порождает весь конфликт — тебя два, ты двойствен. Ты обречен быть двумя; что-то было дано отцом, что-то матерью. Там они оба текут вместе как два потока, но все же сохраняется тонкое разделение.
Если туда проникает твое сознание, если ты более и более это осознаешь, само сознание станет катализатором: два исчезнут, и воцарится единство. Это единство называется Сознанием Христа.

17
отношение к болезни

Каков твой инсайт о причине рака?

Рак, в основном, является психическим заболеванием, он, в основном, является заболеванием ума, а не физическим заболеванием. Когда ум очень напряжен, так напряжен, что это становится невыносимо, то он начинает воздействовать на ткани тела. Вот почему рак возникает только тогда, когда цивилизация становится очень, очень рафинированной. В примитивных обществах вы не можете обнаружить рак. Люди не настолько рафинированны. Чем общество выше — под «выше» я имею в виду более сложное, — чем оно более рафинированное, чем общество более сложное, тем чаще возникает рак...
Рак должен исчезнуть. Рак может существовать только в определенном невротическом состоянии ума. Если ум расслабляется, то рано или поздно тело подчинится ему и расслабится. Это и является причиной того, что в результате научных исследований пока не могут найти лекарства от рака. Почти невозможно найти лекарство от рака, и в тот день, когда они обнаружат лекарство от рака, они принесут в мир еще более опасные болезни, потому что лекарство будет означать подавление. В тот день, когда они обнаружат лекарства, достаточно сильные для подавления рака, на свободу вырвутся другие болезни. Яд начнет течь по какому-то другому каналу.
Так и происходило на протяжении веков. Простые болезни излечивались, и возникали болезни более сложные. Вы вылечиваете одну болезнь, возникает другая болезнь, и вторая болезнь является более сложной, чем первая. Первая была естественной реакцией тела, вторая является неестественной, ненормальной реакцией тела. Вы подавляете вторую, и возникает третья, и третью укротить будет еще сложнее... и так далее. Итак, рак находится на вершине. Если его подавить, то возникнут еще более сложные болезни и в человеческом теле, и в человеческом уме.

На прошлой неделе я узнала, что у меня рак. С того времени, за исключением нескольких моментов паники и страха, я ощущала, как в мое существо проникает глубокое спокойствие и расслабление. Отказалась ли я уже от жизни или это покой приятия?

Мы отказываемся от своей жизни в тот самый момент, когда появляемся на свет, потому что рождение является не чем иным, как началом смерти. С каждым мгновением ты умираешь все больше и больше.
Это ведь не в определенный день, когда вам семьдесят лет, то приходит смерть, это ведь не событие, это процесс, который начинается с рождения. Он может длиться семьдесят лет, это очень медленный процесс, но это процесс, а не событие. И я подчеркиваю этот факт для того, чтобы объяснить тебе, что жизнь и смерть не являются двумя явлениями. Они становятся двумя, если смерть является событием, которое прекращает жизнь. Тогда они становятся двумя, тогда они становятся антагонистичными, враждебными.
Когда я говорю, что смерть является процессом, начинающимся с рождения, то я говорю, что жизнь также является процессом, начинающимся с того же рождения, — и это не два процесса. Это один процесс, он начинается с рождения и заканчивается смертью. Но жизнь и смерть — это как два крыла у птицы, или две руки, или две ноги. Даже у вашего мозга два полушария, отдельно правое полушарие, отдельно левое полушарие. Без диалектики вы не можете существовать.
Жизнь диалектична, и если вы поймете это, то тогда естественным образом к вам придет громадное принятие смерти. Она не против вас, она часть вас, без нее вы не можете быть живым.
Это как фон доски, на которой вы пишете мелом: доска не против мела, она просто усиливает его, делает его более заметным. Без доски белая надпись просто исчезнет. Это как день и ночь, вы наблюдаете это повсюду, но упорно ведете себя как слепые. Без ночи нет дня.
Чем глубже вы погружаетесь в диалектику... это замечательное переживание. Без бездействия нет действия, если ты не можешь расслабиться, то ты не можешь действовать. Чем больше вы можете расслабиться, тем более совершенным образом вы будете действовать. Они кажутся противоположностями, но не являются ими. Чем лучше ты растворишься ночью во сне, тем более молодым, с более обостренными чувствами ты проснешься утром. И повсюду в жизни ты обнаружишь этот же самый диалектический процесс.
У дзэнских мистиков есть коан: они просят учеников медитировать на звуке хлопка одной руки. Это абсурдно, звук хлопка одной руки не может существовать. Хлопка чем? Для хлопка нужны две руки, на поверхности они противостоят друг другу, но, по сути, создают один хлопок, объединенные в своих усилиях, последовательные, ни противостоящие друг другу, ни противоречащие друг другу, но дополняющие друг друга.
Эта медитация дается по той простой причине, чтобы вы смогли осознать, что в жизни вы не можете найти ни одного примера, который бы иллюстрировал хлопок одной ладонью. Весь мир является хлопком двух ладоней: мужчина и женщина, день и ночь, жизнь и смерть, любовь и ненависть. Чем глубже ученик медитирует... медленно, медленно он начинает осознавать, что в целом мире нельзя найти чего-либо подобного.
А наставник расспрашивает его обо всем: «Ты нашел его? Ты слышал звук хлопка одной ладони?» Много идей возникает в их умах: звук текущей воды, они думают, может быть, это оно. И бегут к наставнику, чтобы сказать ему: «Я нашел: это звук текущей воды». И получают удар тростью наставника: «Ты идиот! Это не звук хлопка одной ладони. Тут существует дуальность, только подумай. В воде находятся камни, это они создают звук, это не звук одного, это всегда звук двоих». На самом деле, не может существовать звук одного. Ученик разочарован тысячи раз, каждый его ответ отвергается. Он начинает осознавать, что звук всегда образуется двумя. А тишина одним, только тишина может быть ответом. Это не хлопок. Но прохождение всего этого процесса для достижения тишины... и затем он приходит к наставнику, и наставник спрашивает: «Ты слышал его?»
Ученик кланяется ему в ноги, слезы радости текут из его глаз. Он не может даже сказать: «Да, я нашел его». Это не будет точно. Он не нашел тишину, напротив, он растворился в тишине. Это не нахождение, это исчезновение. Его больше нет, существует только тишина. Кто может теперь сказать: «Я нашел ответ?» — вот почему у него текут слезы радости, и из благодарности он прикасается головой к ногам наставника. И наставник говорит: «Я отлично понимаю, не беспокойся. Не беспокойся, что ты не можешь выразить это словами. Никто не может. Вот почему прежде, когда ты спешил ко мне с ответом, я бил тебя тростью даже до того, как ты произносил мне ответ, и говорил: «Идиот! Убирайся!» И ты удивлялся, что, еще не выслушав твой ответ, я отвергал тебя. Теперь ты понимаешь: вопрос не в том ответе или в этом ответе. Все ответы неправильны. Правильным является только безмолвие, которое является экзистенциальным присутствием, а не ответом, основанным на знании».
Тебе везет, что ты знаешь, что умрешь через семь дней, что у тебя рак. У всех рак, но некоторые люди ленивы. А ты торопливая! Американка! Большинство людей являются индийцами, даже умирая, они не спешат. Они всегда опаздывают, всегда опаздывают на поезд.
Я говорю, что ты счастлива, что знаешь, потому что умрут все, но не известно когда, где... люди живут с иллюзией, что они будут жить всегда. Они всегда видят, как умирают другие. Это логически поддерживает их точку зрения о том, что: «Всегда умирают другие. Я никогда не умру». Ты, должно быть, видела, как умирают многие люди, и это укрепляло тебя в мысли, давало логическое обоснование того, что всегда умирают другие. А когда умрешь ты, ты не знаешь, ты будешь в бессознательном состоянии — ты пропустишь возможность познать смерть. Те, кто познали смерть, единодушно утверждают, что она является величайшим оргазмическим переживанием в жизни.
Но люди умирают бессознательно. И хорошо, что существуют болезни, которые предсказуемы. Рак означает, что ты знаешь за семь дней, или семь месяцев, какое бы ни было время, что с каждым мгновением приближается смерть. Не все получают эти семь дней. Рак является чем-то, что ты, по-видимому, заслужила в своей прошлой жизни, потому что Дж. Кришнамурти умер от рака, Рамана Махарши умер от рака, Рамакришна умер от рака.
Странно... трое просветленных людей, которые не являются мифом, которые жили совсем недавно, умерли от рака. Он представляется чем-то духовным! У него определенно имеется духовное измерение.
Я не хочу сказать, что все, кто умирает от рака, являются просветленными существами, но они могут стать просветленными существами легче, чем кто-либо другой, потому что другие продолжают жить с иллюзией, что они никогда не умрут, что нет спешки. Медитацию можно отложить на завтра, на послезавтра. Куда спешить? Есть и более срочные дела, которые нужно сделать сегодня. Медитация никогда не является срочной, потому что смерть не является срочной.
Для человека, который узнал, что рак собирается нанести удар через семь дней, все в жизни становится бессмысленным. Исчезают все срочные дела. Он думал о том, чтобы построить прекрасный дворец, идея эта полностью исчезает. Он волновался из-за третьей мировой войны; теперь он уже не волнуется. Она стала ему безразлична. Что произойдет после него — не имеет значения — у него осталось только семь дней.
Если в эти семь дней ты станешь бдительной, то ты можешь прожить семьдесят лет, или семьсот лет, или целую вечность — потому что теперь медитация приобретает приоритет, любовь становится приоритетом... танец, ликование, ощущение красоты, которые никогда прежде не были приоритетами. На этой неделе полнолуние будет приоритетом, потому что ты больше никогда не увидишь полнолуния опять. Это твое последнее полнолуние. Ты жила долгие годы: луна приходила и уходила, и ты никогда не беспокоилась из-за нее, но теперь ты должна отнестись к ней серьезно. Это твоя последняя луна, это твоя последняя возможность любить, это твоя последняя возможность быть, это твой последний шанс ощущать все то, что прекрасно в жизни. И у тебя больше нет энергии, чтобы испытывать гнев, бороться. Ты можешь все отложить, ты можешь сказать: «Через неделю мы встретимся в суде, но на этой неделе позвольте мне побыть в отпуске».
Да, вначале ты почувствуешь грусть, отчаяние, потому что жизнь ускользает из твоих рук. Но она всегда ускользает из твоих рук, знаешь ты об этом или нет. Тебе везет, что ты знаешь об этом.
Я вспомнил о великом мистике Экнатхе. Один человек приходил к нему на протяжении долгих лет. Однажды он пришел к нему утром, когда там никого больше не было, и он спросил Экнатха: «Пожалуйста, прости меня. Пришел утром, чтобы здесь никого больше не было, потому что я хочу задать вопрос, который я всегда хотел задать, но я чувствовал себя неловко и подавлял в себе это желание».
Экнатх сказал: «Нет никакой причины стесняться. Вы всегда можете задать мне любой вопрос. Садитесь, пожалуйста, сюда».
Итак, они сидели в храме. И человек сказал: «Мне это нелегко. Как бы мне это выразить? Мой вопрос заключается в том, что на протяжении многих лет я приходил к вам и никогда не видел вас грустным, разочарованным. Я никогда не видел, чтобы вы испытывали тревогу или как-то волновались. Вы всегда веселы, довольны, удовлетворены. Я не могу поверить в это. Мой сомневающийся ум говорит: «Этот человек притворяется». Я боролся со своим умом, говорил, что вы не можете притворяться годами: «Если он притворяется, то ты попробуй». И я пытался — на протяжении пяти минут, самое большее, семи минут, а потом я забывал об этом. Тревоги приходят, гнев приходит, грусть приходит, а если никто не приходит, то тогда жена приходит! И все притворство уходит. Как вам это удается день за днем, месяц за месяцем, год за годом? Я всегда видел ту же радость, такое же милосердие. Пожалуйста, простите меня, но меня мучают сомнения, что вы притворяетесь. Возможно. У вас нет жены, это кажется единственным различием между вами и мной».
Экнатх сказал: «Просто покажи мне свою ладонь».
Он взял его ладонь в свои руки, рассмотрел ее; он выглядел очень серьезным.
Человек сказал: «Что-нибудь не в порядке? Что случилось?» Он забыл обо всех своих сомнениях, притворстве и Экнатхе.
Экнатх сказал: «Перед тем как я начал отвечать на ваш вопрос, случайно я увидел, что линия вашей жизни закончена... вам осталось только семь дней. И поэтому я хотел сначала сказать вам об этом. Когда я начну объяснять и отвечать на ваш вопрос, то я могу забыть».
Человек сказал: «Меня больше не интересует вопрос, меня больше не интересует ответ. Просто помогите мне встать». Он был молодым человеком.
Экнатх сказал: «Вы можете встать?»
Он сказал: «Я чувствую, что у меня нет сил. Только семь дней, а у меня было столько планов... все кончено. Помогите мне! Мой дом неподалеку отсюда, отведите меня домой».
Экнатх сказал: «Вы можете ходить. Вы можете идти пешком — еще несколько секунд назад вы прекрасно ходили». Человек как-то попытался встать, он выглядел так, словно вся его энергия покинула его. И когда он спускался по лестнице, то можно было видеть, что неожиданно он постарел, он опирался на перила. Когда он шел по дороге, то можно было видеть, что он может в любой момент упасть, он шел словно пьяный. Кое-как он дошел домой.
Все вставали — было раннее утро, а он отправился спать. Его все спросили: «В чем дело? Ты заболел, ты себя плохо чувствуешь?»
Он сказал: «Теперь даже болезнь не имеет значения. И не имеет значения, как я себя чувствую, плохо или хорошо. Линия моей жизни закончилась — осталось только семь дней. Сегодня воскресенье — в следующее воскресенье, когда солнце будет садиться, меня не станет. Меня уже нет!»
Все домочадцы стали грустными. Начали собираться родственники, друзья, потому что Экнатх никогда не говорил неправду, он был человеком истины. Если он сказал так, значит, смерть неизбежна. На седьмой день, как раз перед тем, как солнце начало садиться, а в это время жена рыдала, дети плакали, братья плакали, а старый отец и старая мать были без сознания, Экнатх подошел к дому. Они все сказали: «Вы пришли как раз вовремя. Благословите его, он отправляется в неведомый путь».
За эти семь дней человек очень сильно изменился, даже Экнатх не без труда его узнал. Он стал просто скелетом. Экнатх потряс его, тот постарался открыть глаза. Экнатх сказал: «Я пришел сказать, что ты не умрешь. У тебя все еще достаточно длинная линия жизни. Я сказал, что ты умрешь через семь дней вместо ответа на твой вопрос. Это мой ответ».
Человек вскочил. Он сказал: «Какой же это ответ? Такой ответ может убить человека. По-видимому, ты можешь убивать! Мы верим в тебя, а ты пользуешься нашей верой».
Экнатх сказал: «Кроме этого ответа, ничто не помогло бы. Я пришел спросить тебя: за эти семь дней ты с кем-нибудь спорил? Ходил в суд? Ведь это твое обыкновение — каждый день ты ходишь в суд». Он был таким человеком, это была его работа. Он готов был быть даже свидетелем убийств, только заплатите ему достаточно. Он выступал в качестве свидетеля даже тогда, когда суд рассматривал дело про убийство, и суд знал, что он не может быть свидетелем всего того, что происходит. Он был профессиональным свидетелем...
Экнатх сказал: «Как тебе работалось? За семь дней сколько ты раз выступал как очевидец? Сколько ты заработал?»
Он сказал: «О чем вы говорите? Я не вставал со своей постели. Я ничего не ел, у меня нет ни аппетита, ни жажды. Я просто мертвый. Я не чувствую никакой энергии или какой-либо жизни во мне».
Экнатх сказал: «Теперь пришло время, встать. Хорошенько выкупайся, хорошо покушай. Завтра у тебя дело в суде. Продолжай работать. И я ответил на твой вопрос, ведь так как я осознал, что умру... и смерть может прийти и завтра — у тебя было семь дней. А у меня нет даже семи дней, завтра я могу не увидеть закат солнца. У меня нет времени для глупых вещей, для глупых амбиций, для жадности, для гнева, для ненависти. У меня просто нет времени, потому что завтра меня уже может не быть здесь. За эту короткую жизнь, если я смогу восхищаться красотой мира, красотой людей, если я смогу делиться своей любовью, если я смогу делиться своими песнями, то, возможно, смерть не будет сурова со мной».
Я слышал от стариков, что те, кто знают, как жить, автоматически узнают, как умереть. Их смерть красива, потому что они умирают только внешне, внутренне путешествие жизни продолжается.
Разумеется, ты была шокирована, когда узнала, что больна раком, ты будешь грустить и испытывать отчаяние. Но ты являешься моим санньясином, ты должна использовать эту возможность для великого превращения сущности. Эти несколько дней, которые ты будешь здесь, должны быть днями медитации, любви, сострадания, дружелюбия, игривости, смеха, и если ты сможешь этого добиться, то ты будешь вознаграждена сознательной смертью. Она является наградой за сознательную жизнь.
Несознательная жизнь и умирает несознательно. Сознательная жизнь вознаграждается сознательной смертью. И умереть сознательно — значит познать предельное оргазмическое переживание жизни и одновременно узнать, что ничего не умирает, только форма меняется. Ты переселяешься в новый дом, и, конечно, в лучший дом, на более высоком уровне сознания. Ты должна использовать эту возможность для роста. И жизнь абсолютно справедлива. Все, чего ты достигла, ты никогда не теряешь, все это вернется к тебе как награда.
Признай, что смерть является частью твоей жизни, и признай, насколько хорошо, что ты узнала об этом заранее. В противном случае смерть подходит, а ты не можешь слышать ее шаги, шаги приближающейся к тебе смерти. Вот почему я говорю, что тебе повезло: смерть постучалась к тебе за семь дней. Используй эти дни для полного приятия. Сделай эти дни такими радостными, насколько это только возможно. Сделай эти семь дней днями смеха. Умри с шуткой, с улыбкой на лице, с благодарностью за все, что жизнь дала тебе.
И вот что я тебе скажу: смерть является вымыслом. Смерти нет, потому что ничто не умирает, только обстоятельства меняются. И если ты сознательна, то ты можешь заставить их меняться к лучшему. Именно так происходит эволюция. Именно так живущий подсознанием человек становится Гаутамой Буддой.

В декабре прошлого года у меня обнаружили рак матки. Для меня это было подобно решению продолжать страдать и умереть или выйти из этого. Я позволила тебе полностью войти в мое существо и утонула в твоей любви: рак исчез. На протяжении последних шести месяцев, даже тогда, когда я не могла тебя видеть, я ощущала твою близость. Некоторые из моих друзей являются санньясинами, и когда я им это рассказываю, то они говорят, что я бегу от реальности. Иногда я размышляю, и меня одолевают сомнения насчет того, что я чувствую. Правы ли они? Что такое реальность?

Всегда прислушивайся к своим собственным переживаниям. У тебя был рак. И часто случается, что рак может стать огромной возможностью, потому что теперь смерть неминуема. И теперь вопрос не стоит о том, что нужно сдерживаться, смерть все равно заберет тебя. И потому, что смерть была так близко, ты больше помнила меня, ты больше любила меня, потому что не было времени, чтобы откладывать на потом. Впервые ты позволила мне быть с тобой полностью, — и рак исчез.
Рак возникает по многим причинам. Одна из причин заключается в том, что ваша жизнь бессмысленна, лишена любви, и в том, что вы по-настоящему не живете — просто продолжаете тягостное существование. У вас нет никакой причины жить, и проблема заключается в том, что у вас нет и никакой причины совершить самоубийство. И поэтому в состоянии сна, как лунатики, люди движутся от колыбели к могиле. Это долгое путешествие, и они умудряются совершить его во сне. Они достигают могилы, или то, что они достигают, является могилой...
Я приказывал тебе непрерывно любить, жить полной жизнью. И в течение этих нескольких дней у тебя не было другой альтернативы — приближалась смерть, ты любила всем своим существом. Ты позволила мне быть в тебе — и рак исчез. Это не я что-то сделал, это ты что-то сделала. Если бы ты слушала меня прежде, то рак вообще бы не появился. Если бы ты прежде любила с такой интенсивностью и полнотой, то ты была бы недосягаема для рака. Теперь, когда рак исчез, ты приходишь к мысли, что, возможно, это я совершил чудо. Я ничего не сделал. Ты совершила чудо, и именно потому, что ты говорила своим друзьям: «Мой наставник совершил чудо», они призывают тебя быть более реалистичной, и у тебя появляются сомнения. Твои друзья правы. Будь реалистична, хотя они сами не реалистичны. Единственным реальным фактом является то, что рак исчез, потому что впервые ты обладала полнотой существа, единением существа, которое было сильнее любого рака.
Теперь возникают сомнения, ты спросишь друзей — и кто угодно скажет: «Не будь глупой. Не будь суеверной», хотя они не могут объяснить, как и почему рак исчез, они призывают тебя к реализму. Тогда ты спросишь у них: «Тогда вы будьте реалистичны и скажите мне, как исчез рак». Позволь им немного ощутить рак! Позволь им обдумать это, пусть они не смогут заснуть — почему же прошел рак? Потому что реальность нужно искать там.
И не жди от меня чуда. Это фикция. Ты совершила чудо, в этом нет никакого сомнения. И каждый способен творить такие чудеса. Жизнь является такой тайной, что если мы по-настоящему будем безмолвны, будем жить полной жизнью, будем любить, то это многое может изменить — и в теле, и в уме, и в душе.
Но не перенимай у своих друзей дурацкие идеи, потому что рак может появиться опять, ведь это не моя заслуга, это твоя заслуга. Если у тебя появляются сомнения и если ты не знаешь, как это произошло, то твои сомнения могут вызвать рак. Это была полнота твоего существа, которая растворила его, — твои сомнения могут проложить ему путь к возвращению. И тогда никто из ваших друзей не скажет: «Будь реалистична». И тогда ты должна будешь возвратиться к прежнему настроению, но на этот раз тебе будет труднее.
Лучше не попадать опять в такую же беду. На этот раз будет труднее, потому что на этот раз ты будешь ожидать избавления, а раньше такого ожидания не было. В первый раз, когда ты заболела раком, ты не ожидала никаких чудес. Теперь, если это произойдет, то ты будешь любящей, ты будешь пытаться быть тотальной, но попытки быть тотальной не являются тотальностью, попытки быть любящей не являются любовью. И в глубине души ты будешь ожидать, что рак пройдет, — ситуация не будет такой же самой. И помни, в следующий раз не обвиняй меня в том, что я не помог тебе. В первый раз я не помогал тебе тоже. Это всегда ты. Что бы с тобой ни произошло, ответственность несешь ты.

Существует ли взаимосвязь между сексом, головной болью и мигренью?

Ни один медицинский научный работник не пришел к такому заключению, но я говорю, основываясь на моих собственных открытиях, которые я постоянно продолжаю совершать, — я ведь неутомимый исследователь, и рано или поздно наука должна будет со мной согласиться. Сексуальный центр находится в голове, а не в гениталиях, как полагает наука. И если сексуальный центр в голове, а не в гениталиях, то подавление секса может вызвать головную боль. Это не вызовет боль в гениталиях, потому что они не являются чем-то значительным: это просто продолжение определенного центра в вашем уме.
Почему люди начали думать об этом, и врачи даже стали советовать пациентам что-то в том плане, что секс полезен для психического здоровья? И они правы: все люди, которые в прошлом подавляли секс во имя религии, страдали от страшной головной боли. Даже такой человек, как Дж. Кришнамурти, на протяжении сорока лет непрерывно страдал от такой страшной боли, мигрени, что даже он, человек, обладавший таким пониманием, помышлял о том, чтобы разбить голову о стену и умереть, — такой сильной была боль.
Миллионы мужчин во всем мире обнаружили, что они страдают от мигрени после физической близости. И я читал статью христианского ученого... ум его ограничен традицией, потому что он христианин. Он пытается обнаружить самые различные причины того, что мужчины страдают от мигрени. Он занимался этой темой на протяжении одного года. И совсем недавно он представил статью, в которой привел великое множество причин — физиологических, химических, но реальность очень проста и не требует проведения каких-либо исследований. Реальность заключается в том, что вы разделили ум мужчины на две части. Одна часть говорит: «То, что ты собираешься делать, — неправильно. Не делай этого»; вторая часть говорит: «Невозможно избежать соблазна — я это сделаю». И эти две части начинают бороться, конфликтовать.
Мигрень является не чем иным, как конфликтом, глубоким конфликтом в вашем уме. Ни один абориген не страдает от мигрени после физической близости. Католики страдают больше, чем кто-либо другой, потому что они так крепко держатся за свои традиции, что это создает раскол в их уме. То, что они говорили на протяжении столетий, не имеет какого-либо основания, не основано на каких-либо свидетельствах, но они продолжают это твердить. И когда... даже если ложь повторять слишком часто, то она становится похожей на правду.
Человек должен очень осторожно обращаться со словами.
Мужчина заходит в бар и начинает рассказывать анекдот про поляка. Человек, сидящий рядом с ним, большой, громадный, полный энергии человек; он поворачивается и угрожающе говорит: «Я поляк. Подожди-ка минутку, я позову своих сыновей».
И он зовет их: «Иван, иди сюда и приведи своего брата». Двое мужчин, еще более крупных, чем первый, появляются из задней комнаты. «Иосиф, — зовет мужчина, — иди сюда со своим двоюродным братом». Еще двое мужчин, самых огромных, входят через черный ход. И все пятеро мужчин окружают человека, который хотел рассказать анекдот.
«Теперь, — говорит первый поляк, — не хочешь ли ты закончить свой анекдот?»
«Нет», — отвечает человек.
«Нет? И почему же нет? — говорит поляк, сжимая и разжимая кулак. — Ты что, испугался?»
«Нет, — говорит мужчина, — мне просто не хочется объяснять его всем пятерым».
Люди очень умно обращаются со словами. Они могут скрыть любую реальность. Он боится — эти пятеро мужчин могут убить его, — но он находит отличное оправдание: «Мне не хочется утруждаться, объясняя всем пятерым смысл анекдота».
Все религии играли со словами и не позволяли человеку быть достаточно разумным, чтобы понимать скрытый за словами смысл. Они создали джунгли из слов и теологии, догм и символов веры и культов. И бедный человек просто несет на себе это бремя во имя морали.
Я хочу сказать вам: никогда не беспокойтесь о морали. Единственной заботой подлинного искателя является сознание, больше сознания. И ваше сознание позаботится о ваших поступках. Без каких-либо усилий ваши поступки станут моральными, без каких-либо усилий они распустятся вокруг вас как цветы.
Мораль — это не что иное, как образ жизни сознающего человека.

Насколько я понимаю, вы разработали технику разговора с телом для помощи при недомогании или такой боли, как мигрень. Я врач, и я бы хотел использовать этот метод. Не могли бы вы детально о нем рассказать?

Идея заключается в том, что люди нуждаются, чтобы их учили, как дружить со своим телом. Лучше, если терапевтом является женщина, которая может помочь людям почувствовать, где они напряжены или где ощущают боль. И она затем должна научить их, как говорить с телом, говорить телу: «Я был отчужден от тебя религиями. Я хочу быть ближе к тебе, быть другом, а не врагом. Я чувствую себя виноватым, потому что я никогда не думал об этом — о том, что ты работало на меня все эти годы, а я даже не поблагодарил тебя».
Сначала поговорите со всем телом: «Послушай меня», — и поговорите о своих проблемах: «Пожалуйста, позволь им исчезнуть». В вашей власти это сделать. Затем поговорите с конкретными частями тела, которые болят.

Нужно ли каким-то образом готовиться к беседе?

Перед тем как группа начнет работать, скажите людям, что они будут в трансе, но смогут разговаривать с телом. Они могут говорить громко — так будет лучше. Группа начинает работать с трехминутного повторения мантры «Ошо». До начала повторения мантры скажите людям, что, когда они будут повторять «Ошо», они будут все крепче и крепче засыпать. Затем сделайте им гипнотическое внушение, чтобы они заснули. Когда все люди заснут — вы можете проверить это, поднимая их руки и наблюдая за тем, будут ли они падать, — затем подойдите к каждому человеку индивидуально. Люди должны лежать на достаточном расстоянии друг от друга, когда вы разговариваете с одним из них, это не должно беспокоить остальных. Заранее терапевт выясняет, в чем заключается проблема каждого из них, затем, когда они все спят, он подходит к каждому из них и говорит: «Твой ум и твоя душа являются одним и тем же феноменом, ты забывал говорить со своим умом и телом. Твоя проблема (какой бы она ни была) исчезнет, исчезает и никогда больше не появится». Когда вы пообщались с каждым таким образом, то скажите им всем: «Все, что говорилось вам под гипнозом, вы сможете делать и сами, без гипноза». Затем закончите сеанс мантрой «Ошо» длительностью в три минуты. Людям нужно сказать, чтобы они повторяли это сами себе каждый вечер перед тем, как укладываются спать, по крайней мере, на протяжении месяца.

Я попытался говорить с болью, когда я ее испытываю, но это не помогает.

Это неправильно. Болезнь не является частью организма, это что-то внешнее, на самом деле, это что-то противоположное организму. Вы должны говорить с мозгом/телом, а не с болезнью. Вы должны говорить мозгу/телу: «Время освободиться от боли, болезни». Повторите это десять — пятнадцать раз, а потом: «Сейчас вы будете крепко спать, и у вас будет время поработать». А когда вы проснетесь, прикажите телу/мозгу освободиться от боли. Скажите мозгу, что теперь боль прошла и ей нельзя позволять возвращаться, иначе вы будете вечно приказывать боли уйти и она будет возвращаться. Мы разговариваем главным образом с мозгом, и мозг говорит с телом, но мы не знаем язык.
Это подлинная Троица — душа, ум и тело. Душа не может что-либо делать прямым способом, это она просит, чтобы боль ушла. Мозг должен разговаривать с телом.
Этому должны учить всех в школе, но религии учили, что тело и душа — это что-то отдельное друг от друга. Дети могут быстро научиться прогонять из тела боль.

Всегда ли необходимо использовать гипноз?

Вы можете, но это не является необходимым.

Какой язык нужно использовать?

Подойдет любой язык.

Как можно использовать этот метод для похудения?

Сначала скажите мозгу, что вы посылаете сообщение для тела и что мозг должен его передать. Затем просто скажите телу, что будет идеальным, если вы будете весить на пять килограммов или пять фунтов меньше, и что: «Переваривай нормально». Вообще не участвуйте в еде. Просто скажите телу, что нужно на несколько фунтов похудеть. И когда вы похудеете настолько, насколько нужно, то прикажите телу поддерживать этот вес и что не нужно ни терять в весе, ни прибавлять.

Не так ли работают со здоровьем «Христианские Ученые»?

Это являлось основой «Христианской Науки», но они пошли намного дальше. Они говорили слепому: «Теперь ты можешь видеть». Но слепой не верил им, да и глаз у него не было, и поэтому как он мог видеть? Это было просто глупо. Но для простых вещей, таких, как боль там или здесь, этот способ может быть необычайно полезным.

Как врач, в своей практике я сталкиваюсь с большим количеством людей, жалующихся не на что-то экзотическое, а на вполне реальный запор. Является ли запор еще одним симптомом «Цивилизации»?

Несколько лет назад ко мне обратился человек — он длительное время страдал от запора. Он был очень богатым человеком, он испробовал все лекарства, все способы лечения, от аллопатии до натуропатии, — он испробовал все. У него было достаточно денег на расходы, достаточно времени, так что никаких проблем не было. Чтобы избавиться от запора, он объездил весь мир, но чем больше он пытался, тем сильнее становился запор, тем он глубже пускал корни. Он пришел ко мне и спросил: «Что делать?»
Я сказал ему: «Запор может быть только симптомом, он не может быть причиной. Причина находится где-то в вашем сознании». Поэтому я посоветовал ему делать очень простую вещь. Он не мог поверить в это, он сказал: «Как это может быть возможно? И вы думаете, что эта простая вещь мне поможет? Вы меня не обманываете? Я не могу поверить в это». Но я сказал: «Просто попытайтесь». Я посоветовал ему только одно: непрерывно помнить о том, что «Я не тело». И ничего больше. Разумеется, он не мог поверить в это, потому что как это может помочь?
Человек отождествлен с телом. Слишком сильное отождествление с телом приводит к запору. Вы цепляетесь, вы сжимаетесь. Вы не позволяете телу поступать по своему усмотрению, вы не позволяете ему двигаться в потоке. Вот смысл запора. Запор является психическим заболеванием. Не отождествляйте себя с телом. Непрерывно помните: «Я не тело, я свидетель». Он пытался на протяжении трех недель и сказал: «Помогает. Что-то расслабляется внутри меня».
Это обязательно должно произойти. Если ты не тело, то тело начинает функционировать. Ты не вмешиваешься, ты не становишься поперек дороги, тело продолжает функционировать.
Ты когда-нибудь видел, чтобы у животного был запор? Ни одно животное в природе не страдает от запора. Но в зоопарках ты можешь найти животных, страдающих от запора. Или домашние животные, собаки и коты, которые живут с человеком и инфицированы людьми, испорчены людьми, — у них может быть запор, в противном случае в природе не бывает запоров. У тела свой собственный путь. Оно находится в потоке. Оно не заморожено, у него нет преград. Препятствия возникают с отождествлением. Я сказал тому человеку: «Просто не отождествляй себя с телом. Постоянно осознавай, что ты свидетель. И никогда не говори: «У меня запор», просто говори: «У тела запор, я свидетельствую это».
Тело становится расслабленным. Желудок начал функционировать, потому что ничто так не расстраивает желудок, как ум. Если вы волнуетесь, то желудок не может хорошо функционировать. Если вы отождествлены с телом, то тело не может быть в потоке. Вот почему когда вы очень больны, то необходим глубокий сон, потому что только в глубоком сне вы забываете о теле и оно попадает в поток.
Произошла перемена. Он пришел и сказал мне, что появилось нечто новое: «Я всегда был скупым, а теперь я перестал быть таким скупым». Так и должно быть, потому что скупость глубоко связана с запором. Действие направлено в обе стороны: если вы скупец, то у вас будет запор, если у вас запор, то вы будете скупцом. Запор является укоренившейся скупостью тела — ничего не отпускать, не позволять ничему выходить из тела. Держать все закрытым!
С изменением уровня сознания проблемы меняются.

Иногда у меня возникает страх, что я сойду с ума. Не мог бы ты это прокомментировать?

Пожалуйста, не бойся сумасшествия по той простой причине, что ты и так уже сошел с ума! Этот мир просто огромный сумасшедший дом. Каждый ребенок рождается психически здоровым, но не может долго оставаться психически здоровым, это невозможно. Его воспитывают сумасшедшие люди, его учат сумасшедшие люди, ему прививают привычки сумасшедшие люди.
Он не может не стать сумасшедшим, просто для того, чтобы выжить, ему надо стать сумасшедшим.
Лишь время от времени появляется психически здоровый человек — Будда, Заратустра, Лао-цзы, Иисус. И самое странное, что эти психически здоровые люди выглядят сумасшедшими, потому что так называемые сумасшедшие на самом деле не сумасшедшие. По-настоящему сумасшедшими являются так называемые психически здоровые люди. Люди, которых помещают в психиатрические лечебницы, просто являются очень чувствительными людьми, уязвимыми людьми, деликатными людьми, не такими жесткими, как те, которые живут на рынках. Они не такие толстокожие, вот почему они срываются. Толстокожие продолжают жить среди всех видов безумия, они продолжают приспосабливаться.
Человек обладает неограниченной способностью приспосабливаться, и каждый ребенок учится, как приспосабливаться к разнообразным вещам. Вы только взгляните на свое собственное существо: к скольким предрассудкам вы приспособились, сколько у вас есть глупых убеждений. И ведь бывают моменты, когда вы осознаете их глупость, но вы отмахиваетесь от этих здоровых моментов, потому что они — опасные моменты. Да, время от времени окно открывается, но вы тут же закрываете его. Вам нужно закрывать его. Вы боитесь, что соседи увидят, что окно открыто. Вы никому не хотите продемонстрировать свое психическое здоровье...
Не бойся сойти с ума — это невозможно. Это уже произошло... И весь этот страх совершенно безоснователен. Ты уже сошел с ума, в противном случае ты не смог бы жить в обществе. К какому бы обществу ты ни принадлежал, ты уже деформирован. Ты уже не наивен, ты испорчен и отравлен священниками, политиками, педагогами. Они уже выполнили свою работу, моя функция уничтожить сделанное ими. И у меня нет никакой нужды это доказывать. Ты можешь оглянуться по сторонам и найти великое множество доказательств.

Можешь ли ты порекомендовать такие виды медитаций, которые могут быть полезны людям с нарушенной психикой?

Ты можешь помочь им выполнять некоторые виды динамических медитаций. Это очень поможет, потому что сумасшедшим не нужно ничего, кроме катарсиса. Это лечение — единственное лечение, потому что люди были настолько угнетены тем, что они в таком плохом месте. Если все разрешено, если разрешено быть сумасшедшим, то тогда сумасшествие исчезнет.
Весь мир сумасшедший, потому что никому не разрешается быть сумасшедшим. Мы должны побеспокоиться о том, чтобы у каждого человека было определенное пространство, где он может просто быть сумасшедшим, где нет необходимости беспокоиться о ком-то еще. Если человек может быть сумасшедшим каждый день на протяжении получаса, то остальные двадцать три с половиной часа он будет испытывать потрясающее психическое здоровье.
Сумасшествие является также и частью человеческой природы, это полное равновесие. Когда вы становитесь слишком серьезным, то вам нужно немного посмеяться, чтобы приблизить вас к реальности. Когда вы становитесь слишком напряженным, то вам нужно что-то, чтобы расслабиться. На самом деле, существуют многочисленные признаваемые обществом способы, при помощи которых мы разрешаем человеку быть сумасшедшим.
Например, во время футбольного или волейбольного матча зрители почти сходят с ума. Но это принимается обществом, и они чувствуют себя очень расслабленными. Даже если они смотрят матч по телевизору, они сходят с ума — они прыгают и становятся сильно возбужденными. Но это принимается.
Если бы кто-то с Марса впервые наблюдал бы за этим, то он не смог бы поверить своим глазам, потому что не существует явной причины так переживать. Просто несколько человек перебрасываются мячом, а другие пасуют обратно, а миллионы людей так возбуждены! Они не знают, что это социально признанный способ высвобождения энергии, средство. И каждая страна создает свое собственное средство.
Война также является средством, которое постоянно необходимо, чтобы люди могли сходить с ума, могли ненавидеть и разрушать. И они могут ненавидеть и разрушать во имя великого дела, и поэтому их никто не осуждает! Итак, вы разрушаете, и вы хорошо себя чувствуете, чувствуете себя счастливыми, и нет чувства вины — вы просто становитесь сумасшедшими. Война будет продолжаться, и продолжаться до тех пор, пока мы не позволим каждому наслаждаться определенной долей сумасшествия. Поэтому вы занимайтесь медитациями и пусть сумасшедшие люди на вас смотрят. Им это невероятно понравится, и они скажут, что между вами и ними нет большой разницы! Потом они станут участвовать, и вы сможете им помочь.
Сумасшедшему не нужен врач, ему нужен друг. Доктор является слишком безличным, слишком далеким, слишком техничным. И доктор всегда выглядит как сумасшедший, как будто это его нужно лечить. В самом его взгляде читается осуждение: что-то неправильно и что-то нужно исправить. Сумасшедшему нужен тот, кто любит, кто заботится, ведет себя по-дружески, кто-то, кто не превращает его в объективное явление и принимает его индивидуально. И не только это, но и принимает его сумасшествие, потому что в глубине души признает, что у каждого человека есть психически здоровая сторона и психически нездоровая сторона.
Сумасшествие является ночной стороной человека. Она естественна. В ней нет ничего неправильного. Когда вы можете сказать сумасшедшему, что не только ты сумасшедший, но и я тоже, то немедленно возникает мост. И тогда он доступен, и ему можно помочь.

Я больше и больше осознаю барьеры, которые я создал в себе на протяжении многих лет, которые не позволяют мне быть радостным, любящим себя, открытым существом. Я чувствую так, словно стена во мне становится прочнее и прочнее по мере того, как я больше это осознаю, и я не могу пробиться сквозь нее. Не мог бы ты помочь мне?

Первое, что нужно понять, — это то, что стена не становится прочнее, это только твое сознание становится более ясным. Вообще нет никакой причины для того, чтобы стена становилась прочнее, когда ты становишься более осознанным. Это подобно тому, когда ты приносишь фонарь в темный дом и начинаешь замечать паутину и пауков — они ведь не неожиданно начали расти оттого, что ты принес фонарь. Они всегда были там, просто ты стал осознанным, бдительным. Но не думай, что они растут. Твой свет не имеет ничего общего с их ростом. Но он делает явным их присутствие. Твоя растущая осознанность делает явным присутствие стен твоей тюрьмы.
И ты говоришь: «Я чувствую ее и не могу сквозь нее пробиться». Поскольку эти стены не являются настоящими стенами, они не сделаны из кирпича или камня, они сделаны только из мыслей, они не могут тебе помешать. Тебе только нужно обнаружить секрет, как сквозь них проходить. Если ты начнешь бороться внутри своего ментального процесса, из которого, и построены стены тюрьмы, то ты ужасно запутаешься. Человек даже может сойти с ума. Так люди сходят с ума: их окружает такое количество мыслей, и они так отчаянно стараются выйти из толпы и все глубже и глубже погружаются в толпу, что, естественно, наступает нервный срыв. Их нервная система не может выдерживать такого давления и такой напряженности. Они открыли ящик Пандоры. Все было спрятано там. Но они были в блаженном неведении об этом. Теперь у них возникло медитативное сознание; неожиданно они увидели большую толпу и причем такую густую, что чем больше они пытаются вырваться, тем больше ощущают свое бессилие прорваться сквозь стены, которые их окружают.
Если ты начнешь бороться с ними, то у тебя ничего не получится, ты рано или поздно устанешь, дойдешь до изнеможения, ты почувствуешь, что твое психическое здоровье от тебя ускользает. Но если ты будешь использовать правильный метод, то вместо нервного срыва у тебя произойдет прорыв. Правильный способ относиться к тому, что, как кажется, тебя окружает, — это быть просто свидетелем — не бороться, не судить, не осуждать. Оставайся безмолвным и неподвижным, и просто свидетельствуй то, что там существует.
Это почти чудо. Я не сталкивался ни с каким другим чудом, кроме чуда медитации, чуда свидетельствования. Если вы можете свидетельствовать, то вы будете удивлены, когда увидите, что толстая стена становится тоньше, толпа рассеивается, постепенно вы увидите двери и проемы, через которые вы можете выбраться. Но выбираться нет необходимости. Оставайтесь там, где вы есть. Просто продолжайте свидетельствовать. По мере того как ваше свидетельствование будет становиться сильнее, стена вокруг вас будет становиться не такой прочной. В тот день, когда ваше свидетельствование станет совершенным, вы обнаружите, что стены нет, вас ничего не окружает, над вами голубое небо. Вместо того чтобы бороться с мыслями, бороться с неправильными, усвоенными с детства традициями, просто станьте чистыми свидетелями. Победу в борьбе вам не одержать. Без борьбы победа за вами. Победа принадлежит только тем, кто может свидетельствовать...
Доктор Клейн закончил осмотр пациента и сказал: «Вы совершенно здоровы, мистер Левински. Ваше сердце, легкие, давление крови, уровень холестерина — все в полном порядке».
«Великолепно», — сказал мистер Левински.
«Встретимся в следующем году», — сказал доктор Клейн.
Они пожали друг другу руки, но как только пациент вышел из кабинета, доктор Клейн услышал какой-то грохот. Он открыл дверь — и там лицом вниз лежал мистер Левински. Медсестра закричала: «Доктор, он просто рухнул. Он свалился, как мешок!»
Доктор послушал его сердце и сказал: «Боже мой, он мертв». Он подхватил труп под мышки.
«Быстро, — сказал доктор, — возьми его за ноги!»
«Что?» — закричала медсестра.
«Ради Бога, — сказал доктор, — давай перевернем его. Мы должны сделать вид, как будто он входил!»
Просто будьте немного разумны. Говорят, что разум не очень-то полезен, пока у вас не хватает разума, чтобы знать, как его использовать.
Только вчера я столкнулся с потрясающим открытием. Оно утверждает, что каждый идиот, которого вы можете встретить в мире, является конечным продуктом миллионов лет эволюции. Разумеется, разум является редким явлением, но люди, которые собрались вокруг меня... только то, что у них хватило мужества быть здесь, является достаточным доказательством их разума. А теперь вы должны привести свой разум в действие.
«О Боже, — вздохнул Пэдди, — у меня было все, что только мог пожелать мужчина — любовь роскошной женщины, красивый дом, много денег, красивая одежда».
«Что случилось?» — спросил Симус.
«Что случилось? Совершенно неожиданно, без всякого предупреждения приехала моя жена».
Просто будьте внимательны — на каждом шагу существуют опасности. Человек, который решил заняться медитацией, должен быть очень осторожен.
Лао-цзы утверждал, что человек, занимающийся медитацией, всегда ходит так, как будто он переходит зимой холодную реку, очень осторожно, очень бдительно. Если только вы не очень осторожны и не очень внимательны, то ум, которому миллионы лет... и его функции превзойти очень трудно. И хотя стратегия очень простая, иногда самое простое, кажется самым сложным — и особенно когда вы абсолютно незнакомы с ним.
Медитация — это для вас только слово. Она не стала пристрастием, она не стала питанием, она не стала вашим переживанием. И поэтому я понимаю ваше затруднение. Но вы также должны понять мое затруднение: болезней у вас много, но у меня есть только одно лекарство, и мое затруднение в том, что я продолжаю продавать то же самое лекарство различным пациентам с различными болезнями. Меня не интересует, какая у вас болезнь, потому что мне известно, что у меня есть только одно лекарство.
Какая бы ни была у вас болезнь, я ее обсужу, но, в конце концов, вам придется принять то же самое лекарство. Оно никогда не меняется. Насколько мне известно, за тридцать пять лет оно никогда не менялось. Я видел миллионы людей, слышал миллионы различных вопросов, но даже до того, как я слышу их вопросы, я знаю ответ. Их вопрос не имеет значения. Имеет значение лишь одно: как справиться с тем, чтобы подвести их вопрос к моему ответу.

13
спид

Не расскажешь ли ты что-нибудь о СПИДе?

Я ничего не знаю даже о первой медицинской помощи*, а ты спрашиваешь о последней! Но, похоже, мне придется что-то сказать. В мире, в котором о Боге могут говорить люди, ничего не знающие даже о самих себе, в котором о рае и аде могут говорить люди, ничего не знающие даже о географии Земли, вполне допустимо, чтобы я — хотя я и не врач — что-то сказал о СПИДе. Но и болезнь, называемая СПИД, — это не просто болезнь. Это нечто большее, выходящее за рамки медицинской профессии.
Насколько я вижу, эта болезнь не принадлежит к той же категории, что и другие болезни; в этом ее опасность. Возможно, она убьет, по крайней мере, две трети человечества. По сути, это потеря сопротивляемости к болезням. Постепенно человек оказывается уязвимым для всех видов инфекций, и у него нет внутреннего сопротивления, чтобы с ними бороться.
Для меня это значит, что человечество теряет волю к жизни. Как только человек теряет волю к жизни, его сопротивляемость тотчас же падает, потому что тело подчиняется уму. Тело — это очень консервативный слуга ума, оно свято следует уму. Если ум теряет волю к жизни, в теле это отражается в снижении способности сопротивляться болезням, смерти. Разумеется, врач никогда не заботится о воле к жизни, и поэтому, я думаю, будет лучше, если я кое-что скажу.
СПИД станет такой огромной проблемой для всего мира, что любое прозрение в любом измерении может оказать безмерную помощь. Только в Америке в этом году СПИДом поражено четыреста тысяч человек, и эта цифра будет удваиваться с каждым годом. В следующем году эта цифра составит восемьсот тысяч, затем миллион шестьсот тысяч и будет продолжать удваиваться.
Игра слов; first aids: первая медицинская помощь; AIDS — СПИД. — Прим. перев.
Только в этом году Америке понадобится пятьсот миллионов долларов, чтобы помочь этим людям, и нет большой надежды, что они выживут.
Поначалу считалось, что это болезнь гомосексуалистов. Во всем мире исследователи поддерживали идею, что это что-то гомосексуальное — было обнаружено, что эта болезнь чаще встречается у мужчин, чем у женщин. Но вчерашний отчет, полученный из Южной Африки, меняет всю картину. Южная Африка самым активным образом участвует в исследованиях этой болезни, потому что территория Южной Африки поражена больше всего. Кажется, негры в два раза уязвимее для этой болезни, чем белые. Южная Африка страдает огромной эпидемией СПИДа, поэтому она проводит исследования. Это вопрос жизни и смерти.
Их отчет очень странный. В нем говорится, что СПИД не гомосексуальная болезнь, что это гетеросексуальная болезнь, и она возникает у людей, которые постоянно меняют партнеров, встречаются со многими женщинами, многими мужчинами. Эта постоянная смена партнеров вызывает болезнь. Согласно их исследованию, гомосексуализм не имеет к СПИДу никакого отношения. Теперь все исследования Европы и Америки на одной стороне, а южноафриканский отчет — на противоположной.
Для меня это очень важно. СПИД не имеет ничего общего ни с гетеросексуальностью, ни с гомосексуальностью. И конечно, он связан с сексом. А почему он связан с сексом? Потому что воля к жизни укоренена в сексе. Если воля к жизни исчезает, секс становится самой уязвимой зоной жизни для проникновения смерти.
Помните, я не врач, и все, что я говорю, я говорю с совершенно другой точки зрения. Но очень вероятно, что в моих словах больше истины, чем в так называемых исследованиях, потому что эти исследования поверхностны. Исследователи думают только о конкретных случаях, они собирают данные, факты.
Мой путь не такой, я не собираю факты. Моя работа не в исследовании, а в прозрении. Я стараюсь посмотреть в каждую проблему так глубоко, как это только возможно. Я просто игнорирую поверхностное, которое является зоной работы исследователей. Мою работу можно назвать внутренним поиском*, но не исследованием**. Я стараюсь проникнуть глубоко, и вижу: секс — явление, наиболее тесно связанное с волей к жизни. Если воля к жизни слабеет, секс становится уязвимым; тогда дело не в гетеросексуальности или гомосексуальности.
В Европе и Америке на это обратили внимание, потому что в результате простого совпадения первые случаи произошли с гомосексуалистами; возможно, гомосексуалисты сильнее утратили волю к жизни. Исследование было ограничено пределами Калифорнии, и большинство жертв были гомосексуалистами; естественно, исследователи обнаружили, что СПИД связан с гомосексуальностью. Если у гетеросексуального человека обнаруживали его симптомы, естественно, считали, что он заразился от гомосексуального человека.
Калифорния — это такая глупая часть мира, — а что касается секса, то и самая извращенная. Можно назвать ее авангардной, прогрессивной, революционной, но за этими красивыми словами не скроешь истину: Калифорния стала слишком извращенной. Почему происходит это извращение? И, в частности, почему оно происходит именно в Калифорнии? Потому что Калифорния — это одно из самых культурных, цивилизованных, богатых обществ. Естественно, у них есть все, о чем только можно мечтать, все, чего только можно желать, — и тут возникает проблема воли к жизни.
Если ты голоден, ты думаешь о работе, еде; у тебя нет времени думать о жизни и смерти. У тебя нет времени думать о смысле жизни. Это невозможно: голодный человек не может думать о красоте, искусстве, музыке. Приведите голодного, изголодавшегося человека в музей, полный прекрасных произведений искусства. Вы думаете, он сможет увидеть там красоту? Ему не позволит голод. Это роскошь. Только когда основные потребности удовлетворены, человек подходят к настоящим проблемам жизни. Бедные страны не знают настоящих проблем.
* Insearch.
** Research.
Поэтому, когда я говорю, что самый богатый человек — одновременно и самый бедный, вы можете понять, что я имею в виду. Богатый человек приходит к пониманию неразрешимых проблем жизни и оказывается в тупике, ему некуда идти. Бедному нужно так много сделать, многого достигнуть, многого добиться. Какое ему дело до философии, теологии, искусства? Они слишком велики для него; он заинтересован в повседневном, в мелочах. Он пока не может направить сознание на самого себя, а начать размышлять о существовании, сущности — просто невозможно.
Калифорния, к несчастью, одно из самых счастливых во всех смыслах мест на Земле: там красивые люди, красивая страна, и она подошла к высшему пику роскоши. И тут возникает вопрос. Вы сделали все; что делать дальше? Именно в этой точке начинается извращение.
Ты знал многих женщин и пришел к пониманию того, что все это одно и то же. Когда свет выключен, все женщины одинаковы. Если свет выключен, женщина уйдет в соседнюю комнату и войдет твоя жена, — а ты об этом не знаешь, — может быть, ты будешь даже заниматься любовью со своей женой, скажешь ей что-то хорошее, не зная, что это твоя жена. Что ты делаешь? Если кто-то узнает о том, что ты говоришь все эти красивые слова — почерпнутые из голливудских фильмов — собственной жене, конечно, он подумает, что ты сошел с ума. Они предназначены для жен других людей, не для твоей жены. Но в темноте разницы нет. Если мужчина знал многих женщин, а женщина знала многих мужчин, определенно одно — все это одно и то же, повторение. Разница незначительна, и что касается сексуального контакта, это не имеет значения: нос немного длиннее, волосы светлее, лицо белое или загорелое — какая разница, если ты занимаешься с женщиной любовью? Да, до секса все это имеет значение. И это по-прежнему имеет значение в странах, в которых все еще правилом является моногамия.
Например, в такой стране, как Индия, СПИД не возникнет; пока Индия остается моногамной страной, это невозможно — по той простой причине, что люди всю жизнь знают только свою жену, только своего мужа. И им всегда любопытно, как бы это было с женой соседа. Это огромное любопытство сохраняется всегда, но для извращений возможностей нет.
Для извращения совершенно необходимо, чтобы тебе надоело менять женщин, чтобы ты хотел чего-то нового. Тогда мужчины начинают пробовать мужчин — это кажется чем-то новым, женщины начинают пробовать женщин — это немного по-другому. Но надолго ли? Вскоре это опять одно и то же. И снова возникает тот же вопрос. В этом состоянии ты пробуешь все что можно, но постепенно становится ясно одно: все это бесполезно. Любопытство исчезает. И тогда какой смысл жить ради завтра? Раньше было любопытство: завтра может произойти нечто новое. Теперь ты знаешь, что ничего нового никогда не произойдет. Нет ничего нового под солнцем. Новое — это лишь надежда, которая никогда не сбывается. Ты пробуешь все виды дизайна в мебели, доме, архитектуре, одежде — и все безуспешно.
Когда все кончается неудачей, и на завтра надежды больше нет, воля к жизни не может оставаться по-прежнему яростной, сильной, настойчивой. Она начинает ослабевать. Кажется, жизнь теряет свой сок. Ты жив, но что тебе еще остается? Ты начинаешь думать о самоубийстве.
Говорят, Зигмунд Фрейд сказал: «Я не встречал ни одного человека, который хоть раз в жизни не думал бы о самоубийстве». Но сейчас Зигмунд Фрейд устарел, отстал от жизни. Он говорил о психически больных людях, потому что имел дело с людьми именно этого типа.
Мой собственный опыт говорит о том, что бедный человек никогда не думает о самоубийстве. Я сталкивался с тысячами бедных людей — никто из них никогда не помышлял о самоубийстве. Они хотят жить, потому что еще не жили. Как они могут думать о самоубийстве?
Жизнь может дать так много, и они видят, что все вокруг наслаждаются самыми разными вещами, а сами они еще не жили. У них есть мощный импульс, сила жить. Многое нужно сделать, многого нужно добиться. Целое небо амбиций открыто, а они еще даже не изведали землю. Ни один нищий никогда не думает о самоубийстве. С точки зрения логики, все должно быть как раз наоборот: каждый нищий должен думать о самоубийстве, но ни один нищий никогда не думает, даже если он слепой, парализованный, калека...
В бедных странах никто не думает о самоубийстве, в бедных странах не возникает вопроса о смысле жизни. Это западный вопрос. В чем смысл жизни? На Востоке никто не задается этим вопросом. Запад пришел к такой точке насыщения, где человек испытал все, ради чего стоит жить. Что дальше? Если у тебя достаточно мужества, ты совершишь самоубийство — или убийство...
Как только эта болезнь, СПИД, распространится... а она уже распространяется, она стала эпидемией и в Америке. Политики молчат, священники молчат, потому что проблема слишком велика, и ни у кого, по-видимому, нет никаких предложений, как ее разрешить, — поэтому лучше промолчать. Но долго ли вы сможете молчать?
Проблема распространяется, и когда она распространится шире, вы будете удивлены: особенно будут затронуты СПИДом священники, монахини и монахи. Они будут на первом месте, СПИД затронет их больше всех, потому что они занимались извращенным сексом дольше, чем кто-либо другой. Калифорния — молодая страна. Эти монахи и монахини жили в «Калифорнии» на протяжении столетий.
Мне кажется, это духовная болезнь. Человек подошел к такому месту, где дорога кончается. Возвращаться назад бессмысленно, потому что все, что он увидел и пережил, показывает ему, что в этом ничего нет; все оказалось бессмысленным. Возвращаться назад нет смысла, а дальше дороги нет — перед ним пропасть. В этой ситуации неудивительно, если он теряет желание, волю к жизни.
Было экспериментально доказано, что, если ребенок не растет среди любящих людей — мать, отец, другие маленькие дети в семье, — если ребенка не воспитывают любящие люди, ему можно дать любое питание, но его тело увянет. У него есть все необходимое — все медицинские потребности удовлетворены, о нем заботятся, но ребенок продолжает чахнуть. Болезнь ли это? Да, медицинский ум видит болезнь во всем: наверное, что-то не так. Медики будут исследовать факты, искать причину. Но это не болезнь.
Воля ребенка к жизни не проснулась. Ему нужно тепло любви, радостные лица, танцующие дети, тепло материнского тела — определенное окружение, которое позволяет ему чувствовать, что жизнь таит необычайные сокровища для исследования, что в ней столько радости, танца, игры, что жизнь — это не только пустыня и в ней есть огромные возможности. Он должен видеть эти возможности в глазах, в телах тех, кто его окружает. Только тогда в нем развернется воля к жизни — почти как весна. Иначе он будет чахнуть и умрет; без всякой физической болезни он начнет чахнуть и умрет.
Я посещал приюты для сирот; один из моих друзей, Рекчанд Парекх, в Чанда Махараштра содержал приют для сирот, в котором было от ста до ста десяти сирот. Туда поступали сироты двух-трех дней от роду; люди просто оставляли их у дверей приюта. Он хотел, чтобы я приехал и посмотрел. Я сказал: «Когда-нибудь в другой раз, потому что я знаю: то, что я увижу, наполнит меня грустью». Но он настаивал, и однажды я приехал, и то, что я увидел... О детях заботились, как только могли, он щедро тратил на них свои деньги, но они могли умереть в любой момент. Там были доктора и медсестры, медицинское оборудование, еда — было все. Он даже отдал свое красивое бунгало, а сам переехал в бунгало меньшего размера; в приюте был красивый сад; было все, кроме воли к жизни. Я сказал ему:
— Эти дети будут продолжать медленно умирать.
— Это ты мне говоришь? Я содержу этот приют двенадцать лет. Сотни детей умерли. Что мы только ни пробовали, чтобы удержать их в живых, но ничто не помогает. Они продолжают чахнуть, и наступает день, когда их просто больше нет.
Если бы была болезнь, мог бы помочь врач, но болезни не было. Просто у ребенка не было воли к жизни. Когда я сказал ему об этом, он тут же понял. Сразу, в тот же день, он передал приют правительству и сказал:
— Двенадцать лет я пытался помочь этим детям, но теперь я знаю, что это невозможно. Я не могу дать им то, что им нужно, поэтому пусть приют перейдет в руки правительства.
Он сказал мне:
— Я сталкивался с этим много раз, во мне не хватало ясности сообразить, что именно происходит. Я смутно догадывался, что чего-то не хватает и это продолжает убивать детей.
СПИД — другая сторона того же явления. Ребенок-сирота чахнет и умирает, потому что его воля к жизни так и не пустила росток, не развернулась, не стала текущий потоком. СПИД находится с другой стороны: внезапно ты чувствуешь себя экзистенциальным сиротой. Экзистенциальное чувство сиротства заставляет исчезнуть твою волю к жизни. А если воля к жизни исчезает, секс будет первым, на что это повлияет, потому что жизнь начинается с секса, жизнь — это побочный продукт секса.
Пока ты живешь, пульсируешь, надеешься, пока ты полон амбиций и завтрашний день остается утопией, которая позволяет тебе забыть все бессмысленные вчера, не менее бессмысленное сегодня... Но завтра, когда взойдет солнце, все будет иначе... Все религии подавали вам эту надежду.
Эти религии оказались несостоятельными. И хотя ты по-прежнему носишь ярлык — христианина, еврея, индуиста, — это лишь ярлык. Внутри ты потерял надежду, надежда исчезла. Религии не могут помочь; они были фальшивыми. Политики не могут помочь. Они никогда и не намеревались помочь, это была просто стратегия для того, чтобы эксплуатировать вас. Но долго ли может вам помогать эта ложная утопия — политическая или религиозная? Рано или поздно, когда-нибудь человек взрослеет, и происходит именно это. Человек становится зрелым и начинает осознавать, что был обманут священниками, родителями, политиками, педагогами. Все просто обманули его, подав тщетные надежды. В тот день, когда он становится зрелым и осознает это, его желание жить разваливается на части. И первой раной будет твоя сексуальность. Вот что такое для меня СПИД.
Когда твоя сексуальность начинает сжиматься, на самом деле ты надеешься, что что-то произойдет, и ты войдешь в вечное молчание, навечно исчезнешь. У тебя нет сопротивления. У СПИДа нет других симптомов, кроме одного: понижается твоя сопротивляемость. В лучшем случае, ты сможешь прожить два года, если тебе повезет, и ты случайно не заразишься никакой инфекцией. Любая инфекция будет неизлечима, и любая инфекция будет все более тебя ослаблять. Больной СПИДом может прожить, самое долгое, два года, а может исчезнуть и раньше этого срока. И никакое лечение не поможет, потому что никакое лечение не может вернуть волю к жизни.
То, что я делаю здесь, многомерно. Вы не осознаете полностью, что я пытаюсь сделать; возможно, вы осознаете, только когда я уйду. Я пытаюсь дать вам не надежду на будущее, — потому что это потерпело крах, — я пытаюсь дать вам надежду здесь-и-сейчас. Зачем беспокоиться о завтрашнем дне?.. Ведь завтра никогда не помогало. Веками завтра помогало вам кое-как влачить существование и подводило вас столько раз, что теперь вы не можете за него цепляться. Это было бы чистой глупостью. Те, кто по-прежнему продолжает за него цепляться, просто показывают, что они умственно отсталые.
Я стараюсь наполнить этот самый момент удовлетворенностью и сделать эту удовлетворенность такой глубокой, чтобы не было потребности в воле к жизни. Воля к жизни необходима, потому что вы не живы. Воля к жизни приподнимает вас: вы скользите вниз, а воля вас приподнимает. Я не пытаюсь дать вам новую волю к жизни, я просто пытаюсь научить вас жить без всякой воли, жить радостно. Именно завтра продолжает вас отравлять. Забудьте все вчера и завтра. Это наш день — давайте праздновать и жить его. И, просто живя его, вы будете достаточно сильны, чтобы без воли к жизни сопротивляться всем болезням и суицидальным отношениям.
Просто быть живым — значит иметь столько сил, что ты можешь не только жить, но и зажечь, воспламенить других.
Это хорошо известный факт. Вы никогда не задумывались, почему во время больших эпидемий не заражаются врачи и медсестры? Они такие же люди, как вы, они переутомляются, они более уязвимы для инфекции, потому что они работают слишком много... Во время эпидемии нельзя соблюдать пятичасовой или шестичасовой рабочий день и пятидневную неделю. Эпидемия есть эпидемия, ее не интересуют ваши выходные дни и сверхурочные. Вы должны работать — люди работают шестнадцать, восемнадцать часов, день за днем, месяц за месяцем. И все же врачи, медсестры, сотрудники Красного Креста не заражаются.
В чем же дело? Почему же заражаются другие? Они такие же люди. Если дело только в Красном Кресте на рубашке... тогда можно было бы украсить красным крестом каждую рубашку, каждый дом. Если бы красный крест предотвращал заражение, все было бы очень просто, но дело не в этом.
Нет, эти люди настолько увлечены оказанием помощи другим, что для них завтрашнего дня не существует. Они настолько вовлечены, что у них нет вчера. У них вообще нет времени беспокоиться о том, как бы не заразиться. Их вовлеченность... Когда миллионы людей умирают, разве можно думать о себе, о своей жизни и смерти? Вся твоя энергия направлена на то, чтобы помогать людям, делать все возможное. Ты забыл о себе, и, забыв о себе, ты не можешь заразиться. Человек, который мог бы заразиться, отсутствует: он занят другим, он полностью вовлечен в свою работу.
Не важно, пишешь ли ты картину, ваяешь скульптуру или помогаешь умирающему — не важно, что ты делаешь, важно только одно: полностью ли ты вовлечен в то, что происходит здесь-и-сейчас? Если ты полностью вовлечен здесь-и-сейчас, ты выходишь за пределы территории, в которой можно заразиться. Когда ты так вовлечен, жизнь становится силой, бьющей через край. И ты увидишь: даже ленивый врач во время эпидемии, когда умирают сотни людей, внезапно забывает о своей лени. Старый врач забывает о своем возрасте...
Только медитация может высвободить твою энергию здесь-и-сейчас. И не нужно никакой надежды, никакой утопии, никакого отдаленного рая. Каждое мгновение — само по себе рай. Что же касается квалификации, я не уполномочен, что-то говорить о СПИДе. Я даже не прошел никаких курсов первой помощи. Поэтому, пожалуйста, простите, что я вторгаюсь в то, что за пределами моей компетенции. Но я постоянно это делаю, я буду продолжать это делать.

19
здоровье и просветление

В чем разница между безумием и просветлением?

Есть большая разница, и большое сходство. Сначала следует понять сходство, потому что, не понимая его, будет трудно понять отличие.
Оба они за пределами ума — и безумие, и просветление. Просветление над умом. Но оба вне ума. Именно о сумасшедшем говорят, что он «сошел с ума». Это же выражение можно применить и к просветленному, он тоже находится вне ума.
Ум действует логично, рационально, интеллектуально. Ни безумие, ни просветление не действуют интеллектуально. Они похожи: безумие пало ниже рассудка, просветление поднялось выше рассудка, но оба они иррациональны; поэтому иногда на Востоке сумасшедшего принимают за просветленного. Некоторое сходство есть.
На Западе иногда — не каждый день, но иногда — просветленного считают сумасшедшим, потому что Запад понимает только одно: если ты вне ума, ты сумасшедший. У него нет категории для состояния над умом; есть только одна категория — под умом.
На Востоке ошибка происходит из-за того, что многие века Восток знал людей вне ума и в то же время над умом; в этом они похожи на сумасшедших. У восточных масс это вызывает замешательство, создает проблему. Они решили, что лучше принять сумасшедшего за просветленного, чем просветленного за сумасшедшего — что ты потеряешь, приняв, сумасшедшего за просветленного? Ничего. Приняв же просветленного за сумасшедшего, ты, конечно, потеряешь великую возможность. Но из-за этого сходства возможно недоразумение...
У сумасшедшего иногда бывают проблески, что не может случиться с рациональным человеком, потому что сумасшедший вышел из механизма ума — с неправильной стороны, конечно, через черный ход, но все же он вышел из ума. С черного хода он может наблюдать проблески, недоступные людям, которые никогда не выходят из дома. Конечно, ему не так повезло, как если бы он вошел через парадную дверь, но для этого нужно приложить очень большие усилия.
Безумие — это болезнь. Она случается — тебе не нужно прикладывать никаких усилий, чтобы быть сумасшедшим. Это болезнь, и она излечима. Просветление достигается в чрезвычайной осознанности и тяжким усилием.
Просветление — это высочайшая форма здоровья.
Вы должны правильно понять слово «здоровье». Оно имеет физиологический оттенок. Конечно, оно имеет и физиологический смысл, но не только; есть у него и намного более высокий смысл. Здоровье означает исцеление ран. Это слово происходит от корня, который значит «исцеление»*. Если исцеление требуется твоей физиологии, применяется лекарство. Если исцеление требуется твоей духовности, применяется медитация. Странно... слово «здоровье» происходит из того же корня, что и слово «целостность»**.
Здоровье означает, что тело целое, ничего не недостает. А «целостность» происходит от слова «святой»***: дух целый, ничего не недостает. Подобным образом — и слово «медицина», и слово «медитация» происходят из одного и того же корня, который означает лечение. Медицина лечит раны в твоей физиологии, медитация лечит раны в твоей духовной жизни, в твоем высшем существе...
Суфии называют сумасшедшего маета; маета значит «опьяненный». И сумасшедший, и просветленный должны пройти определенное состояние, то есть выйти из рассудка, из ума. Они должны пересечь одну и ту же границу — через правильную или неправильную дверь, но оба они переходят одну и ту же границу, оба они становятся маета — опьяненными. Просветленный человек вскоре восстанавливает равновесие, потому что он приложил усилие, чтобы выйти из ума; он к этому готов, подготовлен. Сумасшедший вышел из ума неподготовленным. Он был не готов.
* Англ. health: здоровье, healing: исцеление. — Прим, перев.
** Wholeness
*** Holy
Он просто выпал из ума — это случайность. Просветление никогда не бывает случайным...
Просветленный всегда блажен. Чтобы вы не запутались, я употребляю разные слова. Сумасшедший всегда счастлив. Но есть возможность того, что его вылечат, и тогда он перестанет быть счастливым и будет обеспокоен. Он будет тревожиться больше тебя, потому что поймет, что сошел с ума: теперь он будет обеспокоен безумием. Будучи сумасшедшим, он вообще ни о чем не беспокоился, ему все было безразлично. Теперь он будет беспокоиться о том, что сошел с ума, что завтра это может снова случиться, потому что один раз уже случилось...
Просто увидь суть: даже если ты ниже ума, ты счастлив. Именно ум вызывает все виды страданий, зависть, ненависть, гнев, насилие, жадность, и все они причиняют тебе все больше и больше боли. У тебя все болит; у каждого все болит. Даже пасть ниже ума — а это уровень ниже человеческого, потому что это единственное различие между вами и животными... Сумасшедший на самом деле возвращается в животный мир. Он выпал из эволюции. Он вернулся назад, он повернулся спиной к Чарльзу Дарвину. Он сказал: «До свидания. До свидания, эволюция!» Он просто выпал в подчеловеческий уровень.
Животные не счастливы, но и не несчастны. Видели вы когда-нибудь несчастное животное? Да, вы не увидите их счастливыми, потому что они не знают, что значит, быть несчастными. Но когда человек падает на подчеловеческий уровень, он становятся счастливым, потому что знает, что такое несчастье. Поэтому он не точно такое животное, каким был до того, как стал человеком. Он животное совершенно другого рода — счастливое животное. Не бывает ни счастливых буйволов, ни счастливых ослов, ни счастливых обезьян, ни счастливых янки*! Животные не счастливы, потому что они не знают, что значит, быть несчастным. Но сумасшедший счастлив вообще без всякой причины. Это дает веское доказательство моему учению: если ты можешь выйти из ума — но не случайно, не от шока, — ты будешь блаженным...
* Эти слова в шутку рифмуются: donkey: осел, monkey: обезьяна, Yankee: янки, американец.
Просветленный вне ума, но он полностью контролирует ум. Ему не нужна панель управления — осознанности достаточно. Если ты что-то пристально наблюдаешь, ты получишь немного опыта просветленного — не весь опыт, но некоторый его вкус, привкус. Если ты внимательно наблюдаешь гнев, гнев исчезнет. Ты чувствуешь сексуальный позыв: наблюдай его пристально, — и он исчезнет. Если все исчезает только благодаря твоему наблюдению, что говорить о человеке, который постоянно над умом, просто осознает весь ум? Тогда все те уродливые вещи, которые ты хотел бы отбросить, просто испарятся. И помни, они все обладают энергией. Гнев — это энергия. Когда гнев испаряется, оставшаяся энергия превращается в сострадание. Это одна и та же энергия. В наблюдении гнев ушел — это был вид, форма, окружающая энергию, — но энергия осталась. Теперь энергия гнева — без гнева — стала состраданием. Когда исчезает секс, остается огромная энергия любви. Каждая уродливая вещь у тебя в уме при исчезновении оставляет вместо себя великое сокровище.
Просветленному, не нужно ничего отбрасывать, не нужно ничего практиковать. Все, что было неправильного, отпадает само собой, потому что не может противостоять его сознанию, а все нужное развивается само собой, потому что сознание питает его.
Помочь сумасшедшему очень легко, потому что он отведал нечто из-за пределов ума, но ему нужно показать правильную дверь. В лучшем мире наши сумасшедшие дома будут не только пытаться превратить этих людей в нормальных — это бессмысленно, — наши сумасшедшие дома будут пытаться помочь этим людям использовать эту возможность для того, чтобы двигаться через правильную дверь. Сумасшедший, попав в сумасшедший дом, выйдет из него просветленным, а не просто своим прежним эго: жалким, страдающим.
Поэтому для меня безумие безмерно важно. Оно может стать путем к просветлению.

Если вера может двигать горы, то почему ты не можешь вылечить собственное тело?

У меня нет никакого тела.
Это чувство, что у тебя есть тело, абсолютно неправильно. Тело принадлежит Вселенной; у тебя его нет, оно не твое. Поэтому, если тело больно или здорово, о нем заботится Вселенная. И человек, который занимается медитацией, должен оставаться свидетелем, больно ли тело или здорово.
Желание быть здоровым — это часть невежества. Желание не быть больным — тоже часть невежества. Это не новый вопрос — это один из самых старых вопросов. Этот вопрос задавали Будде, этот вопрос задавали Махавире; с тех пор как появились просветленные, непросветленные всегда задавали этот вопрос...
Взгляни... Иисус говорит, что вера может двигать горы, но умирает на кресте. Он не смог сдвинуть крест. Ты или кто-то подобный тебе, наверное, был там и ждал. Ученики ждали, потому что они знали Иисуса, а он снова и снова говорил, что вера может двигать горы. И они ожидали, что произойдет чудо, а Иисус просто умер на кресте. Но это было чудом: он мог быть свидетелем собственной смерти. А момент свидетельствования собственной смерти является величайшим моментом жизни.
Будда умер от пищевого отравления. Шесть месяцев он непрерывно страдал, и многочисленные ученики ждали: когда он совершит чудо? Но он молча страдал и молча умер. Он принял смерть.
Были ученики, которые пытались его вылечить, ему давали много лекарств. Великий врач той эпохи, Дживака, был личным врачом Будды. Обычно он всюду сопровождал его. Наверное, много раз люди спрашивали: «Почему этот Дживака ходит с тобой?» Но все дело было в собственной привязанности Дживаки. Дживака всюду следовал за Буддой из своей личной привязанности, и ученики, которые пытались помочь Будде дольше оставаться в живых в этом мире — хотя бы еще несколько дней, — тоже были привязаны. Но для самого Будды болезнь и здоровье были одним и тем же.
Это не значит, что болезнь не причинит боли. Она причинит боль! Боль — физическое явление, она случится. Но она не нарушит внутреннего сознания. Внутреннее сознание останется
невозмутимым, останется в таком же равновесии, что и всегда. Тело будет страдать, но внутреннее существо останется просто свидетелем всего страдания. Отождествления не будет, и это я и называю чудом. Это возможно в вере. И ни одна гора не больше отождествления — помни это. Гималаи — это просто пустяк, настоящая гора — это твое отождествление с телом. Не имеет значения, можешь ли ты своей верой сдвинуть Гималаи, — твое же отождествление с телом можно разрушить. Но мы не можем постичь то, чего не знаем; мы можем мыслить только в соответствии с нашим умом. Наше мышление привязано к нашему состоянию; шаблон остается прежним.
Иногда мое тело болеет, и люди приходят и говорят: «Почему ты болеешь? Ты не должен болеть, просветленный не должен болеть». Но кто вам это сказал? Никогда не слышал ни об одном просветленном, который не болел. Болезнь относится к телу. Она не имеет никакого отношения к твоему сознанию и к тому, просветлен ты или нет.
Иногда бывает так, что просветленные болеют больше, чем непросветленные. На это есть причины. Теперь, когда они не принадлежат телу, не сотрудничают с телом, глубоко внутри они порвали связь с телом. Многие болезни происходят из-за этого отчуждения. Они находятся в теле, но больше не участвуют в нем. Вот почему мы говорим, что просветленный никогда больше не родится, — потому что теперь он не может восстановить связь с телом. Мост рухнул. Даже пока он в теле, на самом деле он мертв.
Будда достиг просветления, когда ему было около сорока. Он умер в возрасте восьмидесяти лет; сорок лет он прожил просветленным. В день, когда он умирал, Ананда стал плакать и говорить: «Что теперь будет с нами? Без тебя мы впадем в темноту. Ты умираешь, а мы еще не достигли просветления. Наш собственный свет еще не зажжен, а ты умираешь. Не покидай нас!»
Говорят, Будда ответил: «Что? Что ты говоришь, Ананда? Я умер сорок лет назад. Эта жизнь была существованием призрака, существованием тени. Как-то она продолжалась, но в ней не было силы. Это была просто инерция прошлого».
Если ты крутишь педали велосипеда, а затем останавливаешься и вообще ничего не делаешь с велосипедом, некоторое время он проедет по инерции, расходуя энергию, данную ему в прошлом.
В то мгновение, когда человек становится просветленным, сотрудничество разрушается. Теперь тело будет следовать по своему пути. У него есть инерция. От многих прошлых жизней оно получило инерцию. У него есть собственная продолжительность жизни, которая должна быть прожита, но теперь, поскольку внутренней силы в нем уже нет, тело склонно быть более больным, чем обычно. Рамакришна умер от рака, Рамана умер от рака. Для учеников это явилось большим потрясением, но по невежеству они не смогли понять.
Нужно понять еще одну вещь. Когда человек становится просветленным, эта жизнь будет для него последней. Поэтому все кармы прошлого и весь континуум должен быть исчерпан в этой жизни. Страдание, — если он должен за что-то пострадать, — станет интенсивнее. Тебе некуда спешить, твои страдания растянутся на множество жизней. Но для Раманы эта жизнь — последняя. Все, что тянется из прошлого, должно быть завершено. И все станет интенсивнее, вся карма. Эта жизнь станет уплотненной жизнью. Иногда возможно — это трудно понять — за одно мгновение отстрадать страдания многих жизней. В одно мгновение интенсивность становится так велика... потому что время можно растягивать или уплотнять.
Ты уже знаешь, что иногда тебе снится сон, а проснувшись, ты узнаешь, что проспал лишь несколько секунд. Но тебе снился такой длинный сон! Что же произошло? Как за такой короткий промежуток времени ты мог увидеть такой длинный сон? Есть больше одного слоя времени, как мы обычно понимаем; слоев времени много. У времени сновидений — свое существование. Даже когда ты не спишь, время постоянно меняется. Оно может не соответствовать часам, потому что часы — это механическая вещь, но психологическое время постоянно меняется.
Когда ты счастлив, время проходят очень быстро. Когда ты несчастен, время замедляется. Одна-единственная ночь может показаться вечностью, если ты страдаешь; вся жизнь может быть как один миг, если ты счастлив и блажен.
Когда человек становится просветленным, все счета должны быть закрыты; это время завершения. Многие миллионы жизней должны быть закрыты и все счета погашены, потому что возможности больше не будет. После просветления человек живет совершенно в другом времени, и все, что с ним происходит, является качественно иным. Но он остается свидетелем.
Махавира умер от боли в желудке, от чего-то, подобного язве, — он страдал много лет. Наверное, его ученики были в затруднении, потому что они создали историю. Они не могли понять, почему Махавира должен страдать, и поэтому создали историю, которая показывает нечто о самих учениках, но ничего не говорит о Махавире. Они сказали, что причиной страданий Махавиры был человек с очень злым духом, Гошалак. Он бросил свою злую силу на Махавиру, и Махавира поглотил ее исключительно из сострадания — вот почему он страдал. Это ничего не говорит о Махавире, но указывает на трудность, с которой столкнулись ученики. Они не могли воспринять Махавиру в страдании, поэтому они должны были найти какую-то другую причину.
Однажды я заболел простудой, простуда — мой постоянный спутник. Кто-то пришел и сказал: «Наверное, ты взял чью-то чужую простуду». Это ничего не говорит обо мне, это показывает кое-что о нем. Ему трудно воспринять меня в страдании. Поэтому он сказал: «Наверное, ты взял какую-то чужую простуду». Я старался его разубедить, но убедить учеников невозможно. Чем больше ты пытаешься их убедить, тем больше они верят, что правы. В конце концов, он сказал мне: «Что бы ты мне ни сказал, ничего не хочу слушать. Ничего не знаю! Ты взял болезнь кого-то другого».
Что делать? Болезнь и здоровье тела — это личное дело. Если ты хочешь что-то с ним сделать, значит, ты по-прежнему привязан к нему. Оно пойдет своей дорогой; не нужно слишком волноваться о нем.
Я только свидетель. Тело родилось, тело умрет; останется только свидетельствование. Оно останется навсегда. Только свидетельствование абсолютно вечно, все остальное продолжает меняться, все остальное в непрерывном изменении.

Недавно ты говорил о науке и о том, как мы можем произвести нового человека — более разумного, творческого, здорового и свободного. Это восхищает и в то же время пугает, потому что создает впечатление некоего серийного производства. Не скажешь ли ты что-нибудь о моем страхе?

Это абсолютно восхитительно; бояться совершенно не нужно. На самом деле, серийным производством было то, что мы делали миллионы лет, — это было случайным серийным производством.
Знаешь ли ты, какой у тебя родится ребенок? Знаешь ли ты, не будет ли он всю жизнь слепым, калекой, умственно отсталым, больным, слабым, болезненным? Знает ли твой любовник, что он делает? Занимаясь любовью, вы и понятия об этом не имеете, не можете даже предполагать. Вы рождаете детей просто как животные, и этого ты не боишься, это у тебя не вызывает никакого страха. Ты видишь, что мир полон умственно отсталых людей, калек, слепых, глухих, немых. Весь этот мусор! Кто за это в ответе? Это ли не серийное производство?
Вот мое представление о научном рождении ребенка: сознательно, бдительно, с пониманием мы приводим на Землю гостя. Мы знаем, кто он, что он и кем он, в конце концов, станет, сколько он будет жить, насколько он будет разумен. Мы отбрасываем любую возможность рождения слепых, глухих, немых детей, в каком бы то ни было отношении отсталых — физически, психологически, — а ты чувствуешь страх? Не будь дураком.
Научное рождение ребенка не животно. Ты превосходишь животное, рождая ребенка научным образом. Это самый волнующий, потрясающий, захватывающий факт. И это уже стало научной реальностью; мы можем этого добиться. Мы можем добиться того, чтобы люди были здоровее, чтобы они жили столько, сколько мы захотим; мы можем сделать их настолько разумными, насколько это потребуется для их работы.
Супружеская пара приходит в научную лабораторию и говорит, что им нужен такой ребенок, как Альберт Эйнштейн, но лучше, и он должен жить двести лет, быть сильным и никогда ничем не болеть. Сотрудники научной лаборатории находят в банке данных соответствующую яйцеклетку, соответствующий сперматозоид, и ребенка со всеми предосторожностями выращивают в пробирке.
Вам придется усыновить ребенка, вы не сможете производить ребенка. Производство детей животно. Усыновить ребенка своей мечты... Каждый хочет, чтобы у него родился Шекспир, чтобы ребенок был великим поэтом, великим музыкантом, великим танцором. Каждая мать думает, что ее ребенок станет сверхчеловеческим существом, и каждая мать разочаровывается — ее ребенок оказывается никудышным. Он просто теряется в толпе на этой перенаселенной планете. Вот серийное производство. Усыновляя ребенка, вы можете учесть все качества, которые вам необходимы. Вы можете посоветоваться с экспертами, какие качества будут ему полезны в жизни, насколько он будет способен любить... Вам нужен Ромео? Вы можете получить Ромео. Вопрос только в химии. У Ромео больше мужских гормонов, чем у кого-либо другого, он богаче — вот почему ему недостаточно одной женщины.
Хотите поэта, который превзойдет всех поэтов прошлого? Ученого, в сравнении с которым все ученые прошлого будут выглядеть как пигмеи? Музыканта, который при помощи звуков принесет вам неведомое, невидимое? Поэта, который поет невиданные раньше песни радости и празднования? Вы можете попросить все что угодно, и они просто вычислят, установят, какая женская яйцеклетка и какой сперматозоид создадут такого человека. Это не твой сперматозоид, эта яйцеклетка не твоей жены: вы усыновляете ребенка. Таким образом, вы получите то, о чем всегда мечтало человечество, — рождение супермена, человека из стали. Ваш Великий Мухаммед Али не сможет ему противостоять: один щелчок по носу — и ему конец!
Что же вызывает у тебя страх? Разве ты не хочешь подняться над животными? Стремиться к тому, чтобы это был твой сперматозоид, яйцеклетка твоей жены, просто уродливо. Дети принадлежат Вселенной. Что особенного в твоей сперме? Какой смысл создавать искалеченного человека только потому, что эта сперма твоя? Наука может поднять вас над животным миром, и это не серийное производство, а как раз ему противоположное. Это будет не конвейер, на котором собирают машины. Это будет очень индивидуальный процесс, потому что у каждой пары будет выбор и свобода решать, какого ребенка она хочет.
И как только тебе в голову пришла мысль о серийном производстве? Ты думаешь, все захотят иметь одинаковых детей? Ошибаешься. Ты думаешь, научные лаборатории будут производить детей по своему усмотрению и вам придется их усыновлять? Тогда это было бы серийным производством. Я не за это. Ты абсолютно свободен выбирать. А прямо сейчас ты абсолютно слеп, и то, что делаешь, ты делаешь в полной темноте. Ты просто раб слепой биологии.
Разве ты не хочешь освободиться от слепой биологии? Разве ты не хочешь подняться над этой глупой привязанностью к мысли о том, что ребенок рождается из твоего сперматозоида и яйцеклетки твоей жены? Эти яйцеклетки не знают, кому они принадлежат. И что особенного в твоей сперме? Ты ничего о ней не знаешь. Ты совершенно не осознаешь, какие люди борются у тебя внутри за то, чтобы родиться. У тебя нет выбора, ты просто раб.
То, что я говорю о научном рождении, позволит тебе подняться над рабством, слепотой, темнотой. Определенным образом это сделает тебя более духовным, потому что ты больше не будешь беспокоиться о том, чтобы твоему ребенку был абсолютно необходим твой сперматозоид и яйцеклетка твоей жены. Ты излагаешь свои требования; ты усыновляешь ребенка. Можешь спросить экспертов, что для ребенка лучше всего. Разве тебе не хотелось бы, чтобы твой ребенок был уникальным гением? Из-за бессмысленных привязанностей вы довольствуетесь искалеченным ребенком. И рождая ребенка-инвалида, слепого, оказываете ли вы ребенку услугу? Он никогда вас не простит. Вы несете ответственность. И ему придется прожить такую жизнь, которая вовсе не жизнь.
Мое видение дает вам полную свободу и, конечно, огромную ответственность. В настоящее время вы производите детей без всякой ответственности. Можете ли вы определить, какого цвета будет ребенок, какое у него будет лицо — греческое, римское? Вы можете создать детей, которые будут выглядеть как скульптуры, безупречно красивых, обладающих талантом в каком-либо измерении жизни, живущих с любовью, достаточно разумных, чтобы отказаться от всех священников и всех политиков? Они не станут последователями никакого вождя, они будут самодостаточными.
А что вы делаете сейчас? Сначала в темноте и слепоте вы создаете ребенка, не зная, каким он окажется. Затем вы принуждаете его стать рабом, заставляя его быть христианином, индуистом, мусульманином или давая ему политическую идеологию — социализм, фашизм, коммунизм. А он недостаточно разумен, чтобы восстать против всех этих видов рабства.
Ребенок моего видения будет абсолютно свободным. Он не будет принадлежать ни к одной политической партии, ни к одной организованной религии. У него будет собственная религия, собственная политическая идеология. Какой ему смысл примыкать к Карлу Марксу и быть коммунистом? Он умеет думать лучше Карла Маркса, а Карл Маркс не был великим мыслителем. Он может жить так долго, что никуда не спешит, он может терпеливо ждать — у него достаточно времени. Представьте себе Альберта Эйнштейна, живущего триста лет. Он подарил бы миру чудеса. Но поскольку он получил случайное тело, то должен был умереть.
Мы можем избавиться от болезни, старости. Мы можем программировать жизнь по всем направлениям. Мы можем запрограммировать жизнь ребенка таким образом, что он умрет, только когда он захочет умереть, а до тех пор будет продолжать жить. Если он будет чувствовать, что еще есть неиспробованные им удовольствия, если он будет чувствовать, что есть еще неисследованные им измерения, если он будет чувствовать, что требуется больше времени, тогда в его власти будет решать, сколько ему жить.
До сего времени вы в среднем жили семьдесят лет — учитывая людей, которые в разных частях мира доживают до ста пятидесяти лет. Есть люди, которые без труда доживают до ста пятидесяти, ста шестидесяти, ста семидесяти лет. И это удивительный факт — мне доводилось посещать этих людей: стопятидесятилетний человек работает в поле, будто ему пятьдесят, с такой же силой, с таким же рвением.
Все, что нужно, — это лучшее планирование, лучшее скрещивание. Этот факт известен и применяется к животным. Ты всюду видишь много красивых собак: маленьких, больших, сильных или просто красивых. Просто видеть, как они прыгают вокруг, это такая радость. Думаешь, они просто так появились в природе? Нет, мы скрещивали их на протяжении столетий.
Тебе известен этот факт, его признает весь мир — человек не должен жениться на собственной сестре. Почему? Жениться на сестре было бы так просто. Ты уже ее любишь, вы были вместе с самого рождения, вы знаете друг друга. Но почему во всех культурах это запрещено? Все культуры говорят, что родственники не должны жениться друг на друге, и они должны иметь как можно меньше родственных связей, потому что чем больше расстояние, тем лучше продукт. Если белая американка выходит замуж за негра, то ребенок будет намного лучше, чем он был бы от брака между белыми американцами или неграми, потому что между ними огромная разница — в несколько столетий. Они выросли в разных условиях, они запрограммированы совершенно по-разному. Поэтому, когда встречаются эти две совершенно разные культуры, традиции, два разных обычая, образа жизни, в результате рождается лучший человек, у которого двойное наследие: наследие негров и наследие американцев... В научной лаборатории, возможно будет подбирать яйцеклетки и сперматозоиды как можно более далекие друг от друга. При помощи такого скрещивания мы сможем создать абсолютно нового человека.
В этом нет ничего страшного. Это не серийное производство. Супружеская пара должна сказать, какого бы человека хотела видеть в своем ребенке. Это устранит все случайности. Мы создадим универсального человека — не китайца, не индийца, не англичанина, но универсального человека. Поэтому восхищайся, не бойся и не пугайся.
Ты видел, как дети производились в прошлом. Миллионы лет вы делали одно и то же, и какой результат? Результат определяет ценность того, что вы делали. Изредка появляется Альберт Эйнштейн или Бертран Рассел — но лишь изредка. Это неправильно. Это должно быть обычным, заурядным явлением. Изредка должен появляться человек, рожденный вследствие неосознанности, потери бдительности ученого, а все остальные будут гениями. Только подумай: целый мир, полный таких людей, как Рабиндранат, Жан-Поль Сартр, Ясперс, Хайдеггер! Мы сможем предотвратить рождение таких людей, как Адольф Гитлер, Муссолини и Иосиф Сталин, потому что они приносили нам несчастья. Мы можем полностью закрыть дверь перед Чингисханами, Тамерланами, Надир-Шахами — перед всеми этими уродливыми чудовищами, вся жизнь которых состояла из убийства людей, уничтожения людей, сжигания людей.
То, как мы жили, было неправильно. Вокруг всего лишь толпа карликов — этого ты должен бояться. Но создать сад гениев, творческих людей, сад, из которого будут изгнаны все фанатики, идиоты, политики, — одним словом, избавиться от всего загрязнения, всего яда... Это такая глубокая мысль. Сколько людей страдает оттого, что у них курносый нос? Всю жизнь они чувствуют себя неполноценными. Сколько людей страдает, потому что у них есть только нос? Если на них посмотреть, все остальное у них маленькое — только нос большой...
Я слышал: у одного миллионера был большой нос и маленькие глаза, но он был самым богатым человеком в округе. Люди часто смеялись над ним за глаза, но никто никогда не осмеливался смеяться в лицо. Одна семья пригласила его на ужин. Семья опасалась только одного: их ребенок, который был прирожденным философом, по всякому поводу задавал вопросы.
С самого утра они стали его учить: — Можешь задавать какие хочешь вопросы, но, когда придет этот богатый человек, не спрашивай его про нос.
Они сказали ему это столько раз, что он страшно заинтересовался: «Что особенного в его носе?» Раньше ему никогда не запрещали задавать вопросы. Почему этот нос имеет такое значение? Он был очень взволнован и с нетерпением ожидал прибытия миллионера. Когда тот вошел, ребенок рассмеялся. Он сказал родителям: — У него только нос, больше ничего нет! Почему вы мне не разрешали... Такой редкий экземпляр!
Все их усилия пошли насмарку.
Но люди... Почти каждый страдает по той или иной причине. Кто-то страдает из-за своего цвета кожи, кто страдает из-за слишком высокого роста, кто-то слишком высокий, кто-то слишком низкий. Что вы произвели? Вот производство, случайное, совершаемое в темноте. По-моему, человеческие существа — венец творения — не должны страдать комплексом неполноценности. Единственный путь — научное производство детей. И в нем кроются безграничные возможности.
Например, если ребенка произвели в научной лаборатории, одновременно можно произвести второго такого же ребенка. Второй ребенок будет расти в лаборатории — точно такой же, как тот, которого усыновила семья. Существование второго дает огромные возможности. Например, ты сломал ногу. Теперь больше не нужно лечить перелом — можно взять ногу у второго человека и отдать тебе. Что-то не то случилось в голове, ты сошел с ума — теперь больше не нужны все эти психологи, психоаналитики, психиатры. Твою голову удалят и приставят тебе новую. Второй человек всю жизнь проживет под наркозом, в замороженном состоянии. Он ничего не будет знать о том, что происходит. Он будет существовать только на тот случай, если с тобой что-то случится, а в жизни может случиться многое, даже если принять все меры предосторожности. Всегда что-то может случиться: жизнь такая длинная. Ты можешь попасть в автомобильную аварию... Теперь это можно предотвратить при помощи научного производства детей.
Все зависит от того, хватит ли у вас мужества подняться над своими трусливыми эго. Мы должны подняться над пугающим чувством. Пусть тебя восхищает новый человек! У нового человека должно быть новое рождение. У нового человека должна быть новая жизнь, новая любовь, новая смерть. Он будет новым во всем. Он заменит старые модели, которые переполняют землю — эту рухлядь. Они не нужны.
Все дело просто в процессе программирования первой клетки. Только первая клетка может быть запрограммирована, потому что потом она продолжает воспроизводить себя, это автономный процесс. Ее можно запрограммировать на что угодно. Прямо сейчас это трудно: она запрограммирована на всевозможные болезни, она запрограммирована на смерть, на старость. У тебя не может быть над ней никакого контроля. Невозможно изменить программу сейчас, потому что все клетки имеют одинаковую программу. Если они запрограммированы на конкретную наследственную болезнь, ты заболеешь этой болезнью. Это можно было изменить, но только при первой встрече мужской и женской клетки. Все можно запрограммировать, а твою точную копию держать в лаборатории. Если сердце работает плохо, то есть новое сердце, которое тебе абсолютно подойдет, потому что взято у твоей копии, у твоего двойника.
Все новое пугает, но оно пугает трусов. Все новое восхищает, но восхищает только храбрых. Будь храбр, потому что нам нужен новый, храбрый мир.

Я ученый-исследователь. Одиннадцать лет я участвую в программе медицинских исследований по созданию искусственных органов, включая сердце, кожу и кровь. Я наслаждаюсь своей работой, но у меня нет чувства правильности того, что я делаю, потому что естественные органы всегда лучше. Я глубоко уважаю и люблю природу, и многое можно сделать для поддержания равновесия природы, о котором ты говоришь, но я не могу найти учреждение или организацию, где исследования проводились бы с любовью или уважением. Пожалуйста, помоги мне найти выход — или лучший вход вовнутрь.

Я могу понять твое затруднение.
На всей планете нет организации или учреждения, где исследования проводятся с уважением и любовью к природе.
Происходит как раз обратное. Исследования проводятся для покорения природы. Один человек даже написал книгу — «Покорение природы». Просто невероятно, что вы, небольшая часть природы, маленькая, крошечная часть, пытаетесь покорить целое — это все равно, что одному из моих пальцев пытаться завладеть всем телом. Человек — это тоже природа. Поэтому, где бы ты ни был, не беспокойся об организации, учреждении или его подходе, но работай с глубокой любовью, уважением. Ты работаешь не против природы.

<< Пред. стр.

страница 6
(всего 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign