LINEBURG


страница 1
(всего 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

На правах рукописи




ОСТАПЕНКО Марьяна Анатольевна




ОБРАЗ СОВЕРШЕННОГО ЧЕЛОВЕКА В ПРАВОСЛАВНОЙ
АНТРОПОЛОГИИ




09.00.13 - Религиоведение, философская антропология, философия
культуры.




АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук




НАУЧНАЯ БИБЛ]
Уральского Гос&шгеерситета
г. Екатеринбург


Екатеринбург 2002
Работа выполнена на кафедре философии и культурологии Института по переподготовке и
повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук при Уральском
государственном университете им. А.М. Горького.




Научный руководитель: кандидат философских наук,
доцент А.В. Вехав




Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор JLА. Шуммхжва
кандидат философских наук, дооевт Л.С. Червов




Ведущая организация:
Уральская горно-геологическая академия




Защита состоится «4.А ..../Х\?л.^ 2002 г. в \?. часов на заседании
диссертационного совета Д. 212. 286. 02 по защите диссертаций на соискание ученой степени
доктора философских наук в Уральском государственном университете им. А.М. Горького
(620083, г. Екатеринбург, К-83, пр. Ленина 51, комн. 248).


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральского государственного
университета.




Автореферат разослан «2.2» Ш|?.?А Я. 2002 года.


>совета
доктор философских наук, профессор ^^—• . Плоптков кШ.
Обода характеристика работы

Авлуалыюсть исследования. Культурно-историческая заданвость
современной цивилизации при усаливающейся взаимопроникновении сфер
человеческой деятельности обуславливает выход антропологической
проблематики за узко дисциплинарные рамки. Кризис человечества на
современном этапе, получивший название глобального, одной из своих
составляющих имеет кризис представления о человеке вообще и о совершенном
человеке в частности.
Диятуггый маг - чггп «рем» ттКпяп* трягидютго пирмяпитяя иОСМЫСЛенИЯ
проблемы человека Духовная ситуация времени связана с вопросом о роли и
смысле традиции. Этот вопрос обращен в первую очередь к самому человеку:
следует ли говорить о преемственности опыта или о разрыве?
Отказ от абсолютных ценностей разрушает вертикаль возвышенного
низменного, уничтожая тем самым трехмерность человеческого мироощущения,
делает его плоскостным: сужаются горизонты мысли, исчезает ее глубина и
высота. Уход от традиции усугубляет это состояние и стягивает плоскость в точку.
В такой ситуации человек и себя начинает ощущать лишенным целостности.
Современная эпоха абсолютизирует эту разорванность человека, утверждает ее
как неизбежность и данность, как своего рода атрибут человеческой природы.
Появились философские течения, постулирующие отказ от индивидуальности,
свободы и мыслительной самостоятельности индивида, от самостоятельного
поиска абсолютных ценностей. Попытка отсечь от человека его естественные
качества и абсолютные ценности ведет не к его гармонизации, а к уродству.
Очевидно, что проявление интереса к проблеме совершенного человека не
случайно, более того, оно закономерно и неизбежно. Отсутствие ясного
представления о человеческом совершенстве уничтожает возможность для
индивида (и общества в целом) обрести смысл жизни, постичь свое призвание,
выстроить жизненную траекторию через осуществление этого образа.
В свое время христианские интуиции о человеке произвели революционный
переворот в сознании людей. Идеи равенства всех перед Богом, принципиальной
общности людей (отсутствие полулюдей, недочеловеков и т. д.), уникальности и
ценности всякого индивида, возможности внутреннего изменения, динамичности
внутренней жизни человека, возможности личного общения человека с Богом,
любви Бога к человеку, любви как самой главной основы человеческих отношений
и целый ряд других, не только кардинальным образом изменили языческое
представление о человеке, но и легли в основу европейской и русской культур.
Они настолько глубоко проникли в менталитет западно-европейского и
русского человека, что кажутся сами собой разумеющимися. И, пожалуй,
подавляющее большинство антропологических систем различных эпох по
отношению к этим идеям выступают как «вариации на тему». Даже мыслители
неклассического течения в современной западной философии обращаются к ним
хотя бы для того, чтобы попытаться опровергнуть их, чтобы в противовес
целостному и позитивному образу выдвинуть образ разобщенного человека.
Отказ от целостного и позитивного образа человека, на котором настаивают
мыслители постмодернистского течения в философии (Батай, Левинас и др.), не
единожды в истории оказывался несостоятельным. И то, что кажется
неопровержимым с логической, теоретической позиции, опровергается
экзистенциально, онтологически. Неадекватность их образа человека самой
жизни, подтверждается судьбами целого ряда философов-постмодернистов,
кончивших жизнь самоубийством. Таким образом, XX в. подтверждает
справедливость древней формулы: «Слова опровергаются словами, но чем ты
сможешь опровергнуть жизнь?».
В подобной ситуации представляется особо актуальным поиск такого
осмысления человека, которое позволило бы человеку ответственно, вдумчиво и
самостоятельно обрести абсолютные ценности, позволило бы дать представление
о возможных путях достижения целостности.
В свете сказанного, на наш взгляд, актуально обращение к религиозному
кругу идей о человеке. Религия всегда оперирует понятием абсолютных
ценностей, она всегда является областью этих ценностей. Даже Л. Фейербах,
несмотря на ярко выраженную атеистическую ориентацию, констатировал
огромную роль религии в формировании ценностей абсолютного порядка
Поэтому сегодня является актуальным обращение к религиозному взгляду на
человека вообще и на «человека совершенного» в особенности, обращение
именно философское. Важность анализа религиозной концепции человека
отмечал основатель философской антропологии М. Шелер, настаивая на
необходимости; соединения философского, естественно-научного и религиозного
круга идей о человеке, при построении его целостной и позитивной концепции.
Синтез философского и религиозного представлений о человеке пыталась
осуществить целая плеяда русских философов второй половины ХГХ - начала XX
вв. В своих исследованиях они отталкивались от православных идей о человеке,
но эти исследования носили секулярный характер и не всегда адекватно отражали
православно-христианские антропологические представления, были во многом
неокончательными. Тем ие менее, этот опыт имеет большое значение при
построении позитивного образа человека современной философской
антропологией. Возрастает интерес к русской религиозной философии, заново
открытой в России в конце XX. И этот интерес будет сохраняться еще длительное
время. Но важно, на наш взгляд, внимательное изучение того богословского
материала, к которому постоянно обращались, который осмысляли, с которым
работали русские религиозные философы. Следует отметить, что в последнее
время попытки соединения философского и религиозного представлений о
человеке (не превращающиеся в теологические рассуждения) были предприняты в
России в работах ВТ. Богомякова, А В. Медведева, В. Я. Нагевичене, ДВ.
Пивоварова, С.С. Хоружего, Л.А. Шумихиной и др. Актуальность рассмотрения
проблемы образа совершенного человека в единстве философской и религиозной
антропологии определила тему исследования, образ совершенного человека в
православной антропологии.
Стешеяь вазримпаввостн темы.
Обращаясь к проблеме человека, в первую очередь необходимо обратить
внимание на работы представителей философской антропологии, основателем
которой по праву считается М Шелер. Здесь следует указать такие имена как X.
Плесвер, А. Гелен, А. Сервера Эспиноза, А. Портман, Х.П. Рикман, Э. Агацци,
P.M. Цанер и др. Этих авторов интересуют в первую очередь вопросы о природе
человека, его происхождении, месте в мире, его соотнесенности с животным
миром. Человек представляется им как особое «животное», хотя они и проводят
довольно последовательно мысль об определяемости человека духом (который
принципиально противостоит жизненному, биологическому началу). Несколько
иной акцент при рассмотрении человека можно обнаружить в трудах
представителей религиозного течения философской антропологии Г.Э.
Хеягстенберга, М. Бубера, О.Н. Дериси, Л. Фарре и других. Они больше
ориентированы на проблемы подлинности личности, характер отношений
индивидов, отношения человека и Бога, иные экзистенциальные вопросы. Нельзя
не отметить, что при решении этих проблем некоторые из них (например О.Н.
Дерисн, Г.Э. Хеягстенберг) излишне рационализируют специфически
человеческие обусловленности.
Активно работали с богословским материалом по проблеме человека такие
видные представители русской религиозной философии как Вл. Соловьев, НА.
Бердяев, И.О. Лососий, С.Л. Франк, С.Н. Булгаков, И.А. Ильин, П. Флоренский и
другие. Свое видение человека они вписывали в концепции общемирового
процесса, проект человека являлся для них центральной составляющей мирового
проекта.
Сегодня обращение к богословскому материалу происходит
преимущественно в области истории, культурологии или социальной философии
(В.В. Бибихнн, НА Лисовой, Л.Г. Кришталева, Н.Л. Мусхелишвили).
Отечественными мыслителями антропологическая проблематика начинает
рассматриваться в данном ракурсе совсем недавно. Здесь следует указать на труды
ВТ. Богомякова, В.Я. Нагевичене, Ю.М Федорова, С.С. Хоружего, А.И.
Сидорова, С.Л. Епифановича и некоторых других авторов.
Осознание особенностей и значения русской религиозной философии
осуществлялось такими авторами как Б.В. Емельянов, B.R Копалов, МБ.
Хомяков и др.
Анализ вклада западной философской антропологии в представление о
человеке и его значения проводился П.С. Гуревичем, Б.В. Куликовым, К.Н.
Любутиным, АВ. Перцевым. Необходимо так же указать тех авторов, которые
занимались проблемами духовного бытия человека, проблемой смысла,
ценностей жизни, истины и правды бытия: П.В. Алексеев, В.К Бакшутов, АС.
Гагарин, М.С. Катая, Л.Н. Коган, В.Е. Кемеров, Р.В. Котенке, P.JL Лившиц, МК
Мамардашвили, Л.А. Мясникова, Б.В. Орлов, В.И. Плотников, В.А. Панпурин,
В.И. Слободчиков, Б.С. Шалютин, ПК. Эйнгорн.
Само по себе слабое введение в философию богословского материала по
интересующей нас проблеме связанно с рядом особенностей православного
богословия. Во-первых, начиная с апостолов и вплоть до наших дней
православное богословие недостаточно интересовалось систематическим
изложением своих исследований. Не задаваясь вопросом о причине такого
положения вещей, отметим лишь, что практически любой богословский текст
затрагивает целый ряд вопросов. Из огромного корпуса этих текстов, лишь
несколько непосредственно посвященных проблеме человека: свт. Григорий
Нисский «Об устроении человека»; Немесий Эмесский «О природе человека», свт.
Григорий Богослов «Слово о природе человека» и несколько других слов этого же
автора - это из древних. Из авторов более близких нам по времени: свт. Игнатий
(Брянчанинов) «Слово о человеке»; арх. Киприан (Керн) «Антропология св.
Григория Панамы»; свт. Лука (Войно-Ясенецкий) «Дух, душа и тело» и некоторые
другие работы.
Однако это не означает, что проблема человека мало интересовала
православных церковных мыслителей разных веков. Мысли о природе человека
высказывались многими авторами, но они рассредоточены по многочисленным
«словам», обращениям, посланиям, беседам, и, пожалуй, можно назвать только
две попытки их систематизации: свт. Иоанн Дамаскин «Точное изложение
православной веры» (несколько глав) и арх. Киприан (Керн) «Антропология св.
Григория Паламы».
Во-вторых, саму православную антропологию можно разделить на два
больших направления по методу исследования (если можно так выразиться):
антропология теоретических споров и антропология «пустыни». Они не
противоречат и ие противоположны друг другу, но если «антропология споров»
изложена преимущественно в категориях античной философии, то «антропология
пустыни» создает оригинальный язык для фиксации своих открытий и
откровений. Оригинальность этого языка обусловлена уникальностью и
интимностью опыта постижения человека и с большим трудом поддается
переводу на язык философии. Арх. Киприан же вообще говорит о невозможности
такого перевода, поэтому в работе использована аутентичная терминология,
включенная в философский контекст.
Проблемное поле исследования.
Несмотря на активизацию исследований по антропологической
проблематике, крайне мало работ адекватно и системно излагающих православное
видение проблемы человека Разработка проблемы совершенного человека,
образа совершенного человека в различных антропологических системах (в том
числе - православной антропологии) представляется малоудовлетворительной. Во
многом остается неясным место аскетики в системе православной антропология.
Часто превратно или примитивно толкуются вопросы православного взгляда на
тело, брак, любовь, монашество. Слабо представлено философское осмысление
пути достижения совершенства. Не исследованным остается соотношение
православной антропологии и западной философской антропологии, не выявлены
их сходства и различая, общие темы, возможности синтеза.
Цели п задачи иеследеванняи
Очерчивание проблемного поля исследования позволяет нам
сформулировать следующую цель работы: проанализировать православную
антропологическую доктрину совершенного человека и показать ее
потенциальную ценность для философско-антропологических построений. Для
достижения этой цели поставлены следующие задачи.
1. Выявить черты сходства и различия концепций человека в западной
философской, русской религиозной и православной антропологии.
2. Показать позитивные моменты и пределы каждого типа антропологии.
3. Провести анализ специфических особенностей православной
антропологии.
4. Раскрыть основные особенности православного осуществления
позитивного и целостного образа человека конкретным индивидом.
Методологической основой пселсдовшпш послужили общие идеи,
содержащиеся в трудах таких представителей философской антропологии как М.
Шелер, А. Сервера Эсшшоза, Г.Э. Хенгстенберг, М. Бубер. Мы опирались также
на работы видных русских религиозных философов Вл. Соловьева, Н. А. Бердяева,
И.О. Лосского, C.JL Франка, С.Н Булгакова, И.А. Ильина, В.В. Зеньковского и
других. При освещении православной концепции человека мы руководствовались
трудами свт. Григория Богослова, сет. Иоанна Дамаскина, прел. Максима
Исповедника, свт. Игнатия (Брянчанинова), арх. Кипршна (Керна) и ряда других
авторов. Из современных авторов ориентирами для нас были труды С.С.
Хоружего, С.М. Зарина, С. Троицкого, А.И. Сидорова, C.JL Епвфаиоввча, В. Г.
Богомякова, Л.Н. Шумихиной, В.Я Нагевичене, Л.А. Мясниковой.
Методом данного исследования является сравнительный анализ религиозно-
философского, философско-антропологического и православного подходов к
человеку с особым акцентом на философско-антропологическое прочтение
религиозных и богословских текстов.
Научная повизиа псследеваияя заключается:
- в осуществлении философско-антропологической экспликации
проблемы совершенного человека в православно-богословской традиции;
- в выделении основных характеристик православного образа
совершенного человека;
- в синтезе существующих в православной антропологии
подходов к выделению этапов достижения совершенства;
- в опыте сопоставления философской антропологии Запада,
русской философско-религиозной антропологии, православной
антропологии и выявлении их общих и специфических черт;
- в попытке философской интерпретации основных понятий
православной практики духовного делания (аскетикн),
Теоретическая • •рактшческая значимость работы.
Полученные результаты и сделанные выводы могут быть использованы при
дальнейшей разработке таких проблем философской антропологии как единство и
различие светского и религиозного образов совершенного человека,
конфессиональные лики человека, выработка единой целостной и позитивной
антропологической концепции и др. Содержание работы может быть
использовано в различных курсах гуманитариого цикла (философия,
религиоведение, культурология, философская антропология и др.).
Положения, выносимые на защиту.
1. Единство философской антропологии Запада, русской
религиозно-философской антропологии и православной антропологии
основано на признании: двойственности человеческой природы;
личносгносги; осмысленности бытия человека; возможности духовного
совершенствования. Различия этих типов антропологии заключаются в
понимании характера соединения духовного и материального начал в
человеке; в содержании понятий дух, жизнь, Бог, смерть, подлинность
человеческого «я»; во взгляде на происхождение и становление
человека; в понимании взаимоотношений человека и Бога, человека и
мира.
2. Выявлена общая методологическая база любого
антропологического исследования: двойственность человека,
лячностаость и его осмысленность. Каждая антропологическая система
(Западная философская, русская религиозно-философская, православная)
создает позитивный целостный образ совершенного человека. Каждая из
них имеет свои преимущества и недостатки, поэтому необходимо их
взаимодополнение.
3. Анализ православной антропологии в ее специфичности,
позволяет говорить о наличии в ней трех взаимосвязанных и
взаимообусловленных пластов: христолопш, философско-богословских
идей о человеке, практики духовного делания (аскетика). Наличие этой
практики (проверенной многими поколениями подвижников) позволяет
говорить о необходимости введения православной антропологии в сферу
философского осмысления и реального осуществления образа
совершенного человека.
4. Православная антропология видит образ совершенного
человека заданным и в Нагорной проповеди Христа («Будьте
совершенны как Отец ваш небесный»), и личностью самого Иисуса В
достижении человеком совершенства можно выделить три больших
этапа. Этап первый: уяснение - что есть образ Божий в человеке;
постижение своего призвания и предназначения («несение своего
креста»). Этап второй: превращение принципа христианской любви во
внутреннюю установку индивида в его отношениях с миром, людьми,
Богом; формирование внутренней потребности в постоянном
богообщенни (то, что Бубер называл отношением «я-ты»). Этап третий:
освобождение от злых помыслов и грехов, то есть обретение
богоподобна
S. Достижение совершенства, с точки зрения православной
антропологии, осуществляется в практике духовного делания в рамках
жизненного пути индивида. Духовное делание мирянина позволяет ему
достичь состояния святости. Монашеская аскеза позволяет святому
преобразиться, обрести богоподобие. Этот теозис является результатом
соединения собственных усилий индивида и Божественного дарования.

Диссертационная работа состоит из введения, четырех глав, заключения и
библиографического списка

Основное содержание работы
Во введении обосновывается актуальность избранной темы исследования,
дается краткий обзор различных подходов к проблеме человека, характеризуется
степень разработанности темы, формулируются цели и задачи, излагается
методологическая база исследования, отмечается его новизна.
Первая глава диссертации «Единство и различия западной, русской
религиозно-философской и православной антропологии» начинается с
определения места антропологии в системе других философских дисциплин. По
мнению М. Шелера, попытка достичь абсолютно-сущего бытия, исходя из бытия
предмета, не корректна. Все формы бытия связанны с бытием человека, а,
следовательно, изучение человека становится изучением всего сущего; таким
образом вопрос о человеке поднимается до онтологического плана. Исходя из
этого соображения, М. Шелер располагает антропологию между метафизиками
первого и второго порядка. Человек является не только микрокосмосом, но и
мвкротеосом, не только ключом к мирозданию, но и доступом к Богу. Особое
значение придавали антропологии и русские религиозные философы,
рассматривая ее как предпосылку всякой философии. Здесь человек, будучи
микрокосмосом, познает мир как макроантропос. Значение антропологии
очевидно и для православного христианства. На главный вопрос любой религии:
«что нужно спасать?», православная сотериология отвечает - «всего человека»,
таким образом, проблема человека становится одной из центральных проблем
православного христианства. Человек это не только всецелая тварь, но и таинник
мира умопостигаемого (духовного). В человеке постигается ие только все
мироздание, но и Бог, в силу богообразносги человека Таким образом, и в
православном христианстве антропология становится центром и началом всякого
познавательного процесса
Далее проводится сравнительный анализ западной философской, русской
религиозно-философской и православной антропологии по ключевым проблемам.
При проведении этого анализа мы опирались на схему, разработанную Л.А.
Мясниковой. Исследование человека должно исходить: а) из взаимосвязи
индивидуального и родового в человеке, при акценте на индивидуальность; б) из
особенностей человеческого существования; в) из многомерности человеческого
существа. Множество этих мер может быть сведено к четырем типам отношений:
человек-мир, индивид-род, я-другой, я-я.
Проблематичность человека очевидна для всех рассматриваемых нами
направлений антропологии. В человеке множество противоречий, он ускользает
сам от себя, его нельзя охватить целиком в какой-либо конкретный момент
существования. Именно эта особенность человека подвигает западных
антропологов к исследованию появления и развития человека. Принимая за
бесспорную теорию происхождения видов Ч. Дарвина, многие из них
рассматривают человека как продукт эволюции живой материи. Но даже это
исходное убеждение не мешает им в конечном итоге прийти к выводу, что человек
не стоит в одном ряду с животными, он не следующая ступень развития по
отношению к ним, человек - нечто особенное, так как он определяется
принципом духа. Дух противопоставляется жизни. Человек - пересечение духа и
жизни. Дух увлекает человека на чужбину, делает жизнь человека эксцентричной,
ио эта эксцентричность невыносима человеку, он хочет вырваться из нее. Человек
все-таки ближе природному миру, а дух делает его «дезертиром жизни».
Совсем иначе переживается духовность человека в православии. Человек
поставлен на грани двух миров, он соединяет их в себе, он свой и в том, и в
другом мире. Человек не дезертир, а причастник вечной жизни. Именно в

страница 1
(всего 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign