LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Повсюду вокруг вас существуют люди, жизненный интерес которых заключается в том, чтобы вы не жили полной жизнью. Просто удивительно: почему столько людей заинтересованы в том, чтобы вы не жили полной жизнью? Потому, что вся затеянная ими эксплуатация человечества зависит от этого.
Человек, который живет полной жизнью, не будет пить алкоголь или принимать какой-либо другой вид наркотика. Естественно, люди, которые зарабатывают миллионы долларов на алкоголе и наркотиках, не могут позволить вам жить полной жизнью. Жить полной жизнью настолько радостно, что вы не захотите уничтожать радость алкоголем. Алкоголь нужен несчастным людям, людям, которые тревожатся, людям, которые хотят как-то забыть свои проблемы, свои тревоги, по крайней мере, на несколько часов. Алкоголь не может ничего изменить, но отдых даже на несколько часов, по-видимому, абсолютно необходим миллионам людей.
Если бы человек жил полной жизнью, то каждый его миг был бы преисполнен таким удовлетворением, что вы бы не увидели очередей у кинотеатров — кто хочет смотреть на то, как любовью занимается кто-то другой? Если вы сами можете заниматься любовью, то зачем ходить в кинотеатр? Если ваша собственная жизнь является такой тайной и такой сложнейшей задачей, которую предстоит решить, то кто будет интересоваться третьеклассными историями, которые показывают в фильмах?
Человек, который живет полной жизнью, утрачивает амбиции. И потому, что он так счастлив прямо сейчас, он не может себе представить, что существует возможность большего счастья. Обыкновенное сумасшествие человеческого ума — стремление все к большему и к большему — возникает потому, что вы не живете полной жизнью. Всегда существует разрыв, всегда чего-нибудь не хватает. В результате этой неполной жизни возникают все амбиции и, таким образом, продолжается вся игра общества: люди хотят стать богатыми, люди хотят стать знаменитыми, люди хотят стать политиками, люди хотят стать президентами и премьер-министрами.
До настоящего времени человечество зависело от того, что не позволяло человеку жить полной жизнью, создавало множество препятствий, потому что целостный человек затронул бы столько чьих-то жизненных интересов. Ведь невозможно поработить человека, который наслаждается жизнью в ее полноте, целостности. Вы не можете заставить его пойти в армию, чтобы убивать и быть убитым. Вся структура общества рухнет.
С появлением целостного человека появилась бы совсем другая структура общества: неамбициозная и чрезвычайно радостная — без великих людей. Может быть, вы никогда не думали об этом: великие люди могут существовать только потому, что миллионы людей не великие, иначе кто бы помнил про Гаутаму Будду? Если бы существовали миллионы Гаутам Будд, миллионы Махавир, миллионы Иисусов Христов, то кто бы беспокоился об этих людях? Эти несколько людей стали великими, потому что миллионам людей не позволяют жить полной жизнью. Кто стал бы ходить в церкви, если бы люди не были несчастны... в храмы, синагоги, мечети? Кто пошел бы туда? Кто стал бы беспокоиться о Боге, рае и аде? Человек, который каждое мгновение переживает с такой интенсивностью, что сама жизнь стала раем, что сама жизнь стала божественной, не нуждается в поклонении мертвым статуям, мертвым писаниям, прогнившим идеологиям, глупым предрассудкам.
Целостный человек является величайшей опасностью в мире для существующей правящей элиты.

Необходимо ли мне понимать корни моего прежнего характера для того, чтобы я мог избавиться от него, или достаточно осознания?

Это разграничительная линия между западной психологией и восточным мистицизмом. Западная психология является попыткой понять корни вашего прежнего характера, но никому не помогает избавиться от них. Вы становитесь более трезвым, вы становитесь более нормальным, ваш ум уже не в таком беспорядке. Ситуация несколько изменилась к лучшему, но каждая проблема осталась такой же самой — она просто продолжает находиться в спячке. Вы можете понять свою ревность, вы можете понять свой гнев, свою жадность, свои амбиции, но все это понимание будет оставаться умозрительным. Таким образом, величайшие психологи Запада далеко отстали от восточных мистиков.
Человек, который основал западную психологию, Зигмунд Фрейд, настолько боялся смерти, что одного упоминания слова «смерть» было достаточно, чтобы привести его в коматозное состояние, он терял сознание, слишком велика была паранойя смерти. Это случалось с ним трижды. Он настолько боялся привидений, что обходил кладбища десятой дорогой. Итак, человек, подобный Зигмунду Фрейду, который обладает необычайной интеллектуальной проницательностью, которому известны все корни ума, которому известна каждая мельчайшая функция ума, все еще продолжает быть заключенным в уме.
Осознание выводит вас за пределы ума. Его не интересует понимание проблем ума, их корни, оно просто оставляет ум в стороне, просто выходит из него. Это является причиной того, что психология не развивалась на Востоке. Странно, что на протяжении, по крайней мере, десяти тысяч лет Восток настойчиво и сосредоточенно работал в области человеческого сознания, но он не разработал ни психологию, ни психоанализ, ни психосинтез. Чрезвычайно удивительно, что на протяжении десяти тысяч лет никто не касался этого предмета. Вместо того чтобы понимать ум, Восток разработал совершенно другой подход, и этот подход заключался в неотождествлении с умом: «Я — не ум». Когда осознание этого кристаллизуется в вас, то ум становится бессильным.
Вся сила ума исходит из того, что вы отождествляете себя с ним. И поэтому было признано бесцельным, докапываться до корней, находить причины, стоящие за причинами, разгадывать сны, анализировать сны, интерпретировать сны. И каждый психолог находит другой корень, находит другую интерпретацию, находит другую причину. Психология пока еще не является наукой, она все еще фиктивна.
Если вы обратитесь к Зигмунду Фрейду, то ваш сон будет интерпретирован с точки зрения секса. Его ум одержим сексом. Придите с чем-нибудь — и он тут же даст сексуальную интерпретацию. Обратитесь к Альфреду Адлеру, — человеку, который основал другую школу психологии, аналитическую психологию, — он одержим другой идеей: жаждой власти. Так что, какой бы ни был у вас сон, он будет интерпретирован согласно этой идее — это жажда власти. Обратитесь к Карлу Густаву Юнгу, он интерпретирует каждый сон как далекое эхо ваших прошлых жизней. Его интерпретация является мифологической. Существует еще множество других школ.
Большая работа была проделана Ассаджиоли — психосинтез — попытка объединить все школы в одну, но его психосинтез абсолютно бесполезен. По крайней мере, в психоанализе есть какая-то истина, в аналитической психологии есть какая-то истина, но психосинтез — это просто мешанина. Он берет одну часть от одной школы, другую часть от другой и соединяет их вместе. Ассаджиоли — великий интеллектуал, он смог расставить на правильные места кусочки картинки-загадки. Но то, что было значительно у Зигмунда Фрейда, — было значительно в определенном контексте, но этого контекста уже нет. Он взял только то, что кажется значительным, но вне контекста оно теряет всякий смысл. И поэтому Ассаджиоли всю свою жизнь работал для определенного синтеза, но не смог создать что-либо значительное. И все эти школы тяжело трудились.
Но Восток просто обошел ум. Вместо того чтобы находить причины, корни и доводы, они обнаружили одну вещь: откуда ум черпает свои силы? Откуда поступает энергия, которая его питает? Энергия, которая питает ум, поступает от вашей идентификации: «Я есть это». Они сломали мост. Вот в чем заключается осознание — сознавать, что «Я не тело, я не ум. Я даже не сердце — я просто чистое сознание». Когда это сознание становится глубже, становится кристаллизованным, то ум постепенно начинает жить в тени. Его влияние на вас утрачивает всю свою силу. И когда сознание устанавливается на все сто процентов, то ум просто испаряется.
Западная психология все еще должна понять, почему она не добивается успеха. Тысячи людей проходят через психоанализ и другие терапевтические методы, но ни один из них, даже основатель этих школ, не может быть назван просветленным, о нем нельзя сказать, что у него нет проблем, что у него нет тревог, страданий, страха, паранойи. Все существует и в них, как это существует в вас.
Ученики Зигмунда Фрейда просили его много раз: «Вы проводите психоанализ со всеми нами, мы рассказываем о своих снах, и вы их интерпретируете. Будет просто великолепный эксперимент, если вы позволите нам проанализировать вас. Расскажите нам о своих снах, и мы попытаемся проанализировать и понять, что они означают, откуда она приходят, и что они означают». Но Зигмунд Фрейд никогда на это не соглашался. Это указывает на огромную слабость всей структуры психоанализа. Он боялся, что в его снах они обнаружат те же вещи, которые он находил в их снах. Тогда его превосходство как основателя, как мастера было бы утрачено.
Он ничего не знал о таких людях, как Гаутама Будда, Махавира или Нагарджуна. Поскольку этим людям ничего не снится, то нечего и анализировать. Эти люди так далеко отошли от ума, что все связи были обрублены. Они живут сознанием, а не интеллектом. Они реагируют сознанием, а не умом или его воспоминаниями. И они ничего не подавляют, поэтому нет никакой нужды во снах.
Сны являются побочным продуктом подавления. Существуют племена аборигенов, в которых людям ничего не снится или снится очень редко. Они были бы удивлены, если бы узнали, что цивилизованным людям сны снятся на протяжении почти целой ночи. Из восьми часов сна шесть приходится на сны. А аборигены просто спят восемь часов в тишине без каких-либо помех. Зигмунд Фрейд знал только больных людей Запада, ему не были известны люди сознания, в противном случае вся история западной психологии была бы другой.
Я не предлагаю вам предпринимать усилия для понимания истоков вашего ума и его характера, это просто пустая трата времени. Одного сознания достаточно, более чем достаточно. Когда вы начинаете осознавать, то вы освобождаетесь от хватки ума, и ум станет просто мертвой окаменелостью. Нет никакой необходимости искать, откуда берется жадность, настоящий вопрос заключается в том, как от нее избавиться. Вопрос не в том, откуда появляется эго, — это интеллектуальные вопросы, которые не являются значительными для искателя.
И затем будет много философских точек зрения: откуда берется жадность, откуда приходит эго, откуда ваша ревность, откуда ненависть, откуда появилась ваша жестокость — поиск начала всего этого. И ум является огромным комплексом, на самом деле, целой жизни будет мало, чтобы понять все проблемы ума и их причины. Причинами могут быть тысячи жизней. Постепенно западная психология подходит к этому ближе, например, «первичная терапия».
Янов понял, что пока мы не обнаружим истоки проблем — а для него как для христианина, верящего только в одну жизнь, это означает, что корни надо искать в детстве. И поэтому он начал работать над тем, чтобы напоминать вам о вашем детстве, но затем он наткнулся на новый факт — в глубоком гипнозе люди вспоминают не только детство, они вспоминают свое рождение. Они также помнят девять месяцев в лоне матери, а некоторые, самые чувствительные люди, помнят свою предыдущую жизнь.
И он сам начал бояться, что попал в тоннель, который, по-видимому, не имеет конца. Вы попадаете в прошлую жизнь, а он опять ведет вас по длинному коридору в другую жизнь. Ваш ум пережил уже много жизней, и поэтому вы не сможете обнаружить его корни в настоящем. Может быть, вам придется путешествовать в прошлое на тысячи жизней, а это не так-то просто. А затем, даже если вы поймете, откуда берется жадность, то это ничего не изменит. Вам потом придется узнать, как от нее избавиться. А проблем так много, что если вы будете избавляться от каждой из них по отдельности, то вам потребуются миллионы жизней, чтобы полностью покончить с умом. И пока вы будете вычислять одну эту проблему, то другие проблемы будут расти, накапливать больше энергии, больше силы, влияния. Это очень глупая игра.
На Востоке ни один человек за все прошлые времена — в Китае, Индии, Японии, Аравии — никогда не уделял этому внимания. Это борьба с тенью. Они работали в другом направлении и достигли невероятных успехов. Они просто вывели сознание из ума. Они стали вне ума, как свидетели, и они обнаружили, что произошло чудо: когда они стали свидетелями, то ум стал бессильным, утратил над ними всю свою власть. И не было необходимости что-либо понимать.
Чем сознание становится выше, тем ум становится ниже, в равных пропорциях. Если сознание составляет пятьдесят процентов, то ум уменьшается на пятьдесят процентов. Если сознание составляет семьдесят процентов, то остается только тридцать процентов ума. В тот день, когда сознание составит сто процентов, ума не останется вообще.
Следовательно, весь восточный подход заключается в том, чтобы найти состояние не-ума — эту тишину, чистоту, безмятежность. И ума с его проблемами, с их корнями, уже нет, он просто испарился так, как капли росы испаряются утром на солнце, не оставляя следов. И поэтому я скажу вам — осознания не просто достаточно, его более чем достаточно. Вам больше ничего не нужно.
В западной психологии до сих пор нет места для медитации, и поэтому она продолжает ходить по кругу, не находя решения. Есть люди, которых лечили психоанализом по пятнадцать лет. Они потратили на это целые состояния, потому что психоанализ — это очень дорогая отрасль медицины. Пятнадцать лет лечиться при помощи психоанализа — и это привело лишь к тому, что они пристрастились к психоанализу. Теперь они уже не могут без него обойтись. Вместо того чтобы решить какую-то проблему, появилась новая проблема. Теперь это уже почти напоминает наркоманию. И когда им надоест один психоаналитик, они переходят к другому. Если они перестают посещать сеансы психоанализа, то они чувствуют, что им чего-то не хватает.
Но психоанализ никому не помог. Даже они признают, что не существует на всем Западе ни одного человека, который был бы полностью проанализирован. Но такова слепота людей, что они не могут разглядеть тот простой факт, что не существует ни одного человека — и это притом, что тысячи психоаналитиков анализируют людей, — который был бы проанализирован полностью и поднялся бы над своим умом.
Анализ не может поднять вас над умом. Путь наверх — это осознание, путь к состоянию «над умом» — медитация. Это простой путь, и он привел к появлению на Востоке тысяч просветленных людей. И они ничего не делали с умом, они делали что-то другое: они просто становились осознанными, настороженными, сознающими. Они использовали ум только как объект. То, как вы видите дерево, то, как вы видите колонны, то, как вы видите других людей, — они старались видеть ум тоже как нечто отдельное, и им это удалось. И тот момент, когда им удалось увидеть ум как нечто отдельное, стал смертью ума. На его месте растет ясность, интеллект исчезает, быстрота понимания возрастает. Человек уже не реагирует, человек отвечает. Реакция всегда основана на вашем прошлом опыте, а ответ — это как зеркало: вы подходите к нему — и оно отвечает, оно показывает ваше лицо. У него нет памяти...
В тот момент, когда вы отходите, оно снова становится чистым, в нем нет отражений. Медитирующий человек, в конце концов, становится зеркалом. Любая ситуация отражается в нем — и он отвечает в данный момент, в соответствии с настоящим. Поэтому в его каждом ответе содержится новизна, свежесть, ясность, красота, изящество. Он не повторяет какую-то старую мысль. Тут нужно понимать, что не бывает ситуации полностью одинаковой с ситуацией, с которой вы сталкивались прежде. И поэтому если вы реагируете в соответствии с прошлым, то вы не способны разрешить ситуацию, вы отстали.
Вот в чем причина вашего провала. Вы не видите ситуацию, вас больше интересует ваш ответ — вы не принимаете ситуацию в расчет. Медитирующий человек просто открыт, его глаза в распоряжении ситуации, и он позволяет ситуации вызывать у себя ответ. У него не заготовлен ответ.
Прекрасный рассказ о Гаутаме Будде... Однажды утром человек спросил его: «Существует ли Бог?» Будда посмотрел на человека, посмотрел ему в глаза и сказал: «Нет, Бога нет».
В этот же день, после полудня, другой человек спросил: «Что вы думаете о Боге? Существует ли Бог?» Опять он посмотрел на человека и в его глаза и ответил: «Да, Бог есть».
Ананда, который был с ним, был очень озадачен, но он был всегда очень осторожный и ни во что не вмешивался. Он использовал время, когда все уходили на ночь и Будда собирался ложиться спать, — если он что-то спрашивал, то спрашивал в это время.
Но вечером, когда солнце стало уже заходить, пришел третий человек почти с таким же вопросом, только немного иначе сформулированным. Он сказал: «Есть люди, которые верят в бога, и есть люди, которые в бога не верят. Сам я не знаю, к кому я должен примкнуть. Помогите мне».
Ананда очень внимательно слушал, что скажет Будда. Сегодня на протяжении дня он дал два противоречащих друг другу ответа, и теперь возникла третья возможность — но не существует третьего ответа. Но Будда дал ему третий ответ. Он молчал, он закрыл глаза. Это был прекрасный вечер. Птицы уселись на деревьях — Будда остановился в манговой роще — солнце зашло, подул свежий ветер. Человек, глядя на Будду, сидящего с закрытыми глазами, подумал, что, возможно, это и есть его ответ, и он тоже сидел с закрытыми глазами.
Прошел час, человек открыл глаза, прикоснулся к ногам Будды и сказал: «Ваше сострадание безмерно. Вы дали мне ответ. Я навсегда останусь вам признателен».
Ананда не мог в это поверить, ведь Будда не проронил ни слова. И когда человек ушел, полностью удовлетворенный и довольный, Ананда спросил Будду: «Это уже чересчур! Ты должен был бы подумать обо мне — ты сведешь меня с ума. Я на грани нервного потрясения. Одному человеку ты сказал, что Бога нет, другому человеку ты сказал, что Бог есть, а третьему ты не дал ответа. И этот странный человек говорит, что он получил ответ, полностью удовлетворен, и обязан, и касается твоих ног. Что происходит?»
Будда сказал: «Ананда, первое, что ты должен запомнить, это то, что это были не твои вопросы, эти ответы были даны не тебе. Почему ты напрасно беспокоишься о проблемах других людей? Сначала разреши свои собственные проблемы».
Ананда сказал: «Это правда, это были не мои вопросы, и ответы были даны не мне. Но что я могу поделать? У меня есть уши, и я слышу, я слышал, и я видел, и теперь все мое существо озадачено. Что правильно?»
Будда сказал: «Правильно? Правильно осознание. Первый человек был теистом. Ему была нужна моя поддержка, он уже верил в Бога. Он пришел ко мне уже с готовым ответом, просто для того, чтобы попросить моей поддержки, с тем, чтобы потом он мог ходить везде и говорить: «Я прав, даже Будда так думает». Ему я должен был сказать «нет», просто чтобы поколебать его веру, потому что вера не является знанием. Второй человек был атеистом. Он также пришел с уже готовым ответом, что не существует Бога, и ему была нужна моя поддержка для того, чтобы укрепить его неверие и чтобы он мог разглагольствовать повсюду о том, что я с ним согласен. Мне пришлось сказать ему: «Да, Бог есть». Но цель у меня была та же самая.
Если ты понимаешь мою цель, то тогда нет противоречия. Я нарушил сформулированную заранее веру первого человека, я нарушил сформулированное заранее неверие второго человека. Вера — это позитивно, неверие — это негативно, но оба являются одним и тем же. Никто из них не был тем, кто знает, и никто из них не был смиренным искателем истины, у них уже были предубеждения».
Третий человек был искателем истины. У него не было предубеждений, он открыл свое сердце. Он сказал мне: «Есть люди, которые верят в Бога, есть люди, которые не верят. Сам я не знаю, существует ли Бог или нет. Помоги мне». И единственная помощь, которую я мог ему оказать, это было дать ему урок молчаливого осознания, слова были бесполезны. И когда я закрыл глаза, он понял намек. Он был довольно сообразительный человек — открытый, чуткий. Он закрыл свои глаза.
Когда я углубился в безмолвие, когда он стал частью моего поля тишины и моего присутствия, он начал продвигаться к тишине, продвигаться к осознанию. Когда прошел один час, то казалось, что прошло всего несколько минут. Он не получил никакого ответа в словах, но он получил подлинный ответ в безмолвии: не беспокойся из-за Бога, не имеет значения, существует Бог или нет. Имеет значение лишь, существует ли тишина, существует или нет осознание. Если вы безмолвны и осознаете, то вы сами являетесь Богом. Бог — это не что-то, что находится далеко от вас: или вы ум, или вы бог. В молчании и осознанности ум плавится и исчезает и проявляет в вас вашу божественность. И хотя я ничего ему не сказал, он получил ответ, и получил его совершенно правильным образом».
Осознанность подводит вас к тому месту, с которого вы своими собственными глазами сможете видеть предельную реальность вас самих и Вселенной... И это чудесное переживание, что вы и Вселенная не отделены друг от друга, что вы являетесь частью целого. Для меня это единственное значение святости.
Вас обучали анализу, пониманию, интеллектуальной гимнастике. Эти вещи никому не помогают, они никому не помогли. Вот почему Западу не хватает одного самого главного измерения — измерения просветленности, пробуждения. Все богатства ничего не стоят по сравнению с богатством, которое происходит из просветленности, от достижения состояния «не-ума». Поэтому не запутывайтесь с умом, лучше станьте наблюдателем у края дороги и пусть ум пройдет по дороге. Скоро дорога будет пуста. Ум живет как паразит. Вы идентифицированы с ним, в этом его жизнь. Ваше осознание обрубает эту связь, и это становится его смертью.
Древние писания Востока утверждают, что Мастером является смерть, — очень странное изречение, обладающее глубочайшим смыслом. Мастером является смерть, потому что медитация — это смерть ума, медитация — это смерть эго. Медитация — это смерть вашей личности и рождение, и воскресение вашей базовой сущности. А знать эту базовую сущность означает знать все.
Бекки Гольдберг позвонила управляющему гостиницей: «Я нахожусь в комнате пятьсот десять, — гневно закричала она, — и я хочу, чтобы вы знали, что напротив ходит абсолютно голый мужчина и жалюзи у него подняты».
«Я сейчас зайду», — сказал управляющий. Он вошел в комнату Бекки, внимательно посмотрел в окно и сказал: «Вы правы, мадам, мужчина, судя по всему, голый. Но подоконник прикрывает его снизу до талии, в какой бы части комнаты он ни находился».
«Ну да, — завопила Бекки. — Вы только станьте на постель, вы только станьте на постель!»
Ум — это странный парень. Там, где нет проблем, он создает проблемы. Почему вы должны стоять на постели? Только для того, чтобы обнаружить, что кто-то в своей комнате голый? Человек должен осознавать все эти глупости ума. Я не согласен с теорией эволюции Чарльза Дарвина, но к этой теории я испытываю определенное уважение, потому что в историческом плане это может быть не верно, что обезьяна стала человеком, но психологически это абсолютно точно, потому что человеческий ум очень напоминает обезьяну... Глупый во всех смыслах.
Нет никакого смысла копаться глубже в мусоре ума. Это не ваша сущность, это не вы, это просто пыль, которая собиралась вокруг вас на протяжении многих, многих жизней.

Молодая женщина пошла к врачу, опасаясь как бы из двух маленьких точек, находившихся по одному на каждом бедре, не развилась гангрена. Доктор внимательно ее осмотрел и затем сказал, что это не гангрена и что ей не о чем волноваться. «Кстати, — спросил он девушку, когда она уходила, — ваш приятель не цыган?»
«Да, — ответила девушка, — он и в самом деле цыган». «Ага, — сказал доктор, — скажите ему, что его серьги не золотые».

Это функции ума — он великий открыватель.
Старое определение философа говорит, что он — слепой темной ночью, в темном доме, в котором нет света, ищет черного кота, которого там нет. Но это еще не все: он находит его! И он пишет огромные трактаты, тезисы, придумывает системы, логически обосновывает существование черного кота.
Будьте осторожны с умом: он слеп. Он никогда ничего не знал, но он великий притворщик. Он притворяется, что ему все известно.
Сократ разделял человечество на две категории. Одну категорию он называет «знающие невежды»: люди, которые думают, что они знают, а они в основном невежды, — это работа ума. А вторую категорию он называет невежественные знатоки: люди, которые думают: «Мы не знаем». На них, смиренных и наивных, нисходит знание.
Таким образом, есть люди, которые притворяются, что знают, — это функция ума, и есть смиренные люди, которые говорят: «Мы не знаем». В их наивности имеется знание, и это работа медитации и сознания.

Я всегда испытывал потребность в маленьком вознаграждении в конце дня: несколько кружек пива, сигареты или наркотики. Ничто из этого мне больше не приносит удовлетворения, и все же стремление к какой-то форме получения удовлетворения остается. Что такое стремление и что его удовлетворит?

Ничто его не удовлетворит. Следует понять тонкий механизм желания. Желание действует следующим образом: желание ставит условия вашему счастью. «Я буду счастливым, если я получу эту машину, эту женщину, этот дом». Исполнение желаний снимает условия, препятствующие вашему счастью. Вы испытываете облегчение и отлично себя чувствуете. По сути дела, все, что вы сделали, — это устранили ненужные препятствия к своему счастью, но уже вскоре вы начнете думать: «Если я опять смогу создать такое препятствие, а затем снова его полностью устранить, и я снова испытаю такое же облегчение, которое испытал в прошлый раз, и снова буду себя прекрасно чувствовать». И, таким образом, желания, даже если мы их исполняем, приводят опять и опять к возникновению новых желаний.
Вы следите за мыслью? Сначала вы ставите условие. Вы говорите: «Пока я не получу эту женщину, я не буду счастливым. Я могу быть счастливым только с этой женщиной». И вы начинаете стремиться к этой женщине. И чем это труднее, тем больше ваш восторг, тем больше вы возбуждены.
Чем это труднее, тем в большей степени вы ощущаете вызов. Чем это труднее, тем в большей степени вы делаете ставкой все свое существо, вы готовы играть. И конечно, возникает больше надежд и больше желания обладать этой женщиной. Это так трудно, это так нелегко. Должно быть, это что-то великолепное, вот почему это так трудно, вот почему это так нелегко. Вы преследуете эту женщину, преследуете, преследуете и наконец получаете ее. В тот день, когда вы добьетесь этой женщины, будет снято условие: «Если я получу эту женщину, то буду счастлив» — сначала вы поставили это условие. Теперь вы получили женщину, вы чувствуете облегчение. Больше не нужно никого преследовать, вы достигли цели, результат у вас в руках, вы чувствуете себя хорошо — хорошо из-за облегчения.
Однажды я увидел, как мулла Насреддин идет, ругаясь и испытывая сильную боль. Я спросил его: «В чем дело? Болит ли твой живот, или у тебя головная боль, или что-нибудь еще? В чем дело? Ты выглядишь, как будто тебе очень больно».
Он ответил: «Ничего страшного. Туфли, которые я ношу, слишком малы».
«Но тогда почему ты их носишь?» Он ответил: «Это единственное облегчение, которое я испытываю в конце дня. Это моя единственная радость, поэтому я не могу выбросить эти туфли. Они на один размер меньше, и это настоящий ад, но вечером это дарит мне рай. Когда я прихожу домой, я снимаю туфли, падаю на софу и говорю, что пришел. Это так замечательно».
Вот что они делают. Вы создаете боль, вы создаете страдания, преследования, возбуждение, а затем в один прекрасный день вы приходите домой, снимаете туфли и говорите: «Великолепно, это великолепно. Я пришел!» Но сколько это может длиться? Облегчение длится только несколько мгновений. А затем у вас опять появится желание.
Теперь эта женщина совершенно бесполезна, потому что вы ее получили. Вы не можете опять поставить условие. Вы не можете опять сказать: «Если я получу эту женщину, то буду счастлив». Потому что вы уже с ней. Теперь вы начинаете присматривать женщину кого-то другого. «Если я получу эту женщину...» Теперь вы уже выучили этот трюк, сначала вы ставите условие, при котором вы будете счастливы, потом вы отчаянно добиваетесь исполнения условия, а затем приходит облегчение. Теперь это бесполезно.
Понимающий человек поймет, что нет никакой необходимости ставить условия. Вы можете быть счастливы без всяких условий. Зачем ходить в туфлях, которые вам малы, и страдать только для того, чтобы в конце испытывать облегчение? Почему не испытывать облегчение все время? Но потом вы не будете его чувствовать — проблема только в этом. Чтобы чувствовать, нужен контраст. Вы будете счастливы, но этого не почувствуете. И вот определение по-настоящему счастливого человека: по-настоящему счастливый человек — это тот человек, который ничего не знает о счастье, который никогда и не слыхивал о нем, который так счастлив, который так счастлив без всяких условий, как же он может знать, что он счастлив? Только несчастные люди говорят: «Я счастлив, все идет прекрасно». Это несчастные люди. Счастливый человек ничего не знает о счастье. Оно просто есть, оно есть всегда. Это как дыхание.
Вы не чувствуете себя очень счастливым, когда это касается дыхания. Тогда сделайте вот это: зажмите нос. Сделайте несколько йогических упражнений и задерживайте дыхание внутри, продолжайте и продолжайте задерживать. Потом вам становится больно. А вы продолжайте задерживать. Будьте настоящим учеником йоги — продолжайте задерживать. А затем оно вырвется, и вы почувствуете, и будет такая большая радость. Но это же глупо, однако это то, что все делают. Вот почему вечером вы ждете результата.
Счастье здесь и сейчас, ему не нужны никакие условия. Счастье естественно. Поймите это. Не ставьте условия своему счастью. Оставайтесь счастливыми вообще без всяких на то причин. Нет никаких причин искать причину, чтобы быть счастливым. Просто будьте счастливы.
Если вы не можете быть счастливы, то не ставьте себе невозможные условия, чтобы это не было трудно. Мулла прав — такая маленькая вещь. Я понимаю. Он намного умнее, чем вы думаете. Такая маленькая затея — носить туфли на размер меньше — такая маленькая затея, никто не может вам помешать это делать, и к вечеру вы счастливы. Просто небольшие затеи, придумывайте небольшие затеи и будьте такими счастливыми, как вам заблагорассудится.
И как вы понимаете, нет никакой необходимости ставить условия. Просто поймите, в чем тут дело — эти условия не создают счастья, они просто приносят облегчение. Но облегчение не может быть постоянным, никакое облегчение никогда не может быть постоянным. Оно длится только несколько мгновений.
Разве вы не замечали это много раз? Вы хотели купить новую машину, и вот она возле вашего крыльца, и вы стоите там очень, очень счастливый. Сколько это продлится? Завтра она уже станет старой машиной, ей будет один день. Через два дня ей будет два дня, и все соседи уже видели ее и оценили по достоинству, и, конечно, теперь уже никто о ней не говорит. Вот почему компании, которые производят машины, должны каждый год выпускать новые модели — для того, чтобы вы могли иметь новые условия.
Люди продолжают жаждать вещей просто для того, чтобы получить облегчение, и облегчение их ждет. Вы слышали рассказ?

Нищий сидел под деревом, а у богача поломалась машина.
Водитель принялся ее чинить, и богач вышел из нее. Нищий наслаждался отдыхом под деревом. Было ветрено, солнечно и красиво, и богач подошел и сел рядом с нищим и спросил:
«Почему ты не работаешь?»
Нищий ответил: «Для чего?»
Богач почувствовал некоторое раздражение и сказал: «Когда у тебя есть деньги, у тебя может быть большой счет в банке».
Но нищий снова спросил: «Для чего?»
Богач почувствовал еще большее раздражение. Он сказал: «Для чего? Тогда в старости ты сможешь отойти от дел и отдыхать».
«Но, — сказал нищий, — я отдыхаю сейчас! Зачем дожидаться старости? И заниматься всей этой чепухой — зарабатывать деньги, класть деньги в банк и в конце отдыхать. И разве ты не видишь? Я уже отдыхаю. Для чего же ждать?»
Зачем дожидаться вечера? И зачем дожидаться пива? Почему бы ни напиться воды и не наслаждаться ею, пока ее пьешь?

Вы же слышали рассказ про то, как Иисус превратил воду в вино? Христиане этот рассказ не поняли. Они думают, что он на самом деле превратил ее в вино. Это не правда. Он, должно быть, научил своих учеников тому секрету, которому я учу вас. Он, должно быть, сказал им: «Пейте ее так радостно, чтобы вода становилась вином».
Мы можем пить воду так радостно, что она будет почти опьянять нас. Попытайтесь! Вы можете опьянеть от простой воды. Это зависит от вас. Это не зависит от пива пли вина. И если вы не понимаете этого, спросите гипнотизера — он знает. Если загипнотизированному человеку дать воды и сказать, что это вино, он опьянеет — от воды.
Теперь врачи знают о плацебо, и результаты иногда их весьма озадачивают. В одной больнице проводили эксперименты. Группе из двадцати пациентов, больных одной и той же болезнью, дали лекарство, а другой группе пациентов, больных той же болезнью, дали просто воду — просто чтобы посмотреть, как будет действовать вода. Ни врачи, ни пациенты не знали, где вода, а где лекарство, потому что если врач знает, то его поведение изменится. Давая воду, он не будет давать ее так уж серьезно, и это может вызвать у пациента подозрения. Так что ни доктор, ни пациент не знали. Информация хранилась под замком.
И чудо заключалось в том, что вода помогла тому же числу пациентов, что и лекарство. Из обеих групп на второй неделе выздоровели по семнадцать пациентов. Но самым чудесным было то, что те, кто принимали воду, оставались здоровыми дольше, чем те, кто принимали лекарство. Люди, которые принимали настоящее лекарство, уже через несколько недель начали возвращаться.
Что случилось? Почему так помогла вода? Суть в том, что помогает медицина, а не лекарство. И потому, что вода — это чистая вода, она не может повредить, лекарство может повредить. Вот почему люди, которым давали настоящее лекарство, начали возвращаться. Они начали придумывать какие-то новые желания, какие-то новые болезни, какие-то новые проблемы, потому что не бывает лекарств, которые тем или иным образом не воздействуют на ваш организм. И организм будет реагировать по-своему. Вода не вызовет никакой реакции, это чистый гипноз.
Вы можете пить воду с таким энтузиазмом, с такой молитвой, что она станет вином. Вы видите, как последователи дзэн-буддизма пьют чай с такими церемониями и ритуалом, с таким осознанием. Тогда даже чай становится чем-то феноменальным. Обыкновенный чай преображается. Обыкновенные поступки преображаются — утренняя прогулка может быть опьяняющей. И если утренняя прогулка не пьянит, то с вами что-то не в порядке. Рассматривание розы может быть опьяняющим. И если оно не может опьянить вас, тогда уже ничто не может вас опьянить. Глаза ребенка могут быть опьяняющими.
Учитесь, как переживать радостное мгновение. Не ждите результатов, их нет. Жизнь не идет куда-то, у нее нет целей. Жизнь не является средством для достижения какой-либо цели. Просто жизнь — это здесь и сейчас. Переживайте ее. Переживайте ее полностью, переживайте ее осознанно, и вы будете удовлетворены.
Удовлетворенность нельзя откладывать, иначе вы никогда не будете удовлетворены. Удовлетворенность должна быть достигнута теперь — теперь или никогда.

Может ли заядлый курильщик стать медитативным человеком? Я курю. Я курю двадцать пять лет и чувствую, что во время курения я прекращаю глубоко погружаться в медитацию. И все же я не могу бросить курить. Не могли бы вы рассказать что-нибудь об этом?

Тот, кто медитирует, тот не курит, по той простой причине, что он никогда не волнуется, не беспокоится, не испытывает напряженности.
Курение помогает — на несколько мгновений — забыть ваши тревоги, вашу напряженность, вашу нервозность. Другие средства могут принести точно такой же результат; жевательная резинка может принести точно такой же результат, но курение делает все возможное.
В глубине вашего подсознания курение связано с сосанием молока из груди матери. С развитием цивилизации ни одна женщина не хочет, чтобы ребенок кормился грудью, и это естественно — он испортит грудь. Грудь утратит свою округлость, свою красоту. У ребенка другие потребности. Ребенку не нужна круглая грудь, потому что при круглой груди ребенок умрет. Если грудь по-настоящему круглая, то при сосании он не сможет дышать, его нос будет зажат грудью. Он задохнется.
Потребности ребенка отличаются от потребностей художника, от потребностей поэта, от потребностей человека, обладающего эстетическим чувством. Ребенку нужна удлиненная грудь, чтобы нос его мог дышать, и он бы мог делать оба дела: дышать и кормиться. И поэтому каждый ребенок постарается приспособить грудь под свои нужды. И ни одна женщина не хочет, чтобы грудь была испорчена, это часть ее красоты, ее тела, ее формы.
Итак, по мере развития цивилизации детей все раньше и раньше отлучают от материнской груди. Желание попить из материнской груди остается в их умах, и, когда люди находятся в нервном состоянии, в напряжении, в тревоге, сигарета помогает. Она помогает им стать снова ребенком, расслабиться на коленях матери. Сигарета очень символична. Она как материнский сосок, и дым, который из нее исходит, — теплый, как материнское молоко. Так что имеется определенная аналогия, и она вас увлекает, и на какой-то момент вы превращаетесь в ребенка, без тревог, без проблем, без обязанностей.
Вы сказали, что тридцать лет курите, тридцать лет вы заядлый курильщик, вы хотите бросить и не можете. Вы не можете, потому что нужно изменить причины, которые к этому привели.
Я успешно помог многим моим саньясинам. Сначала они смеялись, когда я предложил им... Они не могли поверить, что такое простое решение может им помочь. Я сказал им: «Не пытайтесь бросить курить, но просто возьмите бутылочку, которую используют для детского питания. И ночью, когда никто не видит, под одеялом, наслаждайтесь молоком, теплым молоком. По крайней мере, оно не причинит никакого вреда».
Они сказали: «Но как это поможет?»
Я сказал: «Вы забудьте об этом — как и почему — просто делайте так. Это даст вам хорошую еду перед сном, и в этом нет никакого вреда. И я чувствую, что на следующий день вам не так сильно будут нужны сигареты. Так что учтите это». И они были поражены... Постепенно сигареты стали исчезать, потому что их главная потребность, которая застряла на полдороги, была удовлетворена: они уже не дети, они взрослеют, и сигарета исчезает. Вы не можете бросить. Вам нужно делать что-то безвредное, что-то более здоровое в виде замены на некоторое время, чтобы вы могли вырасти, и тогда курение прекратится само собой.
Маленькие дети знают это — я узнал этот секрет от них. Если ребенок хнычет и плачет, а мать далеко, он положит большой палец в рот и начнет сосать. Он забудет все о голоде, плаче и хныканье — и заснет. Он нашел замену, и, хотя эта замена не даст ему еды, она, по крайней мере, даст ему такое чувство, что происходит нечто подобное. Она расслабит его. Я даже предложил некоторым моим саньясинам сосать большой палец. Если вы боитесь принести бутылочку и наполнить ее молоком, и того, что ваша жена узнает об этом, и ваши дети увидят, как вы это делаете, то тогда сосите большой палец, когда вы укладываетесь спать. Сосите его и наслаждайтесь им.
Они всегда смеялись, но потом они приходили и говорили: «Это помогает, и количество сигарет на следующий день было меньшим, и оно станет еще меньше». Возможно, на то, чтобы сигареты вообще исчезли, потребуется несколько недель. А когда они исчезли, и вы их не бросали... Когда вы бросаете курить, то это подавление, а все, что подавлено, попытается возвратиться с большей силой, с огромной силой.
Никогда ничего не бросайте. Установите главную причину явления и попытайтесь придумать какую-нибудь безвредную замену. Тогда главная причина исчезнет, курение — это только симптом. И поэтому первое — прекратите его прекращать. Второе, раздобудьте хорошую бутылочку и не смущайтесь. А если смущаетесь, то используйте большой палец. Ваш собственный большой палец не будет настолько же хорош, но он поможет. И я никогда не видел, чтобы кому-то не помогло то, о чем я говорю. Когда-нибудь он не сможет поверить, что напрасно разрушал свое здоровье и вместо того, чтобы дышать чистым воздухом, вдыхал грязный дым и разрушал свои легкие.
И это будет становиться все большей и большей проблемой, потому что с ростом движения за освобождение женщины детей вообще не будут кормить грудью. Я не говорю, что их нужно кормить грудью, но им нужно давать какую-то замену, чтобы их подсознание не хранило в себе травму, которая создаст им проблемы: жевательную резинку, сигареты и сигары... Это симптомы. В каждой стране они разные. В Индии люди продолжают жевать листья бетеля, а многие используют нюхательный табак. Это то же самое. Нюхательный табак кажется непохожим на это, но, на самом деле, он не так уж непохож. Люди, которые волнуются, напряжены, испытывают тревогу, берут порцию нюхательного табака. От него хорошо чихается, он прочищает ум, встряхивает все их существо, и это кажется приятным. Но тревоги возвратятся. Нюхательный табак не может их развеять. Вы должны уничтожить само основание того, что делает вас нервозным. Почему вы должны быть нервозными?
Многие журналисты говорили мне: «Одна из самых больших трудностей с вами заключается в том, что мы волнуемся». И они сказали: «Это странно, потому что мы берем интервью у политиков — они волнуются, мы заставляем их волноваться. Вы заставляете нас волноваться, и тут же возникает желание курить. А затем вы не позволяете нам курить: «Здесь нельзя курить». Вы аллергик.
У вас великолепная стратегия! Мы не можем курить, вы заставляете нас волноваться, а тут еще эта ваша аллергия, из-за которой мы не можем курить... У вас нет для нас выхода». Но почему они должны волноваться в моем присутствии? Те политики являются могущественными людьми, если бы она волновались в их присутствии, это можно было бы понять. Но действительность заключается в том, что те могущественные люди внутри просто полые, и власть они одолжили у других, и они боятся за свою респектабельность. Каждое слово, которое они произносят, они должны обдумать дважды. Они волнуются, потому что журналисты могут создать ситуацию, при которой их влияние на людей будет сведено к нулю. Их образ, который они создали, должен становиться все лучше и лучше. Вот почему они боятся. Из-за этого страха журналист, любой журналист, может заставить их волноваться.
А для меня это не проблема. У меня нет жажды респектабельности. Я достаточно известен, они не могут сделать меня более известным. Я уже сделал все, что могло заставить меня волноваться, я все это уже сделал. Что они могут мне сделать? У меня нет власти, которую можно было бы потерять, и я могу говорить все, что хочу, потому что я не боюсь быть противоречивым и непоследовательным. Напротив, мне нравится быть противоречивым и непоследовательным. Они начинают волноваться, и нервозность подает мысль заняться чем-нибудь, чтобы никто не понял, что они волнуются. Просто понаблюдайте; когда вам начинает хотеться курить, просто понаблюдайте, почему вам хочется. Существует нечто, что делает вас нервозным, и вы не хотите, чтобы это поняли другие. Это напоминает мне:
Однажды, когда епископ зашел в нью-йоркскую церковь, он увидел странного человека, настоящего хиппи. Но он заставил епископа волноваться, потому что этот человек посмотрел ему в глаза и сказал: «Вы знаете, кто я? Я Господь Иисус Христос».
Епископ позвонил в Рим. «Что я должен делать? — спросил он Папу Римского. — Человек, похожий на хиппи, — но он похож и на Иисуса Христа. Я здесь один, сейчас раннее утро, и он пришел сюда. Меня никогда не учили тому, что я должен делать, когда придет Иисус Христос, и поэтому мне нужна инструкция, четкая, чтобы я не совершил ошибку».
Папа Римский и сам разволновался. Он сказал: «Делайте вот что: старайтесь выглядеть так, как будто вы заняты! Что еще можно сделать? Тем временем позвоните в полицейский участок и старайтесь выглядеть занятым, чтобы этот человек не увидел, что вы нервничаете».
Сигареты помогают вам выглядеть занятым, они скрывают вашу нервозность. Поэтому не пытайтесь прекратить курить, в противном случае вы начнете волноваться и вернетесь к своей старой привычке. Желание существует, потому что осталось в вас незавершенным. Завершите его, и для этого существуют простые способы. Хватит простой бутылочки с детским молоком.
Из нее вы получите еду, она сделает вас здоровее и прогонит ваше желание выглядеть занятым!
Человек пришел ко мне. Он страдал оттого, что был заядлым курильщиком на протяжении тридцати лет. Он был болен, и врачи сказали: «Ты никогда не выздоровеешь, если не бросишь курить». Но он был хронический курильщик, и не мог ничего с этим поделать. Он пытался, не то чтобы он не пытался, и пытался изо всех сил, и страдал от своих попыток, но ему удавалось не курить только день или два, а затем возникало такое невероятное желание курить, что оно захлестывало его. И он снова возвращался к старой привычке. Из-за курения он утратил уверенность в себе: он знал, что не может сделать одну маленькую вещь, он не может бросить курить. В своих собственных глазах он стал ничтожеством, он думал, что является самым никчемным человеком в мире. Он перестал уважать себя. Он пришел ко мне. Он сказал: «Что мне делать? Как я могу бросить курить?»
Я сказал: «Никто не может бросить курить. Ты должен это понять. Курение — это сейчас не только вопрос твоего решения. Оно вошло в мир твоих привычек, оно пустило корни. Тридцать лет — это большой срок. Оно пустило корень в твоем теле, в твоей химии, оно распространилось повсюду. Вопрос не в том, решает твой ум или нет, твой ум ничего не может сделать. Ум бессилен, он может начинать что-то делать, но не может с легкостью это остановить. А если ты уже начал... А ты практиковал это так долго... Ты великий йог — ты практиковал курение тридцать лет! Оно стало автономным, тебе придется разавтоматизировать его».
Он сказал: «Что вы понимаете под разавтоматизированием?»
Это то, чем является медитация, — разавтоматизация.
Я сказал: «Сделай вот что: забудь о том, что надо бросать. Да и нужды в этом никакой нет. В течение тридцати лет ты курил и жил, разумеется, это было страданием, но ты, должно быть, привык к нему тоже. И какое имеет значение, если ты умрешь на несколько часов раньше, чем ты умер бы, если бы не курил? Что ты собираешься тут делать? Что ты уже сделал? И какая разница, умрешь ли ты в понедельник, во вторник, иди в воскресенье в этом году, в том году, какое это имеет значение?»
Он ответил: «Да, это правда, это не имеет значения».
Тогда я сказал: «Забудь об этом, мы вообще не будем пытаться его прекратить. Лучше мы попытаемся его понять. Поэтому в следующий раз, когда будешь курить, преврати курение в медитацию».
Он сказал: «Медитацию из курения?»
Я сказал: «Да. Если последователи дзэна могут превратить в медитацию чаепитие, и могут сделать его церемонией, то почему нет? Курение может быть такой же прекрасной медитацией».
Он обрадовался. Он сказал: «Что вы говорите?» Он ожил! Он сказал: «Медитация? Расскажите мне побыстрее, я не могу дождаться!»
Я дал ему медитацию. Я сказал: «Делай вот что. Когда ты вынимаешь пачку сигарет из кармана, двигайся очень медленно, получай от этого удовольствие, нет никакой спешки. Будь сознающим, алертным, осознанным, вынимай ее медленно с полным осознанием. Затем, с полным осознанием, вынь сигарету из пачки, медленно, не так, как ты это делал раньше — быстро, бессознательно, механически. Затем начни постукивать сигаретой по пачке — но очень внимательно. Вслушивайся в этот звук, так же поступают последователи дзэна, когда самовар начинает петь и чай кипеть... и аромат. Затем понюхай сигарету и ощути красоту этого запаха...»
Он сказал: «Что вы говорите? Красоту?»
«Да, он прекрасен. Табак так же божествен, как и все остальное... Нюхай его, это запах бога».
Он посмотрел на меня немного удивленный. Он сказал: «Что? Вы шутите?»
«Нет, я не шучу». — Даже когда я шучу, я не шучу. Я очень серьезный. — «Затем вложи ее себе в рот, с полным осознанием, закури ее с осознанием. Наслаждайся каждым действием, каждым маленьким действием, дели действия на максимальное количество маленьких действий, чтобы ты становился все более и более сознающим.
Затем выпусти первый клуб дыма: Бог в виде дыма. Индусы говорят: «Аннам Брахма» — «Еда это Бог». Почему же не дым?
Бог — все. Наполни свои легкие до глубины — это пранаяма. Я дарю тебе новую йогу для новой эры! Затем выпусти дым, расслабься, другой клуб дыма, и продолжай все делать очень медленно.
Если ты сможешь это делать, то будешь удивлен, вскоре ты поймешь всю глупость этого, не потому что другие сказали тебе, что это глупо, не потому что другие сказали тебе, что это вредно. Ты поймешь, и это понимание не будет только умозрительным, оно будет проистекать от твоего полного существа, это будет понимание твоей целостности. И затем, когда-нибудь, если оно прекратится, то прекратите». Если будет продолжаться, то будет продолжаться. Тебе не нужно об этом беспокоиться».
Через три месяца он пришел и сказал: «Но оно прекратилось».
«Теперь, — сказал я, — испробуй ее и на других вещах».
Вот в чем секрет: в разавтоматизации. Когда вы идете, идите медленно, наблюдайте. Когда смотрите, смотрите внимательно, и вы увидите, что деревья зеленее, чем они когда-либо были раньше, розы более розовые, чем они были прежде. Слушайте! Кто-то говорит, сплетничает: слушайте. Слушайте внимательно. Когда вы говорите, говорите внимательно. Пусть все, что вы делаете во время бодрствования, будет разавтоматизировано.

Я бы хотел, чтобы вы прокомментировали проблему наркотиков.

В ней нет ничего нового, она так же стара, как человек. Не бывало таких времен, когда бы человек не пытался уйти от действительности. Самой древней книгой в мире является Ригведа, и в ней много описаний употребления наркотика. Наркотик называется «сома». С тех древних времен все религии пытались заставить людей не использовать наркотики. Все правительства были против наркотиков. И все же наркотики оказались сильнее, чем правительства и религии, потому что никто не изучал психологию наркомана. Человек несчастен. Он живет в тревоге, в страданиях и с разочарованием. По-видимому, нет никакого выхода, кроме наркотиков. Единственный способ предотвратить употребление наркотиков — сделать человека радостным, счастливым, блаженным.
Я тоже против наркотиков, по той простой причине, что употребление наркотиков помогает вам забыть о своих несчастьях только на время. Оно не готовит вас к борьбе с несчастьями и страданиями, скорее, делает вас более слабым.
Но причины, по которым правительства и религии выступают против наркотиков, и причины, по которым я выступаю против наркотиков, совершенно разные. Они хотят, чтобы человек продолжал оставаться несчастным и разочарованным, потому что страдающий человек не настроен революционно, он мучится в своем существе, он распадается на части. Он не может представить себе лучшее общество, лучшую культуру, лучшего человека. Из-за своих несчастий он становится легкой добычей для священников, потому что они утешают его, потому что они говорят ему: «Благословенны бедные, благословенны кроткие, благословенны те, кто страдают, потому что они унаследуют царство Божие».
Страдающее человечество находится также в руках политиканов, потому что страдающее человечество нуждается в какой-то мечте — мечте о бесклассовом обществе когда-нибудь в будущем и мечте об обществе, в котором не будет нищеты, голода, страданий. Вкратце, они справляются со своими страданиями и остаются терпеливыми, если видят утопию у горизонта. И отметьте себе значение слова утопия. Оно означает то, что никогда не происходит. Это как горизонт, он так близок, что вы думаете, что можете побежать и найти место, где небо встречается с землей. Но вы можете бежать всю свою жизнь и никогда не найдете это место, потому что такого места не существует. Это иллюзия.
Политикан кормится тем, что обещает, священник кормятся тем, что обещает. Но за последние десять тысяч лет никто не доставил товары. Причина, по которой они выступают против наркотиков, заключается в том, что наркотики полностью подрывают их промысел. Если люди начинают принимать опиум, гашиш, ЛСД, то они не интересуются коммунизмом, не интересуются тем, что произойдет завтра, не интересуются загробной жизнью, не интересуются Богом, раем. Они удовлетворены в данный момент.
У меня другие причины. Я тоже против наркотиков, но не потому, что они обрубят корни политиканам и религиям, а потому, что они уничтожат ваш внутренний рост к духовности. Они не позволят вам достичь земли обетованной. Вы будете и дальше оставаться среди галлюцинаций, в то время как вы способны достичь настоящего. Они дают вам Игрушку.
Но поскольку наркотики не исчезнут, я бы хотел, чтобы каждое правительство, каждая научная лаборатория очищали наркотики, делали их здоровее, без побочных действий, которые возможны сегодня. Мы можем создать наркотик, как тот, который Олдос Хаксли в память о Ригведе назвал сома, у которого не будет побочных действий, к которому нельзя будет пристраститься, который будет радостью, счастьем, танцем, песней. Если мы не можем дать возможность каждому человеку стать Гаутамой Буддой, то мы не вправе не позволять людям хотя бы мельком увидеть то эстетическое состояние, которое, должно быть, переживал Гаутама Будда. Может быть, эти маленькие переживания подтолкнут человека к дальнейшим исследованиям. Рано или поздно ему наскучат наркотики, потому что всякий раз они будут повторять одну и ту же картину. И какой бы красивой эта картина ни была, повторение сделает ее скучной.
Итак, сначала очистите наркотики от всех побочных действий. Во-вторых, позвольте людям, которые этого хотят, получать удовольствие. Им это наскучит. И затем у них останется одна-единственная дорога — искать какой-нибудь метод медитации, для того чтобы обрести высшее блаженство.
Ваш вопрос в основном касается людей Нового Века. Разрыв между поколениями — это самое новое явление, прежде оно не существовало. В прошлом дети уже в возрасте шести-семи лет начинали использовать свои руки, свои умы, работая вместе с отцами по традиционным специальностям. К четырнадцати годам они были уже ремесленниками, рабочими, вступали в брак, у них были обязанности. К тому времени, когда им исполнялось двадцать лет или двадцать четыре года, у них уже были собственные дети, так что разрыв между поколениями никогда не существовал. Каждое поколение жило одновременно со следующим поколением.
Впервые в истории человечества возник разрыв между поколениями. Он имеет огромное значение. Теперь, впервые до возраста в двадцать пять или двадцать шесть лет, до того, как вы не возвратитесь из университета, у вас нет никаких обязанностей, нет детей, нет волнений, перед вами находится целый мир, и вы можете мечтать, как сделать его лучше, как сделать его богаче, как создать расу суперменов. И это период времени между четырнадцатью и двадцатью четырьмя годами, когда человек является мечтателем, потому что созревает его сексуальность, и вместе с сексуальностью созревают его мечты. Его сексуальность подавляется в школах и колледжах, и поэтому вся его энергия может быть использована для мечтаний. Он становится коммунистом, он становится социалистом, он становится фабианцем, чем угодно. И это время, когда он начинает чувствовать разочарование, потому что при том, как устроен мир: бюрократия, правительства, политики, общество, религия, — ему вряд ли удастся воплотить свои мечты в реальность.
Он приезжает домой из университета, полный идей, и каждая его идея будет уничтожена обществом. Вскоре он забывает о новом человеке и новой эре. Он не может даже найти работу, он не может найти себя. Как он может думать о бесклассовом обществе, в котором не будет ни богатых, ни бедных? Это период, когда он рвется к наркотикам, они дают ему временное облегчение. Но все наркотики, такие, какими они являются сейчас, вызывают привыкание, и поэтому вам нужно увеличивать дозу. И они оказывают разрушительное влияние на тело, на мозг, вскоре вы уже совершенно беспомощны. Вы не можете жить без наркотиков, а с наркотиками у жизни для вас нет места. Но я не говорю, что ответственность за это несут молодые люди; наказывать их и сажать в тюрьму — это чистейшая глупость. Они не преступники, они жертвы... Люди, которые у власти, продолжают делать идиотские вещи — запреты, наказания. Они знают, что на протяжении десяти тысяч лет мы запрещали и не достигли успеха. Если вы запрещаете алкоголь, то больше людей становятся алкоголиками, и становятся доступными опасные виды алкоголя. Тысячи людей умирают от отравления — и кто виноват? Теперь они наказывают молодых людей годами тюремного заключения, не понимая, что если человек принимал наркотики или у него возникло привыкание к наркотикам, то ему нужно лечение, а не наказание. Его нужно отправить в психиатрическую больницу, где о нем позаботятся, где его могут научить медитации и постепенно могут отвлечь от наркотиков к чему-нибудь лучшему.
Вместо этого они запирают их в тюрьмах — десять лет тюрьмы. Они совсем не ценят человеческую жизнь. Если вы дадите десять лет тюрьмы молодому двадцатилетнему человеку, то вы напрасно потратите его самые лучшие годы, и без каких-либо результатов, потому что в тюрьмах наркотики достать еще легче, чем где-либо еще. Заключенные являются опытными потребителями наркотиков, и они становятся учителями тех, кто пока еще дилетант. Через десять лет человек выйдет из тюрьмы прекрасно обученный. Тюрьмы учат только одному: ничто из того, что вы делаете, не является неправильным, пока вас не поймали, — просто не попадайтесь. И существуют наставники, которые учат вас, как не попасться опять.
Так что вся ситуация совершенно абсурдна. Я тоже против наркотиков, но совершенно по-другому. Я надеюсь, что вы меня поняли.

Можно ли использовать ЛСД как вспомогательное средство для медитации?

ЛСД можно использовать как вспомогательное средство, но средство это будет очень опасным. Это не так легко. Если вы используете мантру, то даже от нее становится трудно отказаться, но если вы использовали ЛСД, то отказаться от него еще намного труднее.
В тот момент, когда вы отправились в путешествие с ЛСД, вы уже ничего не контролируете. Руководит химия, и вы уже не господин. И если вы уже перестали быть господином, то получить обратно это положение уже не так-то просто. Химическое вещество не является рабом, теперь уже вы раб. Как управлять — это уже не ваш выбор. Если вы начали принимать ЛСД как вспомогательное средство, то вы делаете из раба хозяина, и он воздействует на весь химический состав вашего тела. Ваше тело начнет жаждать ЛСД, и это желание не будет желанием ума, как в том случае, когда вы привязались к мантре. Когда вы используете ЛСД как вспомогательное средство, то желание становятся частью тела, ЛСД проникает в самые клетки тела. Оно изменяет их, ваша внутренняя химическая структура становится другой. И тогда все клетки тела начнут требовать ЛСД, и отказаться от наркотика будет трудно.
ЛСД может быть использовано для приближения вас к медитации, только если тело было подготовлено к этому. И поэтому, если вы спросите, может ли оно быть использовано на Западе, то я скажу, что оно совсем не подходит для Запада. Оно может быть использовано только на Востоке, если тело было подготовлено к этому. Йога использует его, тантра использует его, существуют школы тантры и йоги, которые используют ЛСД как вспомогательное средство, но они сначала готовят ваше тело. Происходит длительный процесс очищения тела. Ваше тело становится таким чистым, а вы становитесь таким великим его повелителем, что даже химия не может теперь стать вашим господином. Таким образом, йога допускает его, но очень специфическим образом.
Вначале ваше тело должно быть очищено химически. Затем вы так владеете своим телом, что даже химический состав тела можно контролировать. Например, существуют определенные йогические упражнения... Если вы примете яд, то при помощи специального йогического упражнения вы можете приказать своей крови, не смешиваться с ним и яд пройдет через тело и будет выведен вместе с мочой и вообще не смешается с кровью. Если вы можете это делать, если вы можете контролировать химический состав своего тела, то вы можете использовать что угодно, потому что вы остаетесь повелителем.
В тантре, особенно в тантре «левой руки», они используют алкоголь как вспомогательное средство для медитации. Искатель примет алкоголь в определенном количестве, а затем попытается быть бдительным. Сознание нельзя терять. Понемногу количество алкоголя увеличивают, но сознание должно оставаться настороже. Человек выпил алкоголь, он был усвоен телом, но ум остается выше него. Сознание не теряется. Затем количество алкоголя все увеличивают и увеличивают. При помощи этой тренировки наступает такой момент, когда любое количество алкоголя может быть дано, а ум остается настороже. Только после этого ЛСД может служить вспомогательным средством.
На Западе не существует упражнений для очищения тела или увеличения сознания при помощи изменения химического состава тела. ЛСД на Западе принимают без всякой подготовки. И оно не поможет. Скорее напротив, оно может полностью уничтожить ум.
Существует много проблем. Когда вы отправились в путешествие с ЛСД, то вы мельком увидели нечто такое, о чем вы раньше никогда не знали, чего никогда не чувствовали. Если вы начнете заниматься медитацией, то это длительный процесс, но ЛСД не является процессом. Вы принимаете его — и процесс закончен. Затем начинает работать тело. Медитация — это очень длительный процесс, вы должны заниматься ею годами, только тогда можно ожидать результатов, а когда вы испытали легкий и короткий путь, то вам будет трудно вступить на путь длительного процесса. Для медитации требуется больше жизнеспособности, больше веры, больше ожидания, и вам будет трудно, потому что теперь вы можете сравнивать.
Во-вторых, любой метод плох, если вы не контролируете себя все время. Когда вы медитируете, то можете остановиться в любой момент. Вы можете выйти из медитации. Вы не можете остановить путешествие с ЛСД, если вы уже приняли ЛСД, то должны совершить целый круг. Теперь вы уже не господин.
Все, что превращает вас в раба, совершенно не помогает духовно, потому что духовность в основном означает быть господином самому себе. Поэтому я не предлагаю короткие пути. Я не против ЛСД, иногда я могу быть за него, но тогда необходима длительная предварительная подготовка. Тогда вы будете господином.
Но ЛСД не является самым коротким путем. Оно займет намного больше времени, чем медитация. Хатха-йога готовит тело на протяжении долгих лет. Двадцать, двадцать пять лет — тогда тело готово. Тогда вы уже можете использовать любое химическое вещество как вспомогательное средство, и оно не будет оказывать разрушительное действие на ваше существо.
Но тогда процесс намного дольше. Тогда может быть использовано ЛСД. И тогда я за него. Если вы готовы двадцать лет готовить тело для того, чтобы принять ЛСД, то тогда оно не оказывает разрушительного воздействия, но этот же самый результат, может быть достигнут за два года при помощи медитации. Поскольку тело более плотное, то достичь способности владеть телом более трудно. Ум более тонкий и владеть им легче. Тело находится дальше от сущности, поэтому разрыв больше, в случае ума разрыв меньше.
В Индии примитивным способом подготовки тела к медитации была хатха-йога. На подготовку тела уходило так много времени, что иногда хатха-йоге приходилось изобретать способы продления жизни, чтобы хатха-йогой могли продолжать заниматься. Это был такой длительный процесс, что иногда шестьдесят лет могло быть недостаточно, семьдесят лет могло быть недостаточно. И существует проблема: если мастерство не достигается на протяжении этой жизни, то в следующей жизни вам придется начинать все сначала, потому что у вас будет новое тело. Все усилия пропали зря. У вас не будет нового ума в следующей жизни, таким образом, все, что достигнуто при помощи ума, остается с вами, но все, что достигнуто при помощи тела, теряется во время смерти. И поэтому хатха-йоге пришлось изобрести методы продления жизни до двухсот, до трехсот лет, чтобы мастерство могло быть достигнуто.
Если мастерство касается ума, то тогда можно изменить тело, но подготовка тела принадлежит одному только телу. Хатха-йога изобрела много способов, чтобы процесс мог быть завершен, но затем были изобретены еще более замечательные методы, как непосредственно контролировать ум, — раджа-йога. При этих методах тело может быть полезным, но нет никакой необходимости заниматься им слишком много. Таким образом, адепты хатха-йоги говорят, что ЛСД может быть использовано, но раджа-йога не может сказать, что ЛСД может быть использовано. Потому что в раджа-йоге нет методики подготовки тела. Непосредственно используется медитация.
Иногда может случиться так, но только иногда, очень редко, что если вам удастся бросить быстрый взгляд при помощи ЛСД, и вы не пристраститесь к нему, то этот взгляд может пробудить в вас жажду продолжить поиск дальше. Так что попробовать его один раз — это не плохо, но только будет трудно понять, где остановиться и как остановиться. Первое путешествие — это хорошо, и совершить его один раз — хорошо — вы осознаете другой мир и, благодаря путешествию, вы затем начнете стремиться к нему, начнете искать его, но затем трудно остановиться. В этом проблема. Если вы можете остановиться, то принять ЛСД один раз — хорошо. Но только это «если» очень большое.
Мулла Насреддин имел обыкновение говорить, что он никогда не пьет больше одного стакана вина. Многие друзья не были согласны с этим утверждением, потому что видели, как он пьет один стакан за другим. Он сказал: «Второй стакан выпивается первым стаканом. Я пью только один. Второй пьется первым, а третий — вторым. Тогда я уже не господин. Я господин только первого, поэтому как я могу говорить, что я пью больше одного стакана? Я пью только один, всегда только один!»
В случае первого вы господин, со вторым вы уже не господин. Первый попытается принять второй, а затем это будет продолжаться непрерывно. Тогда это уже не в ваших руках. Начать что-либо просто, потому что вы господин, но прекратить что-либо трудно, потому что вы уже не господин. Поэтому я не против ЛСД... и если я против, то это условно. И вот условие: если вы можете остаться господином, тогда порядок. Используйте все, что хотите, но оставайтесь господином. А если вы не можете остаться господином, тогда вообще не вступайте на опасную дорогу. Вообще не вступайте. Так будет лучше.

9
пища

Не могли бы вы рассказать о зависимости тела от пищи?

Согласно мистической традиции Востока, то, что вы собой представляете, является не чем иным, как пищей. Ваше тело пища, ваш ум пища, ваша душа пища. Над душой, безусловно, находится нечто, что не является пищей. Это нечто известно как анатта, не-я. Это полная пустота. Будда называет ее шунья, пустота. Это чистое пространство. Оно не содержит ничего, кроме себя, это сознание, в котором ничего не содержится.
Пока содержимое сохраняется, пища сохраняется. Под пищей подразумевается то, что попадает снаружи. Телу нужна физическая пища, без нее оно начнет ослабевать. И так оно и выживает, в нем не содержится ничего, кроме физической пищи.
В вашем уме содержатся воспоминания, мысли, желания, ревность, жажда власти и еще множество всякой всячины. Все это пища, это пища на немного более тонком уровне. Мысль — это пища. Вот почему при мысли о еде ваши плечи расправляются, а когда у вас мысли, которые придают энергии, вы чувствуете себя хорошо. Кто-то говорит о вас что-то хорошее, комплимент, — и смотрите, что с вами происходит: вы поели. А кто-то говорит о вас плохо, — и смотрите: как будто у вас что-то забрали, вы себя чувствуете слабее, чем прежде.
Ум является пищей в тонкой форме. Ум является не чем иным, как внутренней стороной тела, поэтому то, что вы едите, оказывает воздействие на ваш ум. И если вы едите невегетарианскую пищу, то у вас будет определенный склад ума, если вы едите вегетарианскую пищу, то у вас, разумеется, будет другой склад ума.
Известен ли вам этот необычайно важный факт из индийской истории? Индия ни разу не нападала, ни на какую страну за все десять тысяч лет своей истории. Никогда, ни одного акта агрессии. Как это возможно? Почему? Здесь живут такие же люди, как и повсюду. Но дело в том, что другой вид тела создал другой тип ума.
Вы сами можете это увидеть. Съешьте что-то и понаблюдайте, съешьте что-то еще — и понаблюдайте. Делайте пометки, и вы скоро осознаете и будете удивлены, когда обнаружите, что все, что вы перевариваете, оказывает на вас не только физическое, но и психологическое воздействие. Это делает ваш ум более уязвимым к определенным идеям, определенным желаниям. И вот почему на протяжении столетий шел поиск такого вида пищи, который не будет укреплять ум, но позволит его окончательно растворить, вид пищи, который вместо укрепления ума укрепит медитацию, состояние не-ума. Нельзя предложить какие-то конкретные и определенные правила, потому что люди разные, и каждый должен решать за себя.
И наблюдайте за тем, что вы впускаете в свой ум. Люди этого совершенно не осознают, они продолжают читать все подряд, они продолжают смотреть по телевизору все глупости подряд. Они продолжают слушать радио, продолжают болтать, болтать с людьми, и они наполняют головы друг друга мусором. В них нет ничего, кроме мусора.
Избегайте ситуаций, при которых вы бессмысленно нагружаете себя мусором.
У вас его и так слишком много, вам нужно избавиться от него. А вы продолжаете собирать его, как нечто драгоценное. Меньше говорите, выслушивайте только самое главное, будьте лаконичны, когда говорите и слушаете. Если вы будете меньше говорить, если вы будете меньше слушать, то понемногу вы увидите чистоту, в вас начнет возникать ощущение чистоты, как будто вы приняли ванну. Это становится необходимой почвой для возникновения медитации. Прекратите читать всякую чепуху.
Однажды я жил в доме, где моим соседом был сумасшедший, который очень интересовался газетами. Он каждый день приходил ко мне, чтобы взять у меня все газеты. Если он болел или меня не было дома, то он приходил позже. Однажды случилось так, что я отсутствовал десять дней. А когда я возвратился, он пришел взять все газеты. Я сказал ему: «Они старые, они десятидневной давности».
Он сказал: «Какое это имеет значение? Такая же чепуха! Только даты другие».
Должно быть, это был очень нормальный момент в жизни этого сумасшедшего. Да бывают ненормальные моменты в жизни так называемых нормальных людей, и наоборот. Он говорил правду, говоря: «Это та же старая чепуха. Какое это имеет значение? У меня есть время, и я должен быть все время занят».
Я спросил его: «Что вы делали эти десять дней?» Он сказал: «Я читал старые газеты, перечитывал их опять и опять».
Оставьте немного места в вашем уме незанятым. Эти моменты свободного сознания являются первыми проблесками медитации, первым проникновением иного мира, первыми вспышками не-ума. И если вы сумеете это сделать, то следующим шагом должен быть выбор пищи, которая не способствует агрессии и насилию, которая не является ядовитой.
Теперь даже ученые соглашаются с тем, что, когда вы убиваете животное, из-за страха оно выделяет яды разных видов. Смерть — это не легко. Когда вы убиваете животное, из-за страха внутри у него возникает дрожь. Животное хочет выжить: выделяются различные яды.
Когда вы боитесь, ваше тело тоже выделяет яды. Эти яды полезны: они помогают вам или принять бой, или пуститься наутек. Иногда в гневе вам удается сделать что-то такое, чего вы даже представить себе не могли. Вы можете передвинуть большой камень, который обычно вы не смогли бы даже сдвинуть с места, но присутствует гнев и выделяется яд. В страхе люди могут бежать так быстро, что олимпийские бегуны остались бы далеко позади. Подумайте, как вы будете бежать, если за вами будет гнаться кто-то с кинжалом в руке, чтобы вас убить. Вы будете стараться изо всех сил, ваше тело будет функционировать в оптимальном режиме.
Когда вы убиваете животное, оно злится, оно испытывает тревогу, оно испытывает страх. Оно смотрит в лицо смерти: железы животного выделяют множество видов ядов. Поэтому в наши времена и возникла мысль, что перед тем, как убивать животное, нужно привести его в бессознательное состояние, сделать ему анестезию. На современных бойнях применяется анестезия. Но это не дает существенного различия, различие чисто поверхностное, потому что в самой сокровенной сердцевине, куда не может добраться никакая анестезия, нужно встретить смерть. Может быть, не осознанно, может быть, животное не осознает, что происходит, но это происходит как во сне. Животное переживает кошмары. И есть мясо — значит, есть отравленную пищу.
Избегайте всего того, что отравлено на физическом уровне, избегайте всего, что отравлено на ментальном уровне. А на ментальном уровне обстоятельства еще более запутаны. Если вы думаете, что вы индус, то вы отравлены, если вы думаете, что магометанин, то вы отравлены. Если вы думаете, что вы христианин, джайнист, буддист, то вы отравлены. И вас отравляли постепенно, настолько постепенно, что вы приспособились к этому. Вы пристрастились к этому. Вас кормили с ложечки с вашего первого дня, вы впитали это с молоком матери, вас отравили. Все виды традиций являются ядом. Думать о себе как об индусе — значит думать о себе, противопоставляя себя человечеству. Думать о себе как о немце, китайце — значит думать о себе, противопоставляя себя человечеству, думать на языке вражды, а не дружбы.
Думайте о себе только как о человеческом существе. Если у вас есть интеллект, думайте о себе просто как об обычном человеческом существе. А когда ваш интеллект вырастет еще немного, отбросьте даже прилагательное «человеческий». Вы будете думать о себе только как о сущности. А понятие сущности включает все: и деревья, и горы, и реки, и звезды, и птиц, и животных.
Становитесь больше, становитесь огромными. Почему вы живете в тоннелях? Почему вы ползете в маленькие темные норы? Но вы думаете, что живете в великих идеологических системах. Вы не живете в великих идеологических системах, потому что не существует великих идеологических систем. Не бывает идей достаточно больших, чтобы вместить человеческое существо, бытие не может содержаться в какой-либо концепции. Все концепции калечат и парализуют.
Не будьте католиком или коммунистом, просто будьте человеческим существом, а те понятия — просто яды, просто предрассудки. Они вошли в вашу кровь. Они вошли в ваши кости, в самый костный мозг. Вам нужно быть очень бдительным, чтобы избавиться от отравления.
Но ваше тело не так отравлено, как ваш ум. Тело является простым явлением, очистить его легко. Если вы ели невегетарианскую пищу, то это можно прекратить, и это не сложно. И если вы прекратите есть мясо, то уже через три месяца ваше тело полностью очистится от всех ядов, вызванных невегетарианской едой. Это просто. Физиология — это не очень сложно. Но проблемы возникают с психологией. Монах-джайнист не ест никакой ядовитой пищи, никогда не ест ничего невегетарианского. Но его ум, как никакой другой, загрязнен и отравлен джайнизмом.
Настоящая свобода — это свобода от идеологии. Неужели вы просто жить не можете без идеологии? Является ли идеология необходимой? Почему идеология является настолько необходимой? Она нужна, потому что она помогает вам продолжать оставаться глупым, она нужна потому, что она помогает вам оставаться неумным. Она нужна, потому что снабжает вас готовыми ответами и вам не нужно находить их самому.
По-настоящему умный человек не примкнет ни к одной идеологии, да и для чего? Он не будет нести ношу готовых ответов. Он знает, что он достаточно умен и при возникновении какой угодно ситуации он сможет на нее отреагировать. Зачем нести из прошлого бесполезную ношу? Какой смысл ее нести?..
Если вы прекратите есть ядовитую пищу, то вы будете удивлены: в вас будет высвобожден новый ум. И этот новый ум позволит вам не напичкивать себя всякой чепухой. Этот новый ум позволит вам избавиться от прошлого и его воспоминаний, позволит избавиться от бесполезных желаний и мечтаний, избавиться от зависти, гнева, травм и всевозможных психологических ран.
Именно потому, что вы не можете избавиться от психологических ран, вы становитесь жертвами психомошенника. Мир полон разнообразных психоаналитиков, всех видов и размеров. Мир полон всевозможных психотерапий. Но почему необходимы многочисленные психотерапии? Они необходимы, потому что вы недостаточно умны, чтобы лечить свои собственные раны. Вместо того чтобы лечить их, вместо того чтобы открыть ваши раны солнцу, чтобы они могли быть исцелены, чтобы им позволили исцелиться. Но найти настоящего психотерапевта исключительно трудно. Из ста психотерапевтов девяносто девять являются психомошенниками, а не психотерапевтами.
Вы будете удивлены, если узнаете, что больше психоаналитиков и психотерапевтов кончают жизнь самоубийством, чем людей какой-либо другой профессии. Это число почти в два раза больше. Итак, что же это за люди? И как они собираются помочь другим? Больше психоаналитиков сходят с ума, становятся сумасшедшими, чем людей какой-либо другой профессии во всем мире. Это число почти в два раза больше. Почему? И они помогали другим людям стать более нормальными, когда они сами были ненормальными. Вполне вероятно, что они заинтересовались психотерапией из-за своей ненормальности. Это была попытка найти лекарство для самих себя. И вы будете удивлены, если узнаете, что психотерапевты одного вида для психотерапии посещают психотерапевтов другого вида. Последователь Фрейда посещает последователя Юнга, а последователь Юнга посещает последователя Фрейда, и так далее. Это очень странная ситуация. Если вы реализуете свой интеллект, то вы будете способны делать все что нужно. Вы будете способны лечить свои собственные раны, вы будете способны видеть свои травмы, и у вас не будет необходимости посещать терапевта.
Я разрешаю все виды терапий в этой общине. На самом деле, нигде в мире нет такого места, где было бы в наличии столько терапий — шестьдесят. Почему я разрешаю эти терапии? Только из-за вас, потому что вы еще не готовы освободить свой ум. По мере того как община будет продвигаться к внутренней реализации, терапии будут прекращены. Когда община по-настоящему расцветет, то в терапиях не будет нужды. Любовь — это терапия, ум — это терапия. Жизнь день ото дня, от мгновения к мгновению сознательно и алертно — это терапия. И затем все, что вы делаете на протяжении дня, — уборка, приготовление пищи, стирка, — все это терапия.
Терапии здесь только временно. В тот день, когда я смогу убедиться, что большая часть из вас переросла терапии, терапии исчезнут, потому что тогда большинство будет способно помочь меньшинству приблизиться к уму.
Мы стараемся создать разумный образ жизни. Я не такой уж разумный человек, я не святой, я не имею ничего общего с духовностью. Все эти категории неуместны по отношению ко мне. Вы не можете причислить меня к какой-то категории, вы не можете приклеить на меня ярлык. Но одну вещь все же можно сказать: все мои усилия направлены на то, чтобы помочь вам высвободить энергию, которая называется любовь-ум. Если любовь-ум реализована, то вы вылечились.
И третий вид ядовитой пищи является духовным. Это то, чем является «я». «Я» постоянно требует внимания, оно питается вниманием, внимание его пища. Не только политики жаждут внимания — больше и больше внимания от большего и большего числа людей — ваши так называемые святые делают то же самое. Нет никакой разницы между святыми, политиками и актерами, вообще никакой разницы. Главная потребность у них одна — внимание. «Больше людей должно обращать на меня внимание, больше людей должно уважать меня». Это становится пищей для эго, и это самый тонкий вид ядовитой пищи...
Физическое, психологическое, духовное... Позвольте вашему физиологическому телу очиститься от всех ядов и токсинов и вашему уму сбросить с себя ношу, состоящую из разных видов хлама и мусора. И позвольте вашей душе освободиться от идеи «я». Когда душа освободится от идеи «я», то вы прибыли во внутреннее пространство, называемое не-я, анатта. Это свобода, это нирвана, это просветление, вы пришли домой. Теперь вам уже некуда идти, теперь вы можете удобно расположиться, отдохнуть и расслабиться. Теперь вы можете насладиться миллионом радостей, которыми вас забрасывает жизнь.
Когда вы избавились от этих трех ядовитых видов пищи, вы становитесь пустым. Но эта пустота не является негативным видом пустоты. Вы пусты в том смысле, что все яды, все содержимое исчезли. Но вы полны, полны тем, что не может быть названо, полны тем, что набожные люди называют «Бог».
Существует два вида пищи. Один из них — это тот, который вам нравится, к которому вы склонны, о котором вы фантазируете. В этом нет ничего плохого, но вам нужно понять небольшую хитрость. Существуют виды пищи, которые обладают огромной привлекательностью. И привлекательность не в том, что вы видите, что пища доступна. Вы идете в гостиницу, в ресторан, вы видите определенную пищу — из задней комнаты доносится запах, вас привлекает цвет и запах пищи. Вы не думали об этой еде, и неожиданно она вас заинтересовала, но это не поможет. Это не настоящее ваше желание. Вы можете ее съесть, она вас не удовлетворит. Вы будете есть и есть — и из этого ничего не получится, не получится никакого удовлетворения. А удовлетворение — это самое главное. Именно неудовлетворенность приводит к одержимости.
Просто медитируйте каждый день перед тем, как вы принимаете пищу. Закройте глаза и просто ощутите, что нужно вашему телу, что бы это ни было! Вы не видели никакой пищи, ее еще нет, вы просто чувствуете ваше собственное существо, чувствуете, что вашему телу нужно, что бы вы хотели, чего вам действительно хочется.
Доктор Леонард Пирсон называет это «напевающей едой» — пищей, которая вам напевает. Идите и ешьте столько, сколько хотите, но уже придерживайтесь этой пищи. Другую пищу, он называет «заманивающая еда», когда она становится доступной, вы начинаете ею интересоваться. Таким образом, она относится к уму, а вы в ней не нуждаетесь. Если вы будете слушать напевающую пищу, то вы можете есть столько, сколько хотите, и вы никогда не будете страдать, потому что она вас удовлетворит. Тело просто хочет то, в чем у него есть потребность, оно никогда не хочет чего-нибудь другого. Это будет удовлетворительно, а когда это удовлетворительно, то человек не ест больше, чем нужно. Проблемы возникают, когда вы едите те виды пищи, которые являются заманивающей едой: вы видите, что они доступны, вы начинаете интересоваться — и вы едите. Они не могут удовлетворить вас, потому что у тела не было в них потребности. Когда они вас не удовлетворяют, вы чувствуете себя неудовлетворенными. Чувствуя себя неудовлетворенными, вы едите больше, но, сколько бы вы ни съели, это вас не удовлетворит, потому что не существует потребности.
Первый вид желания должен быть исполнен, затем появится второй. Люди делают вот что: они никогда не слушают первый, так что второй становится проблемой. Если вы слушаете «напевающую пищу», то заманивающая пища исчезнет. Вторая становится проблемой, потому что вы полностью забыли, что вы должны слушать свое внутреннее желание, людей учили не слушать его. Их учили: «Ешь это, ешь то» — установленные раз и навсегда правила. Тело не знает установленных раз и навсегда правил.
Они обнаружили, что если маленьких детей оставить одних возле пищи, то они будут есть только то, что необходимо их телу, и это вызвало их удивление. В наше время было сделано много открытий в области психологии; они были просто удивлены. И если ребенок страдает от какой-то болезни и если при этой болезни хорошо съесть яблоко, то ребенок выберет яблоко. Все другие виды пищи имеются тут же, но ребенок выберет яблоко.
Это то, что делают животные; только человек забыл этот язык. Приведите буйвола и оставьте его в саду. Весь сад там, вся зелень, но это его не заинтересует. Цветы и деревья могут манить его, но они его не заинтересуют. Он пойдет к той траве, которая напевает ему, и выберет только определенную траву, которая ему нужна. Вы не можете обмануть буйвола, вы можете обмануть только человека.
Человек опустился ниже буйвола. Вы не можете обмануть осла — он будет есть свою пищу. Человек обманут. Везде при помощи реклам, цветных картинок, телевидения, кино вас привлекают и отвлекают от вашего поющего тела. Какая-нибудь компания заинтересована в том, чтобы что-нибудь продать вам. Это в пользу компании, это выгодно компании, но не вам.
Некая компания «Кола» заинтересована в том, чтобы продать вам «колу». Это не имеет никакого отношения к вашему телу, она заманивает вас. Куда бы вы ни поехали — везде «кола», «кола», по-видимому, превратилась в одно из самых всеобщих явлений. Даже в Советской России, где ничто американское не разрешается, за исключением «колы», — и там «кола». Отовсюду бутылка зазывает вас, заманивает: «Идите сюда». И неожиданно вы начинаете чувствовать жажду. Эта жажда ненастоящая. Я не говорю — не пейте «колу», но пусть она поет; сделайте это делом принципа.
У вас уйдет несколько дней, даже несколько недель на то, чтобы ощутить, что вас привлекает. Ешьте столько, сколько хотите, того, что вас привлекает. Не беспокойтесь о том, что скажут другие. Если вам нравится мороженое, ешьте мороженое. Ешьте для своего удовольствия, ешьте, пока не будет утолено желание сердца, и затем вы неожиданно увидите, что удовлетворение появилось. И когда вы почувствуете удовлетворение, то желание объедаться пройдет. Это состояние неудовлетворенности заставляет вас бесцельно объедаться все больше и больше. Вы чувствуете себя наевшимся и неудовлетворенным, и поэтому возникает проблема.
Поэтому сначала найдите то, что является естественным и что придет, потому что было только забыто, оно находится в теле. Когда вы соберетесь позавтракать, закройте глаза и увидьте, чего вы хотите, в чем на самом деле заключается ваше желание. Не думайте о том, что имеется в наличии, просто думайте о том, что вы хотите, а потом пойдите, найдите эту пищу и съешьте ее. Съешьте столько, сколько хотите. Продолжайте есть эту же пищу в течение нескольких следующих дней.
Второе: когда вы едите, хорошо прожевывайте пищу. Не проглатывайте поспешно, потому что если вам нравится ее присутствие во рту, то почему бы не пожевать ее подольше? Вместо того чтобы откусывать десять раз, откусите один раз, но прожевывайте в десять раз дольше. Это будет почти то же самое, как если бы вы откусили десять раз.
Однажды случилось так, что один человек где-то в Японии выпил горячий кофе и обжег свое горло изнутри. Возникли осложнения, и его пищевод изнутри был полностью вырезан; отверстие должно было быть закрыто, иначе человек умер бы. Врачи приделали трубку к его животу, так что он должен был жевать пищу и бросать ее в трубку, по которой она попадала в живот.
Человек был удивлен, потому что он продолжал наслаждаться едой так же, как прежде. И даже врачи были удивлены. Вначале они очень сочувствовали ему, потому что бедняга больше не будет наслаждаться едой. Но человек продолжал ею наслаждаться. На самом деле, он начал наслаждаться едой больше, потому что теперь он жевал ее, и если он не хотел класть ее в желудок, то просто выбрасывал. Теперь он мог есть столько, сколько хотел. Не было никакой необходимости класть ее в желудок; рот и желудок были полностью разделены.
Поэтому, когда вы едите, жуйте больше, потому что удовольствие находится выше горла. Ниже горла нет вкуса, нет ничего подобного, так зачем спешить? Просто жуйте, больше ощущайте вкус. И делайте все возможное для того, чтобы сделать вкус более интенсивным. Перед тем как что-нибудь есть, сначала понюхайте пищу. Наслаждайтесь запахом пищи, потому что половина вкуса состоит из запаха.
Было проведено много экспериментов. Если ваш нос полностью закрыт и затем вам что-то дают, то вы не ощущаете вкуса. Тогда вы поймете, что в еде важнее запах, чем вкус. Если ваши глаза закрыты, то вы не можете полностью ощутить ее вкус, потому что цвет, который привлекает ваш взгляд, отсутствует. Они проводили замечательные эксперименты: с закрытыми глазами, с полностью закрытым носом, а затем они дают вам что-то, а вы даже не можете понять, что это такое. Они могут дать вам лук, а вы не можете сказать, что это лук, потому что многое зависит от запаха. Вот почему, когда у вас насморк, и вы не можете чувствовать запах, то вы не ощущаете и вкус. Когда люди болеют насморком, они начинают есть острую пищу, потому что только тогда они могут ощутить некоторое пощипывание.
Поэтому нюхайте пищу, смотрите на пищу. Нет никакой спешки... Не спешите. Превратите ее в медитацию. Даже если люди подумают, что вы сошли с ума, не беспокойтесь. Просто осмотрите ее со всех сторон. Прикоснитесь к ней с закрытыми глазами, прикоснитесь к ней щекой. Ощутите ее всеми возможными способами, обнюхивайте ее опять и опять. А затем немного откусите и прожуйте, наслаждайтесь едой, пусть она будет медитацией. Небольшого количества пищи будет достаточно, и она принесет вам большее удовлетворение.

Как голодание помогает здоровью тела?

Когда вы голодаете, тело не занято работой переваривания. В этот период тело может заняться удалением мертвых клеток, токсинов. Только один день, в воскресенье или субботу, в выходные, вы приезжаете домой и очищаетесь целый день. Целую неделю вы были так заняты, что у вас не было времени убрать дом. Когда телу нечего переваривать, а вы ничего не ели, то тело начинает самоочищение. Процесс начинается самопроизвольно, и тело начинает избавляться от того, что ему не нужно, от того, что является бременем. Голодание является способом очищения. Время от времени голодание прекрасно — ничего не делать, ничего не есть, просто отдыхать. Пейте как можно больше жидкости и просто отдыхайте — и тело будет очищено.
Иногда, если вы чувствуете, что требуется более длительное голодание, вы можете поголодать подольше, но при этом глубоко любите свое тело. И если вы почувствуете, что голодание вредит телу каким-либо образом, прекратите его. Если голодание помогает телу, вы почувствуете себя более энергичным, вы почувствуете себя более живым, вы почувствуете себя омоложенным, обновленным. Это должно быть критерием: если вы чувствуете, что вы становитесь слабее, что легкая дрожь возникает в теле, тогда будьте настороже — теперь уже голодание не является очищением, оно приобрело разрушительный характер. Прекратите его.
Но человек должен овладеть всеми его особенностями. На самом деле, человек должен голодать рядом с кем-то, кто занимался голоданием длительное время и хорошо знает методику, который знает все симптомы: что случится, если оно станет разрушительным, что случится, если оно не станет разрушительным. После настоящего очищающего голодания вы почувствуете себя новым, более молодым, более чистым, ничего не весящим, счастливым, и тело будет лучше функционировать, потому что оно разгружено. Но голодание нужно только в том случае, если вы питались неправильно. Если вы не питались неправильно, то в голодании нет необходимости. Голодание нужно только в том случае, если вы плохо обращались с телом, а мы все едим неправильно.

Рекомендуете ли вы какой-то особый вид пищи или режим питания?

Первое: я не верю в голодание, я верю в пиршество. Весь мой подход является подходом празднества. Я не против ваших удовольствий — они не всё, человек должен быть выше них, но сами по себе они прекрасны. Человек не должен ничего отрицать, потому что-то, что отрицают, отомстит. В тот момент, когда вы начинаете отрицать, вы выступаете против Дао. Дао должно быть естественным — пиршество, а не голодание. Голодание может быть использовано только тогда, когда оно происходит естественно.
Иногда животные голодают. Иногда вы можете видеть, как собака голодает: вы поставили пищу, а она не ест. Но она не джайнист, она не верит в голодание, просто ей не хочется есть. Это не вопрос принципа, это не вопрос философии. Она больна, все ее существо восстает против пищи, — ее стошнит, если она будет есть. Она пойдет поесть травы — и ее стошнит. Она хочет облегчить себя, ее желудок больше не в состоянии ничего переваривать. Но она не сторонник голодания. Это происходит естественным путем.
Итак, если иногда вы чувствуете, что голодание происходит естественным образом, не как закон, не как принцип, не как философия, которой нужно следовать, как навязанная вам наука, но из вашего естественного желания, — хорошо. Но и тогда всегда помните, что ваше голодание на службе у пиршества, оно для того, чтобы вы могли опять хорошо есть. Назначение голодания быть средством, не целью, и это будет происходить редко, иногда. И если вы абсолютно сознательны, когда вы едите и наслаждаетесь едой, то вы никогда не будете есть слишком много.
Я настаиваю не на диете, а на осознании. Хорошо ешьте, невероятно наслаждайтесь. Запомните правило: если вам не нравится пища, то вам придется, есть больше для компенсации. Если вам нравится пища, то съедите меньше, потому что у вас не будет необходимости в компенсации. Если вы едите медленно, ощущая вкус каждого кусочка, хорошо пережевываете, то вы полностью поглощены едой. Пища должна быть медитацией.
Я не против вкуса, потому что я не против чувств. Быть чувствующим означает быть умным, быть чувствующим означает быть живым. Ваши так называемые религии пытались десенсибилизировать вас, притупить ваши чувства. Они против вкуса, они хотели бы сделать ваш язык таким невосприимчивым, чтобы он вообще ничего не ощущал. Но это не состояние здоровья. Язык не чувствует вкус только во время болезни. Когда у вас жар, то вкусовые ощущения притупляются. Когда вы здоровы, то язык чувствительный, живой, подвижный, пульсирующий энергией. Я не против вкуса, я за вкус. Ешьте хорошо, ешьте вкусно, вкус — это божественное.
И, таким образом, точно так же, как на вкус, вы должны смотреть на красоту и наслаждаться, вы должны слушать музыку и наслаждаться, вы должны прикасаться к камням, листьям и людям, ощущать тепло, текстуру — и наслаждаться. Используйте все свои чувства, используйте их оптимально — и тогда вы действительно будете жить, и ваша жизнь будет горением. Она не будет скучной, она будет пылать энергией и жизненной силой. Я не поддерживаю людей, которые учат вас убивать свои чувства, они против тела.
И помните, тело является вашим храмом, тело — это божественный дар. Оно такое нежное, и такое красивое, и такое замечательное, убивать его — значит быть неблагодарным Богу. Бог дал вам вкус, вы не создали его, вы не имеете к этому никакого отношения. Бог дал вам глаза, и Бог сотворил этот психоделический мир таким цветным, и он дал вам глаза. Пусть происходит великое общение между глазом и цветами мира... Все в такой потрясающей гармонии. Не нарушайте гармонию.
Эти так называемые махатмы просто испытывают эго-галлюцинации, и лучший способ почувствовать себя великим — быть против тела. Дети делают это. Ребенок чувствует позыв, он сдерживает его, он чувствует себя могущественным, потому что он ощущает свою долю, он не покорится телу. Его мочевой пузырь полон, и он сдерживается. Он хочет покакать своему телу: «Я не твой слуга, я твой господин». Но это деструктивные привычки.
Слушайте тело. Тело — это не твой враг, а если оно что-то говорит, поступай соответственно, потому что тело обладает своей собственной мудростью. Не беспокойте его, не галлюцинируйте умом. Вот почему я не учу вас диете, я учу вас осознанию. Ешьте с полным осознанием, ешьте медитативно, и тогда вы никогда не будете есть больше и вы никогда не будете есть меньше. Больше так же плохо, как меньше. Слишком много есть плохо, так же как слишком много голодать, и то, я другое — крайности. Организм хочет быть сбалансированным, организм хочет находиться как бы в состоянии равновесия, быть посередине, ни больше, ни меньше. Не ударяйтесь в крайности.
Ударяться в крайности — значит быть неврастеником. Существует два вида неврастеников в отношении пищи: те, кто продолжают есть, не слушая тело, — тело протестует и кричит: «Остановись!», а они продолжают есть. Это неврастеники, И существует и другой вид — тело кричит: «Я хочу есть!», а они голодают. Ни те, ни другие не религиозны, и те, и другие являются неврастениками, и все они патологичны — их нужно лечить, их нужно положить в больницу. Религиозный человек — это тот человек, который всегда уравновешен, что бы он не делал, он находится посередине. Он никогда не ударяется в крайности, потому что крайности вызовут напряженность, тревогу. Когда вы едите слишком много, то существует тревога, потому что тело перегружено. Когда вы не едите, то существует тревога, потому что тело хочет есть. Религиозный человек — это тот, кто знает, где остановиться, и это должно проистекать из его сознания, а не из определенного учения.
Если я буду говорить вам, сколько нужно есть, то это будет опасно, потому что это будет просто в среднем. Кто-то очень худой, а кто-то очень толстый, и если я скажу вам, что нужно съедать три «чапати», то для кого-то это будет слишком много, а для кого-то — почти ничего. Поэтому я не учу жестким правилам, я просто даю вам чувство осознания. Слушайте свое тело: ваше тело не такое, как у всех. И потом, ведь существуют различные виды энергий, различные виды вовлеченности в жизнь. Кто-то является преподавателем в университете и не прилагает, насколько это касается его тела, больших физических усилий. Ему не потребуется много пищи, и пища ему будет нужна другая. Кто-то является рабочим, ему потребуется много пищи, и это будет другой вид пищи. В таком случае жесткий принцип будет опасным. Никакое правило не может быть универсальным правилом.
Джордж Бернард Шоу сказал, что существует только одно золотое правило — то, что не существует золотых правил. Запомните это, не существует золотого правила, и не может существовать, потому что каждый индивидуум является уникальным, и никто ничего не может вам предписывать. Поэтому я просто даю вам чувство... И оно не касается принципов, законов, мой подход касается сознания, потому что сегодня вам может потребоваться больше пищи, а завтра вам может не потребоваться так много пищи. Вопрос заключается не только в том, что вы непохожи на других, каждый день вашей жизни не похож на другой день. Весь день вы отдыхали, и вам не требуется много пищи. Весь день вы рыли яму в саду, и вам требуется много пищи. Человек должен быть внимательным и слушать, что говорит ему тело. Поступайте согласно тому, что говорит тело.
Ваше тело не является ни господином, ни рабом, тело ваш друг — относитесь по-дружески к своему телу. Тот, кто будет есть слишком много, и тот, кто будет придерживаться диеты, находятся в одной и той же ловушке. Они оба глухие, они не слушают, что им говорит тело...
Ешьте ради радости пищи, тогда, вы человек, человеческое существо, высшее, существо. Любите ради радости любви, тогда вы человек, высшее существо. Слушайте ради радости слушания, и вы будете освобождены от ограниченности инстинктов.
Я не против счастья, я за него. Я гедонист, и это мое понимание: все великие духовные люди мира были гедонистами. Если кто-то не является гедонистом и претендует на то, что является духовным человеком, то он не духовный человек, а психопат, потому что счастье является главным источником и главной целью всех вещей. Через вас Бог стремится к счастью. Позвольте ему ощутить все возможное счастье и помогите ему подняться на высочайшие пики, испытать высочайшие взлеты счастья. Тогда вы религиозны, и тогда ваши храмы станут местами празднования, и ваши церкви не будут такими печальными и уродливыми, такими угрюмыми, такими мертвыми, как кладбища. Тогда там будет смех, и там будет песня, и там будет танец, и там будет великое ликование.
Религия много страдала из-за людей, которые учили самоистязанию. Религию нужно освободить от чепухи. Много хлама пристало к религии. Сущностью религии является радость. И потому все, что дает вам радость, является праведным, и все, что делает вас грустным, несчастливым, несчастным, — грех. Пусть это будет критерием.
И я не даю вам жестких правил, потому что мне известно, как функционирует человеческий ум. Как только дано жесткое правило, вы забываете сознание и начинаете следовать жесткому правилу. Вопрос не в жестком правиле — вы можете подчиняться правилу и никогда не вырасти.
Выслушайте несколько анекдотов.
Бенни пришел домой и обнаружил, что кухня усыпана битой посудой.
«Что случилось?» — спросил он жену.
«В поваренную книгу, вероятно, вкралась ошибка, — объяснила она, — в ней говорится, что для мерки подойдет старая чашка без ручки, и мне только с одиннадцатой попытки удалось отбить ручку и не разбить при этом чашку».
Конечно, если так написано в поваренной книге, то так и нужно поступать. Человеческий ум глуп — запомните это. Когда у вас появляется жесткое правило, вы ему подчиняетесь.
Толпа встречалась с боссом, и все, что говорил босс, выполнялось. Зазвенел звонок, и слуга пошел открывать дверь. Он посмотрел в щелку и, узнав посетителя, открыл дверь.
«Оставьте ваш зонтик у двери», — сказал он посетителю.
«У меня нет зонтика», — ответил посетитель.
«Тогда возвратитесь домой и возьмите. Босс сказал, что все должны оставлять зонтики у двери. Иначе я не могу вас впустить».
Правило есть правило...
Была отчаянная погоня, и полицейская машина догоняла грабителей банка, но вдруг неожиданно она повернула на заправочную станцию, с которой полицейский, который вел машину, позвонил своему начальнику.
«Вы поймали их?» — взволнованно спросил начальник.
«Им повезло, — ответил полицейский, — мы все время сокращали расстояние до них и были уже в полмили от них, когда я заметил, что машина уже прошла пять тысяч миль, и нам пришлось остановиться, чтобы поменять масло».
Что вы можете поделать, если масло нужно менять после каждых пяти тысяч миль и вы их уже проехали? Вы должны первым делом поменять масло.
Я никогда не даю вам жестких правил, потому что я знаю, как глуп человеческий ум и каким глупым он может быть. Я просто даю вам чувство, чувство направления. Будьте осознанными и живите в осознанности.
Обычно вы живете совершенно не сознательно. Вы едите слишком много, потому что вы не сознаете — вы не знаете, что вы делаете. Вы становитесь завистливыми, вы становитесь жадными, потому что вы не сознаете — вы не знаете, что делаете. От злости вы сходите с ума, когда вы в бешенстве, вы почти одержимы дьяволом, и вы совершаете поступки, не зная о том, что вы их совершаете.
Иисус сказал на кресте — последние его слова, слова необычайной важности, — он сказал: «Отец, прости этих людей, они не ведают, что творят». Христианство никогда не интерпретировало эти потрясающие слова должным образом. Мысль Иисуса очень проста. Он говорит: «Эти люди — не осознающие люди. Они вообще ничего не осознают, поэтому они не могут быть ответственны. Все, что они делают, они делают во сне, они лунатики. Пожалуйста, прости их. Они не могут быть ответственными».
Поэтому, когда вы едите слишком много, я молюсь Богу: «Отец, прости этого человека, он не ведает, что творит». Когда вы голодаете, я опять молюсь Богу: «Прости этого человека, потому что он не ведает, что творит». Настоящий вопрос не в том, чтобы творить, а в том, чтобы наполнить ваше существо осознанностью, и эта осознанность изменит все. Вы похожи на пьяниц.
Я слышал:
Майк сказал Пэт, что он должен принять участие в бдении у гроба, и Пэт предложила пойти с ним за компанию. По дороге Пэт предложила пропустить по рюмочке, и они оба напились вдрызг. В результате Майк не мог вспомнить адрес, по которому должно было состояться бдение. «Где дом твоего друга?» — спросила Пэт.
«Я забыл номер, но я уверен, что на этой улице».
Они прошли еще немного и Майк высмотрел дом, который, как он думал, они искали. Спотыкаясь, они вошли, но холл был погружен в темноту. Они открыли дверь и обнаружили гостиную, которая тоже была темной, за исключением слабого света от свечей, стоявших на пианино. Они подошли к пианино, стали на колени и помолились. Пэт бросила на пианино долгий взгляд. «Майк, — сказала она, — я не знаю твоего друга, но у него определенно были прекрасные зубы».
Вот такая ситуация. Вот таков человек. Единственное, что я хочу дать вам, — это осознание. Это изменит всю жизнь. Вопрос не в том, чтобы сделать вас более дисциплинированными, вопрос в том, чтобы сделать вас сияющими изнутри.

Какая взаимосвязь между едой и эмоциями?

Вы, наверное, заметили это: если вы сильно влюблены и увлечены, то вы не будете есть слишком много, вам никогда не потребуется соблюдать диету. Любовь наполняет вас настолько, что у вас нет необходимости напичкивать себя всяким мусором. Если вы никого не любите, то чувствуете себя пустым. Пустота причиняет боль, и вы начинаете чем-то себя наполнять. И почему вы выбираете пищу? Потому что любовь и пища психологически ассоциируются.
От материнской груди ребенок одновременно получает пищу и любовь. Когда мать чувствовала любовь, она хотела дать ему грудь, и когда она не чувствовала любовь, она забирала у него свою грудь. И материнская грудь была первым контактом с телом другого человека.
Нет ничего странного в том, что все художники, скульпторы, поэты одержимы женской грудью. Кажется совершенно невероятным, что миллионы лет художники рисовали женскую грудь, скульпторы тратили всю свою жизнь, ваяя из камня, мрамора... Если бы вы побывали в таких индийских храмах, как Кхаджурахо, то не поверили бы глазам своим.
Тридцать храмов все еще стоят там. Должно быть, там существовали сотни храмов, потому что остались развалины. Но даже эти тридцать храмов... Каждый храм просто невероятен, а если думать о том, что их тридцать, то вы почувствуете головокружение. В одном только храме, если вы начнете считать, сколько там скульптур обнаженных женщин, то собьетесь со счету. Вам придется начинать каждый раз сначала, потому что их тысячи на каждой колонне, на каждой стене, повсюду, ни один дециметр не оставлен без скульптуры. И такие огромные груди, которые являются плодом фантазии, — такие огромные груди не существуют, не могут существовать. И женщина с таким огромным весом должна была вставать! И Кхаджурахо не единственное такое, место. В Индии имеются тысячи храмов: Пури, Конарак, Эллора — красивые скульптуры, но порожденные больным умом.
Почему все эти художники, великие художники прошлого, так упорно рисовали грудь? В каких-то случаях они были отлучены, в каких-то мать не была любящей. Ведь каждый ребенок в той или иной степени преждевременно отлучается от груди. Только в туземных обществах ребенок питается материнским молоком столько времени, сколько ему нужно, и в этих обществах никто не одержим грудями. У них нет картин грудей. У них нет скульптур грудей, груди не встречаются в поэзии, песнях, нигде. Грудь вообще не проникла в их воображение.
Из-за груди любовь и пища в глубине ума ассоциативно связаны. И поэтому, когда вас не любят, вы начинаете есть, объедаться. Когда вас любят, то это обжорство исчезает само по себе, в нем нет потребности. Любовь является питанием, таким тонким, таким утонченным питанием, что кого тогда заинтересует жевательная резинка?
Я не могу поверить в то, что человеческие существа жуют резинку. Неужели вся планета сошла с ума? Жевание резинки не может вам дать никакого питания, но она что-то делает, должно быть, что-то психологическое. Возможно, она является заменой груди, если вы продолжаете использовать свой рот.
Ни одно животное не похоже на человека, у каждого животного есть пища, которую оно выбирает. Если вы приведете буйволов в сад и оставите их, то они будут есть только конкретный вид травы. Они не будут есть все подряд, для этого они слишком разборчивые. Они определенным образом чувствуют свою пищу. Человек совершенно сбился с пути, он не чувствует свою пищу. Он упорно продолжает есть все подряд. На самом деле, вы не можете найти что-либо такое, что где-то не ест другой человек. В одних местах едят муравьев. В других — змей. В третьих — собак. Человек ест все. Человек просто сумасшедший. Он не знает, что созвучно его телу, а что нет. Он совершенно запутался.
Человек, естественно, должен быть вегетарианцем, потому что его тело полностью предназначено для вегетарианской пищи. Даже ученые признают тот факт, что все устройство человеческого тела свидетельствует, что человек не должен быть невегетарианцем. Человек происходит от обезьян. Обезьяны — вегетарианцы, полные вегетарианцы. Если Дарвин прав, то человек должен быть вегетарианцем. Существуют способы, при помощи которых можно судить, являются ли животные определенного вида вегетарианцами или невегетарианцами: это зависит от кишечника, от длины кишечника. У животных невегетарианцев очень маленький кишечник. У тигров, львов очень маленький кишечник, потому что мясо — это уже переваренная пища. Для того чтобы ее переваривать, не нужен длинный кишечник. Работа по перевариванию была проделана животным. Вы едите мясо животного. Оно уже переварено — длинный кишечник не нужен. У человека один из самых длинных кишечников: это означает, что человек является вегетарианцем. Необходимо длительное переваривание, и будет образовываться значительное количество выделений, от которых надо будет избавляться.
Если человек является невегетарианцем, и он упорно продолжает есть мясо, то его тело обременено. На Востоке все великие мастера медитации — Будда, Махавира — подчеркивали тот факт (не из-за концепции ненасилия, это вторично), что если человек действительно хочет войти в глубокую медитацию, то тело его должно быть невесомым, естественно текучим. Ваше тело должно быть разгружено, а невегетарианская пища очень сильно нагружена.
Просто посмотрите, что происходит, когда вы едите мясо: когда вы убиваете животное, что происходит с животным, когда оно убито? Разумеется, никто не хочет быть убитым. Жизнь хочет продлить себя, животное не умирает добровольно. Если кто-то убьет вас, вы не будете умирать добровольно. Если на вас прыгнет лев и убьет вас, то что произойдет с вашим умом? То же самое происходит, когда вы убиваете льва. Предсмертная агония, страх, смерть, страдания, тревога, гнев, насилие, грусть — все это переживает животное. По всему его телу насилие, мучения, агония распространяются. Все его тело наполняется токсинами, ядами. Все железы тела выделяют яды, потому что животное умирает не добровольно. И затем вы едите мясо, в мясе содержатся все яды, которые выделило животное. Вся энергия ядовита, затем все яды попадают в ваше тело. И то мясо, которое вы едите, принадлежало телу животного. Оно служило там определенной цели. Определенный вид сознания существовал в теле животного. Вы находитесь на более высоком уровне, и когда вы едите мясо животного, то ваше тело опускается на более низкий уровень, на более низкий уровень животного. Затем возникает разрыв между вашим сознанием и вашим телом, возникает напряженность, возникает тревога.
Человек должен есть то, что является естественным — естественным для вас. Фрукты, орехи, овощи — ешьте столько, сколько вы можете. И прелесть заключается в том, что вы не можете съесть этих видов пищи больше, чем необходимо. Все то, что естественно, всегда приносит вам удовлетворение, потому что оно насыщает ваше тело, насыщает вас. Вы чувствуете удовлетворение. Если что-то не является натуральным, то оно никогда не даст вам чувство удовлетворения. На самом деле, чем больше вы едите, тем больше вам хочется есть. Дело не в еде. Ваш ум обманут. Вы едите не согласно потребностям тела, вы едите просто для того, чтобы попробовать пищу. Язык стал контролером.
Язык не должен быть контролером. Он ничего не знает о желудке. Он ничего не знает о теле. Язык должен выполнять специфическую функцию: пробовать пищу. Естественно, язык должен судить — и это все, — какая пища для тела, для моего тела, и какая пища не для моего тела. Он как сторож у дверей, он не господин. И если сторож, стоявший у дверей, станет господином, то все перепутается.
Рекламодатели хорошо знают, что язык можно обмануть, что нос можно обмануть. И они не господа. Может быть, вы не знаете: в мире осуществляется много исследований, посвященных еде, и они говорят, что если ваш нос полностью закрыт и ваши глаза закрыты и затем вам дать лук, то вы не сможете определить, что вы едите. Вы не сможете отличить лук от яблока, если ваш нос полностью закрыт, потому что половина вкуса происходит от запаха, определяется носом, и половина — языком. Эти двое стали контролерами. Теперь они знают: дело не в том, является ли мороженое питательным или нет. В нем может быть вкус, в нем могут быть химические вещества, которые доставляют удовлетворение языку, но не нужны телу.
Человек запутался, запутался больше, чем буйволы. Вы не можете убедить буйволов есть мороженое. Попробуйте!
Естественная пища... и когда я говорю «естественная», я имею в виду такую пищу, в которой нуждается ваше тело. У тигра потребности совсем другие: он должен быть очень жестоким. Если вы будете есть мясо тигра, то вы тоже станете жестоким, но где вам выражать свою жестокость? Вы должны жить в обществе, а не в джунглях. Тогда вам придется подавлять
жестокость. И тогда начнется порочный круг. Когда вы подавляете агрессивность, что происходит? Когда вы чувствуете гнев, ярость, выделяется определенная ядовитая энергия, потому что этот яд создает ситуацию, при которой вы можете быть жестоким и убить кого-нибудь. Энергия движется к вашим рукам, энергия движется к вашим зубам — это те два места, откуда животные начинают становиться жестокими. Человек является частью животного царства.
Когда вы злитесь, то высвобождается энергия — она поступает в руки и зубы, в челюсть, — но вы живете в человеческом обществе и злиться не всегда выгодно. Вы живете в цивилизованном мире, и вы не можете вести себя как животное. Если вы будете вести себя как животное, то вам придется за это дорого платить, а вы не готовы платить так дорого. Что же тогда делать? Вы подавляете гнев в руке, вы подавляете гнев в зубах — вы улыбаетесь фальшивой улыбкой, и ваши зубы накапливают злость.
Мне очень редко доводилось видеть людей с естественной челюстью. Она ненатуральна: замороженная, окостеневшая — потому что в ней так много гнева. Если нажать на челюсть человека, то высвобождается гнев. Руки становятся уродливыми. Они теряют грациозность, они теряют гибкость, потому что так много гнева подавлено там. Люди, которые делают глубокий массаж, знают, что когда вы сильно нажимаете на руки, массажируете руки, то человек начинает злиться. Без причины. Вы массажируете человека, и неожиданно он начинает испытывать гаев. Если вы нажмете на челюсть, человек опять становится гневным. Здесь находится накопленный гнев.
Это нечистоты в теле: их нужно выводить. Если вы их не выводите, то тело становится тяжелым. Существуют йогические упражнения для выведения всех накопленных в теле ядов. Йогические движения выводят их, и тело человека, который занимается йогой, обладает неповторимой гибкостью. Йогические упражнения совершенно не похожи на все другие упражнения. Они не делают ваше тело сильным, они делают ваше тело гибким. И когда ваше тело является более гибким, то вы сильны в другом смысле: вы моложе. Они делают ваше тело более текучим, более плавным — в теле нет окостенелости. И все тело существует в органическом единстве, в глубоком собственном ритме. Он не напоминает шум на рынке, он как оркестр. Глубокий внутренний ритм, окостенелости нет, тело чистое. Йогические упражнения могут быть необычайно полезны.
У каждого человека в желудке много мусора, потому что это единственное место в теле, где вы можете подавлять эмоции. Нет другого такого места. Если вы хотите что-то подавить, то оно должно быть подавлено в желудке. Если вы хотите плакать — ваша жена умерла, ваш любимый друг умер, — но это не будет хорошо выглядеть, выглядит так, как будто вы слабый человек, плачете из-за женщины, то вы подавляете горе. Куда вы спрячете плач? Естественно, вы подавите его в желудке. Это единственное место в теле, единственное полое место, куда вы можете его втиснуть.
Если вы подавляете в желудке... а все подавляют разные виды эмоций: любовь, сексуальность, гнев, грусть, рыдания — даже смех. Вы не можете смеяться смехом, исходящим из живота. Это выглядит грубо, выглядит вульгарно — тогда вы не культурны. Вы подавили все. Из-за вашего подавления вы не можете дышать глубоко, вам приходится дышать неглубоко. Если бы вы дышали глубоко, тогда те раны, вызванные подавлением, высвободили бы свою энергию. Вы боитесь. Каждый человек боится двигать животом.
Каждый ребенок, когда появляется на свет, дышит животом. Посмотрите на спящего ребенка: живот ходит вверх и вниз, но никогда не грудь. Ни один ребенок не дышит грудью, они дышат животом. Сейчас они абсолютно свободны, ничто не подавлено. Животы у них пустые, и эта пустота придает телу красоту. Когда в животе слишком много всего подавлено, тело разделяется на две части: высшую и низшую. Тогда вы уже не один, вас двое. Нижняя часть является ненужной частью. Единство утрачено, дуальность проникла в ваше существо. Теперь вы уже не можете быть красивы, вы не можете быть изящны. У вас два тела вместо одного, и между ними всегда будет сохраняться зазор. Вы не можете ходить красиво. Каким-то образом вы должны нести свои ноги. На самом деле, когда тело одно, то ноги несут вас. Если тело разделено на два тела, то тогда вы должны нести ваши ноги.
Вы должны тащить свое тело. Оно как бремя — вы не можете наслаждаться им. Вы не можете наслаждаться длительной прогулкой, вы не можете наслаждаться долгим плаванием, вы не можете наслаждаться быстрым бегом, потому что у вас не одно тело. Для того чтобы наслаждаться этими движениями, тело должно быть воссоединено. Унисон должен быть создан заново: желудок должен быть очищен полностью.
Для очищения желудка необходимо очень глубокое дыхание, потому что когда вы глубоко вдыхаете и глубоко выдыхаете, то желудок выбрасывает все то, что в нем содержится. При выдохах желудок высвобождает себя. Отсюда следует важность пранаямы, глубокого ритмического дыхания. Акцент должен быть сделан на выдыхании, с тем, чтобы все, что содержится в нем лишнего, было высвобождено. И когда в желудке не будут находиться эмоции, то неожиданно исчезнет запор, если вы от него страдаете. Когда вы подавляете эмоции, то в желудке возникает запор, потому что желудок не обладает свободой двигаться, как ему нужно. Вы полностью контролируете его, вы не даете ему свободу. Итак, если эмоции подавляются, то возникнет запор. Запор является скорее психической болезнью, чем физической. Он в большей степени относится к уму, чем к телу.
Но запомните, я не разделяю ум и тело. Они являются двумя аспектами одного и того же явления. Ум и тело неотделимы друг от друга. На самом деле, говорить «ум и тело» неправильно, «умтело» будет более правильным выражением. Ваше тело является психосоматическим явлением. Ум является тончайшей частью тела, а тело является самой плотной частью ума. И они оба влияют друг на друга, они идут параллельно. Если вы подавляете что-то в уме, то и тело начинает что-то подавлять. Если ум высвобождает что-то, то и тело также высвобождает что-то. Вот почему я придаю такое значение очищению кишечника при помощи слабительных средств. Это процесс очищения.
Существуют разнообразные виды аскетизма: естественное питание, глубокое ритмическое дыхание, йогические упражнения; все более и более естественная, свободная, гибкая жизнь; вырабатывание все менее и менее подавленного отношения; разрешение телу заявлять о своих правах, подчинение мудрости тела...
Когда тело очистится, то вы увидите, как возникают огромные новые энергии, новые измерения откроются перед вами, неожиданно откроются новые двери, новые возможности, У тела много скрытой энергия. И когда она будет высвобождена, то вы не сможете поверить, что в теле содержалось столько всего и так близко.

Я заядлый обжора. Можете ли вы предложить что-нибудь, что может мне помочь?

Когда вы голодны, то почему бы не помедитировать немного? Ведь торопиться некуда. Когда вы голодны, просто закройте глаза и помедитируйте на голод, на то, как чувствует себя тело. Вы утратили контакт, потому что наш голод в большей степени умственный, а не телесный. Каждый день вы обедаете в час дня. Вы смотрите на часы — час дня, тогда вы ощущаете голод. А часы ведь могут и ошибаться. Если кто-то скажет: «Часы остановились в полночь, они не работают. Сейчас только одиннадцать часов», то ваш голод пройдет. Этот голод фальшивый, этот голод просто от привычки, потому что его создает ум, а не тело. Ум говорит: «Час дня — вы голодны». Вы должны быть голодны. Вы всегда были голодны в час дня, поэтому вы голодны.
Наш голод почти на девяносто девять процентов является делом привычки. Поголодайте несколько дней, чтобы ощутить настоящий голод» — и вы будете удивлены. Первые три-четыре дня вы будете очень голодны. На четвертый или пятый день вы не будете так голодны. Это нелогично, потому что по мере продвижения голодания вы должны быть все более и более голодны. Но после третьего дня вы почувствуете себя менее голодным, а после седьмого вы полностью забудете о голоде. После одиннадцатого дня почти каждый человек полностью забывает о голоде и чувствует себя в полном порядке. Почему? А если вы продолжите голодание... Те, кто много занимались голоданием, утверждают, что настоящий голод снова возникнет только по прошествии двадцати одного дня.
Итак, это означает, что в течение трех дней ваш ум настаивал на том, что вы голодны, потому что вы не ели, но это не был настоящий голод. За три дня уму надоедает напоминать вам, вы не слушаете, вы совершенно не обращаете внимания. На четвертый день ум ничего не говорит, тело не чувствует себя голодным. В течение трех недель вы не будете чувствовать голод, потому что вы накопили столько жира, что его будет достаточно. Вы почувствуете голод только через три недели. И это для нормальных тел.
Если вы накопили слишком много жира, то вы можете не почувствовать голод даже и через три недели. Существует вероятность накопления такого количества жира, которого будет достаточно, чтобы жить на нем в течение трех месяцев — девяноста дней. Когда тело израсходует весь накопленный жир, тогда вы впервые почувствуете настоящий голод. Но это будет трудно. Вы можете попробовать это с жаждой, это будет легко. Не пейте воду один день и ждите. Не пейте просто по привычке. Просто ждите — и вы поймете, что означает жажда, и что означала бы жажда, если бы вы были в пустыне...
Вы знаете только благодаря языку, а язык может быть очень обманчив. Этот язык так долго обслуживал ум, что он уже не служит телу. Язык может вас обманывать, он может стать рабом ума. Он может упорно твердить: «Продолжай есть, это так замечательно». Он уже больше не служит телу, иначе бы язык сказал: «Остановись!» Язык сказал бы: «Что бы ты сейчас ни ел, это бесполезно. Не ешь!» Даже языки коров и буйволов имеют корни в теле в большей степени, чем ваш язык. Вы не можете заставить буйвола съесть какой-то вид травы — он сам выбирает. Вы не можете заставить свою собаку есть, когда она больна, она тут же выйдет из дома, съест немного травы и вытошнит. Она находится в большем контакте со своим телом.
Сначала человек должен глубоко осознать феномен своего тела. Необходимо оживление тела, воскресение его, потому что на вас мертвое тело. Только тогда вы ощутите понемногу, что все тело целиком, с его желаниями, жаждой и голодом, вращается вокруг сердца. Тогда бьющееся сердце — это уже не просто механизм, это биение жизни, пульсация жизни. Эта пульсация приносит удовлетворенность и блаженство.

Несколько санньясинов сказали мне, что вы не одобряете макробиотику. Так ли это? Мне интересно, была ли ваша критика в большей степени направлена на отношение одержимости по отношению к диете, чем на принципы макробиотики?
Макробиотика — это чистейший даосизм. Не существует ни правил, ни запретов. Она придает особое значение осознанности, свободе, восприимчивости и гибкости. Она не имеет ничего общего с прихотями питания, жесткими диетами или навязчивым отношением. Коричневый рис ошибочно считают одной из основ макробиотики, но он является лишь одним из ее элементов и его можно использовать или от него можно отказаться, можно его признавать или не признавать. Не могли бы вы это прокомментировать?

Во-первых, я против всех прихотей. Независимо от того, что это за прихоть, я против всех прихотей, потому что прихоти привлекают одержимых людей. Прихоти становятся убежищами для ненормальных людей. Люди, которые являются ненормальными, прячутся за прихотями и создают системы, теории, догмы, чтобы их обосновать.
Я жил как-то у одной женщины. Она была очень милая женщина, но совершенно помешанная на чистоте. Весь день она убирала в доме, весь день она украшала дом, причем без причины, потому что в дом она никого никогда не пускала, а если приходили гости, то она принимала их на лужайке.
Я спросил ее: «Вы постоянно украшаете и убираете ваш дом, но я вижу, что вы никому не разрешаете в дом заходить».
Она ответила: «Эти люди, они все пачкают».
«Тогда какой смысл?»
Она ответила: «После Бога идет чистота».
Разумеется, эта женщина сумасшедшая. Чистота стала ее убежищем. Уборка стала ритуалом. Убирая весь день, она оставалась занятой. Ежедневная уборка стала всей ее жизнью — чистая трата времени. Но вы же не можете утверждать, что чистота — это плохо, чистота — это хорошо. У нее была причина. Она сумасшедшая от полной рациональности. В гостиную она не позволяла входить даже мужу. И она не позволила себе завести детей, потому что дети грязные, причиняют беспокойство и все приводят в беспорядок. Вся ее жизнь была принесена в жертву на алтарь чистоты.
Я сказал: «Разумеется, вы доказываете, что чистота идет после Бога. Вы сделали ее алтарем Бога и приносите на него в жертву всю свою жизнь».
Но она сказала: «Разве я не права?»
Вы не можете сказать, что она не права. Чистота это хорошо, гигиенично, но всему есть предел. Человек с самыми большими прихотями выходит далеко за этот предел. Глубоко внутри себя он переживает большие затруднения. Я сказал той женщине: «Сделайте вот что: на протяжении трех дней не убирайте дом. Если вы сможете остаться нормальной, при условии что в течение трех дней не будете убирать дом, я присоединюсь к вам, и тоже буду убирать дом целый день».
Она сказала: «Три дня без уборки? Это невозможно, я сойду с ума». Она уже сумасшедшая!
Поэтому когда кто-либо прячется за прихотью, какой бы ни была эта прихоть — макробиотика или какая-нибудь еще, — я против нее. Я против навязчивых состояний.
Позвольте мне рассказать вам один анекдот:
Человек пришел с матча. Его жена оторвалась от газеты и сказала: «Послушай, Фред, в газете есть сообщение о человеке, который отдал свою жену приятелю в обмен на сезонный футбольный билет. Ты заядлый болельщик, но ты же не мог бы так поступить?
Фред ответил: «Разумеется, я не мог бы. Это нелепо и преступно, ведь половина сезона уже прошла!»
Вот таков ум болельщика, чудака. Но эти люди упорно прячутся за очень красивыми причинами.
Махатма Ганди был постоянно озабочен работой своего кишечника. Это стало для него почти навязчивой идеей. Иногда, когда ваш желудок расстроен, вы можете подумать о нем, но постоянно размышлять о нем и медитировать и снова размышлять — это чепуха. Но он постоянно размышлял о нем, как будто это самый великий предмет в мире, о котором можно размышлять. Он мог собираться помолиться, навестить вице-короля или принять участие в конференции за круглым столом, на которой решалась судьба Индии и ее свободы, но сначала он ставил клизму. Вы будете поражены: в своем дневнике он столько же раз упоминал клизму, сколько Бога. Клизма стала вторым Богом.
Но если бы вы начали спорить с ним, то его позиция была бы совершенно понятна: желудок должен быть чистым, потому что когда желудок не чистый, то все тело загрязняется токсинами, и тому подобное, и только при чистом желудке ум тоже может быть чистым. Как ум может быть здоровым, когда тело не здорово? И он продолжал бы распространяться об этом все дальше и дальше, выдвигая аргументы и размышляя об этом. Но, на самом деле, это прихоть и разновидность болезни. И это не указывает на здоровый ум, это указывает на нездоровый ум.
Я против такой позиции. Я говорил своим санньясинам... потому что они приходили ко мне со своими прихотями. Один молодой человек пришел и сказал, что он пришел для того, чтобы научиться питаться одной водой! Я сказал ему: «Вы превратите меня в преступника. Если я расскажу вам, как питаться одной водой, то вы умрете». Он был совсем худой и тощий, почти на грани коллапса, но он вбил себе в голову, что чистоты, возможно достичь только при помощи воды. Только вода чистая, а все остальное нечистое. Его глаза становились желтыми, он плохо ел, его тело было истощено, и понемногу его мозг начинало лихорадить. И чем более лихорадочным становилось его состояние, тем больше усилий он прикладывал, чтобы очистить себя. Я должен сказать таким людям, что они двигаются в очень, очень опасном направлении.
Ко мне приходили люди, пристрастившиеся к макробиотике... Я не против чего-либо конкретного, но я и не выступаю за что-нибудь конкретное. Я просто за жизнь, жизнь в ее невероятном богатстве.
Вы говорите: «Макробиотика — это чистый даосизм». Ни один принцип, ни одна теория не может быть чистым даосизмом. Даже даосизм не является чистым даосизмом. Лао-цзы сопротивлялся всю свою жизнь... Он отвергал своих учеников, он отвергал все обращения к нему создать теорию обо всем принципе, потому что он говорил: «Когда о Дао говорят, оно уже не Дао. Истину нельзя выразить словами, она не может быть изложена в теории». Только в конце он что-то написал, и то под сильным давлением. Он покидал Китай. По-видимому, он направлялся в Индию. Все должны, в конце концов, приехать в Индию. Индия — это не место на карте, она является самим источником всего человеческого сознания. Каждый, кто хочет переориентироваться, должен приехать на Восток. Слово «восток» просто означает направление.
Лао-цзы... Разумеется, китайские ученые никогда не говорили о том, что он собирался в Индию, это оскорбляло их эго. Они говорят, что он собирался на юг, но Индия находится на юге. Они говорят, что он двигался на юг, но Индия расположена к югу от Китая, и, разумеется, это кажется многозначительным — Лао-цзы возвращается в Индию. Это кажется совершенно уместным. Все должны приехать. Индия — дом для всех.
Правительственные чиновники поймали его на границе Китая и сказали ему: «Мы не позволим вам покинуть пределы страны вместе с вашим сокровищем. Вы должны оставить сокровище».
Он сказал: «Что вы имеете в виду?»
Они сказали: «Перед тем как вы покинете страну, вы должны написать книгу. Вам что-то известно: вы должны написать книгу и вручить ее правительству. Тогда вы можете уезжать».
Таким образом, на границе его принудили эти чиновники. Он справился за три дня и написал весь «Дао-дэцзин». Но в первой же строке он говорит: «Дао нельзя выразить словами, выраженное словами Дао уже не Дао». Так что даже даосизм не является чистым Дао — «изм» делает его нечистым, так что забудьте про то, что макробиотика может быть чистым даосизмом. Это теория, гипотеза.
«Не существует никаких правил и запретов». Если не существует никаких правил и запретов, то зачем понапрасну беспокоиться о макробиотике? Тогда для чего называть себя последователем макробиотики, если нет ни правил, ни предписаний? Они есть...
«Макробиотика не имеет ничего общего с коричневым рисом». Все просто с ума посходили насчет коричневого риса! Они думают, что коричневый рис — это Бог и пока вы не питаетесь коричневым рисом, вы его теряете. Но вы говорите: «Коричневый рис ошибочно считают одной из основ макробиотики, но он является лишь одним из ее элементов и его можно использовать или от него можно отказаться, можно признавать или не признавать». Но тогда что остается? Если даже коричневый рис можно отбросить, проигнорировать, нет никаких принципов и правил и это чистейший даосизм, то тогда что остается? Ничего не остается. Тогда я могу радостно сказать: «Да, будьте последователем макробиотики, никаких проблем!»
Я против принципов. Я против дисциплинированной жизни. Я не против дисциплины; я против дисциплинированной жизни. Дисциплина должна возникать от мгновения к мгновению из вашего внутреннего существа. Она должна быть внутренним светом, не навязанным извне. Поступки человека должны быть идущим из глубины ответом на ситуации, возникшие в жизни. Человек не должен следовать какой-либо доктрине, потому что если вы следуете какой-либо доктрине, то у вас имеется заранее сделанный вывод. И ваша жизнь строится на основании этого вывода. Вы ориентируетесь на центр, который раз и навсегда закреплен. И тогда вы не свободны. Вы не можете быть гибкими, ваш принцип, ваша идея, ваш центр, ваш вывод не позволят вам быть гибкими. Вы будете реагировать согласно вашему выводу. Но если вы свободны и каждое мгновение делает собственный вывод, не взятый с собой из прошлого, то тогда это полный порядок. Тогда вы обладаете дисциплиной — настоящей дисциплиной, но при этом не ведете дисциплинированную жизнь.
Любой по-настоящему живой человек не обладает характером, не может иметь характер. Характер — это что-то мертвое, мертвая конструкция вокруг вас, принесенная из прошлого, из прошлого опыта. Если вы поступаете согласно своему характеру, то вы вообще не поступаете, вы просто реагируете. Вы не отвечаете. Ответ является непосредственным: жизнь создает ситуацию, бросает вам вызов, и вы отвечаете. Вы отвечаете из своего существа, без какого-либо центра, без какого-либо вывода. Не на основании прошлого, а здесь и сейчас поступает ответ — чистый, девственный.
Такую дисциплину я высоко ценю. Такую дисциплину я люблю. Но любая другая дисциплина, которой вы подчиняетесь, которую вы соблюдаете, является опасной. Она собирается убить вас. Вот почему так много людей уже мертвы — их дисциплина убила их.

Мне не нравится иметь избыточный вес, но уже на протяжении очень долгого времени я не могу похудеть, невзирая на все диеты, которые я пробовал.

Вы взыскательный человек, который стремится к совершенству на основании своей идеи о том, каким должно быть тело, каким должны быть вы. У вас точно намеченная цель, и из-за этой точно намеченной цели вы терпите неудачу, и вы не можете принять себя, вы упорно отвергаете себя. И из-за этого отказа вы чувствуете себя несчастным.
Просто уничтожьте эти цели и идеалы: те идеалы и идеи, содержащиеся в вашем уме, о том, какими должны быть вещи, каким должны быть вы. Избавьтесь от них! И ничто не упущено, всего хватает, ваша энергия может начать течь. И когда вы достигнете такого момента, ваше тело начнет терять вес. Тело становится толстым из-за непрерывного антагонизма, из-за того, что вы против тела, тело чувствует себя неуверенно и из-за неуверенности упорно продолжает есть.
Это как ребенок, который не может доверять матери. Если ребенок не может доверять матери, то, когда ему дают грудь, он не отпускает ее, потому что он не может доверять, он не знает, когда опять получит грудь. Нет уверенности, он не может оставаться уверенным, и поэтому он хватает. Он будет пить столько, сколько сможет: Он будет объедаться, потому что у него нет уверенности в будущем. Когда ребенок знает, что мать любит его, и знает, что мать будет всегда доступна, когда бы он ни нуждался в ней, она будет доступна, тогда он не будет объедаться. Он может отдохнуть, он может есть столько, сколько ему нужно в этот момент, нет никакой нужды есть впрок.
На самом деле жир — это запас впрок, из-за неуверенности в будущем человек упорно продолжает запасать. Человек может три месяца жить без пищи, человек может накопить столько жира. Это старая, древняя привычка, биологическая. Были времена, тысячи лет назад, когда человек был охотником, и пища не была гарантирована. То она была в изобилии, то на протяжении многих дней ее вообще не было. В человеке засела эта биологическая привычка. Она связана с неуверенностью. В наши времена проблемы уже нет, по крайней мере, в Америке у вас имеется достаточно пищи. Впервые у общества имеется достаточно пищи. Американцы вообще не должны быть толстыми. Индийцам можно позволить быть толстыми, потому что у них пища не гарантирована.
То есть я говорю, что теперь, когда пища имеется в наличии, хорошая пища, хорошее питание, — нет физической необходимости есть больше, но теперь психологическая неуверенность приводит в движение механизм тела и тело начинает чувствовать неуверенность. Ему известен только один способ того, как избежать неуверенности, и этот способ заключается в том, чтобы есть больше, упорно продолжать есть и объедаться. Это становится родом деятельности.
Избавьтесь от идеалов! Вы ничего не можете улучшить, вы абсолютно прекрасны таким, каковы вы есть. И начните жить! Вместо того чтобы думать, что вы заживете в будущем, когда вы достигнете совершенства, когда вы будете как это, как то, что вы будете жить, когда достигнете определенного стандарта согласно своему пониманию... Но жизнь здесь и сейчас, и она выскальзывает из наших рук... завтра смерть, только сегодня жизнь... Она всегда сегодня.
Начните жить и начните наслаждаться. Чем больше вы будете наслаждаться, тем меньше вы будете есть. По-настоящему счастливый человек много не ест. Это из-за страданий, из-за боли, из-за пустоты, из-за бессмысленности человек хочет ухватиться за что-нибудь, по крайней мере, за пищу, за что-то.
Тело накопило много мудрости, тело очень мудрое. Если вы едите слишком много, то тело скажет: «Остановись!» Ум не такой мудрый. Ум говорит: «Вкус замечательный — еще немного». И если вы слушаете ум, то ум становится разрушительным для тела тем или иным образом. Если вы слушаете ум, то сначала он скажет: «Продолжай есть», потому что ум глупый, ребенок. Он не знает, что он говорит. Он недавно родился, он ничего не знает. Он не мудрый, он все еще глупец. Слушайте тело. Когда тело говорит: «Голоден» — ешь. Когда тело говорит: «Остановись» — останавливайся.
Если вы слушаете ум, то это младенец, который ведет старика, — они оба свалятся в яму. Если вы слушаете ум, то сначала вы будете слишком сильно заняты чувствами, а затем вам это надоест. И каждое чувство будет доставлять вам страдание, каждое чувство вызывает у вас тревогу, противоречия, боль. Если вы будете слишком много есть, то это вызовет боль и тошноту, и все тело будет расстроено. Тогда ум говорит: «Есть плохо, поголодай». Но и голодание тоже опасно. Если вы будете слушать тело, то оно никогда не будет переедать, оно никогда не будет недоедать — оно просто следует Дао.
Группа ученых работала над этой проблемой, и они открыли замечательный феномен: маленькие дети едят, когда бы ни почувствовали голод, они засыпают, когда бы ни почувствовали сонливость, — они слушают свои тела. Но родители беспокоят их, они их заставляют: «Время ужинать, время обедать, и тому подобное, или время спать — отправляйтесь!» Они не позволяют их телам проявляться. Итак, один экспериментатор попытался предоставить детей самим себе. Он работал с двадцатью пятью детьми. Их не заставляли идти спать, их не заставляли вставать. Их не заставляли на протяжении шести месяцев. И пришло очень глубокое понимание проблемы.
Они хорошо спали. У них было меньше снов — никаких кошмаров, потому что кошмары появлялись из-за родителей, которые их заставляли. Они хорошо ели, но не слишком много, но и не меньше, чем нужно, никогда больше, чем необходимо. Им нравилось есть, и иногда они не ели вообще. Когда тело себя не чувствовало хорошо, они не ели, и они никогда не болели из-за пищи. И еще одно стало понятно, о чем никто даже не подозревал, и это было просто чудесно. Только Дзоань может понять, или Лао-цзы, или Чжуан-цзы, потому что они мастера Дао. Открытие было таково: они поняли, что если ребенок болен, то он не будет есть определенные виды пищи. Они попытались понять, почему он не ест эти виды пищи. Пищу проанализировали, и было обнаружено, что для этой болезни те виды пищи были опасны. Как ребенок определил? Определило тело.
Когда ребенок рос, то он ел больше той пищи, которая была необходима для его роста. Тогда они проанализировали — и обнаружили, что эти ингредиенты были полезны, и пища была выбрана другая, потому что изменились потребности. В один день ребенок ел что-то, а на другой день этот же ребенок уже не ел эту же пищу. И ученые ощутили, что дело в мудрости тела.
Если вы позволите телу иметь свое мнение, то вы двигаетесь по правильному пути, по великому пути. И это не только с едой, это так со всей жизнью. С сексом у вас не ладится из-за ума, желудок у вас расстроен из-за ума. Потому что вы вмешиваетесь в работу тела. Не вмешивайтесь! Даже если вы сможете поступать так на протяжении трех месяцев — не вмешивайтесь, и неожиданно вы начнете чувствовать себя прекрасно, и вы обретете здоровье.


психология

Вы часто говорите о психоанализе и связанных с ним терапиях. Не могли бы вы высказаться о более современных методах, таких, как гештальт-терапия Фрица Перлза, и о модной новинке — Voice Dialogue*? Могут ли эти терапии помочь человеку, который уже медитирует, видеть себя и свои игры более четко?

Во-первых, психотерапии, подобные гештальт-терапии Фрица Перлза и другие, являются уже старыми, а не новыми. Единственной новинкой является Диалог Голосов, но это все игры ума.
Они не могут помочь чем-либо человеку, который уже медитирует — никакая психотерапия не обладает качеством медитации, потому что никакая психотерапия не произвела ни одно просветленное существо. Их основатели не были просветленными, и просветленные существа на Востоке никогда не занимались психотерапиями. Они даже не занимались психологией или самим умом, потому что вопрос для них заключался не в том, как решить проблему ума, вопрос для них заключался в том, как выйти из ума, что легче. Тогда все проблемы заканчиваются, потому что когда вы находитесь вне ума, то у ума нет пищи для того, чтобы упорно продолжать создавать проблемы, иначе это нескончаемый процесс. Вас психоанализируют, в соответствии со старыми или новыми методами, не имеет значения, это все вариации на одну и ту же тему. Ваш ум чувствует себя немного более свежим и отдохнувшим после психологического сеанса, потому что вы скинули с себя бремя. Приходит и некоторое понимание ума, что поддерживает вас в нормальном состоянии.
На самом деле, все психотерапии служат существующему порядку, их функцией является не позволить людям быть аномальными. Кто-то отделяется от стада и правил стада и поступает так, как не должен поступать...
* Диалог Голосов — разработанная супругами Хэлом и Сидрой Стоунами система работы с множеством наших доминирующих и подавленных субличностей. — Прим. ред.
Они могут быть безобидными, но общество не может мириться с такими людьми. Они должны быть приведены к нормальному, среднему стандарту.
Работа психотерапевта заключается в том, чтобы очистить ваш ум. Это что-то наподобие смазки вашего механизма — он функционирует немного лучше, и вы начинаете немного больше понимать, как функционирует ум, хотя не происходит никаких значительных изменений. И, возможно, вам удастся решить одну проблему, но вы не устраняете причину. Сам ум является проблемой. Поэтому вы можете устранить одну проблему, но ум создаст другую проблему... Это как подрезка деревьев: вы срезаете один лист, и тут же из чувства самоуважения и достоинства дерево вырастит три листа на том месте, где был один лист. Вот почему садовники упорно продолжают обрезать деревья — у деревьев становится больше веток, больше листьев.
Медитация является совершенно другим явлением, чем психоанализ или любая терапия, которые ограничены умом. Это просто выпрыгивание из ума: «У вас есть проблемы — я иду домой». Поскольку ум является паразитом, у него нет своей собственной жизни. Ему необходимо, чтобы вы были внутри него, чтобы он мог продолжать поедать вас, вашу голову. Когда вы выпрыгнули из него, то ум превращается просто в кладбище. Все те проблемы, которые были такими большими, отбрасываются, они просто погибают.
Медитация является совершенно другим измерением: вы просто наблюдаете за умом и, наблюдая, выходите из него. И постепенно ум, со всеми его проблемами, исчезает, иначе ум создаст новые, странные проблемы...
Ум является вашей единственной проблемой — все остальные проблемы просто являются побегами ума. Медитация обрубает уму корни. И все эти терапии — гештальт и Диалог Голосов, и Фриц Перлз — мы можем использовать для тех, кто еще не вошел в медитацию, просто чтобы они получили некоторое понимание того, что такое ум, чтобы они могли найти дверь, из которой можно выйти. Мы используем все виды полезных терапий, но не для людей, которые занимаются медитацией. Они полезны только вначале, когда вы еще не привыкли к медитации.
Когда вы уже медитируете, то вам не нужна никакая терапия, никакая терапия тогда не полезна. Но вначале это может быть полезно, особенно для западных санньясинов...
Зигмунд Фрейд прав только в отношении западного ума и его традиций. Когда он говорит, что каждая девочка ненавидит свою мать, потому что она любит отца, то вся эта ситуация основывается на их понимании секса, на том, что человек любит представителя противоположного пола. Поэтому девочки любят отцов, мальчики любят мать. Но девочки не могут выразить свою любовь, — в частности, они не могут иметь сексуальные отношения с отцом, а мать связана с ним сексуально. И поэтому они начинают ревновать к матери — мать становится их врагом. Мальчики становятся врагами отца, потому что мальчик не может иметь сексуальные отношения с матерью. Японцы даже подумать не могут о чем-то подобном — у них совершенно другое воспитание. Зигмунд Фрейд, Юнг, Адлер и Ассаджиоли не имели об этом ни малейшего представления. Им даже и присниться не могло, что существуют люди, настолько не похожие на западных людей...
На Востоке психоанализ не приносит большой пользы. А вот что касается людей с Запада, то я хочу, чтобы они проходили через группы психоанализа для очищения ума. С чистым умом легче войти в медитацию. Но если вы не войдете в медитацию, и просто будете зависеть от очищения ума, то вы будете очищать свой ум всю свою оставшуюся жизнь и ничего не добьетесь. Поэтому из-за своей отличающейся ориентации люди с Востока должны получить рабочие места в университетах, где изучается медитация, а не психоанализ...
На Востоке на протяжении столетий проблема заключалась в том, как подняться над умом, и там существовала только эта одна, только единственная проблема. Но западный ум, поскольку он развивался другим образом, никогда не думал о выходе за пределы ума. Я искал в еврейских трудах, я искал в христианских трудах; нет ни единого упоминания за всю историю Запада о том, что кто-то предпринимал попытки выйти за пределы ума. Они использовали ум, чтобы молиться, они использовали ум, чтобы верить в Бога, они использовали ум, чтобы становиться религиозными, добродетельными, но они никогда и не думали о том, что существует возможность выйти за пределы ума.
На Востоке шел только один-единственный поиск. Весь гений Востока работал только над одним, других проблем не существовало: как выйти за пределы ума, потому что если вы решите свои проблемы оптом, при помощи того, что выйдете за пределы, то зачем тогда добиваться решения проблем в розницу? Ум будет упорно продолжать их создавать, это великая творческая сила. Вы решаете одну проблему, тут же возникает другая проблема. Вы решили эту проблему, тут же возникает еще одна проблема. Хороший бизнес для психоаналитика, потому что ему известно, что вы никогда не вылечитесь. Вы не можете вылечиться от ума, он лечит только отдельные проблемы. Но ваш ум является источником. Он никогда не обрубает корни, он только подрезает листья, в лучшем случае, ветви, но они отрастают опять, потому что сохранены корни.
Медитация подрубает сами корни проблем. Я повторяю: единственной проблемой является ум, и пока вы не выйдете за его пределы, вы никогда не выйдете за пределы проблем. Странно, что даже в наши дни западные психологи даже не приступили к осмыслению того факта, что Восток породил такое количество просветленных людей. Никто из них не побеспокоился о том, чтобы проанализировать ум... Сотни методов были найдены, которые могут помочь вам превзойти ум, и когда вы выходите за пределы ума, то все проблемы выглядят так, как будто это проблемы кого-то другого. Вы достигаете такого состояния, при котором вы как бы наблюдатель в горах, а ваши проблемы в долине. И они не имеют на вас никакого влияния, вы выше них.
Мысли Запада по-прежнему сосредоточены исключительно на уме. На Западе они додумались только до материи и ума. И материя является реальностью, а ум является только побочным продуктом, за умом ничего уже нет. На Востоке материя является иллюзией, ум является побочным продуктом всех ваших иллюзий, проекций, мечтаний, ваша реальность выше материи и ума, выше обоих. Итак, на Востоке мы разделяем реальность на три части; материю — самое внешнее, душу — самое внутреннее и ум, который находится между ними двумя. Материя обладает относительной реальностью, она не реальна, она относительно реальна. Ум абсолютно нереальный, а душа абсолютна реальна.
Это абсолютно непохожее распределение человечества по категориям. На Западе категории являются простыми: материя реальна, ум просто побочный продукт, и свыше ума ничего не существует. Поэтому помните, если вы медитируете, то ничего больше не требуется. Если вы не медитируете, то психотерапии могут быть полезны как вспомогательное средство для медитации... Запад эксплуатируют различные мошенники по той простой причине, что Запад не попытался разобраться в сущности медитации. И поэтому любой идиот может прийти и наговорить что угодно, и у него появляются последователи, потому что они не знают, что такое медитация. Ни распевание мантр, ни кратковременное зависание в воздухе, ни левитация... Все это не имеет никакого отношения к медитации. У медитации есть только одно значение, оно заключается в выходе за пределы ума и превращении в свидетеля. В вашем свидетельствовании заключается чудо — вся тайна жизни.

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign