LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 17
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Царство Нотогея

Это царство включает крайний юг материка Южной Америки (Патагонию и Огненную Землю), Австралию, Тасманию, Новую Зеландию и субантарктические острова Мирового океана. Таким образом, Нотогея — настоящее островное царство, для которого невозможно дать единую фаунистическую характеристику. Един­ственное, что объединяет входящие в Нотогею земли (кроме сход­ства, обусловленного древностью их происхождения), — это чис­то негативный признак: бедность и одностороннее развитие животного мира (рис. 154, 155).
В царстве Нотогея выделяются 3 области — Австралийская, Но­возеландская и Патагонская (Голантарктическая).

Австралийская область

Сюда относятся Австралия, крупный остров Тасмания и ряд мелких островов (Кенгуру, Кинг, Флиндерс и др.).
Характер природных условий Австралии определяется ее гео­графическим положением, рельефом и климатом. Северная часть материка находится в тропическом поясе, центральная — в суб­тропическом, а южная — в умеренном. Горные хребты располага­ются по периферии, перехватывая основную массу осадков, и центральные части материка испытывают недостаток увлажнения. Западное побережье окаймлено низкими горами Дарлинг и Вик­тории, по восточному побережью тянется Большой Водораздель­ный хребет, отдельные вершины которого достигают 2200 м. Наи­большее количество дождей выпадает на северо-востоке Австралии (в Квинсленде), достаточно их и на острове Тасмания. В связи с этим в указанных районах растительность представлена лесами: на северо-востоке тропическими, к югу от них субтропическими, еще южнее хвойно-широколиственными (вечнозелеными). Во влаж­ных субтропиках Австралии растут крупные эвкалипты. На Тасма­нии распространены широколиственные леса из нотофагуса и дре­вовидных папоротников.


Рис. 154. Характерные представители фауны Нотогеи (Австралийская область):
1 — ехидна; 2 — утконос; 3 — гигантский кенгуру; 4 — сумчатый дьявол; 5 — вомбат; 6 — коала; 7 — сумчатый волк; 8 — кус-кус; 9 — сумчатый крот; 10 — черный лебедь; 11 — лирохвост; 12 — эму




Рис 155. Характерные представители фауны Нотогеи (Австралийская,
Новозеландская и Патагонская области):
1 - мара; 2 - вискача; 3 - киви; 4 - гаттерия; 5 - молох; 6 - какаду; 7 -кеа; 8 - рогозуб; 9 - плащеносная ящерица; 10 - скалистый пингвин; 11 -королевский пингвин
Юго-запад Австралии покрыт относительно сухими и редко-стойными лесами. В остальной же части материка — самой засуш­ливой — встречается либо своеобразная растительность из низко­рослых жестколиственных эвкалиптов или вечнозеленых акаций (так называемый скрэб), либо редкие кустарниковидные солянки. Большие пространства в Австралии занимают пустыни, где расте-
ния встречаются только вдоль лощин, по берегам соленых озер или временных водостоков. Австралийские пустыни довольно раз­нообразны: песчаные, глинистые, галечниковые, солончаковые и всевозможные их варианты. Для песчаных пустынь типичны за­росли ксероморфных жестколиственных злаков из родов спинифекс и триодия.
Самой характерной особенностью австралийской фауны явля­ется присутствие однопроходных и сумчатых млекопитающих.
Однопроходные, или первозвери, представляют собой эндемичный подкласс с крайне примитивными признаками: у них имеется клоака, отсутствуют соски, размножение осуществляется путем откладывания яиц. В этом подклассе и единственном отряде Monotremata всего 2 семейства: утконосы (Ornithorhynchidae) и ехидны (Tachyglossidae), причем к последнему относится и ново­гвинейский род проехидна. Однопроходные — звери специализи­рованные. Утконос благодаря непромокаемому меху, плаватель­ным перепонкам на ногах, роговому чехлу на челюстях («клюв») ведет водный образ жизни. Ехидны приспособлены к рытью, пи­таются муравьями и термитами. У них крепкие ноги, мощные ког­ти, морда вытянута в клюв, язык длинный и клейкий. Ехидны найдены в Австралии и в ископаемом состоянии.
Сумчатых (отряд Marsupialia) в Австралийской области насчи­тывается 8 семейств: хищные сумчатые (Dasyuridae); намбаты, или сумчатые муравьеды (Myrmecobiidae); сумчатые кроты (Notoryc-tidae); бандикуты (Peramelidae), относящиеся к подотряду много­резцовых; из подотряда двурезцовых — семейства поссумов, или фалангистов (Phalangeridae); сумчатые медведи, или коала (Phas-colarctidae); вомбаты (Vombatidae) и кенгуру (Macropodidae). Раз­нообразие и богатство сумчатых в области поразительны. Занимая те же экологические ниши, что и плацентарные звери в других областях земного шара, сумчатые приобрели с ними большое кон­вергентное сходство. На собачьих похожи сумчатый волк и сумча­тый дьявол, на настоящих кротов — сумчатые кроты, на тушкан­чиков — сумчатый прыгун, на сурков — неуклюжие вомбаты, общеизвестный коала напоминает игрушечного медведя, хотя и занимает ту же экологическую нишу, что и южноамериканский ленивец. Тем не менее при всем разнообразии представителей от­дельных семейств они обладают четко выраженными признаками отряда: у них нет плаценты, детеныши рождаются мелкими и не­доразвитыми, имеются сумчатые кости, а у большинства и сум­ка, строение мозга простое, температура тела ниже, чем у пла­центарных.
В Австралийской области обитают и высшие звери, но они пред­ставлены только грызунами и рукокрылыми. Собака же динго — недавний вселенец в фауну Австралии.
Грызуны в Австралии относятся к семейству мышиных. Кроме крыс, широко расселившихся по всему земному шару, на матери­ке выделяется субэндемичное подсемейство полуводных бобро­вых крыс (Hydromyinae), отдельные представители которых дохо­дят до Новой Гвинеи. Рукокрылые состоят как из плодоядных, так и из насекомоядных летучих мышей. Среди них много энде-мичных видов.
В настоящее время фауна млекопитающих Австралии сильно изменена человеком и в известной мере «европеизирована» бла­годаря завозу европейских видов.
Птицы Австралийской области разнообразны и распределяют­ся среди 50 семейств. К бескилевым принадлежит семейство эму (Dromaedidae), эндемичное для материка, а также казуары. Впро­чем, казуары населяют только северо-восточную часть Австралии, занятую тропическими дождевыми лесами. Основная же масса их видов живет на Новой Гвинее, т.е. за пределами Нотогеи. Из гусеобразных в Австралии водится красивый черный лебедь, которого разводят в декоративных целях в парках Европы. Из видов семейств, родина которых лежит за пределами Австралии, следует назвать белого ястреба, скопу, аистов и др. Семейство сорных кур (Mega-podiidae) представлено в Австралии многими видами, населяю­щими и засушливые местности центра материка, и леса его севе­ро-восточной части. Как известно, сорные куры зарывают свои яйца в песок, почву, вулканический пепел или в кучи гниющего растительного мусора, и инкубация их происходит за счет тепла, поступающего извне. У австралийской сорной индейки и глазча­той курицы самцы создают из листьев с прослойками песка слож­ные «инкубаторы» и в зависимости от температуры, которую про­веряют при помощи клюва, по мере надобности снимают или добавляют слои. Самка же только приходит время от времени от­кладывать яйца.
Очень своеобразны австралийские попугаи. Среди них выделя­ются какаду, некоторые лори (например, щеткоязычный горный попугай), плоскохвостые, к которым относится ночной попугай (Geopsittacus occidentalis), строящий настоящее гнездо, что для попугаев не характерно. На юге Австралии живет элегантный по­пугайчик из рода Neophema, обитающего исключительно в Авст­ралии и Новой Зеландии. Широко известен попугай розелла, став­ший спутником человека. Местами он наносит ущерб урожаю пшеницы, клевера, а также фруктов. Но наиболее известен из плос-кохвостых все-таки волнистый попугайчик, которого часто со­держат в клетках как комнатную птицу.
Среди многочисленных зимородков выделяется громадный сме­ющийся зимородок (Dacelo gigas), буровато-серой окраски, пита­ющийся змеями и ящерицами.
Эндемичны для Австралии семейства лирохвостов (Menuridae) и кустарниковых птиц (Atrichornithidae). Виды лирохвостов полу­чили название из-за того, что крайняя пара рулевых перьев у них лентообразная, изогнутая, длиной до 60 см, средняя — длинная, узкая, напоминает струны. Благодаря этому хвост похож на ста­ринный музыкальный инструмент — лиру. Населяют лирохвосты леса и кустарниковые заросли юго-востока материка.
Медососовые (Meliphagidae) — также весьма характерное се­мейство птиц, распространенное в Австралии и Полинезии. Виды его отличаются большим разнообразием, напоминающим адап­тивную радиацию сумчатых. Медососы — потребители нектара, пыльцы и насекомых. Чаще всего они ведут древесный образ жиз­ни и только изредка опускаются на землю в поисках корма. Мно­гие из них играют важную роль в опылении эвкалиптов.
Преимущественно в Австралии живут виды семейств Gralli-nidae (сорочьи жаворонки), Artamidae (лесные ласточки) и Cracticidae (австралийские сороки).
В общем островные черты проявляются и на материке, что вы­ражается в известной дефектности фауны при высоком уровне эндемизма.
Своеобразные черты присущи и фауне рептилий. На австра­лийском материке обитают змеиношейные черепахи (Chelidae), распространенные также в Южной Америке и на Новой Гвинее. Представители этого семейства не втягивают шею, а закладывают ее сбоку под панцирь. Питаются они пресноводной рыбой и бес­позвоночными, активно преследуя их в реках и озерах. Гекконы разнообразны и зачастую внешне причудливы из-за расплющен­ного или сильно утолщенного хвоста. У австралийского голопало-го геккона в хвосте откладывается запас жира. Почти эндемично семейство чешуеногов (Pygopodidae), обладающих змееобразно вы­тянутым туловищем. Передние ноги у них отсутствуют, а задние часто редуцированы. В семействе 13 видов, 12 из них найдено в Австралии, 1 — на Новой Гвинее.
Из широко распространенного семейства агам несколько пред­ставителей имеют крайне своеобразный вид. На севере и северо-западе Австралии живет плащеносная ящерица (Chlamydosaurus kingi), имеющая вокруг шеи кожную перепонку («воротник»), ко­торый ящерица поднимает и опускает при помощи особого мус­кула. У самцов развернутый воротник представляет собой круг диаметром до 15 см, а его яркая расцветка отпугивает врага или соперника. Замечательна способность ящерицы бегать на задних ногах, держа туловище почти вертикально над землей.
В Австралии водится еще одна интересная ящерица — молох (Moloch horridus) — единственный вид своего рода. Живет он в песчаных пустынях, питается муравьями. Все тело этой небольшой (около 20 см) ящерицы покрыто многочисленными шипами и колючками. Кожа очень гигроскопична и впитывает воду, как фильтровальная бумага. При этом масса ящерицы возрастает по­чти на 30 %. Благодаря такому приспособлению молох запасает влагу редко выпадающих дождей и выживает в крайне засушли­вых условиях.
Сцинки представлены в Австралии эндемичными родами (ко­лючие сцинки, или эгернии, и др.). Короткохвостый сцинк (Trachy-saurus rugosa) — живородящий: развивающиеся в яйцеводах сам­ки эмбрионы не покрыты яйцевыми оболочками и получают питание из крови матери через зачаточную плаценту. Настоящих ящериц в области нет, зато много варанов, и среди них самый мелкий в семействе короткохвостый варан не превышает 20 см в длину.
Среди австралийских змей часть относится к широко распро­страненным группам, часть — к эндемикам. Это тропикополит-ные слепуны, питоны (например, ромбический питон, аметисто­вый и др.), ужеобразные и главным образом аспидовые змеи. Причем по численности ядовитые формы явно преобладают над неядовитыми. В Австралии аспидовые змеи (других ядовитых змей здесь нет) представлены наиболее древними и примитивными видами, и следует отметить, что эволюция их привела к возник­новению форм, конвергентно сходных с гадюками и ямкоголо-выми. Из 22 родов аспидовых, характерных для области, отметим денисоний, ехидн, крайне ядовитых и агрессивных тайпанов (длина до 3,5 м), тигровых змей, похожих на гадюк акантофисов, и др. Считается, что у тигровой змеи наиболее сильный яд среди всех наземных змей.
Крокодилы встречаются только в северной части Австралии.
Из амфибий распространены лишь бесхвостые — жабы, свис­туны и квакши. Среди свистунов выделяется эндемичное подсе­мейство Criinidae, включающее 56 видов. Квакши, обычно живу­щие в лесах, имеют в Австралии и пустынных представителей, пользующихся временными водоемами (красная квакша). Пустын­ная австралийская жаба (Chiroleptes platicephalus) из подсемей­ства австралийских жаб обитает в пустынях центральной части материка и отличается способностью запасать воду в полости тела и в подкожных полостях. Местные жители используют ее как источник питьевой воды. Единственный вид еще одного рода ав­стралийских жаб — Myobatrachus — живет в термитниках.
Из пресноводных рыб Австралии особенно замечательны двоякодышащие и костноязычные, или аравановые. Среди первых известен рогозуб (Neoceratodus forsteri) — представитель эндемич-ного семейства. Эта крупная рыба (до 175 см и свыше 10 кг) насе­ляет медленно текущие реки северо-востока. В засушливые сезо-
ны, когда реки пересыхают, рогозуб поселяется в углублениях дна, где сосредоточивается перегретая гниющая вода, и перехо­дит там к дыханию атмосферным воздухом при помощи един­ственного легкого. К семейству костноязычных относится Sclero-pages leichhardtii. Он также способен дышать атмосферным возду­хом, но уже с помощью плавательного пузыря, стенки которого пронизаны кровеносными сосудами. Эти рыбы характерны для тро­пиков.
Исключительно интересны рыбы семейства галаксиевых (Gala-xiidae). Они распространены только в Южном полушарии: 24 вида в Австралии и на Тасмании, 20 — в Новой Зеландии, 7 — на юге Южной Америки, 2 вида в Южной Африке, 3 рода эндемичны для области. Причины такого распространения до сих пор не установ­лены. Некоторые считают это свидетельством прежнего соедине­ния материков, другие — результатом расселения через соленые воды, поскольку многие галаксиевые солевыносливы и могут жить в устьях рек, впадающих в море. Карповых рыб в Нотогее нет.
Беспозвоночные Австралийской области менее роскошны, чем в Юго-Восточной Азии. Великолепные дневные бабочки — кава­леры и другие встречаются лишь на северо-востоке материка. В ряде районов преобладают разнообразнейшие моли, которых здесь больше, чем всех европейских бабочек, вместе взятых. Среди на­секомых можно отметить и многочисленных муравьев из прими­тивного подсемейства понерин, обитающих и в Африке, но здесь они представлены наиболее древними видами. К ним относятся муравьи-бульдоги с громадными челюстями и жалом. Знамениты медовые муравьи (Melophorus), у которых рабочие особи с непо­мерно раздутыми от сладкой жидкости телами висят на потолке камеры муравейника, сохраняя для остальных запасы сиропа. Тер­миты сравнительно немногочисленны в данной области. Они де­лают главным образом подземные жилища. Среди фитофагов обиль­ны прямокрылые, особенно саранчовые.
Вообще энтомофауне Австралийской области присущи наибо­лее примитивные виды из семейств, которые широко распрост­ранены по земному шару. Таковы, например, австралийские жуки-листоеды, жужелицы и др.
Среди дождевых червей особенно интересно семейство мега-сколецид (Megascolecidae). Это настоящие гиганты (до 2,5 м), характеризующиеся чаще всего антибореальным распростране­нием.

Новозеландская область

Эта островная область объединяет оба крупных острова Новой Зеландии (Северный и Южный), а также ряд мелких островков — Окленд, Кермадек, Чатем и др.
Новая Зеландия — гористая страна, причем горы имеют вид расчлененных хребтов с альпийской зоной, ледниками и озерами. Следы вулканической деятельности проявляются здесь в обилии горячих источников. Климат страны мягкий, осадков много — от 815 до 1090 мм в год. Средняя годовая температура 12-13 °С, ми­нимальная температура не ниже 5 "С. Основной ландшафт — гус­той влаголюбивый лес тропического типа, несмотря на то что климат умеренный. Для новозеландских лесов характерно обилие папоротников, в том числе древовидных, достигающих большой высоты. В лесах растет и нотофагус — типичная антибореальная порода. Вдоль восточного берега Южного острова тянется полоса степей.
Фауна области крайне дефектна, что выражается прежде всего в отсутствии наземных млекопитающих (о завезенных видах речь будет идти ниже). Единственный грызун — маорийская крыса, — очевидно, был завезен мореплавателями маорийцами еще до по­явления здесь европейцев. Млекопитающие представлены 2 вида­ми летучих мышей: один — из древнего эндемичного семейства футлярокрылов (Mystacinidae), другой — из австралийского рода, недавно вселившийся в местную фауну. Новозеландский футля-рокрыл — единственный представитель семейства, ведущий и на­земный образ жизни. Питается он насекомыми, а также падалью.
Для Новой Зеландии характерна неповторимая группировка не­летающих птиц. Еще в историческое время здесь жили предста­вители 2 вымерших ныне семейств гигантских моа, достигавшие 3—5 м высоты. Многочисленные полуископаемые остатки позво­лили реконструировать внешний облик этих птиц. Оказалось, что они близки к казуарам. Из существующих в настоящее время бес­крылых птиц назовем киви — представителей эндемичного отря­да Apterygiformes семейства Apterygidae. В отряде 1 род с 3 видами. Киви — птица размером с курицу, у нее зачаточные крылья, кро­шечные глаза и длинный клюв, на конце которого помещаются ноздри (единственный случай в классе птиц). Эти лесные птицы ведут ночной образ жизни, добывая пищу (червей, насекомых) в сырой почве при помощи хорошо развитого обоняния. Кроме киви из нелетающих птиц в области живут пастушки рода Ocydromus. Они также ведут ночной образ жизни, но питаются плодами. Не летает и знаменитый пастушок такахе (Notornis-mantelli) — одна из самых редких птиц Новой Зеландии. Она долгое время счита­лась вымершей, но заново была «открыта» в 1948 г. Небольшая популяция ее (200—300 экз.) живет сейчас в резервате. Такахе за­несена в Международную красную книгу. Есть в местной фауне 2 нелетающих вида попугаев (так называемые совиные попугаи, или какало), отличающиеся мягкими перьями. Эти представители эндемичного подсемейства, питающиеся ягодами, пока еще сохранились в густых буковых горных лесах, но уже стоят на грани исчезновения.
Из других птиц Новой Зеландии отметим эндемичные семей­ства новозеландских крапивников (Xenicidae) и гуйий (Callaeidae), причем первые — плохие летуны. Кроме того, есть эндемичные роды и виды из хищных и сов, кукушек, голубей, зимородков и различных воробьиных.
В фауне рептилий присутствует гаттерия, или туатара, — един­ственный на земном шаре представитель отряда клювоголовых (Rhynchocephalia) семейства клинозубых (Sphenodontidae). Гатте­рия — наиболее древнее из современных пресмыкающихся жи­вотное, древний реликт Новой Зеландии. У нее есть настоящий теменной глаз, сошниковые зубы, остатки хорды. Живет гаттерия в норах на морском побережье и питается червями и насекомыми. Вид этот строго охраняется и занесен в Международную красную книгу.
Из других рептилий отметим гекконов (2 эндемичных рода, оба яйцеживородящие) и сцинков. Змей и черепах в Новой Зе­ландии нет. Амфибии представлены 2-3 видами лягушек, из рода Leiopelma семейства гладконогих (Leiopelmidae). Лиопельмы — реликтовые древние животные, эндемики Новой Зеландии. Они отличаются тем, что у них нет перепонок между пальцами, по­звонки амфицельные, а ребра сохраняются в течение всей жизни.
Пресноводные рыбы немногочисленны — 1 вид угря, несколь­ко видов семейств Retropinnidae и Aplochitonidae, близких к лосо­сям, но встречающихся только в Южном полушарии, и уже изве­стные нам галаксииды.
Фауна беспозвоночных довольно бедна. Дождевые черви (на­стоящие и гигантский) имеют родственников в Австралии и на Мадагаскаре. Скорпионов нет. Насекомых масса, но они маловы­разительны. Среди бабочек отсутствуют кавалеры и белянки, но молеобразных много. Жуки представлены главным образом жуже­лицами и долгоносиками. Термитов всего 3—4 вида. Эндемизм в фауне насекомых развит весьма значительно.

Патагонская, или Голантарктическая, область

В эту область входят территории юга Южной Америки с уме­ренным климатом (юг Чили и Аргентины, включая Огненную Землю), архипелаг Хуан-Фернандес, Фолклендские (Мальвин-ские) острова и ряд мелких островных групп, а также отдельные острова, разбросанные в южной части Мирового океана: Керге-лен, Крозе, Южная Георгия, Тристан-да-Кунья, остров Амстер­дам и др. Ботанико-географы выделяют эту область давно, зоо-географы же юг Южной Америки рассматривали как подобласть Неотропики. Между тем исследования последнего времени вскрывают глубокое своеобразие фауны данного региона, что объясня­ется его геологической историей.
Область очень фрагментарна. Для нее характерно преобладание степных пространств (пампасов), а южнее — полупустынь и даже пустынь. Растительный покров здесь разреженный и состоит из редких дерновин, злаков, кустиков и подушек болакса и азорел-лы. Холодные высокогорья Кордильер — «пуны» — близки по ра­стительности к полупустыням на равнинах. На архипелаге Чилоэ и на Огненной Земле растут влажные леса, состоящие из нотофагуса.
В фауне Патагонской области встречаются виды, свойственные Неотропике (колибри, броненосцы), но число их невелико.
Типичными для области следует считать ценолестовых сумча­тых млекопитающих. Южнее других распространен род Notodelphis (до 47° ю. ш.). В Чили и на островах Чилоэ живут представители рода Dromiciops. Только в Чили обитают Rhyncholestes и Marmosa. Эта группа млекопитающих объединяет в себе признаки хищных и растительноядных сумчатых и выделяется в особый подотряд Coenolestoidea, эндемичный для данной области. Ценолесты най­дены в ископаемом состоянии на территории Патагонии в слоях раннетретичного времени. На крайней южной оконечности мате­рика в настоящее время сумчатых, по-видимому, нет.
Из отряда грызунов в Патагонской области есть не менее свое­образные виды кавий (свинковых), например мара (Dolichotis patagonica), достигающая 1 м длины, вискачи Lagostomus и Lagi-dium из шиншилловых, а также туко-туко (Ctenomys) из семей­ства гребнемышиных. Последний населяет территорию от 15° ю. ш. до Огненной Земли. Родина нутрии также находится здесь.
Из птиц следует отметить нанду Дарвина (Rhea pennata), черношейного лебедя, утку эндемичного рода Merganetta, которая близка к новозеландским уткам, ржанку эндемичного рода Chub-bia, зобатых бегунков (Thinocoridae).
Рептилии немногочисленны. Это некоторые игуаны (род Lio-laemus доходит до Огненной Земли), тейи, примитивные ужеобразные змеи. Из амфибий в Чили обитает ринодерма, а из рыб — галаксииды.
Гораздо богаче в области представлены беспозвоночные. Они включают большое количество своеобразных эндемиков, нередко высокого ранга. О.Л.Крыжановский (1977) приводит характер­ные примеры относительно распространения ряда жужелиц. Так, для Патагонии эндемичны трибы Cnemacanthini и Antarctiini. Чрез­вычайно своеобразно распространение отдельных эндемичных ро­дов: красивые крупные Ceroglossus имеют ближайших родствен­ников среди голарктических красотелов (Calosoma), жужелицы трибы Migadopini обитают в Патагонии, Новой Зеландии и Австралии, жуки-рогачи из подсемейства Chiasognathinae населяют леса Чили, Австралии и юга Африки.
На островах Тристан-да-Кунья вулканического происхожде­ния единственными наземными позвоночными являются птицы: 2 эндемичных рода нелетающих пастушков, 1 эндемичный род дрозда, 2 эндемичных рода вьюрков. По мнению специалистов, все эти птицы связаны родством с южноамериканскими (пата-гонскими) группами.
Фолклендские (Мальвинские) острова отличаются умеренно холодным климатом и полным отсутствием древесной раститель­ности. Фауна позвоночных здесь очень бедная, амфибий и репти­лий вообще нет. Единственный эндемик — громадная лисица — родственна южноамериканским видам рода Dusicyon. Несомнен­но, эти острова были некогда частью Патагонии. Впрочем, Дар-лингтон высказал предположение, что предки фолклендской ли­сицы достигли архипелага на дрейфующих льдах.
Несмотря на то, что острова Субантарктики расположены в приполярной зоне, климат здесь океанический, прохладный и сырой, близкий к климату высокогорий тропической зоны. Дре­весной растительности нет. Многие растения имеют вид подушек (азорелла на Кергелене и др.). В фауне преобладают морские звери и птицы — королевский и золотоволосый пингвин, буревестники и эндемичное семейство белых ржанок (Chionididae), морские сло­ны — крупные тюлени. Стада последних на Кергелене и Южной Георгии насчитывают до 250 тыс. голов. Сходство растительного и животного мира субантарктических островов достаточно велико для объединения их в одну область.









АНТРОПИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ
НА ФАУНУ ЗЕМНОГО ШАРА

С конца ледникового периода к факторам, определяющим ус­ловия существования животных и формирования фауны, добави­лась деятельность человека. Начиная с каменного века люди на всем земном шаре не только ограничивают численность популя­ций отдельных видов — объектов охоты, но и полностью их унич­тожают. Д.Фишер (1976) в предисловии к Международной крас­ной книге приводит такие примеры.
Плейстоценовая фауна, существовавшая 10 тыс. лет назад, ха­рактеризовалась крупными и узкоспециализированными живот­ными, а поэтому была особенно уязвима. В Европе человек разум­ный появился около 250 тыс. лет назад. Люди развивали охотничье искусство, добывали огонь, овладевали орудиями труда, теснили своих главных соперников — пещерного льва, саблезубого тигра, пещерного медведя — и занимали их убежища. По мере приобре­тения опыта и совершенствования орудий охоты воздействие че­ловека на животных усиливалось. Примерно 100 тыс. лет назад ис­чезли лесные слоны и бегемоты, несколько позже ˜ лесные носороги. Гигантский олень сохранился вплоть до железного века. Предки индейцев Северной Америки достигли этого материка не позже 15 тыс. лет назад, когда плейстоценовая фауна уже была сформирована, и есть доказательства, что они охотились прими­тивным оружием — дротиками — на американского мастодонта, гигантскую ламу, колумбийского мамонта. То же происходило и на других материках. В результате плейстоценовая фауна сохрани­лась только в Африке.
Люди каменного века сталкивались с последствиями собствен­ного «плейстоценового перепромысла» и вырабатывали различ­ные охотничьи законы, правила раздела добычи, системы запре­тов, т. е. учились жить в гармонии с природой.
Переход к скотоводству, а затем и земледелию не исключал охоты, но она уже не была главным средством к существованию. Новая деятельность человека (раскорчевка лесов, распашка зе­мель, выпас скота) вызывала изменение среды обитания. Воз­действие на животный мир планеты становилось все более раз­рушительным. Если первоначально оно было локальным, то после великих географических открытий и путешествий европейских мореплавателей (XV—XVI вв.) постепенно превращалось в гло­бальное.
Развитие капитализма, захват колоний и беспощадная эксплу­атация природных ресурсов распространили влияние оснащенно­го техникой человека на самые отдаленные уголки планеты. Мож­но сказать, что человек стал важнейшим фактором, действующим как прямо (истребляя одни виды и расселяя другие), так и опо­средованно — через изменение условий их обитания. Косвенно влияние по масштабам и результатам стало доминирующим. В це­лом антропическое воздействие носит двоякий характер — поло­жительный и отрицательный.
Прямое влияние человека на фауну земного шара привело к уничтожению ряда животных как видов. По данным Б. Гржимека (1977), за последние 400 лет уничтожено 130 видов млекопитаю­щих и птиц, из них 76 — уже после Первой мировой войны. Еще 550 видов находятся на грани полного истребления.
По данным Н.А.Гладкова, А.В.Михеева и В.М.Галушина (1975), до 1800 г. вымерло 33 вида млекопитающих и 30 видов птиц. С 1801 по 1850 г. вымерло соответственно 2 и 20 видов, с 1851 по 1890 г. — 31 и 50, а с 1901 по 1950 г. — 40 видов млекопи­тающих и 150 видов и подвидов птиц. Помимо полного исчезнове-
ния видов широкий размах приняло частичное вымирание, иначе говоря, исчезновение их в отдельных странах и регионах. С точки зрения зоогеографии это не что иное, как сокращение и фраг­ментация ареалов. Те же авторы приводят и конкретные примеры. Например, в Австралии исчезло 7 видов кенгуру, а в одном только австралийском штате Новый Южный Уэльс из 52 видов сумча­тых 11 вымерло под влиянием выпаса овец и прямого уничтоже­ния. В штате Алабама (США) исчезло 3 вида змей, а в штате Луизиана — 4 вида лягушек вследствие применения ядохимика­тов. На Кавказе под воздействием человека вымерло 9 видов зве­рей и среди них лев, дикий бык тур, гепард, бобр, лось, зубр и тигр.
Скорость вымирания видов животных пропорциональна ско­рости и глубине изменений, вносимых человеком в природу. При грубом вторжении людей природа претерпевает быстрые и глубо­кие изменения. Это видно на примере перемен в животном мире Австралии, Африки и Северной Америки. В то же время фауна Европы и Азии пострадала значительно меньше и именно из-за того, что процесс антропического воздействия начался давно, а вызванные им изменения природы происходили медленно. Жи­вотные, теснимые человеком, находили себе новые убежища и постепенно приспосабливались к новым условиям.
Что же касается островных фаун, то здесь дело обстояло со­всем иначе. Н.А. Гладков (1959) приводит следующие данные. На Гавайских островах вымерло 26 форм птиц, или 60 % всей их фа­уны. На островах Лусон и Мидуэй (Филиппины) из местных ви­дов исчезло 3, т. е. 60 %, на Маскаренских островах из 28 местных видов вымерло 34, или 86 %. Это наиболее высокий процент ис­чезнувших видов в мире.
В ряде случаев точная датировка исчезновения и его причины для многих видов устанавливаются с трудом. Но часто причины и время исчезновения известны. Приведем только наиболее харак­терные примеры.
Европейская степная дикая лошадь — тарпан — в прошлом была очень многочисленной в степях юго-восточной Европы. В оп­ределенной мере и сама степная растительность сформировалась под воздействием громадных стад диких копытных, в том числе и тарпана. Однако повсеместная охота на него из-за мяса, но глав­ным образом распашка степей привели к тому, что популяции этого вида неуклонно уменьшались по численности и в конце концов исчезли. В восточной Европе тарпан окончательно исчез в первые десятилетия XIX в., а в южнорусских степях табуны встре­чались еще в 30-х годах, отдельные же группы можно было видеть в 60-е годы, но к концу столетия и они исчезли. Последний тар­пан на территории нашей страны был убит в 1879 г.
Дикий бык тур, родоначальник европейского домашнего рога­того скота, в доисторические времена был обычным животным Европы, Сибири, Малой Азии и Северной Африки. В результате охоты на него, а также вырубки лесов и других перемен в ланд­шафтах тур постепенно вытеснялся из большей части своего аре­ала и к XV в. сохранился лишь в Польше и России. Но уже в начале XVI в. он стал редким видом и содержался только в загонах и лесных охраняемых участках в бассейнах Вислы и Буга. Точно из­вестно, что последний экземпляр тура погиб в 1627 г.
Зебра квагга, южный подвид одного из африканских видов зебр, в начале XIX в. была обычным животным Южной Африки. Она отличалась от остальных зебр наличием полос только на морде и шее. Когда началось освоение территории под сельскохозяйст­венные культуры, местные жители — европейские поселенцы (буры) — принялись истреблять крупных животных. Жертвой ста­ла и квагга. Ее в массе отстреливали, но использовали главным образом шкуры, которые шли на экспорт или на изготовление мешков под зерно. На большей части своего ареала квагга была уничтожена за какие-нибудь 50 лет, а последние экземпляры ис­чезли к 1880 г.
Не менее плачевна судьба и некоторых птиц, бывших ранее обычными, но в настоящее время от них остались только музей­ные чучела.
Бескрылая гагарка — крупная нелетающая птица, в прошлом населявшая скалистые побережья и острова Северной Атлантики. Как объект охоты гагарка была известна с доисторических времен. О численности популяций этой птицы можно судить по тому, что нередко целые суда загружались ее мясом и яйцами. В результате хищнической охоты численность бескрылой гагарки начала резко убывать к началу XVII в., а в 1844 г. у берегов Исландии была убита последняя пара.
Странствующий голубь еще в первой половине XIX в. был одной из самых массовых птиц Северной Америки. По данным американских орнитологов, в штате Висконсин на площади в 2200 км2 гнездилось около 136 млн птиц. В 1810 г. только одна из колоний насчитывала более 2 млн особей. Пока охотой на голубей ради пищи занимались индейцы, численность их не уменьшалась, так как изымалась только небольшая часть популяции. Положение резко изменилось после прибытия европейских переселенцев, имевших огнестрельное оружие. Голубей начали убивать не только ради мяса, но и как вредителей полей. Размах истребления виден из одного только факта, что в штате Мичиган (США) за один лишь сезон было убито 1,5 млн этих птиц. Таким образом, сокра­щение ареала странствующего голубя и уменьшение плотности его популяций — прямое следствие истребления. Уже в 80-х годах XIX в. отмечалось резкое уменьшение численности голубей, а к 90-м годам они встречались крайне редко. В настоящее время ни одного экземпляра странствующего голубя не осталось ни в при­роде, ни в зоопарках мира.
Вообще размах прямого уничтожения некоторых видов жи­вотных в Северной Америке в прошлом превосходит всякое во­ображение. Весьма показательна в этом отношении история би­зонов. В Северной Америке ко времени появления европейцев насчитывалось не менее 60 млн бизонов — ближайших родствен­ников европейского зубра. С ними было связано все существова­ние индейцев: мясо бизонов служило пищей, шкуры шли на одеж­ду и своеобразные палатки — вигвамы, бизоньи жилы служили нитками. У многих племен бизон был тотемом. В конце 30-х годов XIX в. началось истребление его переселенцами. Только в 1877 г. было убито 100 тыс. бизонов, а к 1889 г. южная популяция их пол­ностью исчезла. В США специальные отряды стрелков ежегодно убивали примерно 2,5 млн бизонов, главным образом для того, чтобы обречь на голодную смерть индейские племена и заставить их покинуть родные земли. В результате от многомиллионных стад в США и Канаде осталось меньше тысячи голов. Лишь в 1905 г. было организовано общество по спасению бизонов. Сейчас они охраняются, и количество их увеличилось до нескольких десятков тысяч голов.
В Азии полностью истреблена дикая популяция оленя милу (со­хранился пока только в зоопарках), сведены до минимального количества азиатский лев, островные виды носорогов, дикий дву­горбый верблюд, иранская лань. Из птиц исчезли аравийский стра­ус и некоторые виды фазанов, а многие другие представлены столь малым числом особей, что шансов на их выживание в природе крайне мало.
На Африканском материке особенно пострадали крупные пред­ставители копытных и хищных. Эти животные беспощадно унич­тожались приезжими охотниками. Ежегодно за границу увозили десятки тысяч шкур жирафов, зебр, буйволов и львов, не говоря уже о бивнях слонов. В 30-х годах XX столетия были уничтожены сотни тысяч (по 20-30 тыс. ежегодно) крупных зверей с целью ликвидации сонной болезни в Южной Африке. Однако, как и сле­довало ожидать, переносчики возбудителя этой болезни — мухи цеце — стали питаться кровью других животных (в том числе птиц и мелких зверьков), и варварская операция закончилась крахом. Массовое истребление животных в Африке производилось также для того, чтобы на освободившихся местах заложить плантации. После Второй мировой войны по этой причине погибли тысячи жирафов, буйволов, носорогов и антилоп. Много животных гиб­нет в настоящее время от рук браконьеров.
Фауна Южной Америки — одна из самых оригинальных и бо­гатых на земном шаре. Тем не менее и на этом материке хищни­ческое истребление животных привело к сокращению ареалов многих видов. Стала очень редкой шиншилла, обладающая цен­ным мехом. Уменьшилась численность кошек — ягуара, оцелота, онциллы, добываемых из-за капризной моды на дамские манто. За один только 1967 г. через таможни США прошло 115 458 шкур оцелота. Истребляется гигантская выдра, за шкуру которой платят огромные суммы. Если в 1940-х годах из Перу в США вывозилось до 2 тыс. шкур ежегодно, то в 1960-е годы это число снизилось до 500. Резко сократилось количество лам — викуньи и гуанако. Ис­требление коснулось очкового медведя, гривистого волка и дру­гих зверей. Исчезают южноамериканские кайманы, из кожи кото­рых делают обувь и сумки. Становятся редкими роскошные попугаи.
В Австралии обитают самые примитивные и архаичные млеко­питающие земного шара. Фауна этого материка является, в сущ­ности, островной и так же уязвима, как и любая островная фауна. Потери здесь невосполнимы. К началу колонизации Австралии целый ряд животных был уже истреблен. Наиболее известна исто­рия сумчатого волка. На материке он исчез до появления европей­цев, но на острове Тасмания всего лишь столетие назад животных было еще много. Так как сумчатому волку приписывали истребле­ние овец, его уничтожали любыми средствами. С 1888 по 1914 г. правительство выплачивало премии за каждого убитого зверя, что привело к гибели более 3 тыс. особей. Теперь же за его убийство взимается огромный штраф. Однако после 1961 г. сумчатый волк не регистрируется. Истреблено полностью 4 вида кенгуру; путем больших усилий спасли коалу, уничтожается также дикая собака динго, а из птиц — клинохвостый орел.
Крайне неблагоприятно сложилась судьба и многих животных на других островах. Полностью уничтожены громадные нелетаю­щие птицы моа в Новой Зеландии; дронт и отшельник (соли­тер) — на Маскаренских островах. Безжалостно истреблялись сло­новые черепахи Галапагосских островов. Съедобное мясо их вывозили десятками тонн. В настоящее время они сохранились в очень небольшом количестве и охраняются законом.
Значительно позже началась эксплуатация животных ресурсов Мирового океана. Китобойный промысел нанес океанской фауне трудновосполнимый ущерб. Некоторые виды китов практически уничтожены, популяции других стали настолько малочисленны­ми, что охота на них оказалась уже нерентабельной. Первые кито­бои выходили в прибрежные части океана на небольших лодках и охотились с помощью ручных гарпунов. В XVII в. не осталось ки­тов в гренландских водах, а в начале XVIII в. хищническая охота англичан, голландцев и датчан привела к исчезновению китов у Шпицбергена. После 1865 г. американцы на китобойных судах вели широкий промысел гладких китов и кашалотов ради китового жира и спермацета. Промысел велся круглый год без ограниче­ния. В 60-е годы XIX в. пушечный гарпун стали начинять взрыв­чаткой, что ознаменовало начало последнего века китобойного промысла. Под угрозой оказались такие гиганты, как синий кит и финвал, которых до сих пор спасала их величина. С 1904 г. ве­дется промысел китов в Антарктике.
С 1923 г. норвежцы стали строить плавучие фабрики — суда, которые принимали на борт и полностью перерабатывали туши, доставленные легкими судами-китобойцами. Уже в 60-е годы XX в. в мире было более 250 таких судов, что обеспечивало китобой­ным флотилиям возможность длительного автономного плавания. В результате только за 30 лет мировая популяция синих китов умень­шилась в 100 раз — до 1 тыс. голов. С 60-х годов началась интенсив­ная добыча полосатиков. В результате всего этого в северных водах Мирового океана синий кит, горбач, финвал и кашалот стали вымирающими видами. В настоящее время промысел китов запре­щен. Пример с китами показывает, что виды даже с космополитными ареалами и высокой численностью в прошлом при интен­сивном уничтожении могут исчезать. Но если киты еще имеют шансы сохраниться в Мировом океане как зоологические виды, то другие морские млекопитающие могут вообще исчезнуть без следа, как это произошло всего за 27 лет с морской, или стелле-ровой, коровой у Командорских островов.
Прямое воздействие человека на животный мир выражается в образовании искусственных ареалов путем случайного, неумыш­ленного или, наоборот, планомерного завоза животных в новые районы.
Случайный завоз возможен с морским и сухопутным транс­портом. К днищам кораблей прикрепляется и разносится масса морских животных. Таким образом в Черном море появился но­вый вид усоногих раков — американский морской желудь. Из дальневосточных вод в Балтику попал китайский мохнатый краб. Используя транспортные средства, переселяются сухопутные жи­вотные — спутники человека — тараканы, комары, москиты и др. С посадочным материалом неумышленно были развезены по свету многие насекомые-вредители — филлоксера, щитовки, жуки и т. д. Общеизвестны примеры широкого «ассортимента» случай­но завезенных животных в крупные морские порты. Неудивитель­но, что легко расселяющиеся с помощью человека животные не­редко имеют космополитное распространение. Они составляют наиболее молодой слой местных фаун.
Все большее значение приобретает сознательный завоз живот­ных в различные страны. Теперь уже трудно перечислить акклиматизированные виды зверей, птиц, рыб, моллюсков и насекомых. Из Южной Америки в Европу завезли нутрию. Сейчас она стала обычным видом в Средней Европе и у нас в России. Прекрасно прижился дикий европейский кролик в Австралии. В Новой Зелан­дии почти половину фауны составляют интродуцированные виды.
При описании островных фаун уже упоминалось о том, что они имеют дефектную структуру и во многих случаях открыты для вселения новых видов. Прекрасный пример роли человека как фак­тора, содействующего изменению фаун и расширению ареалов ряда видов, демонстрирует новозеландская биота. По данным Ч.Эл-тона (1960), на Новой Зеландии прижился 31 новый вид птиц и 34 вида млекопитающих, завезенных из Европы, Азии, Австра­лии, Америки и Полинезии. Остров, не имевший до колонизации сначала полинезийцами, а затем европейцами ни одного вида млекопитающих, получил их в большом количестве. Среди них еж, горностай, хорек, ласка, европейская собака, кошка, черная и серая крысы, мышь, кролик, заяц, серна — из Европы; тар, олени-аксис, замбар — из Азии; американский лось, вапити, вир-гинский олень и мазама — из Америки; опоссум и кенгуру — из Австралии. Кроме того, были завезены многие виды птиц. Так, из Европы завезли диких гусей, крякв, певчих дроздов, грача, зяб­лика, щегла и даже домового воробья; из Индии — павлина, из Австралии — белого какаду, черного лебедя, один вид попугаев, из Америки — виргинского перепела, калифорнийскую куропат­ку и канадскую казарку.
Согласно данным А-А.Насимовича (1961), всего было пересе­лено 150 видов зверей из 9 отрядов, главным образом парноко­пытных (48 видов), грызунов (36 видов) и хищных (34 вида).
Из беспозвоночных очень интенсивно завозили насекомых с целью борьбы с вредителями-сорняками. Так, в Канаду с 1910 по 1955 г. для борьбы с 68 видами вредных насекомых было переселе­но около 1 млрд особей хищных и паразитических насекомых, относящихся к 220 видам. В фауну видов европейской части Рос­сии совсем недавно вошел амброзиевый листоед — жук, завезен­ный из Канады для уничтожения карантинного сорняка амери­канского происхождения — амброзии.
Обогащается также морская и пресноводная фауна благодаря завозу ценных видов рыб, ракообразных и моллюсков. К примеру, в Европу завезли американскую радужную форель, а в реки Се­верной Америки — европейскую форель. Черноморская кефаль переселена в Каспийское море вместе со своими кормовыми объек­тами — червями и моллюсками. Дальневосточные лососи успешно прижились у берегов Европы, т. е. в Атлантике.
К сожалению, переселение животных не всегда проводилось с учетом их экологии. Это нередко оканчивалось вытеснением местных видов пришельцами, особенно на островах. Сильно пострада­ла оригинальная фауна Новой Зеландии, Австралии, островов Ка­рибского моря, где более конкурентоспособные обитатели Евро­пы и Северной Америки вытеснили примитивных аборигенов, имевших сходные экологические ниши.
Косвенное воздействие человека на фауну земного шара осо­бенно проявляется в наше время. Сводится оно к нарушению при­вычных, сложившихся в течение истории вида, экологических свя­зей со средой (пищевых, территориальных, биоценотических). Вырубка лесных массивов, распашка целинных земель, построй­ка населенных пунктов, введение в круговорот веществ на Земле отходов промышленного производства — основные факторы кос­венного антропического влияния.
Сплошная вырубка лесов практиковалась еще в доисториче­ские времена как в Европе, так и на Ближнем Востоке. В результа­те лесной фауне нанесен невосполнимый ущерб — многие виды исчезли навсегда, ареалы других фрагментировались, площадь, занимаемая животными, становилась меньше, что лишало их нор­мальных условий существования и приводило к вымиранию изо­лированных популяций. Из-за вырубки лесов в Европе и Север­ной Америке исчезли многие популяции медведей, оленей, белок, дятлов, огромного количества видов лесных беспозвоночных. Со­кращение лесных массивов в тропической зоне земного шара уг­рожает гибелью тысячам видов, которые не могут жить вне леса. В первую очередь это лемуры, лесные виды обезьян, азиатские фазаны, вест-индские попугаи, африканские турако, американ­ские туканы. По существу, речь идет о лесной фауне тропиков в целом. Распашка целинных степей в Европе и Азии, прерий в Северной Америке настолько изменила облик животного мира этих районов, что о существовании в наше время коренной степ­ной фауны говорить уже не приходится. Уменьшается площадь болот, а вместе с ними исчезают болотные и околоводные птицы. Сокращение ареала белого и черного аиста в Европе вызвано имен­но этой причиной.
Вторая половина XX в. принесла животному миру земного шара еще большую опасность. Имеется в виду загрязнение биосферы химическими веществами — отходами промышленного производ­ства, пестицидами, радиоактивными соединениями и др. Эти ве­щества особенно опасны для животных, так как они являются конечными звеньями пищевых цепей.
Особенно страдают от загрязнения обитатели рек, озер и мо­рей. К примеру, на американском побережье Атлантики в 1963 г. по этой причине в реке Потомак погибло 9 млн рыб. Участок оке­ана в 50 км2 около Нью-Йорка называют мертвым морем, потому что все живое в нем погибло. Нефтяное загрязнение Мирового океана достигло огромных размеров. Особенно страдают от него уникальные биоценозы коралловых рифов.
Подобных примеров, к сожалению, немало, и перечислять их нет необходимости, однако следует сказать, что нарушение эко­логических законов приводит к кризисным ситуациям в биосфе­ре, от которых в конечном счете страдает все человечество.
Число непрерывно исчезающих видов не уменьшается, о чем свидетельствует Международная красная книга. На 1 января 1979 г. в ней насчитывалось 321 вид зверей, 485 видов птиц, 181 вид амфибий и рептилий, многие виды рыб. Внесение вида в Крас­ную книгу — сигнал опасности и одновременно призыв к спасе­нию животных. В нашей стране также была создана Красная кни­га, где в 1984 г. числилось 94 вида и подвида млекопитающих, 80 видов птиц, 37 видов пресмыкающихся, 9 видов земноводных и 9 видов рыб.
Сохранение животного мира — неотложная проблема, которая должна решаться в глобальном масштабе. Пока она довольно ус­пешно разрешена лишь в отдельных странах. Животный мир мож­но сохранить только в его естественном окружении. С этой целью создаются заповедники. Первые охраняемые «парки» известны еще из глубокой древности. Л. К. Шапошников (1969) приводит сведе­ния о 720 заповедниках, национальных парках и других охраняе­мых участках, существовавших к началу 70-х годов XX в. Число их увеличивается.









ЛИТЕРАТУРА

Основная
Адольф Т.Д., Бутьев В. Т., Михеев А. В., Орлов В.И. Руководство к ла­бораторным занятиям по зоологии позвоночных. — М., 1977.
Беклемишев К. В. Зоология беспозвоночных: Курс лекций. — М., 1979.
Бобринский И. А. География животных. — М., 1951.
Бобринский Н.А., Зенкевич Л. А., БирштейнЯ.А. География животных. — М., 1946.
Воронов А. Г. Биогеография. — М., 1963.
Гептнер В. Г. Общая зоогеография. — М., 1936.
Дарлингтон Ф. Зоогеография: Пер. с англ. / Под ред. Н.А. Гладкова. — М.: Прогресс, 1966.
Догель В. А. Зоология беспозвоночных. — 7-е изд. — М., 1981.
Зеликман А. А. Малый практикум по зоологии беспозвоночных. — М 1965.
Карташев Н.Н., Соколов В.Е., Шилов И. А. Практикум по зоологии позвоночных. — М., 1981.
Лопатин И. К. Зоогеография. — Минск, 1989.
Лопатин И. К. Общая зоология. — Минск, 1983.
Лопатин И. К. Основы зоогеографии. — Минск, 1980.
Натали В. Ф. Зоология беспозвоночных. — М., 1975.
Наумов Н. П., Карташев Н. Н. Зоология позвоночных: В 2 ч. — М., 1986.
Пузанов И. И. Зоогеография. — М., 1938.
Фролова Е.Н., Щербина Т. В., Михина Т.Н. Практикум по зоологии беспозвоночных — М., 1985.
Шарова И.Х., Абдурахманов Г.М., Матвеева И.Г. Зоология беспозво­ночных. — М., 1993.
Шарова И.Х. Зоология беспозвоночных. — М., 1999.

Дополнительная
Абдурахманов Г. М., Исмаилов Ш. И., Лобанов А. Л. Новый подход к про­блеме объективного зоогеографического районирования. — Махачкала, 1995.
Бей-Биенко Г.Я. Общая энтомология. — М., 1980.
Беклемишев В. Н. Основы сравнительной анатомии беспозвоночных. —
М., 1964.-Т. 1,2.
Второе П.П., Дроздов Н.Н. Биогеография материков. — М., 1974.
Иванов А. В. Происхождение многоклеточных. — Л., 1968.
Крыжановский О. Л. К вопросу о предмете зоогеографии и методах зоогео-
графических исследований // Журнал общей биологии. — 1976. — Т. 37. —
Вып. 4.
Крыжановский О. Л. О принципах зоогеографического районирования суши // Зоологический журнал. — 1976. — Т. 55. — Вып. 7.
Леме Ж. Основы биогеографии: Пер. с фр. / Под ред. А. Г. Воронова. — М., 1976.
Лобье Л. Оазисы на дне океана / Пер. с фр. — Л., 1990.
Росс Г., Росс Ч., Росс Д. Энтомология. — М., 1985.
Серавин Л.Н. Простейшие... Что это такое? — Л., 1984.
Тарасов В.В. Простейшие патогенные для человека. — М., 1987.
Хаусман К. Протозоология. — М., 1988.
Чернов Ю.И. Природная зональность и животный мир суши. — М., 1975.


































СОДЕРЖАНИЕ

ЧАСТЬ I 3 ОСНОВЫ зоологии 3
Введение 3
Общие сведения о зоологии 3
Роль животных в биогенном круговороте 7и значение в жизни биосферы 7
Роль животных в жизни и хозяйстве человека 10
Из истории зоологии 15
Планы строения животных 19
Система животного мира 21
ПОДЦАРСТВО ПРОСТЕЙШИЕ, ИЛИ ОДНОКЛЕТОЧНЫЕ (PROTOZOA) 22
Тип саркомастигофоры (SARCOMASTIGOPHORA) 24
Подтип саркодовые (SARCODINA) 24
Надкласс корненожки (RHIZOPODA) 24
Надкласс актиноподы (ACTINOPODA) 27
Подтип жгутиконосцы (MASTIGOPHORA) 29
Класс растительные жгутиконочцы (PHYTOMASTIGOPHOREA) 30
Класс животные жгутиконосцы (ZOOMASTIGOPHOREA) 31
Отряд воротничковые жгутиконосцы (CHOANOFLAGELLIDA) 31
Отряд кинетопластиды (KINETOPLASTIDA) 31
Отряд дипло (DIPLOMONADIDA) 33
Отряд трихомонадидыTRICHOMONADIDA) 33
Отряд гипермастигиды (HYPERMASTIGIDA) 33
Подтип опалины (OPALINATA) 33
Класс опалины (OPALINATEA) 33
Тип апикомплексы (APICOMPLEXA) 33
Класс споровики (SPOROZOEA) 33
Подкласс грегарины (GREGARINIA) 35
Подкласс кокцидии (COCCIDIA) 36
Отряд кокцидии (COCCIIDA) 37
Отряд кровяные споровики (HAEMOSPORIDIA) 37
Тип инфузории, или ресничные (CILIOPHORA, или INFUSORIA) 40
ПОДЦАРСТВО МНОГОКЛЕТОЧНЫЕ (METAZOA) 44
Происхождение многоклеточных 44
Принципы классификации многоклеточных 51
Надраздел паразои (PARAZOA) 53
Тип губки (PORIFERA, ИЛИ SPONGIA) 53
Надраздел эуметазои (EUMETAZOA) 57
Раздел лучистые (RADIALIA) 58
Тип кишечнополостные (COELENTERATA) 58
Класс гидрозои (HYDROZOA) 58
Класс сцифоидные (SCYPHOZOA) 62
Класс коралловые полипы (ANTHOZOA) 63
Тип гребневики (CTENOPHORA) 65
Класс гребневики (CTENOPHORA) 66
Раздел билатеральные (BILATERIA) 67
Подраздел первичноротые (PROTOSTOMIA) 67
Тип плоские черви (PLATHELMINTHES) 67
Класс моногенеи, или моногенетические сосальщики (MONOGENEA) 71
Класс трематоды, или сосальщики (TREMATODA) 71
Класс ленточные черви (CESTODA) 73
Тип круглые червм (NEMATHELMINTHES) 76
Класс собственно круглые черви, или нематоды (NEMATODA) 76
Тип кольчатые черви (ANNELIDA) 79
Класс многощетинковые, или полихеты (POLYCHAETA) 82
Класс малощетинковые (OLIGOCHAETA) 84
Класс пиявки (HIRUDINEA) 85
Ттип членистоногие (ARTHROPODA) 86
Подтип жабродышащие (BRANCHIATA) 87
Класс ракообразные (CRUSTACEA) 87
Подтип хелицеровые (CHELICERATA) 92
Класс паукообразные (ARACHNIDA) 93
Подтип трахейные (TRACHEATA) 99
Надкласс многоножки (MYRIAPODA) 100
Надкласс шестиногие (HEXAPODA) 100
Класс скрыточелюстные насекомые 101
(INSECTA-ENTOGNATHA) 101
Класс открыточелюстные насекомые (INSECTA-ECTOGNATHA) 102
Отряд стрекозы (ODONATA) 109
Отряд таракановые (BLATTOPTERA) 109
Отряд термиты (ISOPTERA) 109
Отряд прямокрылые (ORTHOPTERA) 109
Отряд равнокрылые (HOMOPTERA) 110
Отряд полужесткокрылые, или клопы (HETEROPTERA) 110
Отряд жесткокрылые, или жуки (COLEOPTERA) 110
Отряд сетчатокрылые (NEUROPTERA) 111
Отряд чешуекрылые, или бабочки (LEPIDOPTERA) 111
Отряд перепончатокрылые (HYMENOPTERA) 112
Отряд двукрылые, или мухи (DIPTERA) 113
Тип моллюски (MOLLUSCA) 114
Подтип боконервные (AMPHINEURA) 117
Класс панцирные (POLYPLACOPHORA) 117
Подтип раковинные (CONCHIFERA) 117
Класс моноплакофоры (MONOPLACOPHORA) 118
Класс брюхоногие (GASTROPODA) 118
Класс двустворчатые (BIVALVIA) 120
Класс головоногие (CEPHALOPODA) 123
Тип погонофоры (POGONOPHORA) 126
Подраздел вторичноротые животные (DEUTEROSTOMIA) 132
Тип иглокожие (ECHINODERMATA) 132
Подтип асторозои (ASTEROZOA) 133
Класс морские звезды (ASTEROIDEA) 133
Подтип эхинозои (ECHINOZOA) 137
Класс морские ежи (ECHINOIDEA) 137
Класс голотурии (HOLOTHUROIDEA) 138
Подтип кринозои (CRINOZOA) 139
Класс морские лилии (CRINOIDEA) 139
Тип полухордовые (HEMICHORDATA) 141
Класс кишечнодышащие (ENTEROPNEUSTA) 142
Класс крыложаберные (PTEROBRANCHIA) 142
Тип хордовые (CHORDATA) 142
Подтип бесчерепные (ACRANIA) 143
Класс головохордовые (CEPHALOCHORDATA) 143
Подтип личиночнохордовые, или оболочники 147
(UROCHORDATA, или TUNICATA) 147
Класс асцидий (ASCIDIAE) 149
Класс сальпы (SALPAE, или THALIACEA) 149
Класс аппендикулярии (APPENDICULARIAE, или LARVACEA) 150
Подтип позвоночные, или черепные 151
(VERTEBRATA, или CRANIATA) 151
Надкласс бесчелюстные (AGNATHA) 154
Подтип челюстноротые (GNATHOSTOMATA) 161
Надкласс рыбы (PISCES) 161
Класс хрящевые рыбы (CHONDRICHTHYES) 163
Класс костные рыбы (OSTEICHTHYES) 169
Подкласс лучеперые рыбы (ACTINOPTERYGII) 179
Надотряд ганоидные (GANOIDOMORPHA) 179
Отряд осетрообразные (ACIPENSERIFORMES) 180
Костистые рыбы (TELEOSTEI) 180
Отряд сельдеобразные (CLUPEIFORMES) 181
Отряд лососеобразные (SALMONIFORMES) 181
Отряд углеобразные (AJNGUILLIFORMES) 181
Отряд карпообразные (CYPRINIFORMES) 181
Отряд сомообразные (SILURIFORMES) 182
Отряд трескообразные (GADIFORMES) 182
Отряд кефалеобразные (MUGILIFORMES) 182
Отряд окунеобразные (PERCIFORMES) 182
Отряд камбалообразные (PLEURONECTIFORMES) 182
Подкласс лопастеперые рыбы (SARCOPTER YGII) 183
Надотряд кистеперые рыбы (CROSSOPTERYGIMORPHA) 183
Надотряд двоякодышащие рыбы (D1PNEUSTOMORPHA) 184
Надкласс четвероногие (TETRAPODA) 184
Класс земноводные или амфибии (AMPHIBIA) 185
Отряд хвостатые амфибии (URODELA, или CAUDATA) 197
Отряд безногие амфибии (APODA) 197
Отряд бесхвостые амфибии (ANURA) 197
Класс пресмыкающиеся, или рептилии (REPTILIA) 198
Подкласс черепахи CHELONIA, или ESTUDINES) 208
Подкласс архозавры (ARCHOSAURIA) 208
Отряд крокодил (CROCODILIA) 208
Подкласс лепидозавры (LEPIDOSAURIA) 208
Отряд клювоголовые (RHYNCHOCEPHALIA) 208
Отряд чешуйчатые (SQUAMATA) 209
Подотряд ящерицы (SAURIA) 209
Подотряд змеи (OPHIDIA, или SERPENTES) 209
Класс птицы (AVES) 210
Надотряд плавающие (IMPENNES) 225
Надотряд типичные, или новонёбные птицы (NEOGNATHAE) 225
Отряд страусообразные (STRUTHIONIFORMES) 225
Отряд нандуобразные (RHEIFORMES) 226
Отряд кивиобразные (APTERYGIFORMES) 226
Отряд курообразные (GALLIFORMES) 226
Отряд голубеобразные (COLUMBIFORMES) 226
Отряд журавлеобразные (GRUIFORMES) 227
Отряд ржанкообразные (CHARADRIIFORMES) 227
Отряд гусеообразные (ANSERIFORMES) 227
Отряд голенастные, или листообразные (CICONIIFORMES) 228
Отряд соколообразные, или хищные птицы (FALCONIFORMES) 228
Отряд совообразные (STRIGIFORMES) 228
Отряд кукушкообразные (CUCULIFORMES) 228
Отряд ракшеобразные(CORACIIFORMES) 229
Отряд дятлообразные (PICIFORMES) 229
Отряд воробьинообразные (PASSERIFORMES) 229
Класс млекопитающие, или звери (MAMMALIA, или THERIA) 230
Подкласс клоачные, или первозвери (PROTOTHERIA) 247
Подкласс живородящие млекопитающие, или настоящин вери (THERIA) 248
Иинфракрасс сумчатые, или низшие звери (METATHERIA) 248
Инфракласс высшие звери, или плацентарные (EUTHERIA, или PLACENTALIA) 249
Отряд насекомоядные (INSECTIVORA) 250
Отряд шерстокрылы (DERMOPTERA) 250
Отряд рукокрылые (CHIROPTERA) 250
Отряд зайцеобразные (LAGOMORPHA) 250
Отряд грызуны (RODENTIA) 251
Отряд хищные (CARNIVORA) 251
Отряд ластоногие (PINNIPEDIA) 252
Отряд китообразные (СЕТАСЕА) 253
Отряд даманы (HYKACOIDEA) 254
Отряд хоботные (PROBOSCIDEA) 254
Отряд сирены (SIRENIA) 255
Отряд непарнокопытные (PERISSODACTYLA) 255
Отряд мозоленогие (TYLOPODA) 256
Отряд парнокопытные (ARTIODACTYLA) 257
Подотряд нежвачные (NONRUMINANTIA, или SUIFORMES) 257
Подотряд жвачные (RUMINANTIA) 258
Отряд приматы (PRIMATES) 260
Подотряд полуобезьяны (PROSIMII) 260
Подотряд человекоподобные приматы, или обезьяны (ANTHROPOIDEA, или SIMIA) 261
ЧАСТЬ II ОСНОВЫ ЗООГЕОГРАФИИ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЗООГЕОГРАФИИ 263
Основные разделы зоогеографии 263

<< Пред. стр.

страница 17
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign