LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Акупунктура имеет дело с причиной. Никогда не занимайтесь следствием, всегда занимайтесь причиной. А как вы можете добраться до причины? При помощи ума не добраться до причины — причина слишком велика для ума — ум может только заниматься следствием. Только медитация может дойти до причины. Итак, иглотерапевт почувствует пациента. Он забудет обо всех своих знаниях, он просто попытается настроиться созвучно с пациентом. Он ощутит связь, он начнет ощущать мост, который связывает его с пациентом. Он начнет ощущать болезнь пациента в своем собственном теле, в своей собственной энергетической системе. Для него это единственный способ узнать при помощи интуиции, в чем кроется причина, потому что причина спрятана. Он станет зеркалом, и отражение он найдет в себе.
Вот и весь этот процесс, но ему не учат, потому что ему нельзя научить. Но заниматься этим стоит, и я полагаю, что первые два года нужно учиться на Западе, а затем, по крайней мере, на шесть месяцев, следует отправиться в какую-нибудь дальневосточную страну и просто побыть рядом с иглотерапевтом. Просто побудьте рядом с ним, пусть он работает, а вы наблюдайте. Просто впитывайте его энергию, и впоследствии вы сможете чего-нибудь добиться, в противном случае вам придется нелегко.
И если вы постепенно начнете ощущать свою собственную энергию или работу энергии в своем собственном теле, то акупунктура не останется только техническим приемом, она станет инструментом. И она является интуитивным озарением — вы можете изучить методику, и из этого ничего не получится - в ней больше интуиции, чем искусства. Это одна из самых больших трудностей, с которыми сталкиваешься при изучении древних методик — они ненаучны, и если подходить к ним с научными мерками, то вы получите о них лишь слабое представление, но большую часть вы не поймете. Вам не удастся научиться многому, и это вызовет разочарование.
Весь древний подход был абсолютно другим: он совершенно не был основан на логике, он был более женственный, более интуитивный, более алогичный. Человек не мыслил при помощи силлогизмов, как думает научный ум, нет, он, скорее, глубоко участвовал в жизни, как бы во сне, как бы мечтая и позволяя природе открывать свои секреты и тайны. Это не была агрессия против природы, в крайнем случае — убеждение. И подход был изнутри.
Человек должен подходить к своему телу из его сокровенной сердцевины. Эти семьсот точек не были найдены объективно, их познали во время глубокой медитации. Когда человек уходит глубоко внутрь и смотрит изнутри — это потрясающее ощущение, — он может видеть все эти акупунктурные точки вокруг себя, это как звездная ночь. И когда вы увидите эти энергетические точки, только тогда вы будете готовы. Тогда у вас уже будет внутреннее понимание, и, прикасаясь к телу другого человека, вы сможете почувствовать, в каких местах телу недостает энергии, а где ее вообще нет, где она движется, где она не движется, где она холодная, где она теплая, где она живая и где она умерла. Есть точки, на которые она реагирует, и есть точки, на которые она вообще не реагирует.
Вы сможете познать акупунктуру только в той степени, в какой вы стали способны познать себя, и когда и то, и другое совпадет, появится яркий свет. И в этом свете вы сможете все увидеть — не только вокруг себя, но и вокруг тел других. С открытием третьего глаза возникает новый вид зрения.
Акупунктура — это не наука, а искусство, и каждое искусство требует от вас полного подчинения. Это не какой-то вид техники, которым может манипулировать механик. Ему нужно все ваше сердце. Вы должны забыть себя, как забывает художник, когда пишет картину, или поэт, когда сочиняет, или музыкант, когда играет. Вот что это такое. Специалист может заниматься акупунктурой, но он никогда не станет тем, чем надо. Никогда он не станет этим. Возможно, ему удастся помочь нескольким людям, но это великое искусство, великое мастерство. Его нужно впитать. Секрет в сдаче. Если вы целиком и полностью сдадитесь ему, если оно станет посвящением, призванием — а оно может ими стать, — занимайтесь им, занимайтесь чистосердечно, с радостью.
Начинайте наедине с собой. Вы должны обнаружить свое собственное профессиональное умение. Акупунктура является профессиональным умением и искусством, и нет никакой необходимости следовать за кем-либо согласно правилам. Их нет. Правила не существуют, существуют только внутренние озарения. Так что начинайте работать сами... Вначале вы будете чувствовать себя несколько неуверенно, и вы часто будете волноваться из-за того, поступаете вы правильно или нет. Но именно так следует начинать. Это что-то наподобие ходьбы на ощупь. Рано или поздно вы найдете дверь. А когда вы уже нашли дверь, то вам все меньше и меньше придется ходить на ощупь. Теперь вам известна дверь. Начинайте работать!
Когда вы прикасаетесь к чьему-то телу или работаете с иглами, то вы оказываете влияние на Бога. Вы должны быть очень почтительны, очень стеснительны. Вы должны работать не согласно знаниям, а по любви. Знания не всегда адекватны, не всегда достаточны. Поэтому ощущайте другого человека. И всегда чувствуйте себя не отвечающим требованиям, потому что знания ограничены, а другой человек — это целый мир, почти безграничный... Люди прикасаются к вам, но они никогда не прикасаются к вам. Они прикасаются только к периферии, а вы находитесь глубоко в центре, куда может войти только любовь. Человек — это тайна, и тайной он останется навсегда. И тайной он является не случайно. Тайна — это само его существо.

Не расскажете ли вы о превращении гипноза в медитацию? Я заметил, что граница между терапией, и медитацией исчезает.

Были времена, когда гипноз считался дверью в медитацию, но христианство в средние века осудило гипноз вместе с колдовством. И это осуждение все еще продолжается даже в умах тех, кто не является христианами, но на кого оказало влияние знакомство с христианскими идеями. Почему христианство было против гипноза? Вы будете удивлены, когда узнаете, что оно было против гипноза, потому что он непосредственно приводит к медитации, а тогда ни священник не нужен, ни церковь не нужна, ни даже Бог не нужен. В этом-то и заключалась проблема.
Если медитация добьется успеха, то в этом мире уже не будет религий по той простой причине, что вы будете в непосредственном контакте с жизнью и самим собой. Зачем же вам нужно обращаться к посредникам и разнообразным маклерам, которые не знают ничего, кроме того, что они напичканы знаниями, кроме того, что их годами учили, «как оказывать влияние на людей и завоевывать друзей»? То, что они делают, совсем не религиозно. То, что они делают, является политикой цифр: им нужно собрать как можно больше паствы, она даст им и силу, и власть.
Гипноз представлял собой угрозу для духовенства, а христианство с самого начала основывалось на духовенстве. Ни Иисус никогда не заявлял, что является просветленным, ни какой-либо другой христианин после него не заявлял, что является просветленным. Он заявляет нечто нелепое — что он единственный рожденный Божий Сын. Бог является гипотезой, а гипотезы — это не индийцы, которые продолжают производить детей. Гипотезы бесплодны, они ничего не производят...
Христианство никогда не хотело, чтобы вы были непосредственно связаны с жизнью. Вы должны были действовать через священника, Папу Римского, Сына, а затем только достигали Бога. И на пути посредников было немало. И никому неизвестно, кто лжет... А вы, разумеется, не можете это обнаружить, потому что у вас нет прямой телефонной связи с Богом. У священника есть прямая телефонная связь с Папой Римским, у Папы Римского есть прямая телефонная связь с Иисусом, у Иисуса есть прямая телефонная связь с Богом, а номера не указаны в телефонных справочниках.
Гипноз был дверью, он всегда был дверью к медитации. Когда человек вступает в мир медитации, то приобретает такую ясность сознания, такую силу и столько жизни возникает в нем, что ему уже не нужен отец на небесах. Ему уже не нужно, чтобы священник молился за него. Он сам становится молитвой — не молитвой Богу, но просто молитвенностью, благодарностью всему.
Христианству было совершенно необходимо осудить гипноз, и осудить его как нечто, созданное дьяволом. По этой же причине было самым жестоким образом искоренено колдовство, миллионы женщин были сожжены заживо, потому что они занимались одним и тем же. Они старались установить контакт с запредельным, сами, а не через подобающий канал — через церковь.
Сам гипноз может представлять опасность, если только он не используется в целях медитации. Я объясню вам, что именно имеется в виду под гипнозом и как он может быть неправильно использован, если он не используется исключительно в целях медитации.
Гипноз буквально означает преднамеренно созданный сон. Известно, что тридцать три процента, то есть одна треть человечества, способна погружаться в самые глубокие слои гипноза. Это странное число, тридцать три процента, потому что только тридцать три процента людей обладают эстетическим чувством, только тридцать три процента людей дружелюбны, только тридцать три процента людей являются творческими личностями. И я полагаю, что это одни и те же люди, которые входят в тридцать три процента, потому что творчество и восприимчивость являются медитацией, являются дружелюбием. По сути дела, всем нужно только одно: глубокая вера в себя, в жизнь, восприимчивость и открытость сердца.
Гипноз может быть создан двумя путями. Из-за первого из них на людей произвела впечатление христианская пропаганда о том, что он опасен. Это гетерогипноз: кто-то другой гипнотизирует вас, вас гипнотизирует гипнотизер. На эту тему существует множество неправильных идей, и самая главная из них заключается в том, что гипнотизер обладает властью вас гипнотизировать. Это абсолютно неверно. Гипнотизер обладает методикой, но не властью.
Никто не может загипнотизировать вас, если вы того не хотите. Пока вы не готовы окунуться в неведомую, необследованную темноту, никакой гипнотизер не сможет вас загипнотизировать. Но, на самом деле, гипнотизеры не отрицают, что обладают властью, наоборот, они утверждают, что обладают властью гипнотизировать людей. Никто не обладает властью кого-либо гипнотизировать — власть ваша. Но когда вас гипнотизирует кто-то другой, то она может быть неправильно употреблена.
Процесс, методика - очень простые. Гипнотизер подвешивает кристалл на цепочке на уровне ваших глаз и говорит вам: «Не закрывайте глаза до тех пор, пока вы можете держать их открытыми. Боритесь до последнего, не закрывайте глаза». Перед вашими глазами сверкает кристалл. Естественно, глаза должны постоянно моргать, чтобы не пересохнуть. Они являются самой нежной частью вашего тела. Вы моргаете глазами, потому что веки выполняют роль «дворников» на ветровом стекле: они снабжают глаза влагой, и они же очищают глаза от любой пыли или любых посторонних предметов. Благодаря ним ваши глаза всегда свежие и орошенные влагой.
Гипнотизер говорит: «Прекратите мигать, просто смотрите на что-то сверкающее!» Сверкающее, потому что все, что сверкает, скоро утомит ваши глаза. Если вам предложат смотреть на достаточно яркую электрическую лампочку, висящую у вас над головой, то естественно, что ваши глаза очень сильно устанут. И вам говорят, чтобы вы не закрывали их до тех пор, пока они не закроются сами.
Это одна сторона. А вторая заключается в том, что гипнотизер постоянно говорит вам, что ваши глаза стали очень тяжелыми, ваши веки так сильно устали... Находясь рядом с вами, он постоянно повторяет эти слова о том, что ваши глаза устают, что веки хотят закрыться, а ведь вам он сказал прямо противоположное, что вы должны бороться до последнего. Но как долго вы можете бороться? Не больше трех минут, потому что идет двойной процесс. Вы пристально смотрите на свет, который утомляет ваши глаза, а гипнотизер продолжает сонным голосом повторять, как попугай, что вы засыпаете. Вы не можете сопротивляться, держать глаза открытыми уже невозможно.
Эти внушения... А человек борется, он знает, что его глаза начинают уставать и его веки становятся тяжелыми, усталыми. И не позднее чем через три минуты, не больше, наступает момент, когда он уже не может подавить соблазн закрыть их. В тот момент, когда он закрывает глаза, гипнотизер начинает повторять: «Вы крепко спите, вы слышите только мой голос и ничего больше. Сохранять контакт ты будешь только со мной».
Под непрерывное внушение человек засыпает все крепче и крепче. И вот наступает момент, когда он уже ничего не слышит, кроме сонного голоса гипнотизера, который говорит: «Вы засыпаете все крепче, крепче, крепче». А затем он проверяет, заснули вы крепко или нет. Он уколет вашу руку английской булавкой, но вы спите так крепко, что ничего об этом не знаете, вы ничего не почувствуете.
На самом деле, в Советском Союзе начали использовать гетерогипноз для операций, потому что тогда не нужна анестезия. Человек может так крепко заснуть, если созданы надлежащие условия: очень сонная атмосфера, тусклый свет, не слишком яркий, не слишком темный, сверкающий, сильно сверкающий свет, сфокусированный на ваших глазах, чуть слышная музыка в комнате, приятный запах... Все это поможет ему так крепко заснуть, что операции можно проводить, они уже проводились, а человек ничего не ощущал.
Гипнотизер пробует несколько вещей: он поднимает вашу руку, а затем отпускает ее — и рука падает, потому что вы не можете держать ее, вы крепко спите, во сне вы не можете поднимать ее высоко. Он поднимает ваши веки, он заглядывает в ваши глаза — видны только белки глаз, зрачки переместились вверх.
Чем сильнее гипноз, тем выше ваши зрачки перемещаются наверх. Так происходит каждый день во время глубокого сна, и так происходит, когда кто-то умирает. Вот почему люди по всему миру сразу же закрывают глаза умершего, по той простой причине, что очень страшно видеть кого-то с полностью белыми глазами. В Индии люди уже много столетий тому назад знали, что, когда человек готовится умереть, его глаза постепенно смещаются кверху, и признаком этого служило то, что он не мог видеть кончик собственного носа. Запомните, с того дня, когда вы не сможете увидеть кончик носа, потому что зрачки глаз смещаются кверху, вам осталось самое большее шесть месяцев...
Итак, гипнотизер открывает веко и смотрит, не находится ли под ним белок и не переместилось ли то, что там обычно находилось — зрачок, — кверху. Затем он уже уверен, что вы не можете никого слышать, что вы уже не способны не повиноваться ему: что бы он вам ни сказал, вы сделаете. И в этом опасность. Он может сказать вам: «Возьмите свои деньги и отдайте мне!» И вы сразу возьмете все свои деньги и отдадите ему. Он может забрать ваши украшения или может приказать вам подписать документ, который может доставить вам хлопоты, например, подписать документ о том, что вы продали или подарили дом.
Нужно понять еще одно обстоятельство, которое весьма опасно: он может сделать постгипнотическое внушение. Постгипнотическое внушение означает, что он может сказать вам: «Через десять дней приходите ко мне, вы должны будете прийти ко мне и принести все ваши деньги, все украшения, все ценное, что у вас есть. Оставите у меня на столе и уйдете». Можно сделать постгипнотическое внушение о том, чтобы через двадцать четыре часа вы кого-то застрелили. Все эти приказы будут выполнены, потому что человек о них не знает... Поскольку это касается его сознания, человек не имеет ни малейшего представления о том, что произошло во время глубокого гипноза. Глубокий гипноз проникает в подсознание.
Были опасности, которые христианство преувеличивало, утверждая, что это против религии, против морали. Женщину изнасилуют — и она ничего не узнает, или женщине можно сказать: «Ты полюбила меня». И с того момента, когда она проснется, начнется великая любовь. Она будет немного сомневаться, потому что сознательная часть ее ума не поймет, что произошло, но не существует связи между сознательным умом и подсознанием. Подсознание очень сильно, в девять раз сильнее, и когда что-либо делает подсознание, то сознание может начать протестовать, но это будет напрасно.
Все эти факты были широко распространены, причем люди очень сильно преувеличивали. Но целью церкви было не спасти их от этих опасностей, цель заключалась в том, чтобы гипноз был осужден, чтобы никто не мог попасть в дверь, ведущую в высшее царство медитации.
Христианство держало людей в полном невежестве относительно другого вида гипноза, то есть самогипноза, а не гетерогипноза. Злоупотребить можно только гетерогипнозом, злоупотребить самогипнозом невозможно. Никого нет: вы одни. Вы можете сами сделать все то же самое. Вы можете поставить будильник, а затем три раза повторить, что в течение пятнадцати минут после того, как сработает будильник, вы возвратитесь из своего глубокого гипнотического сна. А затем — та же процедура.
Вы смотрите на свет и делаете то, что делал гипнотизер. Смотрите на свет и повторяете про себя: «Мои веки становятся тяжелыми, тяжелыми... тяжелее, тяжелее. Я засыпаю. Я не могу больше не закрывать глаза. Я стараюсь изо всех сил, но это невозможно». Это займет ровно три минуты. Это максимум. Это может произойти и за две минуты, и за одну, но чем дольше вы боретесь, тем глубже будет гипноз.
Я слышал о человеке, о старике, который изводил свою семью. Каждый день он строил предположения насчет того, сколько у него болезней. Врачи устали, они говорили, что он ничем не болен. Он смотрел медицинские программы по телевизору и выучивал название новых болезней. А затем он начинал мучить семью: «Я болен этим, я болен тем, никто обо мне не заботится». Это был просто способ, при помощи которого старик привлекал к себе внимание. Никто не обращает внимания на стариков, поэтому они находят свои собственные способы. Они становятся более раздражительными, более злыми, более суетливыми, у них есть своя собственная методика привлечения внимания. Вся их жизнь держалась на том, что им оказывали внимание, но никто не смотрит на них, никого даже не интересует, живут они еще или умерли.
Один индийский певец, который меня любит, Джагит Сингх, рассказывает прекрасный анекдот. Приехал один из его друзей, который живет в Лондоне, и он спрашивает его: «Как ты поживаешь?»
Тот ответил: «Хорошо».
Джагит Сингх сказал: «А как твоя жена?»
Тот ответил: «И она хорошо».
— А как твои дети?
— И они хорошо.
Джагит Сингх, наконец спросил: «А как твой отец?»
И приятель ответил: «Папочка? С ним уже четыре года все хорошо».
Четыре года назад он умер, так что приятель говорит, что с ним все хорошо, очень хорошо, вот уже четыре года, как навсегда хорошо!
У пожилых людей есть эти способы для привлечения внимания — они страдают от мигрени, у них болит желудок. Чем больше у них медицинский лексикон, тем больше они умудрятся придумать.
Наконец врачи начнут говорить, отказываясь его принимать: «Он сумасшедший. Он ничем не болен, мы осматривали его столько раз».
Но сын говорил: «Что мы можем поделать? Мы должны привести к нему врача!»
Тогда врачи, наконец, предположили, что может помочь гипнотизер: «Приведи гипнотизера, пусть он загипнотизирует его и скажет ему, что с ним все в полном порядке. Это единственное лекарство, которое ему нужно. Если его бессознательное усвоит ту мысль, что с ним все в порядке, тогда не будет никаких проблем».
Сыновья были очень довольны и привели гипнотизера. Он выглядел как врач со своим чемоданчиком и инструментами, с маленькой фрейдовской бородкой, с моноклем на глазу — человек должен одеваться так, как это приличествует его профессии, — и он спросил старика: «В чем ваша проблема?»
Старик назвал множество проблем. Гипнотизер сказал: «Ладно, вы просто ложитесь. Я буду держать этот маятник, который сверкает, потому что в нем есть батарейка. Смотрите на него до тех пор, пока сможете держать свои глаза открытыми».
Пожилые люди становятся очень хитрыми и смышлеными, усвоив большой жизненный опыт.
Старик подумал: «По тому, как он одет, этот человек, по-видимому, жулик. И как он собирается меня лечить?» Он подумал: «Давайте посмотрим». Он не стал ждать три минуты, он сразу закрыл глаза, и когда гипнотизер взял его руку, он ее уронил. Он знал все трюки. Он был старым и много всего повидал.
Гипнотизер сказал: «Он совершенно спокоен и спит. Теперь я внушу ему, что с ним все в порядке, что у него больше нет болезней, и он не будет мучить своих детей несуществующими болезнями!» А старик молчал.
Его сыновья были довольны: «И почему мы раньше не подумали про гипнотизера? Мы столько денег тратили зря на врачей, а они говорили нам: «Вы досаждаете нам. И хотя вы платите деньги, все равно вы надоедаете нам. Человек этот вообще не болен. С ним полный порядок!»
Старик лежал совершенно неподвижно. Внушение закончилось, гипнотизер получил свою плату. Один из сыновей пошел проводить его до машины, но еще до того, как он вернулся, старик открыл один глаз и спросил: «Этот сумасшедший ушел или нет?»
Если вы сразу закроете свои глаза, то ничего не произойдет, потому что вы будете оставаться в сознании. Что бы гипнотизер ни говорил, он будет выглядеть, как чудак, и что за чепуху он говорит? - «Ваши веки становятся тяжелыми» — они не станут тяжелыми. «Вы крепко засыпаете» — вы не заснете, вы настороже. И он обманывает, он говорит, что у вас нет болезней!
Но если вы устраиваете сеанс самогипноза, то никакой опасности не существует. Вы полностью совершаете процедуру, смотрите на что-то яркое, что утомляет ваши глаза, — это его единственное предназначение — и продолжаете повторять то, что говорил гипнотизер, но только про себя. Наконец вы почувствуете, что у вас закрываются глаза, они просто закрываются. Вы утратили над ними контроль. И ощущение того, что вы утратили контроль над веками, сразу же позволит вам почувствовать, что вы, наверное, крепко засыпаете. Пока вы еще не спите, вы продолжаете повторять: «Я засыпаю все крепче. Крепче!» — и наступит момент, когда вы достигнете самых глубин своего подсознания. Через десять минут сработает будильник, и вы возвратитесь из подсознания в сознание. Вы будете удивлены тем, как вы отдохнули, каким молодым вы себя чувствуете, каким чистым — словно вы погуляли по саду, наполненному цветами, в котором дул свежий ветер.
Вы также можете делать себе постгипнотическое внушение. Это нужно делать в последний миг, когда вы чувствуете, что погружаетесь в глубину. Перед тем как вы соскользнете еще глубже, вы должны говорить: «С завтрашнего дня мое здоровье улучшится». Выберите что-то одно, не жадничайте! И через пятнадцать дневных сеансов то, что вы говорите... Может быть, ваша медитация станет более глубокой с завтрашнего дня. И вы обнаружите, что медитация становится глубже, и что вы можете создать очень красивую связь.
Когда медитация становится более глубокой, вы можете внушить себе: «Завтра мой гипноз станет еще глубже». Вы можете использовать и то, и другое, чтобы погрузиться на самую глубину вашего бессознательного состояния.
Когда вы прикоснулись к глубинам вашего бессознательного, вы можете начать второе внушение: «И хотя я буду в темном бессознательном состоянии, частица моего сознания останется, так что я смогу видеть, что происходит». А затем продолжайте повторять: «Мое осознание, которое было таким малым, становится больше, и больше, и больше...» И когда-нибудь вы почувствуете, что все ваше бессознательное состояние освещено вашей осознанностью — это как раз то, чем является медитация.
Гипноз можно использовать, нужно использовать без всякого страха. Или вдвоем, люди, которые доверяют друг другу и любят друг руга, так что не может быть опасений, что они воспользуются... Вы со своими очень близкими друзьями, вы знаете, что они не могут причинить вред, вы можете открыться, вы можете быть уязвимы. Или наедине с собой. Это займет немного больше времени, потому что вам придется одному выполнять работу двоих. В этом есть небольшое неудобство.
Но теперь, когда имеются магнитофоны, вы можете полностью обойтись без второго человека и предоставить магнитофону делать внушение. И магнитофон, разумеется, не может злоупотребить этим, он не может приказать вам убить жену, разве что вы сами запишете это на магнитофон. Тогда я уже не могу вам помочь, все, что вы запишите на магнитофон, он повторит! Вы можете записать всю процедуру на магнитофон, все предложения заснуть, про тяжесть в веках, о том, чтобы уйти в глубину. И затем, когда вы находитесь в самой глубине, — а это период времени четыре, пять минут, на которые вы обосновываетесь на глубине, — из магнитофона слышится голос, сообщающий, что медитация с сегодняшнего дня станет глубже, что вам не придется бороться со своими мыслями. В тот момент, когда вы закроете глаза, мысли начнут исчезать.
Магнитофон может быть очень полезен, потому что не возникает вопроса о доверии кому-либо. Вы можете совершенно спокойно доверять магнитофону. И вы можете запереть дверь на замок, чтобы никто не включал ваш магнитофон, ведь с вами могут сыграть шутку!
Самогипноз должен быть на службе у медитации — это лучшее из его возможных применений.
Но он может способствовать здоровью, способствовать долголетию, способствовать любви, способствовать дружелюбию, способствовать мужеству. Он может помочь вам во всем, что хотите. Он может рассеять страх перед неведомым, он может рассеять страх смерти, он может подготовить вас к одиночеству, тишине, покою. Он может помочь вам обрести способность продолжать внутренний поток медитации на протяжении двадцати четырех часов.
Вы даже можете внушить себе следующее: «Пока я буду спать, мой маленький огонек осознания будет гореть всю ночь и не потревожит мой сон».
Вы можете предположить: «Я заметил, что граница между психотерапией и гипнозом исчезает».
Это было моим желанием на протяжении долгого времени: психотерапия должна раствориться в гипнозе, а гипноз — в медитации. Тогда мы создадим одно из самых сильных средств для медитации, какого никогда не существовало в прошлом.
Психотерапия никогда не использовалась. Терапия очистит вас от мусора, она заберет все вбитые в голову с детства традиции, поможет очистить все, что там есть, и все, что вы подавляете внутри себя. Терапия вышвырнет это все прочь. Терапия — это прекрасный очистительный процесс, и очищенный ум легче уступает гипнозу, уступает без борьбы. Возможно, даже те, кто не готовы еще для гипноза или самогипноза, люди, которые не относятся к тридцати трем процентам, при использовании психотерапии войдут в категорию людей, готовых к гипнозу. Терапия может превратить сто процентов людей в настоящих кандидатов для гипноза. Итак, терапия должна использоваться таким образом, что она постепенно растворится в гипнозе, гипноз затем должен использоваться таким образом, что он станет ступеньками, ведущими к медитации.
Эти три вещи вместе я предлагаю считать моей троицей. Что касается Бога, Святого Духа и Иисуса Христа... забудьте об этом. Это не троица. Но что-нибудь научное, что-нибудь, что вы можете делать для себя, что-нибудь, что можно применять, за исключением только этого — ведь религия настолько заполнена мусором, и люди стали интересоваться мусором, и забыли о главном. На самом деле, главное стало таким маленьким по сравнению с кучей мусора размером с Гималаи, которая выросла на главном за прошедшие столетия, что теперь найти его очень трудно.
Я предлагаю одну очень простую вещь: вам не нужен священник, вам не нужна никакая церковь, вам не нужно никакое святое писание. Все, что вам нужно, — это немного понимания и немного мужества. Полностью очищайтесь при помощи терапии. Вы ведь не знаете, сколько чепухи накопилось внутри вас. Когда вы начнете очищаться, тогда вы узнаете: «О Боже, я ли это или кто-то другой? Что я делаю? Что я говорю?» Иногда то, что вы говорите, совершенно не имеет смысла. Но оно было там, иначе оно не могло бы прийти к вам. Оно было помехой медитации и будет помехой вашему погружению в гипноз. Оно станет преградой где-нибудь между ними.
Итак, терапия должна быть первой. А вторым — гипноз, а третьим, что произрастет из этого, — медитация.
Предельной медитацией является просветление.
Когда медитация приближается к своему завершению, тогда все ваше существо наполняется светом, блаженством, экстазом.

3
взаимосвязь тела, ума и здоровья

Расскажите, пожалуйста, о связи ума и здоровья.

Семьдесят процентов болезней являются умственно ориентированными. Возникновения этих болезней можно было бы избежать при помощи гипноза. При помощи гипноза можно узнать, какое заболевание случится в ближайшем будущем. На теле нет симптомов, обычный медицинский осмотр человека покажет, что нет каких-либо указаний на то, что человек в ближайшем будущем заболеет. Но при помощи гипноза мы можем определить, что в течение следующих трех недель он заболеет, потому что, прежде чем что-нибудь попадает в тело, оно приходит из глубокого космического Бессознательного. Оно путешествует оттуда к Коллективному Бессознательному, к Бессознательному и только затем, когда это нечто попадает в сознающий ум, его возможно определить и найти в теле. Болезнь можно предотвратить даже до того, как у человека возникнет мысль о том, что он заболеет. В России некий гениальный фотограф, Кирлиан, даже фотографировал людей... Всю свою жизнь он проработал в фотографии с очень чувствительными фотопластинками, чувствительными линзами, чтобы обнаружить нечто, что недоступно обыкновенным глазам и обыкновенным приборам. И он был озадачен тем, что на своих фотографиях он мог видеть на шесть месяцев вперед. Если он фотографировал бутон розы при помощи специальных чувствительных фотопластинок, то получалась фотография не бутона, а розы. Завтра она будет розой. Никакой другой фотоаппарат не может совершить такое чудо. Сначала он сам был озадачен тем, как чувствительные фотопластинки могут фотографировать то, что еще не возникло, и когда на следующий день бутон открывался, то он был точно таким, как на фотографии, вообще без каких-либо отличий. Он продолжал делать открытия и обнаружил, что вокруг бутона имеется определенная аура, просто энергетическая аура, и что эта энергетическая аура обладает полной программой того, как будет открываться бутон. Чувствительные фотопластинки снимают энергию ауры, которую мы не можем видеть невооруженным глазом. Затем он стал работать с болезнями, и в советской медицине он сделал революцию.
Вам не нужно сперва заболеть, чтобы потом вылечиться. Вы можете вылечиться еще до того, как узнаете о своей болезни, — фотографии Кирлиана покажут, в какой части тела возникнет заболевание, потому что энергия ауры будет бледной, уже бледной. За шесть месяцев вперед. Она соединена с вашим огромным Бессознательным. При помощи гипноза и более детальных экспериментов с ним вы можете определить болезни, которые возникнут в будущем, — и их можно вылечить. Дети могут быть более счастливыми.
Предметом внимания психоаналитиков стало то, почему во всем мире, за исключением нескольких мест, мысль о том, что продолжительность жизни равняется семидесяти годам, стала общепринятой, ведь существуют племена в Кашмире, в Индии, в той части, которая сейчас оккупирована Пакистаном, в очень маленькой части, где люди всегда жили сто тридцать лет, сто сорок лет, сто пятьдесят лет. И даже в возрасте ста пятидесяти лет чувствовали себя как любой молодой человек. Они никогда не старели и оставались молодыми до самой смерти. Психологи заинтересованы в том, чтобы найти причины, по которым в некоторых местах люди живут долго, а в большей части мира — обычные семьдесят лет. По-видимому, дело в общем, психологическом программировании. Столетиями нас программировали: семь десятилетий — и вам конец. И запрограммировали так основательно, что вы умираете не потому, что ваше тело не способно жить, но потому, что ваша психология настаивает: «Следуй заведенному порядку. Делай как все». И если во всем остальном вы поступаете как все, то, естественно, вы поступите как все и в этом случае тоже.
Ученые говорят, что тело человека способно жить, по крайней мере, триста лет. И таким же образом, как оно обновляет себя на протяжении семидесяти лет, — на самом деле оно это может продолжать триста лет, но нужно изменить программу. Ученые обдумывают иной способ изменения программы, и у них это займет очень много времени. Они думают, что программа в клетках человека. Так что до тех пор, пока мы не будем способны расщепить атом и перепрограммировать его, что, по-видимому, произойдет очень нескоро, потому что к этой работе еще даже не приступали...
Но, по моему мнению, нет никакой необходимости действовать посредством физиологии, можно действовать посредством психологии. Если ваш самогипноз будет достаточно глубоким. И чем больше вы будете им заниматься, и если он станет чем-то повседневным, то постепенно вы достигнете Космического Бессознательного — а вот там-то и происходит, на самом деле, составление программ — и вы можете внести изменения.
Наши дети могут жить дольше, наши дети могут быть здоровее, наши дети могут жить без старости. И это возможно, и мы должны этого добиться, показать это миру, но это и опасно в том смысле, что, если политики овладеют методикой гипноза, они будут пользоваться им в своих личных целях.
Людям можно помочь бороться с болезнями, потому что почти семьдесят процентов болезней являются психическими. Они могут проявляться в теле, но зарождаются они в уме. И если вы введете в ум мысль о том, что болезнь исчезла, то тогда вам не нужно беспокоиться о ней, она больше не существует, болезнь исчезнет...
Ум обладает огромной властью над телом. Ум руководит всем в вашем теле. Семьдесят процентов болезней можно изменить при помощи ума, потому что они начинаются там, — только тридцать процентов начинаются из тела. Вы падаете, и у вас перелом, перелому нельзя помочь при помощи гипноза, сказав, что у вас его нет. У вас все равно будет перелом. Перелом начался с тела, а тело нельзя загипнотизировать, у него свой собственный способ функционирования. Но если процесс начался в уме и распространяется в определенной степени на тело, то это можно легко изменить. Религии эксплуатировали это. В Индии существует много религий — мусульмане делают это, тибетцы делают это, бирманцы делают это... Танцуют в огне, не обжигаясь. Но они не обыкновенные люди, они монахи. Их гипнотизировали годами. И мысль о том, что огонь не обожжет их, укоренилась у них в Бессознательном. Но помните, только семьдесят процентов...
В Америке существовала секта... Я думаю, в некоторых местах она еще сохранилась, но в начале столетия она была довольно значительной. Это была христианская группа, ее члены называли себя «Христианскими Учеными». Они верили, что вылечить можно все, нужно только верить в Иисуса Христа, и что ваши болезни — это всего лишь ваши представления, вы верите, что у вас туберкулез, значит, у вас есть туберкулез.
Молодой человек встретил на улице старуху, и она спросила: «Я не вижу твоего отца на собраниях...» У них были собрания по воскресеньям.
Он ответил: «Он болен, очень болен».
Старуха сказала: «Чепуха, мы ведь Христианские Ученые. И он Христианский Ученый, он только полагает, что он болен».
Молодой человек сказал: «Если вы так говорите, возможно, он только думает, что болен».
Через два-три дня он снова встретил эту же женщину, и она спросила: «Как дела?»
Молодой человек сказал: «Теперь он верит, что он умер, и нам пришлось отвезти его на кладбище. Мы трясли его и кричали: «Не верь в это, ты — Христианский Ученый. Верь, что ты жив!» Но это не помогло, и все соседи смеялись. Теперь бедняга в могиле и все еще верит, что он умер».
Тело не может верить или не верить, а вот ум может. И ум обладает безграничным контролем над телом.
Теперь медицинская наука стала осознавать некоторые явления. Одно из них довольно любопытное, и явление это заключается в том, что в каждой стране преобладают другие болезни, и в каждом сообществе, в каждой религиозной секте имеют место другие болезни. Например, восточные народы больше склонны к эпидемиям — чуме, холере, более склонны к общинным болезням, инфекциям и болезням, которые распространяются путем инфекции, потому что на востоке индивидуум не существует в большой степени. Существует только община.
В индийской деревне существует деревня, никто не существует в ней как индивидуум — существует деревня. Когда слишком много внимания уделяется общине, то будут преобладать инфекционные болезни, потому что ни у кого нет отдельной защитной ауры вокруг тела. И если кто-то заболеет, то постепенно вся община станет жертвой болезни. И если в этой же общине будет несколько людей с Запада, то на них инфекция не подействует. На самом деле, дело должно было бы обстоять наоборот, потому что западный человек в Индии должен был бы быть более склонным к болезням, потому что у него нет иммунитета. У него нет иммунитета к такому климату, к таким болезням, он должен был бы стать жертвой первым. Но нет. На протяжении последних ста лет это явление было исследовано, и было обнаружено, что когда возникают инфекционные заболевания, то европейцев защищает какая-то неведомая сила, а индийцы становятся жертвами.
Индийский ум в большей степени является общинным умом, европейский ум является более эгоистичным и личным. Поэтому на Западе преобладают другие болезни. Например, сердечный приступ — это индивидуальная болезнь, не инфекционная. На Востоке сердечные приступы встречаются не так уж часто, разве что вы западный человек или были образованы на западный манер и стали почти западным человеком.
На Востоке сердечный приступ не является большой проблемой, диабет не является большой проблемой, давление крови не является большой проблемой — эти болезни не инфекционные. К ним более склонны христиане. Западный ум является индивидуальным. Разумеется, когда вы живете обособленно, то община не может оказать на вас большого влияния. И вы будете защищены от болезней.
На Западе инфекции постепенно исчезли. Но люди все больше заболевают по отдельности. Сердечные приступы, самоубийство, давление крови, сумасшествие — это индивидуальные болезни, которые возникают не из-за инфекции, а вследствие нервного напряжения, страданий, беспокойства...
На Востоке люди более расслабленны. Они не испытывают слишком большого нервного напряжения. Они не страдают от бессонницы, они не страдают от сердечных заболеваний. От них они защищены общиной, потому что у общины нет сердца. Если вы живете жизнью общины, то вы не можете страдать от сердечного заболевания.
Это очень редкое явление. Оно означает, что ваш ум делает вас уязвимым для некоторых болезней и защищает вас от других болезней.
Ваш ум — ваш мир. Ваш ум является вашим здоровьем, ваш ум является вашей болезнью. И если вы живете при помощи ума, то продолжаете жить в капсуле и не можете узнать, что такое реальность. Реальность можно познать только тогда, когда вы отбросите все виды ума — общинные, индивидуальные, социальные, культурные, личные... Когда вы отбросите все виды умов, тогда ваш ум станет вселенским. Тогда ваш ум сольется с умом Вселенной.
Когда вы не обладаете собственным умом, ваше сознание становится вселенским.
Все проблемы психосоматичны, потому что тело и ум неразделимы. Ум является внутренней частью тела, а тело является наружной частью ума, и поэтому что угодно может начаться в теле и может войти в ум, и наоборот, это может начаться в уме и войти в тело. Разделения нет, нет герметичных отсеков.
Так что у всех проблем есть по две стороны: их можно решать через ум и через тело. И до настоящего времени именно такой и была мировая практика: некоторые полагают, что все проблемы возникают из-за тела — физиологи, последователи Павлова, бихевиористы... Они лечат тело, и разумеется, в пяти-десяти процентах случаев они добиваются успеха. И они надеются, что с развитием науки они добьются еще большего, но им никогда не добиться успеха больше, чем на пятьдесят процентов, и это не имеет ничего общего с развитием науки.
Затем есть другая часть людей, которые полагают, что все проблемы возникают из-за ума, и которые так же заблуждаются, как и первая. Люди, принадлежащие к «Христианским Ученым», гипнотизеры, месмеристы, психотерапевты — все они полагают, что проблемы возникают из-за ума. Им тоже удается добиться успеха в пятидесяти процентах случаев, они также надеются, что рано или поздно они добьются еще больших успехов. Это чепуха. Они могут добиться успеха только в пятидесяти процентах случаев, и это предел.
По-моему мнению, каждую проблему нужно решать одновременно с двух сторон. На нее нужно напасть через все двери, напасть с двух сторон, тогда человек вылечится на сто процентов. Когда наука станет совершенной, она будет работать по двум направлениям...
Первое — это тело, потому что тело является главным входом в ум, крыльцом. И потому, что тело плотное, им легче управлять. Сначала тело должно быть освобождено от всех накопленных структур. Вы так долго жили с мыслью, что вы слабы, что она, должно быть, попала в ваше тело, в саму структуру вашего тела. Сначала ее нужно извлечь оттуда, и одновременно ваш ум должен получить вдохновение, чтобы он мог начать движение вверх и начать сбрасывать с себя бремя, которое подавляло его.

4
Целитель

В чем именно заключается роль целителя?

Целитель не является на самом деле целителем, потому что не он является тем, кто действует. Через него происходит исцеление, он просто должен устранить себя. Быть целителем на самом деле означает не существовать. Чем меньше вас, тем лучше происходит исцеление. Чем вас больше, тем больше блокируется канал. Бог, или тотальность, или как вы предпочитаете это называть, является целителем, полнота является целителем...
И больной — это тот, кто просто создал преграду между собой и полнотой так, что что-то рассоединилось. Функция целителя — снова его подсоединить. Но когда я говорю, что функцией целителя является снова подсоединить, я не имею в виду, что целитель должен что-то сделать. Целитель это просто функция. Исполнитель — Бог, тотальность.
Медицина не является обыкновенной профессией. Она не является просто технологией, ведь это касается людей. Вы чините не механизмы, это не вопрос «ноу-хау», это глубокий вопрос любви...
Вы играете с людьми и их жизнями, а это сложное явление. Иногда вы можете совершить ошибки, и эти ошибки могут оказаться смертельными для чьей-то жизни. Поэтому действуйте с глубокой молитвой. Действуйте с человечностью, смирением, простотой.
Люди, которые просто занимаются медициной, как будто они занимаются инженерным делом, не являются подходящими людьми для того, чтобы стать врачами и терапевтами *, — они неподходящие люди. Люди, которые не противоречивы, — неподходящие люди. Они будут так же оперировать людей, как механик чинит машину. Они не будут чувствовать духовное присутствие пациента.
* В английском языке слово «терапевт» означает психотерапевта, терапевт в нашем понимании — это physician. — Прим. ред.
Они не будут лечить человека, они будут лечить симптомы. Разумеется, они будут очень уверенны, специалист всегда уверен.
Но когда вы работаете с людьми, вы не должны быть так уверены, сомнение вполне естественно.
Нужно дважды, трижды все обдумать перед тем, как что-нибудь сделать, потому что дело касается драгоценной жизни — жизни, которую мы не можем создать, жизни, которая если уйдет, то уйдет навсегда. И она является индивидуальной, незаменимой, уникальной, такой, какой никогда прежде не было и никогда не будет. Вы играете с огнем — сомнение вполне естественно. Занимайтесь ею! С большим смирением. С благоговением перед пациентом. И, когда лечите его, просто становитесь проводником божественной энергии. Не становитесь врачом, просто становитесь проводником исцеляющей божественной энергии, просто орудием. Пусть будет пациент, относитесь с большим благоговением к пациенту, не чините его как вещь, и позвольте там быть Богу, и с глубокой молитвой позвольте Богу течь через вас и достигать пациента. Пациент болен, он не может соединиться с Богом. Он слишком изменился. Он забыл даже тот язык, на котором можно себя лечить. Он в ужасном состоянии. Вы не можете его винить, он в безнадежном состоянии.
Тот, кто здоров, может быть необычайно полезен, если он станет проводником. И если здоровый человек является к тому же человеком знающим, то это приобретает еще большее значение, потому что божественная энергия может давать вам очень тонкие намеки, а вы должны их расшифровывать. Если вы знаете медицину, то расшифровать их вам будет совсем легко. И, кроме того, это не вы делаете что-то с пациентом, а Бог. Вы подчиняете себя и все свои знания Богу. То, что помогает, — это целебная энергия Бога в сочетании с вашими знаниями. И она никогда не причиняет вреда. Вы можете причинять вред. Поэтому отбросьте себя, пусть там будет Бог. Занимайтесь медициной, занимайтесь медитацией.
Каждый может стать целителем. Лечение — это что-то наподобие дыхания, оно является естественным. Кто-то болен, значит, он утратил способность себя лечить. Он уже не осознает свой собственный целительный источник. Целитель позволяет ему возвратиться. Источник тот же самый, из которого черпает целитель, но больной человек забыл, как понимать его язык. Целитель поддерживает контакт со всеобщим, поэтому он может стать передаточным звеном. Целитель прикасается к телу больного и становится звеном между ним и источником. Пациент не подключен прямо к источнику, он подключен окольным путем. Когда энергия начинает течь, он исцеляется.
А когда целитель к тому же понимающий человек... Потому что вы можете стать целителем и не быть понимающим человеком. Существует много целителей, которые продолжают работать, но они не понимают, как это получается, они не понимают механизм. А если вы еще и понимаете, то вы можете помочь пациенту исцелиться и вы можете помочь ему осознать источник, откуда приходит исцеление. Так что он не только излечивается от своей нынешней болезни, он предотвращает свои будущие болезни. Тогда лечение является совершенным. Оно не только лечит, но и является профилактикой.
Лечение становится почти молитвенным переживанием, познанием Бога, любви, всеобщего...

Я принадлежу к лечебной профессии, и хотел бы узнать ваше мнение по поводу того, как следует относиться к больному наилучшим образом. Религии всегда говорили: «Люби больного, люби болящего. Иди в больницы, строй больницы, служи бедным». Прокомментируйте, пожалуйста.

По-видимому, все религии заботятся о больных, болящих, бедных. Никто не интересуется вами и вашими богатствами, вашим величием и вашим великолепием.
Я говорю вам: любите себя — пока вы не откроете свои богатства, свои собственные высоты, вы не будете способны делить с кем-либо любовь. Конечно, больные нуждаются в заботе, но они не нуждаются в любви. Это нужно понять, потому что христианство превратило почти в универсально признанную истину то, что любить больных — это необыкновенно религиозно и очень духовно. Но это полностью противоречит психологии в природе. В тот момент, когда вы начинаете любить больного, вы прекращаете помогать ему выздороветь, потому что, как только он выздоровеет, его никто не будет любить. Болезнь является хорошим предлогом, чтобы вызвать любовь к себе.
Вы, вероятно, видели это, но не думали об этом. Жена работает весь день, она абсолютно здорова, но, когда она видит из окна, что муж возвращается домой, она тут же ложится в постель. У нее головная боль, потому что, если у нее не будет головной боли, ее муж не выскажет свою любовь. Но если у нее болит голова, то неохотно муж сядет возле нее, помассирует ее голову, выразит фальшивую любовь, наговорит нежных и красивых слов. Месяцами он не называл ее «милочка», но когда болит голова, он должен называть ее «милочка». И это то, что она хочет услышать: «Я люблю тебя. И я люблю тебя не только сегодня, я буду любить тебя всегда».
Странно, что вы высказываете любовь детям, когда они больны. Но вы не понимаете простую ассоциативную психологию: болезнь и любовь становятся связанными. Когда ребенку требуется ваша любовь, он должен заболеть. Кто заботится о здоровом ребенке, кто заботится о здоровой жене, кто заботится о здоровом муже? Любовь, по-видимому, похожа на что-то вроде медицины — она нужна только больным.
Я хочу, чтобы вы поняли — заботьтесь о больных, но никогда не высказывайте любовь. Заботиться о больном — это совсем другое дело. Будьте безразличными, потому что головная боль — это не что-то выдающееся. Заботьтесь, но избегайте нежных, ничего не значащих слов, заботьтесь самым прагматическим способом. Приложите к ее голове компресс, но не высказывайте любовь, потому что это опасно. Когда болеет ребенок, заботьтесь, но будьте абсолютно безразличны. Заставьте ребенка понять, что тем, что он болен, он не сможет шантажировать вас. Все человечество шантажирует друг друга. Болезнь, старость, заболевание, стали, чуть ли не требовательными — «Вы должны любить меня, потому что я болен, стар...»
Когда кто-то болен, вы показываете ему свою любовь... И такому заведенному порядку подчиняется человечество. Больным людям вы не демонстрируете гнев, даже если вы злитесь. К больным людям, даже если вы не чувствуете любовь, вы проявляете любовь, а если не можете проявить любовь, то по крайней мере сочувствие. Но это опасно, и это очень сильно противоречит открытиям психологии.
Вы должны любить себя, не думая о том, заслуживаете вы любви или нет. Вы живы — и это достаточное доказательство того, что вы заслуживаете любви, так же как вы заслуживаете дыхания. Вы ведь не спрашиваете, заслуживаете ли вы право дышать или нет. Любовь является почти невидимым питанием для души, так же как еда является питанием для тела. И если вы переполнены любви к себе, то вы будете способны любить других. Но любите здоровых, любите сильных.
Заботьтесь о больных, заботьтесь о старых, но забота — это совсем другое дело. Различие между любовью и заботой — это различие между матерью и медсестрой. Медсестра заботится, мать любит. Когда ребенок болен, то для матери лучше быть медицинской сестрой. Когда ребенок здоров, изливайте на него столько любви, сколько сможете. Пусть любовь ассоциируется со здоровьем, силой, умом — это всегда будет помогать ребенку в жизни.

Я психиатр. Может ли медитация помочь в моей работе с пациентами?

Психиатру нужно заниматься медитацией больше, чем кому-либо другому, потому что вся ваша работа достаточно опасна. Если вы не очень спокойный и тихий человек, которого не затрагивают события, происходящие вокруг него, то это очень опасно. Большее число психиатров сходит с ума, чем каких-либо других специалистов, и психиатры чаще кончают жизнь самоубийством, чем другие специалисты. Над этим стоит поразмыслить. Пропорция действительно уж слишком большая. В два раза больше самоубийств. Это просто указывает на то, что эта специальность очень опасна. Это происходит потому, что когда вы лечите человека, психологически неуравновешенного, попавшего в беду, то он постоянно выплескивает свою собственную энергию, свои негативные волны на вас, а вам приходится его выслушивать. Вы должны быть внимательны. Вы должны заботиться о нем, любить его и испытывать к нему сострадание, потому что только тогда вы сможете ему помочь. Он постоянно выплескивает свою отрицательно заряженную энергию, а вы ее поглощаете. На самом деле, чем внимательнее вы слушаете, тем больше вы поглощаете ее.
Постоянно находясь среди неврастеников и больных психозом людей, вы начинаете думать, сами того не осознавая, что человечество именно таково. Мы постепенно начинаем все больше и больше напоминать тех, с кем живем, потому что человек — не остров. И поэтому если вы работаете с печальными людьми, то станете печальным. Если вы работаете с веселыми людьми, вы тоже станете веселым, потому что все заразительно. Невроз заразителен, самоубийство заразительно.
Если вы живете среди людей просветленных, очень сознательных, то что-то в вас начинает откликаться на эту высшую перспективу. Когда вы живете среди очень низких людей, неестественно низких, находящихся в извращенном состоянии, то что-то болезненное в вас начинает подстраиваться под них и взаимодействовать с ними. Поэтому постоянно быть в окружении больных людей очень опасно, если вы не защищаете себя. И ничто другое не может дать вам такую защиту, как медитация. Тогда вы сможете давать больше, чем вы даете, и все же оставаться неподверженным их влиянию. Вы можете помочь больше, чем вы помогаете, потому что чем выше ваша энергия, тем больше у вас возможности помочь. В противном случае психиатр, целитель и исцеляемый оказываются практически на одном уровне, может быть, с небольшим различием, но различие это настолько незначительно, что о нем не стоит и говорить.
Психиатр очень легко может сойти с ума, достаточно небольшого толчка, чего-нибудь случайного — и он окажется на отчужденной территории. Неврастеники не всегда были неврастениками. Еще два дня назад они были нормальными людьми, и они опять будут нормальными. Поэтому нормальность и ненормальность являются не качественными различиями, а количественными: девяносто девять градусов, сто градусов, сто один градус — такой вид различия.
На самом деле, в мире, который был бы устроен лучше, каждый психиатр должен быть хорошо обучен медитации, в противном случае ему не позволялось бы работать. Это единственный способ, как вы можете защитить себя и не быть уязвимым, — и тогда вы на самом деле сможете помогать. В противном случае, даже великие психиатры, великие психоаналитики, даже они теряют надежду по отношению к человечеству... даже Фрейд. Получив опыт, который он приобретал на протяжении целой жизни, он уже не мог надеяться на человека, он чувствовал себя утратившим надежду. И это естественно, сорок лет он пробыл с людьми, которые попали в беду, и его восприятие человечества проистекало из общения с сумасшедшими. Постепенно ненормальность стала казаться ему нормальной, как будто человек обречен оставаться неврастеником, как будто в человеке есть что-то от природы, что подталкивает его к неврозу.
Таким образом, здоровый человек — это человек, который немного лучше приспособился к миру, вот и все. Приспосабливаемость становится стандартом здоровья. Но так не должно быть. Если все общество сошло с ума, вы можете приспособиться к нему и вы сойдете с ума. На самом деле, в сумасшедшем обществе, нормальный человек не сможет приспособиться. И так и происходит.
Когда Иисус приходит в мир, он не приспособлен. Мы должны его распять. Он такой странный — мы не можем выносить его. Нам нет до него никакого дела, мы интересуемся только собой. Из-за его присутствия возможно только одно из двух: или он сумасшедший, или мы сумасшедшие. Кто-то из двух болен. Нас много, а он один. Разумеется, мы его убьем, ведь он не может убить нас. Когда идет Будда — он выглядит странно — здоровый человек, абсолютно естественный, нормальный человек в ненормальном обществе.
И поэтому Фрейд пришел к заключению, что у человечества нет будущего. В лучшем случае, мы можем надеяться на то, что человек способен адаптироваться к социальной структуре, и это все. Но у человека нет никакой возможности достичь счастья. И не может быть, по самой природе вещей. Почему же такой пессимистичный вывод? На основании длительного опыта.
Вся жизнь Фрейда является кошмаром, связанным с сумасшедшими людьми, кошмаром работы с ними. И постепенно он и сам стал ненормальным. Он не был по-настоящему здоровым. Он не был счастливым человеком. Он никогда не знал, что такое целостность. Он боялся маленьких вещей, причем так, что это выглядело абсурдно. Он боялся смерти. Если кто-нибудь говорил о привидениях, то его прошибал пот. Дважды он падал в обморок, потому что кто-то начал говорить о смерти! Это кажется очень несбалансированным умом, но это многое объясняет. Даже это является чудом — то, что он оставался психически нормальным всю свою жизнь.
Один из самых проницательных психиатров, Вильгельм Райх, сошел с ума. И единственной причиной, по которой он сошел с ума, а другие нет, было то, что он был по-настоящему проницательным человеком. Он обладал действительно глубоким талантом проникать в суть вещей, но это опасно. Жизнь Фрейда, или Райха, или целые жизни других указывают на одно — будь они обучены глубокой медитации, весь мир был бы другим. Тогда эти неврастеники не стали бы стандартом.
Может быть, стать Буддой очень трудно, но он является образцом. А нормальный человек — это тот, кто приближается к образцу. Это не имеет никакого отношения к приспосабливаемости. Человек приближается к идее целостности, счастья, здоровья.

Опасна ли роль практикующего врача для моего духовного роста? Возможно ли помогать людям и позволять моему эго растворяться в то же самое время? Я чувствую, что почти незаметная борьба идет внутри меня, между одной частью, которая чиста, и другой частью, которая хочет покончить с чистотой. Под вашим руководством я научился не подавлять других, когда я использую мою способность видеть, то подавляю ли я все еще самого себя?

Роль психотерапевта — это очень сложное и деликатное дело.
Во-первых, он сам страдает от тех же проблем, в решении которых пытается помочь другим. Психотерапевт — это только специалист. Он может притвориться и обмануть себя, доказывая, что он мастер, но это самая большая опасность в работе психотерапевта. Но только немного понимания, — и все изменится.
Во-вторых, не мыслите с точки зрения помощи другим. Это даст вам представление, что вы спаситель и мастер, и через заднюю дверь снова прокрадется ваше эго. Вы станете важными, вы в центре группы, все смотрят на вас как на авторитет.
Отбросьте мысль о помощи. Вместо «помощи» используйте слово «делиться». Вы делитесь своей способностью проникать в суть вещей, какой бы она у вас ни была. Пациент — это не кто-то, кто ниже вас. Психотерапевт и тот, кого он лечит, находятся в одной лодке, только врач обладает немного большим запасом знаний. Осознавайте тот факт, что знания вы одолжили. Ни на мгновение не забывайте, что то, что вы знаете, все же не является вашим достижением, и это поможет людям, которые принимают участие в вашей группе.
Человек является очень тонким механизмом. Он работает с обеих сторон: психотерапевт начинает становиться мастером, и вместо помощи он разрушает что-то в пациенте, потому что тот также выучит только методику. И не будет атмосферы доверия, любви, готовности поделиться, дружелюбия. Будет только: «Вы знаете больше, я знаю меньше... При помощи участия в нескольких терапевтических группах я узнаю столько же, сколько знаете вы».
Участники медленно, очень медленно сами начинают становиться психотерапевтами, потому что никакая ученая степень не требуется, по крайней мере, во многих странах. В нескольких странах они начали объявлять вне закона все виды нетрадиционных терапий; только человек, у которого есть университетское образование в области групповой терапии, психоанализа, психотерапии, будет способен помочь людям в терапевтической группе.
Так произойдет почти во всех странах, потому что терапия превратилась в бизнес, и люди, которые не обладают необходимой квалификацией, преобладают в ней. Они знают технические приемы, потому что технические приемы они способны выучить, позанимавшись в нескольких группах, они выучили все технические приемы, затем они могут состряпать собственную компиляцию. И нет никакой возможности контроля... Но помните, если вы станете играть роль помощника, тот, кому вы помогаете, никогда вас не простит. Ведь вы ущемили его гордость, вы ущемили его эго.
Вы этого не хотели... Вы хотели только раздуть собственное эго, но этого можно добиться, только ущемив эго других людей. Вы не можете раздувать свое эго и не ущемить других. Вашему более большому эго потребуется больше места, а другим придется съежиться, чтобы освободить вам место, зажать свою личность, чтобы существовать рядом с вами.
С самого начала будьте подлинно любящим человеком... И считайте обязательным для себя то положение, что ничто не обладает такими лечебными свойствами, как любовь. Технические приемы могут помочь, но настоящее чудо происходит только при помощи любви. Любите людей, которые участвуют в терапии, и будьте одним из них, без претензий на более высокое положение или святость.
С самого начала объясните: «Это технические приемы, которые я выучил, и немного моего собственного опыта. Я объясню вам технические приемы и поделюсь с вами моим опытом. Но вы не мои ученики, вы просто мои друзья, в которых я нуждаюсь. У меня есть немного понимания, немного, но я могу поделиться им с вами. Может быть, многие из вас обладают своим собственным пониманием, которое получено из разных областей, из разных направлений. Вы тоже можете поделиться своим опытом и обогатить нашу группу».
Другими словами, то, что я рассказываю, является абсолютно новой концепцией терапии. Терапевт — это только координатор. Он просто старается, чтобы группа была тихая, спокойная, он присматривает за тем, чтобы все было в порядке... Скорее как сторож, чем как мастер. Вы должны также пояснить: «Когда я стараюсь поделиться своим опытом, я тоже учусь. Когда я выслушиваю вас, то это не только ваши проблемы, они мои проблемы тоже. И когда я что-то говорю, я не только говорю, я слушаю тоже».
Настойчиво объясняйте, что вы не являетесь каким-то особенным человеком. Это следует сделать, как только группа приступит к работе, и это следует продолжать по мере того, как группа углубляется в работу, исследует. Вы остаетесь просто старшим, который обогнал остальных на несколько шагов, иначе вы не будете способны помочь людям. Они выучат только технические приемы и сами станут терапевтами. И существует достаточное количество дураков — пять миллиардов дураков на земле — они найдут своих собственных последователей. Человеческой слабостью является то, что когда люди смотрят на вас как на авторитет, то вы начинаете думать: «Наверное, во мне есть что-то выдающееся, если люди смотрят на меня как на авторитет». Они в беде, они страдают от человеческих слабостей. Но вы тоже человек, а человеку очень свойственно ошибаться. Без всякого осуждения, с большой любовью помогайте им открыться, но это будет возможно, только если вы откроетесь сами.
Мне стал известен странный факт: незнакомцы говорят друг другу вещи, которые они никогда бы не сказали тем людям, которых они знают. Вы встречаетесь с кем-то в поезде, вы не знаете его имени, вы не знаете, куда он едет, откуда он едет, и люди начинают делиться друг с другом. В течение двадцати лет я непрерывно путешествовал по стране, наблюдая странное явление — люди выдают тайны незнакомцам, потому что незнакомец не будет использовать эту тайну в своих целях. Вот уже следующая станция, незнакомец ушел, вероятно, вы никогда больше его не увидите. И у него нет никакой заинтересованности в том, чтобы опорочить вашу репутацию или что-нибудь такое. Напротив, если вы делитесь своими секретами, слабостями, уязвимостью, то это делает других людей более уверенными, более любящими и они больше вам доверяют. Ваше доверие вызывает доверие к вам, и когда они видят, что вы такой наивный, открытый и доступный, они тоже начинают открываться: это цепная реакция...
Но группа терапии — это не конец. Это только начало. Это подготовка к медитации, так же как медитация является подготовкой к просветлению. Если вы понимаете вещи в их простой арифметике, то вам это не будет трудно и вам понравится работать с группой, потому что группа сможет пойти глубже вместе с вами. Вы не будете только учителем в группе, вы будете также и учеником. У пророка Аль-Мустафы есть прекрасное изречение. Когда кто-то спрашивает: «Расскажите нам об учении», он отвечает: «Я расскажу, потому что вы попросили, но помните, я говорю и слушаю вместе с вами...»
Любите людей, которые стали участниками вашей группы. Любите их такими, каковы они есть, а не такими, какими они должны быть. Всю свою жизнь они страдали от разнообразных религиозных, политических, общественных, теологических, философских вождей, которые полюбили бы их, если бы они последовали за ними, если бы они стали просто подобием их идеи. Они будут любить вас только тогда, когда полностью вас убьют, уничтожат, а затем соберут согласно своей идее.
Так поступали с человечеством все религии. Пострадали все. И эти люди думали, что они вам сознательно помогают. Они давали вам идеалы, идеологии, принципы, заповеди с определенной фиксированной посылкой, что они хотят вам помочь, а то вы сбились бы с пути. Они не могут уважать вашу свободу, они не могут уважать ваше достоинство, они так ужасно вас унижали — и никто даже не возражает...
Мне напомнили высказывание одного выдающегося доктора, моего друга. Не знаю жив он еще или нет, на протяжении последних шести лет я не получал о нем никаких известий. Он был самым выдающимся доктором в городе, в котором я жил до того, как переехал в Бомбей, а затем в Пуну. Он сказал мне: «Весь мой жизненный опыт говорит о том, что задачей врача является вовсе не лечение больного. Пациент лечит себя сам, врач просто создает атмосферу любви, подает надежду. Врач просто дает уверенность и возрождает желание жить подольше. Все лекарства вторичны». Но если человек утратил желание жить, то весь его жизненный опыт подсказывает, что ни лекарства, и ничто иное не помогут.
Та же самая ситуация и с психотерапевтом. Он является человеком, который собирается лечить психологические проблемы людей. Он может только создать атмосферу любви, в которой они могут открыть то, что было угнетено, бессознательное воображение, угнетенные галлюцинации, желания без страха, что над ними будут смеяться, с абсолютной уверенностью, что все будут испытывать к ним сострадание и любовь. Вся группа должна создавать терапевтическую ситуацию.
Терапевт является только координатором. Он сводит вместе людей с психологическими проблемами или с нарушенным психическим равновесием и просто присматривает за тем, чтобы все было в порядке. И если он может поддержать их при помощи какой-то идеи, какого-то наблюдения, то он должен объяснить: «Это мои знания, а не мой опыт». И поступать иначе, если опыт есть.
Если вы искренни и правдивы, честны и подлинны, то вы никогда не попадете в ловушку превращения в мастера, спасителя, попасть в которую очень легко. В тот момент, когда вы станете мастером и спасителем, а таковым вы не являетесь, вы уже не будете помогать этим людям, а будете просто эксплуатировать этих людей, их слабости, их проблемы.
Все психоаналитическое движение во всем мире является самым эксплуататорским экспериментом из всех, которые сейчас происходят. Никому не помогают, всех ужасно эксплуатируют, и никому не помогают, потому что психоаналитик, психотерапевт... психология превратились в многочисленные отрасли, и все они занимаются одной и той же работой: они низводят вас до положения пациента, а они являются врачами.
А проблема заключается в том, что они сами страдают от тех же болезней. Каждый психоаналитик посещает другого психоаналитика, по крайней мере, два раза в год, потому что нуждается в помощи. Это большой заговор. Выслушивать все виды бреда, и если вы не поднялись выше ума и его проблем, то вы сами сойдете с ума. Вы начнете страдать от тех же болезней, от которых страдают ваши пациенты. И не вы их вылечите, а они сделают вас больным. Но ответственность несете вы.
Привносите любовь, открытость, искренность... Прежде чем они откроют двери своих сердец — они держат их плотно закрытыми, чтобы никто не узнал их секреты, — первой задачей психотерапевта является открыть собственное сердце и позволить им узнать, что он такой же человек, как и они. Он страдает от таких же слабостей, такой же похоти, такой же жажды власти, такой же жажды денег. Он страдает от душевной боли и тревог, страдает от страха смерти.
Полностью откройте свое сердце. Это поможет остальным довериться вам, они поймут, что вы не притворяетесь. Времена спасителей, вестников, тиртханкар и аватар давно прошли. Никто из них не был бы принят сегодня. И в наши дни, если кто-нибудь из них появится снова, то люди даже не побьют его камнями насмерть, люди будут просто насмехаться над ним. Люди будут просто говорить ему: «Ты глупец. Сама мысль о том, что ты можешь спасти человечество, является сумасшедшей. Сначала спаси себя, и мы посмотрим на твой свет, посмотрим на твое величие, посмотрим на твое великолепие».
И доверие приходит само по себе. Его не нужно звать. Оно приходит, как свежий ветерок с горы, волна прилива с океана. Вы ничего не можете сделать для этого. Вы просто должны находиться в нужное время в нужном месте.
Никто не может спасти вас, кроме вас самих. Я говорю вам: сами будьте своими спасителями. Помощь возможна, но при условии: что она оказывается с любовью, с благодарностью — «Вы доверились мне и открыли свое сердце».
Функция терапевта действительно очень непроста — только идиоты занимаются этим! Ситуация почти такая же, как если бы хирургические операции делали мясники: они знают, как резать, но это не означает, что они могут стать хирургами, проводящими операции на головном мозге. Они могут убивать быков и коров и все виды животных, но их функцией является состоять на службе у смерти. Психотерапевт находится на службе у жизни. Он должен создавать жизнеутверждающие ценности посредством собственной жизни, при помощи обращения к тишине сердца.
Чем глубже вы погружаетесь в себя, тем глубже вы можете проникнуть в сердце других. Это в точности одно и то же... Ведь ваше сердце и сердца других людей не слишком отличаются. Если вы понимаете ваше существо, вы понимаете существо всех. И затем вы понимаете, что были глупцом, что были невеждой, что много раз спотыкались, совершили преступления против себя и других, и если другие люди все еще поступают так, то нет нужды их осуждать. Их нужно заставить осознать и предоставить самим себе, вы не должны лепить их для каких-то конкретных рамок.
А затем, быть терапевтом — это радость, потому что вы познаете внутренний мир людей, который является одним из самых великих тайников жизни. И, познавая других, вы лучше познаете себя. Это порочный круг, другого слова просто не существует, иначе я бы не употребил слово «порочный». Позвольте мне придумать слово: это добродетельный круг. Вы открыты вашим пациентам, участникам групп, а они открыты вам. Это помогает вам открыться больше, и это помогает им открыться больше. Вскоре нет уже психотерапевта и нет пациента, но просто группа любящих людей, которые помогают друг другу.
Пока психотерапевт не потеряется в группе, он не является успешным врачом. Это мой критерий.
Вы говорите: «Под вашим руководством я научился не подавлять других, когда я использую мою способность видеть, то подавляю ли я все еще самого себя?» Это только одно понятие. Власть есть власть, независимо от того, властвуете ли вы над другими или над собой. Если вы подавляете себя, то каким-то едва заметным образом вы подавляете и других тоже. Как может быть иначе?
И первый вид власти, от которого вы должны отказаться, — не над другими. Потому что нет уверенности в том, что они признают вашу власть. Первый вид власти, от которого вы должны отказаться, — это от власти над собой. Зачем самому становиться заключенным, с большими усилиями создавать тюрьму вокруг себя, а затем повсюду носить ее с собой? Сначала узнайте высшую радость свободы, свободы птицы, летающей в необъятном небе. Сама ваша свобода станет для других преобразующей силой. Власть — это так уродливо. Оставьте ее политикам, у которых совсем нет чувства стыда. Они живут в сточных канавах и думают, что живут во дворцах. Вся их жизнь — это жизнь в канаве, они будут там жить, и они там умрут. Они премьер-министры, они президенты, они короли, они королевы...
Одного из самых выдающихся египетских поэтов однажды спросили: «Сколько королей существует в мире?» В те времена... Он ответил: «Существует только пять королей. Один в Англии, остальные в колоде карт». Теперь это можно изменить: существует только пять королев, одна в Англии и четыре в колоде карт... Но у них больше ничего нет. Они просто пытаются добиться большей и большей власти, чтобы заполнить себя изнутри, где, как они чувствуют, пусто. Глядя снаружи, внутри пусто. Глядя изнутри, весь мир пуст. Только внутри у вас все переполняется через край, но то, что переливается, — невидимо: благоухание вашей сущности, любовь, счастье, экстаз, молчание, сострадание — глазами увидеть ничего нельзя. Вот почему если вы смотрите снаружи, то все кажется пустым. А затем возникает страстное желание: как его наполнить? Деньгами, властью, престижем, тем, чтобы стать президентом или премьер-министром? Сделайте что-нибудь и заполните его! Нельзя жить с пустой внутренностью, с полой внутренностью.
Но эти люди не пошли внутрь: они смотрели наружу. И в этом проблема: снаружи вы можете видеть предметы, а любовь не является предметом, счастье не является предметом, просветление не является объектом, понимание не является объектом, мудрость не является объектом. Все это великолепно в человеческой жизни, и жизнь субъективна, а не объективна. Но снаружи вы можете видеть только предметы. Это ужасно подталкивает к тому, чтобы заполнить свое пустое внутреннее пространство всякой чепухой. Есть люди, которые заполняют его взятыми в долг знаниями, есть люди, которые заполняют его пыткой, к которой сами себя приговорили, — они становятся святыми. Существуют люди, которые жаждут стать премьер-министром, стать президентом. Везде полые люди испытывают огромную потребность повелевать другими, это дает им чувство, что они не пустые.
Санньясин начинается с того, что он подвергает сомнению свою субъективность изнутри и начинает осознавать огромные богатства, неисчерпаемые сокровища. Только тогда вы прекращаете властвовать над собой и прекращаете властвовать над другими. В этом нет никакой нужды. С этого момента ваши усилия должны быть направлены на то, чтобы дать каждому чувство своей индивидуальности, свободы, огромных, неисчерпаемых источников счастья, удовлетворенности, мира.
По-моему мнению, если терапия подготавливает почву для медитации, то терапия идет в правильном направлении... Почву для пациентов и почву для терапевта, для обоих. Терапия в определенный момент превратится в медитацию. Медитация в определенный момент превратится в просветление. Иметь такой огромный потенциал и оставаться просто нищим... Мне так грустно, когда я думаю о других. Они не нищие, но ведут себя как нищие, и они еще не готовы прекратить нищенствовать, потому что они боятся, что это все, что у них есть. И пока они не прекратят нищенствовать, они не узнают, что они императоры и империя у них внутри...
Старайтесь понять себя как можно глубже. И до тех пор, пока вы не очистите свое существо при помощи медитаций и тишины... я не говорю — прекратите работу, я говорю — измените ее качество. Сделайте ее настоящей работой. Откройте свое сердце, расскажите им о ваших слабостях, расскажите им о своих проблемах, попросите у них совета — могут они помочь вам? И когда участники группы поймут, что терапевт не эгоист, они придут к вам с полной смиренностью, открывая сердца. Тогда вы можете им помочь.
Но всегда и всегда помните: сама по себе терапия не является совершенной. Даже совершенная терапия является только первым шагом. Без второго шага она бессмысленна.
Поэтому оставьте пациентов в том месте, с которого они начнут двигаться к медитации. Создайте в их сердцах стремление к медитации и скажите им, что медитация также является только шагом — вторым шагом. Сама по себе она тоже недостаточна, пока не приведет вас к просветлению, и это кульминация всех усилий. И я, веря вам, верю, что вы на это способны.
Еврей из Одессы сидел в одном купе с офицером царской армии, у которого с собой была свинья. Чтобы поддразнить еврея, офицер все время называл свинью Мойше. «Мойше! Спокойно! Мойше! Иди сюда! Мойше! Иди туда!»
Так продолжалось на протяжении всего пути до Киева. Наконец еврею это надоело и он сказал: «Вы знаете, капитан, очень жаль, что у вашей свиньи еврейское имя».
«Почему же это?» — ухмыльнулся офицер.
«Иначе она могла бы стать офицером в царской армии».
Всему есть предел!
Настаивайте на том, что предел терапии там, где начинается медитация, а предел медитации там, где начинается просветление. Разумеется, просветление не является шагом куда-нибудь: вы просто исчезаете в космическом сознании, вы становитесь просто каплей росы, соскальзывающей с листа лотоса в океан. Но это величайшее переживание. Оно, наконец, придает жизни смысл, значение. Оно позволяет вам стать частью Вселенной, от которой вас отгородило ваше эго.
Вам просто нужно двигаться в правильном направлении. Чувство правильного направления — и тогда все может стать своего рода камнем, положенным для перехода через речку по направлению к высшим состояниям сознания, я использовал все, но направление одно и то же. Я использовал много видов медитаций. Внешне они отличаются. Существует сто двенадцать видов медитаций: они выглядят очень непохожими одна на другую, и вы можете подумать: «Как все эти различные способы ведут к медитации?»
Но они ведут... Так же, как не видна нить в гирлянде цветов — вы видите только цветы, — но у этих ста двенадцати цветов имеется одна нить: этой нитью является свидетельствование, внимание, наблюдение, сознание.
И поэтому помогайте пациентам, как только вы можете, понять свои проблемы, но объясняйте, что, если эти проблемы будут решены, вы остаетесь той же самой личностью. Завтра вы опять начнете создавать эти же самые проблемы другим способом, с другой окраской. Так что ваша терапия должна быть не чем иным, как входом в медитацию. Тогда ваша терапия будет обладать огромной ценностью. В противном случае — это просто игра ума.

5
тело

Представляется, что после жизней, на протяжении которых человека настраивали против тела, настраивали подавлять его естественные позывы, рассматривать заботу о нем как потакание, человек сейчас все больше занимается телом. С другой стороны, заботясь о своем физическом здоровье, некоторые люди бросились в другую крайность, и это стало почти навязчивой идеей. Не могли бы вы рассказать о здоровом отношении к собственному телу?

На протяжении столетий человеку внушали множество вещей, вызывающих отрицательное отношение к жизни. Даже мучить собственное тело было духовной дисциплиной...
Вы ходите, вы едите, вы пьете, и все эти вещи указывают на то, что вы являетесь телом и сознанием как единым целым. Вы не можете мучить тело и поднимать ваше сознание. Тело нужно любить — вы должны быть его большим другом. Это ваш дом, вы должны очищать его от мусора, вы должны помнить, что оно постоянно вам служит, днем и ночью. Даже когда вы спите, ваше тело непрерывно работает для вашего пищеварения, превращает еду в кровь, удаляя из тела мертвые клетки, принося кислород, свежий кислород в тело, а вы крепко спите!
Оно делает все для вашего выживания, для вашей жизни, хотя вы настолько неблагодарны, что никогда даже не поблагодарили тело. Напротив, ваши религии учили вас мучить его: тело является вашим врагом и вы должны избавиться от тела, от его привязанностей. Мне также известно то, что вы больше, чем тело, и что нет никакой необходимости иметь какие-либо привязанности. Но любовь является привязанностью, сострадание является привязанностью. Любовь и сострадание являются абсолютно необходимыми для вашего тела и его питания. И чем лучше тело, которым вы обладаете, тем больше возможности для роста сознания. Это органичное единство.
Абсолютно новый вид образования нужен миру — такой, в котором практически каждый человек ознакомлен с молчанием сердца — другими словами, с медитацией, — где каждый готов быть сострадательным к собственному телу, ведь вы не можете быть сострадательным к какому-либо другому телу. Это живой организм, и он не причинил вам никакого вреда. Он непрерывно использовался с момента вашего зачатия, и будет использоваться до вашей смерти. Он будет делать все, что вы захотите, даже невозможное, и он не ослушается вас.
Невозможно создать такой механизм, такой послушный и такой мудрый. Если бы вы осознали все функции своего тела, вы были бы удивлены. Вы никогда не думали о том, что делает тело. Это так замечательно, так загадочно, но вы никогда не исследовали его. Вы никогда не дали себе труда ознакомиться с собственным телом — и вы притворяетесь, что любите других людей. Вы не можете их любить, потому что другие люди также кажутся вам телами.
Тело является самой большой тайной всей жизни. И эта тайна нуждается в том, чтобы ее любили. С ее загадками, ее функциями нужно близко ознакомиться.
К несчастью, религии всегда выступали против тела. Но это дает ключ к отгадке, определенное указание на то, что если человек выучит мудрость тела и познает тайну тела, то ему не будут нужны священники или Бог. Он найдет самое загадочное внутри себя и внутри тайны своего тела, саму святыню своего сознания.
Когда вы осознаете свое сознание, свою сущность, то над вами уже нет Бога. Только такой человек может уважительно вести себя с другими людьми, другими живыми существами, потому что они все так же загадочны, как и он... Разнообразные проявления делают жизнь богаче. И когда человек обнаружил в себе сознание, он нашел ключ к предельному. И любое образование, которое не учит вас любить свое тело, не учит быть сострадательным к вашему телу, не учит вас, как проникать в его тайны, не будет способно научить вас, как входить в собственное сознание.
Тело является дверью, тело является камнем, положенным для перехода через реку. И любое образование, которое не затрагивает предмет вашего тела и сознания, не только является неполным, оно крайне вредно, потому что оно продолжает быть деструктивным. И только расцвет сознания в вас препятствует вам разрушать. И это дает вам огромный импульс творить — творить в мире больше красоты, творить в мире больше комфорта...
Человек нуждается в лучшем теле, в более здоровом теле. Человек нуждается в более сознательном, бдительном существе. Человек нуждается во всех видах роскоши и комфорта, которые готова предоставить жизнь. Жизнь готова дать вам рай прямо здесь и сейчас, но вы продолжаете откладывать его — он всегда после смерти.
На Шри-Ланке умирал один великий мистик... Ему поклонялись тысячи людей. Они собрались вокруг него. Он открыл глаза: еще несколько раз он вдохнет на этом берегу и уйдет, уйдет навсегда. Все горели желанием услышать его последние слова. Старик сказал: «Я учил вас всю свою жизнь о блаженстве, экстазе, медитативности. Теперь я отправляюсь на другой берег, меня уже не будет. Вы слушали меня, но вы никогда не практиковали то, что я вам говорил. Вы всегда откладывали. Но теперь уже нет смысла откладывать, я ухожу. Кто-нибудь готов отправиться со мной?»
Наступила мертвая тишина. Люди смотрели друг на друга, думая, может быть, вот тот человек, который был учеником сорок лет, может быть, он готов. Но он смотрел на других, и никто не вставал. Наконец где-то в задних рядах человек поднял руку. Великий, мистик подумал: «По крайней мере, один человек достаточно мужественный».
Но тот человек сказал: «Пожалуйста, позвольте мне объяснить, почему я не встаю, а только поднял руку, я хочу знать, как достичь другого берега, потому что сегодня я еще не готов, я не закончил еще много дел: к нам пришел гость, мой младший сын собирается жениться, и сегодня я не могу уйти, а вы говорите, что с другого берега вы не сможете вернуться. Когда-нибудь я наверняка приду и встречусь с вами. Но если бы вы могли объяснить нам еще один раз, хотя вы объясняли нам всю свою жизнь, — еще один раз, как добраться до другого берега. Но, пожалуйста, не забывайте, что прямо сейчас я еще не готов. Я просто хочу освежить память, так что, когда наступит подходящий момент...»
Подходящий момент никогда не наступит. Это рассказ не только о том бедняге, это рассказ о миллионах людей, почти обо всех. Они все ждут подходящего момента, подходящего положения звезд... Консультируются с астрологом, посещают гадателя по руке... всячески интересуются, что произойдет завтра. Но завтра не произойдет, никогда не происходило. Это просто дурацкая стратегия откладывания. То, что происходит, всегда сегодня.
Правильный вид образования научит людей жить здесь и сейчас, создавать рай на земле, а не дожидаться смерти и не быть несчастным до тех пор, пока смерть не прекратит ваши страдания. Пусть смерть застанет вас танцующим, радостным и любящим. Странный опыт — если человек живет всю свою жизнь так, как будто уже находится в раю, то смерть не может унести ничего из опыта такого человека.
Мой подход заключается в том, что рай здесь, что нет рая где-то еще и не нужна никакая подготовка, чтобы быть счастливым. Нет необходимости в том, чтобы ученик был любящим, просто немного алертности, немного бодрствования, немного понимания.
Уважайте свое тело так же, как вы уважаете свою душу. Ваше тело так же священно, как ваша душа. В жизни все священно, потому что во всем бьется сердце божественного...
Вы двигаетесь от мгновения к мгновению, от одного уровня сознания к другому уровню сознания. Тело может крепко спать, но оно тоже сознательно. Вы знаете, что если вы спите, а вас начинает беспокоить москит, то рука прогоняет москита... Тело имеет собственное сознание.
Ученые говорят, что в теле находятся миллионы и миллионы живых клеток, у каждой клетки своя собственная жизнь. Вы утратили способность удивляться, иначе вы сначала поразились бы собственному телу, тому, как тело превращает хлеб в кровь. И не только это, оно отбирает то, что нужно, и то, что не нужно телу. То, что не нужно, отбрасывается, а то, что нужно, — остаётся для различных функций.
Тело продолжает снабжать разные места вашего тела согласно их потребностям. Чтобы удовлетворить все свои потребности, вы едите одинаковую еду, из той же еды сделаны ваши кости, сделана ваша кровь, сделана ваша кожа, сделаны ваши глаза, сделан ваш мозг, и тело прекрасно осведомлено о том, что нужно и где нужно. Кровь непрерывно циркулирует, снабжая конкретными химическими веществами конкретные органы.
Но и это еще не все, тело также знает, что является первоочередным. Самым первоочередным является мозг, и если не хватает кислорода, то вначале тело обеспечит кислородом мозг. Другие части тела более выносливые, и они могут немного подождать, но клетки мозга не такие выносливые. Если они не будут получать кислород на протяжении шести минут, то они умрут, а когда они погибнут, их уже невозможно восстановить.
Постоянно помнить о различных функциях — это огромная работа, требующая интеллекта. Когда у вас есть рана, то тело перестает снабжать определенные части, которые смогут выжить, потому что вначале нужно заживить рану. И сразу же белые тельца крови устремляются к ране, чтобы прикрыть ее, если она открытая. А затем внутри работа, очень тонкая работа, продолжается.
Медицинская наука знает, что мы не такие мудрые, как тело. Самые выдающиеся врачи говорят, что мы не можем лечить тело — тело лечит себя, мы можем только помогать. В лучшем случае наши лекарства могут оказывать некоторую помощь, но главное лечение осуществляет само тело. Это просто чудо, как это происходит. Это такая огромная работа.
Я узнал от одного друга, ученого, который занимался функциями тела, что, если бы мы захотели выполнять все эти функции, нам бы потребовался завод размером почти в одну квадратную милю, напичканный сложными механизмами, компьютерами. Но даже и в этом случае не существует уверенности, что нам бы это удалось, а ваши религии осуждали тело и убеждали вас, что заботиться о теле не религиозно...
Сначала душа сливается с телом, затем она сливается со всем, что существует в природе. А в тот день, когда пульсация вашего сердца синхронизируется со Вселенной и пульсацией ее сердца, — вы обретете религию, но не прежде.

6
напряжение и расслабление

Какова причина напряженности, которую мы ощущаем в теле?

Первоначальным источником всех напряжений является становление. Человек всегда пытается кем-то стать, никто не довольствуется тем, чем является. Существующее не признается, существующее отвергается, что-то другое принимается как идеал, которым нужно стать. Таким образом, основная напряженность всегда существует между тем, кто вы есть, и тем, каким вы хотите стать.
Вы хотите кем-то стать. Напряжение указывает на то, что вы не довольны тем, каков вы есть, и вы стремитесь стать таким, каковым вы пока не являетесь. Напряженность возникает между этими двумя. Ваша тяга к становлению является неуместной. Потому что, если вы хотите стать богатым, знаменитым, могущественным, или даже если вы хотите стать свободным, освободиться, стать божественным, бессмертным, даже если вы жаждете спасения, мокши, то напряженность будет возникать.
Все, что вы желаете как чего-то, что должно осуществиться в будущем, — против вас такого, как вы есть, и создает напряженность. Чем более труднодостижимым является идеал, тем непременно сильнее будет напряженность. Поэтому человек, являющийся материалистом, обычно не так напряжен, как человек религиозный, потому что религиозный человек стремится к невозможному, далекому. Расстояние до него настолько велико, что только очень большая напряженность может заполнить разрыв.
Напряженность означает разрыв между тем, кем вы являетесь, и тем, кем хотите быть. Если разрыв большой, то и напряженность будет большой. Если разрыв маленький, то и напряженность будет маленькой. И если разрыва вообще не будет, то это означает, что вы удовлетворены своим положением. Другими словами, вы не стремитесь быть каким-нибудь другим, иным, чем вы являетесь сейчас. Тогда ваш ум существует в данный момент. Нет причин для напряженности, вы чувствуете себя легко с самим собой. По-моему мнению, если нет разрыва, то именно тогда вы религиозны.
Разрыв может иметь много уровней. Если стремление является физическим, то напряженность будет физической. Когда вы стремитесь получить определенное тело, определенной формы, если вы желаете чего-либо другого, чем то, что вы есть на физическом уровне, тогда напряженность будет в вашем физическом теле. Человек хочет быть красивым. Ваше тело становится напряженным. Эта напряженность возникает в вашем первом теле, физиологическом, но если она настойчивая и постоянная, то она может пойти вглубь и распространиться на другие уровни вашего существа.
Если вы стремитесь добиться сверхъестественных способностей, то напряженность возникает на психическом уровне и распространяется дальше. Распространение сравнимо с падением камня в озеро. Он падает в определенном месте, но волнение, им созданное, распространяется до бесконечности. Таким образом, напряженность может начаться в любом из ваших семи тел, но первоначальная причина всегда одна и та же: разрыв между состоянием нынешним и состоянием, к которому вы стремитесь.
Если у вас определенный склад ума и вы хотите его изменить, преобразить, если вы хотите быть умнее, сообразительнее, то опять возникает напряженность. Только если мы полностью принимаем себя, тогда напряженность отсутствует. Такое полное приятие является чудом, единственным чудом. Было бы весьма удивительно, если бы удалось найти человека, который полностью принимает себя.
В самой жизни напряженности нет. Напряженность всегда возникает из-за гипотетических, несуществующих возможностей. В настоящем напряженности нет, напряженность всегда ориентирована на будущее. Она возникает из воображения. Вы можете вообразить себя каким-то другим, а не таким, каковым вы являетесь. Возможность, которую вы себе представили, вызывает напряженность. Поэтому чем у человека лучше развито воображение, тем больше вероятность возникновения напряженности. В таком случае воображение становится деструктивным.
Воображение может также становиться конструктивным, творческим. Если ваша способность фантазировать, полностью сконцентрирована на настоящем, на данном моменте, вы начинаете воспринимать свою жизнь как поэзию. Ваше воображение не создает стремления, оно расходуется для жизни. Жизнь в настоящем — выше напряженности.
Животные не испытывают напряженности, деревья не испытывают напряженности, потому что у них нет способности фантазировать. Они ниже напряженности, а не выше ее. Их напряженность является просто возможностью, которая не становится действительностью. Они развиваются. Наступит момент, когда напряженность взорвется в их телах, и они начнут стремиться к будущему. Это неотвратимо случится. Воображение становится активным.
Воображение становится активным, прежде всего, из-за будущего. Вы создаете образы, и, поскольку они не соответствуют реальности, вы продолжаете создавать все новые и новые образы. Но что касается настоящего, то в обыкновенных условиях вы не можете использовать воображение по отношению к нему. Как можно фантазировать в настоящем времени? В этом, как представляется, нет необходимости. Это положение должно быть понято.
Если вы сознательно живете в настоящем, то вы не будете жить в вашем воображении. Тогда воображение будет вольно творить в пределах настоящего. Нужен только правильный фокус. Если воображение сфокусировано на подлинном, оно начинает творить. Творчество может принять любую форму. Если вы поэт, оно становится взрывом поэзии. Поэзия будет не стремлением к будущему, но выражением настоящего. Или если вы художник, то это будет взрыв живописи. Картина не будет чем-то таким, что вы себе представляете, но чем-то, что вы знаете и чем живете.
Когда вы не живете в воображении, то вам дан настоящий момент. Вы можете выразить его или погрузиться в тишину.
Но молчание теперь уже не является практиковавшимся мертвым молчанием. Молчание также является выражением настоящего момента. Момент настолько глубок, что теперь его можно выразить только при помощи безмолвия. Даже поэзия не адекватна, живопись не адекватна. Выразить его невозможно. Безмолвие — единственное выражение. Безмолвие — это не что-то негативное, но, скорее, положительное цветение. Что-то распустило внутри вас цветок безмолвия, и при помощи этого безмолвия выражается все, чем вы живете.
Нужно понять также и второй пункт. Это выражение настоящего посредством воображения является ни воображением будущего, ни противодействием прошлому. Это не выражение какого-либо известного переживания. Это переживание переживания, как вы ощущаете его, как оно у вас происходит. Не пережитое переживание, но живой процесс переживания.
И еще — ваше переживание, и ощущение переживания не являются двумя явлениями. Они являются одним и тем же. И тогда уже нет художника. Ощущение переживания само стало картиной, само ощущение переживания выражает себя. Вы не творец. Вы — творчество, живительная энергия. Вы не поэт, вы — поэзия. Переживание это не для будущего и не для прошлого, оно не из будущего и не из прошлого. Момент сам стал вечностью, и все проистекает из него. Это цветение...
Если вы можете почувствовать этот ненапряженный момент в вашем теле, то вы познаете такой вид здоровья, какое не было известно вам прежде, положительное здоровье... Ваше тело может быть свободным от напряженности, только если вы живете от мгновения к мгновению. Если вы едите, и момент этот стал вечностью, тогда не существует прошлого и будущего. Существует только процесс еды. Вы не делаете что-то — вы стали действием. Напряженности не будет, ваше тело чувствует удовлетворение. Или, если вы погружены в сексуальное общение и секс является не просто облегчением от сексуального напряжения, а скорее положительным выражением любви, и если момент этот стал всеобъемлющим, полным и вы в нем полностью, то вы познаете положительное здоровье в вашем теле.
Если вы бежите, и бег стал всей суммой вашего переживания, если вы являетесь ощущениями, которые к вам приходят, не что-то отдельное, но одно с ними, если нет будущего, у бега нет цели, бег сам является целью, то вы познаете положительное здоровье. Тогда ваше тело не испытывает напряженности. На физиологическом уровне вы познали момент жизни без напряжения.
Напряженность тела была создана теми, кто, во имя религии, проповедовал отношение, направленное против тела. На Западе христианство было настроено неприкрыто враждебно по отношению к телу. Фиктивное разделение, пропасть была создана между вами и вашим телом, и тогда ваша позиция становится источником напряженности. Вы не можете есть без напряженности, вы не можете спать без напряженности, каждое действие тела становится напряженностью. Тело является врагом, но вы не можете существовать без него. Вы должны оставаться с ним, вы должны жить со своим врагом, поэтому постоянно существует напряженность, и вы никогда не можете расслабиться.
Тело не ваш враг, и оно никоим образом не безразлично и не враждебно по отношению к вам. Само существование тела является счастьем. И в тот момент, когда вы воспримете тело как дар, как божественный дар, вы возвратитесь обратно к телу. Вы полюбите его, вы ощутите его — едва заметны способы ощущать его.
Вы не можете чувствовать тело другого человека, если вы никогда не чувствовали свое собственное, вы не можете любить тело другого человека, если вы не любили свое собственное, это невозможно. Вы не можете заботиться о теле другого человека, если вы не заботились о своем собственном — и никто не заботится! Вы можете сказать, что вы заботитесь, но я настаиваю: никто не заботится. Даже если вы, по-видимому, заботитесь, то в действительности вы не заботитесь. Вы заботитесь по какой-то другой причине — из-за мнения других людей, из-за выражения чьих-то глаз, вы не заботитесь о теле для себя. Вы не любите свое тело, и если вы не любите его, то вы не можете быть в нем.
Полюбите свое тело, и вы почувствуете такое расслабление, которое вы никогда прежде не чувствовали. Любовь расслабляет. Где любовь, там и расслабление. Если вы кого-нибудь любите, если между вами и ним или вами и ней существует любовь, то тогда вместе с любовью приходит музыка расслабления. Тогда приходит расслабление.
Когда вы расслабляетесь с кем-то, то это единственный признак любви. Если вы не можете с кем-то расслабиться, то вы не любите, другой, враг, всегда там. Вот почему Сартр сказал: «Другой — это ад». Там для Сартра ад, и не может быть иначе. Когда любовь не струится между обоими, то другой — это ад, но если любовь струится между обоими, то другой является небесами. И поэтому, является ли второй небесами или адом, зависит от того, струится ли между ними любовь.
Когда вы любите, то наступает тишина. Язык теряется, слова становятся бессмысленными. Вам нужно так много сказать, ничего не говоря одновременно. Тишина окутает вас, и в этой тишине цветет любовь. Вы спокойны. В любви нет будущего, нет прошлого, только когда любовь умирает, существует прошлое. Вы только помните мертвую любовь, о живой любви никогда не помнят, вы ею живете, не существует разрыва, чтобы помнить о ней. Любовь в настоящем, нет ни будущего, ни прошлого. Если вы кого-нибудь любите, то вам не нужно притворяться. Вы можете быть самим собой. Вы можете отложить маску и расслабиться. Когда вы не любите, то вам нужно носить маску. Вы напряжены, потому что ежесекундно там другой, вам нужно притворяться, вам нужно быть начеку. Вам нужно быть или агрессивным, или занять оборонительную позицию: это сражение, битва — вы не можете расслабиться.
Блаженство любви более или менее является блаженством расслабления. Вы чувствуете себя расслабленным, вы можете быть самим собой, вы можете быть обнаженным — в смысле таким, как вы есть. Вам не нужно беспокоиться о себе, вам не нужно притворяться. Вы можете быть открытым, уязвимым, и при этой открытости вы расслабляетесь.
То же явление возникает, если вы любите свое тело, вы становитесь расслабленным, вы заботитесь о нем. Это не неправильно. Любить свое тело — это не нарциссизм. На самом деле это первый шаг к духовности.

Когда я нахожусь в состоянии эмоционального стресса, реагирует мое тело. Я слышал вашу беседу о таковости и приятии вещей такими, каковы они есть, и она явилась ключом к успокоению моего ума. Нет ли у вас другого ключа, чтобы успокоить мое тело?

Золотой ключ таковости — это не обыкновенный ключ: это отмычка. Она подходит к уму, она подходит к сердцу, она подходит к телу, просто для тела потребуется немного больше времени. Когда вы слышали мою беседу о таковости, то сначала успокоилось ваше сердце, оно почувствовало прохладный ветерок таковости, глубокое приятие жизни. Но когда успокаивается сердце, оно начинает изменять ваш ум. Вторым будет ум. И это займет немного больше времени, чем в случае сердца.
Но этот же ключ подойдет, и ваш ум тоже остынет. Тело будет третьим, потому что таково положение: ваша сущность — это ваш центр, самым близким к нему является сердце, затем круг ума, а затем внешний круг тела. Тело находится дальше всех от вашей сущности, так что информация доходит до него с опозданием. Итак, лежа в постели, позвольте вашему телу ощущать таковость, и если оно болеет насморком, то это ничего. Насморк является не болезнью, а способом очищения. На внутреннем механизме вашего тела имеется слой слизи. Это что-то вроде смазки для того, чтобы ваше тело было более легким, более плавным. И так же, как и в случае любого механизма, вам нужно время от времени менять смазочное вещество, по крайней мере, один или два раза в год слизь, которая состарилась и перестала быть такой действенной, каковой она была, должна быть удалена, и тело вырабатывает новую слизь.
Насморк не является болезнью, вот почему нет лекарства от насморка. Если бы он был болезнью, то существовало бы и лекарство, вот почему говорят: «Если вы не будете принимать лекарство, то насморк будет длиться семь дней, если вы будете принимать лекарство, то насморк будет длиться одну неделю». С лекарством или без лекарства — это не болезнь, это очищение. Итак, примите его, и даже если тело немного больно, не сопротивляйтесь. Принимайте лекарство, но все отношение, вся психология будет другой.
Лекарство может применяться при двух диаметрально противоположных точках зрения. Первая заключается в том, чтобы уничтожить болезнь. Это отрицательное отношение. Это отношение, присущее почти всем людям. Тот, кто понимает таковость, не займет такую позицию. Его позиция будет такой: возможно, это заболевание является в этот раз необходимым. Вы не отвергаете его. Вы принимаете лекарство только для того, чтобы помочь телу принять болезнь, дать вашему телу достаточно силы, чтобы вы могли жить с этой болезнью в таковости. Вы не принимаете лекарство против болезни, вы принимаете лекарство, чтобы помочь вашей витальности, вашему здоровью, чтобы быть достаточно сильным, чтобы принять эту болезнь как друга и не создавать противодействия. И вас удивит, что идея таковости поможет вам при беспорядочном состоянии вашего сердца, эмоций, чувств, при смятении ума, при болезни тела.

Я слышал ваш рассказ о расслаблении. Но как расслабиться, когда человек работает?

Все общество вовлечено в работу. Это общество людей, которые не могут жить без работы. Оно не хочет, чтобы вы расслаблялись, и поэтому прямо с детства вкладывает в ваш ум идеи, направленные против расслабления.
Я не говорю вам, что расслабляться нужно весь день. Выполняйте свою работу, но находите немного времени и для себя, и оно может быть найдено только при расслаблении. И вы будете удивлены тем, что если вы расслабитесь на час или два часа каждые двадцать четыре часа, то это даст вам более глубокое проникновение в себя самого. Это изменит внешне ваше поведение — вы станете более спокойным, более тихим. Это изменит качество вашей работы — она станет более артистичной и более изящной. Вы будете совершать меньше ошибок, чем вы обычно совершали раньше, потому что вы теперь более собранны, более сосредоточенны. Расслабление обладает волшебными силами.
Это не лень. Ленивым человек может выглядеть внешне, как будто он ничего не делает, но ум его работает изо всех сил, а у расслабленного человека — расслаблено тело, расслаблен ум, расслаблено сердце. Просто расслабление на трех уровнях — тела, ума, сердца, на протяжении двух часов он почти отсутствует. За эти два часа его тело восстанавливается, его сердце восстанавливается, его интеллект восстанавливается, и вы увидите все это восстановление в его работе.
Он не будет неудачником, хотя больше он уже не будет неистовым, он не будет бесцельно бегать туда-сюда. Он будет идти прямо к намеченной цели. Он будет делать то, что нужно делать, он не будет заниматься бесполезными мелочами. Он будет говорить только то, что нужно говорить. Слова его будут напоминать телеграмму, движения станут грациозными, его жизнь станет поэзией.
Расслабление может поднять вас на такие прекрасные высоты, и методика его необычайно проста, и в ней нет ничего сложного, только на протяжении нескольких дней вам будет немного трудно из-за старых привычек... Расслабление неотвратимо придет к вам. Оно придаст новый свет вашим глазам, новую свежесть вашему существу, и она поможет вам понять, что такое медитация. Это только первые ступеньки за дверью храма медитации. Все более и более глубокое расслабление становится медитацией.

Не расскажешь ли ты что-нибудь о расслаблении? Я осознаю, что глубоко внутри меня существует напряженность, и я подозреваю, что, вероятно, никогда не был полностью расслабленным.

Полное расслабление является предельным. Это миг, когда человек становится буддой. Это момент реализации, просветления, сознания Христа. Вы не можете быть полностью расслаблены прямо сейчас. В самой сокровенной внутренней части напряженность будет сохраняться.
Но начните расслабляться. Начните с периферии, мы находимся на ней, и мы можем начать только оттуда, где находимся.
Расслабьте периферию вашего существа, расслабьте ваше тело, расслабьте ваше поведение, расслабьте свои поступки. Расслабленно ходите, расслабленно ешьте, расслабленно слушайте. Замедлите все процессы. Не спешите и не торопитесь. Двигайтесь так, как будто вам принадлежит целая вечность, и на самом деле, она вам принадлежит. Мы здесь с самого начала и будем здесь до конца, если существует начало и существует конец. На самом деле, нет ни начала, ни конца. Мы всегда были здесь, и мы всегда будем здесь. Изменяются формы, но не суть, меняются предметы одежды, но не душа.
Напряженность означает спешку, страх, сомнение. Напряженность означает непрерывную попытку защищаться, быть в безопасности. Напряженность означает сегодняшние приготовления к завтрашнему дню, к загробной жизни, означает страх, что завтра вы уже не будете способны смотреть в лицо реальности, и поэтому нужно быть готовым. Напряженность означает, что свое прошлое вы не прожили, а только обошли, и оно тянется за вами, оно ваше наследие, оно окружает вас.
Запомните одну основополагающую истину о жизни: любое переживание, которое не было пережито до конца, будет тянуться за вами, будет настаивать: «Закончи меня! Прочувствуй меня! Заверши меня!» Каждому переживанию присуще внутреннее качество, которое заключается в том, что оно стремится к завершению и хочет быть завершено. Когда оно завершено, оно испаряется. Незавершенное, оно продолжает оставаться, мучает вас, преследует вас, привлекает ваше внимание. Оно говорит: «А что ты сделаешь со мной? Я еще не завершено, заверши меня!» Все ваше прошлое задерживается, извне все незакончено, потому что вы ничто не пережили в действительности, все было пройдено мельком, прожито частично, едва-едва, вяло. Не было накала, не было страсти. Вы двигались как лунатик. Итак, это прошлое задерживается, и будущее вызывает страх. И между прошлым и будущим втискивается ваше настоящее, единственная реальность.
Вы должны расслабляться с периферии. Первым шагом в расслаблении является тело. Не забывайте всматриваться столько раз в тело, сколько возможно, не существует ли где-нибудь в теле напряженность — в шее, в голове, в ногах. Сознательно его расслабляйте. Просто переходите к этой части тела и убеждайте эту часть, говорите ей с любовью: «Расслабься!»
И вы будете удивлены, обнаружив, что, если вы обращаетесь к любой части тела, она слушает, она подчиняется — это ведь ваше тело! С закрытыми глазами идите внутрь тела от пальцев ноги до головы в поисках какого-либо места, где существует напряженность. И затем говорите с этой частью, как говорят с другом, пусть состоится диалог между вами и телом. Прикажите ему расслабиться, скажите ему: «Не нужно бояться. Не бойся. Я буду на страже — ты расслабляйся». Постепенно, постепенно вы овладеете этим мастерством. Тогда тело будет расслабленным.
Тогда сделайте следующий шаг, продвиньтесь глубже, прикажите уму расслабиться. И если тело слушает, то и ум также слушает, но вы не можете начать с ума — вы должны начать сначала. Вы не можете начать с середины. Многие люди начинают с ума и терпят неудачу, они терпят неудачу, потому что они начинают с неправильного места. Все нужно делать в правильной последовательности.
Если вы стали способны сознательно расслаблять тело, то вы сможете сознательно расслаблять свой ум. Ум является более сложным явлением. Когда вы убедились, что тело слушается вас, тогда вы ощутите уверенность в себе. Теперь даже ум может слушаться вас. На ум у вас уйдет больше времени, но это произойдет.
Когда ум расслаблен, тогда начните расслабление сердца, мир ваших чувств, эмоций, еще более сложный, более тонкий. Но теперь вы будете продвигаться с уверенностью, большой уверенностью в себе. Теперь вы уже знаете, что это возможно. Если это возможно с телом и возможно с умом, то это возможно и с сердцем. И только тогда, когда вы уже совершили эти три шага, вы можете сделать четвертый. Теперь вы уже можете идти к самому сокровенному центру вашего существа, которое вне вашего тела, ума, сердца, — к самому центру вашей жизни. И вы сможете расслабить его тоже. И это расслабление наверняка вызовет величайшую из всех возможных радостей, предельную в экстазе, признании. Вы будете преисполнены блаженства и радости. В вашей жизни появится качество танца.
Вся Вселенная, за исключением человека, танцует. Вся Вселенная движется очень спокойно, да, движется, но совершенно спокойно. Деревья растут, чирикают птицы, текут реки, движутся звезды: все очень спокойно движется... Без спешки, без торопливости, без волнений и без напрасной траты сил. За исключением человека. Человек стал жертвой своего ума.
Человек может подняться выше богов и пасть ниже животных. Человек обладает большим диапазоном. От низшего к высшему — человек является лестницей.
Начинайте с тела, а затем медленно, медленно продвигайтесь вглубь. И не начинайте с чего-либо другого, пока вы не решите первую задачу. Если ваше тело напряжено, не начинайте с ума. Подождите. Работайте с телом. И крошечные вещи могут оказать огромную помощь.
Вы ходите с определенной скоростью, это становится привычным, машинальным. Постарайтесь теперь ходить медленно. Будда имел обыкновение говорить своим ученикам: «Ходите очень медленно и делайте каждый шаг очень осознанно». Если вы будете каждый шаг делать осознанно, то вы неизбежно будете ходить медленно. Если вы бежите, спешите, то вы забываете об осознании. Поэтому Будда ходит очень медленно.
Просто попробуйте ходить очень медленно, и вы будете удивлены — новое качество сознания начнет появляться в теле. Ешьте медленно, и вы будете удивлены — это приносит огромное расслабление. Все делайте медленно... просто для того, чтобы изменить старые манеры, просто для того, чтобы отбросить старые привычки.
Сначала тело должно стать совершенно расслабленным, как маленький ребенок, только после этого начинайте работу с умом. Продвигайтесь так, как это принято в науке: сначала более простое, затем сложное, затем более сложное. И только тогда вы сможете расслабиться в самой сокровенной сердцевине...
Расслабление является одним из самых сложных явлений — очень насыщенным, многомерным. Все это его составные части: спонтанность, доверие, подчинение, любовь, признание, движение по течению, единение с жизнью, отказ от собственного «я», экстаз. Все это его составные части, и все это начнет происходить, если вы научитесь расслабляться.
Ваши так называемые религии сделали вас очень напряженными, потому что они создали в вас чувство вины. Мои усилия направлены на то, чтобы помочь вам избавиться от всей вины и всего страха. Я хочу сказать вам: нет ни ада, ни рая. Поэтому не бойтесь ада и не стремитесь жадно к небесам. Все, что существует, — это данный момент. Вы можете превратить этот момент в ад или рай, это абсолютно реально, но не существует больше нигде ни рая, ни ада. Когда вы полностью напряжены — это ад, когда вы полностью расслаблены — это рай. Полное расслабление — это и есть рай.

Когда я работаю, я очень быстрый человек, но я чувствую большое напряжение. Люди говорят мне, чтобы я расслабился, но это трудно. Не могли бы вы дать мне совет?

Канадский психоаналитик, доктор Ганс Сехье, проработал всю свою жизнь над одной только проблемой — над стрессом. И он пришел к некоторым очень глубоким выводам. Один из них заключается в том, что стресс не всегда зло и может быть прекрасно использован. Он вовсе не обязательно является отрицательным явлением, но если мы будем думать о нем как об отрицательном явлении, то это плохо, потому что тогда мы создаем проблемы. Но на протяжении столетий нас обычно учат, что стресс — это плохо, и когда вы испытываете какой-либо вид стресса, то вы начинаете бояться. А страх делает вас еще более напряженным, и это никак не помогает разрешению сложившейся ситуации.
Например, на рынке сложилась ситуация, которая вызывает стресс. В тот момент, когда вы начинаете чувствовать некоторое напряжение, некоторый стресс, вы пугаетесь и думаете, что это не должно быть так: «Мне нужно расслабиться». Попытки расслабиться не помогут, потому что вы не можете расслабиться, на самом деле, попытки расслабиться создадут новый вид стресса.
Стресс существует, и вы пытаетесь расслабиться и не можете, таким образом, вы усложняете проблему.
Когда возникает стресс, используйте его как творческую энергию. Во-первых, примите его, нет никакой необходимости бороться с ним. Примите его, это совершенно нормально. Стресс как бы говорит: «Рынок не в порядке. Что-то тут не так», или «Ты можешь остаться в проигрыше»... или что-нибудь еще. Стресс просто является указанием на то, что тело готовится сразиться с ситуацией. А вы пытаетесь расслабиться или принимаете болеутоляющие лекарства или транквилизаторы — вы действуете против тела. Тело готовится бороться со сложившейся ситуацией, вам брошен вызов — так получайте же удовольствие от вызова!
Даже если иногда вам не удается заснуть ночью, то нет нужды беспокоиться. Решите эту проблему, используйте эту возникающую энергию: ходите взад-вперед, пойдите побегайте, отправьтесь на длинную прогулку, планируйте, что вы хотите делать, что ваш ум хочет делать. Вместо того чтобы спать, что все равно невозможно, используйте ситуацию творчески. Она просто говорит вам, что тело готово бороться с проблемой, что не время расслабляться. Расслабиться можно будет потом.
На самом деле, если вы пережили стресс полностью, расслабление наступит автоматически, ведь вы можете продолжать испытывать стресс только до определенного предела, а затем тело автоматически расслабляется. Если вы хотите расслабиться на середине, то вы создаете проблему, тело не может расслабиться посередине. Это почти как олимпийский бегун, который готовится, ожидает свистка, сигнала и затем он побежит, помчится как ветер. Он переполнен стрессом, расслабляться не время. Если он примет транквилизатор, то от него в этом забеге не будет никакой пользы. А если он расслабляется и пытается заняться трансцендентальной медитацией, то он потеряет все. Ему нужно использовать стресс: стресс кипит, он собирает энергию. Он становится все более и более энергичным, увеличивается его потенциал. Теперь он должен ухватиться за стресс и использовать его энергию как топливо.
Сехье дал новое название этому виду стресса: он назвал его «эйстресс», по аналогии с эйфорией, это положительный стресс. После того как бегун пробежит, он крепко заснет — проблема решена. Теперь, когда проблема решена, стресс исчезает добровольно.
Попробуйте это тоже: когда возникает напряженная ситуация — не злитесь, не бойтесь ее. Войдите в нее, используйте ее для борьбы. Человек обладает огромной энергией, и чем больше вы ее используете, тем больше вы ее получаете... Когда она приходит и имеется ситуация, сражайтесь, делайте все, что можете, неистово набрасывайтесь на нее. Не препятствуйте ей, принимайте ее и приветствуйте ее. И когда вы разрешите проблему, вы будете удивлены: наступит огромное расслабление, и расслабление это не было создано вами. Может быть, два, три дня вы не сможете спать, а затем не сможете проснуться целых сорок восемь часов, но это нормально!
Мы продолжаем придерживаться многих неправильных понятий, например, о том, что человек должен спать восемь часов в день. Это зависит от ситуации. Бывают ситуации, когда вообще не нужно спать: ваш дом горит, а вы пытаетесь заснуть. Но это же невозможно и не может быть возможно, — кто тогда потушит огонь? И когда дом горит, откладывается на потом все остальное, неожиданно ваше тело готово сражаться с огнем. Вы не будете чувствовать себя сонным. Когда огонь будет потушен и все уляжется, то вы надолго заснете. И этого будет достаточно.
Людям не требуется одинаковая продолжительность сна. Некоторым хватает три часа, два часа, четыре часа, пять часов, шесть, восемь, десять, двенадцать. Люди отличаются друг от друга, и какой-либо нормы не существует. Люди отличаются друг от друга и по отношению к стрессу.
В мире существует два типа людей: один можно назвать скаковой лошадью, второй — тип черепахи. Если скаковой лошади не позволяют двигаться быстро, вникать в события быстро, то тогда возникает стресс, такому человеку нужно позволить двигаться с его скоростью. А вы ведь скаковая лошадь! Так что забудьте о расслаблении и тому подобных вещах — они не для вас. Они для таких, как я, — черепах! Так что будьте скаковой лошадью, это присуще вам, и не думайте о радостях черепах, это не для вас. У вас другой тип радости. Если черепаха станет скаковой лошадью, она попадет в такую же беду!..
Итак, признайте свою природу. Вы воин, солдат, вы должны быть таким, и в этом ваша радость. Теперь нет необходимости бояться. Занимайтесь беззаветно своим делом, воюйте с рынком, соревнуйтесь с рынком, делайте все, что по-настоящему хотите делать. Не бойтесь последствий, принимайте стресс. Когда вы примете стресс, он исчезнет. И не только это, вы будете чувствовать себя очень счастливым, потому что вы начали использовать его, это вид энергии.
Не слушайте людей, которые говорят, что вам нужно расслабиться, это не для вас. Расслабление придет только после того, как вы заработаете его тяжелым трудом. Человек должен понимать свой тип. А когда тип понят, то он может следовать по точно намеченному пути.

Какое определение ты дал бы состоянию гипертензии?

Гипертензия является состоянием ума, когда вы слишком сосредоточились на рациональности и забыли о чувствах. Гипертензия проистекает из нарушенного равновесия, слишком сильная вера в рассудок является основой гипертензии. Люди, которые живут рассудком, становятся гипертониками. Расслабленность переживается сердцем. Человек должен обладать способностью, гибко двигаться между рассудком и сердцем. У реки, которой вы являетесь, два берега. Вы не должны держаться только одного берега, потому что жизнь тогда будет односторонней.
Запад сильно страдает от гипертензии, потому что он забыл язык сердца, и только сердце знает, как расслабляться, потому что только сердце знает, что такое любовь. Только сердце знает, как наслаждаться, праздновать. Только сердце знает, как танцевать и петь. Голове ничего не известно о танце, голова осуждает танец как глупость. Голове ничего не известно о поэзии, голова осуждает поэзию.
Известно ли вам, что один из величайших философов, Платон, раздумывая о своей предельно утопичной республике, сказал, что в нее не пустят ни одного поэта? В его республике, в этом предельном состоянии общества, поэты запрещены. Почему? Потому что он боится поэтов. Он говорит: поэт приносит фантазии, приносит мечты, поэт приносит смятение и мистицизм, а нам ничего этого не нужно. Нам нужно очень четкое, логичное, прозаическое общество. Такое общество будет страдать от гипертензии, все его обитатели будут неврастениками. В республике Платона, если она когда-нибудь будет существовать, а у нас имеются опасения, что это может произойти, все будут неврастениками, и все будут всегда ходить только с психоаналитиками. Куда бы он ни пошел, с ним идет его психоаналитик. Это уже начинает происходить на Западе.
Я слышал: на нью-йоркской улице болтали двое мальчишек, как они всегда болтали с давних времен, но то, что они говорили, было нечто новое. Один мальчик сказал другому: «Мой психоаналитик в любое время может ударить твоего психоаналитика». Мальчишки всегда разговаривают таким образом: «Мой отец может ударить твоего отца», или «Мой дом больше твоего дома», или «Моя собака сильнее твоей собаки!» — с этого начинается «эго» ребенка. Но «Мой психоаналитик может в любое время ударить твоего психоаналитика» — это что-то новое.
Три женщины разговаривали о своих детях. Одна говорила: «Он лучший в классе. Он всегда первый».
Вторая сказала: «Пустяки. Моему ребенку только семь, но он играет музыку как Моцарт, как Вагнер».
Третья сказала: «Это пустяки. Моему ребенку только пять, а он ходит к психоаналитику совершенно один».
Гипертензия — это состояние, при котором у вас нарушается равновесие. Вы не можете заставить сердце функционировать в вашей жизни, логика заправляет всем, логика остается поверхностной. Логика, когда она заправляет всем, только создает тревогу, она никогда не приносит покой, она продолжает создавать новые проблемы. Она никогда не разрешает проблемы — она не может их решить, это не в ее власти, она только притворяется, только обещает. Она продолжает твердить: «Я доставлю тебе товары», но никогда не доставляет их. Проблемы продолжают накапливаться, и вы не знаете, как из них выбраться, потому что вы не знаете, как выбраться из своей головы. Вы не знаете, как играть с детьми; как любить свою женщину, как пойти и поговорить с деревом и иногда пообщаться со звездами. Вы все забыли, вы уже не поэт, у вас уже нет живого сердца.
И когда какая-либо часть тела подавляется, то эта часть мстит. Если другая часть ума подавляется, то эта часть мстит. И сердце является наиболее жизненно важной, самой существенной частью. Человек может жить без головы, но человек не может жить без сердца. Голова является немного поверхностной, это что-то вроде предмета роскоши, но сердце совершенно необходимо. Голова существует только у человека, поэтому она не может быть совершенно необходимой. Животные живут без нее и живут совершенно великолепно, намного более тихо и счастливо, чем человек. Деревья живут без головы, а также и птицы, и дети, и мистики.
Голова поверхностна. У нее есть определенная функция — используйте ее, но не позволяйте ей использовать вас. Если она начнет использовать вас, вы начнете тревожиться: придет тревога, и жизнь станет тошнотворной. Она будет всего лишь долгой, растянувшейся болью, и вы не найдете в ней оазиса, она будет пустыней. Помните, существенное нельзя подавлять. Несущественное должно следовать за существенным, должно стать его целью. Вы не можете отвергнуть что-либо и не попасть из-за этого в беду. Послушайте анекдот:
Однажды летающая тарелка приземлилась в саду Элси Гамтри, прямо посередине лужайки с цветами. Раздалось жужжание, и странный пурпурный человек вышел через люк в боковой части летающей тарелки. Он направился прямо к черному входу в дом Элси и тихонечко постучал.
Элси открыла дверь, быстро сообразила, в чем дело, и сказала:
— Вы из летающей тарелки?
— Мм, — ответил человек, как будто ему было больно.
— Вы с Марса? — спросила Элси.
— Мм, — продолжал человек, лицо его искривилось.
— Сколько времени у вас ушло на то, чтобы добраться сюда? Десять лет? — спросила Элси.
— Мм.
— Двадцать лет?
— Мм, — ответил человек с выражением муки на лице.
— Двадцать лет. И вы провели все это время в летающей тарелке?
— Мм, — яростно кивнул человек.
— Чем я могу вам помочь? — спросила Элси.
Маленький человечек открыл рот и с большим трудом выговорил:
— Пожалуйста, позвольте мне воспользоваться вашим туалетом.
Отвергните что-нибудь, и оно станет брать верх. И вот, в течение двадцати лет он не мог найти туалет, а вы задаете бессмысленные вопросы: «Откуда вы?», и «Кто вы?», и «Сколько?..» Как он может ответить на все это? Та его часть, которой отказывали, сейчас мстит.
Ваше сердце отвергали на протяжении стольких жизней, что, когда оно восстает, оно создает в вашей жизни полный хаос. Сначала вы страдаете от ума, его напряженности, тревог, а затем вы страдаете от взрыва сердца. Вот что происходит, когда человек не выдерживает. Сначала он страдает от напряженности ума, а затем наступает время, когда его сердце берет реванш, восстает, и человек сходит с ума, теряет разум.
Обе ситуации плохи. В первой было слишком много нормальности — она вызвала ненормальность. По-настоящему психически здоровый человек — это тот, кто может жить в полном равновесии между психической нормальностью и ненормальностью. По-настоящему рациональный человек — это тот, кто также уважает иррациональность, потому что такова жизнь. Если из-за своего рассудка вы не можете смеяться, потому что «смеяться нелепо», то вы наверняка попадете в беду, вам уготована беда. Да. Логика это хорошо, смех — это тоже хорошо, и смех создает равновесие. Хорошо быть серьезным. Хорошо быть несерьезным. И нужно непрерывно поддерживать равновесие.
Видели ли вы канатоходца? Он постоянно сохраняет равновесие. Иногда со своей тростью он наклоняется налево и достигает такого положения, что еще чуть-чуть — и он упадет. Он немедленно меняет равновесие, меняет направление, наклоняется направо. Опять наступает момент, когда еще одно движение — и он погиб, но он начинает наклоняться налево. Вот как он ходит: наклоняясь налево, направо, он остается посередине. В этом и заключается красота — наклоняясь налево и направо, наклоняясь к обеим крайностям, он остается посередине.
Если вы хотите удерживаться посередине, то вы будете должны наклоняться в обе стороны снова и снова. Вы не должны выбирать. Если вы будете выбирать, то упадете. Если вы выберете свою голову, то вы упадете, вы заболеете гипертензией. Если вы выберете сердце и полностью забудете голову, то сойдете с ума. И если в любом случае вы хотите выбрать, то выбирайте безумие. Выберите сердце, потому что оно более существенно.
Но я не говорю, что вы должны выбирать. Если вы настаиваете и говорите: «Я должен выбрать», тогда лучше быть безумным, чем сухим и психически нормальным. Принадлежите сердцу. Любите, любите по-сумасшедшему, пойте, пойте по-сумасшедшему, танцуйте, танцуйте по-сумасшедшему. Это намного лучше, чем становиться расчетливым, логичным, рациональным и мучиться от кошмаров.
Но я не предлагаю... Я не говорю, что вы должны это сделать. Я предлагаю не совершать выбора. Ключевое слово — «сознание без выбора». Оставайтесь без выбора, в сознании, и, когда бы вы ни увидели, что в чем-то нарушается равновесие, наклоняйтесь в другую сторону. Восстанавливайте равновесие, так двигается человек. Жизнь — это ходьба по канату.

7
Депрессия

В былые времена ее называли меланхолией, сегодня называют депрессией, и она считается одной из самых больших психологических проблем развитых стран. Ее описывают как чувство отчаяния или безнадежности, отсутствие самолюбия при отсутствии энтузиазма или интереса к окружающему миру. Кроме того, имеются физические симптомы: плохой аппетит, бессонница и потеря сексуальной энергии. Электрошоковое лечение сегодня, как правило, уже не используется, а лекарственные препараты или лечение при помощи беседы кажутся одинаково эффективными или неэффективными. Имеется множество объяснений причин депрессии — от химических, до психологических.

Что такое депрессия? Является ли она своего рода спячкой во время «зимы нашей неудовлетворенности»? Является ли депрессия просто реакцией на угнетение или подавление или она является формой самоподавления?

Человек всегда жил надеждой, будущим, рай всегда где-то далеко. Он никогда не жил в настоящем, его золотой век еще должен прийти. Это поддерживало его энтузиазм, потому что более великие события должны еще произойти, все его желания исполнятся. В этом была великая радость ожидания. Он страдал в настоящем, он был несчастным в настоящем. Но все это полностью забывалось в мечтах, которые должны были исполниться завтра. Завтра всегда было живительным. Но ситуация изменилась. Прежняя ситуация не была хорошей, потому что завтра, исполнение его мечтаний, никогда не наступало. Он умирал, все еще надеясь. Даже находясь при смерти, он надеялся на будущую жизнь, но на самом деле никогда не ощущал какой-либо радости, какой-либо значимости. Но это было терпимо. Дело было только в сегодняшнем дне: он пройдет, а завтра обязательно наступит. Религиозные пророки, мессии, спасители обещали ему на небесах всевозможные удовольствия, которые запрещались на земле. Политические вожди, общественные идеологи, утописты обещали ему то же самое, но не в раю, а на земле, когда-нибудь в будущем, когда общество пройдет через полную революцию и не будет ни бедности, ни классов, ни правительства, и человек будет абсолютно свободен и получит все, в чем нуждается.
И те, и другие, по сути дела, служили одной и той же психологической потребности. К тем, кто были материалистами, апеллировали идеологические, политические, социологические утописты, к тем, кто не были настроены так уж материалистично, апеллировали религиозные вожди. Но цель обращения была абсолютно одинаковая: все, что вы можете себе представить, о чем можете мечтать, то, что можете хотеть, будет полностью исполнено. С такими мечтами страдания в настоящем казались незначительными.
Когда-то на земле существовал энтузиазм, и люди не были депрессивными. Депрессия — это современное явление, и она появилась, потому что сейчас мы уже не ожидаем, когда наступит завтрашний день. Все политические идеологии потерпели крах. Не существует вероятности того, что люди будут равны, не существует вероятности того, что наступят времена, когда не будет правительств, не существует вероятности того, что все ваши мечты осуществятся.
Все это явилось большим потрясением. Одновременно человек достиг зрелости. Он может посещать церковь, мечеть, синагогу, храм, но это всего лишь подчинение широко распространенным догмам, потому что он не хочет в таком темном и депрессивном состоянии оставаться один, он хочет быть с толпой. Но в большинстве случаев он знает, что рай не существует, он знает, что спаситель не придет.
Индусы пять тысяч лет ждут Кришну. Он пообещал, что не только когда-нибудь возвратится, он пообещал, что, когда будут случаться несчастья, страдания, когда грех будет побеждать добродетель, когда простых и хороших людей будут эксплуатировать хитрые и лицемерные, он придет. Но на протяжении пяти тысяч лет о нем ничего не было слышно.
Иисус пообещал, что он придет, а когда его спросили когда, он ответил: «Очень скоро». Я могу гибко подойти к словам «Очень скоро», но две тысячи лет — это уж слишком.
Идея о том, что наши страдания, наша боль, наши тревоги пройдут, уже не является привлекательной. Идея о том, что существует бог, который заботится о нас, кажется просто шуткой. Когда смотришь на мир, то не кажется, что кто-то о нем заботится.
На самом деле, в Англии существует почти тридцать тысяч сатанистов, только в Англии, маленькой части мира. И в связи с вашим вопросом на их идеологию стоит взглянуть. Они говорят, что дьявол не выступает против Бога, что дьявол — божий сын. Бог покинул этот мир, и сейчас единственная надежда на то, чтобы убедить дьявола заботиться, потому что Бог не заботится. И тридцать тысяч людей поклоняются дьяволу, как сыну Божьему. И причина заключается в том, что они чувствуют, что Бог оставил этот мир, он уже не заботится о нем. Естественно, что тогда единственный способ — это обращение к его сыну, если как-то его можно убедить при помощи ритуалов, молитвой, поклонением... может быть, страдания, мрак, болезни пройдут. Это отчаянная попытка.
Правда заключается в том, что человек всегда жил в нищете. У нищеты существует одно прекрасное свойство: она никогда не уничтожает надежду, никогда не противоречит вашим мечтам, всегда вселяет в вас энтузиазм относительно завтрашнего дня. Человек надеется, верит, что все будет лучше: эти мрачные времена уже проходят, скоро появится свет. Но эта ситуация изменилась. В развитых странах... И запомните, проблема депрессии существует не в неразвитых странах — там люди еще надеются, — она существует только в развитых странах, где у людей есть все, к чему они всегда стремились. Теперь ни рай не поможет, ни бесклассовое общество. А ведь лучше утопий не бывает. Утопии уже достигли своей цели, и достижение ими своей цели является причиной депрессии. Теперь уже нет надежды, завтрашний день будет мрачным, послезавтра будет еще более мрачным.
Все эти вещи, о которых они мечтали, были прекрасны. Но они никогда не думали о скрытом значении этих вещей. Теперь они уже получили их, они получили их вместе со скрытым смыслом. Человек беден, но у него есть аппетит. Человек богат, но у него нет аппетита. И лучше быть бедным и иметь аппетит, чем быть богатым и не иметь аппетита. Что вы намерены делать со всем своим золотом, всем серебром, всеми долларами? Вы не можете их съесть. У вас есть все, но пропало желание иметь то, за что вы так долго боролись. Вы добились успеха, а я всегда говорил, что ничто не терпит такой провал, как успех. Вы достигли того места, которого хотели достичь, но вы не сознавали наличия побочных продуктов. У вас есть миллионы долларов, но вы не можете спать...
Когда человек достигает взлелеянной цели, то он начинает сознавать, что вокруг него существует много вещей. Например, всю свою жизнь вы старались заработать деньги, думая, что когда-нибудь, когда они у вас будут, вы заживете спокойной жизнью. Но всю свою жизнь вы испытывали напряженность, напряженность стала вашей дисциплиной, и в конце жизни, когда вы получили все деньги, которые хотели, вы не можете расслабиться. Вся ваша жизнь, вымуштрованная напряженностью, страданиями и волнениями, не позволяет вам расслабиться. Таким образом, вы не победитель, а проигравший. Вы теряете свой аппетит, вы портите свое здоровье, вы уничтожаете свою восприимчивость, свою чувствительность. Вы уничтожаете свое эстетическое чувство, потому что у вас нет времени на все эти вещи, которые не помогают зарабатывать доллары.
Вы гонитесь за долларами, у кого есть время любоваться розами, у кого есть время смотреть на птиц в полете, у кого есть время смотреть на человеческую красоту? Вы откладываете все это на тот день, когда у вас все будет, и вы расслабитесь и будете наслаждаться. Но к тому времени, когда у вас все будет, вы станете своего рода вымуштрованным человеком, который не замечает розы, не замечает красоту, который не получает удовольствия от музыки, который не понимает танец, который не понимает поэзию, который понимает только доллары. Но эти доллары не приносят удовлетворения.
В этом причина депрессии. Вот почему только в развитых странах и только среди богатого класса развитых стран — в развитых странах существуют и бедные люди, но они не страдают от депрессии, — вы не можете вселить в человека надежду, потому что у него есть все, у него есть больше, чем вы можете пообещать. Его положение в действительности является жалким. Он никогда не думал о скрытом смысле, он никогда не думал о побочных продуктах, он никогда не думал о том, что он потеряет, заработав деньги. Он никогда не думал, что он потеряет все то, что могло сделать его счастливым, потому что он всегда откладывал эти вещи на потом. У него не было времени, конкуренция была очень жесткой, и ему приходилось быть жестким. А в конце он обнаруживает, что сердце его мертво, а жизнь бессмысленна. «Что еще впереди...»
В Сагаре я имел обыкновение останавливаться в доме богача. Старик был очень милым. Он был самым большим производителем дешевых сигарет в Индии. У него было все, что вы только можете себе представить, но он был абсолютно неспособен наслаждаться жизнью. Наслаждение — это нечто такое, что нужно питать. Как наслаждаться — это определенная дисциплина, определенное искусство, и требуется время для того, чтобы познакомиться поближе с самыми великими вещами в жизни. Но человек, который стремится к деньгам, обходит стороной все, что является дверью в божественное, и он оказывается в конце дороги, и впереди его не ожидает ничего, кроме смерти.
Вся его жизнь была жалкой. Он терпел ее, игнорировал ее в надежде, что ситуация изменится. Теперь он уже не может игнорировать ее и не может терпеть, потому что завтра его ожидает только смерть и ничего больше. И накопленные на протяжении всей жизни несчастья, которые он игнорировал, страдания, на которые он не обращал внимания, взрываются в его существе.
Самый богатый человек в каком-то смысле является самым бедным человеком на Земле. Быть богатым и при этом не быть бедным — это великое искусство. Быть бедным и быть богатым — это другая сторона этого искусства. Существуют бедные люди, которые являются необычайно богатыми. У них ничего нет, но они очень богаты. Их богатство заключается не в вещах, но в их существе, в их многомерном опыте. И существуют богатые люди, у которых все есть, но которые абсолютно бедные, полые и пустые. Глубоко внутри там только кладбище.
Это не депрессия общества, потому что тогда она бы затронула и бедных тоже, это просто закон природы, и человеку придется его выучить. До настоящего времени в этом не было необходимости, потому что никто не достигал такого положения, при котором у него было бы все, а внутри — полный мрак и невежество.
Главное в жизни — найти значение текущего момента.
Главными ароматами вашего существа должны быть любовь, радость, празднество. Тогда, что бы вы ни делали, доллары его не уничтожат. Но вы отложили все и просто гонитесь за долларами, думая, что за доллары можно все купить. А затем когда-нибудь вы обнаружите, что за них ничего купить нельзя, вы посвятили долларам всю свою жизнь.
В этом причина депрессии. И особенно на Западе депрессия будет очень сильной. На Востоке имеются богатые люди, но там имеется и определенное направление. Когда дорога к богатству приходит к концу, они не задерживаются там, они двигаются в новом направлении. Новое направление на протяжении столетий было известно всем. На Востоке бедные были в выгодном положении, и богатые были в невероятно выгодном положении. Бедные научились довольствоваться тем, что имеют, так что им не нужно было беспокоиться о свершении честолюбивых планов. А богатые поняли, что когда-нибудь им придется отречься от всего и отправиться на поиски истины, на поиски смысла.
На Западе в конце дорога просто заканчивается. Вы можете вернуться, но возвращение не поможет вашей депрессии. Вам нужно новое направление. Гаутама Будда, Махавира или Парш-ванатх — эти люди были невероятно богаты, и они смотрели на богатство почти как на обузу. Что-то другое должно быть найдено, прежде чем смерть унесет вас, и у них хватило мужества отречься от всего. Их отречение было неправильно понято. Они отказались от всего, потому что даже одну-единственную секунду не хотели беспокоиться из-за денег, власти, потому что они видели вершину и видели, что там ничего нет. Они поднялись на самую высокую ступеньку лестницы и обнаружили, что она никуда не ведет. Пока вы находитесь на середине или ниже чем на середине, у вас есть надежда, потому что другие ступеньки находятся выше вас. Но затем наступает момент, когда вы находитесь на высшей ступеньке, и вам остается только самоубийство, или сумасшествие, или лицемерие: вы продолжаете улыбаться, пока смерть не прикончит вас, но в глубине души вам известно, что свою жизнь вы прожили напрасно.
На Востоке депрессия никогда не была проблемой. Бедные научились довольствоваться тем малым, что имели, и богатые поняли, что обладание целым миром у ваших ног ничего не означает — вы должны отправиться на поиски смысла, а не денег. И у них были прецеденты: на протяжении тысячелетий люди отправлялись на поиски истины и находили ее. Нет нужды быть в отчаянии, в депрессии, вам нужно двигаться в неведомое измерение. Они никогда не исследовали его, но когда они начинают исследовать новое измерение — это означает путешествие внутрь, путешествие к собственной душе — все, что они утратили, начинает возвращаться.
Запад экстренно нуждается в большом движении в пользу медитации, в противном случае депрессия будет убивать людей. И эти люди будут талантливыми людьми, потому что они добились власти, они добились денег, они добились всего, чего хотели... высших степеней в образовании. Это талантливые люди, и они чувствуют отчаяние.
И это будет опасно, потому что наиболее талантливые люди уже не испытывают энтузиазма в отношении жизни, а неталантливые испытывают энтузиазм в отношении жизни, но у них нет даже таланта добиться власти, денег, образования, респектабельности. У них нет таланта, поэтому они страдают, чувствуя себя ущербными. Они превращаются: в террористов, они обращаются к ненужному насилию — просто из-за мести, потому что они не могут сделать что-либо другое. Но они могут уничтожать. А богатые почти готовы повеситься на любом дереве, потому что у них нет причины, чтобы жить. Их сердца уже давно прекратили биться. Они просто трупы — красиво украшенные, осыпанные почестями, но совершенно пустые и бесполезные.
Запад в действительности находится в намного худшем состоянии, чем Восток, хотя тем, кто не понимает, кажется, что Запад находится в более выгодном состоянии, чем Восток, потому что Восток бедный. Но бедность — это не такая большая проблема, как несостоятельность богатства, в этом случае человек действительно беден. У обыкновенного бедняка, по крайней мере, есть мечты, надежды, а у богача нет ничего.
То, что нужно, — это мощное движение за медитацию, которое бы распространилось на каждого человека.
И на Западе люди, которые испытывают депрессию, посещают психоаналитиков, психотерапевтов и всевозможных шарлатанов, которые сами депрессированы, еще более депрессированы, чем их пациенты, и это естественно, потому что они весь день слышат о депрессии, отчаянии, бессмысленности. И, видя столько талантливых людей в таком плохом состоянии, они сами начинают терять присутствие духа. Они не могут помочь, им самим нужна помощь.
Задачей моей школы является подготовить людей с медитативной энергией и отправить их в мир, просто в качестве примера для декретированных людей. Если они увидят, что существуют недепрессированные люди, а наоборот, люди, которые необычайно веселы, — может быть, у них возникнет надежда. Теперь они могут обладать всем, и нет причин для беспокойства. Они могут медитировать.
Я не учу отречению от богатства или от чего-нибудь еще. Пусть все остается так, как есть. Просто добавьте одну вещь в вашу жизнь. До настоящего времени вы добавляли в свою жизнь только вещи. Теперь добавьте что-то вашей сущности — и она сотворит музыку, она сотворит чудо, она сотворит волшебство, она сотворит новый восторг, новую молодость, новую свежесть.
Проблема не является неразрешимой. Проблема большая, но решение очень простое.

8
вредные привычки

Какова главная причина пагубной привычки, любой пагубной привычки?

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign