LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

правоспособностью. В большинстве правовых ситуаций раб выступал лишь как объект
правовых отношений либо как "говорящее орудие", посредством которого
полноправное лицо реализовывало свой хозяйственный интерес или свои правомочия.
Основаниями рабства могли быть: а) рождение от матери-рабыни,
б) пленение на войне "врага Рима", т.е. человека, принадлежавшего открыто
враждебному для римского народа государству или иному сообществу;
в) продажа в рабство ˜ в порядке ответственности по обязательствам или в
качестве частной сделки самозаклада, г) осуждение на пребывание в рабстве за
преступления. Последние два случая могли касаться и ранее свободных и даже
римских граждан.
Раб всегда считался объектом прав, даже если в какой-то данный момент по
случайным обстоятельствам у него не было конкретного господина ˜ в этом случае
весь римский народ выступал по отношению к нему в абстрактной роли dominus. Раб
мог принадлежать не только индивидуальному владельцу, но и корпорации (см.
далее), однако в этом последнем случае правомочия по отношению к рабу были
правомочиями в рамках только частною, а не публичного права.
Раб пользовался частичным признанием своей человеческой личности, и связанные с
этим проявления гарантировались правом. Пол, возраст, религиозные привязанности
раба должны учитываться господином в осуществлении им власти над рабом. Место
погребения раба не могло быть предметом осквернения или посягательств.
Признавались родственные и кровные связи рабов (наличие у них семей,
родительско-кровных связей);
аморальным поступком считалось принуждение рабов к сожительству с нарушением
кровных связей. Власть господина в отношении раба не была абсолютно
безграничной: раб пользовался правом убежища (в храме, в церкви, монастыре), в
христианскую эпоху безусловно запрещалось господину самолично убивать своих
рабов даже в случае совершения ими тяжких преступлений.
Раб мог выступать субъектом коммерческого оборота в нескольких
регламентированных правом ситуациях. Возможность полноправного обладания рабом
имущества не допускалась: он не мог быть ни собственником, ни владельцем, ни
пользователем со всеми вытекающими отсюда правомочиями на требования. Раб мог
совершать отдельные виды сделок, не связанные
21
с обязательствами личного плана: купить, продать, взять в долг, обменять и т.п.
Все заключенные им в этом случае обязательства признавались правовыми и давали
основание для искового требования к господину раба, даже если эти сделки были
заключены без ведома господина или в период пребывания раба "в бегах".
Полновесная ответственность возникала в случае, если сам господин уполномочил
раба на ведение торговых операций в качестве управителя, приказчика или
специального поверенного - в этой ситуации господин обязывался возмещать и вред,
нанесенный его рабом контрагенту, но только в пределах исполнения рабом той
деятельности, к какой он был определен господином. Особые имущественные права и
обязанности возникали у рабов при выделении им господином пекулия (pecutium) -
обособленного имущества для ведения самостоятельного хозяйства. Формально
пекулий оставался собственностью господина, который мог в любое время взять его
обратно, но раб уже мог заключать натуральные обязательства в объеме имущества
пекулия, нести, за него ответственность, приобретать дополнительное имущество;
после смерти господина пекулий подлежал специальному наследственному
регулированию, в случае освобождения раба - закреплялся за ним как личное
владение.
Освобождение рабов должно было носить правовую форму -manumissio. Оно носило
только личный характер. Господин мог сделать распоряжение об освобождении раба,
как собственным решением, так и в завещании, а также посредством фиктивного
судебного процесса об отчуждении имущества. Процедура освобождения и его размеры
также были регламентированы: так, нельзя было отпустить на свободу всех рабов,
отпустить без мотивации - это считалось опасным для публичного порядка и могло
послужить поводом для вмешательства магистратов.
Вольноотпущенники (libertini) представляли категорию лиц свободного состояния,
но отличавшуюся в своих правах от полноценных римских граждан; в этом смысле они
противопоставлялись свободнорожденным. Положение вольноотпущенников различалось
в зависимости от условий (источника) их прежнего рабского состояния. Те, кто
отпускались из рабства, связанного с военным пленом (i.e. кто ранее был "врагом
римского народа"), никогда не могли приобрести прав римского или латинского
гражданства; особыми условиями было обставлено и освобождение из рабства
приговоренных преступников и осужденных заочно- Только отпущенные на свободу в
самом Риме считались римскими гражданами (cives Romani), но не полноправными
Отпущение из рабства прежних римских граждан не создавало специальной ситуации:
они вполне восстанавливали прежний статус, если в период рабского состояния не
совершали преступлений и иных постыдных дел.
В сфере публичного права вольноотпущенники навсегда подвергались ограничениям в
занятии государственных должностей: они не могли быть магистратами, избираться в
судьи и т.п. В сфере частного права вольноот-
24
пущенники не признавались вполне самостоятельными и должны были до конца своей
жизни подвергаться патронату прежнего господина. Обязанности, вытекавшие из
условий требовательного патроната, предполагали, что:
а) вольноотпущенник обязуется оказывать прежнему господину всемерное уважение,
не может возбуждать против него позорящий иск и вообще возбуждать иски невещного
свойства; б) вольноотпущенник обязан оказывать прежнему патрону материальное
вспомоществование, вплоть до специально устанавливаемого алиментарного
содержания в случае хронической нужды патрона; в) патрон имеет некоторые
наследственные права на имущество вольноотпущенника; г) вольноотпущенник
обязуется оказывать патрону житейские, ремесленные и т.п. услуги без
вознаграждения и без заключения правовых обязательств- Нарушение
вольноотпущенником обязанностей почтительности и алиментарного вспомоществования
патрону в случае особой признанной "неблагодарности" и т.п. могло дать основание
для возвращения отпущенника в рабское состояние прежнему господину - по решению
магистрата либо органа, санкционировавшего ранее отпуск на волю.
Вольноотпущенники никогда не могли достичь высшего сословного положения среди
римских граждан. Только верховной государственной властью они могли быть
пожалованы во всадническое сословие (соответственно своему имущественному
состоянию), однако сенаторское сословие или жреческое (в языческую эпоху) было
для них закрыто полностью.
Положение вольноотпущенников наиболее показательно свидетельствует, что одного
состояния свободы было недостаточно, чтобы стать полноправным и ничем в своих
частных правах не ограниченным субъектом цивильного римского права. Необходимо
было обладать еще особым качеством - быть лицом "своего права", что определялось
другими правовыми условиями.
Правовые категории лиц в зависимости от состояния гражданства
В классическую эпоху римского права на общую правоспособность лиц в сфере
частного права влияла также принадлежность к той или другой категории
гражданства, установленной публичным правом. В этом отношении наряду с
полноценными римскими гражданами выделялись две специализированные категории:
латины и перегрины.
Латины (latini) были исторически и этнически специализированной категорией
гражданства для населения так называемых союзнических территорий, окружавших
собственно Рим в Италии, прежде всего области Ла-пиума. Не признававшись
римскими гражданами, свободные и самостоятельные латины пользовались правами
латинского гражданства, которое могло достаточно легко перерасти в римское при
обретении местожительства в Риме. Латины не имели публичных прав, признанных для
римских граждан, однако они должны были нести воинскую обязанность в составе
25
специальных легионов. Статус лагина предполагал право на земельный надел в
Лациуме согласно традиционным нормам и порядку наделения им. Латинское
i-ражданство подразумевало полное jus commercii и jus conubii, уравнивавшее
исторических жителей Лациума с римскими гражданами.
Перегринами (peregriai) назывались все другие свободнорожденные категории
граждан, не принадлежавшие к римскому или латинскому гражданству, но
находившиеся в подданстве Римского государства. Перегрины не только были лишены
публично-правового статуса, присущего римским гражданам, но и в сфере частных
нрав существенно ограничивались. Брак римских граждан с пере1ринами создавал
особый случай правового регулирования и вытекающих их этого союза обязанностей,
нежели типичные для римлян формы правоустановлснного брака. Перегрины не
обладали правоспособностью цивильного права в собственном смысле. Однако
признавалось, что они обладают частными правами в рамках jus gentium, т.е.
считаются субъектами хозяйственного оборота в тех формах и в тех обязательствах,
которые не полагались присущими только римским гражданам (могли заключать
договоры купли-продажи, товарищества и т.д., но не могли оформлять сделки
посредством манципации).
Субъектом государственной жизни и публичного права считался в римской
юридической традиции носитель специального качества, образуемого сочетанием
целой совокупности требований - римский гражданин (civis romanus), и это
качество было далеко не тождественно любому физическому лицу, даже полноправному
в частноправовом смысле.
Принадлежность к римскому гражданству означала для субъекта возможность
пользования рядом прав и одновременно обременение публичными обязанностями.
Публичная правоспособность наступала с 17 лет, с 60 лет гражданин мог быть
освобожден от личных повинностей. К публичным нравам римского гражданина
относились: право обжалования решений должностных лиц в установленных народных
собраниях; право собраний и ассоциаций, в том числе соседских сходок (только в
дневное время);
право участия в народных собраниях под руководством магистратов, пассивное
право-обязанность исполнять функции должностного лица при соответствующем
имущественном цензе. К публичным по характеру обязанностям относилась
военно-милицейская служба; обязанность подлежать цензу, т.е. исчислению
имущества и доходов; уплата особого налога -грибута, собираемого по чрезвычайной
государственной надобности; владение и полезное использование землями покоренных
народов.
Приобретение прав гражданства. Права римского гражданина могли приобретаться
двояким в правовом отношении путем: 1) в силу установлений естественного права,
санкционированного законами; 2) в силу непосредственных предписаний публичного
права.
В силу установлений естественного права приобреталось римское гражданство (1)
путем рождения от родителей, состоящих в правильном
26
(согласно требованиям 1ражданского права заключенном) браке, причем оба родителя
должны были (это подразумевалось понятием правильного брака) быть римскими
гражданами; (2) через усыновление, совершенное полноправным римским гражданином
в соответствии с требованиями гражданского 1грава и закрепленное специальной
процедурой; (3) через освобождение из рабского состояния также соответственно
требованиям закона о процедуре этого. Обретение прав гражданства через
освобождение из рабства в свою очередь было различным для ситуаций, когда
освобождению подлежал прежде полноправный римский гражданин, временно
находившийся в рабском состоянии (как военнопленный или как должник), и когда
освобождение касалось "наяурального" раба, не принадлежавшего к римской общине.
В первом случае речь шла в формальном отношении только о полном восстановлении
права гражданства, во втором - права римского гражданства предоставлялись только
при соблюдении установленных требований и процедур, либо когда гражданство
предоставлялось рабу одним из высших лиц "от имени римского народа".
В силу непосредственных предписаний публичного права гражданство обреталось (1)
путем его индивидуального присвоения за личные заслуги перед римским народом
(свободному лицу иностранного 1ражданст-ва или без гражданства), а также (2)
через законодательное постановление о предоставлении вообще прав римского
1ражданства жителям определенного города, провинции либо сословной категории.
Родственными в правовом смысле были также возможности (3) купить римское
гражданство и (4) выслужить за 20 лет армейской службы.
Приобретение прав римского гражданина достигалось тем самым совокупностью
требований, согласующихся с т.н. правом по крови, по месту жительства и
специальным правом узаконения 1ражданства; причем последнее носило определяющий
характер.
Утрата прав гражданства. Представляя преимущественно в качестве привилегии
сформированный правовой институт, римское !ражданство не считалось обязательной
естественной принадлежностью любого индивида, даже принадлежащего к римской
общине по рождению, по имуществу и т.д. Статусу римского 1ражданина следовало
соответствовать, т.е. соблюдать некоторые требования 1ражданского права и
нравственно-общественного порядка. В случае "несоответствия" римское право
предусматривало возможность отторжения от лица - навсегда или временно -этих
прав, возможность лишения 1ражданства.
Римское гражданство утрачивалось (вне зависимости от физической судьбы индивида)
вследствие уголовных наказаний особого рода и политического преследования,
выразившегося в особом законном осуждении лица. Осуждение римского 1ражданина на
смертную казнь, приговорение его к телесным наказаниям, к продаже в рабство за
какие-либо преступления означало одновременное лишение прав 1ражданства; причем,
как правило,
27
в таких ситуациях не могло следовать восстановления впоследствии прав
гражданства. Временная yipara нрав 1ражданства могла наступать в результате
законного ареста, осуществленного но постановлению должностного лица либо
уголовного суда, а также изгнания на срок из пределов Рима (вообще из пределов
Италии и т.н.); как правило, такой утрате прав гражданства сопутствовало лишение
и имущественных прав, - но только по индивидуальным постановлениям. Полная
потеря прав гражданства означала и утрату лицом своего частноправового статуса
применительно к jus civile.
С постановлениями римского императора Каракаллы (III в. н.э.) разница правового
статуса свободных граждан римского подданства была в основном сглажена. Однако в
дальнейшем, в эпоху рецепции римскою права, наличие разных но объему частных
прав категорий 1ражданства даже свободного населения сохранялось в различных
вариациях.
Правовые категории лиц в зависимости от положения в семье
Последнее важное правовое разграничение лиц свободною состояния, касавшееся
полноты их правоспособности в сфере частных прав, обуславливалось наличием или
отсутствием специального семейного качества:
"Лица могут быть именно, самостоятельны в праве, другие стоят в зависимой связи.
Из последних выделяются те, которые стоят под властью, другие - под рукой,
третьи - в обладании друто! о". Полностью самостоятельной гражданской
правоспособностью (лицом своего нрава - persona suijuris) в требованиях римского
цивильного права мог быть только глава, или отец семейства, Аналогичные
требования выдвигались и в отношении свободных лиц других гражданских категорий.
Домовладыка (paterfamilias) мог быть только один для кровнородственной семьи,
обладавшей совокупным и единым имуществом; ею власть прекращалась только со
смертью или с утратой (по тем или иным правовым причинам) его семейного,
1ражданского или другого статуса в праве. Правами домовла-дыки мог обладать
только мужчина старшей в данной семье степени родства (даже если он не был
безусловно старшим по возрасту относительно других домочадцев, родственников и
свойственников). Власть домовлады-ки в отношении его подвластных ограничивалась
только обычаями и нравами; закон и право вмешивались в эту сферу в минимальной
степени. Сохранение статуса домовладыки не зависело также от приобретения
подвластными, детьми, домочадцами какого-либо специального публично-правового
статуса: так, даже избранный магистратом сын сохранял подчиненность в сфере
частного права своему отцу или домовладыке, если не был от этого освобожден
через соответствую и 1ую правовую 1гроцедуру (что, впрочем, требовали приличия -
mores).
2S
Ограничения правоспособности
Принадлежность какого-либо из трех вышеотмеченных состояний индивидуальному лицу
(а следовательно, и наличие у него как у субъекта частного нрава
правоспособности) не была безусловной и постоянной характеристикой. Право
допускало изменение правоспособности (capitis deminutio) в сторону ее ухудшения
(ограничения). Полная утрата всех личных качеств (статуса persona) наступала
вследствие гражданской смерти (пленение, продажа в рабство за Тибр, т.е. на
территорию вне Рима, безусловное изгнание).
При сохранении качеств persona человек мог подвергнуться троякому но значимости
граничению правоспособности: лишение свободы считалось как наибольшее
ограничение (с. d. maxima), от которого освобождала только физическая смерть;
утрата римского 1ражданства и приобретение другого рассматривалось как среднее
ограничение (с. d. media); полномочия в сфере частного нрава сохранялись, но
приобретали иные, нежели трактовалось в цивильном праве, формы; изменение
положения в семье (переход в другую семью, но не из-за смерти своего отца;
усыновление и др.) считалось как наименьшее ограничение (с. d. minima); на
правоспособность в сфере частного права для данных лиц этот переход почти не
влиял, поскольку она и ранее была 01раниченной.
Менее характерным, но все же признаваемым правом явлением было и изменение
статуса в сторону улучшения - т.н. усиление состояния. Так же как и уменьшение
(ограничение), усиление статуса могло быть минимальным (в рамках семьи), средним
(приобретение другой категории 1ражданства), наиважнейшим (освобождение от
рабства прежде полноправного римского гражданина). Спорные и сомнительные случаи
допускали и судебное установление статуса.
Корпорации
Главнейшим, иногда исключительно реальным субъектом любых правоотношений,
согласно римскому праву, признавалось физическое лицо, индивид (persona). Это с
абсолютностью характеризует сферу частного права, это равно характеризует и
публично-правовой порядок, где отправными категориями были индивидуальное право
1ражданства и абстрактное понятие народного суверенитета.
Однако в ряде случаев (исторически различных по формам проявления и правовым
ситуациям) правоспособность - в самом разном объеме, но всегда в отношении
только специфических юридических действий - признавалась за объединениями
граждан, за общественными учреждениями, общинами и т.д. Таким образом
формировалось разное по своему конкретному содержанию, но более-менее единое
понятие о субъекте правовых
29
действий, близкое тому, что в позднейшем праве получило название юридического
лица (абстрактного субъекта права, идентифицируемого в своих полномочиях и
статусе с индивидом). Ни единого законченного понятия, сходного с позднейшим
юридическим лицом, ни обобщающего термина соответствующего содержания
классическое римское право не знало.
По своему статусу и предполагавшимся полномочиям разделялись три основных вида
юридических объединений: государство, общины и, близкие к ним общественные
объединения, учреждения.
Государство ранее всего было субъектом политической власти и связанных с нею
публично-правовых отношений. Вместе с тем считалось, что Populus Romanus
обладает самостоятельной имущественной правоспособностью, никак не связанной с
частными правами своих граждан; государство ни в коем случае не могло быть
имущественно ответственным по обязательствам своих подданных или сограждан.
Предполагалось, что римский народ (государство) может вступать в абстрактном
виде в частноправовые по своему содержанию действия: отчуждать или приобретать
имущества, получать наследство, дары и т.н.
Наряду с этим государственная казна не считалась самостоятельным субъектом: все
споры частных лиц по поводу финансовых операций, налоговых и т.п. сборов
разбирались в обычном частноправовом порядке путем исков к конкретным физическим
лицам. В период империи, впрочем, личная казна императора поглотила
государственную казну и идентифицировалась с личностью императора.
Общины (муниципии) и близкие к ним разного рода общественные объединения
(коллегии жрецов, монашеские объединения, цехи торговцев и ремесленников,
сообщества откупщиков или других предпринимателей) образовывались как корпорации
(collegia) публичного права, но правоспособность их ограничивалась в основном
сферой частного права. В качестве самостоятельных корпораций могли быть признаны
объединения с подзаконной и общественно полезной целью, пользующиеся
покровительством государства; таким образом их самостоятельность также была как
бы переданным уполномочием со стороны верховной суверенной власти римского
народа.
Учреждения (храмы, благотворительные фонды, больницы) признавались субъектом
специальных имущественных отношений только в случае их признания или организации
посредством специального акта со стороны властей. Полномочия их были достаточно
узки и, как правило, само их существование было производным от более значимого
публично-правового субъекта - главным образом церкви, представленной окружной
церковной властью.
Организация и правоспособность корпораций. Для того чтобы считаться
образовавшимся, объединение-корпорация должно было насчитывать не менее трех
членов - полноправных римских граждан. В древней-
30
тую эпоху не предполагалось никаких предварительных условий для организации
объединений граждан, но их цель не должна быть вредной "публичным делам" с точки
зрения законов. С началом монархического строя объединения могли создаваться
"только с разрешения закона, или сената-тусконсульта, или постановления
государя". Таким образом сформировался характерный для римского нрава в общем
разрешительный порядок образования корпораций.
В том, что касалось ее внутренней организации, корпорация могла иметь свой
особый устав - статут, но это не было обязательным. Необходимыми правовыми
элементами были: наличие имущества корпорации, кассы (или казны) и доверенного
лица, действующего от имени корпорации. Высшим органом считалось общее собрание
всех членов объединения, на котором решения принимались простым большинством
голосов.
Корпорация-объединение представляла абстрактную общность: она сохраняла свое
качество независимо от перемен в персональном составе ее членов. Корпорация
обладала имуществом, отдельным от имущества своих членов, и члены ее не могли
иметь никаких претензий на это имущество. Вместе с тем корпорация не отвечала но
общему принципу за обязательства или за правонарушения своих сочленов. Признание
полной имущественной обособленности юридического лица от прав своих учредителей
составляло существенную особенность корпоративного образования в понимании
римского права.
Корпорация не обладало дееспособностью- Для совершения любых, признаваемых бы
нравом действий, необходим был законный представитель - actor- Только он имел
право выступать от имени корпорации, предъявлять иски, совершать сделки, причем
во всех этих случаях его положение и права были наравне и идентичны с правами
частного лица.
Прекращались объединения-корпорации (1) выбытием ее членов (с отмеченными
разногласиями эпохи рецепированного права), (2) запретом на ее деятельность,
наложенным государством или судом, (3) истечением срока, либо выполнением
поставленных целей, которые предусматривались 1фи образовании корпорации; (4)
собственным решением сочленов, принятым или единогласно, или большинством
голосов. Судьба имущества и обязательств (если такие были) корпорации римским
правом отрегулированы не были.
III. СЕМЕЙНОЕ И НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО
Семья как элемент социальной организации сообщества проявляется в правовом
регулировании в двух качествах: это союз мужчины и женщины и это наличие в семье
детей. Для государственного 1гризнания семьи оба эти качества существенны и
самостоятельны. Но по своему правовому содержанию это различные взаимосвязи, из
них следуют различные по
31
своей природе имущественные последствия и обязательства личного и материального
свойства.
Брак, отношения между супругами
Не всякая семья, не всякие родственного характера отношения мужчины и женщины
признавались но римскому праву браком, рождающим правовые последствия и
связанным с признаваемыми законом взаимоотношениями участников этого союза. Брак
(matrimonium) - "союз мужчины и женщины, соединение всей жизни, общность
божественного и человеческого нрава". В этом общем понимании, сформулированном
классическим юристом Модестином, отразилось подчинение регулирования
брачно-семейных связей правовым нормам двоякого происхождения: как проявление
требований "человеческого права" брачный союз подчиняется установлениям
i-ражданского нрава (в равной степени публичного и частного), как проявление
требований "божественного права" брачный союз должен отвечать высшим предп и
сующим требованиям морального и религиозного характера, 1гредпосланным
человеческого нраву. В канонах римской юридической культуры брак не был только
частным делом, еще меньше - отношениями только в рамках частного права: люди не
властны сами и но собственной прихоти предопределять, каким должен быть брак,
чему в нем можно следовать и чего избегать.
Неоднозначное правовое происхождение института брака в целом определило
сложность ею юридической конструкции в римском праве. Брак характеризуется (1)
взаимностью, в него вступают два партнера, не имея в виду безусловного равенства
при "лом; (2) состоянием физической зрелости и наличием определенных сексуальных
качеств партнеров: не отвечает своему предназначению и не может рассматриваться
в качестве такового "брак" между людьми одного пола либо с неопределенными
половыми признаками, а также между партнерами несоответствующего традиционным
представлениям возраста; (3) согласием партнера, выраженным лично или его
законным нредстави гелем: брак не может и не должен заключаться но принуждению,
равно как вступление в брак не может быть предметом никаких категорических
распоряжений или 1гредписаний должностных лиц, публичной власти и т.п.; (4)
наличием половой связи между партнерами в браке: брак, при котором сексуальные
отношения заранее исключаются или стороны отказываются от таких, не может
считаться действительным;
(5) стремлением партнеров заключить именно брачный союз; не могут служить
предпосылкой к признанию брака только сексуальные отношения;
(6) постоянной совместной жизнью супругов, или, во всяком случае стремлением к
таковой: партнеры в браке имеют единое местожительство, ведут общее хозяйство и
т.п. Отсутствие любого из означенных условий ставит под сомнение правовой смысл
брачного союза, переводит отношения муж-
32
чины и женщины в другое качество либо служит основанием для признания брака
недействительным.
Правовой предпосылкой для заключения брака было предполагаемое jus conubii
(право вступать в полноценный, признанный законом брак) в лице, которое вступало
в него. Это право было также различным в зависимости от правового качества
партнеров. Правильным браком признавался союз, заключенный мужчиной и женщиной
одного правового качества; этот брак заключался в специальных, признанных
законами формах, этот брак рождал все предусмотренные правом личного и
имущественного характера последствия для супругов. Неправильным браком или
вообще брачным союзом, признавался союз между партнерами разного права (между
римлянином и женщиной другого гражданства, между перегринами и т.п.); этот брак
рождал все правовые последствия для супругов, но не в соответствии с

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign