LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

форме (п. 2). Помимо этого товарищи не могут ссылаться на ограничения прав товарища, совершившего сделку, по ведению общих дел товарищей, за исключением случаев, когда они докажут, что в момент заключения сделки третье лицо знало или должно было знать о наличии таких ограничений (п. 3). Из чего следует, что существует три формы ведения общих дел товарищей: каждый вправе действовать от имени товарищей, дела ведутся специально назначенным товарищем или несколькими товарищами либо совместно всеми товарищами.
Не стольобширная правоприменительная практика свидетельствует о такой распространенной форме, как ведение дел специально назначенным товарищем. Именно эта форма наиболее предпочтительна, поскольку определенный товарищ отвечает за конкретно порученное дело, в том числе за обязанность по ведению бухгалтерского учета — учета операций с общим имуществом, включая ведение отдельного баланса, оформление, предоставление отчетности в органы ГНИ и другие госорганы и т.д.
Следует иметь в виду, что все общие дела простого товарищества хотя и ведутся по общему согласию, однако по обычаям делового оборота они должны оформляться либо протоколом, либо дополнительным соглашением кдоговору простого товарищества. Соблюдение этого принципа крайне необходимо особенно при нынешних, еще не устоявшихся и разбалансированных рыночных отношениях, когда вчерашний, казалосьбы, надежный партнер сегодня вдруг оказывается безнадежным банкротом или даже хуже того — надежным соратником вашего конкурента. Письменная фиксация общих собраний товарищества поможет его участникам просчитывать расходы и доходы, анализировать и прогнозировать доходность будущего мероприятия, втом числе целесообразность произведенных расходов, определить весомость вклада конкретного товарища в общее дело и т.п.
Именно все эти вопросы, напрямую неурегулированные в нормах ГК РФ — в силу идеи законодателя о свободе договора (п. 3 ст. 421), и надлежит изложить в тексте контракта, а точнее в разделе «Особые (дополнительные) условия». В том же разделе на паритетных началах можно решить вопрос о распределении предпринимательского риска при оформлении сделок.
Так, товарищ, совершивший от имени всех товарищей сделку, в отношении которой его право на ведение общих дел товарищей было
74

ограничено, либо заключивший в интересах всех товарищей сделку от своего имени, может требовать возмещения произведенных им за свой счет расходов, если имелись достаточные основания полагать, что эта сделка была необходима в интересах всех товарищей. И наоборот — товарищи, понесшие вследствие такой сделки убытки, вправе требовать их возмещения (п. 4 ст. 1044 ГК РФ).
Решения, касающиеся общих дел товарищей, принимаются товарищами по общему согласию, если иное'не предусмотрено договором простого товарищества (п. 5 ст. 1044 ГК РФ).
Полномочия товарища, ведущего общие дела простого товарищества, могут быть оформлены соответствующей доверенностью, подписанной либо всеми товарищами, либо управомочен-ным ими лицом. Помимо этого, полномочия означенного товарища могут быть оформлены и самим договором.
Товарищ, заключающий сделку от своего имени с третьими лицами, не только должен, но и обязан действовать в интересах всех товарищей. Если товарищ превысил свои полномочия, предоставленные ему по договору, и участникам товарищества удалось это доказать, то виновный товарищ обязан не только понести все расходы посделке, ной возместить товарищам причиненные при этом убытки (ст. 15, 393, 395 ГК РФ).
Каждый товарищ независимо оттого, уполномочен ли он вести общие дела товарищей, вправе знакомиться со всей документацией по ведению дел. Отказ от этого права или его ограничение, втом числе по соглашению товарищей, ничтожны (ст. 1045 ГК РФ), и заинтересованная сторона может потребовать применения последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 166-168 ГК РФ).
Каждый участник простого товарищества должен нести определенные расходы, а в случае надобности покрывать понесенные товариществом убытки. По общему правилу порядок покрытия расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью товарищей, определяется их соглашением. При отсутствии такового каждый товарищ несет расходы и убытки пропорционально стоимости его вклада в общее дело. Соглашение, полностью освобождающее кого-либо из товарищей от участия в покрытии общих расходов или убытков, ничтожно (ст. 1046 ГК РФ). Урегулировать этот вопрос можно также в разделе «Особые (дополнительные) условия».
75
Если в договоре или дополнительном соглашении к нему отсутствуют положения о компенсации понесенных расходов и убытков, то каждый товарищ несет расходы и убытки пропорционально вкладу в общее имущество33.
Помимо всего прочего, ГК РФ достаточно четко регулирует ответственность товарищей по общим обязательствам. Так, если договор простого товарищества не связан с осуществлением его участниками предпринимательской деятельности, то каждый товарищ отвечает по общим договорным обязательствам всем своим имуществом пропорционально стоимости его вклада в общее дело. По общим же обязательствам, возникшим не из договора, товарищи отвечают солидарно (п. 1 ст. 1047). Однако если договор простого товарищества связан с осуществлением его участниками предпринимательской деятельности, то тогда товарищи отвечают солидарно по всем общим обязательствам независимо от оснований их возникновения (п. 2 ст. 1047).
Здесь следует знать одно общее правило. Нормы об ответственности участников простого товарищества являются императивными, т.е. общеобязательными, и не могут быть изменены по соглашению сторон. Размер и основания ответственности сторон определяются по правилам гл. 25 ГК РФ «Ответственность за нарушение обязательств».
Распределение прибыли производится по правилам ст. 1048 ГК РФ. Прибыль, полученная товарищами в результате их совместной деятельности, распределяется пропорционально стоимости вкладов товарищей в общее дело, если иное не предусмотрено договором простого товарищества или иным соглашением товарищей. Соглашение об устранении кого-либо из товарищей от участия в прибыли ничтожно. Эту часть контракта следует изложить в разделе «Распределение прибыли и доходов между сторонами договора».
Статья 1049 ГК РФ содержит специальную норму о выделе доли товарища по требованию его кредитора. Так, кредитор участника до говора простого товарищества вправе предъявить требование о выделе его доли в общем имуществе в соответствии сост. 255 ГК РФ, которая регулирует порядок обращения взыскания на долю должника в общем имуществе. Приоритет в при-
33 См.: Вестник ВАС РФ. — 1995. — № 9. — С. 49.
76

обретении этой доли принадлежит участникам простого товарищества. Однако если выделение доли в натуре невозможно или против этого возражают другие товарищи, то кредитор вправе потребовать продажи должником своей доли другим товарищам по цене, соразмерной рыночной стоимости. В этом случае сумма, вырученная от продажи доли, пойдет в погашение долга.
Если остальные товарищи откажутся от приобретения доли должника, тогда кредитор вправе в судебном порядке потребовать продажи этой доли с публичных торгов. Порядок обращения взыскания на имущество должника путем продажи с публичных торгов регулируется гл. 39 ГПК РСФСР и ст. 447-449 ГК РФ34.
Правовые проблемы легального (и нелегального) снижения налогооблагаемой базы в договоре простого товарищества
Анализ правоприменительной практики действия договора простого товарищества (совместной деятельности) свидетельствует о том, что некоторые предпринимательские структуры, в том числе государственные и муниципальные образования, могут вполне легально уменьшить налогооблагаемую базу. Но прежде чем рассмотреть такие примеры, следует охарактеризовать круг налогооблагаемых операций по законодательной базе, связанных с осуществлением простого товарищества, т.е. совместной деятельности.
Налог на добавленную стоимость. Товары, работы и услуги, реализуемые в рамках договора о совместной деятельности, подлежат обложению налогом на добавленную стоимость (НДС) в общеустановленном порядке, что определено п. 9 раздела IV инструкции Госналогслужбы России от 11 октября 1995 г. № 39 «О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость».
Результаты совместной деятельности (прибыль или убытки) передаются каждому из участников договора в размере доли собственности, установленной контрактом. Доля прибыли, получае-
34 См. Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). — С. 639.
77
мая каждым из участников совместной деятельности после уплаты всех налогов, не облагается НДС35.
Если предприятию, осуществляющему учет по совместной деятельности, предоставляется льгота по товарам (работам, услугам), производимым в рамках основной деятельности, а по совместной деятельности такая льгота не предоставляется, то НДС по товарам (работам, услугам), реализуемым в рамках совместной деятельности, уплачивается в общеустановленном порядке. Разъяснения по данному вопросу даны в письме Государственной налоговой инспекции по г. Москве от 15 июня 1994г. № 11-08/7745 «Об отдельных вопросах по налогу на добавленную стоимость».
Налог на имущество. Этот налог уплачивается в соответствии с п. 2 и 10 инструкции Госналогслужбы России от 8 июня 1995 г. № 33 «О порядке исчисления и уплаты в бюджет налога на имущество предприятий». Стоимость имущества, являющегося объектом налогообложения и объединенного предприятиями в целях осуществления совместной деятельности без образования юридического лица, для целей налогообложения принимается в расчет участниками договоров о совместной деятельности, внесшими это имущество, независимо от счетов бухгалтерского учета, на которыхоно учитывается, а созданного (приобретенного) в результате этой деятельности — участниками договоров о совместной деятельности в соответствии с установленной долей собственности по договору.
Налог на имущество начисляется каждым участником совместной деятельности и в установленном порядке относится на финансовые результаты. В бухгалтерском учете сумма налога отражается по дебету счета 80«Прибыльи убытки» и кредиту счета 68 «Расчеты с бюджетом»36.
Налог на прибыль. Прибыль, полученная в результате совместной деятельности, подлежит учету при налогообложении у каждого участника договора в размере доли собственности, определенной договором. Согласно п. 2.13 инструкции Госналогслужбы России от 10 августа 1995 г. № 37 «О порядке исчисления и уплаты в бюджет налога на прибыль предприятий и организаций» (в редакции от 18 марта 1997 г.) предприятие, осуществля-
Приложение. — С. 2.
35 См.: Финансовая Россия. — 1997. — № 45.
36 Там же.
78

ющее учет результатов совместной деятельности, ежеквартально нарастающим итогом с начала года сообщает каждому участнику совместной деятельности и налоговому органу по месту их нахождения (причем последнему до наступления срока представления ему квартальных и годовых бухгалтерских отчетов и балансов) о суммах причитающейся каждому участнику доли прибыли с целью учета ее при налогообложении в составе валовой прибыли независимо от фактического распределения этой прибыли. При этом указанная доля прибыли определяется исходя изданных по прибыли, отраженных в бухгалтерском отчете, и корректируется с учетом метода определения выручки от реализации продукции (работ, услуг) для целей налогообложения, а также требований Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, утвержденного постановлением Правительства РФ от 5 августа 1992 г. № 552 (с учетом изменений и дополнений), и ее уменьшения (увеличения) в соответствии с п. 2.4, 2.5 и 2.6 Инструкции № 37.
Порядок покрытия расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью товарищей, определяется их соглашением. При отсутствии такого соглашения каждый товарищ несет расходы и убытки пропорционально стоимости его вклада в общее дело.
Убытки, полученные от выполнения договоров о совместной деятельности, не отражаются на результатах деятельности участников — юридических лиц, так как должны покрываться за счет самих участников такой деятельности.
Уполномоченный участник передает сведения о прибыли или убытках остальным участникам в виде извещения, которое должно содержать следующие данные:
V сумму прибыли (убытка) совместной деятельности (всего
руб.);
V долю участника согласно договору (%); V сумму прибыли (убытка) от участника (руб.).
При получении такого извещения каждый участник совместной деятельности в соответствии с требованиями приказа Минфина России от 12 ноября 1996 г. № 97 «О годовой бухгалтерской
79
отчетности организаций» отражает свою долю прибыли в форме № 2 по статье «Доходы от участия в других организациях» (строка 080) и облагает налогом в составе валовой прибыли по общеустановленной ставке налога на прибыль.
Правоприменителю следует знать следующую новеллу. Приказом Минфина России от 24 декабря 1998 г. № 68-н37 были утверждены новые Указания по отражению в бухгалтерском отчете операций, связанных с осуществлением договора простого товарищества, введенные в действие с 1 января 1999 г., которые признали утратившим силу только письмо Минфина России от 24 января 1994 г. № 7 «Об отражении в бухгалтерском учете и отчетности операций, связанных с осуществлением совместной деятельности». Все же остальные правовые акты, на которые была сделана ссылка, пока сохраняют свою силу.
Данные Указания состоят из трех разделов:
Общие положения.
Отражение организацией-товарищем операций, связанных
с осуществлением договора простого товарищества.
Отражение организацией, ведущей общие дела, операций,
связанных с осуществлением договора простого товарищества.
В разделах 2 и 3 перечислены обязательные условия по отражению в бухгалтерской отчетности порядка оприходования и движения товароматериальных ценностей с обязательным указанием их в бухгалтерских счетах. Помимо этого даны рекомендации, как надлежит отразить в бухгалтерском учете данные, связанные с внесением вкладов товарищей, ихдвижением и разделом. Очень важным здесь является указание на то, что при прекращении договора о совместной деятельности товарищ, ведущий общие дела, составляет ликвидационный баланс на дату окончания (прекращения) договора.
Теперь рассмотрим два важных вопроса, касающихся уменьшения налогооблагаемой базы.
Во-первых, вп. 1 ст. 1042 ГК РФ дословно сказано следующее: «Вкладом товарища признается всего, что он вносит в общее дело, в том числе деньги, иное имущество, профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация».
37 Зарегистрирован Минюстом России 14 января 1999г. № 1682// Российская газета. — 1999. — 27 января. — С. 6.
80

Во-вторых, следует обратить внимание на смысловое значение, которое приобретает формулировка, данная законодателем в п. 2 ст. 1042 ГК РФ: «Вклады товарищей предполагаются равными по стоимости, если иное не следует из договора простого товарищества или фактических обстоятельств. Денежная оценка вклада товарищей производится по соглашению между товарищами».
Авторы намеренно привели полностью ст. 1042 ГК РФ, с тем чтобы сделать следующие практические выводы.
Если, например, один участник товарищества (условно участник № 1) вносит в общее дело, скажем, деньги в сумме 50 млн руб., а второй участник (участник № 2) не вносит никаких денежных средств, но вносит в дальнейшем в общее дело только свой труд. Это означает, что по соглашению между товарищами доля участника № 2 может быть признана равной доле участника № 1, т.е. эквивалентной доле 50 млн руб. При этом участник № 2 хотя и уплачивает определенные налоги, нодоляегоналоговзначитель-но ниже налогов в суммовом выражении участника № 1. Эту экономию стороны имеют в силу широкого понятия «вклад» согласно смыслу ст. 1042 ГК РФ.
Кроме того, стороны договора простого товарищества в силу дефицита денежных средств, как правило, в качестве вклада вносят оборудование, инструмент, материалы по остаточной стоимости, что ведет к минимизации налогооблагаемой базы.
Стороны, осуществляя не совсем материально «осязаемые» результаты труда (создание научных книг, выпуск кассет певцов и т.п.), намеренно занижают (или завышают) свои расходы опять-таки с целью минимизировать налоги. Проверить их истинные расходы весьма сложно, ибо в силу п. 5 ст. 1044 ГК РФ все решения, касающиеся общих дел товарищей, принимаются товарищами по общему согласию. Участники товарищества отразят в отчетности те расходы, которые им выгодны. Главное, чтоб они подтверждались документально.
Документами, которые подтверждают расходы участников, могут быть протоколы общего собрания, а также иные документы, указывающие на эти расходы (ст. 1043, 1044 ГК РФ).
Следует подчеркнуть, что коренное отличие договора простого товарищества (в интерпретации договора о совместной деятельности) от договоров предприятий других организационно-правовых форм состоит в том, что здесь не происходит полного обособ-
81
ления (объединения) всего имущества участников договора, а лишь минимальной доли их имущества либо вкладов, приравненных к такому имуществу. Это ведет к снижению степени предпринимательского риска.
Чтобы сделать следующий вывод, напомним, что понятие юридического лица было введено более четырехсот лет назад именно для того, чтобы снизить рисклица физического38. Имуществофи-зическоголица обособляется от имущества юридического лица, учреждаемого для хозяйственной деятельности. Размер риска в этом случае определяется только долей данного физического лица в уставном капитале предприятия. В договоре же простого товарищества риск еще более снижается, так как вклад составляет лишь минимальную долю имущества юридического лица.
Несмотря на потенциальную опасность оказаться солидарными должниками в случае возможных просчетов в своей хозяйственной деятельности, участники договора простого товарищества могут получить значительные дополнительные доходы, аккуратно используя особенности правовой конструкции данного договора.
Для участников договора простого товарищества понятие «прибыль» довольно условно. В данном случае, скорее, следует говорить о том, что для целей налогообложения применительно к этому договору понятие «прибыль» четко не определено, ибо размер прибыли опять-таки может устанавливаться по соглашению между его товарищами (ст. 1048 ГК РФ), о чем в органы ГНИ уполномоченный участник сообщает соответствующим извещением.
Следует отметить еще один момент: хотя убытки, полученные от выполнения договора о совместной деятельности не отражаются на результатах деятельности его участников и покрываются за их счет, однако истинный доход (равно как и прибыль) во многом зависит от самих действий его участников (отражение данных в извещении).
И наконец, последний вывод. Работники договора о совместной деятельности могут заниматься предпринимательской деятельностью, не вступая в трудовые (путем заключения контракта) и гражданско-правовые (путем заключения договоров подря-

да) отношения с непосредственными участниками такого договора, создавшими простое товарищество39.
Разнообразие типов (форм) договоров о совместной деятельности, а также целей их участников предполагает столько вариантов уменьшения налогообложения, что описать все случаи в рамках данного раздела просто невозможно.
Отметим, что на практике договор о совместной деятельности нередко используется коммерческими структурами с участием унитарных предприятий, с тем чтобы совместно скрыть аренду государственной или муниципальной недвижимости. Например, составляют договоры на автостоянку транспортных средств, а фактически (чаще временно) сдают в аренду часть недвижимости. Будучи притворным, такой договор является ничтожным.
Все сказанное выше дает основание сделать вывод: договор простого товарищества — единственный, в принципе, вид договорных обязательств во всем массиве договорного права России, предоставляющий возможность его участникам не только легально уменьшить налогооблагаемую базу, но и значительно снизить степень предпринимательского риска.
И самое последнее. Разумеется, не может быть готовых рецептов на все случаи жизни. В этом смысле договор простого товарищества, следует полагать, обладает самым большим выбором вариативных условий, в том числе и спецификой такого его раздела, как «Особые (дополнительные) условия договора». Авторы же представили читателю только основные и главные черты договора простого товарищества, которые не могут быть стопроцентными примерами на все бесчисленные случаи применения этого института в хозяйственно-гражданском обороте. Поэтому все вышеперечисленные советы, рекомендации и пожелания надо воспринимать критически, с учетом конкретных правоотношений по совместной деятельности.

3 См.: Поваров Ю.А. — С. 72, 73.

39 См.: Поваров Ю.А. —С. 73.

82

83
ГЛАВА 6
К ЭКСТРАВАГАНТНОМУ ВОПРОСУ
О ПЕРЕРАСТАНИИ ГРАЖДАНСКОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ В УГОЛОВНУЮ
§ 1. Принцип законности
Преступность деяния, а также
его наказуемость и иные уголовно-правовые
последствия определяются настоящим Кодексом.
Из cm. 3 УК РФ
По подсчетам авторов, более половины состава особой части УК РФ имеет бланкетный характер. И этот факт уже давно подмечен правоведами: «Большая «бланкетизация» Уголовного кодекса требует обширного, постоянно обновляемого приложения к Кодексу в виде нормативных актов, регулирующих специальные вопросы»40.
Но как раз «нормативные акты» в виде приложений к Уголовному кодексу и отличаются в переходный период рыночной экономики своеобразной противоречивостью, нестабильностью, невысоким уровнем правовой культуры и законодательной техники.
В особенности все это касается раздела VIII УК РФ — «Преступления в сфере экономики», который содержит три главы: главу 21 — «Преступления против собственности» (ст. 158—168); главу 22 — «Преступления в сфере экономической деятельности» (ст. 169-200); главу 23 — «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» (ст. 201-204).
40См.: Кузнецова Н.Ф. Понятие Особенной части уголовного права, ее система и значение // Уголовное право Российской Федерации: Учебник. — М.: Олимп-АСТ, 1997. — С. 13.
84

Итак, раздел VIII УК РФ насчитывает 47 статей, чуть меньше половины из которых, мягко говоря, трудны в правоприменении. Например, в гл. 21 наибольшее количество «подводных рифов» сосредоточено в ст. 159 «Мошенничество», имеющей тенденцию к своеобразному видоизменению в условиях нестабильности рыночных отношений.
Зачастую органы дознания и следствия, несмотря на прямые улики мошенничества со стороны виновного лица, отказывают заявителям в возбуждении уголовного дела, мотивируя это фактом наличия между юридическими лицами (предпринимателями) якобы гражданско-правовых отношений, вытекающих из договора как сделки. В этом случае органы дознания и следствия рекомендуют потерпевшим предпринимателям обращаться в соответствующий суд в порядке гражданского судопроизводства.
Обратившись в соответствующий суд, предприниматель через 5—6 и более месяцев действительно добивается окончательного положительного решения (в последней, как правило, инстанции) в свою пользу, но не добивается его реального исполнения. Денег и имущества у «лжеответчика», как всегда, не оказывается, и предпринимательская структура довольствуется лишь бумажкой — решением суда, которое никогда не будет исполнено.
В гл. 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности» также присутствуют проблемы в уголовно-правовой квалификации таких преступлений, как:
— «Воспрепятствование законной предпринимательской дея
тельности» (ст. 169);
- «Лжепредпринимательство» (ст. 173);
— «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолжен
ности» (ст. 177);
- «Неправомерные действия при банкротстве» (ст. 196 и ряд других).
Причем на практике, как правило, эти статьи не работают.
В то же время во всех указанных трех главах УК РФ просматриваются общие тенденции при расследовании вроде бы разных уголовныхдел. Вот некоторые из них. Работники дознания и следствия — может быть, в силу своего менталитета либо субъективизма — не хотят понимать правовое и фактическое положение потерпевшего предпринимателя. Для последнего не является самоцелью упрятать лжепартнера за решетку, главное — признать
85
его вину в уголовном деле. Розыск лиц, скрывшихся от следствия и суда, по уголовным делам производится соответствующими силовыми структурами, а по гражданским — не производится. Это первый минус для кредитора.
Второй же и главный состоит в том, что должник, не возвративший деньги партнеру за товар или банку за кредит либо причинивший ущерб иным образом, как правило, заранее вырабатывает стратегию невозврата денег или имущества. И здесь почти всегда имеется умысел. В пользу этого говорит и содержание п. 3 ст. 401 ГК РФ о том, что предприниматель несет ответственность без вины, за исключением непреодолимой силы. Этот факт не учитывают дознание и следствие, ибо целенаправленность умысла в данных составах преступлений считается трудно доказуемой. В тоже время слабой стороной правоотношений по смыслу ГК РФ является кредитор, и это также не учитывается ни дознанием, ни следствием.
В самом упрощенном и обобщенном виде причины недостаточно эффективной борьбы с экономическими преступлениями заключаются в следующих узловых моментах.
Первое. Старый стереотип, укоренившийся в сознании дознавателя и (или) следователя, свидетельствует о том, что при всяких сомнениях в пользу обвиняемого лучше всего отказать в возбуждении уголовного дела и «посоветовать» предпринимателю обратиться в соответствующий суд, нежели доказывать вину «заблуждающегося» контрагента, не вернувшего, скажем, деньги за товар партнеру. Иначе говоря, доминирует принцип наименьшего сопротивления.
Второе. Слабое знание как дознавателями, так и отдельными следователями основных положений гражданского и налогового законодательства, так как диспозиции почти всех статей раздела VIII УК РФ базируются.именно на знании гражданского и налогового права, на знании «азов» экономики.
Третье. Неточность отдельных определений, терминов, слов и понятий в диспозициях многих статей раздела VIII УК РФ, а порой и отсутствие их легальных определений, что дает повод к их произвольному толкованию.
Четвертое. Конкуренция статей в уголовном праве, в нашем случае ст. 159 и 165 УК РФ, ст. 159 и 176, ст. 171 и 176, а также ряда других.
86

Пятое. Отсутствие четкой судебной правоприменительной практики по экономическим преступлениям, что усложняет правоприменение.
Шестое. Нормы действующего У К РФ не успевают охватывать своим регулированием беспрерывно развивающиеся рыночные отношения, принимающие порой уродливые формы, например фрикерство, хакерство и радиопиратство.
Седьмое (скорее, все же первое). Старый догматический принцип, присущий сознанию дознавателей, следователей, а зачастую и их руководителей, который заключается в том, что гражданско-правовые дела — это в общем-то хозяйственные дела, а раз так, то по таким делам следует выносить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а если их все-таки надо возбуждать, то только для того, чтобы затем прекратить.
Вместе с тем «отказные» дела не входят в общую статистику преступлений. А следовательно, за счет хозяйственных дел уменьшается рост преступности и увеличивается общая «раскрываемость» преступлений.
Спрашивается, где в УПК РСФСР сказано об этом? Нигде! Поэтому теперь настало время привести для правоприменителя образец текста жалобы адвоката по одному конкретному делу (фамилии и даты изменены).
Заказное
Прокурору Н-ского р-на г. Т.
Советнику юстиции
170610г. Т.
По письму № 36/803-КУП от 06.04.99 исп. Фролов И.Г.
ЖАЛОБА
Уважаемый Олег Григорьевич!
На наше заявление от 16.03.99 о привлечении к уголовной ответственности г-на Веселова А.В. начальник ОВД г. Т. письмом от 06.04.99 сообщил, что «между ООО «РАМ» и ТОО «ВВВ» (директор А.В. Веселое) наличествуют гражданско-правовые отношения» и для их решения якобы «необходимо обратиться в суд в гражданском порядке».
Мы в корне не согласны с такой позицией дознания.
Единственной формой защиты в данном случае являются положения ч. 4 ст. 113 и ст. 22 УПК РСФСР о том, что действия органов дознания, в том числе по отказу в возбуждении уголовного дела, могут быть обжалованы заявителем соответственно надлежащему прокурору или в вышестоящий суд. В данном варианте процессуальной формой об-
87
жалования является жалоба, и мы вынуждены обращаться к Вам именно в этой форме.
Прежде всего обратим Ваше внимание на то, что уже с самого начала расследования нашего заявления дознанием нарушены наши процессуальные права. Например, в нарушение ч. 3 ст. 113 УПК РСФСР дознание не произвело:
а) направления в наш адрес копии самого постановления об отказе
в возбуждении уголовного дела;
б) не разъяснено наше право на обжалование постановления об от
казе в возбуждении уголовного дела;
в) отсутствие самого текста постановления об отказе в возбужде
нии уголовного дела лишает нас возможности подать объективную и
подробную жалобу, что противоречит конституционному положению о
неограниченном праве каждого на защиту, причем всеми способами,
не запрещенными законом (п. 2 ст. 45 Конституции РФ).
Говоря честно, откровенно и объективно, по существу это письмо-дознание является не чем иным, как отпиской!
Ну что хотя бы означает само по себе словосочетание «наличествуют гражданско-правовые отношения между двумя юридическими лицами»? Эти отношения существуют (наличествуют) всегда, если только произведена сделка (терминология ГК РФ, см. абз. 1 ч. 2 ст. 8, ст. 153, 156, 158, 160, 420 и др.), хоть по договору, хоть без оного (фактическая передача товара). Следовательно, отношения, а вернее гражданско-правовые отношения, между юридическими лицами существуют независимо от воли участников сделки. Такова идея ГК РФ. И эту идею «констатирует» дознаватель И.Г. Фролов. А раз так, т.е. гражданские отношения существуют, считает дознаватель, значит, будьте любезны обращаться в суд в гражданском порядке. Вот такое «кредо» существует у дознания.
Следуя вышеуказанной логике дознания, все дела, связанные с хищениями чужого имущества в форме обмана либо с приобретением права на чужое имущество путем обмана, а равно и хищением такого имущества путем злоупотребления доверием, можно списывать на гражданско-правовые отношения, и теперь остается только писать: «Отказать в возбуждении уголовного дела» и т.д.
Подобное отношение дознания к рассмотрению дел не сообразуется с задачами УК РФ («Охрана собственности» — ст. 2) и с задачами уголовного судопроизводства («Быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных» — ст. 2 УПК РСФСР).
88

Повернемся к нашему конкретному заявлению. Естьли вдей-ствиях г-на Веселова состав преступления, предусмотренный ст. 159 УК РФ или хотя бы ст. 165?
Конечно, в силу специфики диспозиции ст. 159 УК РФ дознанию либо следствию довольно трудно доказать умысел виновного именно на хищение. И это можно понять. Но нельзя понять следующее: в УК РФ есть другая статья прямого действия — ст. 165 «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием». Именно эта статья и должна быть инкриминирована г-ну Веселову, поскольку здесь налицо все ее признаки:
V причинен крупный имущественный ущерб собственнику путем обмана (хотя признак «обмана» и не обязателен) или путем злоупотребления доверием (вот этот признак обязателен, и он имеется в действиях вышеназванного господина: он обещал возвратить деньги, взял товар на реализацию, продал этот товар за большую сумму, а вырученные деньги умышленно не возвращает — тратит их на свои блага, т.е. фактически и юридически распоряжается деньгами, которые заведомо ему не принадлежат. Вот он обман либо злоупотребление доверием. Но дознаватель не желает этого видеть. Юридически гражданско-правовые отношения перерастают в уголовно-правовые. На этом принципе построена почти вся гл. 21 УК РФ «Преступления против собственности»);
V наконец, по ст. 165 УК РФ не надо доказывать признаки хищения, ибо состав этой статьи имеется и при отсутствии признаков хищения (см. диспозицию данной статьи).
§2. О близости составов ст. 159 и 165 УК РФ
В УК РФ законодатель нигде, в том числе и в ст. 159 и 165, не дает легальных определений таких понятий, как:
- хищение путем обмана;
— хищение путем злоупотребления доверием.
Нет в УК РФ и легальных определений обмана и злоупотребления доверием. Эти понятия выработаны как теорией, так и практикой уголовного права.
Обман — умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится
89
имущество, и таким образом добиться от него добровольной передачи имущества, а также сообщение с этой целью заведомо ложных сведений4'.
Обман — это прежде всего умышленное искажение действительного положения вещей, сознательная дезинформация контрагента, преднамеренное введение его в заблуждение относительно определенных фактов, обстоятельств, событий в целях побудить его по собственной воле, фальсифицированной, однако, ложными сведениями или умолчанием об истине, передать имущество мошеннику42.
Злоупотребление доверием заключается в использовании преступником особых, доверительных отношений, сложившихся между ним и собственником или владельцем имущества, в основе которых лежат, как правило, гражданско-правовые (либо трудовые) отношения, вытекающие из договора (соглашения). Например, лицо, приобретая по договору под реализацию товар, в сущности получает товарный кредит (отсрочку платежа на короткое время), но имеет намерение безвозмездно, без фактического выполнения принятых на себя обязательств, обратить этот товар (имущество) в свою пользу либо в пользу других лиц.
Итак, из этих определений видно, что как обман, так и злоупотребление довериемхарактерны идля мошенничества (ст. 159 УК РФ), и для причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), что свидетельствует не столько о близости, сколько о схожести составов данных статей.
Правоведами оченьточно (и тонко) подмечена разница между квалификацией действий виновного по ст. 159 УК РФ и квалификацией действий по ст. 165УК РФ. Она заключается в следующем: «Ущерб собственнику причиняется путем непередачи ему имущества (денег), которые он должен был передать (либо получить). При совершении этого преступления отсутствует изъятие имущества из обладания собственника или иного владельца. Имущественную выгоду виновный извлекает путем неуплаты должного, а не путем завладения чужим имуществом»43.
41 См.: Бюллетень ВС РСФСР. — 1982. — № 2. - С. 14.
42 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Под общ.
ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. — С. 351.
43 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Инсти
тут государства и права РАН. — М.: Юристь, 1996. — С. 426.
90

Таким образом, если Веселов А.В. заранее спланировал умысел на завладение чужим имуществом, не имея при этом намерения отдать его либо заплатить за него, то здесь налицо мошенничество (см.: Опр. СК ВС РСФСР по делу М. // Бюллетень ВС РСФСР. — 1961. — № 5. — С. 10). То же самое и в случае, когда получение денежных средств (имущества), совершенное виновным путем заключения сделок на производство работ (аналогия — оплата товара, полученного в кредит) без намерения выполнить эти работы (оплатитьтовар), должно рассматриваться как мошенничество (см.: Опр. СК ВС СССР по делу Н. // СП ВС СССР. - 1955. - № 3. - С. 23).
Если предположить, что у г-на Веселова не было умысла на совершение хищения, т.е. не было изначальной цели не возвращать деньги за товар, полученный им без оплаты, тогда налицо состав ст. 165 У К РФ.
Но при таком условии здесь просматривается волевой элемент в его умысле: как и чем вышеозначенный господин может объяснить тот факт, что он продал товар более чем за 80 тыс. руб., но деньги так и не возвратил? Именно это обстоятельство не желает видеть дознание, но на это обращают внимание авторы Комментария к Уголовному кодексу Российской Федерации.
Во-первых, документы, содержащие казания на имущественные права, нередко бывают, как показывает практика, предметом различных мошеннических операций. Причем с момента получения мошенником такого документа, на основании обладания которым он приобретает право на имущество, преступление признается оконченным независимо от того, удалось ли мошеннику получить по нему соответствующее имущество в натуре или в денежном эквиваленте.
Во-вторых, основным действием при мошенничестве следует признать процесс изъятия имущества из владения собственника, обусловленный обманом или злоупотреблением доверием со стороны субъекта преступления. Именно эти взаимосвязанные акты составляют признаки объективной стороны мошенничества. Причем своеобразие данного преступления состоит в том, что с внешней стороны оно проявляется в «добровольном» отчуждении имущества самим собственником и передаче его преступнику. Последний же, прибегая к обману или злоупотреблению доверием, непосредственно не изымает имущество из чужого владения. Но,
91
фальсифицируя таким путем сознание и волю потерпевшего или злоупотребляя его доверием, мошенник достигает цели безвозмездного обращения переданного ему имущества в свою пользу.
И теперь после столь подробного анализа можно сделать следующие выводы. В свете новых веяний в уголовном праве о борьбе с хищениями собственности и со всеми проявлениями преступности действия преступников, которые заключаются в том, что лицо (лица) принимает на себя какие-либо обязательства на законных основаниях, но без намерения их исполнить (см.: Расследование преступлений: Руководство для следователей. -С. 113), не могут быть гражданско-правовыми, а подпадают под состав либо ст. 159, либо ст. 165 УК РФ в зависимости от умысла виновного (см.: Там же. — С. 511).
На основании изложенного, руководствуясь ст. 22, 112, ч. 4 ст. 113 и ст. 116 УПК РСФСР,
ПРОШУ:
1. Отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного органами дознания ОВД г. Т.
Приложение: ксерокопия письма ОВД г. Т. от 06.04.99.
Адвокат ЮК № 101 В. И. Сергеев 16.04.99
Здесь можно было бы поставить точку, если бы все вышеописанные случаи не имели «стройной» системы. Как только «глава» дознания и (или) следствия увидит признаки преступления в схеме договорных правоотношений, то тотчас следует, говоря языком работников правоохранительных органов, отказняк.
И вот один из свежих тому примеров (с комментариями авторов).
Старые партнеры — АО «Агрегат» и ТОО «Ось-90» — после пяти лет постоянных правоотношений вдруг стали врагами. Суть же была вот в чем.
АО «Агрегат», обратившись с письмом к ТОО о выделении денег на закупку оборудования, гарантировало их возврат в течение 60 дней, тем самым взяв на себя денежное обязательство. Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом, а односторонний отказ от исполнения обязательств недопустим (ст. 310 ГК РФ).
При этом деньги (600 тыс. руб.) были перечислены по «одностороннему» письму. Иначе говоря, хотя заем чаще всего и пред-
92

полагает наличие двустороннего договора (ст. 807 ГК РФ) между юридическими лицами, но допускается перечисление денег и по гарантийному письму.
В то же время к правоотношениям, вытекающим из займа и кредита, могут применяться общие положения об обязательствах, закрепленные в ст. 307-310 ГК РФ (см. ст. 420 ГК РФ). Однако деньги все-таки были зачислены на расчетный счет АО «Агрегат».
Точно такую же операцию с «займом» денежных средств АО «Агрегат» сумело провести еще с двумя партнерами, «обув» их уже на 900 тыс. рублей.
Когда трое обманутых руководителей фирм обратились в правоохранительные органы за помощью, там разобрались быстро: договоров займа нет, а деньги отдали в нарушение ГК РФ. А раз так, то как отдали, так и забирайте их через суд.
Следствие даже не обратило внимания на следующие особенности договорного права России.
Так, предложение, сделанное одной стороной для другой стороны, причем достаточно определенное, является офертой (ст. 435 ГК РФ), ибо срок возврата и сумма предложения достаточно конкретны. Платежное поручение, произведенное ТОО на всю сумму в пользу АО «Агрегат», — это акцепт, причем полный и безоговорочный (п. 2 и 3 ст. 438 ГК РФ), так как юридическое лицо уплатило востребуемую сумму.
Поэтому не приходится сомневаться в том, что правоотношение между указанными сторонами — договор займа, по которому АО «Агрегат» похитило деньги путем мошенничества.
Следовательно, несмотря на отсутствие письменного двустороннего договора между участниками сделки и наличие одного лишь письма АО «Агрегат», гарантирующего возврат денежной суммы (600 тыс. руб.) в течение 60 дней, надлежит признать, что между указанными сторонами возникло заемное обязательство.
Кроме того, согласно п. 2 ст. 808 ГК РФ в подтверждение договора займа может быть представлен документ, удостоверяющий передачу денег заимодавцу. Таким документом является платежное поручение о перечислении денег.
Итак, на этом примере мы видим, что хоть по договору купли-продажи с условием отсрочки платежа, хоть по договору займа преступники путем злоупотребления доверием похищают имущество либо денежные средства у добросовестных предприни мате -
93
лей. И напротив, недобросовестные предприниматели, именуемые мошенниками, уходят сначала от уголовной, а затем и гражданской ответственности.
Отсюда напрашивается следующий вывод. Законодатель дал правоприменителю целый ряд статей в разделе VIII УК РФ — ст. 158, 159, 160, 165, 173 и др., но на практике раскрываемость этих видов преступлений остается довольно низкой. Правоприменительные органы по указанным выше причинам не желают возбуждать и расследовать такие уголовные дела, явно подпадающие под признаки уголовно наказуемого деяния. При подобных обстоятельствах не только создается видимость борьбы с преступностью, но и усиливается теневая (латентная) преступность.
Трудно предположить, какие еще нужны указания и (или) руководящие разъяснения высших судебных инстанций для правоохранительных органов, чтобы они возбуждали и расследовали уголовные дела, вытекающие из гражданских, налоговых или финансовых правоотношений. Во всех приведенных примерах эти дела хотя и затрагивают хозяйственную сферу, но как бы «перерастают» из гражданско-правовой ответственности в уголовную. И не видеть этого сегодня нельзя. Во всех случаях должны действовать принципы ст. 2 УПК РСФСР о задачах уголовного судопроизводства, отвечающих требованиям законности и справедливости.



94



<< Пред. стр.

страница 3
(всего 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign