LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Это упражнение, как и большинство других упражнений поведенческой терапии, проводится на протяжении многих занятий до достижения нужного эффекта, оцениваемого не только психотерапевтом, но и каждым участником группы, который оценивает не только свою успешность, но и других членов группы, тем самым подбадривая их («положительное подкрепление»).
Релаксация (расслабление)
Сначала маленькое теоретическое вступление.
Это упражнение очень важно не только для данного, но и для всех видов психотерапии.
Неуверенность всегда связана с определенным уровнем тревожности, а та, в свою очередь, с определенным уровнем эмоциональной напряженности, а последняя, в свою очередь, с определенным уровнем общей или локальной мышечной напряженности, зажатости.
В соответствии с различными видами психомышечной релаксации может быть «прокручен» и обратный механизм. Расслабление мышц снижает эмоциональную напряженность, тревожность и неуверенность.
Для этого могут применяться различного вида методы психорегуляции: расслабление мышц одновременно со словесным самовнушением (аутотренинг по И.Шульцу и т.п.), также без слов, а лишь на контрасте ощущений напряжения и расслабления мышц (по Э.Джекобсону и т.п.). Не отрицая вредности словесного самовнушения, следует отметить, что процесс хорошего овладения аутотренингом требует достаточно длительного времени для образования и закрепления условно-рефлекторных связей между словом и ощущением.
Второй вариант - концентрация на различии в ощущениях напряженных, а затем резко расслабленных мышц -дается почти сразу.
Так как в группах тренинга уверенности в себе упражнения на расслабление играют не основную, а подчиненную роль, то в большинстве случаев применяется второй вариант. Разумеется, если кто-то дополнит его мысленным словесным самовнушением расслабления, это еще более усилит эффект.
А теперь само упражнение.
Сядьте поудобнее, закройте глаза и постарайтесь максимально расслабить все мышцы.
Сделайте вдох.
Задержите дыхание.
Теперь напрягите мышцы ног.
Сильно, сильнее, как можно сильнее.
Резко расслабьте их одновременно с полным выдохом.
Прочувствуйте как можно более четко разницу в ощущениях максимального напряжения и максимального расслабления.
После нескольких спокойных вдохов-выдохов повторите то же самое с мышцами рук в целом или по частям (кисти, предплечья, плечи), полностью сосредоточив внимание на разнице ощущений напряженных и расслабленных мышц.
Так же можно напрягать и расслаблять любые мышцы (живота, груди, спины, лица). Причем упражнение на каждую группу мышц следует проводить несколько раз, до максимально полного прочувствования разницы напряжения и расслабления.
Цель этого упражнения - не только научиться расслабляться и тем самым снижать тревожность и неуверенность, но и научиться переключать внимание на мышечные ощущения со своих психологических проблем и комплексов.
Репетиция
Придумайте сами себе сценарий сцены, где вы должны быстро проявить решительность в ситуациях, в которых это у вас плохо получается. Ну, например, ответить отказом на просьбу приятеля выпить или сделать то, что вам неприятно и не нужно, но вы не знаете, как отказать.
Затем выберите себе партнера. Объясните ему роль убедительного и настойчивого (или жалобного) приставалы и разыграйте сцену.
Зная, что это всего лишь игра, вам будет легче отказать ему, а повторяя эти упражнения многократно с разными партнерами и со сменой ситуаций, вы сможете довести умение говорить «нет» до определенного автоматизма, и вам будет легче сделать это в реальной жизни.
Обсуждение каждого такого упражнения и поощрение вашего прогресса другими участниками укрепит вашу уверенность. Очень важно заранее предупредить всех участников группы, что после успешного тренировочного освоения этого и других упражнений не всегда удается быстрый перенос полученных навыков в реальную действительность.
ТЕЛЕСНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
Те или иные формы воздействия через тело на психику, которые условно можно отнести к телесной терапии, существуют с незапамятных времен. Вспомните пословицу «В здоровом теле -здоровый дух!» Аналогичные высказывания существуют в фольклоре и литературе разных народов, поэтому вряд ли кто будет оспаривать их.
Однако, признавая единство психического и физического в человеке, мы в сфере современной психотерапии чаще встречаемся лишь с однонаправленным воздействием через психику на сома-тику. Это, безусловно, важный путь, эффективно применяющийся для профилактики и лечения многих психосоматических расстройств и заболеваний. Однако обратный путь (воздействие через соматику на психику) используется далеко не так широко и эффективно, как хотелось бы.
В какой-то мере мы сталкиваемся с этим в различных техниках психорегуляции, психофизических тренировок, аутотренинга. Эти методы мы находим в сокровищницах древнетибетской медицины, системе йогов, аюрведе и пр. Происходит комплексное взаимодействие: сочетание физических упражнений, специальных поз и типов дыхания с определенной духовно-психической работой и направленностью внимания на различные внутренние и внешние объекты.
Иоганнес Шульц в своем аутотренинге применяет, говоря терминами И.П.Павлова, эффект условно-рефлекторного воздействия слова с актуализацией мышечных ощущений (расслабления, тепла, тяжести и т.п.).
Наиболее активно путь воздействия через соматику на регуляцию психических состояний прослеживается в прогрессивной (правильнее, хотя и реже встречается, - «прогрессирующей») мышечной релаксацией по Э.Джекобсону (в переводах с английского; он же Якобсон в переводах с немецкого). Джекобсону удалось выявить закономерности напряжения и расслабления отдельных мышечных групп и сегментов в строгом соответствии с определенными психическими состояниями. Поэтому по механизму обратной связи он решил (и многолетний опыт показывает правильность этого решения) целенаправленно корректировать психические состояния клиента локальным напряжением и расслаблением конкретных мышц.
Существует еще несколько более или менее удачных модификаций этого подхода с помощью добавления элементов лечебной физкультуры, различных видов массажа и т.п. Однако официально родоначальником того психотерапевтического направления, которое получило распространение под названием телесная терапия, по праву считается Вильгельм Райх (1897-1957).
Ключевыми понятиями телесной терапии В. Райха явились «оргонная энергия» и «мышечный панцирь», который мешает высвобождению этой энергии.
В. Райх, считавшийся (и считавший себя) учеником Фрейда, пришел к заключению, что лечение от неврозов и решение многих психологических проблем клиентов могут происходить значительно быстрее и без такого глубокого проникновения в психику, как это делается в классическом психоанализе. Райх считал, что для этого достаточно снять с человека мышечный панцирь неадекватного напряжения и тем самым освободить связанную им энергию, которая пока находится под «панцирем» и не имеет прямого выхода, ведет разрушительную работу в виде образования и усугубления неврозов и других психологических проблем. Более четкое (и широкое) осознание человеком телесных ощущений уже дает терапевтический эффект, снимающий многие невротические состояния и проблемы.
Райх выделял следующие основные области возникновения мышечного панциря: это (по нисходящей) - области глаз, рта, шеи, груди, диафрагмы, живота и таза. В соответствии с концепцией телесной терапии, так называемая оргонная энергия флюктуирует (перемещается) по телу параллельно позвоночнику то вниз, то вверх, а кольца мышечного панциря образуются перпендикулярно этому движению и мешают ему своими зажимами. Устранение этих зажимов, их расслабление способствует обретению человеком комфорта и удовлетворения, в том числе и сексуального.
Райх предлагает следующие основные способы расслабления колец мышечного панциря:
- с помощью глубокого дыхания, которое способствует аккумулированию в теле оргонной энергии;
-расслабление хронических «зажимов» (колец мышечного панциря) с помощью физического воздействия, различных элементов массажа;
- совместный с клиентом анализ, помогающий ему осознать основные идеи телесной терапии применительно к его конкретному случаю, то есть взаимосвязь беспокоящих его психических состояний с напряжением конкретных мышечных сегментов и необходимостью устранения этих зажимов.
Вот некоторые классические примеры применения техники устранения мышечного панциря.
Область глаз
Типичными признаками наличия мышечного панциря в области глаз считаются: неподвижность мышц лба и пустое (неживое) выражение глаз (как у ученика, который уставился в окно или даже на преподавателя, а думает о своем).
Для устранения данного зажима клиента просят неоднократно включать мышцы лба и век посредством раскрывания глаз как можно шире, как будто вы хотите утрированно изобразить страх. Затем отрабатываются неоднократные и все более естественные и свободные движения глаз из стороны в сторону.
Область рта
Эта область мышечного панциря, который, в соответствии с психоаналитической фрейдовской терминологией, Райх назвал оральным сегментом, состоит из мышц подбородка, горла и затылка.
Признаком неадекватного (сигнализирующего об определенном неблагополучии) состояния данного сегмента являются мышцы челюсти (за которыми легче наблюдать). Они могут быть либо излишне напряжены, либо, напротив, слишком расслаблены. Оба признака говорят о неадекватности состояния мышечной области орального сектора.
Считается, что данная область мышечного панциря содержит в себе «закодированные» в неадекватном мышечном состоянии такие выражения эмоций, как гнев, крик, плач, кусания, сосания, гримасничанья и т.п.
Для освобождения от данного мышечного зажима или парадоксального расслабления (а значит, и соответствующих им эмоций) применяются такие упражнения, как имитация плача, кусающих и даже рвотных движений, многократного произнесения звуков, заставляющих губы сильно напрягаться и расслабляться.
К этому добавляется и непосредственное физическое воздействие на эти мышцы в виде разных элементов косметического массажа, подавливания, пощипывания и растягивания.
Область шеи
В область шеи включаются глубокие мышцы шеи, а также языка. Считается, что мышечный панцирь этой области как бы сдерживает (содержит в себе в закодированном состоянии) такие эмоциональные проявления, как плач, крик, гнев и т.п.
Так как физическое воздействие типа массажа на глубинные мышцы шеи практически невыполнимо, то в виде упражнений телесной терапии здесь применяется имитация рвотных движении, различные максимально естественные и спонтанные выкрики, стоны и другие обычно сдерживаемые эмоциональные выражения.
Согласно телесной терапии такие упражнения способствуют расслаблению мышц данного сегмента и соответственно устранению или значительному уменьшению тех эмоциональных состояний, которые в них «закодированы».
Область груди
В эту область входят мышцы грудной клетки, плеч, лопаток, рук вплоть до кистей. Считается, что эта область мышечного панциря удерживает внешнее проявление, а значит, и разрядку таких эмоций, как страстность (хотя это слишком широкое понятие. -А. Р.), смех, гнев, печаль и др.
Так как одним из внешних признаков мышечного панциря в этой области и подавления соответствующих эмоций являются различные виды сдерживания дыхания, то и работа над снятием данного зажима начинается с дыхательных упражнений с акцентом внимания на максимально полное расслабление мышц этого сегмента в момент полного выдоха.
Затем подключаются активные движения рук и кистей с имитацией метких ударов, с заданием, не сдерживая своих эмоций, делать активные движения, как будто вы кого-то бьете, душите, что-то рвете на части.
Область диафрагмы
В эту область мышечного панциря входят мышцы диафрагмы, района солнечного сплетения, внутренние органы, а также мышцы нижних позвонков.
Считается, что характерным признаком наличия мышечного панциря в этой области (то есть - бессознательного защитного напряжения) является прогнутость позвоночника вперед, которую отчетливо видно, когда клиент лежит на спине на кушетке и у него между спиной и кушеткой остается четко выраженный промежуток.
Другой признак наличия зажима в этой области - свидетельство клиента о том, что выдох дается труднее, чем вдох.
Райх утверждал, что мышечный панцирь в этой области удерживает (и, соответственно, накапливает) проявление сильного гнева.
В качестве упражнений по устранению зажимов данного сегмента сначала применяются различные вышеупомянутые виды целенаправленного расслабления, массажа и т.п. для освобождения от панциря первых четырех основных областей локализации мышечного панциря: глаз, рта, шеи, груди.
И лишь после этого (сверху - вниз, а затем - вглубь) перейти к работе над панцирем, сдерживающим расслабление мышц диафрагмы и разрядку закодированных в этом панцире и неотреагированных эмоций.
Это осуществляется кропотливой и нередко длительной работой над специальными дыхательными упражнениями и имитацией рвотного рефлекса. (Практика телесной терапии показывает, что клиенты с крепким мышечным панцирем в области диафрагмы в большинстве случаев не могут вызвать реальную рвоту, даже если это необходимо, например при отравлении.)
Область живота
В эту область, типичную для образования мышечного панциря, входят главным образом широкие мышцы живота и мышцы спины. Считается, что панцирь (зажимы) поясничных мышц удерживает в себе (но отнюдь не устраняет) проявление страха. Причем не страха вообще, а страха нападения, как прямого физического, так и косвенного: психологического, посягательства на права, свободу личности, собственность и т.п.
(Разумеется, здесь, как и в обсуждении эмоций, сдерживаемых различными областями мышечных панцирей, Райх, как психоаналитик, имеет в виду главным образом неосознаваемые клиентом эмоции, хотя на мой взгляд возможны комбинации «частично осознанных - частично неосознанных». - А. Р.)
По мнению «телесных психотерапевтов», мышечный панцирь на боковых мышцах талии ассоциируется с подавлением злости, неприязни и... «боязнью щекотки». Практика показывает, что устранение зажимов в области мышц живота не занимает длительного времени при условии, если уже проведена работа по раскрепощению панциря (по направлению сверху вниз) во всех предыдущих областях накопления психомышечных напряжений.
Область таза
Последняя из основных выделенных Райхом областей, типичных для образования мышечного панциря, это - область мышц таза. Обычно этот панцирь захватывает одновременно и мышцы нижних конечностей.
Показателем крепости мышечного панциря в этой области считается некоторое выпячивание таза назад, которое тем больше, чем крепче мышечные зажимы.
В этих случаях, как правило, отмечается определенная болезненность и напряженность ягодичных мышц. Говоря словами Райха, такой таз «ригиден (неподвержен естественной динамике вариаций мышечного тонуса. - А. Р.), «мертвый» и бессексуальный».
Считается что мышечный панцирь в области таза характеризует (и в свою очередь усиливает) подавление тенденций к проявлению естественной, потребности в получении удовольствия и спонтанного выражения гнева.
Будучи хотя и непоследовательным, но безусловным по своей сути психоаналитиком-фрейдистом, Райх исходил из того, что мышечный панцирь всегда возникает от возбуждения или тревожности, вызванных подавлением стремлений к получению сексуального удовольствия.
Из этого подхода вытекает, что освобождение от гнета невозможности удовлетворения этого основного (по Фрейду) инстинкта может быть осуществлено целенаправленной разрядкой гнева и других сильных, но сдерживаемых эмоций именно в тазовой области путем полного расслабления закрепощенных мышц (или одновременно с этим).
Физически процедура такой разрядки выглядит довольно примитивно, но, по утверждению практиков телесной терапии и их клиентов, часто приносит быстрый и необходимый эффект.
Это упражнение, направленное на полное расслабление тазовых мышц, заключается в том, что клиент, лежа на кушетке, неоднократно предельно напрягает мышцы таза, а затем резко расслабляет их, яростно лягая ногами и ударяя тазом о кушетку.
«Телесные психотерапевты» и многие их клиенты утверждают, что по мере обретения навыков освобождения от ранее неосознаваемых телесных напряжений, а затем и полного освобождения от мышечной брони у людей не только возникает чувство внутренней раскрепощенности и свободы, но принципиально меняется жизнеощущение, а соответственно с этим и весь их жизненный стиль.
Ранее закрепощенная энергия высвобождается для ее полезного или приятного применения, пробуждая дремавшие способности и расширяя круг жизненных интересов. Люди перестают обманывать себя на счет своих истинных чувств и эмоций и начинают жить реальной жизнью с ее глубокими и искренними естественными переживаниями и их проявлениями, что и является признаком их психического оздоровления.
Некоторые другие направления телесной терапии
Идеи и методы Райха, несмотря на их спорность (а во многом и благодаря его трудному скандально-демонстративному характеру), после многочисленных нападок, серьезной и несерьезной критики и осмеяния, породили целый ряд довольно интересных направлений развития. Это развитие продолжается и в настоящее время.
Среди наиболее известных современных (или по крайней мере «послерайховских») направлений телесной психотерапии можно отметить:
- биоэнергетическую телесную терапию Александра Лоуэна;
- метод Фельденкрайса;
- метод Александера;
-рольфинг (или структурную интеграцию);
- первичную терапию Артура Янова;
- терапию, ориентированную на «чувственное осознавание»;
- восточные методы телесной психотерапии.
Почти каждое из этих направлений и техник применяется не только в индивидуальном виде, но и в так называемой групповой телесной психотерапии, получающей все большую популярность.
В определенном смысле к методам телесной психотерапии могут быть отнесены и многие элементы хатха-йоги, тай-цзи-цуань, айкидо и других восточных практически ориентированных учений и школ.
Биоэнергетическая терапия Александра Лоуэна
Основные элементы этого вида терапии:
- различные типы дыхания (в основном - глубокого);
- специальные статические позы с общим и локальным напряжением различных мышечных групп тела для определения и осознания мест зажимов энергетических потоков, а так же для последующего ослабления и снятия мышечного панциря;
- специально подобранные словесные формулы, которые после условно-рефлекторного закрепления могут существенно усиливать эффект физического воздействия при расслаблении конкретных мышечных групп и высвобождения энергии.
Метод Фельденкрайса
Сущность этого метода заключается в последовательном осознании неэффективных физических привычек, определении неадекватно напрягаемых мышечных групп и избыточных статических или динамических усилий при стоянии, бытовых и профессиональных движениях.
Далее следуют упражнения по освобождению этих мышечных групп от статического хронического напряжения (мышечного панциря) и минимизации динамических усилий до уровня, необходимого для эффективной реализации нужных движений. (По существу это близко к идее активной релаксации (АР), хотя АР понимается, разумеется, значительно шире и комплекснее.) Этот метод позволяет модифицировать или сформировать лучшие «телесные привычки» (позы и навыки), восстановить естественную свободу, координацию и красоту движений, расширить самоосознание и развить свои возможности, повысить уверенность в себе и самооценку.
Метод Александера
Этот метод тоже направлен на выявление недостаточно эффективных привычных поз и их совершенствование, что помогает восстановить и усовершенствовать естественную, наиболее экономичную и эффективную по затратам нервно-мышечную энергию.
В результате соответствующих упражнений у клиента появляется ощущение так называемой «кинестетической легкости» -свободы и ненапряженности, которая постепенно (путем упражнений и положительных закреплений каждого успеха) распространяется и на все его другие, бытовые и профессиональные, двигательные действия.
Рольфинг
Этот метод получил свое название от имени его автора - Иды Рольф. Она характеризует ее как структурную интеграцию.
С технической точки зрения основу этого метода составляет глубокий массаж, который осуществляется не только с помощью пальцев, но и суставов пальцев и даже локтей с целью максимально глубокой проработки мышц и суставов, которые, по мнению терапевта, нуждаются в коррекции («выпрямлении» и раскрепощении мышечных зажимов). Но эта часть, несмотря на важность и необходимую квалифицированность ее выполнения, играет, по И.Рольф, подсобную роль.
Через формирование «правильного» тела и осознание этой «правильности» клиентом у него формируется и «правильный» психологический образ себя самого, что помогает освобождению от комплексов, осознанию и раскрытию истинного собственного Я, высвобождению и наиболее эффективному использованию ранее закрепощенной энергии на пути самореализации.
Первичная терапия Артура Янова
Сущность метода состоит в «организации» переживания клиентом так называемой первичной боли, которая, по утверждению А. Янова, заложена в каждом человеке, главным образом, психотравмами на этапе раннего детства (здесь он близок к З.Фрейду), но вытеснена настолько глубоко в подсознание, что не осознается «в чистом виде», а проявляет себя в виде различных неврозов, фрустраций и неадекватных поведенческих реакций.
Специалисты считают, что основными авторскими достижениями А. Янова являются разработанные и усовершенствованные им и его последователями методики, позволяющие достаточно эффективно концентрировать внимание и усилия клиента на восстановлении (перевод из подсознания в сознание), а затем и имитационном воспроизведении ранних детских психотравмирующих воспоминаний.
Эти воспоминания часто оказываются чрезвычайно трудны и болезненны для их осознания и воспроизведения, однако, по мнению психотерапевтов этой школы (и вполне в соответствии со взглядами З.Фрейда), являются необходимым условием освобождения от «первичной боли» и порожденных ею неврозов и психологических проблем.
Чтобы дать выход заблокированной энергии скрытого эмоционального напряжения, клиенту помогают преодолеть смущение и с максимальной интенсивностью осуществлять спонтанную разрядку эмоций в виде криков, ругательств, импульсивных агрессивных (безопасных для других и самого клиента) движений.
Терапия, ориентированная на чувственное осознание
Цель этого вида терапии - помочь клиенту осознать (сначала последовательно, а затем и одновременно комплексно) свои телесные ощущения и чувства (эмоции, потребности, желания, ожидания). Считается, что это поможет восстановить не только в памяти, но и в ощущениях свое истинное Я, свои врожденные задатки и способности, которые оказались нереализованными, так как были подавлены формализованной (недостаточно индивидуализированной) системой воспитания и обучения.
Упражнения данного метода состоят в оказании помощи клиенту научиться отличать свои собственные чувства и ощущения от навязанных ему на жизненном пути шаблонов и штампов.
Упражнения широко используют элементы медитации, которые помогают освободить сознание от суеты и зацикленности, мешающих самоосознанию (и соответственно - самореализации) своего истинного Я.
При правильном систематическом повторении медитативных упражнений возникает и стабилизируется чувство внутреннего покоя, снижается излишняя психо-мышечная напряженность, возникает ощущение единства и гармонии с окружающим миром, лучше осознаются свои истинные (а не «зашлакированные» суетой) самоощущения, чувства и желания.
За счет разблокирования одновременно хронически зажатых мышечных сегментов и ненужных барьеров сознания высвобождается энергия. Эта энергия в дальнейшем может быть направлена на более эффективную самореализацию или на прекращение скрытого разрушительного действия на психику и соматику клиента.
Восточные методы и элементы телесной терапии
Разумеется, речь идет лишь об отдельных элементах техники из восточной телесной терапии, так как углубленное изучение восточных методов психотерапии требует специального рассмотрения в непрерывном единстве с философией Востока.
Некоторые восточные методы и техники психофизического совершенствования имеют двойную связь с телесной психотерапией. С одной стороны, они сами или по крайней мере многие их элементы могут рассматриваться как виды телесной терапии. С другой стороны, различные западные направления телесной терапии в настоящее время используют различные элементы восточных практических учений, гимнастики и единоборств.
В целом надо сказать, что во взаимосвязи восточных методов и традиционной телесной терапии множество различных комбинаций, уже «отлаженных» техник, здесь заложено богатство перспектив использования.
Для тех, кто хотел бы более глубоко вникнуть в эту проблематику, отметим основные, на наш взгляд, направления.
Хатха-йога
Хатха-йога - одно из наиболее распространенных на Западе направлений (а точнее - частей) системы йогов. Это направление акцентирует внимание на очищении путем принятия и удержания специальных поз (асан). Согласно хатхе-йоге это приводит к высвобождению закрепощенных в организме различных видов жизненной энергии. Основная цель упражнений - очищение и усиление тела как носителя различных витальных энергий.
Тай-цзи-цуань
Если хатха-йога направлена на высвобождение энергии, то тай-цзи-цуань способствует повышению энергетического потенциала (ци). Если в хатхе-йоге преобладают статические позы, то в тай-цзи-цуань используются традиционные медленные движения, напоминающие плавание в воздухе.
Естественно, предполагается комбинация элементов и упражнений этих двух школ, что и делается рядом западных «телесных терапевтов», которые в отличие от восточных учителей обычно являются приверженцами какого-то одного стиля и не обязаны отстаивать преимущество своей школы перед другой.
Айкидо
Это древнее практическое учение стало в настоящее время популярно не только на Востоке, но и на Западе. Во всем мире распространены и распространяются многочисленные секции айки-до, главным образом как вида спорта и самообороны.
К сожалению, это поистине глубокое древнее учение (а по мнению многих - и искусство) таким подходом упрощается до набора физических упражнений и приемов (впрочем, так же как хатха-йога, карате и др.), тогда как в истинном айкидо физические упражнения решают вспомогательную задачу духовного совершенствования, гармонизации отношений человека с самим собой (снятие внутренних противоречий), с другими и со всей Вселенной.
Реже в западном обществе (в отличие от Востока) элементы айкидо используются как лечебная и оздоровительная физическая культура, которой могут успешно заниматься лица разного возраста и состояния здоровья, используя оптимальные для каждого виды движений и уровень их интенсивности. Но в таком случае возможности духовного совершенствования, а значит и психотерапевтического воздействия, используются крайне неэффективно.
Чтобы эффективно использовать возможности айкидо, надо осознавать, что это прежде всего духовное направление, предполагающее гармонию духа и тела. Айкидо - это словосочетание, ставшее единым словом, но сохранившее смысл составляющих его частей: aй, ки, до.
Ай переводится как единство (гармония).
Ки - жизненная энергия.
До - путь достижения этого единства со Вселенной, раскрытия и повышения жизненной энергии.
При телесной терапии здесь так же, как и в тай-цзи-цуань, применяются плавные текучие движения, которые способствуют перетеканию и высвобождению энергии и слиянию с окружающим миром. Резкие движения рвут эту целостность и гармонию.
Упражнения айкидо проводятся как индивидуально, так и с партнерами. При этом для стиля айкидо (как единоборства) характерно не сопротивление, а использование инерции собственного движения соперника против него же самого (что напоминает большинство приемов дзю-до).
В лечебно-оздоровительной гимнастике айкидо с партнером также используется принцип несопротивления, но уже не для победы над противником, а для гармонизации, слияния усилий партнеров, отчего (по айкидо) возрастает энергетический потенциал каждого.
Вопросы для самопроверки
1. Назовите основные положения телесно ориентированной терапии В. Райха.
2. Что такое мышечный панцирь?
3 Перечислите основные зоны мышечного панциря по В. Райху.
4. С какими подавленными эмоциями связаны мышечные панцири?
5. Какие упражнения предлагает В.Райх для освобождения от мышечного панциря в разных зонах?
6. Какие еще виды телесно ориентированной психотерапии вы знаете?
ГЕШТАЛЬТТЕРАПИЯ
Одним из наиболее популярных направлении современной психотерапии считается гештальттерапия, которая многими авторами включается в гуманистическую психотерапию. Она возникла из гештальтпсихологии. Слово гештальт может быть переведено с немецкого языка и как целостный образ, и как конструкция, в таком широком смысле оно и понимается.
Гештальтпсихология, как и гештальттерапия, исходят из утверждения, что психология (и тем более психотерапия) должна заниматься не отдельными элементами личности, изолированными психическими процессами, факторами психологического воздействия, а рассматривать их в едином комплексе и взаимосвязи.
В гештальттерапии нашли свое отражение многие теоретические подходы и практические приемы не только из гештальтпсихологии, но и из психоанализа, телесной терапии, экзистенциальной терапии (о ней будет сказано позже). Однако это не просто механическое соединение различных идей и технических приемов, а достаточно стройная и обоснованная система, которая по праву считается самостоятельным направлением психотерапии.
На Западе гештальттерапия оказалась наиболее распространенной среди непрофессиональных психотерапевтов. Ею в достаточно короткие сроки овладевают психологи, социальные работники, педагоги. Там она имеет, пожалуй, наиболее тесные связи с системой социальной работы.
Автором гештальттерапии по праву считается Федерик (Фриц) Пёрлз (1893-1970). Вначале он увлекся психоанализом, но, работая в госпитале с пациентами, перенесшими черепно-мозговые травмы и шоковые состояния, ощутил потребность в более действенной помощи им.
Пёрлз отверг классический психоанализ (хотя оставил многие его рабочие элементы), считая ошибочными и неэффективными фрейдовские «копания» в ранних детских воспоминаниях. Пёрлз считал, что на человека и его психологические проблемы не столько влияют прошлые (и тем более ранние детские воспоминания), сколько в первую очередь сегодняшние и в определенной мере ожидаемые события. Этот принцип работы с настоящим, а не с прошлым Пёрлз назвал «здесь и теперь». (Надо сказать, что этот принцип так или иначе присутствует и в бихевиоризме и даже в некоторых постфрейдистских школах психоанализа.)
Здесь и теперь
При проведении работы с клиентом принцип «здесь и теперь» напоминает психотерапевту о важности постоянно возвращать внимание клиента к актуально переживаемой им ситуации, настраиваясь на предстоящую работу вместе с психотерапевтом на решение этой ситуации, а не на уход от нее в размышления о прошлом и будущем. Наряду с этим принципом гештальт отличает еще ряд принципиальных положений.
Фигура и фон
Это уже упомянутый принцип целостности и фигуративности. Подчеркивая необходимости целостного восприятия, учет взаимовоздействия всех внутренних и внешних факторов, воздействующих на клиента, Пёрлз выделял в этой целостной картине фигуру и фон. Такой комплексный подход помогает объективнее оценить и каждый из элементов гештальта, ибо то, что в отдельности выглядит недостатком, в комплексе может оказаться важным фактором психической адаптации и взаимодействия других элементов.
Гештальттерапия видит свою задачу в том, чтобы разрушить у клиента порочный гештальт (неправильное, психотравмирующее восприятие себя и ситуации), а затем помочь самому сконструировать новый положительный гештальт. Фактически только сам клиент может выстроить новый, более позитивный с его точки зрения гештальт своей жизни.
Часто в качестве наглядного примера различного гештальта восприятия одной и той же ситуации приводятся различные картинки, перевернув которые мы получаем совершенно противоположное выражение эмоций. Эти приемы подчеркивают, что наше восприятие весьма субъективно и часто зависит не от объекта, а от того, как мы на него смотрим.
Другой важнейший принцип гештальттерапии - это принцип расширения сознания.
Расширение сознания
Этот термин, так же как «здесь и теперь», получил распространение и в других видах психотерапии и даже в философии и педагогике. Сущность его состоит в том, чтобы позволить клиенту увидеть, казалось бы, неразрешимую ситуацию с другой стороны (или с разных сторон), и тем самым выход из нее. В более широком смысле расширение сознания позволяет человеку в целом взглянуть по-другому на всю свою жизнь и на себя в этой жизни, увидеть не только пути преодоления препятствий, но и возможности более полной самореализации.
Часто приемы расширения сознания целенаправленно используются, чтобы поменять местами фигуру и фон, то есть фон (или его фрагменты) сделать фигурой (вывести на первый план, в центр внимания), а фигуру (неоправданно занимавшую центральное место в сознании и мешавшую правильному видению ситуации) перевести в фон.
Работа с противоположностями
Следующий принцип - работа с противоположностями. Наше восприятие «зашлаковано» штампами. Мы вольно или невольно относим людей и их поступки (включая наши собственные) к различным оценочным категориям типа «добрый - злой», «хороший - плохой», «полезный - вредный», «защищающийся -нападающий», «мы - они» и т.д.
В гештальттерапию включены упражнения, которые позволяют нам убедиться в необъективности наших оценок, а нередко и в их двойственности. Такая двойственность эмоционального восприятия одного и того же человека, поступка, события в психологии называется амбивалентностью чувств.
Амбивалентность чувств
Амбивалетность (двойственность) чувств - совсем не обязательно признак каких-либо психических отклонений. Это совершенно нормальное свойство любого психически здорового человека: так, при ревности мы можем одновременно любить и ненавидеть. То же самое периодически может встречаться в отношении детей к родителям и родителей в отношении к детям, в отношениях братьев и сестер и др. Или, например, человек, получивший помощь, может испытывать одновременно чувство благодарности и чувство унижения.
Возвращаясь в любимый дом из отпуска, мы можем в одно и то же время одновременно чувствовать и радость и грусть, что отпуск кончился.
У любого выдающегося писателя, музыканта, художника, спортсмена, у любого профессионала, фанатично любящего свое дело, бывают моменты или даже полосы неудач или перенапряжения, когда он буквально с отвращением заставляет себя продолжать работу, но если его лишить этой работы, он станет еще несчастнее.
А разве не бывает так, что мы радуемся чьему-то успеху, гордимся за этого человека (особенно если это наш близкий) и одновременно завидуем ему?
Повторяю, все это нормальные для каждого человека периодически возникающие настроения, которые, как правило не создают нам серьезных проблем, по крайней мере таких, с которыми мы не можем справиться сами.
Работа психотерапевта начинается там, где эта двойственность чувств становится «неотвязной», они вступают в мучающее человека противоречие, которое он самостоятельно разрешить не может. Пёрлз считает, что главная задача на этом этапе -помочь клиенту найти что-то «третье», лежащее где-то между этими мучительными для него эмоционально противоположными отношениями и примиряющее их.
В идеальном случае может быть сформировано «третье отношение», которое вообще «из другого измерения» и устраняет из сознания оба предыдущих крайних чувств (одновременной любви и ненависти, благодарности и униженности и т.п.).
Последовательные фрейдисты видят в таком вытеснении из сознания травмирующих чувств причины усугубления невроза, но Пёрлз так не считает и приводит тому достаточно примеров из своей терапевтической практики. (Справедливости ради надо отметить, что выводы Фрейда также базируются на большом практическом опыте.) Пёрлз согласен с Фрейдом в том, что сознание индивида имеет определенные механизмы защиты от стресса и других психологических проблем в виде различных форм ухода от них, необъективного восприятия, притупления чувствительности к ним и т.п. Однако он подчеркивает не только негативную, но и активную приспособительную роль таких уходов, даже в бред и галлюцинации. Индивид неосознанно прекращает контакт с реальной, травмирующей его действительностью.
Негативным, по мнению Пёрлза, может считаться лишь такой «уход» (такая защита), который вместо того, чтобы охранять психику, лишь усугубляет проблему, уклоняясь от ее решения в самообман. Поэтому психотерапевт должен отличить нормальную защиту (даже в виде самообмана) от негативной, усугубляющей невроз, и помогать клиенту освобождаться не от любой, а только от такой негативной защиты, которая мешает лучше понять себя и проблему. И лишь после этого начинается работа по решению проблемы, ставшей причиной невроза.
Как известно, понятие психического здоровья весьма условно и имеет различные определения.
В гештальттерапии состояние психического здоровья характеризуется так называемой зрелостью. Можно сказать, что речь идет о социальной зрелости, которая далеко не всегда коррелирует с биологической и даже с тем, что в быту называют зрелым возрастом. Социальная зрелость характеризуется в первую очередь реализмом отношения к себе, к другим, к окружающей действительности, способностью и готовностью нести ответственность за свои поступки.
Именно этого не хватает многим невротическим личностям, для которых типичен независимо от возраста «детский» уход от проблем, перекладывание ответственности за них и за выход из них на других людей и обстоятельства. А это, разумеется, не только не решает проблемы, но и усугубляет ее.
Важное условие обретения социальной зрелости - обретение индивидом с помощью психотерапевта поддержки в окружающем мире и нахождение такой поддержки в себе самом.
Одним из признаков пробуждающейся зрелости можно считать готовность принять на самого себя определенный риск предпринятая активных попыток самостоятельного (хотя и при консультативном руководстве психотерапевта) выхода из фрустрационного тупика. Мы помним, что фрустрационный тупик отличается от реального тупика тем, что данное положение не является объективно безвыходным, а лишь так воспринимается данным человеком. Поэтому психотерапевт должен довести до сознания клиента, что его тупик - фрустрационный, а не реальный, и что из него есть выходы, но они возможны только при решительности и активности его самого. Это выходы к реальности восприятия себя и проблемы из того надуманного состояния, которое оправдывало уход от принятия собственных решений и действий. При этом терапевт сводит свою поддержку к необходимому минимуму, постепенно передавая все больше ответственности самому клиенту.
Поддержка заключается главным образом в создании для клиента (как в группе, так и в индивидуальной терапии) атмосферы комфорта, безопасности и в то же время благожелательной критичности, не позволяющей уходить в самообман безвыходности от реальной ответственности за самого себя и решения своих проблем.
Терапевтическое взаимодействие создает безопасную критическую ситуацию благодаря тому, что ситуация одновременно и реальная, и модельная, а также благодаря формируемой в индивидуальной терапии или в группе атмосфере безопасности, позволяющей принимать рискованные решения.
Вопросы для самопроверки
1. Как можно перевести на русский язык слово «гештальт»?
2. Кто автор гештальттерапии?
3. Что значит принцип «здесь и теперь»?
4. Что такое фигура и фон?
5. Что такое «расширение сознания»?
6. Что такое амбивалентность чувств?
ПРАКТИКУМ
В настоящее время гештальттерапия чаще всего практикуется в групповом варианте. Технически это выглядит следующим образом
Горячий стул
Члены терапевтической группы рассаживаются на стульях в кругу. Один из членов по собственному желанию, которое в тактичной мере «провоцируется» терапевтом, садится посередине круга на так называемый «горячий стул», и начинает откровенно говорить о своих проблемах и отвечать на вопросы других участников группы.
Терапевт начинает работу с этим человеком, а группа создает благожелательную атмосферу поддержки этой работы и активизации данного индивида. Такая поддержка не только помогает обрести смелость и самостоятельность данному индивиду, но и позволяет другим членам группы вникнуть в собственную проблему и начать искать аналогичные пути ее решения, через собственную активизацию.
Здесь и теперь
Мы уже говорили об этом важнейшем принципе гештальттерапии. О нем надо помнить постоянно.
Психотерапевт, а вместе с ним и группа стараются удерживать или возвращать в случае необходимости сознание к сегодняшним проблемам, не отвлекаясь без объективной необходимости (например, чтобы кратко сообщить важную для данного момента информацию) в прошлое.
Как только индивид обращается к прошлому для объяснения своих теперешних психологических проблем, психотерапевт или кто-то из членов группы тактично прерывают его и просят вновь «проиграть» эти прошлые моменты как сегодняшние, находя при этом то завершение этих ситуаций, которое ему не удалось в прошлом.
Исходя из того, что психотравмирующим фактором для клиента оказался какой-то внутренний или внешний конфликт, гештальттерапия помогает клиенту воссоздать конфликтную ситуацию в настоящем и взглянуть на нее со стороны позиции обеих конфликтующих сторон или факторов.
Типичным упражнением в решении этой задачи является следующее.
Две роли
Напротив клиента, сидящего на «горячем стуле», ставится пустой стул; на нем якобы располагается воображаемый человек, с которым у клиента возник открытый или скрытый, но фрустрирующий и неразрешенный конфликт.
Клиент начинает играть две роли. Со своего стула он обращается от своего имени к воображаемому партнеру, а пересаживаясь на его стул старается максимально понять состояние другого и отвечать за него самому себе.
Иногда напротив клиента может расположиться выбранный самим клиентом один из членов группы, которому он объясняет роль того человека. В процессе такого объяснения он невольно начинает смотреть на конфликт глазами другой стороны -лучше понимать другого.
По такому же принципу строится диалог с самим собой в случае непреодолимого внутреннего противоречия. Тогда воображаемым партнером становится другое Я человека, то есть начинаются попытки наладить диалог между конфликтующими сторонами одной и той же личности.
Повторяю, важнейшее условие гештальттерапии - рассматривать все психотравмирующие события и факторы не в прошлом, а активно переживать их в настоящий момент, как будто все это происходит здесь и теперь. При этом клиент должен стараться как можно ярче прочувствовать не только душевные, но и телесные ощущения, сопровождающие данное переживание.
Считается, что таким путем (хотя и не только таким) достигается расширение сознания, позволяющее выйти из «шор» прежнего восприятия ситуации как неразрешимой.
Психотерапевт вмешивается только в крайнем случае явно неправильного или слишком болезненного развития ситуации.
В большинстве случаев клиенту достаточно лишь ощущать присутствие психотерапевта. Тогда у него возникает чувство защищенности сродни тому, которое испытывает начинающий пловец, зная, что в случае опасности его всегда подхватит рука опытного инструктора.
Следующим важнейшим условием успешной гештальттерапии является так называемая обратная связь.
Обратная связь
Это постоянная психологическая связь клиента с психотерапевтом, который становится для клиента как бы зеркалом, в котором он начинает лучше видеть самого себя, свою ситуацию (проблему), объективнее оценивать свои состояния и их поведенческое проявление.
Действие
Третьим важным условием гештальттерапии является действие, т.е. активная деятельность со стороны клиента. Терапевт всячески «провоцирует» самостоятельность, активность и инициативность клиента в процессах самоосознания и поведения, помогающего такому самоосознанию и решению своей проблемы.
Начинается пробуждение самостоятельности и решительности в выборе одного из двух стульев, каждый из которых условно соответствует одному из альтернативных решений. То есть внутреннее решение тут же подкрепляется конкретным физическим действием.
Четвертым условием успешной деятельности гештальттерапевта является его умение организовать и провести так называемый гештальтэксперимент.
Гештальтэксперимент
Суть гештальтэксперимента заключается в следующем.
Терапевт действует по методу проб и ошибок, то есть он меняет различные модельные ситуации и предлагает клиенту разные модели поведения. Такие творческие поиски при постоянном провоцировании активности самого клиента продолжаются до тех пор, пока психотерапевт вместе с клиентом не находят то, что помогает разрешению проблемы или хотя бы движению в этом направлении.
Например, клиент жалуется, что никак не может преодолеть барьер отчужденности во взаимоотношениях с каким-то близким ему человеком (обычно это бывает между супругами, родителями и детьми, братьями и сестрами).
Терапевт предлагает клиенту внушить себе, что он успешно преодолел этот барьер. Это самовнушение он закрепляет реальным действием. То есть клиент встает со своего стула, переступает через мысленный барьер (или проведенную мелом черту, натянутую веревочку) и переходит на стул того, кто (воображаемо) был по ту сторону барьера.
Теперь клиент должен внимательно прислушаться к себе и проанализировать, что он почувствовал, преодолев этот барьер и перейдя на сторону другого. Он должен постараться вжиться в это состояние преодоленного барьера и прочувствовать, как строятся взаимоотношения и взаимодействия между ним и этим близким человеком без барьера.
Иногда в такой игре могут участвовать оба реальных участника данной ситуации, если они оба (например, супруги, уважающие друг друга и желающие сохранить семью) равно озабочены этой никак не преодолеваемой отчужденностью и вместе обратились к психотерапевту за помощью.
К сожалению, в результате такого гештальтэксперимента клиент обнаруживает, что этот барьер создавался им (или тем человеком, или ими обоюдно) подсознательно как некая буферная система, без которой их несовместимость станет еще более очевидной и мешающей.
Разумеется, психотерапевт, должен путем нескольких экспериментов и тщательного анализа реальных и воображаемых состояний клиента (или клиентов) убедиться, что это действительно так, а не ошибка эмоционального прогнозирования. Однако даже при установлении того факта, что данный барьер непреодолим или что попытка его разрушения лишь усугубит ситуацию, не может быть однозначных решений. Нужен всесторонний анализ проблемы и возможных последствий тех или иных действий.
Легче всего посоветовать несовместимым людям разойтись. И если с объективной точки зрения так для всех будет лучше, то следует готовить людей к такому решению, особенно если их возраст и другие индивидуальные особенности позволяют им надеяться еще встретить более совместимых партнеров.
Однако в реальной жизни это не всегда возможно. И к тому же от этого могут пострадать и они сами, и их близкие и общее дело и т.п. В таком случае надо помочь клиенту осознать, что этот барьер некоторой отчужденности надо принять не как несчастье, порожденное тобой или другим, а как наиболее оптимальную форму сосуществования с этим человеком и смириться, не мучая ни себя, ни его.
Очень часто после такой психотерапевтической работы отношения этих людей переходят в другое качество, взаимные упреки и самообвинения заменяются спокойной взаимоуважительностью и готовностью к взаимодействию и взаимопомощи.
Разумеется, это происходит не сразу и лишь при готовности клиентов к активному сотрудничеству с психотерапевтом, а главное друг с другом.
Эффективная работа с группой предусматривает определенную психологическую подготовку ее членов к работе на «горячем стуле» и вообще к активному сотрудничеству друг с другом и с психотерапевтом.
Для этого существует множество упражнений, способствующих, говоря терминами гештальттерапии, расширению сознания. Приведем наиболее популярное из них.
Сейчас я осознаю...
Сущность этого упражнения - тренировка активности и усилий клиента, направленных на анализ содержания своего сознания в данный конкретный момент в соответствии с уже упоминавшейся главной установкой гештальттерапии: здесь и теперь.
Упражнение состоит из периодически повторяющихся усилий такой концентрации внимания, начинающихся после произнесения клиентом «пусковой» фразы; «Сейчас я осознаю...» Клиент повторяет периодически эту фразу в течение нескольких минут, добавляя к ней описание содержания своего сознания в данный конкретный момент.
Это и другие аналогичные упражнения гештальттерапии, направленные на концентрацию сознания на самом себе (здесь и теперь) и способствующие расширению сознания, освобождая его от оков прошлого и штампов, широко используют элементы техники медитации (см. медитативную психотерапию), дзен-буддизма, йоги и других восточных систем психофизического совершенствования.
Не подражая полностью психоаналитическим приемам З.Фрейда, гештальттерапия все же уделяет значительное внимание работе со сновидениями. Несмотря на большое количество различных технических подходов к этой работе, суть их состоит чаще всего в том, что клиент выступает в роли одного из персонажей своего сновидения, говорит от его имени, пытается осознать и передать его чувства, объяснить поступки.
Считается, что в каждой из разыгрываемых ролей клиент так или иначе выдает самого себя, хотя иногда это происходит крайне завуалированно и требует большого искусства правильной интерпретации со стороны психотерапевта. Тем более что практика применения этих упражнений показала, что клиент чаще «выдает» свою сущность не в главном, а в одном из второстепенных персонажей сновидения, который может не привлечь внимания самого клиента и членов группы (если это проводится в группе, а не индивидуально).
Интерпретируя вместе с активно сотрудничающим клиентом его сновидения, психотерапевт помогает ему лучше осознать себя самого, свои проблемы и взаимоотношения с другими.
ТРАНСАКЦИОННЫЙ АНАЛИЗ
Американский психолог Эрик Бёрн создал самостоятельное психотерапевтическое направление, которое получило широкое распространение во всем мире под названием трансакционный анализ. Слово трансакция переводится как взаимодействие и, соответственно, понятие трансакционный анализ подразумевает анализ взаимодействия, а проще - общения людей.
Трансакционный анализ строится на том, что в основе любых форм неадаптивного (несоответствующего, неудовлетворительного) поведения человека лежат определенные запрограммированные на уровне подсознания схемы взаимоотношений и взаимодействия. Эрик Бёрн называет эти схемы взаимоотношений играми, в которые мы, сами того не сознавая, играем всю нашу жизнь.
Трансакционный анализ предусматривает разделение моделей взаимоотношений (игр) на разыгрывание трех основных ролей нашего Я. Оно (наше Я) может выступать в роли Родителя, Взрослого и Ребенка. Эти роли непостоянны и периодически меняются у одного и того же человека в зависимости от ситуации и от восприятия им образа и поведения того, с кем он общается.
Вот традиционная схема объяснения этого исходного положения трансакционного анализа Эрика Бёрна.
Родитель. Каждый человек сохраняет в себе образ своих родителей и невольно (а иногда и с долей сознательного намерения) подражает в определенных ситуациях моделям их поведения (или одного из них), то есть ведет себя как Родитель.
Взрослый. Каждый человек способен чаще или реже воспринимать ситуацию и себя вполне объективно, зрело. Состояние такого зрелого объективного восприятия реальности и называется состоянием Взрослый.
Ребенок. Каждый человек сохранил в себе восприятие себя как ребенка, то есть в определенных ситуациях независимо от возраста ощущает себя мальчиком или девочкой из своего прошлого.
В трансакционном анализе процесс общения подразделяется на условные единицы общения, которые называются трансакциями. Трансакции подразделяются на трансакционные стимулы и трансакционные реакции. Все виды обращения к другому человеку относятся к категории трасакционных стимулов. А все виды ответов на эти или другие обращения считаются трансакционными реакциями.
Трансакционный анализ и заключается в анализе всех основных трансакций с помощью разработанных Э.Бёрном специальных диаграмм (см.: Бёрн Э. Игры, в которые играют люди. -СПб., 1992).
Согласно концепции трансакционного анализа большинство людей уже с детства начинает неосознанно заменять естественное общение определенными играми в общение Это происходит в тех случаях, когда у ребенка возникает потребность уйти от реальной ситуации, от личной ответственности, что-то выгадать в моральном смысле (самоутверждение, спасение самолюбия и т.п.) или в материальном (какой-нибудь подарок).
Ребенок начинает неосознанно изображать себя не тем, кем он является: более маленьким, слабым, несчастным или, напротив, более взрослым, родительски-начальственно относящимся к сверстникам и т.п. Эти защитные психологические механизмы, которые сначала, казалось бы, позволяют что-то выгадать, в конечном итоге входят в привычку и закрепляют выбранный (неосознанно) тип поведения.
Нередко такая игра в того, кем ты на самом деле не являешься, продолжается всю жизнь и уже приносит не выгоду, а фрустрацию и даже страдания, так как не позволяет выйти на естественные отношения с другими, выразить свои истинные чувства. Вся загвоздка состоит в том, что индивид не только сам включился в эту игру, но и включил в нее других, которые также неосознанно подыгрывают той роли, которую он отвел себе и им. Поэтому отказаться от игры чрезвычайно сложно, так как она уже стала стереотипом не только твоего отношения к другим, но и их отношения к тебе.
Чаще всего индивид даже не сознает свою игру, то есть неестественную для его натуры и для решения его проблем манеру поведения, но природу не обманешь, и эта неестественность начинает мучить его.
Сергей Есенин писал:
Но вам не понять, как много мук
Приносят изломанные, лживые жесты
В отличие от Есенина большинство обращающихся к психотерапевту людей не осознают «лживости жестов», то есть выбранной ими игры в общение вместо нормального общения, и находят своим проблемам и страданиям опять же ложные объяснения, а значит, не могут решить эти проблемы.
Эрик Бёрн указывает, что возможен и так называемый патологический выбор игры, когда удовлетворение приносит именно неудовлетворение желаний, позволяющее чувствовать себя маленьким, несчастным, а главное уходящим от личной ответственности (не только перед другими, но и перед самим собой) за решение своих проблем.
В качестве иллюстрации патологического выбора игры Э.Бёрн приводит пример, когда мужчина, привыкший в детстве получать внимание от собственной матери в форме критики и наказаний, продолжает во взрослом возрасте «как бы нечаянно» совершать поступки, вызывающие на себя гнев со стороны женщины (это может быть жена, начальница на работе и т.д.), что будет приносить ему неосознаваемое удовлетворение от переживания своего детского состояния, оказанного ему пусть негативного внимания и испытываемого при этом чувства вины.
Эрик Бёрн составил целую картотеку подобных игр, которые часто повторяются в психотерапевтической практике. В качестве примера можно привести описание игры «Если бы не ты», довольно типичной для супружеских отношений (из книги Э. Бёрна «Игры, в которые играют люди»).
«...Миссис Уайт жаловалась на то, что ее муж всегда очень строго ограничивал ее светскую жизнь, поэтому она так и не научилась танцевать. После того как она прошла курс лечения у психотерапевта, что повлияло на ее установку, ее муж стал чувствовать себя менее уверенно и стал больше ей разрешать. Миссис Уайт могла теперь расширить поле своей деятельности и записалась на уроки танцев. И вдруг она обнаружила, к своему ужасу, что смертельно боится танцевать на глазах у людей, и ей пришлось отказаться от своей затеи.
Это неприятное происшествие, так же как и целый ряд ему подобных, пролило свет на некоторые особенности брака миссис Уайт. Из всех своих поклонников она выбрала в мужья самого деспотичного претендента. Это в дальнейшем дало ей возможность сетовать на то, что она могла бы заниматься различными делами, «если бы не он». У многих ее подруг мужья тоже были деспотичными, так что, собираясь за чашечкой кофе, они подолгу играли в «Если бы не он».
Однако вопреки ее жалобам выяснилось, что на самом деле муж оказывал ей большую услугу, запрещая делать то, чего она сама очень боялась. Более того, он фактически даже не давал ей возможности догадаться о своем страхе. Это, наверное, и была одна из причин, по которой ее Ребенок весьма прозорливо выбрал такого мужа...
Таким образом, миссис Уайт занимается игрой, подлинные причины которой (избегание пугающих ее ситуаций) не осознаются. Игра предполагает наличие двух ролей: мужа-тирана и подавляемой им жены».
В соответствии с практикой трансакционного анализа первым шагом к решению проблемы клиента является его признание того, что он до этого вел себя неестественно, то есть играл.
Следующий шаг - убедить его в необходимости отказаться от игры, иначе проблема так и не будет решена. Однако здесь одна, но очень существенная сложность.
Дело в том (и мы уже неоднократно повторяли это), что в большинстве случаев эта игра уже настолько автоматизирована, что по пословице «привычка - вторая натура» стала неотъемлемой частью состояния и поведения клиента, от которой ему очень трудно избавиться, даже признав, что это необходимо. Поэтому на данном этапе от психотерапевта требуется не только умение убеждать, но и решительно действовать.
Что же это за действия? В первую очередь это отказ играть в игру клиента. Ведь для игры в определенный стиль общения требуется, чтобы ваш партнер принял отведенную ему вами роль.
Например, клиент может играть выбранную им роль «Ребенок» (то есть несамостоятельный, уходящий от ответственности за самого себя) лишь если ваш стиль общения с ним именно как с большим ребенком.
В большинстве случаев мы так и делаем, то есть начинаем общаться с клиентом так, как он себя поставит. Это естественная потребность нормального человека в поддержании общения, так как у нормального человека существует целая гамма оттенков неосознанной межличностной адаптации к разным людям и ситуациям.
У невротика такая адаптация нарушена, и ему трудно переключиться на разные стили, он неосознанно держится как за спасительную соломинку за выбранный им стиль и требует соответствующего ответа на него. Так вот, поведенческой задачей психотерапевта является категорический отказ от подыгрывания клиенту в выбранной им игре.
Например, клиент или клиентка обращается к вам в привычном для нее стиле взрослого ребенка (капризного и несамостоятельного), а Вы, как психотерапевт, в упор этого не замечаете и отвечаете как взрослый взрослому.
Э.Бёрн называет это проявлением необходимой жестокости. Это не преувеличение. Действительно, клиенту, который пришел как жалобный ребенок, ищущий помощи, становится «холодно» от такого неприятия его игры, за которым ему видится и непонимание его проблем. Словно вы бросаете его маленького и беззащитного, заняв черствую позицию формального общения.
В какой-то мере вы действительно его «бросаете», но лишь так, как отпускают в воде учащегося плавать при готовности подхватить его, если он начнет тонуть. То есть эта «жестокость» неприятия игры должна сопровождаться тонким чутьем психотерапевта, который должен постоянно следить, чтобы у клиента не возникло ощущения полного разрыва с психотерапевтом и невозможности получить от него помощь.
Для этого занятая терапевтом поведенческая позиция должна предваряться и периодически подкрепляться разъяснением ее правильности и необходимости. Ведь при правильном воспитании (цель которого всегда - подготовка ребенка к самостоятельной жизни) взрослые должны общаться с ребенком так, чтобы он начинал себя чувствовать все более взрослым, самостоятельным и ответственным за свои поступки.
А с невротической личностью чаще всего дело обстоит совсем наоборот: взрослая девушка, женщина или мужчина занимают позицию ребенка, уходя от ответственности и необходимости решать собственные проблемы. Значит, задача психотерапевта помочь повзрослеть этому большому ребенку в его возрасте, раз уж это не получилось в детстве, когда у него и сформировался этот стиль игры.
И начинается это с того, что психотерапевт отказывается играть в эту игру и постоянно, несмотря ни на какие старания клиента, обращается с ним как взрослый со взрослым. Через некоторое время клиент начинает чувствовать фальшивость своей роли, которую разоблачает терапевт тем, что не замечает игры и не отвечает на нее.
В этой ситуации многие клиенты после нескольких безуспешных попыток переключить терапевта на привычный им стиль общения теряются, некоторые даже сникают и впадают в отчаяние, будучи не в силах перейти на нормальные отношения по схеме Взрослый - Взрослый.
В этот трудный момент психотерапевт должен уметь применить наиболее подходящие приемы из своего арсенала. Так, кроме разъяснения необходимости своей манеры поведения и отказа клиента от игры, он может использовать юмор, доброжелательно и тактично приглашая клиента увидеть смешные стороны в своей роли ребенка и вместе посмеяться над ними.
Этот прием может быть очень эффективен, но требует большого такта и наличия чувства юмора у клиента, иначе это может вызвать обиду и вместо налаживания терапевтического контакта спровоцирует уход клиента в себя и потерю веры в свои возможности или в данного психотерапевта.
Важным средством разрушения игры является так называемый антитезис игры, когда терапевт отвечает клиенту на его игру, поведение противоположным тому, на которое рассчитывает клиент. Так, например, антитезисом вышеприведенной игры «Если бы не ты» будет неожиданное снятие запретов. Когда жена в очередной раз начнет причитать: «Если бы не ты, то я бы пошла учиться, работать или ходила бы чаще в музеи и на концерты», муж, вместо привычного терпеливого молчания, говорит: «Слушай, замечательная мысль. Я считаю, что тебе обязательно надо это сделать и не откладывая. Я буду только рад этому».
Не почувствовав внешнего сопротивления, на которое можно было бы свалить свою пассивность и неудовлетворенность, клиент как бы теряет самозащиту и либо вынужден искать другие причины, либо согласиться с терапевтом, что решение проблемы не в других, а в нем самом и в занятой им жизненной позиции (то есть в выбранной игре). Если муж вместо запрета скажет: «Ради Бога», то замаскированные страхи выйдут наружу и с ними можно будет работать.
Практика трансакционного анализа показывает, что нередко «одно лишь осознание своей игры, происходящее при ее разрушении (или при последовательном разъяснении психотерапевта) может привести к исцелению» (Н.Линде).
Вопросы для самопроверки
1. Кто автор трансакционного анализа?
2. В чем сущность трансакционного анализа?
3. Какие роли существуют в трансакционном анализе?
4. Кратко охарактеризуйте роль родителя.
5. Кратко охарактеризуйте роль взрослого.
6. Кратко охарактеризуйте роль ребенка.
7. Приведите примеры действий психотерапевта по разрушению ролей родителя и ребенка (если это необходимо).
ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
Уже само название гуманистическая, то есть человеческая, как бы подчеркивает противопоставление этого направления психотерапии другим психотерапевтическим направлениям А разве другие психотерапевтические направления «не человеческие», не направлены на то, чтобы помочь человеку справиться со своими психологическими проблемами?
Дело в том, что, признавая достижения других направлений психотерапии, представители гуманистического направления справедливо считают, что и психоаналитические, и бихевиористические и другие подходы недостаточно доверяют самому человеку, навязывая ему определенные формы анализа и воздействия. В отличие от них представители гуманистической терапии видят главные резервы в личности самого человека, в изначально заложенных в ней силах добра, психического здоровья и стремления к совершенствованию.
Поэтому свою главную задачу терапевты-«гуманисты» видят в создании условий для раскрытия собственных резервов человеческой личности. При этом они не считают, что личность и общество находятся в конфликте. Напротив, по мнению «гуманистов», в личности заложено стремление к объединению с себе подобными, потребность в любви, дружбе, сотрудничестве. Важно только раскрепостить эти тенденции и создать атмосферу защищенности и безопасности их естественного проявления.
ТЕРАПИЯ, ЦЕНТРИРОВАННАЯ НА КЛИЕНТЕ
Первым из гуманистических направлений принято называть психотерапию Карла Роджерса, или терапию, центрированную на клиенте. Хотя многие с достаточным основанием включают в гуманистическую психотерапию и гештальттерапию Ф. Пёрлза.
Идеи и практические подходы Карла Роджерса к максимальной реализации внутренних возможностей человека нашли распространение не только в психологии и психотерапии, но и в педагогике, социальной работе, юриспруденции Они были взяты на вооружение в политике, в промышленности, в армии, широко применяются в религиозной работе, оказали влияние на развитие современной философии и теологии.
Как уже говорилось, Карл Роджерс и его последователи исходят из утверждения, что в организм и личность любого нормального человека от природы заложены позитивные силы, способствующие здоровью, развитию и совершенствованию. Роджерс считает, что стремление к достижению своего уровня компетентности и саморазвития не всегда осознанное, а сам этот уровень может существенно индивидуально различаться биологически заложенными задатками.
Именно достижение своего уровня компетентности или хотя бы движение в этом направлении создают у индивида ощущение целостности личности, определенной степени самодостаточности и избавляют его от многих психологических проблем, состояния тревожности, неудовлетворенности, неврозов.
Решающую роль в жизни и развитии человека Роджерс придает Я-концепции, то есть его представлению о самом себе.
Именно эта Я-концепция (представление о самом себе) и определяет поведение и поступки человека в тех или иных ситуациях.
Каждый человек считает или чувствует, что он такой в такой-то ситуации и должен поступить так-то. При этом его мнение о себе чаще всего бывает недостаточно объективным, а иногда и существенно не соответствующим действительности.
В сознание человека изначально не заложена объективная оценка собственного Я. Однако такая необъективность в значительной мере компенсируется жизненным опытом, который постоянно вносит коррекцию в самооценку индивида, позволяя лучше почувствовать свои возможности, а также восприятие себя другими людьми.
Важным ведущим механизмом в объективизации самооценки и своего поведения является чувство разрешения (или ослабления) внутреннего конфликта, сменяющееся внутренним удовлетворением, которое наступает (или повышается) по мере самореализации.
Роджерс считает, что предпосылкой к более подлинному и более легкому принятию других является принятие личностной самости, то есть объективизация самооценки. В свою очередь принятие индивида другими способствует процессу принятия им самого себя в этом же виде.
Можно сказать, что суть процесса личностного роста (по Роджерсу) и состоит в постоянно совершенствующейся обратной связи, которая осуществляется как одновременный процесс корректировки своих отношений с другими и своей Я-концепции, уточняющейся в процессе этих взаимоотношений и принятия других.
В терапии по Роджерсу, как и в других видах гуманистической терапии, основная роль переносится с терапевта на клиента. Роджерс считает, что именно у самого клиента находятся ключи от решения его проблем. Терапевт может лишь помочь ему найти эти ключи и показать, как лучше ими пользоваться.
При этом главная задача терапевта - установление дружеского творческого сотрудничества с клиентом и создание такой атмосферы психологического комфорта и защищенности, в которой клиент сам начнет «высвобождать» и реализовывать потенциальные возможности своего истинного Я. Именно такая атмосфера ускорит процесс объективизации и принятия реального образа самого себя и других.
При этом от самого терапевта требуется полностью отрешиться от роли психотерапевта и перейти от профессиональной манеры общения и терминов к выражению своих простых и естественных чувств и мыслей. Иначе клиент невольно будет подыгрывать психотерапевту, оставаясь в роли пассивного клиента, ожидающего именно от психотерапевта, а не от себя самого решения своих проблем. Очень важно, чтобы клиент почувствовал не только простое товарищеское общение, но и полную свободу терапевта от моральных оценок высказываний и поведения клиента, то есть принятие собеседника таким, какой он есть.
Необходимым качеством терапевта должно стать умение постоянно удерживать положительное отношение к клиенту, а точнее - веру в позитивные начала его сущности, которые должны быть высвобождены из-под жизненных завалов и ложных защит личности. Только в этом случае он сможет сохранять одновременно открытость естественного общения и в то же время не реагировать отрицательными эмоциями на негативные проявления личности клиента.
Э.Бёрн сравнивает такую позицию психотерапевта с позицией духовных учителей Востока (гуру), которые относятся к любому человеку независимо от его поведения как к божественному созданию. Такое общение позволяет клиенту постепенно уйти от защитной конфронтации и становиться все более конгруэнтным (соответствующим) психотерапевту как равному партнеру по общению.
Вот основные последовательные шаги психотерапевтической помощи по Карлу Роджерсу:
1. Клиент обращается к психотерапевту за помощью.
2. Психотерапевт уточняет причину обращения, то есть «определяет ситуацию».
3. Психотерапевт создает атмосферу, располагающую к свободному самовыражению клиента.
4. Психотерапевт принимает клиента таким, какой он есть, и помогает лучше понять самого себя.
5. Постепенно выражение позитивных чувств становится все более частым и стабильным.
6. Психотерапевт выявляет движущие силы (истинные причины, импульсы) положительных реакций клиента.
7. Клиент ненасильственно (а за счет создания благоприятной атмосферы искреннего общения) подводится к инсайту (озарению, догадке об истинных причинах своей проблемы).
8. Клиент сознательно приходит к выбору правильной стратегии поведения (психотерапевт лишь помогает точнее осознать этот выбор).
9. Клиент начинает совершать реальные действия, направленные на осуществление выбранной стратегии.
10. По мере убеждения клиента в успешности предпринимаемых действий у него возрастает способность инсайта (озарений, открытий своих резервных возможностей и путей их реализации).
11. Это (п.10) способствует обретению уверенности в себе и чувству независимости (способности к самостоятельному решению своих проблем); растет независимость.
12. А это (п.11), в свою очередь, постепенно снижает потребность в посторонней помощи и подкрепляет возрастающее чувство независимости конкретными самостоятельными решениями и действиями.
То есть мы видим последовательную практическую реализацию психотерапевтической концепции Карла Роджерса, заключающуюся в последовательной передаче ответственности за решение проблем клиента самому клиенту. Психотерапевт лишь создает для этого необходимую атмосферу и ненавязчиво способствует этому процессу как консультант, поощряя шаги в правильном направлении и устраняя сомнения.
Работа энкаунтер-групп
В нашей психологической и психотерапевтической литературе термин энкаунтер-группы переводится как группы встреч. Это не совсем правильно, вернее - недостаточно полно передает тот смысл, который вкладывал в этот термин основатель этого терапевтического приема Карл Роджерс. Дело в том, что английское слово энкаунтер имеет несколько значений и первое из них переводится на русский язык как столкновение. В дальнейшем мы увидим, что это толкование очень существенно дополняет принятый у нас термин группы встреч, который является слишком общим и нуждается в обязательном уточнении, какие группы, каких встреч, для чего и т.п. Поэтому мы считаем, что хотя и менее складно, но более точно было бы говорить группы встреч-столкновений.
Кратко охарактеризуем сущность работы таких групп.
Здесь, так же как и в индивидуальной работе психотерапевта с клиентом, важнейшим условием является создание атмосферы защищенности, ощущения того, что тебя принимают таким, как ты есть (без моральных оценок), и ты принимаешь так же других членов группы.
Групповая работа, как и индивидуальная, проходит несколько этапов, но имеет свою более сложную специфику. Такая работа по сравнению с индивидуальной имеет как плюсы, так и минусы. Плюсы ее заключаются в том, что, по мнению Карла Роджерса и его последователей, группа своей атмосферой и поддержкой усиливает (или по крайней мере может усилить) все процессы решения личностных проблем. А минусы в том, что на первом этапе многих членов группы постигает разочарование, что с ними никто целенаправленно не занимается и они на первый взгляд предоставлены сами себе, обычным бытовым разговорам, не имеющим прямого отношения к решению тех проблем, с которыми они обратились к терапевту.
Можно сказать, что это первый критический период в работе группы, так как некоторые участники, настроившиеся на быстрое и эффективное решение своих проблем не своими силами, а психотерапевтом, на этом этапе прекращают занятия и покидают группу. Однако те, кто решает остаться, в дальнейшем постепенно начинают видеть в такой работе все меньше минусов и все больше плюсов.
Дело в том, что такое неорганизованное начало группового общения как раз и входит в программу Карла Роджерса. Он считает, что именно такая неопределенность людей, вынужденных находить какие-то формы общения (раз уж их собрали в группу), и позволит сложиться наиболее естественным для каждого способам общения. Психотерапевт лишь предлагает им начать общаться друг с другом на произвольные темы, постепенно раскрывать себя и изучать других, а затем самим определить, чем они будут заниматься в группе. Разумеется, некоторую информацию о том, чем занимаются в подобных группах, они уже имеют или могут выяснить у психотерапевта, но окончательный выбор должны постараться сделать сами.
Это, как правило, вызывает у многих членов группы разочарование, так как они хотели бы, чтобы с ними сразу же стали целенаправленно работать по решению их проблемы. Однако психотерапевт старается убедить их, что если уж они включились в систему энкаунтер-группы, то должны пройти все строго определенные этапы, первым из которых и является такая спонтанная самоорганизация, которая у всех начинается с подобных трудностей и разочарований. Поэтому надо проявить определенные самостоятельные усилия для налаживания внутригруппового общения и взаимодействия.
Обычно такое общение начинается нерешительно, с ничего не значащих фраз, но постепенно темы разговоров так или иначе начинают замыкаться на тех проблемах, для решения которых каждый и оказался здесь.
Большинство впервые встретившихся в такой группе психологически защищают свои проблемы и склонны говорить о них в общих чертах, а не конкретно. Затем они постепенно конкретизируют свои проблемы, но представляя их не объективно, а в выгодном для себя ракурсе. Причем такая защита (в виде некоторого искажения действительности) может быть как сознательная, так и неосознанная (самообман).
Одновременно на первом этапе функционирования таких групп возникает первоначальное сопротивление личному выражению самого себя или изучению других. Руководитель группы (психотерапевт) на этом этапе лишь удерживает деятельность членов группы в русле самоизучения и изучения друг друга. При этом он старается ненавязчиво подправлять ход обсуждения проблем на сегодняшние актуальные переживания и события по принципу «здесь и сейчас».
Дело в том, что у большинства членов группы, особенно на первом этапе, обнаруживается тенденция к обсуждению именно прошлых событий, проблем и людей, не присутствующих в данной группе. Этим они как бы защищают свое настоящее, то, что болит и беспокоит именно сейчас. Им трудно дается переход с рассказов о прошлом на обсуждение сегодняшних проблем. Поэтому не надо ждать сразу же гладкого и спокойного их обсуждения. Первые попытки анализа настоящего чаще всего поверхностны, непоследовательны и находятся в русле негативных эмоциональных оценок, жалоб и обвинений.
Вот здесь и важно вспомнить, что термин энкаунтер переводится и как столкновение. Тонко провоцируемые психотерапевтом члены группы начинают сталкиваться при различных эмоциональных оценках переживаний, высказываний и поведения друг друга. Здесь от психотерапевта требуются одновременно творческая смелость и обостренное чувство меры.
Дело в том, что его задача - соединение двух противоречий. С одной стороны, он должен создать (а иногда и спровоцировать) атмосферу максимальной раскрепощенности, раскрытия своего истинного Я и спонтанного выражения своих эмоций, в том числе и отрицательных реакций на высказывания и поведение других членов группы. (Исходя из концепции Роджерса, без такого яркого эмоционального столкновения не получится самораскрытия членов группы, обнажения истинных причин их проблем и обретения свободы самовыражения, освобождения от самообмана, принятия себя и других в истинном виде.)
Психотерапевт должен постараться не доводить эмоциональные столкновения до той границы, когда это приводит к активному неприятию другого и к распаду группы. Однако такое сохранение группы не должно идти за счет недостаточного самораскрытия ее членов - пусть лучше группа людей, оказавшихся несовместимыми, распадется, чем будет работать по устранению проблем, причины которых недостаточно раскрыты, а люди не готовы к дальнейшей работе, необходимым условием которой является полное самораскрытие и принятие себя и других несмотря на эмоциональные столкновения.
Можно сказать, что это второй критический период, во время которого некоторые группы нередко распадаются полностью, а из других уходят отдельные члены группы.
Те группы, которые, пройдя испытания столкновением, не распадаются, обретают определенное единство, у них образуется единый личностно значимый (для каждого члена группы) материал, устанавливается так называемый климат доверия.
Роджерс и его последователи считают, что только после всех этих испытаний, после раскрытия своих истинных чувств и мыслей у группы появляется самоисцеляющая способность, то есть уже одно присутствие в группе, ее атмосфера начинают оказывать исцеляющее воздействие.
Глядя на себя глазами других, индивид начинает объективизировать свое собственное самовосприятие и самопринятие. Этот механизм называется обратной связью, позволяющей как сознательно, так и неосознанно корректировать самооценку, фактически этот процесс можно назвать путь к себе через других.
Сторонники этого вида психотерапии считают, что даже обнаружение у себя существенных недостатков и ошибок является средством самораскрытия, необходимым для положительных изменений личности и ее проявлений в виде внутренних психических состояний и внешних поведенческих реакций.
Неоднократное преодоление самого себя, обмана себя и других, прямые и честные оценки себя и других через некоторое время становятся потребностью, а защитные самообманы начинают вызывать все более активное неприятие.
Замечая малейшую неискренность какого-то из членов группы, другие участники требуют перестать лгать и стать естественным и правдивым.
Интересно, что большинство индивидов, отказываясь под воздействием группы от таких самообманов и самооправданий, начинают себя чувствовать более уверенными и защищенными. Они видят, что группа принимает их такими, какие они есть, не отторгает и не вынуждает изображать из себя не то, чем они реально являются.
Неоднократное повторение такого опыта все более закрепляет чувство защищенности, безопасности, уверенности в себе и ведет к снижению уровня тревожности, вселяет веру в собственные возможности преодолевать жизненные проблемы.
ПСИХОТЕРАПИЯ А. МАСЛОУ
Другой крупный представитель гуманистической терапии -американский психолог и психотерапевт Абрахам Маслоу. В основу своего подхода Маслоу положил такие понятия, как личностный рост и развитие. Он в определенной мере противопоставил свои взгляды на активную творческую роль человека положениям психоаналитических и бихевиористских школ, фактически отрицавших силы духовного саморазвития человека.
Маслоу утверждает, что в человеке изначально заложены не только животные инстинкты, но и потребность в духовном самосовершенствовании, творчестве, бескорыстной любви и дружбе, стремление к альтруизму вплоть до самопожертвования и т.п.
Основу учения А. Маслоу составляет теория самоактуализации. Признавая авторитет З.Фрейда и многих его теоретических и практических достижений, он считал, что психоанализ Фрейда более ориентирован на работу с невротическими личностями. Маслоу предлагал дополнить данные Фрейда результатами работы с практически здоровыми людьми.
Можно сказать, что основную работу над теорией самоактуализации А. Маслоу начал с изучения выдающихся людей, которые, по всеобщему мнению, являлись вполне душевно здоровыми личностями. Среди таких знаменитых людей оказались Авраам Линкольн, Томас Джефферсон, Альберт Эйнштейн, Франклин Рузвельт, Альберт Швейцер и другие, чьи биографии, труды и воспоминая современников о них были им тщательно проанализированы.
В результате такого анализа А. Маслоу выделил следующие характеристики людей, которых он назвал самоактуализирующимися. Несмотря на многие индивидуальные различия, всем им оказалось свойственно:
- более эффективное (действенное) восприятие реальности и более комфортное отношение к ней, чем у большинства людей;
- принятие себя,других, природы реально и позитивно;
- спонтанность, простота, естественность;
- центрированность на задаче, деятельности, внешнем объекте (в отличие от центрированности на себе);
- некоторая отдельность от других (при готовности к кооперации), самодостаточность, здоровая потребность в периодическом уединении;
- автономия, независимость основных черт характера и поведения от влияния культуры и среды;
- постоянная свежесть (не стереотипность) оценки людей и событий, готовность к объективной коррекции своих взглядов, мнений;
- мистичность (как неосознанная вера в предопределенность некоторых событий) и опыт высших состояний, интуитивных озарений;
- чувство сопричастности, единства с другими (при сохранении индивидуальной «отдельности»);
- более глубокие межличностные отношения, чем у большинства людей;
-демократическая структура характера (здесь надо отметить, что Маслоу исследовал в основном политических деятелей США, воспитанных в демократических традициях. -А. Р.);
-разъединение средств и целей, добра и зла (здесь тоже важно отметить пропагандируемую политическими деятелями США систему ценностей, тогда как мы знаем из истории, что многие выдающиеся политики своими поступками не соответствовали провозглашаемым ими ценностям);
- неагрессивное чувство юмора;
- самоактуализирующееся творчество;
- сопротивление аккультурации: трансцендирование любой частной культуры (то есть умение достойно оценить различные аспекты различных культур без предвзятости, вкусовщины и стремления подогнать их под общий знаменатель).
При этом А. Маслоу не утверждал, что самоактуализирующиеся личности совершенны. У них, как и у других людей, могут проявляться эгоцентризм, неадекватная агрессивность, вздорность, они могут периодически испытывать чувство депрессии. Однако эти негативные чувства у них не превалируют над выше отмеченными положительными особенностями и не играют решающей роли в их образе мышления и деятельности, не мешают им отделить реальные проблемы от проблем настроения.
Говоря словами А. Маслоу, «самоактуализация - это не отсутствие проблем, а движение от проблем кажущихся и простых к проблемам реальным и сложным» (цит. по Н.Линде).
А. Маслоу приводит восемь определений самоактуализации с позиции путей ее достижения:
1. Самоактуализация - это полное мысленное и эмоциональное включение в реальную проблему, задачу, деятельность.
2. Самоактуализация - это движение при каждом жизненном выборе в сторону личностного роста, прогресса, даже если это связано с риском, прежде всего с риском столкнуться с новыми, еще неизвестными проблемами.
3. Самоактуализация - это значит реализация своих потенциальных творческих возможностей в практической деятельности, а не только в мечтах и планах.
4. Самоактуализация - это честность перед собой и другими и принятие ответственности за свои решения и действия, а не перекладывание ее на других людей и обстоятельства.
5. Самоактуализация - это развитие в себе стратегии «лучшего жизненного выбора», укрепление веры в своих способностях принимать правильное решение как на основании объективного анализа, так и с помощью интуиции.
6. Самоактуализация — это не только процесс реализации своих имеющихся в данный момент личностных ресурсов, но и дальнейшее постоянное развитие потенциальных возможностей для их последующей практической реализации.
7. Самоактуализация - это прогрессирующая способность испытывать периодически «пик переживания», как состояние наивысшей интеграции личностных ресурсов, в котором наступают прорывы лучшего осознания себя и окружающей действительности, принятия ясных и точных решений и их эффективная практическая реализация.
8. Самоактуализация - это способность честно, критически взглянуть на себя и свои проблемы, разоблачить психологические защиты, самообманы и начать решительно устранять их.
Абрахамом Маслоу была также разработана концепция иерархии фундаментальных потребностей. В соответствии с этой концепцией наши потребности последовательно развиваются от низших, физиологических потребностей организма (в еде, сне и др.) до высших.
К высшим потребностям А. Маслоу в первую очередь относит потребность человека чувствовать безопасность, любовь, сопринадлежность к какой-то группе, уважение и, наконец, потребность в самоактуализации, куда входят практически все духовные потребности.
Согласно А.Маслоу высшие потребности могут успешно реализовываться лишь после удовлетворения низших, то есть после создания удовлетворительных первоочередных жизненных условий.
Это очень важный вывод с социальной точки зрения для общества в целом. Нельзя надеяться на повышение культурного уровня и раскрытия творческого потенциала людей, не обеспеченных удовлетворением первоочередных потребностей.
Важен этот вывод и для психотерапевта, который, прежде чем начать работать с конкретным клиентом над проблемой его творческой самоактуализации, должен знать, насколько удовлетворены его низшие первоочередные потребности.
Однако при этом не следует забывать, что высшие потребности (в безопасности, любви, уважении и др.) тоже относятся не к «архитектурным излишествам», а к важнейшим фундаментальным потребностям, без удовлетворения которых личность не может получить нормального развития и самореализации.
Сам А.Маслоу не считал себя психотерапевтом-практиком, однако его влияние на практику психотерапии не подвергается сомнению. Важнейшем условием эффективной психотерапии А. Маслоу считал установление доверительных отношений между клиентом и терапевтом. При этом терапевт выступает в роли равного партнера, мудрого друга, а не руководителя. В творческом общении с клиентом, он должен максимально придерживаться так называемой модели помощи даоса, то есть помощи без вмешательства, постепенно передавая все больше инициативы и ответственности самому клиенту.
Главной задачей психотерапевта здесь является создание оптимальной доброжелательной и защищенной атмосферы для самораскрытия и самоактуализации клиента.
Как мы уже говорили, психотерапевт должен знать об удовлетворенности низших потребностей клиента, но работает он в направлении удовлетворения его высших потребностей.
А.Маслоу подчеркивает, что большинство людей, обращающихся за помощью к психотерапевту, страдают (испытывают фрустрацию) из-за неудовлетворения потребности в любви, уважении и реальном (а не показном) самоуважении.
Выход из невротического состояния клиента Маслоу видит в пробуждении сил его самоактуализации. Психотерапевт помогает клиенту осознать свои истинные потенциальные способности, поверить в возможность их успешной практической реализации, создать атмосферу, способствующую началу этого процесса, психологически поддержать при трудностях и поощрить первые успехи на этом пути.
ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
Одним из распространенных (особенно среди творческой интеллигенции) видов гуманистической психотерапии является экзистенциальная психотерапия. Как следует из названия, данная терапия возникла на базе идей куда более известного соответствующего философского направления - экзистенциализма.
Экзистенциализм возник из творческого соединения идей многих выдающихся деятелей науки и культуры (Кьёркегора, Гуссерля, Сартра, Камю, Ясперса, Хайдеггера и др.). Название этого направления возникло из термина экзистенция (то есть сущность, существование), постоянно употребляемого в трудах Кьёркегора, которые и послужили первым толчком к оформлению экзистенциализма как самостоятельного философского направления.
Другим источником развития экзистенциализма считается феноменология Гуссерля.
Так как центральное место в философии экзистенциализма занимает изучение человека как субъекта и его субъективных переживаний своего существования, то это не могло не привлечь к данному учению внимание психологов, которые в дальнейшем и сами внесли значительный психологический вклад в экзистенциальную философию, а также применили и развили идеи экзистенциализма в психологии и психотерапии.
В оформлении экзистенциальной психологии как самостоятельного психологического направления в первую очередь следует отметить роль таких психологов и философов, как В.Дильтей, Э.Фромм, В.Франкл, Ф.Пёрлз и др. Так, Ф.Пёрлз всегда считал, что разработанное им направление гештальттерапии является одним из видов (направлений) экзистенциальной психотерапии.
В настоящее время экзистенциальная психотерапия имеет много подвидов, школ и модификаций, которые невозможно рассмотреть в одной работе. Поэтому ограничимся знакомством с теоретическими и практическими подходами одного из наиболее типичных представителей и основателей экзистенциальной психотерапии - Виктора Франкла.

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign