LINEBURG


страница 1
(всего 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Осторожно — интеллигенция, или великая ошибка России
Дорогой читатель! Взгляни, пожалуйста, на этот снимок. На нём изображён памятник Петру Первому (назовём это чудо так) работы М. Шемякина, установленный ныне в Петропавловской крепости. Памятник, который там обосновался отныне уже навсегда, оброс своими традициями и уже даже получил от народа имя собственное — в народе его величают не иначе как Медным Уродом, очевидно по аналогии с Медным Всадником. Что ж, народ мудр в своих насмешках. Интересно же в этой истории то, что этот памятник претендует на роль точного скульптурного портрета великого императора. Будто бы именно таким он и был при жизни — пузатым, лысым, с крошечной головкой и длиннющим телом. Это вам уверенно подтвердит любой экскурсовод — ведь памятник якобы создавался на основании посмертных слепков Петра. Убедиться в том, что это ложь, несложно — возьмите рулетку и измерьте памятник от макушки до пят, и вы получите 2 метра 45 сантиметров, что на 41 сантиметр больше чем рост Петра. А потом возьмите у кого-нибудь из фотографирующихся рядом с Уродом кепку-бейсболку и оденьте Уроду на голову — Вы увидите, что даже если её застегнуть на последнюю дырочку, она всё равно окажется велика. Итак, факт обмана налицо — заведомо искажённое изваяние пытаются представить как подлинный портрет. Впрочем, обман — это дело прокуратуры. Если прокуратура усмотрит в этом обмане нарушение закона, то она примет меры. Быть может, найдутся поборники исторической справедливости, любящие свою историю и не терпящие издевательств над историей России — и их стараниями этот памятник признают оскорблением и уберут с глаз подальше. Вполне вероятно, что это всё-таки сделают накануне праздника 300-летия. Хотя на мой взгляд, это памятник убирать не нужно, а напротив — следует оставить навеки потомкам в назидание, снабдив лишь одной-единственной дополнительной деталью. Какой — я расскажу в конце, а пока мы поговорим о причинах, которые сделали возможным появление в нескольких десятках метров от могилы Петра Великого увековеченного в бронзе гнусненького пасквиля на его великую эпоху. Я не хочу копаться в том, какие причины двигали авторами памятника — как самим Шемякиным, так и чиновниками во главе с Собчаком, давшими согласие на размещение этого безобразия в Петропавловке. Тут можно только гадать, да и неинтересна эта околодетективная возня, честное слово. А вот что действительно интересно, так это реакция людей на памятник. А именно тот факт, что никто публично особо не возмутился — все дружно проглотили «портрет». Всем плюнули в лицо, и все утёрлись. Хотя опыта войны с памятниками нашей читающей и пишущей общественности не занимать — вспомним как совсем недавно сносили и оскверняли памятники Ленину или Дзержинскому. Но тут — тишина. Так, робкие попытки некоторых чиновников послесобчаковской администрации поставит вопрос о переносе позорища подальше — при весьма злобном огрызании сторонников со страниц центральных газет. Так что же это за болезнь такая поразила наше общество? Ведь отсутствие реакции на такое оскорбление нашей истории (а следовательно и России) является признаком серьёзной болезни в обществе.
Эта болезнь называется интеллигенция. Да-да, читатель — именно интеллигенция, уж не оскорбляйся пожалуйста, если вдруг по какому-то недоразумению ты относишь и себя к этой публике. Уверяю тебя — это случайность и заблуждение, и если ты по инерции полагаешь интеллигенцию чем-то близким тебе, лично относящимся к тебе, то с этим заблуждением тебе нужно расстаться поскорее. Так будет лучше и тебе, и обществу. Ведь если ты читаешь эти строки и дочитал до этого места, то можешь быть спокоен — ты не интеллигент, ты просто нормальный человек. Студент ли, инженер, рабочий, учёный, пенсионер, военный ли — простой человек, с профессией, жизнью, друзьями, увлечениями. А интеллигент — это не человек, это довольно гнилое, мертворожденное порождение нашего общества. Ложный ориентир, ошибка общественной эволюции. Интеллигент — это не профессиональный признак, как иногда принято считать — хотя связь между интеллигентностью и принадлежностью в умственному труду есть. Это не характеристика ума и знаний — среди интеллигентов попадаются весьма и весьма бестолковые люди, равно как и вполне умные — а среди демонстративно не относящих себя к интеллигентам можно встретить умнейших людей. Интеллигентность — это не мера порядочности, потому как порядочных людей и помимо интеллигенции хватает. Манера поведения? Тепло, очень тепло. На самом деле для того, чтобы быть интеллигентом, мало быть учёным или музыкантом, надо соответствовать определённым требованиям. Интеллигенция — это замкнутое сообщество, салон, неформальное объединение со своими обычаями, традициями, кумирами, законами, правилами поведения, идеалами и мнением. Каста. Вот давайте эту касту и рассмотрим поподробнее, и в качестве иллюстрации и лакмусовой бумажки постараемся рассматривать вопросы, связанные с появлением Медного Урода — быть может, мы сможем понять, закономерно ли его появление при наличии в нашем обществе такой движущей силы, как интеллигенция.
Многие общества в процессе своего культурного развития породили подражательный ориентир, собирательный образ человека, под который прилично подстраивать своё поведение и который отвечает наиболее принятым в обществе ценностям. Ведь в процессе развития человеку важно знать, в правильную сторону ли он развивается. Вначале его учат родители, учителя… А потом, когда человек остаётся без няньки? Ведь самообучение тоже предполагает развитие и постоянное приспособление к окружающему миру. Именно для облегчения этой задачи и предназначен подражательный ориентир — если человек видит, что он соответствует этому образу, значит он развивается в верном направлении, к тому же общество благосклонно относится к такому члену. Так вот, например, англичане таким подражательным ориентиром сделали образ джентльмена. Горячие испанцы — мачо. В России же родилось бестолковое существо под названием «интеллигент». Надо сказать, что в большинстве своём российское общество отвергло данный образ, о чём свидетельствует обилие обидных эпитетов вроде «гнилая интеллигенция», «интеллигенция в штанах», «очкарики», «говно нации» — однако среди определённых слоёв русского общества данный образ прижился, окреп и зажил своей жизнью. Более того, прочно захватил позиции в сообществе людей умственного труда, установил гегемонию над средой, генерирующей идеи развития — и подчинил себе эти идеи. А это уже не шуточки — фактически развитие российского общества во многом оказалось подчинённым данному подражательному ориентиру. Хвост виляет собакой, человек становится рабом образа. Если образ хорош — то всё в порядке, ничего страшного. Но если образ несёт в себе пороки? Тогда возникает опасность для общества, оно может заболеть, заплутать. Именно так и получилось с интеллигенцией.
Ведь интеллигенция — это своеобразный салон, клуб. Туда надо быть принятым, для чего следует воспитать в себе определённые качества, интеллигентность — и войти в общение с этим салоном. Взамен ты получишь коллективный разум этого салона. Тебе будут подсказывать модные идеи, модные книги, тебе предоставят культурные ориентиры, ты поднимешься на определённую социальную ступень. Интеллигенция — это именно коллективный разум. И несмотря на то, что звучит это солидно, здесь скрыто несколько очень опасных для общества ловушек.
Во-первых, коллективный разум хорош для того человека, кто подтягивается к уровню такого разума, для юноши. Но он плох для выработки новых идей. Это связано с тем, что привыкшие к такому методу познания мира теряют инициативу. Вам никогда не приходилось ходить куда-то компанией? Бывает, что все идут, а потом вдруг обнаруживается что идут-то совсем не туда, куда собирались — каждый понадеялся на соседа, на коллективный разум. Вот такая опасность имеется. Недаром многие светлые головы в нашей истории с негодованием отвергали свою принадлежность к интеллигенции — для них это было бесплодное болото. Те же, кто стремился в интеллигенцию, надеялись через принадлежность к данной касте срезать дорожку в своём процессе обучения. Надеялись там найти сокровенное знание и обрести это знание не путём кропотливого изучения разных источников, но путём одной лишь принадлежности к касте избранных и прочтением какой-либо сокровенной книги по данному вопросу, которую ему там рекомендуют — именно потому интеллигенция постоянно насыщена различными модными элитарными теориями, принадлежность к которым возвышает их адепта над окружающей толпой. Вроде того что «нам всё врут, история наша на самом деле страшна и ужасна, Сталин расстрелял десятки миллионов человек, а Пётр Первый на самом деле был дегенератом и уродом». Не отсюда ли Медный Урод?
Во-вторых, интеллигенция несёт в себе ещё один перекос. Он заключается в пропаганде главенства интеллекта и умственного знания. Это неправильно. Нельзя ставить умственное знание над практическим, а ум над всеми остальными функциями человека. Вот джентльмен. Это гармонически развитая личность, он и с людьми вежлив, и спортом занимается, и с женщинами любезничает, и книги читает, и к военной службе часто причастен. Интеллигент же — это главным образом книгочей. Он закомплексован, неразвит физически — ему не до этого, он посвятил себя книгам, и рад бы ущипнуть соседку или набить морду негодяю — но слишком уж затянули книги, необходимых навыков не успел приобрести, в детстве было интереснее почитать про мушкетёров и помечтать на эту тему, чем в спортзал сходить. Вот потому интеллигенция такая бессильно-мученическая, негармоничная. Нельзя таким людям доверять рулить обществом. А ещё многим из них приятно было бы увидеть и других уродами, тоже неудачниками или импотентами, особенно великих личностей — не потому ли Шемякин изобразил Медного Урода столь отвратительным?
В-третьих, интеллигенция несёт ещё одну беду — виртуализацию жизни. Интеллигенция привыкла жить книжным знанием и доходит это до того, что они уходят из реального мира в мир книжный, подобно тому как подростки иногда проваливаются в мир игр. Ведь это так просто — не знать, не понять на своей шкуре, а прочитать об этом в книге. И добро бы, если б в книгах было полное знание — но нет, увы, в книгах нет практического знания, к тому же в книгах много заблуждений. Мир интеллигента не реален, а выдуман им самим и его любимыми писателями. В реальной жизни царь Пётр был обычным человеком высокого роста — но в некоторых модных среди интеллигенции книгах получила хождение версия, что он был сущим дегенератом (именно это дало почву для появления Медного Урода). Человек, стремящийся к истине, покопался бы в разных источниках, проверил бы их достоверность, сделал бы выводы и отбросил бы глупые версии — но интеллигент стремится не к истине, а к целостной картине мира, сложенной из прочитанных книг. Вдумайтесь — не к истине, а к целостной картине мира. И чем более полную картину мира человек имеет в голове, тем более он склонен отрицать факты, вступающие в противоречие с этой выстраданной моделью. «Тем хуже для фактов», как говорится. Так уж работает мозг — но беда интеллигента в том, что модель его мира построена не на настоящих, а на виртуальных фактах из книг, и подчинён его мир не реальным законам, а законам литературы, где висящее в первом акте ружьё к третьему обязано выстрелить. И привычка жить в мире книг столь сильна, что зачастую он даже не отличает реальных событий от художественной литературы. Или ещё хуже — от кино и телефильмов. Начнёшь с кем-то обсуждать исторический вопрос, а он вдруг в качестве аргументов начинает пересказывать художественный фильм, да ещё возмущаться твоей глупости — как, мол, ты разве не понимаешь, что Судоплатову верить нельзя, он ведь негодяй, ведь в НКВД работали одни палачи и садисты, посмотри «Утомлённых солнцем», если не веришь. Или вот один мой знакомый опер из угрозыска жаловался, что ему часто попадаются задержанные, вполне культурные с виду, требующие адвоката и права на звонок — это они насмотрелись американских фильмов; то, что в России иные законы, им не приходит в голову. Этот уход от реальной жизни с переносом источника сведений в кино и литературу — признак глубокой порочности образа мышления, принятого в среде интеллигенции. И ладно, оставалось бы это личным делом интеллигента — но беда здесь в том, что интеллигенция, не отличающая реальности от домыслов, пытается влиять на реальную жизнь, которую благодаря свои книжным и киношным источникам сведений представляет в виде искажённых мифов, которые сама же и творит. И для этого у интеллигенции есть серьёзные рычаги, к великому сожалению. Интеллигентам верят и окружающие склонны признавать их за знатоков и экспертов, ведь они выглядят людьми разбирающимися во всём (хотя реально они ни в чём не разбираются, а лишь читали об этом и могут максимум поддержать дилетантские разговоры на множество околопредметных тем). А ещё интеллигенты заправляют в СМИ. Вернее, интеллигенты там просто собраны — а заправляют там люди, умело использующие ограниченность и слабости интеллигенции — подобно охотникам, управляющим собаками. И вот эта похожая на лающую свору масса, подставленная под телеувеличитель, начинает учить окружающих жизни, создаёт видимость своей великой численности и важности, плодит чёрные мифы… Такому дураку бы понимать, что слово стоит дорого и что пять минут рефлексии на экране могут стоить реальных человеческих жизней — но нет. Кстати, обратной стороной виртуализации является тот жуткий мир чёрных мифов, выплеснувшийся с перестройкой в СМИ. «Они не говорят нам Праааавду», — вопит интеллигент, видящий расхождение между жизнью и прочитанным, но не желающий понять что это не потому что ему врут и ограничивают свободу слова, а потому что жизнь сложнее слов, из которых составлены книги. И вот закономерный итог — интеллигенция с негодованием отвергает не устраивающее их «официальное» знание и бросается в сектантство и эзотерику, как религиозную, так и философско-историческую. И начинают гулять мифы один глупее и страшнее другого, имеющие силу только оттого что они являются альтернативой ненавистному «официозу». Взять то же советское общество — ведь оно оказалось устроено жизнью и историей гораздо сложнее и справедливее, чем это декларировалось в трудах основателей и в агитпроповских поделках — но интеллигенция не желала видеть реальной жизни, она желала чтобы жизнь укладывалась в прокрустово ложе книжного знания. И, не найдя сходства, взорвали реальное общество, болваны такие — хотя воевали лишь с химерами в своём воображении.
В-четвёртых, интеллигенция априори полагает себя высшей кастой. Технари считают себя кузнецами прогресса, гуманитарии полагают себя кузнецами человеческой культуры. Притом всех остальных — управленцев, военных, и уж тем более рабочих полагают людьми второго сорта, по определению глупее их. Поразительная спесь — и это несмотря на то, что среди тех же военных чрезвычайно высок процент очень грамотных инженеров, исследователей, психологов, врачей, а управление требует серьёзной подготовки, гораздо более серьёзной чем пять лет лекций в университете. Но нет — военные по определению не входят в высшую касту, не соответствуют образу умных людей. Рылом не вышли. Что мы имеем? Мы имеем очень порочный принцип поиска истины — интеллигенция ищет истину не в конкретных идеях и людях, а в первую очередь в своей касте избранных. Вам приходилось видеть, как два интеллигента сюсюкают в беседе друг с другом? Они могут нести жуткую банальщину и чепуху, но при этом довольно наивно полагать что все остальные окружающие просто не доросли до их интеллектуального уровня — всё равно всё решать им, интеллектуалам. И они с наслаждением и полным взаимным уважением ищут не истину, а лишь следуют принципу «рыбак рыбака видит издалека», подменяя суть дела своей кастовой принадлежностью и ища подобно персонажу анекдота ключи не там, где он их потерял, а там где висит фонарь. Отсюда интеллигенция наивно и дилетантски склонна совать свой нос в любые вопросы, которыми ведают неинтеллигенты — как же, они ведь такие умные, элита и мозг нации, а тут какой-то дурак-директор… А ведь любой, имевший реальный опыт управления, знает насколько это сложно и как долго этому учиться, какая практика нужна. Интеллигент же этого не знает — он уверен, что самые сложные проблемы решает он и самый тонкий ум именно у него. Оттого интеллигенция лезет в политику, оттого интеллигенция наломала дров в горбачёвские времена со своими безумными мифами, свернувшими шею обществу. Сидят теперь у разбитого корыта и удивляются — как же, мы ведь выбрали самый прогрессивный строй, при котором мы должны быть оценены по достоинству, стать средним классом и опорой общества. Выбрали строй — хотя сами не представляли как он должен работать в наших условиях, понадеялись что выбранный строй чудесным образом сам всё расставит на свои места. Выбрали.
Вот она, пятая болячка интеллигенции. Они считают, что жизнь следует обустроить (притом чтобы они как кузнецы прогресса оказались по справедливости у вершины пирамиды.) Не понять, как жизнь устроена и улучшить понятое — но найти некую Правду, жизнь не по лжи, которая сама всё должна устроить. Желательно книжную, на уровне труда какого-нибудь философа. Собственно, это свойство интеллигенции происходит из стремления быть причастными к обществу избранных, которым движется любой вступающий в касту интеллигентов — соответственно, найди такое общество или такую правду и всё, твои проблемы решены. Не правда ли, смахивает на язычество и поклонение божкам — вот в наше время, например, Рынку и всевозможным Правам Человека?
Пока мы рассматривали лишь интеллектуальные проблемы интеллигенции, проблемы знания и достоверности. Но это рассмотрение будет далеко не полным, если не рассмотреть такую сторону, как мотивация поведения. Любой человек имеет в своей жизни мотивы для поступков и ориентиры для их оценки. Как правило, это практичность и опыт. Мы выбираем работу, где больше платят или где нам интереснее. Мы выбираем край, где провели лучшие годы жизни, который обжили и обустроили и для которого растим детей — или честно выбираем чужой край, где много колбасы и автомобилей. И оцениваем нашу жизнь и наш выбор согласно своим представлениям о добре и зле, о справедливости и о своих интересах и интересах окружающих. Прагматично оцениваем. Интеллигенция же склонна оценивать жизнь иначе — с точки зрения какой-то высокой морали, а также оглядываясь на признание окружающих. Не с точки зрения личных интересов или интересов общественных, а с точки зрения абстрактных абсолютов, вроде пресловутой слезинки ребёнка или желания жить так, чтобы тобой и твоей страной восхищались и приводили в пример. Если интеллигент живёт в стране, которую другие цивилизованные страны не одобряют, то интеллигент становится несчастным, его тонко чувствующей натуре становится стыдно за свою Родину, он чувствует что живёт зря, не по правде — значит такую жизнь надо ломать и делать так чтобы восхищать окружающих и вызывать их одобрение, особенно тех, перед кем он комплексует. Для этого надо учитывать их мнение, рвать со страшным прошлым — притом быть в этом деле святее римского папы. Не потому ли среди интеллигенции так сильно прозападничество вкупе с ненавистью к нашему прошлому и нашим обычаям? Не потому ли интеллигенция в последние сто пятьдесят лет как свора дружно кидается на наше прошлое, истерически кляня «византийское, монгольское и большевистское наследие»? Всё дело в оценке. Хочешь нравиться окружающим — будешь плясать под их дудку. А если ты служишь себе и своей земле, тебе важнее твои дела чем слова каких-то лордов и кавалеров. Нам, простым нормальным русским людям, надо оценивать прошлое с той точки зрения, что оно дало нам и нашим потомкам. И тогда мы легко принимаем дела наших предков, от Владимира и до Сталина с Брежневым, сделавшим так много именно для нас и ради нас, своих потомков — а не ради похвалы от Маргарет Тэтчер. Нормальный человек всегда любит тех, кто делает ему добро, предков и товарищей. Да просто любит и уважает предков — интеллигент же может их ненавидеть и стыдиться, если их ненавидят дорогие для его самооценки люди, вроде западных интеллектуалов или товарищей по касте.
Интеллигенция — сборище воинственной серости с весьма невысоким по сути уровнем образования в областях, выходящих за пределы их узких специальностей. Сборище истеричное, рефлексирующее и имеющее ценностью такие зыбкие категории, как абстрактная высокая мораль и хорошее мнение окружающих. Ну ладно, раз они считают себя умнее окружающих — пусть бы критичнее относились к своим способностям. Ещё древние греки отмечали, что чем больше человек познаёт, тем больший перед ним открывается горизонт неизвестного и оттого тем скромнее оценивает он свои знания — но наша интеллигенция, если судить по их амбициям, вообще ничего ни в чём не понимает. Что неудивительно, если человек образованием имеет всего-то каких-то пять лет института, аспирантуру, пару толстых литературных журналов в месяц, несколько рекомендованных кастовым мнением книг и телевизор. Они стремятся не изучать мир, а проверять на нём свои «гениальные» модели и умопостроения. Каждый из них воображает себя умом, способным по капле воды восстановить существование океана, которому достаточно уже того что знает — и оттого они спесиво пренебрегают тщательным познанием, принося волюнтаризм и разрушение. Интеллигенция — это салон довольно ограниченных дилетантов, а их морализаторство зачастую противоречит интересам общества, от которого они начинают требовать соответствия своим истеричным идеалам вместо того чтобы оставить людей жить такими, какими они есть.
В сущности, можно ещё много писать о том, что интеллигенция — неудачный проект нашего общества, мутант, волей судьбы не умерший в начале жизни и влачащий жалкое существование на беду всем, но притом имеющий ложный образ интеллектуальной элиты общества. Можно вспомнить, как появилась интеллигенция из мещан-разночинцев, как формировалась, сколько бед натворила в нашей истории, раскачивая наладившее было спокойную жизнь общество то революционными, то контрреволюционными идеями, всякий раз не понимая, чем это чревато. Пусть нас не вводит в заблуждение, что большинство интеллигентов — люди умственного труда (или, скажем так, труда нефизического). В вопросах вне своей профессиональной сферы интеллигенция демонстрирует поразительную дремучесть и неспособность вести общество — более того, в силу негармоничного собственного развития интеллигенция просто опасна в роли гегемона. И хотелось бы, чтобы это мутант поскорее сгинул бы в истории — а вместо него пришёл бы новый ориентир, гармоничный и живой. Впрочем, история наша в ХХ веке уже родила такой ориентир в лице советского человека — строителя, учёного, защитника, покорителя, товарища. Да хоть какого — если кому-то не по душе коммунистический эталон гармоничной личности, предложите свой — главное, чтобы им не был перекошенный выдуманной жизнью истеричный неудачник. Каким бы мы ни видели своё будущее, но нам придётся повышать качество образования, воспитывать школьников гражданами, гармоничными личностями — знающими законы и права, язык, историю и имеющих представления о методологии познания, о логике и источниковедении — так чтобы ни одна каста не испачкала им мозги своим эзотерическим знанием избранных. Нужно воспитывать людей прагматичных и практичных, оценивающих прошлое и перспективы не слезинками ребёнка и не желанием нравиться «цивилизованным странам», а хотя бы своими личными прагматичными интересами — а ещё лучше оперирующих кроме личных ещё и общественными интересами. В СССР воспитали прекрасных технарей — но вот беда, их знание гуманитарных наук оказалось столь провальным, что это привело к тому, что они стали питательной почвой для разрушительных мифов и до сих пор в большинстве своём не разобрались в собственных заблуждениях. Именно среди технической интеллигенции до сих пор цветут безумные псевдоисторические теории всяких резунов, буровских или фоменко — именно по причине их лёгкости для чтения и того, что они заполняют пустое место в образовании нашей читающей публики. Гуманитарная интеллигенция тоже оказалась больна, уже своими тараканами, не последнее место среди которых занимает её неспособность адекватно оценить современное состояние общества и недавнюю нашу историю ввиду вопиющей технической неграмотности.
Вот и суди сам, дорогой читатель, разве не является закономерным рождение жуткого медного ублюдка, если почва для его появления и принятия столько лет удобрялась, как бы это помягче выразиться, мозгом нации? За что боролись, на то и напоролись. Я думаю, памятник следует всё-таки оставить, дополнив всего одной-единственной деталью, которой у него не хватает — табличкой, на которой написать: «Памятник представлениям российской интеллигенции о родной истории. В назидание потомкам.»
Дмитрий Никитич





Американские концепции «обезглавливания» противника

«Обезглавливание» вражеской армии как метод ведения войны применялся с древних времен. История дает немало примеров того, как охотились в прямом смысле этого слова за головами королей, военачальников, маршалов и генералов. В средние века уничтожение главнокомандующего накануне битвы могло привести к краху всей военной кампании.
ТАКТИЧЕСКИЕ ОПЕРАЦИИ ПО «ОБЕЗГЛАВЛИВАНИЮ»
Роль и значение военачальника возрастали вслед за развитием военной теории, военного дела в целом, технических средств ведения войны и в конечном счете привели к появлению института штаба (Генерального штаба) — планирующего, организующего и контролирующего органа военачальника. Постепенно и понятие «обезглавливание» противника» стало более широким по своему значению: уничтожение не одного военачальника, а всего штаба, штаб-квартиры, ставки военачальника, пункта управления. Это и является «головой» противника на поле боя. И все же роль и значение личности военачальника, лидера, командира не утратили своей важности.
В современных условиях, по мнению американского профессора Мартина Либицки, «удар по голове» может явиться решающим для исхода всей военной операции в целом, особенно если он нанесен заранее и в нужное время. Причем удар по пунктам управления (штабам) может оказаться даже более эффективным с военной точки зрения, чем уничтожение военачальника (командира).
Для нанесения «удара в голову» вовсе не обязательно использовать огневые средства поражения. В современных условиях наибольший эффект могут дать информационные средства воздействия — компьютерные вирусы, электромагнитные импульсы и просто выключение электроэнергии. Эти средства тем более эффективны, что для их применения и выведения из строя пунктов управления противника не нужно даже знать их точные координаты.
Опасность применения противником информационных средств воздействия на пункты управления вынуждает принимать ответные меры — в частности, проводить децентрализацию и рассредоточение системы управления войсками, создавать запасные и дублирующие сети, применять дорогостоящие средства защиты информации, прибегать к телеконференциям, создавать новые технологии.
«Голова» — система руководства и управления — всегда была и остается наиболее важным «центром тяжести» противника и своих войск. Ей всегда уделялось особое внимание, и в будущем защита «головы» всегда будет занимать верхнюю строчку в системе приоритетов государств и их вооруженных сил. Поэтому, по мнению Мартина Либицки, «в будущем будет просто глупым строить военную стратегию на предположении, что система руководства и управления противника может быть выведена из строя».
«Перерубание шеи» как метод «обезглавливания» представляет собой операции по перерезанию линий коммуникации и связи противника. К таким действиям, как свидетельствует история войн и вооруженных конфликтов, противники и оппоненты прибегали всегда. Однако в результате развития радио и электронных средств коммуникации (соответственно с 20-х гг. и середины 90-х гг. XX века) роль и значение операций, направленных на нарушение функционирования системы связи противника, становятся все сложнее. Система связи, подобно кровеносной системе организма, пронизывает собой всю военную организацию общества, вооруженные силы в целом и отдельные их компоненты на театре военных действий.
СТРАТЕГИЧЕСКОЕ «ОБЕЗГЛАВЛИВАНИЕ» ПРОТИВНИКА
Тактический и оперативно-тактический уровень операций по «обезглавливанию» противника дополняется операциями стратегического уровня, нацеленными на уничтожение политического и военно-политического руководства противника. Операции на этом уровне могут вестись в отношении стран, политический курс которых не соответствует интересам и ожиданиям Вашингтона.
В рамках «обезглавливания» предполагается как физическое уничтожение лидеров государства-противника, так и моральная и политическая дискредитация их в глазах местного населения и мировой общественности. Для проведения акций физического устранения лидеров противной стороны могут привлекаться силы специальных операций и другие силы и средства вооруженных сил и специальных служб. Примером такой операции может служить спецоперация российских военных по уничтожению Джохара Дудаева. Образцом дискредитации политического лидера в глазах собственного населения и мировой общественности стала операция Вашингтона против бывшего югославского лидера Милошевича.
В марте 2001 года в корпорации RAND была завершена разработка специального исследовательского проекта «Операции против лидеров противника», посвященного проблеме «обезглавливания» противника. Аналитики из RAND подробно рассмотрели 24 операции, нацеленные на уничтожение лидеров противника, которые организовывались и проводились США и другими государствами за последние 50 лет.
Авторы исследования выделяют три формы операций против лидеров противника:
1.Операции, направленные непосредственно против личности лидера.
2.Операции, предназначенные для инициации и содействия в смещении лидера посредством внутренних заговоров или восстаний.
3.Операции, содействующие смещению лидера в результате вмешательства внешней военной силы (вмешательства извне).
Соединенные Штаты имеют богатый опыт по подготовке и проведению открытых и тайных операций против лидеров иностранных государств с целью изменения их политики и поведения на международной арене. В связи с этим, как указывается в исследовании корпорации RAND, целями США в этих операциях могут быть:
 — принудить враждебные государства отказаться от своей политики или поведения, если они направлены против американских интересов;
 — сдержать противника от возможных будущих акций против американских интересов;
 — сместить (низложить) потенциально враждебные режимы;
 — лишить противника способности вести войну или прибегнуть к терроризму.
Американские специалисты описывают три «потенциальных механизма» по приведению политики лидера враждебного государства в состояние, соответствующее американским интересам.
Во-первых, враждебный лидер, политика или поведение которого, по мнению США, являются неприемлемыми, может быть уничтожен или выведен из строя и заменен преемником, политическая ориентация которого будет более соответствовать американским интересам. Во-вторых, лидер иностранного государства может посчитать вероятность американского удара по его личности и власти столь высокой, что он уступит требованиям США, чтобы избежать возможного удара в будущем. В-третьих, уничтожение лидера может вызвать борьбу за власть и внутренние распри внутри лагеря противника и заставить новое руководство искать передышку в конфликте и согласиться с решением, приемлемым для США.
В военное время, как отмечается в докладе «Операции против лидеров противника», действия по «обезглавливанию» будут направлены на то, чтобы лишить руководство противника и его командование на поле боя доступа к информационным ресурсам — системе управления и командования, системе связи, компьютерным сетям и т.д. Считается, что физическое устранение командира, особенно способного военачальника, может привести к деградации всей системы управления войсками противника на поле боя. Успешная операция по «обезглавливанию» может также негативно отразиться на морально-психологическом состоянии противника.
«Обезглавливание» противника как метод ведения военных действий был применен американцами 19 марта 2003 года в первые дни операции «Шок и трепет» в Ираке, когда по местам предполагаемого местонахождения военного и политического руководства Ирака был нанесен мощный «точечный» удар крылатыми ракетами и самолетами-невидимками F-117. За двое суток до этого президент США Дж. Буш выступил с последним ультиматумом в адрес Саддама Хусейна, призывая последнего сдать власть.
Как считали американские специалисты, успешная операция по «обезглавливанию» противника в первые часы войны могла бы сделать всю военную операцию ненужной. Однако ситуация в Ираке с самого начала стала развиваться не по американскому сценарию. Уничтожить Саддама Хусейна и политическое руководство Ирака первым ударом не получилось. Данные разведки оказались недостаточно надежными, а сам иракский лидер был достаточно осторожен — в любом случае операция по «обезглавливанию» провалилась. Более того, сразу вслед за авиационно-ракетными ударами военное командование США было вынуждено начать активные боевые действия, хотя сухопутные войска еще не были готовы идти в бой.
«ОСЕЛ, НАГРУЖЕННЫЙ ЗОЛОТОМ»
После окончания стадии активных военных действий в Ираке в ходе операции «Шок и трепет» 2003 года стали известны подробности еще одного способа «обезглавливания» противника, к которому весьма успешно прибегала американская сторона. Этот способ известен издревле. Его в качестве афоризма сформулировал еще царь Македонии Филипп, отец Александра Македонского, который говорил: «Осел, нагруженный золотом, возьмет любую крепость».
Некоторые детали операций по подкупу военно-политического руководства Ирака в ходе военных действий с войсками США и Великобритании в 2003 году стали достоянием гласности уже после окончания военных действий.
Согласно некоторым дипломатическим источникам, переговоры между американцами и лидерами Республиканской гвардии, а также командирами фидаинов Саддама начались еще до начала военных действий без ведома Саддама Хусейна. Такие переговоры велись, в частности, с кузеном Саддама генералом Аль-Тикрити, командующим Республиканской гвардией в Багдаде.
Вскоре переговоры американцев с генералом Аль-Тикрити зашли в тупик, однако в ходе военных действий, когда он потерял связь с Саддамом Хусейном, после того как было объявлено о бомбардировке американцами здания в Багдаде, предположительно унесшей жизни Саддама и двух его сыновей, Аль-Тикрити понял, что необходимо действовать.
Аль-Тикрити не поверил информации американцев о гибели иракского лидера и предположил, что Саддам бежал из Ирака в другую страну. Генерал воспринял случившееся как результат «сделки», заключенной между Россией и США, вследствие которой Саддам покинул Ирак вместе с российским послом, направлявшимся в Москву через Сирию.
Боязнь Аль-Тикрити стать «козлом отпущения» привела его в конечном счете к возобновлению переговоров с американцами, что вызвало «прекращение огня» между сторонами и фактически решило судьбу военной кампании.
Американская сторона на полуофициальном уровне признала, что широко прибегала к подкупу иракских военачальников. В интервью еженедельнику «Defense News» командующий американским Центральным командованием генерал Т.Фрэнкс заявил, что армейское командование США в конце войны подкупало иракских командиров, заставляя их без боя складывать оружие. Комментируя признание генерала, американский военный обозреватель Фред Каплан делает вывод: «Одна крылатая ракета стоит от 1 до 2,5 млн. долларов. Но взятка в таких размерах будет намного более «точным оружием» и к тому же совершенно бескровным».
Охота за бывшими лидерами саддамовского Ирака активно продолжалась и после окончания военной стадии конфликта, закончившись поимкой самого иракского диктатора. Примененный американским командованием метод «материального поощрения» за информацию о разыскиваемых политических и военных деятелях из знаменитой «колоды карт» дал свои плоды.
К подкупу лидеров противника американские вооруженные силы прибегали и в недавних операциях в Афганистане, что обеспечило им быстрый разгром «Талибана» и «Аль-Каиды». По различным сведениям, один полевой командир в зависимости от своего ранга «стоил» от 50 тысяч до 1 миллиона долларов. Общая сумма только известных сделок превышает 7 миллионов долларов.
По мнению экспертов, это — лишь видимая часть айсберга. Помимо полевых командиров соответствующий «гонорар» выплачивался племенным старейшинам, а также пуштунским племенам на территории соседнего Пакистана, чтобы те не вмешивались в конфликт в Афганистане.
В любом случае, как считают американские специалисты, прямой или опосредованный подкуп руководства противника является наиболее эффективной и «гуманной» формой операций по «обезглавливанию». Сделка (выплата денег) выгоднее, чем трата материальных ресурсов и времени, риск для жизни своих солдат и офицеров, политические и иные издержки крупномасштабной военной операции. Эта практика проверена временем и активно применялась на всех континентах во все исторические эпохи.
Игорь Попов

Разруха в умах и в домах

Часто говорят, что главная причина кризиса – разруха в умах. Говорить-то говорят, но особых усилий, чтобы эту разруху преодолеть, пока что не видно. На короткий по историческим меркам момент В.В.Путин утихомирил волны политической суеты. Нет худа без добра, и наш долг – не растратить этот подаренный нам момент внешней стабильности. И главное наше дело – за этот момент «починить ум». Я скажу об одной важной неисправности – о повреждении меры.
Овладение числом и мерой – одно из важнейших завоеваний человека. Умение мысленно оперировать с величинами осваивается с трудом, его надо беречь и развивать. Но во время перестройки в мышлении интеллигенции случилась необычная болезнь — утрата расчетливости. Произошла архаизация сознания слоя образованных людей.
А ведь Россия, и царская, и советская, была сложным традиционным обществом в состоянии быстрой модернизации – но без слома своих культурных оснований. В этом хрупком состоянии прослойка европейски образованных людей («интеллигенция») жизненно важна как носитель духа модернизации. Понятно, что откат назад в «навыках мышления» интеллигенции чреват тяжелым кризисом.
Этот откат, на мой взгляд, затронул всех, похвастаться особой устойчивостью некому. Утрата меры наблюдалась в мышлении и левых, и правых, и западников, и патриотов. Важное свойство расчетливости — способность быстро прикинуть в уме порядок величин и оценить, в какую сторону ты при этом ошибаешься. Когда расчетливость подорвана, сознание людей не отвергает самых абсурдных количественных утверждений, они действуют на него магически. Человек теряет чутье на ложные количественные данные.
Особенно нужно чувство меры в условиях кризиса. В это время на первый план выходит способность власти, элиты, общества в целом реалистично измерять масштабы возникших перед ними угроз и тех средств, которые есть в наличии для того, чтобы эти угрозы устранить или хотя бы оттянуть «до лучших времен». Здесь тяжелый ущерб наносит несоизмеримость в умозаключениях, когда мера не соответствует реальности, не позволяет ни понять ее, ни разумно воздействовать на нее.
В том кризисе, что поразил сейчас Россию, вышло наоборот – эта способность была не мобилизована, а утрачена. Само это стало одной из причин углубления кризиса. Нагляднее всего это видно в словах и делах власти. Однако эти проявления — лишь внешнее выражение того, что происходят в умах нашей интеллигенции.
Так уж получилось, что вся наша властная верхушка, а также «бизнес-сообщество» — часть интеллигенции (по данным ВЦИОМ, «94% новой российской элиты имеют высшее образование, причем каждый пятый получил ученую степень или обучался еще где-нибудь после окончания вуза»). Если уж не о делах, то о словах власти точно можно сказать, что они «подгоняются» под образ мысли интеллигенции. Поэтому заявления ведущих политиков отражают состояние ее умов.
Здесь просто бросается в глаза утрата способности увидеть несоизмеримость величин, которые сам политик представляет как вполне соизмеримые. Политик вполне мог бы умолчать о количественной мере (как это делал Ельцин) – чтобы несоизмеримость не стала скандально очевидной, но он ее не ощущает. И, судя по всему, ее не ощущает его аудитория. Вот тема, которую поднял сам В.В.Путин в его «телефонном разговоре с народом» 18 декабря 2003 г.
Не секрет, что перевод ЖКХ на рыночную основу привел к тому, что стала быстро расти доля аварийного и ветхого жилья. В.В.Путина спросили: «Объясните мне, пожалуйста, почему государство так много говорит и так и не решило проблему ветхого жилья?» Ответ В.В.Путина был таков: «Проблема накапливалась десятилетиями и не решалась десятилетиями. Может ли она быть решена немедленно? Наверное, нет… А какой выход? Он в развитии ипотечного кредитования». Он даже назвал величину проблемы – 90 млн. кв. м или 3,1% всего жилого фонда (тут, кстати, помощники информировали его неточно – это данные на конец 2001 г., а на конец 2003 г. аварийного и ветхого жилья уже было около 140 млн. кв. м).
Уточним обстановку: в 1960-1980 гг. проблема ветхого жилья именно решалась, причем самым обычным способом — посредством массового строительства и переселения людей из ветхих жилищ в новые со сносом ветхих домов, а также путем планового капитального ремонта жилого фонда. Так доля ветхого жилья держалась на уровне 1% (в 1990 г. 1,3%. Но в ходе реформы жилищное строительство было сокращено в три с половиной раза (373 тыс. квартир в 2001 г. против 1312 тыс. в 1987 г.). Кроме того, двенадцать лет почти не вкладывалось денег в капитальный ремонт, так что разрушается и то жилье, которое при нормальном содержании послужило бы еще не один десяток лет. Период обновления жилищного фонда страны сменился периодом его деградации.
Качественный перелом в процессе старения жилищного фонда произошел с приходом к власти В.В.Путина, после 1999 г. Не по его вине, конечно, просто без ремонта жилье быстро «дозрело» до аварийного состояния.
Разумеется, деградации жилого фонда многие не замечают. На деле масштабы его огромны, он идет с ускорением и в настоящий момент представляет угрозу общенационального масштаба. Она требует осмысления и ответа. Что же касается аварийных домов, то проблема срочная, т.к. площадь аварийного жилья в РФ составляет 50 млн кв. м, (в 1,5 раза больше ввода нового жилья). Из такого жилья власть обязана людей переселить. Каковы же действия власти? Начата программа «Переселение граждан РФ из ветхого и аварийного жилищного фонда». Ее задача — ликвидация до 2010 г. ветхого и аварийного жилого фонда, признанного таковым до 2000 г. На все это выделено 32 млрд руб., из них 60% бюджетные средства, 40% – внебюджетные.
Вдумайтесь в эти величины – всерьез ли это? Можно ли за 1 млрд. долларов построить 80 млн. кв. м жилья для замены ветхого? По средним ценам в РФ можно построить лишь 2 млн. кв. м. Как это понимать? Ведь масштабы проблемы и выделяемые средства совершенно несоизмеримы. Может, власть будет строить не дома, а бараки?
К тому же как хитро – обещают заменить жилье, учтенное в качестве ветхого до 2000 г. А с тех пор объем ветхого жилья прирастет еще на 250 млн. кв. м – если его прирост удастся остановить на уровне прироста 2003 г. И заметьте — телевидение уже трещит, что в 2010 г. «в РФ не будет ветхого жилья».
9-11 февраля 2004 г. Госстрой России, Министерство жилищного строительства и городского развития США и Всемирный банк провели в г. Дубна международный семинар «Жилищное финансирование, ипотечное жилищное кредитование». Выступали вице-премьер В.Яковлев, председатель Госстроя Н.Кошман, замминистра экономики А.Дворкович. Главный доклад сделал зампред Госстроя В.Пономарев. В пресс-релизе сказано, что «ветхий и аварийный фонд ежегодно растет на 40%». (Кстати, там же сказано: «Около 6% населения имеют возможность приобретать жилье по классической ипотечной схеме». Запомним эту цифру!). Рост на 40% в год – прикиньте, сколько это будет в 2010 г.!
И ведь такая несоизмеримость – по всем городам РФ. Вот вести с мест. «Аварийный жилфонд Самары 135,2 тыс. кв. метров. В результате реализации Программы (к концу 2010 года) будет ликвидировано 23,2 тыс. кв. метров аварийного жилфонда». Что же это за программа? Ликвидируют 1/6 часть от уровня 2000 г., а за это время аварийный фонд еще вырастет в несколько раз. Вот Саратов: ветхий и аварийный жилфонд 1,5 млн. кв. м. На программу расселения выделено 7,6 млн. руб. По данным мэрии, «чтобы решить проблему «падающих домов», необходимо 380-420 млн. руб. в год». Так проблему надо решить или не надо? Ведь выделена 1/50 доля необходимых средств! Разве это можно назвать «государственной программой»?
И что поражает? То, что министры сами называют эти несуразные, несовместимые величины – и хоть бы что! Как будто говорят самые обычные, разумные вещи. А журналисты эти вещи с умным видом записывают в свои блокноты или на видеопленку – и тоже хоть бы что, пускают их в прессу или в эфир, опять же, как разумные вещи! А люди точно так же читают или смотрят – и не замечают этой несуразицы. Да как же может Россия уцелеть при таком состоянии умов!
Известно, что дома требуют ремонта, а без него становятся «ветхими и аварийными». На ремонт денег не выделяют. Пресса бесстрастно сообщает, что 13.11.2003 г. на Всероссийском совещании Председатель Госстроя Н. Кошман отметил, что «при нормативной потребности в капитальном ремонте 4-5% за год в Ульяновской обл. отремонтировано лишь 0,04% государственного и муниципального жилищного фонда, в Удмуртской Республике, Алтайском крае, Кировской и Самарской областях – 0,1%, в Сахалинской и Ярославской областях – 0,2%».
На что же рассчитывает государство «Российская Федерация»? Ведь оно явно неспособно управиться с собственным хозяйством – и подвергает риску жизнь миллионов граждан. А что дальше?
Сам Н.Кошман говорит, что «задержка с проведением реконструкции еще на 10-15 лет приведет к сносу в некоторых городах России до 20% существующей жилой застройки». И это нам говорит министр, несущий ответственность за этот самый ремонт! А куда денутся 20% жителей, дома которых будут снесены? Ведь это сценарий техносферной войны, которую правительство ведет против населения.
Очевидно, что эта проблема по-разному ложится на плечи разных социальных групп – здесь идет не такое видимое, но более глубокое расслоение народа, чем по доходам. Приходит в негодность жилой фонд обедневшей части, а новые квартиры покупают исключительно представители зажиточного меньшинства. Это разделение абсолютно.
Как же представляют власти переселение людей из аварийных домов? Вот сообщение прессы: «В Госстрое готовятся предложения, направленные на ускорение темпов переселения. Смысл предложений в том, чтобы очередники, живущие в ветхих домах, получали новое жилье только в обмен на старое и с доплатой. «Доплатить придется разницу между стоимостью старой квартиры и новой», — пояснил ГАЗЕТЕ замглавы Госстроя Леонид Чернышов. В Госстрое уверены, что население способно расплатиться за новые квартиры. «В Минтруде посчитали, что у половины семей есть автомобиль и иностранная бытовая техника», — говорит Чернышов».
Как хотите, но это или издевательство, или идиотизм. Неизвестно, что хуже. Ведь логика бредовая с начала до конца. У моего соседа есть автомобиль – значит, я могу расплатиться за новую квартиру! Если у соседа есть автомобиль и импортный пылесос, из этого не следует, что даже и он сам может заплатить за квартиру, ибо автомобилю его красная цена 500 долларов, а квартире – 50 тысяч, то есть она в 100 раз дороже его «жигуленка».
Вернемся теперь к тому совету, что дал жильцам ветхих домов Президент – использовать ипотечное кредитование, то есть строить жилье за свой счет, взяв в банке кредит под залог квартиры. Адекватный ли это ответ? Нет, он нереалистичен – в нем содержится острая несоизмеримость. Нельзя за счет ипотеки мобилизовать средства, соизмеримые масштабам проблемы. Таких денег и у банков нет.
К тому же в ветхих домах проживают бедняки, которым банки кредита не дают. Вот сводка с совещания, проведенного под руководством В.Яковлева: «Сейчас денег у населения нет, а ипотечные кредиты получить не так просто. Нужен весьма приличный легальный ежемесячный доход (от $800-1000), от которого прямо зависит размер предоставляемого кредита. Проценты высоки — 10-15% годовых, и процедура оформления не так-то проста. Банки не дают ипотечные кредиты на начальной стадии строительства — ведь предмета залога не существует». Доход на члена семьи 800-1000 долл. в месяц – вот кому доступна ипотека. Но такие люди не живут в ветхих домах. А те, кто живет, имеет доход 50 долл. на человека – в лучшем случае! Кому советует В.В.Путин брать ипотечный кредит в банке?
Понимают ли это министры В.В.Путина? Понимают – только ясно выразить боятся. Вчитайтесь в сумбурное и лишенное логики, но в главном верное высказывание председателя Госстроя РФ Н.Кошмана (08.04.2003): «Что касается социального жилья, то у нас есть программа «Жилище»... Но мы не можем вытянуть всю лавину, потому что идет старение жилья. Например, в этом году в состояние ветхого и аварийного жилья перешло 22 миллиона квадратных метров — то есть 7 миллионов мы как бы компенсировали, а еще 15 осталось… Поэтому вопрос будущего — это ипотечное строительство... Но как быть с самым многочисленным слоем бюджетников — учителями, врачами, пенсионерами, имеющими строго фиксированную ставку, которые не осилят первоначальный взнос в размере 30%?.. В этом году мы должны запустить ипотеку, потому что год не решаем проблему, а за это время стареет котельная, трубы, оборудование, все, что необходимо для развития ипотеки, — поэтому мы усложняем положение, затягивая процесс. А через год-два вообще все может рухнуть, это реальность».
Что здесь главное? Прежде всего, ход старения жилья, который Н.Кошман определил словом лавина. Государство от этой проблемы уходит и предлагает гражданам строить жилье за свой счет. Далее сам же министр признает, что «самый многочисленный слой» не осилит даже первый взнос, (как будто оплату 70% квартиры они осилят). И какой же вывод? Вывод такой, что «мы должны запустить ипотеку» срочно, уже в этом году, потому что «через год-два вообще все может рухнуть». И после этих шизофренических заклинаний министра нам говорят, что экономика РФ находится в расцвете и ВВП вот-вот подскочит вдвое. Что же тогда означает выражение «через год-два вообще все может рухнуть, это реальность»?
Вообще, видение проблемы ЖКХ у нашей власти представляет собой мозаику величин, совершенно несоизмеримых между собой. Как будто все инструменты меры испорчены. На головы обывателей льется непрерывный ручеек утверждений, в которых концы одних величин никак не вяжутся с концами других. И ничего! Никто этого как будто не замечает. И дело – не в частных проблемах. Надо нам настроиться так, чтобы за каждым таким случаем мы видели поломку нашего национального сознания и думали над тем, как ее исправить.
С. Г. Кара-Мурза

Времена, 11 апреля: Неумелая работа Познера

1. Совесть – за борт! Главное – проценты!
Первая часть передачи, посвящённая налогам и перспективам социальной политики государства, не несёт сколь-нибудь важной смысловой нагрузки. Забалтывание, перечисление цифр, процентов, социальных групп льготников, программ, фактов и фактиков, создают впечатление, что перед Кудриным стоит задача заморочить голову аудитории, чтобы она вообще перестала что-либо понимать в происходящем.
Пожалуй, ориентирами для понимания сути этой части, могут служить два «вопрос-ответа».
В самом начале Познер спрашивает Кудрина: вроде налогов станут брать меньше, а платить придётся больше – так ли это? И честный ответ Кудрина: нет, не так!
Позднее Познер интересуется: нет ли противоречия между удвоением ВВП и пропорциональным (в 2 раза) снижении уровня бедности в стране? Кудрин начинает что-то путано объяснять и Познер явно подводит нужный результирующий вывод: то есть решение этих 2-х задач не противоречит друг другу? Ответ: Нет.
Оба эти вопроса и закономерные на них ответы призваны, по идее, успокоить аудиторию и внушить ей «уверенность в завтрашнем дне», от которой она за последние пятнадцать лет успела отвыкнуть. На самом деле опыт, приобретённый ею за этот срок, подсказывает: если успокаивают – значит, будут грабить!...
Перспективы существования населения нашей страны в ходе активизировавшейся после выборов политики столь безрадостны, что скрыть их уже ничем нельзя. Раньше хоть можно было списывать кризис на «проклятых коммунистов» и «мрачное наследие плановой экономики», на «трудности переходного периода» от социализма к капитализму… На всё, что угодно, чтобы оправдать ужасающее положение в стране. А теперь на кого всё свалишь? Социальные программы сворачиваются – а жизнь дорожает. Программы эти были тем немногим, что позволяло хоть как-то существовать подавляющему большинству населения. А что делать людям теперь, когда их с одной стороны заставляют платить за жильё и «коммуналку» «по полной», с другой ставят в зависимость от копеечных компенсаций (для «рядовых» пенсионеров Кудрин нехотя озвучил цифру компенсаций: 200 – 300 рублей… Комментарии, как говорится, излишни), и вдобавок – реально начинают выкидывать людей из их квартир за неуплату?
Оставим в покое тот факт, что не эта власть людям эти квартиры давала (если начать разрабатывать эту тему, получим очень любопытные выводы о сущности нынешней Системы… Например, что она является, по сути, открытым грабежом и никакого отношения к экономике не имеет).
Но остаётся только удивляться: неужели рациональное мышление у властей атрофировалось настолько, что они не понимают, ЧЕМ закончится подобная изуверская политика по отношению к своему собственному народу? Расплачиваться за всё придётся – и расплата ставит под сомнение возможность вольготно пользоваться наворованным за годы реформ.
Если бы хоть здравый смысл, или совесть подсказали Кудрину и Ко, что нельзя отбирать всё и загонять людей в угол – а то ведь можно потерять, что имеешь сам… Так нет – создаётся впечатление, что ни того, ни другого у генерации современной российской элиты просто нет. Не случайно фраза Тарасовой, что, дескать, «совесть должна быть у властей», была пресечена и свёрнута Познером. Он, похоже, просто растерялся. Какая, право же, бестактность – произносить слово «совесть» в присутствии видного российского либерала!... Только цифры!
Необходимо признать, что цели своей в первой части передачи, Познер не добился. Вместо забалтывания вопроса, лживость социальной политики нынешней Системы предстала во всей своей красе. В очередной раз стало понятно: будет ли существовать наш народ, нет ли – нынешней власти без разницы. Последнее даже предпочтительнее. Во-первых, если нет народа – нет и связанных с ним проблем. А во-вторых, если уморить часть народа голодом, то и количество «живущих за чертой бедности» снизится радикально (ведь как раз они и начнут вымирать). Так, глядишь, и программу «борьбы с бедностью» можно будет выполнить…
2. «Что делать, Лёлик!?».
Парадоксально, но и вторая часть передачи так же передаёт явную растерянность Познера. Вернее, не Познера, а его настоящих хозяев, которые организовали агрессию против суверенного государства и структурным филиалом которых стало ОРТ. Теперь – по поводу событий в Ираке. Как же так, волнуются они, почему? Экие, однако, бессовестные и нецивилизованные иракцы – так метко стреляют и не боятся воевать с нами! Мы им и гуманитарные бомбёжки, и гуманитарную помощь, и по телевизору показывали, как они наперегонки друг с другом сдавались нашим доблестным «форсиз»… А они такую бяку нам устроили – целое восстание! Да ещё столь успешное… Нет, ну вот ведь подлые, а!?
Приходится, хоть это многим и не нравится, констатировать две вещи:
1. В Ираке налицо полный провал американской конструкции мироустройства, показательный дефолт их идеологии. Далеко не везде можно добиться своих целей «гуманитарными» агрессиями и внедрением демократии посредством бомбардировок и артобстрелов. Мир сопротивляется, причём так, что механизмы, понятные и удобные американцам и всем, кто с ними самоидентифицируется, не работают или работают против своих хозяев.
2. Американцы постараются извлечь выгоду из сложившегося в Ираке положения, даже если им придётся оттуда уйти. Американцы нужны (и, следовательно, могут заработать) только там, где есть нестабильность, кризисы, войны, конфликты и пр. То есть там, где они могут выступать в роли «разводящих», беря за посредничество необходимые им ресурсы… Американцы (и стоящие за ними силы) могут даже допустить свой уход из Ирака. Но вот чего они точно не допустят – так это установления в Ираке самостоятельной и сильной власти, которая сможет а) прекратить хаос в стране и обеспечить своему народу сносные условия существования на начальном этапе и б) использовать имеющиеся в Ираке полезные ископаемые не для снижения стоимости бензина в США или Великобритании, а для собственного развития…
Последнее вытекает из ставшего традиционным правила американской политики: организовывать свою деятельность так, чтобы один ударом добиваться сразу нескольких целей. Или, по крайней мере, чтобы при любом развитии событий не остаться в накладе. Вот этому у американцев нужно, без сомнения, поучиться.
Очень показателен состав приглашенных. Кроме Гейдара Джемаля и Акрама Хазама, остальные – люди, в чистом виде живущие на американские гранты: Игнатенко, Мирский, Малашенко. Плюс не «свежая», а совершенно «бестолковая» голова г-жа Тарасова – ей жалко американских солдат и абсолютно наплевать на иракских детей. И это от них ждать объективности? Как они могут укусить кормящую их руку? Познер на передаче умело разыгрывал традиционный приём «подмену понятий». За организованным им противостоянием «американисты-исламисты» прячется главное. И не случайно никто из его проамериканских помощников не стал обсуждать то главное, что на самом деле нужно было обсуждать: чего это американцы напали на Ирак? И что в итоге из этого получилось? Ведь все обсуждения – кто поддерживает сейчас американцев, сунниты или шииты, будет ли гражданская война в Ираке или нет? – всё скрывает главные вопросы.
Собственно, даже то, что скрывает эти вопросы, для американцев ну оч-чень неприятно… Поэтому факт полномасштабной народной войны против оккупантов (напомним: ровно год назад CNN показывала, как радостные толпы иракцев встречали захватчиков хлебом-солью… Несмотря на то, что «толпы» были очень уж похожи друг на друга и не понятно, где сняты, всё равно ролик смотрелся не хуже, чем реклама Stimorol) американцы и работающий на них Познер сводят к проискам одного-единственного человека. В начале был Саддам. Теперь стали всё валить на Муктаду Ас-Садра. Хозяев Познера можно понять: лучше признать наличие нового «диктатора», чем факта неприятия целым народом американских ценностей и американской политики.
Приятно удивила потрясающая объективность шефа московского бюро катарской телекомпании «Аль Джазира» Акрама Хазама. Его фраза, что для восстановления стабильности, мира и нормального развития в Ираке нужен жёсткий авторитарный лидер, пусть даже Хусейн, вызвала неприязненное замешательство у Познера. Как же так – а демократия!?
Это высказывание (после которого зал начал аплодировать) поставило ведущего в положение командира, бездарно проигравшего бой при явном превосходстве своих сил над противником. Арабский журналист сказал простую и очевидную истину: демократия, в евроцентристской её трактовке, нужна там, где а) объективные социально-политические условия допускают её использование и б) где население не имеет иной, успешной и тысячелетиями апробированной системы государственной стабильности. То есть на лицо, опять же, полный дефолт американской идеологической машины, твердившей всему миру обратное (глядя, как рушатся эти мифы, стоит признать: советский агитпроп был куда эффективнее…).
И не парадоксально ли, что это же самое подтвердил и сам Познер! Вспомним его утверждение: СССР ушёл из Афганистана, и там остались и Талибан, и террористы. Значит, уходить не стоило? А зачем же от нас этого десять лет требовали, а теперь пятнадцать лет за это хвалят? Ведь и Талибан, и террористов – ту же «Аль-Кайеду» – создали сами американцы. На самом деле признание ведущим объективной пользы советского военного присутствия в Афганистане очень важно и очень приятно. Можно даже предположить, что у г-на Познера стала просыпаться совесть и, через несколько передач, мы услышим, что и сам ввод ОКСВА был вполне оправданным. А там, глядишь, он скажет, что и Перестройку начинать не стоило, а нужно было сохранять СССР…
3. «Все народы – быдло!»
Последняя часть, традиционное «заключительное слово», стала попыткой хоть как-то реабилитироваться за полностью проигранные две предыдущие части. Рассказ о французах и полной маразматичности западноевропейского «резистанса» призван был показать аудитории: все люди – дерьмо. Вот и французы, на что уж культурная нация (кому, как не мне, Познеру, об этом знать) – а и то, вон что творили! И «сопротивлялся» у них всего-то один процент населения. И те, кто плевал и ругался на пленных американцев, кто приветствовал Пэтена, через четыре месяца приветствовали тех, против кого Пэтен воевал и кого сами парижане оплёвывали совсем недавно. И вообще – женщин стригли, раздевали донага, и позорили только за то, что те переспали с оккупантами. Ай-яй, как неполиткорректно!...
Что за этим стоит? Что должна, по замыслу ведущего, прочесть аудитория, к которой он обращается?
Познер объясняет нам: мало ли, что там делают и думают народы мира, в частности иракцы. Вчера встречали американцев хлебом-солью (ранее не зря упоминалось об этом), сегодня хулиганят… Они все такие же плохие, как и те французы! Это же быдло, сброд…
Вот есть, к счастью, такие серьёзные люди, как Буш, как Кондолиза Райс… Они, не взирая на разгул быдла, работают, строят новый, красивый, демократичный и цивилизованный мир. И им не нужно мешать – они же для общего блага стараются! Ведь народы мира сами не понимают, что им нужно! Они же грубые, бестолковые и злые (что французы, что иракцы…).
Таким ловким манёвром, жертвуя французами (и кое-чем ещё), Познер переводит вопросы сопротивления государственному терроризму США в разряд обычных беспорядков беснующихся люмпенов. Нет никакой освободительной борьбы, никакого народного сопротивления американцам – есть просто бунт черни!...
Интересно, а как отнесутся к такому обороту дел французы?
Кстати, любопытно, что Познер фактически развенчал настойчиво внедряемый сегодня в мире вариант «истории по-американски». Согласно ему, нацизм победили участники «Сопротивления» при поддержке англичан и американцев (ничего не напоминает?). А Сталин им только мешал и вообще непонятно, на чьей стороне воевал.
Теперь вдруг, благодаря Познеру, мы «узнаём», ЧТО на самом деле представляло из себя европейское подполье (как метко заметил один из современных авторов, «в рядах Вермахта воевало больше бельгийцев, чем сражалось в «Сопротивлении»). Чего доброго, скоро Познер расскажет нам, что фашистов победил именно Советский народ. А «союзнички», по своему обыкновению, ждали, чего бы от нашей Победы урвать себе.
Впрочем, если Познер действительно такое скажет когда-нибудь, нам следует стать предельно внимательными и осторожными. Просто так он ничего не говорит, а то, что говорит, несёт в себе смертельный для нашего народа яд.
Такие уж у нас пока ещё «Времена».
Группа Q


Война в Ираке переходит в новую фазу

Похоже, американцы в который раз наступают на одни и те же грабли. В Ираке после короткой и победоносной войны и свержения режима Саддама Хусейна поднимается волна нового, еще более масштабного противостояния Вашингтону. По стране прокатилась серия мощных выступлений шиитов, организованная сторонниками крайне радикального духовного лидера 31-летнего Моктады Садра, который резко выступает против присутствия США. Несколько дней назад американские власти в Ираке объявили его вне закона, и военные, получив ордер на арест, открыли охоту за имамом.
Сегодняшняя ситуация в Ираке в значительной мере сходна с тем, что уже происходило в Афганистане, в Чечне и в какой-то степени во Вьетнаме. Каждый раз после окончания непосредственных боевых действий и некоторого периода стабилизации начиналось, несмотря на все внутриполитические противоречия, мощнейшее противодействие введенным воинским контингентам, которые проводили операции по блокировке действий противостоящих группировок и уничтожению их лидеров. В результате таких, часто крайне грубых действий гибель мирных граждан во много раз превосходила чисто военные потери. Разрушение национальной инфраструктуры, медицинского и социального обеспечения, а также других жизненно важных структур мирного времени приводило к огромному росту потерь среди гражданского населения. Во всех случаях количество сторонников оккупационных войск снижалось до очень низкой, практически нулевой отметки. Как правило, большинство изначально поддерживающих действия введенных войск или нейтрально настроенных слоев общества в конечном счете переходили на сторону сил национального сопротивления.
События в Ираке происходят на фоне борьбы суннитских и шиитских лидеров за власть, продолжающуюся уже многие десятилетия. По некоторым данным, численность шиитов составляет 58,3%, из них настроены антиамерикански — 98,9%. Из 30,7% суннитского населения американцев поддерживает только 0,8%. 23% курдского меньшинства, насчитывающего 5,68% населения страны, также выступают против действий Вашингтона. В целом антиамерикански настроено 97,8% населения Ирака.
Сунниты в течение многих десятилетий занимали руководящее положение в стране. Сейчас, когда они фактически потеряли свое влияние, шиитские лидеры надеются изменить политическую ситуацию в стране и захватить вожделенную власть. Сделать это в присутствии воинского контингента Америки практически невозможно. Поэтому имам Садра объявляет о непримиримой войне с США и стягивает под свои знамена всех иракцев, антиамериканские настроения которых достигли своего пика. По заявлению одного из его сподвижников, численность вооруженного контингента иракцев может превысить 4 млн. бойцов, что во много раз превосходит сегодняшнюю численность американских войск, составляющую 130 тыс. человек.
Антиамерикански настроенный арабский мир скорее всего окажет Ираку громадную военную помощь, прежде всего — суннитам. Шиитский Иран поддержит «свою исламскую революцию». Ситуация может выйти из-под контроля Белого дома не только внутри страны, но и на всем Ближнем Востоке, что чревато крайне большими политическими и экономическими последствиями для США.
Хотя Буш предполагает 30 июня этого года вручить власть в стране марионеточному правительству при сохранении американского главенства, происходящие события свидетельствуют о том, что до этого еще очень далеко. Министр обороны США Дональд Рамсфелд, комментируя положение в Ираке, заявил, что контингент ВС может быть увеличен, если этого потребуют обстоятельства.
Парадокс заключается в том, что и сторонники и противники американской агрессии прекрасно понимают: вывод коалиционных войск из Ирака может дать толчок беспрецедентной гражданской войне, противоборствующие стороны которой будут поддерживаться разными силами стран исламского мира. Так было и после ухода советских войск из Афганистана, когда при поддержке прежде всего Америки и некоторых арабских стран к власти пришли талибы, что отозвалось волной террора, катящейся по всему миру до сих пор. Кроме того, складывающаяся обстановка может привести к полной дестабилизации положения на Ближнем Востоке. Существуют и более мрачные сценарии развития этой ситуации.
Белый дом не собирается терять свои позиции в Ираке. Цена вопроса не столько демократические преобразования в странах-изгоях и борьба с распространением оружия массового уничтожения, сколько нефть. Сегодня мировые цены на нее и на бензоколонках США продолжают расти, что снизило поддержку иракской политики Буша до 40% и даже может стоить ему президентского кресла. Понимая это, Вашингтон предпринимает всяческие усилия, чтобы переложить бремя ответственности за ситуацию в Ираке на партнеров по НАТО и на ООН.
Сенатор-демократ Эдвард Кеннеди подверг резкой критике курс Буша в Ираке, заявив, что, втягивая США в войну, президент прибег к «обману и мошенничеству». «Ирак стал Вьетнамом Джорджа Буша, — сказал Кеннеди. — Сам Буш не может решить эту проблему, и страна нуждается в новом президенте». По словам оппонента, война в Ираке отвлекла США от подлинной борьбы против международного терроризма. В результате политики администрации Белого дома «Аль-Каида» получила в свое распоряжение два года срока, чтобы перегруппироваться и восстановить свои позиции в пограничных районах Афганистана. Она не преминула воспользоваться передышкой и проявила большую активность по дальнейшему развертыванию террористических групп по всему миру.
Воевать с населением страны гораздо труднее, чем разогнать плохо подготовленную и деморализованную иракскую армию. Это, видимо, отлично понимает новоиспеченный и предельно активный лидер оппозиции Садра. Фактически он поднял национальное восстание против Америки. Авторитетный имам стремится опередить все остальные политические силы Ирака и стать признанным главой антиамериканской коалиции. Пока это ему удается.
Владимир Иванов


АО США

В последнее время часто слышаться предсказания, что доллар скоро “обвалится”. Потому что у США огромный дефицит торгового баланса, в придачу большой дефицит бюджета и самое главное просто громадный госдолг, по которому к тому же надо платить проценты. И хотя эти проценты минимальны, но когда речь идет о многотриллионном долге этим нельзя пренебречь. И создается ощущение, что еще чуть-чуть, еще немного опустятся ставки по процентам госдолга и произойдет обвал, все станут избавляться от неприбыльных активов госдолга и уводить полученные деньги из америки.
В общем, говорят, что госдолг США это пирамида, поддерживаемая за счет привлечения все новых средств, и когда извне перестанут подтягиваться новые участники, пирамида неминуемо обрушиться.
Здесь логика понятна, но какая логика у тех, кто говорит, что все с долларом будет нормально? Как опровергаются подобные рассуждения про пирамиду? Да, по сути, никак, только общими фразами. Но есть одно объяснение, которое изменяет удручающую для доллара картину долговой пирамиды. Если добавить в эту картину одну маленькую деталь, то вся картина станет диаметрально противоположной. Окажется, что абсолютно ничто не предвещает краха доллара. Может, на самом деле, кроме мизерных процентов, долговые бумаги прельщают чем-то еще?
Представьте себе, что долговые обязательства американского казначейства это есть акции АО США. Самые крупные держатели этих акций управляют страной, а главное, управляют всей американской репрессивной машиной. С помощью этого “монстра” его акционеры добывают огромные прибыли по всему миру. Но фокус в том, что эта прибыль главным образом оседает на частных счетах акционеров, а не идет на расходы самого АО США, и поэтому оно находится, как будто в предбанкротном состоянии. На самом же деле крупные акционеры при малейшей угрозе для АО США, всегда готовы перевести часть совместно заработанной (награбленной) прибыли в акции этого АО. Для этого иногда принимаются законы, увеличивающие возможный максимум американского госдолга. Если рядовые сотрудники АО США (американский народ) будут недовольны сильным ростом госдолга, что ж, акционеры могут и просто дарить деньги в бюджет (фонд зарплаты для рядовых сотрудников АО США), для этого придумана специальная процедура внесудебного урегулирования. На какую-либо “многозаработавшую” компанию одного из акционеров заводиться дело, а затем урегулируется во внесудебном порядке с выплатой кругленькой суммы в американский бюджет.
Но, несмотря на это доллар, конечно, может оставаться слабым. Но вряд ли акционеры АО США позволят ему ослабнуть настолько, что инфляция превысит 3% годовых.
Н. Ухов

Крымские татары изгоняют русских

Крымских татар на благословенном полуострове – 12%, но по сравнению с русскими они сплочены и организованы, у них высокая деторождаемость, у них есть цель создать независимую исламскую республику крымских татар. Не вижу, кто им может помешать. Чувствуется, что в Крыму у русских нет «критической массы» орговиков, а украинские власти в своей ненависти к «москалям» готовы уступить Крым татарам, лишь бы насолить России.
Зарисовка с натуры – «Бронетранспортеры на фоне старинной Генуэзской крепости. Зубцы средневековых стен и крупнокалиберные пулеметы, ощерившиеся с башен бронетехники. Щиты и каски спецназа. Крики, выстрелы, ненависть, разбитое стекло под ногами... Это Судак, чудесный курортный город в предгорьях Южного берега Крыма. Необыкновенно красивая земля. Совсем рядом фантастические скалы Коктебеля и холмы волошинской Киммерии. Дальше по побережью — царские бухты Нового Света. Это Судак, где всю нынешнюю зиму льется кровь и убивают людей.
За январь — несколько массовых драк между татарами и славянским населением. Трое погибших. Самое крупное кровавое побоище — под Судаком, в селе Веселое. До смерти забит местный житель Михаил Писанов. Бойцы милицейского спецподразделения «Беркут» автоматным огнем в воздух остановили толпу в несколько сотен озверевших людей.
В Симферополь прибыл председатель Госкомитета по делам национальностей и миграции правительства Украины Геннадий Москаль. Официально визит связан с 60-летием депортации крымских татар. На самом деле разбирались с событиями в Веселом. На пресс-конференции пан Москаль пошутил: «Чего вы такие неактивные, невеселые — или в Крыму кто-то умер?». Киевская шутка потрясла крымчан. Как раз в тот день действительно хоронили русского жителя села Веселое. Его убийцы, братья Османовы, объявлены в розыск.
Высокий правительственный гость сказал, что в решении национальных вопросов Украина является образцом для всей Европы. Что на её территории не было и нет никаких межэтнических конфликтов. И «требования крымских татар о выделении земельных участков не надо изображать исключительно как требования по национальному признаку!».
Но татары не требуют землю. Они ее берут силой по всему Крымскому побережью, от Евпатории до Феодосии. Прошлым летом отряды меджлиса атаковали Южный берег. Тысячи многодетных татарских семей уже имеют усадьбы в степном Крыму. Но двинулись к морю, в самые густонаселенные районы. Это уже не строительство дач в элитных бухтах. Идет нашествие, захват жизненного пространства для нового мусульманского этноса.
Тот, кто организовывал процесс, понимал — столкновение со славянским населением неизбежно. Хотя бы потому, что здесь, на побережье, землю придется отбирать у русских. Вот суть нынешней крымской трагедии. Почувствовав реальную опасность, жители Крыма пытаются защитить себя от вытеснения из обжитых мест. Славяне готовы к сопротивлению и уже не надеются на украинскую власть.
Как большинство городов автономии, Судак живет в плотном кольце татарских поселений. Но показалось мало. В январе меджлис захватывает заповедный мыс Меганом Теперь Меганом — татарская земля. Следом они поставили свои сараи в самом центре Судака, на территории военного санатория. Застолбили участки прямо в санаторном парке. Такого тут ещё не случалось. Внеочередная сессия горсовета собиралась, чтобы принять решение о сносе незаконно возведенных татарских строений. Но отряды боевиков меджлиса пошли на штурм городской милиции. Около двухсот молодчиков с криком «Аллах акбар!» бросились в атаку. Ломали двери и решетки, били окна, сорвали видеокамеры внешнего наблюдения. Одна группа пробивалась к оружейной комнате. Другая лезла в изолятор, где сидел Исмет Салиев, бывший чемпион по греко-римской борьбе, ныне один из самых яростных бойцов меджлиса. Он (Салиев) изувечил человека в селе Солнечная Долина. Это у Коктебеля, там тоже били русских. Теперь нападавшие требовали освободить соплеменника. Остановились, только когда милиционеры открыли огонь. Но не ушли, стояли, окружив здание. Покуда не добились, чтобы арестованного Салиева выпустили на свободу.
Власть покорно исполнила требования бандитов. А они под занавес буйства пообещали вернуться к внеочередной сессии Судакского горсовета — той самой, по ликвидации татарских самозахватов в парке военного санатория. Тем более что один из захваченных участков числится за все тем же Исметом Салиевым.
Вскоре Судак напоминал фронтовую зону. Бронетранспортеры перекрыли доступы к городской администрации и милиции. По улицам шагали шеренги милицейского спецназа в полной боевой амуниции, разгружались машины внутренних войск. Жители забаррикадировались в домах.
Утром несколько татарских колонн по тысяче человек в каждой вошли в город. Наткнувшись на пулеметные стволы, «представители коренной нации» с зелеными повязками на лбу прошагали мимо горсовета до памятника депортированным. Там устроили митинг и чеченские ритуальные танцы — такие же, как были на улицах Грозного. Естественно, сессия горсовета не состоялась. Якобы чтобы не провоцировать экстремистов. Но город понял, что депутаты попросту испугались. Власть и на этот раз не смогла разогнать несанкционированное сборище, хотя сил было предостаточно. А отряды меджлиса ушли победителями. Вся захваченная земля осталась за ними — как и право продолжать захват.
На экстренном заседании президиума Верховного Совета Крыма выступил глава парламента автономии Борис Дейч:
 — Мы подошли к критической черте, за которой беда! Беда для наших домов, жен, детей и внуков! Выход один — только в соблюдении закона!..
О законе сейчас голосит всё крымское начальство. Сам Борис Дейч ходатайствовал перед Верховной Радой Украины о законодательном введении уголовной ответственности за самовольные захваты земли. Официальный Киев ответил, что изменять закон не будет — мол, в Уголовном кодексе и так есть статья «самоуправство». Которое карается штрафом... С таким законом меджлис действительно может делать, что хочет.
Новые акции готовятся по всему Крыму. Вот заявление регионального меджлиса Ленинского района (это крупнейший сельскохозяйственный регион, здесь же находится морской порт Керчь и единственная паромная переправа с Россией):
«Региональный меджлис призывает народ к проведению актов гражданского неповиновения, которые не будут ограничиваться ни по формам, ни по времени с переходом к более решительным действиям в борьбе за свои права».
И еще один принципиально-важный посыл заявления. «Восстановление прав крымско-татарского народа в полном объеме возможно только с восстановлением национальной государственности».
В крымских мечетях открыто зовут к джихаду: «Крым должен быть татарским!» Или турецким? Центр Севастополя, мечеть на улице Кулакова. У входа карта, где полуостров Крым — составная часть государства Турция. Духовное управление мусульман Крыма лично курирует имам Бекир Каплан, он же зарубежный представитель Министерства по делам религии Турции. Министерство напрямую шлет свои приказы и распоряжения крымскому духовному управлению. И там их дисциплинированно исполняют. Счета управления, зарплата сотрудников — все это деньги имама. То есть турецкие деньги.
Симферопольское представительство Министерства по делам религии Турции уже восемь лет существует без всякой регистрации в МИДе Украины. По сути, турок Каплан возглавляет нелегальную иностранную структуру. Ничего страшного. Меджлис татар Крыма тоже нигде не зарегистрирован. Однако бессменный лидер этой незаконной организации, депутат Верховной Рады Мустафа Джемилев ничуть этим не огорчен.
У Мустафы много дел. Захваты земли, административных зданий, блокирование автотрасс, организация акций массового неповиновения. К тому же он — председатель Совета крымско-татарского народа при президенте Украины. И сейчас у него новое ответственное поручение — обеспечить исполнение указа Леонида Кучмы «О праздновании 50-й годовщины вхождения Крыма в состав Украины».
Татары Джемилева — отметят событие, как полагается. Они понимают, что по большому счету украинские бронетранспортеры в Судаке были направлены не против них.
В пятницу 26 марта 2003 года я на заседании Русского Исторического Общества познакомился с замечательной русской женщиной профессором-филологом – Светлана Олимпиевна Мельникова, специалист по Антону Павловичу Чехову. Она пригласила меня в апреле участвовать в Шмелевских чтениях на даче Бекетова в Алуште. Организуют мероприятие супруги Валерий Петрович и Людмила Игнатьевна Казанник. Если ехать – то помочь русским организоваться для схватки. Ведь отныне в Крыму – господствует Дарвин! Я смотрю по телевизору – с арматурой и битами идут боевики на операторов телевидения, сбивают с ног, бью ногами. Церемониться никто не будет. Арматура, ножички, а там и погорячее. Когда бьешься за территорию, за самку, за жизнь – не до церемоний, тут надо стоять насмерть, а готовы ли депассионаризованные русские к жесткому противостоянию или снова бросятся врассыпную, как десять-пятнадцать лет назад? Особых иллюзий я не питаю. Но не поможет и не защитит от «Аллах Акбар!» ни предательская российская или украинская власть, ни НАТО. Киев явно устранился от наведения правового порядка в автономии. Когда Дарвин – побеждает зверски-зоологически сильнейший. Русских больше, но бойцов у них меньше, а самое главное, у татар есть «критическая масса» орговиков, а у русских – нет.
Сходная ситуация возникла на Сунже в начале 1990-х годов, когда после убийства атамана Подколзина не смогли 40 тысяч сунженских казаков защититься от вайнахов.
Казаки, включая отставных офицеров, не смогли сплотиться в ядро боевого сопротивления.
Нагло и уверенно чувствуют себя крымско-татарские боевики, не встречающие отпора. И чеченские боевики вместе с ними, отдыхают от боев в уютном Крыму, участвуют вместе с татарами в искоренении русского Крыма, кричат «Аллах Акбар!», грозят превратить Кавказ и Крым в «русскую могилу».
В. И. Скурлатов

Планы Запада в отношении Беларуси

Предлагаем читателям Контр-тв ознакомиться с речью Ариэля Коэна, произнесенной на конференции «Будущее демократии за пределами Прибалтики». Коэн — член группы по исследованию России и Евразии в Kathryn and Shelby Cullom Davis Institute международных исследований при Фонде «Наследие» (Heritage Foundation).
Эта речь также была зачитана 31 марта 2004 года на заседании субкомитета по Европе Комитета по международным отношениям Палаты Представителей США (в несколько сокращенном виде). После этого Комитетом был одобрен Belarus Democracy Act 2004.
По мере того, как приближаются парламентские выборы в Беларуси в октябре 2004 года становятся основным приоритетом для демократических сил в стране и для западных друзей белорусской демократии, приходит время действовать.
Приходит время объединить всех несогласных с существующим положением дел, протянуть руку помощи людям и дать им надежду. Это – задание, задание первостепенной важности, для белорусской оппозиции, но также и для тех, кто понимает, что на карту поставлено больше, чем будущее Беларуси (хотя оно и важно само по себе). На карту поставлено то, насколько запад готов (желает) или не готов (не желает) сражаться за свободу.
Если запад готов защищать свободу, можно ли найти лучшее место для того, чтобы начать это делать, чем его домашняя база – Европа? На карту поставлено наше собственное будущее. В Беларуси на кону стоит то, насколько мы способны справляться с преступными режимами и с друзьями таких режимов. Александр Лукашенко был избран президентом в 1994 и спроектировал свое переизбрание с существенными нарушениями белорусской конституции и международных демократических норм в 2001 году. Оппозиция отказалась признать легитимность тех выборов.
В 1996 году Лукашенко распустил Национальное Собрание и Конституционный Суд и установил свою собственную конституцию, еще более отдалившись от белорусской элиты. Он поддерживал каждого диктатора от Ким Йонга II (Kim Jong II), до Ясира Арафата и Саддама Хусейна.
В случае с Беларусью необходимо признать, что сторонники жесткого курса в российском правительстве оказывали значительную поддержку мистеру Лукашенко и его про-российской риторике и политике. Несмотря на это, многих представителей российской правящей элиты стали раздражать ужимки Лукашенко, и даже те из них (представителей), кто не придавал большого значения демократическим стандартам могут, в конце концов, признать, что диктатор становится обузой для Москвы.
Борьба за свободу.
Борьба за свободу в Беларуси – это больше, чем сама Беларусь. Это дело того, будет ли Россия помогать демократии, мириться с ней или препятствовать ей в следующем году. Это дело того, чтобы показать хороший пример России и Украине. Это, также, дело предотвращения восстановления Советской империи – независимо от того, с какой симпатией (ностальгией) некоторые люди в Москве относятся к этой идее.
После крушения Советского Союза Беларусь осталась парком юрского периода для авторитаризма в сердце демократизирующейся Европы. Кроме того, это также огромная лаборатория, где реакционные силы старого Советского режима пытаются создать новые модели подавления (модели репрессии), которые они могли бы применить в России и, возможно, в Украине. И не удивительно, что слухи о продлении президентских сроков периодически появляются и страстно опровергаются – что делает их еще более заслуживающими внимания – в Минске, Москве и Киеве.
Это правда, что Беларусь была одной из самых советских среди всех советских республик. Это правда, что антикоммунистическое и националистическое движение было здесь одним из слабейших во всем СССР. Однако я не хочу винить народ Беларуси за то, что произошло вслед за этим.
Есть другие примеры тоталитарных и авторитарных режимов в странах бывшего советского лагеря, где условия, в которых начинались реформы, были ужасными. Румыния, Болгария и Украина начинали в условиях куда менее благоприятных, чем Чехия и Эстония. Несмотря на это, их успехи заслуживают внимания и признания. Румыния и Болгария уже входят в НАТО и находятся на пути к вступлению в ЕС, а в Украине лидер демократической оппозиции Виктор Ющенко продолжает оставаться самым популярным кандидатом в президенты.
Если России будет гарантирована безопасность ее главного интереса в Беларуси – газового транзита, то не составит труда привлечь ее к работе по свержению Лукашенко. Может ли Беларусь стать полигоном для российской политики по интеграции с западом на основе разделяемых обеими сторонами демократических ценностей? В некотором смысле, ситуация вокруг Беларуси становится той лакмусовой бумажкой, которая укажет на возможные перспективы будущих отношений России с западом.
Катастрофические результаты правления Лукашенко.
Исходя из объективных международных критериев, результаты, которые показывает Беларусь под властью Лукашенко, могут быть расценены как катастрофические.
 — Неудержимая инфляция.
 — Не была проведена осмысленная (meaningful) приватизация.
 — Сельское хозяйство до сих пор коллективизировано.
 — 70% ВВП страны, создаваемого государственными предприятиями скапливается на складах, потому что никто не хочет покупать белорусские товары.
 — Негосударственным организациям отказывается в регистрации.
 — Список нарушений прав человека в стране настолько велик, что в докладе Департамента по правам человека США приходится использовать язык, уместный для описания ситуации в тоталитарных государствах.
 — Режим громит политическую оппозицию, независимые СМИ и борцов («активистов») за гражданское общество.
Несмотря на это, сами репрессии Лукашенко, возможно, сеют семена его будущего поражения. Последние события в Грузии, усталость в Москве от шутовства Лукашенко и – самое главное – его неспособность обеспечить белорусам путь к достойному будущему может означать, что 2004 год будет годом когда он вернется в колхоз или – еще лучше – будет судим за злоупотребление властью, за исчезновения и, возможно, убийства политических оппонентов и за другие преступления. Еще один выход для Лукашенко – искать политического убежища в Северной Корее, Сирии или Кубе – хотя и эти режимы протянут не на много дольше.
Исторический опыт Советского Союза показывает, что силы, выступающие за независимость, от Центральной Азии до Молдовы, брали пример со стран Прибалтики. Именно после того, как коммунистические лидеры не смогли препятствовать движению к свободе в Вильнюсе, Риги и Таллине, начались события в Киеве и Баку.
Как показали революции в Грузии и Сербии, политические протесты в связи с проведением выборов – с надлежаще организованной через политические акции, общественное образование и международную поддержку подготовкой – могут быть тем волшебным снадобьем, которое заставляет диктаторов исчезнуть. Вирус свободы действительно заразителен.
Что должно быть сделано?
Чтобы облегчить путь Лукашенко от президентства обратно в колхоз или из Минска в Пхеньян, оппозиция и борцы за белорусскую свободу должны предпринять несколько совместных шагов. В том числе:
Объединение или, по крайней мере, устойчивое взаимодействие трех основных групп, составляющих оппозицию в Беларуси. Если более 200 белорусских оппозиционных политических партий и движений и негосударственных организаций будут работать для достижения различных целей (в различных направлениях), режим Лукашенко заставит одних играть против других, делая их неэффективными.
Развитие единой стратегии, программы и проектов по выдвижению единых кандидатов в каждом округе. Провал либеральных партий в России в декабре 2003 года на выборах в Государственную Думу показывает, что отказ от взаимодействия ведет к скоропостижной политической смерти. Личные и групповые амбиции должны быть отложены до тех пор, когда не станет диктатора.
Жесткая общественная критика нарушения избирательных процедур, на которые ранее уже обращала внимание ОБСЕ, направленная на то, чтобы избирательные законы были исправлены в соответствии с рекомендациями ОБСЕ, и на то, чтобы наблюдательная миссия ОБСЕ была допущена на выборы в октябре 2004 года.
Подготовка к тому, чтобы объявить выборы незаконными в случае фальсификации результатов выборов или других нарушений.
Расширение внутренней и международной кампании за общественное расследование исчезновения политических оппонентов Лукашенко; начать работу международного общественного трибунала для этих целей; инициировать уголовные процедуры в Европе и США против тех людей в окружении президента, кто приказал или участвовал в убийстве оппозиционных политиков и журналистов.
Создание оппозиционного молодежного движения; нельзя оставлять пространство для пролукашенковского БРСМ.
Подвергнуть сомнению идею единой армии с Россией. Белорусские мальчики не должны посылаться в Чечню как пушечное мясо, а российские солдаты не должны нести службу на границе с Польшей, границе с НАТО. Такое положение дел – предпосылка для роста нестабильности в Европе. Последствия такого российско-натовского соприкосновения трудно предсказать.
Подготовка кампании «против всех» на парламентских выборах, с концентрацией внимания на молодежи и городских избирателях, которые традиционно не доверяют Лукашенко.
Помощь Европы и США избирателям Беларуси посредством оказания существенной материальной помощи демократической оппозиции, а также посредством использования инструментов публичной дипломатии, таких как международное вещание из сопредельных с Беларусью стран на AM диапазоне оппозиционных радиостанций, запуск оппозиционного ТВ вещания и расширение народной дипломатии и международных обменов по образовательным программам.
Консультации с Россией по поводу смены режима в Беларуси, которая (смена) сделает Беларусь более предсказуемой и принесет пользу России, уничтожив необходимость субсидировать белорусскую экономику за счет более низких, чем рыночные, цен на газ, что обеспечивает ежегодно вливание более 2 миллиардов долларов в неэффективный государственный сектор, и сделав транзит российского газа в Европу более безопасным и менее уязвимым для Минска.
России не нужна обуза в виде слабой экономики, управляемой психом-диктатором. Россияне должны знать, что, будучи интегрированным, вирус белорусского авторитаризма может заразить и их государство стремлением ограничить их свободу.
Вывод
Дело свободы в Восточной Европе еще не закончено. Беларусь, как Украина и Молдова, еще не завершили окончательно переход от советской системы к демократическому капитализму. Долг всех, кто рядом, и всех, кто далеко, — помочь Беларуси завершить этот процесс и достичь безопасного берега демократии, безопасности и процветания.

«Жирующая» Москва

Информационные вирусы приходят к нам в приятной и знакомой упаковке, что позволяет им проникать сквозь преграду критического мышления, и далее наносить ущерб, как сознанию, так и духовному потенциалу личности. Надо отдать должное политтехнологам. Им удалось внедрить в общественное сознание множество таких вот штампов-вирусов, в которые верят и которым бездумно следуют миллионы людей. Например, в начале «шоковой терапии» пропагандисты-манипуляторы запустили такую байку: «Да, всё стало дорого, но все люди покупают, вот в магазинах всегда есть народ». Как ни странно, этот дешевый приемчик срабатывал, хотя абсурдность утверждения очевидна. А стоило задать один вопрос: кто эти «все люди», покупающие «невиданные при тоталитаризме» продукты, как сразу меркла радужная картинка «полных прилавков». Пресловутое «теперь всё есть», которым промывали и до сих пор (!) промывают мозги обывателю, не имеет никакого смысла без ответа на вопросы: «кто конкретно и в каком количестве потребляет это изобилие».
Потребовалось несколько долгих лет, чтобы хотя бы часть общества смогла найти в себе силы сформулировать эти вопросы, и сейчас глупости об изобилии повторяют гораздо реже, чем восемь или десять лет назад. Манипуляторы не всесильны, с болезнью можно бороться, задавая правильные вопросы и отвечая на них.
Вот и другой важный вирус под названием «массовые репрессии» уже не столь вольготно чувствует себя в нашей душе. Его уже изрядно потравили антибиотиками и выздоровление не за горами.
Но есть и такая зараза, которая с каждым днем становится всё сильнее, поражая всё больше людей, разжигая ненависть, стравливая и раскалывая общество. Увы, информационные микробы попали в слишком уж питательную среду и тепличные условия. Я говорю о вирусе под названием «жирующая Москва». «Жирующую Москву» ненавидят везде. Ненавидят в деревне, ненавидят в Питере, ненавидят в Сибирских городах.
«Да вы москвичи нас объедаете, да Москва нас грабит, да вы там по ресторанам и казино болтаетесь» — наверное, каждый москвич хоть раз слышал в свой адрес нечто подобное.
Если вдуматься, то этот вирус подобен рассмотренной выше байке о том, как «все покупают», а значит и бороться с ним надо также.
Давайте зададим и ответим на следующие вопросы: а кто конкретно жирует, в чем проявляется это «бешенство с жиру» и сколько этих «жирующих».
Здесь надо сделать оговорку, под москвичами я подразумеваю людей, которые родились в Москве, а также тех, кто прожил в столице хотя бы лет двадцать. Ясно, что спустившиеся с гор чеченские бандиты — это никакие не москвичи. Эти люди как были жителями аулов, так ими и остались. У них не изменился ни менталитет, ни стиль жизни, ни способы «зарабатывания» денег, ничего. Приехав в Москву, они тут же на новом для себя месте организовали свой привычный аул в виде землячеств, этнических преступных группировок, кланов и так далее. Абсолютно то же самое относится к большинству азербайджанцев, таджиков, ингушей и так далее. Приезжая сюда, они не растворяются в массе, а привозят с собой кусочек своей прежней жизни. Так, что, по сути, москвичами их назвать нельзя.
Я обращаюсь к тем жителям России, которые заходят на этот сайт не из Москвы. Вы говорите, что москвичи вас объедают, что москвичи жируют. И в качестве доказательства вы ссылаетесь на то, что в Москве полно дорогих иномарок, казино, ресторанов. Да, в столице много мест для богатых, которые вам недоступны. Но для нас, москвичей, эти места также недоступны, как и для вас. По всей России правят бал бандиты, и столица не исключение. А честный человек, и здесь, как правило, живет в нищете. Если хотите узнать, как живут настоящие москвичи, то покатайтесь в московском метро. Вот там, а не в казино, отражается настоящая жизнь настоящего москвича.
Уже на подходе к любой станции полно нищих. Они стоят с протянутой рукой, на шее таблички, тут и там валяются бомжи. Под землей та же ситуация. По вагонам метро ходят ребята в военной форме, без рук, на костылях, на колясках. Они просят мелочь. У всех славянские лица. Едва ли ни на каждой остановке заходят «бизнесмены» и предлагают свой «товар»: копеечные фломастеры и авторучки. Это — русские, это и есть москвичи. Коренных москвичей много в школах среди учителей, в больницах среди врачей, на последних еще работающих заводах. Но москвича почти невозможно встретить в дорогом ресторане. Москвича очень трудно найти в казино. Эти места не для нас. Москвичи редко ездят на дорогих иномарках. Зато москвичи сдают свою кровь, чтобы на этом «подзаработать».
Учитель, рабочий, врач — вот профессии для москвичей, самые низкооплачиваемые, самые тяжелые. Это они то жируют? Это они то «гуляют в казино»? Каждый день я вижу роющихся в мусорных баках, но что-то я никогда не видел кавказцев среди этих несчастных. С Кавказа к нам приехали бандиты, а им здесь хорошо.
А кто же тогда потребляет дорогую мишуру, которой Москва набита под завязку? Кто катается в «мерседесах», покупает элитное жилье за сотни тысяч долларов, кто сидит в ресторане и платит за ужин столько, сколько зарабатывает учитель за полгода напряженного труд? Известно кто. Те, кто «крышует» все московские рынки, те, кто продает наркотики и зарабатывает на этом огромные деньги, те, кто «держит» в своих руках торговлю алкоголем и так далее и тому подобное. Кто же эти лица «московской национальности»? Это преступные группировки, в том числе этнические и прикормленные ими московские чиновники (это те немногие русские, которые богаты).
Почему астраханские арбузы, выращенные русскими и татарами, продают азербайджанцы? Почему выгодные заказы на строительство получают турки? Почему среди самых богатых людей России практически нет ни одного русского? Почему перекупщики сельхозпродукции купаются в роскоши, а русский крестьянин тяжко надрывается, но при этом живет в нищете? Вопросы риторические, и это всё звенья одной цепи.
И вот этого нищего крестьянина из центральной России «кто-то» целенаправленно натравливает на нищего же учителя москвича. Москвич — учитель объедает крестьянина, какой абсурд! Нас то они стравливают, а сами договариваются о разделах сфер влияния. Русские бандиты побычившись, и постреляв, в конце концов, нашли общий язык с чеченскими бандитами.
А для чего это делается, и кто это делает, догадаться нетрудно. У крестьянина и учителя, у профессора и рабочего — одни и те же враги. И не важно, какой национальности этот учитель, крестьянин и рабочий. Крестьянин — татарин, также нищ, как русский. Водитель автобуса дагестанец — такой же несчастный и забитый, как и русский, крутящий баранку. А еврейский врач из поликлиники также копейничает, как и любой другой честный человек.
И этот общий для всех нас враг, очень бы хотел так и остаться неузнанным, ему бы очень не хотелось, чтобы его призвали к ответу, а народный гнев выплеснулся не на него, виновника общих бед. Вот и стравливают «жирующую», а на самом то деле нищую Москву с другими городами и селами. Москва это истинная столица России, её концентрированное выражение. Москва — это вовсе не раковая опухоль на теле страны, и не паразит, сосущий кровь. Какова Россия, такова и Москва.
Да, было время, когда при социализме в ряде крупных городов и в первую очередь в Москве искусственно создавали повышенный комфорт. Именно это я имел в виду, когда говорил, что вирус «жирующая Москва» попал сейчас в очень уж питательную среду. Тот, кто довел страну до «колбасных электричек» — это редкостное ничтожество и скотина. А может быть и сознательный враг, ведь раскачивали СССР долго и целенаправленно. Увы, стереотип, заложенный в те годы, уже сейчас совершенно неадекватный, тем не менее, крепко до сих пор сидит в сознании многих, слишком многих людей. Но пора бы уже от него избавляться. У нас и так много реальных угроз, чтобы еще выдумывать себе мнимые проблемы и грызться на радость общим врагам.
Дмитрий Зыкин
Времена, 18 апреля: Результаты реформ и перспективы

«Советское жизнеустройство сложилось под воздействием конкретных природных и исторических обстоятельств. Исходя из этих обстоятельств поколения, создавшие советский строй, определили главный критерий выбора — сокращение страданий. На этом пути советский строй добился признанных всем миром успехов, в СССР были устранены главные источники массовых страданий и страхов — бедность, безработица, бездомность, голод, преступное, политическое и межнациональное насилие, а также массовая гибель в войне с более сильным противником. Ради этого были понесены большие жертвы, но уже с 60-х годов возникло стабильное и нарастающее благополучие».
(С.Г.Кара-Мурза, «Манипуляция сознанием», гл. 14)
Просмотр передачи «Времена» с Владимиром Познером» от 18 апреля 2004 года вновь оставил ощущение тоски и безысходности. Во-первых – ничего хорошего нашу страну и живущих в ней людей в будущем не ждёт. Мягко говоря. А во-вторых, мастерство ведущего передачи явно переоценено. Имидж Познера – великий и ужасный, всемогущий маг и волшебник, высококлассный профессионал. А на самом деле – достаточно примитивно работающий ремесленник, эксплуатирующий созданные в годы перестройки запасы популярности...
Передача посвящена «борьбе с бедностью». На протяжении целого часа и понятие «бедность», и «борьба с ней» (в транскрипции Исаева – «преодоление»), муссировались и «обсуждались» со всех сторон. Слов сказано немало – а в результате что?
Если разбираться по порядку, то передача открывает внимательному наблюдателю три уровня.
Первый – это то, в чём нас пытается убедить ведущий. В этом «уровне» Познер буквально внушает следующие установки:
– Бедность – это не бедствие, это некий научный факт, явление (хорошо, если не природы). ЭТО нужно изучать, ЭТО нужно и можно преодолевать, ЭТО, конечно, не приятно, но… Ничего страшного в этом нет, убеждает Познер, это неизбежно! Ну, не могут люди себе новую одежду купить – ну и что? Не помирают же…
– И вообще – это чиновники виноваты! И МРОТ бог знает, как посчитан, и понятие «прожиточный минимум» непонятно, что обозначает… Вот тут чиновники себе зарплаты повышают – не обидит ли это наших дорогих бедных, а? Вот главная проблема, вот о чём нужно беспокоится! Так что опять же – в бедности ничего страшного нет!
– Да она и в Европе есть, и во всём мире, а не только у нас! Тамошние «бедные», правда, от наших чуть-чуть отличаются – но это детали. На самом деле бедность – это повсеместное явление, это неизбежно.
– И самое главное – бедных у нас НЕ БОЛЬШИНСТВО! Их у нас – меньшинство! Значит – люди живут хорошо, что бы там всякие очернители не говорили. Хорошо живётся людям в нашем капиталистическом раю! Есть, правда, отдельные недостатки в виде примерно трети населения «малоимущих»… Но это же мелочи – зато остальным-то как прекрасно!
Вот это – «первый уровень» передачи. Его нам вколачивает в сознание Познер.
«Второй уровень» – то, что мы можем понять непосредственно из сказанного ведущим и его гостями.
1. Пожалуй, главное: а откуда вообще взялась бедность в стране, продающей столько минеральных ресурсов за рубеж? Как так получилось, что нефти продавалось лет двадцать назад столько же – а бедных не было (не было много ещё чего – например войн на своей территории, взрывов в метро и вооружённой до зубов НАТОвской армады на расстоянии прямого артиллерийского залпа от Санкт-Петербурга, но это не главное)? Куда деваются деньги от этой нефти, почему они не идут на реальное преодоление бедности (об этом – ниже)? Футбольные клубы на них покупаются и замки на Лазурном берегу?
Значит, бедность есть результат деятельности тех, кто присвоил себе те деньги, что раньше позволяли избегать бедности? Следовательно, те, кто эти деньги себе присвоил, просто ограбили тех самых «бедных», так что ли?
Интересные вещи можно узнать из сказанного (вернее – как раз несказанного) Познером. Земной поклон ему за это!
2. Методика определения «бедности» привязана к понятию «прожиточный минимум». Но само понятие настолько необъективно и предвзято, что на это указывают буквально все, включая и самого Познера (он несколько раз об этом косвенно проговорился). Однако его задача – увести обсуждение в сторону от осознания простого факта: «прожиточный минимум» является тем минимумом, на который прожить нельзя! Это уже не жизнь, а скотское существование, в которое втолкнули миллионы людей новые хозяева страны (см. п. 1).
Для того, чтобы скрыть это, Познер устраивает форменный спектакль с голосованием, спрашивая аудиторию: а вы понимаете, что означает «прожиточный минимум»?
Создаётся впечатление, что ведущий считает зрителей круглыми идиотами. Какая разница, «понимают» люди это или «не понимают»? Нужно на самом деле выяснить:
а) Насколько объективно отражает понятие «прожиточный минимум» тот «минимум», на который реально можно прожить и чем руководствовались авторы, когда его составляли?
б) Что понимается под понятием «прожить» и насколько это «проживание» вообще можно назвать жизнью?
в) Насколько «прожиточный минимум» изменился за последние, скажем, двадцать лет? Какова минимальная стоимость «потребительской корзины», что в неё входит (прямые и «косвенные», в виде бесплатных квартир, путёвок, медобеспечения, детских садов и т. д., элементы)?
3. Бедность не будет побеждена и, следовательно, все разговоры о её «преодолении» — ложь! Об этом практически в открытую говорилось и на передачи её участниками (показательны фразы Исаева и явно умного и порядочного Горшкова). Да и сама логика развития – вернее деградации – страны не оставляет надежды на преодоления этой напасти (которая, как мы увидим ниже, тянет за собой вещи ещё более неприятные).
4. Очень показательна фраза Ткачёва про «политическую стабильность», как залог «преодоления бедности». Учитывая, что ссылка на этого загадочного зверя всё чаще мелькает в разговорах и речах умных и солидных политических дядей (от гарантов Конституции до региональных лидеров), можно предположить: именно в этом они и не уверены. Были бы уверены – не упоминали бы в виде заклинаний: есть у нас политическая стабильность, есть, и будет впредь, будет…
Похоже, что «политическая стабильность» в обозримом будущем может стать серьёзной головной болью нашей власти. Не случайно к границам России подтягиваются НАТОвские дивизии, и не случайно наши политики начинают проговаривать варианты размещения НАТОвцев на нашей территории (страх, который их на это толкает, выливается в маразматические объяснения: дескать, для борьбы против терроризма очень полезно, чтобы тут были ещё и войска НАТО… Как будто имеющихся у нас сил не достаточно для этой «борьбы»!). На то, что свои войска превратятся в карателей, надежды нет. Так если не свои – пусть чужие солдаты подавляют бунты голодающих и замерзающих людей.
То есть из несказанного, или сказанного по неосторожности, или из того, что ведущий попытался скрыть от аудитории, можно сделать очень интересные выводы.
Но это только «второй уровень». А вот что касается собственно «бедности», мы узнаем из уровня «третьего», самого интересного и важного. Чтобы понять и разобраться в нём, нам нужно тщательно проанализировать всё, связанное с данной проблемой.
Итак, первое. Познер сразу в передаче по своему обыкновению уходит от вопроса: а почему в России появилась бедность – при таких-то природных, научных и промышленных ресурсах? Кто это всё себе присвоил? И на каком основании? И насколько законно это присвоение? И насколько легитимна власть, покрывающая такое положение дел?
Если в этом начать разбираться, то, кроме вышеперечисленных вопросов, возникают не менее интересные ответы.
Второе: бедность нынешней Системе нужна. Бедными людьми легче управлять, они легче поддаются обману и манипуляции сознанием. Они не способны на организованное сопротивление, поскольку заняты ежедневным выживанием в самом примитивном смысле этого слова.
Кстати, сегодня очевидно, что одним из главных факторов сдачи населением СССР своей великой страны является то, что жить люди стали в 70-80-е годы по нашим меркам очень хорошо и комфортно. А качество жизни советского населения по признанию всех ведущих специалистов в данной области вышел на мировой уровень.
А с бедными подобных проблем как с сытыми избалованными «совками» подобных проблем не возникает. Бедные потребляют меньше ресурсов, которые можно продать за бугор платежеспособному клиенту. Опять же двойная экономия – и платить можно меньше, и солярку тратить на них не нужно (а продать туда, где заплатят).
В конце концов, бедных проще уничтожать, когда в них совсем отпадает надобность. Вот появилась возможность ввозить «гастарбайтеров», которые получают ещё меньше, а работают ещё больше, чем «местные» — и зачем тогда лишние рты? Системе проще их различными методами отправить на тот свет (что мы сейчас и наблюдаем в виде ежегодного снижения численности «дорогих россиян»).
То есть на лицо явная заинтересованность Системы в обеднении населения.
Третье. Но как же дело обстояло раньше? Каким образом с бедностью справлялись (и справились) в СССР?
Методика у Советской власти была проста. С одной стороны, людям дали возможность получать качественное и бесплатное образование, в том числе – высшее. То есть подготовили их к тому, что каждый может стать квалифицированным высокооплачиваемым специалистом.
С другой стороны огромные, основные ресурсы были брошены на строительство могучей промышленности. Созданы заводы, НИИ – всё, что составляло научно-промышленный потенциал и экономическую инфраструктуру страны. Люди, работая в этой промышленности и производя продукцию, имели возможность получать зарплату и пользоваться дополнительными бонусами (в виде бесплатных квартир, путёвок, здравоохранения и пр.).
Эта конструкция позволила решить проблему бедности. Кстати, как следствие, этим был обеспечен рывок страны, сделавший её не сырьевым придатком запада (о такой сегодняшней ситуации открыто говорят первые люди Российской Федерации), а независимой научной и промышленной сверхдержавой. И это – не смотря на то тяжелое состояние, в котором приняли страну коммунисты после Революции, несмотря на Гражданскую и Великую Отечественную войны и разруху после них.
То есть имевшиеся тогда ресурсы не прожирались, не тратились на футбольные клубы и дорогие лимузины, а вкладывались в проекты создания достойного будущего.
Четвёртое. А что сейчас? Как сегодня обстоят дела в этой области?
Средства, которые могли бы возродить науку и промышленность, выводятся в сферу потребления. Состояние промышленности такое, что уже сама власть говорит: мы сидим на нефтяной игле. Промышленность фактически уничтожена, большинство населения обитаем «при нефти» и кормится «от нефти». Случись что – людям просто негде работать, заводы-то остановлены и разграблены!
Самое страшное – ускоренными темпами проводится программа, лишающая население свободного доступа к качественному образованию. Готовится к введению тотальная платность высшего образования и кардинальное сокращение количества (часов) бесплатного среднего образования. Уже сейчас, когда это образование ещё не стало официально платным, поступить куда-либо без взяток практически невозможно (а если поступил – то, как уже отмечалось, устроиться на квалифицированную и профессиональную работу шансы, мягко говоря, не велики). Следовательно, люди лишаются возможности работать потом на высокооплачиваемых профессиях. Их насильно и сознательно, в рамках государственной программы, спихивают на самое дно общества, в маргиналы, лишают надежды хоть когда-то вырваться из бедности к нормальной жизни.
В результате Система делает бедность безысходной. И это – под аккомпанемент постоянных песен про «преодоление бедности» и про то, что «высокообразованное население – наша главная ценность»!..
Результатом такой политики является окончательная деградация промышленности и науки. Ведь сейчас заводы стоят, а квалифицированные кадры вымирают. Приток новых снижается. И, если даже к власти придут настоящие патриоты, которые начнут возрождать потенциал страны – кто сможет работать на предприятиях, которые они построят? И на что «строить» эти самые предприятия, если сейчас деньги всеми мыслимыми путями вывозятся из страны? А то, что остаётся здесь, просто проедается. Вот премьер Фрадков говорит: недостаток доходов, требующихся для выхода на уровень прожиточного минимума, составил в 2003 году около 230 млрд. рублей . И если снижать уровень бедности вдвое, значит, потрачено будет около четырёх миллиардов долларов. На что? Правительство говорит о расширении системы бесплатного высшего образования? О создании новых заводов, НИИ, производственных комплексов? Нет – говорят только об «адресных субсидиях». «Субсидии», конечно, дело хорошее. Но ведь это – еда. Её съедим – и дальше что? Может быть, следовало бы развернуть на эти деньги программу развития страны, которая в результате и помогла бы преодолеть бедность? И, заодно, вытянуть страну из скатывания в историческую пропасть – ведь «бедность», как мы видим, неотделима от развития страны? Или, если не глобальную программу – то хотя бы проект, способный вдохнуть жизнь в нашу высокотехнологическую промышленность. Это может быть и развитие авиастроения (например, выпуск самолётов новых поколений, пока ещё есть конструкторская база), и космические проекты, и проекты, связанные с развитиями «технологий будущего»… Не хватит четырёх миллиардов – у Абрамовича и Березовского подзанять. Ходорковский, надо думать, не отказался бы помочь…
Нет, об этом ни слова. Только Ткачёв что-то сказал про «малый и средний бизнес» и в очередной раз повторил старую байку «про подаренную рыбу и про удочку, чтобы рыбу ловить» (этой удочке и рыбе давно пора около Кремля поставить памятник, как символ его неспособности к управлению и примитивности сознания «государственных мужей»). Это, конечно, лучше, чем ничего – но неужели целый Губернатор не понимает вещи, очевидной любому нормальному человеку: МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС БЕЗ МОЩНОЙ И РАЗВИВАЮЩЕЙСЯ ЭКОНОМИКИ НЕЖИЗНЕСПОСОБНЫ! Они могут существовать только как дополнение к основному, научно-техническому потенциалу страны. В отрыве от него они немедленно загнутся, все надежды на них как на панацею сродни попытке вытащить себя из воды за волосы. И если этого не понимает глава региона – то кто же регионами управляет? И каковы будут результаты такого «управления»?
Пятое. Что-то уж очень безрадостная, по сравнению с СССР, картина получается. Как было и что делалось тогда – что есть и что делается сегодня? Сравнение не в пользу «сегодня», а та политика власти, что становится очевидной в результате анализа ситуации, попахивает государственной изменой и геноцидом собственного народа.
Ведь, как видно, власть сознательно уничтожает любые пути у населения выбраться из бедности. А бедность становится главной причиной снижения численности народа. Не могут люди жить в таких условиях. Не жизнь это – без надежды на улучшение. И сказками, рассказанными с украшенных двуглавым орлом трибун ситуацию не изменить…
Шестое. Вот чтобы избежать таких аналогий с Советской властью, Познер устраивает традиционное шоу – «заключительное слово».
Напомним: рассказывая о ситуации в Ираке, он приводит результаты опроса одной из радиостанций. Вопрос был – кто должен организовывать эвакуацию сотрудников российских частных компаний из Ирака? Сами компании, или государство? Семьдесят процентов респондентов ответили: компании.
Познер делает вывод: такое отношение к тем, кто работает в частном секторе экономики и зарабатывает деньги, обусловлено «советской закваской», из-за которой люди отрицательно относятся к тем, кто богаче их. И все проблемы с бедностью – от нашего, ещё советского, неприятия богатых. Мол, это не бедных у нас много, а слишком уж мы богатых не любим. Нам нужно теплее, доброжелательнее относиться к богатым – тогда и жизнь станет лучше. А для этого нужно «расквасить советскую ещё закваску» (c).
И всё бы ничего – да этим высказыванием открылось гораздо больше, чем ведущий хотел скрыть.
Во-первых, становится понятным: опыт Советского Союза в промышленно-экономической политике, в борьбе с бедностью, советская история вообще – всё это для Познера как проклятье. Он панически боится, как бы люди не проснулись и не стали реально и трезво смотреть на то, ЧТО они потеряли, позволив разрушить СССР. Открыто нападая на всё советское, Познер старается заставить аудиторию поверить, что «тогда всё было плохо» и вообще нечего туда глядеть (плюс ещё «посыл» к «богатым»: вот откуда вам опасность угрожает – от «всего советского»!).
Во-вторых, сказанное Познером о «семидесяти процентах» наглядно свидетельствует: наше общество расколото и, фактически, в стране два народа. Причём те, кто не относит себя к «богатым», зачастую не считают «богатых» частью своего, русского или, если угодно, российского, народа. То, что работающие в Ираке могли и не быть в прямом смысле «богатыми», ничего не меняет: население делает обобщающие выводы, не оценивая каждого конкретного человека (это, кстати, очень тревожный фактор). И уже не столь важно, что Познер напрямую опровергает и обвиняет во лжи Президента Российской Федерации, не так давно утверждавшего прямо противоположное. Главное другое: результатом реформ стал раскол нашего общества, нашего народа. Современная политика власти уничтожает то, что является, согласно Конституции, основой власти в России – «её многонациональный народ» (а Познер помогает нам это понять).
О какой же «борьбе с бедностью» и о каком «развитии страны» можно вообще говорить, когда на лицо такое ужасающее положение вещей? Ладно Познер, для него Россия – страна чужая и нелюбимая. Но ведь те, кто оказался во власти, в элите, не могут не понимать: раскол народа чреват такими последствиями, что от их благосостояния камня на камне не останется. И хотя бы из корыстных соображений, если уж на Родину наплевать, нужно понять: необходимо не разрушать, а укреплять свою страну.
И чем скорее мы это поймём, тем скорее у нас наступят иные, без бедности и социальных катаклизмов, «Времена».
Группа Q
Белорусская либеральная «оппозиция» о приезде С.Кара-Мурзы в Минск.

Предлагаем нашим читателям ознакомиться с реакцией белорусской либеральной оппозиции на приезд С.Кара-Мурзы в Минск. Данная статья была опубликована в Минском аналитическом издании «Наше мнение» 12.04.2004
В конце минувшей недели в Минске появился известный российский политолог и философ-проповедник Сергей Кара-Мурза. Официальная версия приезда московского профессора в «Процветающую Беларусь» — чтение лекций перед студентами факультета международных отношений БГУ. Однако нет сомнений, что программа пребывания столь неоднозначной личности в столице Республики Беларусь гораздо шире «плодотворного» общения с будущими белорусскими дипломатами.
Между прочим, никого не удивило, что профессор нахваливал белорусский политический режим и одновременно посылал проклятья в адрес «российской шизофрении». Белорусские политические реалии его вполне устраивают.
Не вдаваясь в критику взглядов Сергея Георгиевича, стоит отметить, что для белорусского правящего режима профессор Кара-Мурза представляет поистине бесценную находку. Дело в том, что С. Кара-Мурза является ключевым звеном идейного направления, которое исключительно близко к мировоззрению официального Минска.
Между тем с идеологией у белорусских властей большие проблемы. Беда в том, что современная белорусская государственная идеология напоминает хилый скелет из идейных разнокалиберных отбросов, подобранных на идеологических свалках прошлого и даже позапрошлого столетия. Ничего нового в нашей национальной идеологии нет. Благодаря отлично смазанной государственной пропагандистской машине, белорусский народ и так прекрасно информирован о своей «богоизбранности», как, впрочем, и туркменский, корейский, зимбабвийский и многие другие народы мира. Эта болезнь рано или поздно проходит… Иногда, с помощью соседей…
Настоящая идеология должна рождаться в муках, в огне идеологической и информационной войн, в столкновении с грозными идеологическими противниками, а не под взглядом грозного «заказчика». А где солидных идеологических противников взять на наших песчаных почвах? Современная белорусская оппозиция не смогла родить нечто свое, специфическое, нестандартное, наиболее приспособленное для современной идеологической ситуации в Беларуси. В основном она использует традиционный набор идеологических догм, которые разделяет не только автор этих строк, но даже, естественно, в свою пользу и при известных идеологических извращениях, Александр Григорьевич. Это своеобразное идеологическое Lego, густо замешанное на классике либерализма и идей национального возрождения, имеет в своей основе 100% импорт (не будем же мы вдаваться в XVIII век).
Потрясти основы, выработанные в результате столетий борьбы за либеральную идею, официальный Минск явно не в силах. Нет у белорусских властей своих общепринятых всемирно известных классиков — разработчиков идеологической подоплеки «белорусской модели».
Сам глава государства вряд ли сподобится воевать с либерализмом. Для этого ему надо, как минимум, иметь за плечами собственное собрание сочинений томов в пятьдесят. Поэтому официальный Минск ничего, кроме ленивого побрехивания «P.S.», идеологическому врагу противопоставить не может.
Если не имеем своего идеологического костерка, то почему бы не погреться на чужом пожаре? В этом плане профессор Кара-Мурза являет собой испытанного ветерана идеологических «окопов», немало сделавший для подрыва корней классического либерализма в российской почве. Впрочем, Сергей Григорьевич всегда утверждал, что в России никогда и не было этих самых «корней», чем поразительно напоминает отдельные высказывания Я. Романчука. Это, конечно, можно было бы считать случайностью, если бы тема, которая их объединила, так не захватила штатных и внештатных белорусских «идеологов».
С момента появления в московской газете «Ведомости» статьи о судьбе российского либерализма, авторство которой приписано опальному олигарху М. Ходорковскому, белорусский официоз уподобился лысому грифу, регулярно прилетающему поклевать «комиссарского тела» «поверженного» либерального врага. Приученные все, что происходит в мире, а именно: сход лавин в Альпах, миграция арктических леммингов или драка в японском парламенте, трактовать в пользу правильности выбранного в 1994 году «курса», белорусские пропагандисты торопятся получить побольше идеологических дивидендов на стадии выработки окончательного сценария второго срока президентства В. Путина. Так что приезд в Минск профессора Кара-Мурзы оказался как никогда кстати.
«Благотворное» влияние идеолога «не очень образованных людей… крестьян, а также студентов» (двоечники!) сказалось почти мгновенно. Стоит только обратить внимание на статью Нины Шелдышевой «Манифест раскаявшегося олигарха», опубликованную 09.04.04 в печатном органе белорусского правительства — газете «Республика». Отвесив ритуальный поклон идеологическому «гуру» (С. Кара-Мурза), госпожа Шелдышева «победоносно» грозит «пальчиком»: «Белорусским либерал — и национал — демократам, критикующим Александра Лукашенко, остановившего победное шествие либерализма у белорусских границ, почитать эти откровения Михаила Ходорковского крайне полезно».
Почитали, даже перечитали. Ну и что? Откровения тюремного «сидельца» не дают никаких оснований белорусскому официозу в лице Н. Шелдышевой и печально известного Ю. Ледника («P.S.» БТ, 09.04.04), потирая руки в стиле «сколько веревочке не виться… », заявлять, что «можно поставить крест на идеях либерализма». За две недели радостных шаманских танцев белорусского официоза на «могиле» российских «либеральных реформ» определились основные «полезные советы», которые были извлечены из опыта кризиса российского либерализма. Список, между прочим, не длинный. Открывает его анафема российскому опыту приватизации. Затем следует критика рыночной российской экономики и либеральных российских реформ в целом. С удовлетворением констатируется усиление в РФ государственного регулирования экономики, что является признанием ошибочности ранее выбранного политического курса. В завершении списка мы найдем гимн всенародной благодарности власти, которая по примеру восточного соседа «прозорливо» не бросилась в «омут либеральных фантазий» и не позволила либералам «растащить» всенародное достояние, которое теперь уж точно достанется нашим «деткам» — БРСМовцам.
В данном случае трудно удержаться от «детских вопросов». В частности, было бы любопытно уяснить следующее: учитывая, что Минск преподносит письмо олигарха как своеобразный отчет о проделанной работе на либеральной ниве, то хотелось бы понять: либеральные взгляды являются генетической предрасположенностью российских олигархов или это приобретенное свойство? Проще говоря, насколько верно предположение, что подследственный СИЗО №4 является несомненным Апостолом российского либерализма?
Народившееся в середине 90-х годов племя российских олигархов долгое время было озабочено только расширением своих активов и выстраиванием вертикально интегрированных холдингов. Найти в этом «средневековье» первоначального накопления капитала среди постоянно враждующих между собой новых «князей» российской экономики «генераторов» либерализма было практически невозможно. Когда же произошла «смычка» олигархов с либерализмом? Она произошла тогда, когда встал вопрос о защите приватизированного имущества. Защита частной собственности — одна из основ либеральной идеологии. Вот только защищали эту собственность российские олигархи весьма своеобразно, зачастую одновременно финансируя как правый, так и левый политические фланги российского политического спектра, что произошло в очередной раз и на последних думских выборах.
Трудно понять, кого имеет в виду Михаил Борисович, говоря, что «те, кому судьбой и историей было доверено стать хранителем либеральных ценностей в нашей стране, со своей задачей не справились. Ныне мы должны признать это со всей откровенностью». Если он видит в роли «хранителей» господ Абрамовича, Аликперова, Дерипаску и даже Мордашова, то ему ли не знать, что даже консолидированная поддержка российских олигархов переизбрания на второй срок Б. Ельцина не проистекала из-за неукротимой приверженности вышеперечисленных уважаемых в обществе господ либеральным ценностям.
Если подразумевались иные «хранители», в частности бывшие лидеры СПС, то, при всех добрых чувствах к этим одержимым страстями людям, трудно представить их в столь библейской роли. Может быть, речь идет о «либеральных правителях», но к ним можно отнести только двоих — Е. Гайдара и А. Чубайса. Первый был у кормила власти почти год, второй периодически выныривал у «трона», чтобы в конце концов заняться делом на своем «свечном заводике». Если М. Ходорковский считает «либеральными правителями» господ Черномырдина и Примакова, то тогда с тем же успехом З.Позняка можно объявить русофилом. Но именно при Черномырдине и была создана империя «Юкос».
Если Михаил Борисович, опираясь на неплохо выстроенную систему поддержки развития гражданского общества в формате «Открытой России», сам себя считает хранителем «либеральных ценностей», то озвученная самокритика сродни скромному отказу от шапки Мономаха Борисом Годуновым, который, как мы помним по истории, все-таки дал себя уговорить и, буквально рыдая, взошел на престол. Большего политического удара по В. Путину, мгновенно превращающемуся в коварного тюремщика Апостола российского либерализма, и представить себе трудно.
Между тем «взяли» Михаила Борисовича Ходорковского за «дела давно минувших дней» — приватизацию. Бывший глава крупнейшей российской корпорации во многом олицетворяет специфический этап развития российского капитализма, который был непосредственно связан с итогами знаменитых приватизационных конкурсов. В рамках весьма несовершенных законов и явно заниженных цен (но не за 1 дойчмарку, как в бывшей ГДР) в России в период приватизации прошло 2100 приватизационных конкурсов. Из них 350 с течением времени были признаны недействительными (16%). Акции подлежали возврату в руки государства. Не вернули 1% акций. В принципе, за этот процент уже второе десятилетие и костерят почем зря идеолога российской приватизации — Анатолия Чубайса. Все остальное является ни чем иным, как мифом о «распроданной» Родине, так как изначально не ставилась задача насыщения бюджета деньгами от приватизации. Цели были более масштабные. Стратегические: приватизация должна была привести к скачку в эффективности менеджмента и потянуть за собой всю экономику и инфраструктуру. Тактические: на этапе формирования российского класса капиталистов не допустить продажу ресурсов страны за рубеж по дешевке. В большей степени это удалось.
Между прочим, даже белорусский президент не раз картинно поднимал руки к потолку, взывая: «Где же этот эффективный собственник?» Ищет, одним словом…
Тогда возникает второй попутный «детский» вопрос: «Можно ли отождествлять российский либерализм исключительно с олигархами?» Только частично. Олигархи подхватили либеральную идею тогда, когда она им понадобилась для использования в качестве щита от национально-классового наступления силовиков. Могла ли Россия вообще миновать олигархический этап своего развития? Нет, олигархия присуща не только определенному этапу капитализма. Ее корни, если использовать привычное классическое марксистское деление на социально-экономические формации, имеются как в феодальном обществе, так и в развитом социализме. На базе разрушенной социалистической системы управления появление ФПГ было неизбежно, так как они идеально приспособлены для деятельности в условиях, когда экономические отношения разрушеныобновляются, законодательные основы только закладываются, государство открыто жаждет поддержки от капитала, опасаясь почти неминуемого банкротства из-за разрушения налогооблагаемой базы.
Минует ли Беларусь этап олигархического капитализма? Нет, не минует. Мы обречены на еще более жесткую, по сравнению с Россией, приватизацию и на появление нескольких могучих ФПГ. Порукой этому является не только перегруженность белорусской экономики «флагманами», но «осатаненность» давно отмобилизованной белорусской номенклатуры, которая буквально кусает локти, наблюдая за ростом персональных автопарков у своих коллег по СНГ. Процесс белорусского разгосударствления будет осложнен еще тем, что белорусская экономика, в принципе, уже давно приватизирована одним человеком с хорошо знакомой для миллионов избирателей фамилией. От этого суперолигарха никакого либерального ренессанса в Беларуси не дождешься в принципе.
Другое дело, что время российских олигархов прошло. Россия перешла в иную стадию развития капитализма. Страна вступила в этап жесткой конкурентной борьбы за место на мировом рынке. Так что губит ФПГ не нашествие «отмороженных» силовиков (от них можно было бы, в конце концов, откупиться), а то, что и назвал В. Путин 12 февраля в качестве российской национальной идеи, — конкурентность. Конкурентность — это степень удовлетворения потребителя, собственника, наемного рабочего и государства. Они все участники рынка, и только тогда, когда они все довольны выставленным на рынке товаром, что подразумевает: потребитель доволен соотношением качества и ценой, собственник прибылью, рабочий заработком, а государство налогами и высоким уровнем занятости электората, можно считать, что конкурентность достигнута. Развитые монополистические олигархические структуры не удовлетворяют ни одного из участников рынка, даже собственника.
Кроме того, оказалось, что ФПГ объективно не заинтересованы в развитии среднего бизнеса, а до малого им вообще дела нет. Но ведь именно средний и мелкий бизнес являются массовой базой и опорой либеральной идеи. Порождаемый им средний класс создает стабилизационную массу реформ. Кроме того, малый и средний бизнес, как правило, не регистрируется в Гибралтаре и меньше всего озабочен поиском приложения своих капиталов за рубежом. Поэтому современная российская власть пусть крайне непоследовательно и топорно, но все последние четыре года ищет пути к сердцу этой части российского бизнеса.
Российское бизнес-сообщество расколото. Либерализм 90-х годов, выразителем которого на завершающем этапе являлся СПС, долгие годы исповедовавший «дистиллированный» западный либерализм, оказался в одной лодке с другими «консерваторами» — частью КПРФ и ЛДПР. Все они являются «поколением Ельцина» (так же, как современную белорусскую политическую элиту некоторые исследователи не без оснований считают «поколением Позняка») и объективно были заинтересованы в сохранении первой стадии развития русского капитализма. «Консерваторы» были обречены. Им не помог бы даже всесильный административный ресурс, которым они не раз до 2003 года с успехом пользовались.
Кроме того, классический либерализм не смог дать ответа на наиболее мучительные вопросы, вставшие перед российской элитой: «Как сохранить управляемость огромной и слабонаселенной территории», «как добиться конкурентоспособности, когда основные производственные силы страны находятся в наименее приспособленных для жизни и работы климатических зонах планеты», «как противостоять экономическому «растаскиванию» российских регионов мировыми региональными центрами», «что необходимо противопоставить практически неизбежным росткам сепаратизма в многонациональной стране» и т.д. и т.п. Автору этих строк возразят, что Россия могла взять на вооружение опыт ЕС, забывая то, что степень централизации в Евросоюзе уже оказалась на всем нам знакомой стадии Советского Союза. Во всяком случае, немцы и французы уже стонут, что «кормят» всю Европу. Знакомо, не правда ли? Кроме того, нет уже ни Франции, ни Германии, ни других европейских стран. Они не выжили. На их месте есть огромная Европейская Империя с национально-культурными автономиями. По сравнению с ней Либеральная Империя А. Чубайса — настоящая рыночная вольница в духе запорожских казаков.
Выживет ли российский либерализм? Конечно. Конкурентность и либеральная идея — сиамские близнецы. Без конкурентности Россия не удержится на мировых рынках, произойдет экономическая и политическая дестабилизация, фрагментация ее территории. Но телегу придется поставить позади лошади, а не так, как она стояла все предыдущие годы.
К сожалению, по старой русской традиции, эту самую «телегу» будет переставлять «ямщик». Либеральная революция «сверху» — очередная проблема для российской власти, не снятая с повестки дня за последние триста лет. Следовательно, будет выстраиваться новая идейная пирамида, опирающаяся на желательную поддержку среднего и малого бизнеса, среднего класса. Будет ставиться задача делюмпенизации интеллигенции и привлечения ее к столь сложному делу. Судя по всему, навсегда уйдут в прошлое «Яблоко», произойдет перерождение правых, не исключено появление либеральной массовой партии. Это будет другая либеральная идеология, другая экономика и другая Россия — со своими проблемами и своими ошибками, за которые можно и нужно критиковать. Но, конечно, не так, как это сделал уже упомянутый Я. Романчук в интервью «Белорусским новостям», в котором он обвинил Россию в том, что она не просто не дотягивает до «четких критериев» либерализма, но вообще, как говорится, «рядом не стояла». Стоит заметить, что демократия и либерализм являются все-таки процессом. После «Декларации независимости» рабство в США процветало еще почти 100 лет. Более того, совсем недавно там еще не голосовали женщины, в армии были раздельные казармы для белых и афроамериканцев и т.д.
Александр Григорьевич из того же «поколения Ельцина». Новолиберальная Россия ему не нужна. Более того, она несет ему гибель. Белорусский президент был востребован эпохой «стреляющих» 90-х и прекрасно в нее был встроен. В новый век он не вписался. Отсюда и ожесточенный пропагандистский накат на все, что можно причислить к либеральным реформам. Так что за критикой российского либерализма, ерничеством над его проблемами и многочисленными идейными и организационными кризисами скрывается открытое неприятие курса В. Путина. Но этого мало. Минску, чтобы выжить, никуда не деться от жесткой идеологической войны. Так что может быть профессору Кара-Мурзе стоит вообще перебраться в Минск?
Андрей Суздальцев

Поездка в тоталитаризм.

…В Минске я был впервые – раньше никак не удавалось посетить этот город. Поэтому визит в новое для себя место совпал ещё и с визитом в необычную атмосферу. Всё-таки «островок тоталитаризма», «полное отсутствие свободы слова» и пр. Интересно было узнать – а как это выглядит на самом деле, в отличие от официальной западной и её филиала, официальной российской пропаганды?
Тем более, что поездка предстояла рабочая – встреча с представителями «Белорусской группы» и участие в проведении выступления С.Г. Кара-Мурзы перед местной аудиторией. Всё накладывалось одно на другое, я опасался, что не останется времени посмотреть, как живёт сегодняшняя Белоруссия. Рассказывают то разное – а увидеть лучше своими глазами, чтобы разобраться и в белорусской реальности, да и в нашей, российской…
Итак, Белоруссия. Признаться, я рассчитывал на жаркие «идеологические баталии» с тамошним населением, измученным «жестоким диктатором». Думал, что люди там такие же, как у нас в начале девяностых (когда кричали, «партия, дай порулить!» и не могли уснуть, переживая, что «коммунисты военный переворот устроят»). Вероятно, этим и объяснялось, что, уезжая туда, я внимательно проработал материалы по белорусской «оппозиции», присланные мне белорусской группой. А как приехал – пошёл в первый попавшийся «тоталитарный» киоск (на главной улице Минска, проспекте Ф. Скарины) и заговорщическим тоном спросил у симпатичной продавщицы: «нет ли у вас в продаже оппозиционных газет?». На меня посмотрели, как на идиота, и предложили сразу два издания: «Народну волю» и «Белорусскую газету». Я подивился такому «жестокому» ущемлению свободы слова (в «белорусской газете» было, к примеру, про Лукашенко написано такое, что у нас и «Стрингер» не рискнул бы разместить про демократическую власть). Для чистоты эксперимента повторил то же самое ещё в одном киоске в центре, но через пару кварталов. Там предложили уже одну «Белорусскую». Сказали, что «Волю» разбирают быстрее – в ней печатаются полезные советы по хозяйству и анекдоты про гаишников…
В городах – по крайней мере, в тех, где был я – однозначно антипрезидентских настроений не наблюдается. Мне доводилось общаться с разными. Конечно, в лоб у последних «как вы относитесь к Лукашенко?» я не спрашивал. Так, вёл разговор «а как тут у вас житьё-бытьё?». Я, мол, глупый российский интеллигент, приехавший к друзьям. Интересно мне…
Исходя из услышанного, можно сказать: люди, хоть и «бухтят», но примерно так же, как «бухтели» бы в любой стране на любую власть.
Доходы людей невысокие. И многие ездят на заработки в Россию. Но съездившие, потом «туда» уже стараются не ездить – беспредел у вас там, говорят.
Но что меня удивило – сейчас большой внешний приток в Белоруссию. И на жительство едут немало из Украины. «Лиц криминальной национальности» я там практически не видел. Только одного – он вежливо, скромно стоял, всем своим видом показывая: я здесь гость, понимаю это, не бейте, помните о законах гостеприимства…
Вообще на улицах ощущается безопасность при этом милиции практически не видно, по крайней мере, её несравнимо меньше, чем у нас. Принимавшие меня рассказывали, что не знают, где купить наркотики – так просто в тоталитарном обществе это не сделать. Люди интуитивно понимают, ЧТО это означает и, как бы не ругали Лукашенко (кстати, если и ругают, то не зло, без надрыва и искренних чувств – не как у нас), явно ценят. Сказывается врождённое белорусское, «от земли», здравомыслие и вменяемость. Чего так не хватает нам.
Милиция не производит впечатления одетых в униформу разбойников, как в Москве. Подтянутые, вежливые, корректные, в красивой форме. Мне показали «оппозиционную книгу» «про Лукашенко». Предисловие написано, А. Яковлевым и Б. Немцовым, что показательно. Там была фотография «зверской расправы» милиции над демонстрацией оппозиции. Два белорусских «мента» достаточно корректно вели «за шкирку» «оппозиционера». Я, вспомнив, как зверски избивали в мае 2003 года ребят из НБП и АКМ в Санкт-Петербурге (Ленинграде) на Марсовом поле (тогда их, в кровь избитых, увезли в отделение и там натуральным образом пытали, склоняя к «сотрудничеству». Некоторые, в том числе депутат областного ЗАКСа Леонов, были изуродованы так, что загремели в больницу), подивился гуманности белорусского МВД. Нужно же понимать, что репортёры для такой книги выхватывали кадры наиболее жестокие. И если это «жестокость» — что же тогда у нас?...
Вообще, тамошняя оппозиционная пресса меня удивила. Я, зная примерно о суммах, которые «потребляет» эта оппозиция от своих заокеанских «спонсоров», думал, что увижу умный и талантливый манипулятивный контент. Представлял, что Запад ассигнует деньги только настоящим мастерам своего дела и явным идиотам, кому попало, гроша ломанного не даст, чтобы не позорил «кто попало» чистую демократическую мечту. Как бы не так!
Книга, о которой я упоминал, отпечатана очень хорошо. Полиграфия вполне на уровне. Но сама по себе представляет сборник из шитых белыми нитками старых басен и стонов о «свободе» и «отсутствии демократии». Ещё несколько рассказов о том, как Лукашенко убивал (лично и руками карателей из КГБ) своих оппонентов. Создаётся впечатление, что ничего разумного оппозиция предложить своему «электорату» в Белоруссии не может. Сплошь идеологические штампы – типа «голосуйте сердцем!». И её, оппозицию, можно понять: дураков «голосовать сердцем» в Белоруссии мало. Там народ всё больше разумом голосует. И как в таких условиях демократам прикажете работать?
Остальной уровень аргументов примерно такой же. Нет: «демократии», «свободы слова», «малого предпринимательства», европеизированного и умеющего красиво болтать президента.
Есть: «диктатура», «тоталитаризм», «убийства журналистов», «убийства политических деятелей» (многих из убитых потом находили на Западе – тех, кого не нашли пока, записали в «жертвы Лукашенко»), «президент, двух слов связать не умеющий», «президент, который
а) всё украл и спрятал на Западе;
б) такой дурак, что даже ничего не украл и поэтому ничего не спрятал на Западе;
в) непонятно, украл что-то или нет, но всё равно подлец и явно где-то что-то спрятал».
Ну, и по мелочи: «Белоруссия оказалась в международной изоляции» (на эту тему я поговорил с человеком, напрямую связанным с этим вопросом; похоже, что внешняя политика – как раз то, что лучше всего получается у белорусского руководства, министр иностранных дел – просто молодец, налажен контакт со многими странами), «всё плохо у нас», «а вон как у вас в России классно!»…В общем, тоталитаризм. Новодворской, наверное, там не понравилось бы…
Но, довольно лирики. Пора переходить к делу. Выступление С. Г. Кара-Мурзы проходило в актовом зале одного из минских ВУЗов. Перед выступлением, с утра, мы собрались в этом же здании и в холле у главного героя мероприятия местные СМИ стали брать интервью. Брало БелТА (телеграфное агентство), один из каналов телевидения, несколько газет и радиостанций. Пришла даже корреспондент «Народной воли» — молодая рыжеволосая женщина с резким выражением лица и колючим взглядом. Мы – я и белорусские товарищи – увидев её, переглянулись: ну, думаем, она сейчас вцепится в Сергея Георгиевича! Но, начав с ним говорить, девушка оттаяла прямо на глазах. Говорила и слушала очень тепло, по-человечески доброжелательно. Настолько, что когда мы у Сергея Георгиевича спросили, «как вам оппозиция?», он даже не понял, о ком идёт речь. «Она что, из оппозиции? Никогда бы не подумал!».
Собственно, интервью у Кара-Мурзы брали очень много. Шесть – восемь СМИ, точно я не считал. Несколько репортеров даже не успели взять интервью до встречи, поэтому они потом долго разговаривали в том же холле ВУЗа, уже когда народ разошёлся.
Когда мы приехали к выступлению, в зале уже было пятьсот человек, не меньше. Основной контингент составляла молодёжь. Умные, весёлые лица. Толковые, не изуродованные пивом лица ребят, потрясающе симпатичные девушки. Что поразило: в элитном ВУЗе, не видно было той генерации «распальцованных» студентов, как у нас, в России. У которых денег куры не клюют и все остальные им не ровня, а чернь беспородная. Атмосфера хороших, добрых человеческих отношений создавала ощущение, что я вернулся назад, лет на двадцать, когда в институтах разделение было только по курсам, а не по достатку.
Впрочем, было и немало людей среднего возраста. Приходили и по одному, и группами. Одна такая группа потом задавала достаточно умные вопросы и мне, и Сергею Георгиевичу.
Первым выступал Кара-Мурза. Он говорил около полутора часов. Речь Сергея Георгиевича была в том смысле, что «думайте головой, братья-славяне, прежде чем менять возможность жить на снисходительное похлопывание по плечу от сытых дядей из «мирового сообщества». Он просто и доходчиво объяснил: вас обманывают. Вместо реальной социальной защиты, отсутствия терроризма, низкого уровня преступности и наркомании, чистых улиц и реальной свободы слова явно большей, чем, скажем, в России и на Украине, вам подбросят развал вашей страны и снижения уровня жизни. И всё это замалюют красивыми словами о «свободе совести» (когда не останется ни того, ни другого), «повышении конкурентоспособности белорусской промышленности» (когда от неё останется столько же, сколько осталось от промышленности российской) и «духовной свободе» (когда мальчики и девочки начнут с двенадцати лет спиваться, «садиться на иглу» и продавать себя бандитам и «новой демократической элите», чтобы купить очередную дозу). Основную часть аудитории, повторюсь, «проняло».
В первых рядах сидела та самая девушка-репортёр из оппозиционной газеты. Если в начале, когда она до встречи пришла брать интервью, у неё на лице была написана явная неприязнь: вот, думала наверное, припёрся старый красно-коричневый коммунист, начнёт сейчас красным флагом махать, то потому она слушала собеседника очень заинтересованно. Ну, а на встрече и вовсе от первоначального отрицательного настроя не осталось и следа. Было видно, что ей действительно интересно то, что она слышит.
После выступления Кара-Мурзы, выступил я. Если его тема выступления была глобальная, основополагающая, то я рассказывал о конкретных примерах манипуляции сознанием. Было понятно, что и далее «перегружать» аудиторию сложными вещами не стоит. Кроме того, Сергею Георгиевичу один молодой человек с крашеными волосами задал вопрос: а как это, манипулирование, выглядит на практике? Парень честно сказал: я шёл сюда без особого интереса. Просто сказали, что интересный человек говорить будет. А тут и в самом деле интересно! Он, похоже, был немало изумлён тем, что «лекция» может быть столь увлекательной.
Так вот, понимая, что людям интересно узнать о конкретных приёмах манипуляции, я о них и стал рассказывать. Выступление моё длилось около часа, из которого минут тридцать ушло на вопросы-ответы. Я взял в качестве примера собственно информационное пространство Белоруссии и говорил о тех приёмах, которые направлены именно на белорусских людей. У меня как раз был номер «Белорусской газеты». Это вообще просто сборник манипуляции – у нас так топорно уже давно либералы не работают, их ложь стала более тонкой. А здесь… Слов нет! Если бы в российском издании написали про Президента России то, что было написано в адрес действующего Президента Белоруссии, любую газету закрыли бы через несколько дней. А тут – пожалуйста, и на самой главной улице Минска! Одно слово – диктатура…
Но не в этом дело. Расписывать всё я не стал – времени не было. Объяснять аудитории конкретные примеры манипуляции на словах неудобно. Я выбрал один, но регулярно повторявшийся в нескольких статьях одного номера. Очень, кстати, интересный приём: манипулятор всячески раздувал чувство «неполноценности» белорусов как самостоятельного народа, упирал на то, что они, как «белорусский народ», ущербны и в лучшем случае являются неудачной копией русских. Дескать, не народ мы, а одно сплошное недоразумение…
Я объяснил: в вас специально вызывают комплекс неполноценности. Людьми с ощущением ущербности, с таким комплексом, гораздо легче управлять и их легче обманывать, убеждая: вот вы неполноценны как народ, так мы вас через демократию выведем в ранг «полноценной нации»… Вы, неполноценные, главное слушайте нас, полноценных и цивилизованных – и всё будет хорошо (не уточняя – у кого именно)!
Вот это подействовало, да ещё как! Люди прямо загорелись, когда я стал это объяснять, да попутно отметил, что вклад белорусского народа в историю человечества таков, что иным «цитаделям общечеловеческих ценностей» и не снилось. Так что кто кого должен учить? И как может быть «ущербен» целый народ? И если ему вливают в душу ТАКОЙ яд – каковы истинные цели этих отравителей? И если демократия прибегает к таким средствам, чтобы дорваться до власти – что тогда от неё ожидать, когда она эту власть получит?...
Аудиторию «проняло». После этого я привёл ещё один пример из той же газеты – там автор, сублимируя свои страхи, призывал молодёжь не служить нынешней белорусской власти, а гулять и «отрываться». У автора явный ужас вызывала перспектива, что в помощь нынешней законной власти пойдут умные и толковые молодые люди.
Я объяснил: вот, смотрите, тот, кто это написал, переживал не о «построении демократии». Он боится, как бы существующая власть не стала более эффективной и, следовательно, обеспечивающей людям лучшие условия жизни. Так что же это за «демократия» такая?
Далее разговор перешёл на несколько иную тему – отношение человека и его страны, его народа. Показательно: лет пятнадцать назад в молодёжной среде разговоры «о Родине» вызывали отторжение. Теперь люди, когда об этом говоришь искренне, слушают, буквально затаив дыхание. Я для себя определил, что ЛЮБИТЬ РОДИНУ готов практически каждый нормальный человек. Просто он зачастую сам себе не хочет в этом признаваться, стесняется – слишком много «общечеловеческой» грязи в его душу было выплеснуто демократами и либералами всех мастей за последние годы. Так, что когда он слышит то, что готов и хочет услышать, возникает полное взаимопонимание. Люди понимают, что их Родине угрожает опасность и, не отделяя себя от Родины, интуитивно знают: эта опасность непосредственно угрожает и им. Люди начали «просыпаться» от жуткой демократической летаргии последних пятнадцати-двадцати лет. Медленно – но просыпаться…
Что удивило: оппозиция в зале была, но вела себя тише воды, ниже травы. Один вопрос-утверждение был высказан оппозиционной дамой мне. Сморозила она явную глупость и поставила меня неловкое положение: показывать залу, какую ахинею она несёт, я не стал бы – нельзя же обижать убогих… Поэтому, в ответ на её утверждение, что «эта «Белорусская газета» не является оппозиционной, а на самом деле она пролукашенковская поскольку финансируется из Москвы» (!), я заметил:
а) скорее всего, газета может быть либо «пролукашенковской», либо «финансироваться из Москвы»;
б) маловероятно, чтобы Лукашенко сам про себя ТАКОЕ писал…
Это вызвало хохот в зале, и остаток вечера дама сидела, скептически качая головой: ну-ну, мол, что ж ты, а? Ведь не старик, и при этом не демократ!...
После встречи, немало людей пошли к Сергею Георгиевичу за автографами. Подходили, говорили, благодарили очень горячо. Несколько человек подошли ко мне, мы обсуждали вопросы манипуляции сознанием.
Эмоциональная атмосфера в зале была очень тёплой – аудитория была не-оппозиционая, но и не проправительственная. Но её настрой, отношение к нам и к тому, что говорилось, излучали тепло и расположение. Чувствовалось: людям очень интересно и, самое главное, сказанное соответствует тому, что думало и чувствовало абсолютное большинство из них.
Вообще, у меня сложилось впечатление, что аудитория была немало удивлена произошедшим.
То, что белорусы не верят в подавляющем большинстве своей оппозиции, понятно – много людей ездят на заработки в Россию и прекрасно видят, ЧТО у нас тут творится и к какой беде всё идёт.
И официальной прессе они не верят . Да и я бы на их месте тоже не поверил. Она исключительно шаблонна, прямолинейна и неуклюжа как по качеству подаваемого материала, так и по форме. Поэтому отношение у людей к проправительственным изданиям такое же, как в СССР к газете «Правда» лет двадцать назад.
Но вот приезжают люди, аж из самой России. Не коммунисты – это заметно, ни слова в поддержку КПРФ или чего-либо подобного сказано не было. И эти люди говорят, в сущности, за действующую власть – но так, что их интересно слушать и всё, вроде бы, правда. Это ж надо – оказывается, так интересно говорить могут не только демократы!? В общем, удивил людей такой поворот событий…
Расходились мы поздно. У Сергея Георгиевича припоздавшие репортёры долго брали интервью.
Белоруссию в покое не оставят, это ясно. «Цивилизованному миру» не нужен пример, когда независимая страна может успешно развиваться сама, без диктата и саморазрушения во благо интересов этого самого «мира». И не прожирая свои минеральные ресурсы, уничтожая будущее не родившихся детей ради возможности очередного небритого ворюги с ангельскими глазками купить очередную многомиллионную игрушку за границей. Слишком плохой пример подаёт другим. Этот мир будет стараться уничтожить независимую Белоруссию во что бы то ни стало. «Цивилизованные» не потерпят конкурентов. И нам всем нужно помогать белорусам отстоять свою страну.
Нужно вместе работать на благо наших народов. Демократия в её навязываемой нам Западом форме уже разрушила эффективную страну, уничтожила промышленность, пожирает по миллиону с лишним человек в год – а радуются только абрамовичи, чубайсы, гончарики да горбачевы. Если этой заразе не заступить дорогу, не дать возможность нам развивать собственную страну так, как хотим мы (а не «консультанты») – холокост, Блокада Ленинграда и Хатынь нам покажутся детскими шуточками. По счастью, появляется молодёжь, которая любит свою страну не за то, что она «рыночная» или «демократическая», а за то, что это Родина.
И в этом, думается, наше спасение.
Представитель Группы Q


Автомат Kalashnikoffa

Российские оборонные предприятия готовят к захвату иностранными инвесторами
Правительство готовит законопроект, который снимет ограничения на участие иностранного капитала в предприятиях российского оборонно-промышленного комплекса. Об этом вчера на «круглом столе» по проблемам реструктуризации оборонных комплексов России и стран НАТО заявил первый заместитель министра промышленности, науки и технологий Александр Бриндиков. Напомним, что сегодня иностранным компаниям запрещено владеть больше чем 25% акций предприятий российской оборонки. Возрастание этой доли до 49% активно лоббировал в должности вице-премьера Борис Алешин. Впрочем, на этих позициях г-н Алешин остается и сегодня.
Новшество коснется прежде всего вновь создаваемых крупных интегрированных структур -- холдингов. Иностранным компаниям будет предложено принять участие в формировании инвестиционных пакетов и структур управления. В уже существующих предприятиях в случае участия иностранного капитала доли акций будут перераспределены. В тех компаниях, где государству принадлежит по крайней мере 51% акций, остальные могут быть проданы на инвестиционном рынке, в том числе иностранным компаниям.
Руководитель Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов считает, что если формирующиеся сегодня оборонные холдинги будут иметь статус государственных предприятий, то иностранцам там «ничего не светит» и вряд ли следует ожидать от них инвестиционной активности. Она возможна лишь в частных предприятиях или предприятиях с долевым участием государства. Подтверждением тому -- западный опыт. В частности, американцы активно скупают частные предприятия «оборонной ориентации» в Европе.
Появление иностранных инвестиций в нашей оборонке может иметь и негативные последствия. В частности, контроль над инновационной политикой позволит иностранным партнерам настаивать на разработке выгодных им образцов вооружения и наоборот. Руководству нашей оборонки памятен печально известный пример с московским вертолетным заводом им. Миля. Вложив деньги в это предприятие и получив возможность контроля, конкурент «милевцев» -- фирма «Сикорский» -- довела завод до плачевного состояния. Со снятием ограничений на участие иностранного капитала, считают в российском ОПК, открывается возможность для недобросовестной конкуренции.
Однако механизм запущен, в российском ОПК, большая часть предприятий которого страдает от отсутствия заказов и, соответственно, безденежья, в принципе поддержат нововведение. По словам г-на Бриндикова, подготовка законопроекта идет очень быстро, поскольку разработчики отдают себе отчет в том, что он даст возможность эффективно реструктуризировать отрасль. В результате уже в ближайшее время Россия вполне может стать участницей транснациональных военных корпораций. Готов к этому и Запад, где в результате сокращений военных бюджетов идет процесс глобализации военной промышленности.
Николай Поросков


страница 1
(всего 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign