LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 6
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

5. Русский алкогольный мазохизм.
Итак, начнем с шампанского.
С незапамятных времен сей благородный напиток использовался сообразительными студентами для экстренного спаивания доверчивых красавиц. Полстакана водки, добавленные в початую бутылку игристого вина (старинное название этого «коктейля» — «Северное сияние») быстро давали желаемый эффект: у дам начинали блестеть глаза и ощутимо заплетаться языки. Согласно другой рецептуре, в шампанское доливался коньяк, что давало «Бурого медведя» приятного вкуса и цвета, обладающего не менее коварным опьяняющим эффектом. Изменяя пропорции до соотношения 1:1, экспериментаторы могли добиваться любой необходимой глубины и скорости опьянения.
Естественно, мужской пол, имеющий несравненно большую практику употребления горячительных напитков, пьянел существенно меньше и немедленно приступал к иным осмысленным действиям. Интересно, что такое же количество спиртного, выпитое по отдельности и на то же количество участников, особого увеселения в компании не создавало.
В чем здесь дело?
Сочетание шампанского с крепкими напитками относится к разряду нежелательных, т.к. заключает в себе опасность быстрого и чрезмерного опьянения с хорошей головной болью на следующее утро. Причин несколько. Во-первых, это вино газировано за счет избыточного выделения углекислоты во время дрожжевого брожения. Попадая на теплую слизистую оболочку (напомним, что температура «внутри» никак не меньше 37.5 градусов по Цельсию), шампанское вспенивается — вспомните, как оно пощипывает во рту: углекислый газ начинает бурно выделяться, раздражая желудок и резко повышая его способность к всасыванию жидкости — процесс, к сожалению, рефлекторный. Поглощение жидкости усиливается не только в желудке, но и далее по ходу кишечника, то есть везде, где углекислота будет соприкасаться со слизистыми оболочками, увеличивая их функциональное кровенаполнение.
За счет усиленного притока крови, всосавшийся вместе с жидкостью алкоголь быстро распространяется по многострадальному организму и, наконец, «ударяет в голову», создавая эффект оглушающего опьянения. Подобным образом действуют любые газированные напитки — содовые, игристые вина, лимонады — в которые частенько добавляют крепкий алкоголь. Классический пример: ставшие популярными разнообразные «Джин-Тоники», представляющие собой сильногазированный лимонад с 5.5-10% содержанием алкоголя. Обладая невысокой крепостью, они, тем не менее, способны привести к добротному опьянению.
Во-вторых, шампанское, содержащее примерно 10 об.% этилового спирта, имеет ощутимую примесь разнообразных спиртов ароматического и изомерного ряда. Убедиться в этом несложно — человек, выпивший много шампанского, встанет на сведущее утро с тяжелой головой. Эти спирты, являясь побочными продуктами дрожжевого брожения, определяют, тем не менее, вкусовые достоинства благородного напитка, и избавляться от них нежелательно.
Практически все спирты и продукты их биологического окисления (альдегиды) для нашего организма чужеродны, исключение составляет лишь этиловый спирт, постоянно образующийся во всех органах и тканях в качестве побочного продукта жизнедеятельности клеток. Концентрация этого «внутреннего» алкоголя незначительна — 10-15 граммов для человека со средней массой в 70 кг.
Чужеродные вещества, особенно такие токсичные, как альдегиды, оказывают повреждающее действие абсолютно на все ткани организма, но наибольшей чувствительностью, как оказалось, обладает вещество головного мозга, несущее самую тонкую физиологическую нагрузку. Понятно, что естественным стремлением любой ткани будет желание как можно скорее избавиться от нежелательного токсического агента, ибо чем дольше будет время его контакта с живыми клетками, тем более выраженным будет производимый «разрушительный эффект».
И вот представьте себе, что в вещество мозга поступило немалое количество алкоголя, представляющего собой «набор» разнообразных спиртов от метилового и этилового до причудливо разветвленных молекул высших и ароматических спиртов типа бутилового, изобутилового, пропилового, амилового, изоамилового и пр. В мозговых тканях существует специальный набор ферментов для экстренного обезвреживания спиртов (вспомните цепочку превращений: спирт — альдегид — кислота — углекислый газ+вода+энергия), который незамедлительно включается в работу. Набор универсален и способен «разложить» практически любые спирты, но предпочтение всегда отдается этанолу.
Таким образом, в его присутствии утилизация других спиртов отходит на второй план, что в биохимии носит торжественное название «конкурентного торможения», и так будет продолжаться до того момента, пока концентрация этилового спирта не понизится в значительной степени. «Неправильные» спирты, представляющие собой не что иное, как «сивушную фракцию» (см. соответствующий раздел нашего пособия), в течение длительного времени будут совершать свою разрушительную работу.
Но эту мрачную картину мы нарисовали скорее для той банальной ситуации, когда человек неосторожно выпил стакан водки сомнительного качества; почему же болит голова после 2—3 бокалов шампанского с водкой, ведь количество сивушных примесей в этом случае будет незначительно?
Ответ мы получим, рассматривая другое национальное «изобретение» — ерш.
В последнее время ершом в России называется любое сочетание алкогольных напитков, которое награждает выпивающую компанию ощутимым похмельем (например, водка, запиваемая пивом; смешение вина, коньяка и пива в различной последовательности; виски и пиво, и прочее), но классический отечественный ерш готовится по следующему рецепту: берется кружка качественного плотного пива с выраженным хмелевым привкусом, который необходим для «приглушения» водочного вкуса и запаха, и в него (именно в такой последовательности!) доливается 30-60 мл хорошей водки. Такой ерш согревает сердца и веселит души, и если процедуру не повторять, то, может быть, все закончится благополучно.
Но вернемся к головной боли.
Приносим извинения перед уважаемым читателем, но здесь нам никак не обойтись без некоторого количества сугубо специальных сведений. Не перегружая Вас избыточной терминологией и не забираясь в дебри биохимии, попытаемся изложить сию немаловажную проблему «на пальцах» (просим не путать с выражением «пальцы веером»).
Существует такое собирательное понятие, как «БАРЬЕР, ОТДЕЛЯЮЩИЙ ТКАНИ МОЗГА ОТ КРОВИ, ЦИРКУЛИРУЮЩЕЙ В СОСУДИСТОМ РУСЛЕ». Дело в том, что в человеческой крови в любой момент может оказаться все, что угодно, — вспомните экологическую ситуацию, в которой мы с Вами проживаем, — токсины, вирусы, яды, никотин, алкоголь, радионуклеиды и так далее из бесконечного списка. Барьера в физическом понимании нет, т.к. он представляет собой несколько одновременно работающих механизмов, призванных защитить чувствительные ткани центральной нервной системы от множества вредоносных воздействий. Надо заметить, что система функционирует прекрасно, а в качестве доказательства приведем тот факт, что мы вообще существуем и Вы сейчас читаете наше замечательное пособие. Барьер имеет громоздкое наименование гематоэнцефалический (от греч. «гема» — кровь плюс «энцефалон» — мозг) и для простоты написания мы будем сокращенно упоминать его как ГЭБ.
Итак, ГЭБ работает.
Его механизмы универсальны и добросовестно избавляют чувствительные ткани от присутствия различных вредных агентов, в том числе и от спиртов из указанного ранее «сивушного» набора. Известно, что большие разветвленные молекулы высших и ароматических спиртов ГЭБ практически не пропускает, но элементарно устроенные молекулы метанола и этанола (метиловый и этиловый спирты) через него, к сожалению, проходят беспрепятственно. Такое явление объясняется липофильными свойствами простых спиртов, охотно растворяющихся в любых жирах — напомним, что из жиров (липидов-) состоит «каркас» всех без исключения клеточных оболочек. Но это не все.
К сожалению, этиловый спирт имеет пагубное свойство временно «нарушать» целостность ГЭБ, создавая условия для быстрого проникновения других, более крупных молекул в чувствительные ткани головного мозга. Таким образом, отечественный ерш мы можем смело сравнивать с бронебойным снарядом, под мягкой оболочкой которого заключена закаленная болванка сердечника: этиловый спирт «раскрывает» ряд защитных барьеров и вещества из сивушной фракции — а в пиве их предостаточно — легко проникают в ткани центральной нервной системы, вызывая их токсическое повреждение и, как следствие, похмельную головную боль. По такому же механизму (с незначительными отличиями) работают упомянутые выше смеси шампанского с коньяком или водкой.
Но почему болит голова?
Дело заключается в том, что все жизненные процессы «отравленной» клетки протекают медленнее, чем в физиологических условиях, — медленно обезвреживаются яды, медленнее образуется необходимая для жизни энергия. Такая клетка плохо справляется с контролем своей внутренней среды, теряет некоторые вещества (в частности, калий), увеличивается в объеме за счет избыточного поступления «внешней» воды. Процесс обратим, но полное восстановление потребует некоторого времени.
Следовательно, в основе похмельной головной боли пребывает отек некоторых структур мозга (алкоголь распределяется в нем неравномерно, что доказано многочисленными опытами на крысах и результатами вскрытий почивших граждан). Вещество головного мозга, заключенное в жесткую полость черепной коробки, не может ощутимо увеличиться в объеме, что закономерно приводит к подъему внутричерепного давления. Сама по себе мозговая ткань не обладает чувствительностью и никак не реагирует на повышение давления, но мозг, как известно «подвешен» в жидкости-ликворе, которая, согласно закону Паскаля, равномерно распределяет гидравлическое давление на мозговые оболочки, в изобилии снабженные нервными окончаниями. Налицо головная боль.
Возникает резонный вопрос: а почему капиталисты с удовольствием употребляют свои коктейли и ничем после не болеют? Ну, во-первых, болеют, а во-вторых, коктейлем называется не просто смесь любых алкогольных напитков, а тщательно подобранное сочетание выверенных ингредиентов. Хороший коктейль (что в переводе означает «петушиный хвост») сам по себе уникален, рецептура его сохраняется в неизменном виде на протяжении десятилетий; вот, например, «Мартини»:
30 г водки,
30 г вермута,
100 г минеральной воды + лед.
Где здесь сивушная фракция? Она практически отсутствует, т.к.вермут – это винная настойка на травах, не содержащая побочных продуктов дрожжевого брожения, минеральная вода вне подозрений, а водка, согласно рецепту, используется отборная.
Теперь отечественный ерш:
60-80 г сомнительной водки,
500 мл (кружка) крепкого пива, льда не нужно.
Сивухи в пиве сколько угодно, пищевой углекислоты тоже. Клиент доливает водки, повторяет это дело, и мы наблюдаем долгожданный «оглушающий эффект», механизмы которого нами уже рассмотрены.
Следующий раздел мы посвятим необдуманному сочетанию крепленых вин и водки, которое вызывает не только тяжкое похмелье, но и пробуждает утраченный защитный рвотный рефлекс.
Начнем по порядку: что входит в состав вина? Органические кислоты, пектины, ароматические вещества, иногда витамины, микроэлементы, вода, минеральные соли, этиловый спирт и побочные продукты брожения — они присутствуют в самом качественном вине — высшие спирты, альдегиды, уксус и ряд иных соединений.
Да, мы еще забыли сахар. В крепленые вина добавляют спирт, поэтому их градусность повышена до 19 об.%, чего невозможно добиться при естественном процессе брожения. Вино обладает кислой реакцией за счет высокого содержания органических кислот и присутствия небольшого количества виноградного уксуса, образующегося в результате естественного старения вин. Содержание перечисленных выше ингредиентов приводит к снижению защитных свойств слизистой оболочки желудка, на которой постоянно присутствует тонкий слой специальной слизи, и крепленое вино оказывает раздражающее действие, вызывающее, в свою очередь, рвотный рефлекс.
Второй механизм, «включающий» рвотный рефлекс, является центральным: выпитая совместно с вином водка способствует усилению проницаемости ГЭБ (см. выше), и многочисленные токсические примеси начинают поступать в чувствительные ткани головного мозга, причем настолько интенсивно, что «рвотный центр» включает защитный механизм — мышцы желудка сокращаются и его содержимое извергается наружу. Интересно, что рвота возникает не только у дилетантов, но и у граждан, пребывающих во II стадии алкоголизма, т.е. в той благословенной стадии, в которой рвотный рефлекс утрачен давно и, практически, навсегда.
Теперь о принципе «малых доз».
Медикам известно, что слизистая оболочка полости рта обладает способностью активно усваивать некоторые лекарственные вещества — вспомните, как «сердечному» больному рекомендуют положить таблетку нитроглицерина под язык для скорейшего его действия, — оказалось, что немалая часть этилового спирта, содержащегося в горячительном напитке, попадает в кровеносные сосуды именно таким способом. Дело в том, что слизистая полости рта весьма обильно снабжена артериальными и венозными сосудами — в зеркале видно, как эти сосуды просвечивают под тонкой оболочкой, придавая ей синеватый оттенок.
Всасывание алкоголя здесь происходит даже легче, чем в желудке, т.к. оболочки лишены защитного слоя слизи и «не умеют» рефлекторно сокращаться.
Любой алкогольный напиток, особенно газированный, подогретый или содержащий экстрактивные вещества (раздражающие слизистую и увеличивающие ее кровенаполнение), опьяняет сильнее, чем обычно, если его пить малыми дозами или долго удерживать во рту.
Завершая сей краткий обзор коварных свойств алкоголя, мы бы хотели отметить следующее: НИ ОДНА НАЦИЯ В МИРЕ НЕ ПОДВЕРГАЕТ СЕБЯ ТАКОМУ НАСИЛИЮ ПО ЧАСТИ СПИРТНЫХ НАПИТКОВ, КАК НАША, и только невероятные генетические ресурсы (к сожалению, истощаемые) позволили нам сохраниться хотя бы в том состоянии, в котором мы сегодня существуем; этот вдохновенный процесс нельзя назвать самоистязанием, так как нация явно получает удовольствие, и, после некоторого раздумья, нам удалось подобрать соответствующий термин — РУССКИЙ АЛКОГОЛЬНЫЙ МАЗОХИЗМ.
Времена социалистического благоденствия, когда отцы нации еще как-то (хотя бы формально) присматривали за здравием среднестатистического гражданина, уходят, и здоровье каждого работоспособного человека превратилось в одну из самых значимых разновидностей капитала, когда-либо известных в России. Здесь мы, как обычно, отстаем от цивилизованных стран на несколько десятилетий, ибо это несложное умозаключение является повседневной нормой существования для любой страны, обогнавшей в своем экономическом развитии Верхнюю Вольту или Монголию.
Россия не в состоянии отказаться от алкоголя полностью, т.к. он давно превратился в неотъемлемую часть нашего образа жизни, в немалой степени помогая преодолевать ту пучину социальных катастроф и потрясений, в которой наше отечество барахтается уже не одно столетие. Вместе с тем, невозможно объять необъятное, и даже усилиями всей страны нам никогда не удается выпить всю водку — ее всегда произведут больше. Давайте посильно отказываться от русского алкогольного мазохизма, ибо если каждый не поможет себе сам, то ему уже не поможет никто.

ОПОХМЕЛЕНИЕ КВАСОМ

Исцеление похмельного страдания квасом — имеется в виду современный слабоалкогольный напиток, а не то жуткое пойло, которое называли квасом древние скандинавы и наши славянские пращуры, — известно в России на протяжении десяти столетий. Именно тогда, с появлением в отечественном обиходе алкогольных напитков, выгодно отличавшихся от древнейшего варианта кваса по крепости и по качеству (ввозимые через Византию греческие вина), любимый русский напиток утратил свои позиции единственного источника душевного и телесного веселия.
Естественно, что высококачественное иноземное вино являлось сугубо аристократическим напитком — плохие вина в те времена на Русь не привозили, заботясь о всемерном расширении сбыта этого уже привычного в Европе продукта, — но начиная с X века на Руси распространяется технология производства дешевых сортов т.н. «вареного» меда, хорошо удовлетворявшего извечную потребность населения в доступном алкоголе. По своему качеству меды значительно превосходили квас, который в своем первоначальном виде имел множество недостатков: мутный цвет, неприятный запах и высокое содержание побочных продуктов брожения, награждавших пьяниц добротным похмельем.
В погоне за высокой крепостью, достигавшей 7-8 об.%, квас предварительно проваривали, добиваясь этим более полного «разложения» углеводов зерна на составляющие элементы. Дальнейшее сбраживание, часто проводившееся в открытых бочках, велось до того момента, пока «квас» не приобретал искомую крепость и, соответственно, устрашающие органолептические свойства.
Проведем следующую аналогию.
Почему, например, пиво, чья технология близка по основным операциям, имеет невысокую градусность? Дело заключается в том, что содержание алкоголя не является его основным достоинством: человечеству давным-давно известны гораздо более крепкие напитки. Качество пива определяется тремя компонентами.
Во-первых, умеренная градусность, затем вкусовая окраска (здесь для пивоваров открываются неограниченные возможности) и, наконец, — относительно низкое содержание нежелательных продуктов. Это рациональное сочетание отрабатывалось не одно тысячелетие, прежде чем обрести свой окончательный вид.
Подобное можно сказать и о квасе. Как только отпала необходимость в получении высокой крепости, качество этого напитка настолько улучшилось (за счет уменьшения «сивушной» фракции), что его «облагороженный» вариант сохранился до наших дней, составляя неплохую конкуренцию бесчисленным лимонадам.
Но вернемся к похмелью.
Вплоть до ХП столетия пьянство не являлось обязательной частью отечественного жизненного уклада и имело выраженный сезонно-культовый характер. Обильным возлиянием слабоградусных напитков древние славяне отмечали строго определенные этапы сельскохозяйственного цикла, дававшего, кстати, и необходимое сырье для организации праздника. Поэтому систематическое употребление спиртного могло быть лишь уделом немногих людей, обладавших необходимыми для этого средствами.
Столь регламентированный образ жизни довольно долго удерживал пьянство в разумных границах, не позволяя ему приобрести характер социальной болезни. Прослойка населения, страдавшая алкоголизмом в современном понимании, была незначительной, и оставалась таковой вплоть до XVI века, когда наше многострадальное отечество постигла воистину национальная катастрофа.
Усиление Московского княжества с его выгоднейшим геополитическим положением привело к небывалому увеличению численности городского населения. Крестьяне покидали разоренную страну и переселялись под стены могущественной Москвы. Развернутые Великими князьями строительные работы — формировался оборонительный «пояс» будущего центра русской государственности — непрерывно требовали рабочих рук, и беднейшая часть крестьянства охотно нанималась для выполнения труда, не требовавшего особой квалификации.
И вот, где-то между 1450 и 1480 годами в России — не исключено, что волею дьявола, — была освоена технология дистилляции и подобрано наилучшее сырье для этого весьма непростого процесса: явилась водка. Огромная масса наемных рабочих (огромная по меркам того времени), будучи «выключенной» из непрерывного сельскохозяйственного цикла, в заботах о котором днем и ночью пребывала остальная часть населения страны, получила доступ к сравнительно недорогому и крепкому алкоголю.
По свидетельству современников, в течение 30-40 лет произошло ужасающее падение нравов и пьянство вовлекало все новые и новые слои населения. Произошла сегрегация среди городских жителей — появилась совершенно новая категория русских, та, которую Алексей Толстой много позже будет упоминать как «кабацкую требень» — праздношатающиеся «меж двор» люди с наклонностями к криминальным деяниям. Разбой, грабежи на дорогах и в городе, воровство появились в расшатанном укладе старинной русской жизни, способствуя все большему одичанию и пьяному разгулу.
Невиданная доселе вспышка пьянства поразила воображение не только московских правителей, но и самих городских граждан, испытывающих понятные нам затруднения от сосуществования с опустившимися братьями по вере, и Иван III (1462-1505 гг.) был вынужден принять меры по обузданию новоявленного социального порока. Альберт Кампезее, посетивший Москву в 1502 году, указывает: «...эта народная слабость (пьянство), принудила государя их навсегда, под опасением строжайшего наказания, запретить употребление пива (!) и другого рода хмельных напитков, исключая одних только праздничных дней. Повеление сие, несмотря на всю тягость онаго, исполняется московитянами (...) с необычайной покорностью...»
Очерк по истории отечественного пьянства, охватывающий XV-XVII столетия, мы с удовольствием приведем в следующем издании, а сейчас давайте сделаем необходимый вывод: за весьма короткий промежуток времени систематическое употребление спиртного превратилось в образ жизни для определенной (и весьма значительной!) части жителей Москвы, что вызвало справедливое возмущение соотечественников и привело к жестким запретительным мерам. В современном понимании это означает одно — среди московского населения (а позже и в иных русских городах) распространился алкоголизм I и II стадии с характерными для него асоциальными наклонностями, жестокостью и огрублением нравов.
Именно в этот исторический момент внимание народа обратилось к квасу. Сопровождающий алкогольную болезнь выраженный абстинентный синдром (в то время «язя квасная») подталкивал страдающую русскую душу на поиски спиртного для опохмеления, что не всегда удавалось по причине плачевного финансового состояния. Квас, в изобилии имевшийся в самой бедной семье, привычно употреблялся для утоления жажды, но первые отечественные алкоголики быстро обнаружили его специфическое, хотя и весьма слабое похмеляющее свойство: содержание спирта в излюбленном отечественном напитке было невелико (в старом квасе 4—5 об.%), но позволяло хотя бы отчасти смягчить жестокие муки абстинентного страдания. В течение дня одержимое жаждой похмельное существо выпивало не менее 1-1.5 литров кваса, что приносило ему (берем усредненные цифры) 1250 мл х 0.045 = 56 мл абсолютного алкоголя, что в пересчете на обычную водку составляет около 150 граммов. Остальное понятно.
Квасом отпивались все, без исключения, сословия.
Вот интересный медицинский факт. В старинных врачебных руководствах, рассматривавших методы лечения множества заболеваний, мы практически не находим указаний: на существование одного из распространенных сегодня неврологических нарушений, тесно увязанного с неистовым употреблением крепких алкогольных напитков, — так называемого алкогольного полиневрита (описан отечественным врачом С.С. Корсаковым в начале нашего столетия), в различных формах омрачающего жизнь не менее 30 % пьющего населения России. Полиневрит поражает конечности: боли и нарушения чувствительности, зябкость кистей и стоп, потливость в запущенных случаях развиваются полные или частичные параличи, трудно поддающиеся лечению и надолго укладывающие жертву Бахуса на больничную койку. Конечно, после открытия механизма этого страдания, невропатологи располагают медикаментами для излечения полиневрита и классическая форма заболевания (носившая красноречивое название Корсаковского алкогольного паралича) встречается довольно редко. Но знаменательно другое — вплоть до начала XX века сия проблема не признавалась русской медицинской школой актуальной.
В чем здесь дело? Почему на протяжении нескольких столетий тесного общения народа с одним из крепчайших спиртных напитков — водкой — врачи обращали столь мало внимания на распространенную, казалось бы, патологию?
Ответ довольно прост. Отечественный квас обогащен витаминами группы В в полном наборе — тиамины (B1), рибофлавины (В2), пиридоксины (В6), цианкобаламины (В12), пантотенаты (В15) и другие пользительные вещества переходят в него из черствого хлеба или грубых отходов зерна, испокон веков использовавшихся для приготовления любимого национального продукта. Если же учесть, что хлеб из ржаной муки крупного помола составлял добрую часть рациона русского человека, то витаминизацию широких слоев населения по этой группе «аминов жизни» (так буквально расшифровываются витамины) следует признать достаточной для хорошей профилактики алкогольных полиневритов. В свое время мы рассказывали о роли витаминов в противостоянии токсическому воздействию алкоголя на организм пьющего гражданина, поэтому ограничимся лишь ссылкой на действие тиамина (В1): его биологически активная форма тиаминпирофосфат входит в состав не менее четырех важнейших ферментов и, в числе прочего, ответственна за качественное проведение нервного импульса. Кстати, старинное название В1 — антиневритический витамин.
Вот, пожалуй, и все, на чем мы хотели остановиться, рассказывая Вам о замечательных свойствах кваса и его роли в истории нашего многострадального государства.
Итак — да здравствует животворящий квас-благодетель!

ИСТОРИЧЕСКИЕ КАЗУСЫ И АНЕКДОТЫ
(так или иначе связанные с отечественным пьянством)

Самый старый из отечественных анекдотов таков: в решающий для Древней Руси год избрания истинной веры, киевский Великий князь Владимир отказался от предложенного булгарами ислама по очень простой причине: «...Руси веселие пити, не можем без того быти...».
Что было дальше, всем хорошо известно.
***
Эта история скорее печальная, чем смешная.
Через два года после победы при Куликовом поле Великий князь Дмитрий Донской сдал Москву хану Тохтамышу и бежал в ночь с 23 на 24 августа 1382 года — что было вызвано неистовым пьянством войска и населения в осажденном татарами городе. При осаде «…одни молились, а другие вытащили из погребов боярские меды и начали их пить. Хмель ударил им в голову, и они полезли на стены задирать татар...»
После двухдневного беспробудного пьянства город вышел из-под контроля Великого князя, пьяные жители сами отворили ворота татарам. Москва была разорена, похмельное воинство пленено или перебито, Дмитрий Донской бежал.
***
В 20 верстах от Москвы на реке Клязьме Великий князь Василий Темный был наголову разбит и далее пленен малым войском своего дяди Юрия Звенигородского только потому, что «...от москвыч не бысть никоего же толку, бо мнози от них пияну бяху, а и с собою мед везяху, чтобы пити еще...».
Произошло это событие в 1433 году.
***
2 августа 1377 года в битве при реке Пьяной на границе Рязанского и Владимирского княжеств перепившееся ополчение князей суздальских, переяславских, ярославских, юрьевских, муромских и нижегородских было практически полностью перебито небольшим и слабым войском татарского царевича Арапши. Главнокомандующий князь Иван Дмитриевич Нижегородский утонул вместе со штабом и вдребезги пьяной дружиной.
Летописец указывает, что причиной трагедии явились брага, пиво и плохо приготовленное пуре (тяжело охмеляющий мордовский напиток), которыми ополчение вдоволь упилось, разбредясь перед боем по деревням.
***
После открытия в Санкт-Петербурге Кунсткамеры Петру I доложили о нежелании соотечественников приобщаться к европейской культуре. Недолго думая, Великий просветитель установил особый режим осмотра первого русского музея: каждый посетитель получал на выходе рюмку водки — по желанию, конечно. «На особые расходы» казна ежегодно отпускала Кунсткамере до 200 ведер доброго спирта, немало вина, чая и приличной водки. Денег за посещение не брали.
Сей факт показателен, так как в Европе XVIII столетия за осмотр аналогичных учреждений взималась, как правило, приличная плата. Установленный порядок соблюдался несколько десятилетий и после кончины государя.
***
Еще один анекдот этой эпохи.
«...Я, как от Вас поехал, не знаю: понеже зело удоволен был Бахусовым даром. Того для — всех прошу, если кому нанес досаду, прощения, а паче от тех, которые при прощании были, да не напамятует всяк тот случай и прочее...»
Из письма Петра Великого к графу Апраксину.
***
Известный сенатор времен Петра Великого граф А.А.Матвеев, откомандированный с ревизией в Суздаль, сообщал, что по случаю тезоименитства императрицы угостил «...всякого чину людей 70 человек до положения риз...».
***
Вот еще одна печальная и, вместе с тем, смешная история петровских времен.
31 октября 1710 года будущая русская императрица, а в то время 17-летняя царевна Анна Иоанновна, по приказу своего царственного дяди Петра I была обвенчана с 17-летнйм герцогом Фридрихом Вильгельмом Курляндским — Петр, мастерски владевший политической интригой, имел определенные виды на скромного молодого человека (государь быстро породнил с домом Романовых пол-Европы, повыдавав замуж многочисленных племянниц).
Но вышла незадача.
Спустя два месяца супружеская чета была отправлена в свою унылую Курляндию, но на следующий день, 9 февраля 1711 года произошло несчастье, на долгие годы омрачившее существование Анны Иоанновны. На первой же остановке в Дудергофе герцог Фридрих Вильгельм умер, и, как не без основания считают историки, с похмелья, ибо накануне позволил себе состязаться в пьянстве с самим Петром Великим.
***
Однажды за столом у архиерея монах, с поклоном подававший Петру Великому чарку анисовой водки, не удержался на ногах и облил государю все платье. Разгневанный Петр уже хотел «по-отечески приласкать» монаха (император, как известно, был скор на руку), но тот быстро нашелся:
— На кого капля, на кого две — а на тебя, государь, излилась вся благодать!
Петр Алексеевич рассмеялся и потребовал вторую чарку, которая и была ему с аккуратностью подана.
***
Во время коронационных празднеств по случаю вступления Анны Иоанновны на Российский престол в доме московского главнокомандующего князя Н. И. Салтыкова состоялся торжественный обед для большого количества гостей.
Любопытно письмо князя Салтыкова к графу Эрнесту Иоганну Бирону: «...обретавшиеся господа министры, генералитет, статские чины и дамы были столь шумны, что иных насилу на руках снесли, а иных по домам развезли. Однакож, по милости Божией, все окончилось благополучно...»
***
Известно, что фаворит Екатерины Великой граф Григорий Орлов был невоздержан во хмелю на язык. Однажды под влиянием Бахусовых даров (дело было в узком дворцовом кругу) граф принялся рассуждать о своем несомненно огромном влиянии в гвардии. В заключение, хватив уже совсем лишнего, Орлов громогласно заявил:
— Для нового переворота мне потребуется только один месяц!
(В 1762 году гвардия при активном участии братьев Орловых возвела Екатерину на российский престол.)
Воцарилась гробовая тишина, присутствовавшая Екатерина побледнела, и только гетман Кирилл Разумовский спокойно заметил:
— Возможно. Но мы бы повесили тебя за неделю до этого, пьяная морда. Поди проспись! — Опомнившийся Орлов немедленно последовал умному совету.
***
Один из лучших статс-секретарей Екатерины Великой невзрачный Александр Храповицкий имел объяснимую человеческую слабость — любил хорошо выпить. Надо заметить, что рабочий день императрицы начинался около 6 часов утра, когда та, выпив крепчайшего кофе, выслушивала доклады о текущих делах и диктовала ответы на многочисленные письма.
В связи с этим статс-секретарь, частенько кутивший ночи напролет, был вынужден для экстренного отрезвления звать лекаря и выпускать себе 2-3 чашки крови (в то время сие было радикальным средством от всех болезней, в том числе и для излечения похмельного страдания). Помощники Храповицкого заранее выясняли, в каком кабаке Санкт-Петербурга собирается пьянствовать статс-секретарь и рано утром высылали туда специальную коляску. Понятно, что времени на подготовку документов, в таком случае, не оставалось, и Храповицкий, обладавший феноменальной памятью, «читал» доклад наизусть по белому, неисписанному листу бумаги, который держал в дрожащих руках,
И вот однажды Екатерина приказала Храповицкому, в очередной раз уверенно «читавшему» по белым листам бумаги, подать ей записи для личного ознакомления. Побледневший статс-секретарь упал на колени и немедленно повинился:
— Помилуй, матушка-государыня, прости обман! Я недостоин милосердия твоего!
Изумленная Екатерина взглянула на чистые листы и невольно улыбнулась.
— Что сие значит, Александр Владимирович?
Храповицкий, отлично знавший, что немедленное и искреннее раскаяние получало всемилостивейшее прощение, объяснился:
— У Елагина на острове, всю ночь, виноват, праздновали. Я поутру еще пьян оказался и, для отрезвления, три чашки крови себе выпустил. Доклад же составил дорогой в коляске, когда везли меня с острова, а листы эти у камердинера взял...
— Ладно, Бог простит, — ответила Екатерина. — Поди же, вели написать доклад.
— Государыня! Дозвольте написать в Вашем присутствии — в канцелярии поймут, что я имел дерзость Вас обмануть!
— Спасибо, Храповицкий. Я вижу твою преданность, садись пиши.
При всем уважении к Суворову, преданность и верность престолу которого стояла вне сомнения, Екатерина II не очень любила приглашать фельдмаршала ко двору — известная острота языка Александра Васильевича нередко мешала ему удерживаться в рамках этикета.
На одном из обедов в честь очередной победы русского оружия в Европе, Екатерина, желая оказать внимание главнокомандующему, обратилась к тому со словами:
— Чем потчевать дорогого гостя?
— Благослови, государыня, водкой, — ответствовал Суворов.
— Прости, но что на это скажут придворные дамы, которые будут с тобой разговаривать? — заметила Екатерина Великая.
— Они почувствуют, что с ними говорит солдат.
Известно, что во время знаменитого путешествия на Юг России, императрица, довольная хорошим состоянием вверенной Суворову армии, поинтересовалась — какой тот желает награды? Старый оригинал подумал, и попросил Екатерину заплатить восемь рублей, которые якобы остался должен за квартиру и обед с выпивкой (надо заметить, что в этом отношении фельдмаршал был более чем скромен, довольствуясь постной пищей и 1-2 стойками анисовой либо перечной водки).
Императрица вздохнула и распорядилась уплатить.
***
Император Николай I, ревностно следивший за дисциплиной в офицерском корпусе, проезжал мимо известного в Санкт-Петербурге трактира именно в ту минуту, когда из дверей последнего появился крепко выпивший офицер одного из гвардейских полков, расквартированных в северной столице.
Государь велел остановиться и жестом подозвал офицера. Надо заметить, что ничего хорошего последнему это не предвещало — Николай Александрович отличался весьма жестким характером. Офицер хотя и нетвердо, но быстро подошел к императору и, покачиваясь, вытянулся «во фрунт».
— Что бы ты сделал намоем месте, встретив офицера в подобном состоянии? — спросил Николай, морщась от запаха, исходившего от бравого гвардейца.
— Да я.... Да я бы, Ваше Императорское Величество, с подобной свиньей совсем не разговаривал!
Император засмеялся и велел офицеру ехать домой проспаться.
***
А вот другой анекдот того времени.
Однажды Николаю Александровичу попался едущий на извозчике пьяный драгун. Офицер, знавший характер государя, испугался, но, тем не менее, быстро нашелся: остановив сани, вытянулся «во фрунт» и отсалютовал обнаженной саблей.
— Что ты делаешь, драгун? — спросил недовольный император.
— Пьяного драгуна на гауптвахту с-с-сопровождаю... ик! Ваше императорское величество!
Николай II развеселился, пожаловал драгуну 5 рублей и велел тому ехать домой. Надо сказать, что ситуация, дошедшая до нас в этом анекдоте, уникальна: замеченному в пьянстве офицеру (замеченному именно государем) грозил, как минимум, перевод в захолустный гарнизон с крепким понижением в чине.
***
В разгар Крымской кампании 1854—55 гг., когда положение русской армии оказалось весьма плачевным, главнокомандующий светлейший князь А. С. Меншиков запросил Ставку о подкреплении, вместо которого на театр военных действий торжественно прибыл генерал-адьютант Дмитрий Ерофеевич Остен-Сакен (очевидно, для написания победных реляций). Рассказывают, что князь с досадой заметил:
— Я просил войскового подкрепления, а меня подкрепили «Ерофеичем» (так назывался известный сорт крепкой ароматической водки).
***
Существует следующая история.
В мастерскую придворного живописца Карла Брюллова пожаловало знатное семейство. Заметив несколько работ его талантливого ученика Николая Рамазанова, глава фамилии пожелал немедленно увидеть автора. Брюллов послал за Рамазановым, и, когда взлохмаченный и сонный ученик, наконец, появился, представил его гостям:
— Рекомендую, пьяница!
— Согласен. А это — мой дорогой учитель! — хладнокровно ответствовал будущий российский академик.
***
В 1874 году знаменитый отечественный книгоиздатель М. О. Вольф объявил подписку на роскошное русское издание «Божественной комедии» Данте с иллюстрациями Гюстава Доре и, специально для этого случая, заказал перевод у известного в Санкт-Петербурге «универсального переводчика» Д.Д.Минаева.
Минаев, принявший на себя обязательства, по-итальянски не знал ни единого слова (что, впрочем, относилось и ко всем остальным языкам, с которых мастер выполнял первоклассные поэтические переводы), но, нисколько этим не смущаясь, приступил к первому этапу творческого процесса — а именно, запил. Непосредственно для переводных работ у Д.Д.Минаева имелась трудолюбивая помощница, за символическую плату готовившая подробные переводы в прозе (так называемые «подстрочники»), и в чьи обязанности, кроме всего прочего, вменялось чтение текстов на языке оригинала. Минаев утверждал, что подобным способом он лучше улавливает «музыку подлинного стиха», не понимая, однако, ни слова из услышанного.
Вообще, во время издания «Божественной комедии» помучиться со знаменитым «переводчиком» пришлось немало. Д.Д.Минаев страдал распространенной среди талантливых русских людей болезнью — любил хорошо выпить, и, начав пить, забывал о литературных занятиях на несколько недель.
Между тем, с изданием необходимо было спешить. Работодателю М.О. Вольфу нередко приходилось ловить «переводчика» по всевозможным петербургским ресторациям и заключать его в принудительном порядке «под арест».
Местом этого оригинального литературного «заключения» служила специальная комната в квартире Вольфа на Караванной улице, куда Минаева помещали на несколько дней, просили опохмелиться и незамедлительно приступить к работе. Надо отметить, что против подобной меры Д.Д. Минаев никогда не протестовал и, более того, горячо благодарил, письменно извиняясь за те скандалы, которые устраивал в нетрезвом состоянии. Ежедневно мастеру полагалась одна бутылка красного вина («...без вина — вы от меня не получите ни строчки...» — заявлял Минаев).
Так в России переводилась «Божественная комедия» Данте.
***
На этом мы завершаем серию исторических анекдотов, так или иначе связанных с пьянством. Продолжение этой изысканной темы мы обещаем Вам в нашем следующем издании.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Итак, мы не прощаемся. Самое интересное осталось «за кадром» — и авторский коллектив готовит к изданию следующую увлекательную книгу. С интересом рассмотрим Ваши предложения, которые просим отправлять по адресу: 196158, Санкт-Петербург, а/я 358, доктору А.В.Боровскому.






<< Пред. стр.

страница 6
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign