LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Здесь Адлер в значительной мере согласен с Фрейдом в том, что неврозы, а точнее - невротический стиль жизни в решающей мере формируется из негативных условий раннего детства. Поэтому психотерапевту очень важно тактично, но весьма детально уточнить такие негативные условия, как избалованность, с одной стороны, или отверженность - с другой. Адлер считает, что именно эти две крайности и порождают главным образом зачатки невротического жизненного стиля, который потом может существенно внешне модифицироваться, но по типу основных отношений к себе и другим останется все тем же.
Только после уточнения всех этих моментов психотерапевт должен переходить к следующей стадии, главной задачей которой является объяснение самому клиенту истинных причин тех проблем, с которыми он не смог справиться самостоятельно и потому обратился к психотерапевту.
Основной задачей Адлер считает осознание клиентом не отдельных своих чувств, поступков, а в первую очередь реальное (без самообмана) понимание индивидуального жизненного стиля. Тогда отдельные тревожащие клиента мысли, чувства и поступки впишутся в единый контекст жизненного стиля и подскажут общую (а не каждую для отдельного случая) схему их объяснения и коррекции.
Важным условием эффективной психотерапии А.Адлер считал кооперацию, сотрудничество психотерапевта и клиента как равных партнеров, объединенных общей целью и промежуточными задачами (ступенями) ее достижения.
Психотерапевт должен создать максимально раскрепощенную, благожелательную и доверительную атмосферу, которая позволит клиенту ощутить то, чего ему не хватало в семье, где он либо подвергался гиперопеке, либо недополучал внимания. Либо в результате потакания всем капризам данный индивидуум не ощущал определенных социальных (внутрисемейных) требований и, при кажущейся свободе, не получал в этих ограничениях определенной опоры в виде привычки делать не всегда приятные, но необходимые вещи или признавать необходимость определенных ограничений своих желаний.
Идеи Адлера нашли широкое применение не только у профессиональных психотерапевтов, но и в различных сферах общественной жизни и, пожалуй, главным образом в воспитании детей, подростков да и взрослых людей (с целью их максимальной самореализации).
Практический вывод прост: воспитателю необходимо пройти между Сциллой (гиперопека) и Харибдой (недоопека), что не всегда удается реализовать.
Оптимальное воспитательное воздействие, способствующее максимальному самораскрытию личностного потенциала, происходит, когда воспитуемый (ребенок, ученик, подчиненный) получает самостоятельность во всех случаях, кроме тех, когда помощь или коррекция со стороны воспитателя (родителя, учителя, руководителя) действительно необходимы. Во всех остальных случаях воспитатель должен создать благоприятную атмосферу для развития привычки к самостоятельности решений, их активной реализации и принятия полноты личной ответственности за свои действия (или бездействие), а в конечном итоге и за свою судьбу в целом.
Разумеется, психоаналитическое направление не ограничивается трудами З.Фрейда, К. Юнга и А.Адлера, однако именно они являются «тремя китами», на которых так или иначе держатся все остальные многочисленные и нередко исключительно интересные «ответвления».
При этом следует отметить, что, несмотря на «развод» с Фрейдом, и Юнг, и Адлер, и все другие представители психоаналитических (да и других психотерапевтических) направлений и школ ставят во главу угла важную роль бессознательного, защитных механизмов невроза и задачу их преодоления.
И если в жизни этих выдающихся ученых так и не удалось примирить, то в психотерапевтической теории и практике это в определенной мере было сделано Роберто Ассаджиоли, автором знаменитого «психосинтеза».
Вопросы для самопроверки
1. В чем заключается принципиальный вклад Альфреда Адлера в психоаналитическую психологию?
2. Что такое социальное чувство?
3. Что такое комплекс неполноценности?
4. Основные положения психотерапии по А. Адлеру.
5. В каких сферах нашли применение работы А.Адлера?
ПСИХОСИНТЕЗ Р. АССАДЖИОЛИ
Итальянский психиатр и психотерапевт Роберто Ассаджиоли (1888-1974) был последовательным учеником Фрейда и не подвергал критике его классический психоанализ. Однако он справедливо считал, что если есть анализ (разъединение), то должен быть и синтез (соединение). Это и есть некоторая попытка примирения Фрейда и Юнга: с одной стороны, Ассаджиоли принимает классический психоанализ Фрейда, а с другой стороны, дополняет его терапевтическим подходом Юнга, который предусматривает две стадии: сначала аналитическую, а затем синтетическую.
Возникает вопрос: внес ли Ассаджиоли что-то новое в идеи Фрейда и Юнга и можно ли психосинтез считать самостоятельным направлением?
Практика чрезвычайной популярности психосинтеза ответила положительно на оба эти вопроса.
Несмотря на творческое заимствование идей своих знаменитых предшественников, Ассаджиоли создал свою теорию структуры личности (кстати, внеся в нее идею Альфреда Адлера о врожденном бессознательном стремлении к самосовершенствованию), ввел целый ряд новых понятий, а также разработал четкую практику психотерапевтических упражнений.
В настоящее время психосинтез широко применяется в различных областях. В психотерапии (как в медицинской, так и в немедицинской) он используется для лечения психосоматических заболеваний, выявления и коррекции пограничных нервно-психических состояний, уточнения и преодоления неврозов и других личностных проблем.
Психосинтез и его отдельные элементы и упражнения применяются в различных системах педагогики и воспитания.
В связи с широкой популяризацией идей и приемов психосинтеза в многочисленных научных и популярных изданиях, на семинарах и тренингах, он стал все более распространяться как метод самопознания и самосовершенствования личности.
Мы уже говорили о том, что психосинтез опирается на психоанализ Фрейда. Сам Ассаджиоли считал, что где классический психоанализ заканчивается (найдя причину невроза), психосинтез только начинается, помогая сложить разложенные части личности в более совершенную комбинацию, при этом напоминая, что сложить «новую» личность можно лишь в пределах резервов ее личностного роста, но не более того.
Основные подходы психосинтеза Ассаджиоли лучше всего понять, рассматривая предложенную им структуру личности.
Структура личности по Ассаджиоли включает:
- низшее бессознательное;
- среднее бессознательное (предсознание);
- высшее бессознательное (супербессознательное);
- поле сознания;
- сознательное Я;
- высшее Я;
- коллективное бессознательное.
Низшее бессознательное
Низшее бессознательное близко к «фрейдовскому» Оно и заключает в себе наиболее простые животные (и одновременно жизненно необходимые) инстинкты. Оно содержит сильные энергетические ресурсы, эмоционально заряжено. Одновременно Ассаджиоли считает, что здесь условно локализуются неконтролируемые парапсихические процессы и фантазии, которые могут быть источниками как кошмаров, так и творчества.
Среднее бессознательное (предсознание)
Это промежуточная зона перехода бессознательного в сознание и наоборот. Здесь наши бессознательные ощущения, восприятия и впечатления оформляются в осознаваемые (в различной степени) психические состояния и навыки. Именно здесь, считает Ассаджиоли, «зреют плоды нашего ума» путем все более четкого осознавания потребностей, эмоций, интуитивных озарений.
Высшее бессознательное (супербессознательное)
Если два предыдущих раздела личности выходили (влияли) на наше сознательное Я как бы снизу, то высшее бессознательное влияет на него сверху. Это интересное принципиальное добавление к структуре личности по Фрейду, отводившему бессознательному лишь «нижний этаж» примитивных эмоций, с которыми с разной степенью успеха борется сознательное Я с позиции сознательного Сверх-Я(Супер-Эго).
То есть можно сказать, что по Ассаджиоли человек изначально выглядит «попривлекательней», чем у Фрейда, так как даже бессознательное имеет у него не только низшую, но и высшую форму, включая такие врожденные (а не навязанные Сверх-Я) ценности, как альтруизм, потребность в красоте и в творческом самовыражении, героизм (вплоть до самопожертвования) и другие высокие чувства и потребности.
Разумеется, нельзя говорить о том, что низшее бессознательное хуже высшего, - каждое из них играет свою важную роль. Просто если ту же тягу к творчеству Фрейд объяснял сублимацией низших инстинктов, то Ассаджиоли считал самостоятельным высшим инстинктом.
Образно можно представить, что по Фрейду Сверх- Я тяжело вытягивает «за волосы» наше сознательное Я из болота бессознательных инстинктов в цивилизованное состояние. А по Ассаджиоли бессознательные инстинкты тянут человека не только вниз, но и вверх, к реализации высших потребностей. Ясно, что такой вывод позволяет более оптимистично взглянуть на процессы психотерапии, воспитания и даже перевоспитания.
Здесь вы можете увидеть некоторую аналогию со взглядами Альфреда Адлера (нашедшими дальнейшее развитие в гуманистической психологии), который считал, что в человеке изначально заложено стремление к самосовершенствованию.
Ассаджиоли считал, что в высшем бессознательном локализуются и высшие парапсихические процессы.
Поле сознания
В этот раздел Ассаджиоли включает осознаваемую, анализируемую индивидом часть личности, ощущений и восприятии. При этом он, как и все психоаналитики, не утверждает, что это осознание объективно.
Сознательное Я (или собственно Эго)
Этот раздел находится в центре сознания. Если поле сознания охватывает различные ощущения и восприятия, то его центр - это рефлексивное Я, то есть целостное Я, «видящее себя со стороны». Ассаджиоли наглядно сравнивает поле сознания с освещенным экраном, а сознательное Я с проецируемым на этот экран изображением.
Высшее Я
Этот раздел наиболее ярко показывает собственные достижения психосинтеза. Ассаджиоли считает высшее Я - истинной сущностью человека, к которой он неизменно возвращается после различных отклонений в другие состояния сознания (сон, обморок, состояние аффекта, наркоз, опьянение, бред, гипноз и т.п.). Именно осознание своего личного высшего Я Ассаджиоли считает условием психического здоровья.
Коллективное бессознательное
Ассаджиоли согласен с Юнгом в том, что индивидуальное бессознательное существует не изолированно, а множеством незримых нитей связано с коллективным бессознательным как в пространстве (бессознательная связь с психикой современников), так и во времени (связь с памятью предков, поколений, опытом всего человечества).
Как уже говорилось, решающим условием обретения психического здоровья Ассаджиоли считает постижение своего высшего (то есть истинного) Я. Именно на базе этого постижения (и только после этого) индивид с помощью терапевта налаживает наиболее гармоничные взаимоотношения с самим собой, с другими людьми, с окружающим миром. Это и составляет сущность практики психосинтеза.
Технически эта процедура подразделяется на следующие этапы:
- глубинное постижение своей личности в целом;
- выявление основных элементов личности и контроль над ними;
- выделение своего высшего (истинного) Я и его постижение;
на этом этапе происходит выявление или формирование объединяющего центра Я - собственно психосинтез (то есть формирование или переформирование личности вокруг вновь созданного или выявленного объединяющего центра Я).
Рассмотрим коротко каждый из этих этапов.
Глубинное постижение личности
Эта работа начинается с анализа проявлений низшего бессознательного и во многом напоминает подходы Фрейда к работе с Оно. Здесь Ассаджиоли согласен с Фрейдом в том, что причинами различных психологических комплексов, неврозов являются ранние детские переживания, впоследствии вытесненные из сознания.
Согласно терминологии психосинтеза, эти вытесненные переживания сохраняются в виде фантазии, мыслеобразов, темных сил, провоцирующих и усугубляющих неврозы.
На этом же этапе, после анализа низшего бессознательного, терапевт подводит клиента к изучению среднего и высшего бессознательного, помогая ему увидеть свои скрытые творческие способности, свое истинное призвание.
Здесь Ассаджиоли рекомендует не проявлять самодеятельности и работать под руководством квалифицированного психоаналитика традиционными фрейдовскими методами.
Все различие задач психосинтеза и классического психоанализа на данном этапе Ассаджиоли видит в том, что в психосинтезе психоанализ играет не основную, а подчиненную роль, подготавливая клиента к основной терапевтической работе - синтезу.
Выявление основных элементов личности и контроль над ними
Эти этапы могут проходить как в строгой последовательности, так и одновременно, так как процесс глубинного познания личности, а затем и познания своего истинного Я- бесконечны.
Естественно, что для того, чтобы определить элементы личности, присущие ей, но не являющиеся ее сущностью, надо определить эту сущность, то есть одновременно с выявлением элементов совершенствовать свое истинное, высшее Я.
На данном этапе применяются два основных метода:
а) разотождествление;
б) работа над субличностями.
Разотождествление
Это процесс отделения себя от того элемента личности, который клиент ошибочно воспринимает как свою сущность и который, по мнению терапевта, является причиной невроза или усугубляет его. По этому поводу Ассаджиоли пишет: «Над нами властвует то, с чем мы себя отождествляем, но мы можем осуществлять контроль над тем, с чем себя отождествляем».
Например, у каждого человека бывают полосы неудач, но некоторые под их воздействием начинают считать себя неудачниками и перестают предпринимать даже вполне доступные им усилия, чтобы исправить положение. Другой человек, на протяжении определенного времени страдающий каким-то заболеванием или считающий себя больным (ипохондрик), начинает отождествлять себя с болезнью. Такие отождествления формируют и усугубляют неврозы и нуждаются в разотождествлении.
Психотерапевт помогает клиенту понять, что неудачи или болезнь являются не сутью его личности, а лишь ее элементами, от которых он должен сначала отделиться психологически, а затем и фактически.
Некоторые отождествления себя с элементами личности могут казаться вполне безвредными и даже стимулирующими самосовершенствование, но на каком-то этапе могут стать причиной неврозов.
Например, фотомодель, манекенщица, спортсмен могут отождествлять себя с красивым и ловким телом. На определенном этапе это будет помогать им в избранном амплуа. Однако с возрастом (который для других профессий считается еще молодым) они могут начать переживать, что их тело теряет молодость и совершенство. А так как они отождествляют свою личность именно с этим элементом, то многие из них будут считать это личностной катастрофой.
Знаменитая голливудская актриса Мерилин Монро, считавшаяся секс-символом Америки, невольно отождествляла себя главным образом с молодой и красивой внешностью и задолго до критического возраста начала впадать в депрессию (и принимать наркотики), понимая, что век актрисы такого амплуа короток.
В отличие от нее не менее выдающиеся звезды кино Грета Гарбо и Марлен Дитрих отождествлялись зрителями (и отождествляли себя) не только с внешней красотой, но и с тонким интеллектом, совершенствование которого безгранично. Поэтому они пользовались успехом и находились в мобильном состоянии многие годы.
Конечно, и для них красота и молодость были важны, но это не были элементы их личности, а у Мерилин Монро это отождествлялось с самой личностью, поэтому страх утраты этого (еще задолго до самой утраты) привел ее к личностной катастрофе.
Так, женщина, которая рассматривает себя в первую очередь как объект физического влечения, очень болезненно относится к своим возрастным изменениям. Если же она начинает воспринимать себя и как постоянно совершенствующуюся хозяйку дома, заботливую мать, а затем и любящую и любимую бабушку, возрастные изменения воспринимаются значительно менее печально и уж во всяком случае не катастрофически.
Поэтому важно научиться отождествлять себя с положительными для психического здоровья элементами личности, а с теми, которые таят в себе опасность усугубляющегося невроза, надо стараться разотождествляться, понимая, что это не сущность личности, а лишь один из элементов ее, к тому же далеко не главный. Процесс этот не простой и требует терпения и квалифицированного руководства.
От этих рассуждений всего один шаг до следующего метода этого этапа психосинтеза - работы с субличностями.
Работа с субличностями
Можно сказать, что субличности отличаются от элементов личности тем, что если элементы - это определенные качества, то субличности - это более целостные образы самовосприятия.
У каждого из нас несколько субличностей, обладающих относительной самостоятельностью. Так, наше восприятие себя как сына своих родителей отличается от нашего восприятия себя как отца своих детей. Наше самовосприятие как начальника по отношению к одним сотрудникам отличается от нашего восприятия себя как подчиненного по отношению к другим.
Эти субличности могут жить дружно, не мешая и даже помогая друг другу, а могут и конфликтовать. А так как еще древние говорили: «Главное - жить в мире с самим собой», то взаимоотношения наших субличностей не «их личное» дело, а реальная причина охраны нашего психического здоровья или наоборот - формирования и усугубления неврозов.
У одного мужчины субличности мужа и любовника не мешают друг другу, а для другого являются причиной полного внутреннего разлада. Еще сильнее подобные ситуации переносятся женщинами.
У одной девушки субличности жены и дочери «дружат» друг с другом. У другой враждуют, так как ее муж и ее мать недолюбливают друг друга, а она любит и его и ее, и перед ним искренне защищает ее, а пред нею - его, то есть видит одну и ту же ситуацию глазами двух своих же конфликтующих субличностей.
В человеке могут уживаться, а могут и входить в противоречие субличности хорошего работника и веселого гуляки. В одном случае один ругает второго за лень и выпивки, а второй огрызается: «Да пошел ты со своей работой. Уж и отдохнуть нельзя». А в другом случае эти субличности мирно сосуществуют, договорившись: «Вот сейчас хорошенько поработаем, а вечерком или в выходные можно погулять, ничего страшного».
Поэтому задачей психотерапевта является работа именно с теми субличностями, которые конфликтуют и этим самым усугубляют психологические проблемы клиента.
Следует помнить, что в наличии большого количества субличностей у одного человека нет ничего плохого. Напротив, чем больше субличностей у нормального психически здорового человека, тем духовно богаче сама личность.
Важно, чтобы какие-то из этих субличностей не вошли в непреодолимый конфликт друг с другом. Именно в этих случаях (и только в этих) требуется квалифицированная работа с субличностями.
Если обнаруживается, что субличность, «нежелательная» с точки зрения морали и психического здоровья индивида, начинает властвовать над всей личностью, начинается работа по дезидентификации (отстранению от мешающей субличности).
Неправда ли, это аналогично процессу разотождествления с элементами личности? То есть индивид с помощью терапевта должен осознавать, что эта субличность не заполняет всю его личность и вполне может быть отстранена. Для этого очень важно распознать свое истинное (высшее) Я, которое и окажется объединяющим центром личности.
Перед нами трудная и длительная задача, и надо честно признаться, что не каждому клиенту даже под руководством квалифицированного психотерапевта удается ее решить полностью. Однако даже частичный успех в этом направлении помогает легче переносить психотравмирующие состояния.
Следует помнить, что истинное Я отличается от элементов и субличностей своей неизменной сущностью. Именно это свойство и позволяет ему (истинному Я) выполнять роль объединяющего центра на протяжении длительной и кропотливой терапевтической работы.
Истинное Я, по словам Ассаджиоли, представляет собой стержень личности, чистое сознание, то есть сознание, свободное от влияния временно господствующих в нем элементов и субличностей.
Задача психотерапевта на этом этапе - выработка у клиента способности его истинного Я разотождествляться с отдельными элементами и дезидентифицироваться с различными субличностями, то есть отделяться от них для их анализа, контроля и управления ими как бы со стороны.
Обретение такой способности позволит сохранять душевное спокойствие и равновесие и обретать гармонию психофизического самоощущения, отделяя или хотя бы отдаляя (дистанцируя) свою сущность от временных переживаний, психотравмирующих мыслей и эмоций.
Если поиск и дистанцирование истинного Я как объединяющего центра личности не позволяет «докопаться» до него «внутри себя», то Ассаджиоли рекомендует сформировать такой центр «вне себя» в виде желаемой, наиболее привлекательной для нас сущности своего истинного Я. Это может быть идентификация себя с любимым человеком; реальным, литературным или киногероем, просто с каким-то моральным идеалом (патриотизмом, героизмом, достижением успеха и т.д.). Нередко такая идентификация происходит непроизвольно, и тогда ее можно успешно использовать. В других случаях ее надо формировать.
Такой придуманный идеальный образ своего высшего Я называется внешним объединяющим центром, вокруг которого тоже можно начать работы по отстранению нежелательных элементов и субличностей, их контролю и коррекции.
Психотерапевт в данном случае помогает в выборе этого идеального Я, исходя из реальных возможностей (личностных резервов) клиента. Он не должен стремиться стать своей противоположностью (чего мы нередко хотим от себя или от наших близких), из этого все равно ничего не получится, кроме разочарования в себе и в методе психосинтеза.
Выбранная в качестве внешнего объединяющего центра цель личностного оздоровления и совершенствования должна быть объективно достижима: синтез (новая конструкция личности) может быть основан только на имеющихся и подвергнутых анализу личностных ресурсах.
Такой прием перестройки себя под выбранный самостоятельно или с помощью психотерапевта идеальный образ называется имаготерапией (от англ. image - образ). Зародившись в недрах психосинтеза, имаготерапия в настоящее время нередко применяется как отдельный терапевтический метод.
(Справедливости ради следует отметить, что этот метод перевоплощения во внутренний мир героя через подражание его внешнему образу и манерам поведения широко применял К.С.Станиславский в работе актера над ролью.)
Внешний объединяющий центр решает задачу примирения и координации стремлений низшего и высшего Я, снимая между ними скрытые конфликты, которые с позиции психосинтеза нередко становятся причинами неврозов и труднопреодолимых психологических проблем.
Обычно процесс формирования или переформирования личности вокруг внешнего объединяющего центра представляют в виде четырех основных ступеней.
Первая ступень
Выбор идеальной модели своего желаемого Я
Для этого надо, как мы уже говорили, подобрать образ, достижение которого потребует хотя и больших, но доступных для данного человека усилий. Нереальная, завышенная по отношению к потенциальным возможностям данного человека оценка сделает психосинтез не только бесполезным, но и вредным, так как еще более усугубит фрустрацию и безнадежность. (Не зря многие фанатичные поклонники Фридриха Ницше, поверив в свои возможности стать сверхчеловеком и не сумев достичь этой цели, кончали жизнь самоубийством.)
Ассаджиоли делит выбираемые идеальные Я -образы на два основных типа:
1) характерные для интровертов образы внутреннего, духовного совершенствования, достижения внутренней гармонии;
2) характерные для экстравертов образы лиц, достигающих общественно признанного успеха в различных сферах деятельности.
Важно, чтобы выбранный образ соответствовал (или хотя бы не противоречил) типу личности клиента - ярко выраженного интроверта или экстраверта. При этом не следует стремиться непременно отнести клиента к интровертам или экстравертам. Следует помнить, что у многих эти различия не выражены ярко, более 30% людей являются амбавертами, то есть их личности проявляют как интровертированную (внутреннюю) направленность, так и эксравертированную (внешнюю) направленность. Таким людям следует подбирать Я-образы, исходя из других наклонностей, способностей и интересов.
Вторая ступень
Конструктивное использование всех энергетических ресурсов
Ассаджиоли указывает на два основных энергетических источника:
1) энергия бессознательного, высвобождающаяся в результате анализа, то есть «вскрытия» различных личностных комплексов и причин неврозов;
2) высвобождающаяся на разных уровнях личности энергия врожденного стремления человека к самосовершенствованию, обретению гармонии в слиянии со своим высшим (истинным) Я.
Но энергию бессознательного недостаточно высвободить. Ее еще нужно направить в конструктивное, созидательное русло или, как говорит Ассаджиоли, трансмутировать (перевести в иное качество).
В этом смысле трансмутация напоминает то, что Фрейд называл сублимацией. Однако у Ассаджиоли это не спонтанный защитный механизм личности, а целенаправленный (с помощью терапевта) процесс на пути к идеальной модели личности.
Третья ступень
Дополнение или развитие недостающих или «недоразвитых» элементов личности
Анализ модельных компонентов идеального Я позволяет обнаружить, что какие-то необходимые элементы недостаточно развиты или вообще отсутствуют. С этого момента начинается работа над их формированием и совершенствованием. Сюда же некоторые психосинтетики добавляют работу над устранением или уменьшением влияния элементов, мешающих гармонизации личности на пути к идеальному Я.
Для этого одновременно используются внутренний и внешний пути.
Внутренний путь - это самовнушение, что необходимые элементы идеального Я уже присутствуют и развиваются до нужного уровня. Самовнушение может использоваться и для устранения или уменьшения влияния на личность нежелательных элементов.
Внешний путь - это действенное формирование и совершенствование необходимых качеств (уверенности, смелости, выдержки, самоконтроля и др.) и психических функций (внимания, памяти, воображения и др.) путем систематической тренировки.
Здесь успешно используются бихевиористские методы как тренинга нужных умений (и качеств), так и систематической десенсибилизации или негативного подкрепления (для уменьшения или устранения) мешающих элементов.
Четвертая ступень
Гармонизация структуры личности
На этой ступени осуществляется четкое распределение и закрепление иерархической зависимости (или субординационной соподчиненности) различных имевшихся в наличии, скорректированных и вновь сформированных элементов личности в соответствии с выбранной идеальной моделью.
Работу на этой ступени, являющейся завершением всего психосинтеза, сравнивают с творением красивой музыки из гармоничного соединения отдельных нот, которые существовали и до этого, но, будучи неправильно распределены, доставляли мучение и исполнителю, и слушателям.
Р. Ассаджиоли и его последователи разработали и широко распространили во всем мире целый ряд интересных упражнений. Приведем наиболее популярные из них.
ПРАКТИКУМ
Предлагаем несколько упражнений, основу которых составляют разработки самого Р.Ассаджиоли и его известных учеников - П.Ферручи, М.Росселли и других.
Рабочая тетрадь
Одним из простых и важных повседневных упражнений «психосинтетики» считают ведение рабочей тетради. Это необходимо для того, чтобы процесс самоанализа и самосовершенствования был более четким и эффективным. Многие интересные самонаблюдения и идеи без записей забываются.
Записи приучают четче формулировать мысли, а значит, и лучше анализировать свои состояния. Анализ записей позволяет выявить определенные закономерности своих состояний и поведенческих реакций, которые без записей могут быть отнесены к случайным.
Вдумчивое ведение записей и их последующий анализ помогают отделить главное (то, над чем надо сконцентрировать работу в первую очередь) от второстепенного.
Ведение и периодический анализ рабочей тетради позволяет лучше познать самого себя, стать откровеннее с самим собой, а значит, и быстрее выявить истинные причины проблем и наметить более четкие пути их решения.
Добавлю, что регулярное ведение аналитических записей уже само по себе хорошая рациональная терапия. Создается ощущение собственной действенности на пути решения проблем, а разложение этих проблем на составные части ведет к их «разминированию».
Это созвучно информационной теории эмоций В.П.Симонова. согласно которой сила эмоциональных переживаний уменьшается по мере повышения информированности индивида о причинах и содержании этих переживаний («не так страшен черт, как его малюют» нам наши эмоции и фантазии).
Можно сказать, что здесь метод рациональной психотерапии (стремление взглянуть на ситуацию не эмоционально, а рационально) естественно комбинируется с бихевиористскими приемами систематической десенсибилизации, то есть притупления психотравмирующих эмоций путем их систематического (контролируемого) рассмотрения со стороны.
Ваши возможности
Это упражнение строится на контрасте ощущения положительных и отрицательных переживаний.
Для этого найдите тихое спокойное место. Постарайтесь максимально расслабиться и отвлечься от посторонних мыслей.
Начинайте не спеша, поочередно включать воображение, стараясь как можно ярче представлять различные проявления сильных отрицательных эмоций, таких, как физические и душевные страдания, злоба, гнев, тревога, одиночество, безнадежность и т.п.
Затем - по контрасту с испытанными переживаниями - постарайтесь резко переключить свое воображение на такое же яркое олицетворение таких понятий, как радость, любовь, счастье, разум, творческое вдохновение, стремление к совершенству и т.п.
Почувствуйте и убедите себя в том, что так же как ваше воображение переключилось с отрицательных эмоций на положительные, так и вы сами можете начать последовательно отстраняться от ваших страданий, продвигаться в сторону использования ваших способностей и возможностей самосовершенствования и достижения лучшей жизни.
Анализируйте ваши эмоции, успехи и временные трудности в рабочей тетради.
Кто я?
Как уже говорилось, основополагающую часть психосинтеза составляет постоянно совершенствующийся самоанализ. Он включает уточнение своих не только положительных, но и отрицательных черт и особенностей их проявления.
Суть данного упражнения состоит в том, что, выбрав спокойное уединенное место, вы не спеша начинаете отвечать себе на вопрос «Кто я?»
Задав в окружающей тишине и в тишине собственной души этот вопрос, не спешите на него ответить готовыми формулировками, а начните постепенно проявлять свой образ из тумана ваших противоречивых взглядов на него.
Помогайте себе зрительной фантазией, видя свое лицо, осанку, одежду, движения как бы со стороны.
Затем постарайтесь поярче выразить какую-либо свою черту, утрируя, как в пантомиме.
«Доверьтесь мудрости своего тела», - говорил Ассаджиоли, считавший, что мимика и жесты нередко лучше выражают истинную сущность человека.
Процесс самопознания достаточно длительный и предполагает регулярное ведение и анализ ваших записей.
Мы дополняем это упражнение «Кто я?» просмотром рисунков самого себя или, вернее, выражения своих определенных черт характера, фотографий, видеозаписей, прослушиванием своего голоса.
Для объективизации представления о себе мы добавляем также упражнения «Я глазами других» и «По делам их судите их».
Имея некоторую фантазию, вполне доступно представить себя глазами тех, кто вас хорошо знает, вспомнить их положительные и негативные оценки вашего характера и поведения и постараться с максимальной объективностью проанализировать их. Даже если вы не согласны с какими-то оценками, подумайте, не дали ли вы повод для них. В общем, постарайтесь временно «влезть в шкуру» другого человека, а свой образ отделить от себя и начать рассматривать его с точки зрения и правоты этого человека. Это очень полезное упражнение в семейной конфликтологии.
Этому упражнению хорошо помогает следующее - «По делам их судите их».
Оценивая свое отношение к другим и их отношение к себе, проанализируйте, насколько ваши реальные поступки подтверждали ваши мнения о том, что вы кого-то любите или не любите, о том, что кто-то вас любит или не любит.
Проанализируйте свое отношение к делам, свою активную или пассивную жизненную позицию ответом в соответствии с пословицей «Кто хочет (делать дело или помочь другому), ищет возможности, кто не хочет - ищет причины». Честный ответ на этот вопрос и покажет вам ваше истинное отношение к делам и к людям (а также их отношение к вам).
Разотождествление
Исходное положение то же самое - нужно найти тихое уединенное место, удобно сесть, расслабиться, постараться отвлечься от посторонних чувств и мыслей и настроиться на данную работу.
Дальше в полной душевной тишине вы четко произносите про себя:
«У меня есть тело, но я не тело.
Я хорошо отношусь к своему телу, слежу за его чистотой и здоровьем, но я -не только тело».
Теперь закройте глаза и четко несколько раз подведите итог вашим рассуждениям одной краткой фразой:
«У меня есть тело, но я -не тело».
После определенной паузы, во время которой вы как бы вновь освобождаетесь от всех эмоций и мыслей, приступаете к прочувствованию следующей фразы:
«У меня есть чувства, но я - не чувства.
Я имею разные сильные чувства, они меняются от радостных до неприятных, от любви до вражды, но мое истинное Я не меняется вместе с ними.
Чувства приходят и уходят, а мое Я - остается».
Закройте глаза и резюмируйте итог этого этапа, внушая себе мысль:
«У меня есть чувства, но я-не чувства».
То же самое проделайте по отношению восприятия своего интеллекта, подчеркивая разными фразами, что ваш интеллект может совершенствоваться, изменяться, направляться на разные объекты, тогда как ваша сущность остается неизменной.
Резюмируйте построение фразы самовнушения:
«Я обладаю интеллектом, но я-не интеллект».
При постоянном повторении этого упражнения ассоциативные связи закрепляются, и их промежуточные звенья смогут быть опущены, как при аутотренинге.
Вы научитесь достигать нужного вам разотождествления, употребляя лишь резюмирующие фразы:
«У меня есть тело, но я -не тело.
У меня есть чувства, но я -не чувства.
У меня есть интеллект, но я - не интеллект».
Исходя из наших практических наблюдений, мы стали применять несколько другой перевод этих завершающих фраз, которые рекомендуем произносить (про себя или вслух ) с пафосом:
«Я хозяин, а не раб своего тела.
Я хозяин, а не раб своих чувств.
Я хозяин, а не раб своего интеллекта».
Возможно, ортодоксы психосинтеза осудят нас за такой вольный перевод, но мы исходили из демократического выбора самих клиентов. Некоторые из них длительное время держались за классический перевод, но потом все же предпочли наши формулы. Мы понимаем, что наш перевод вносит и другой психологический настрой, и поэтому не претендуем на то, что это то самое упражнение, которое Ассаджиоли называл «Кто я?», а наша творческая модификация, показавшая свою практическую эффективность.
Субличности
Выделите поочередно ваши основные субличности: Ребенка, Родителя, Супруга, Друга, Начальника, Подчиненного, Специалиста в своей области, Обладателя какого-то хобби (филателиста, меломана, туриста т.п.).
Не спеша постарайтесь вжиться в образ и состояние каждой из этих субличностей, почувствовать ее, взглянуть ее глазами на мир, на людей, на себя, на другие субличности.
Постарайтесь критически проанализировать каждую из ваших субличностей: чем она вам помогает, а чем мешает.
В этом месте мы советуем клиенту попросить свои другие субличности критически высказаться в адрес этой субличности.
Например, две субличности, любящие одновременно и свою мать, и своего мужа (которые не симпатизируют друг другу), могут поспорить друг с другом. При грамотном психотерапевтическом руководстве такой спор позволит каждой из субличностей объективней увидеть свою и чужую правоту или необъективность и учесть это. Психотерапевт поможет вам лучше использовать преимущество каждой из субличностей и нейтрализовать или начать уменьшать ее вредное влияние на другие субличности. Постарайтесь примирить субличности под руководством лучшей из них.
Восхождение. В саду
Эти упражнения имеют много общего. Вы представляете субличность, с которой работаете либо в процессе восхождения на горные вершины среди красивых пейзажей, либо когда она наслаждается красотой и ароматом цветов в прекрасном саду.
В обоих случая вы стараетесь создать для своей субличности светлый, эстетически высокий настрой, способствующий максимальному раскрытию в ней ответных светлых и высоких чувств. Кроме того, при восхождении к этому добавляется (по мнению французского психолога Дизоля) «акт подъема на высший уровень существования», как бы противоположный всему низменному и деградирующему.
Прочувствовав свои субличности в таких возвышенных условиях, проанализируйте их, запомните эти высокие ощущения, постарайтесь закрепить и постоянно совершенствовать их в себе.
В этом вам поможет ваш постоянный самый доверенный собеседник - рабочая тетрадь.
Я не роль
Это упражнение, так же как и большинство предыдущих, направлено на разотождествление с элементами личности или дез-идентификацию с субличностями.
Терапевтическая идея та же самая - дать понять и почувствовать клиенту, что он может отделиться от мешающих ему состояний и моделей поведения, что они не вросли в него «намертво» и что он не обязан тащить их как крест всю жизнь.
Следует постоянно помнить, что не надо лечить то, что не болит. То есть анализировать, вычленять, разотождествлять (в смысле отделять от себя) нужно не все, что попало, а лишь то, что мешает клиенту настолько, что он сам с этим справиться не может и обращается за помощью к специалисту-психотерапевту.
Терапевт показывает клиенту, что неудовлетворяющие, травмирующие его взаимоотношения с кем-то из значимых для него людей не являются фатально неизбежными и непреодолимыми. Это лишь определенные роли, которые можно попробовать сыграть и по-другому.
Так с помощью психотерапевта разрушается (или корректируется) неудачная роль и создается более приемлемая. Клиент начинает сознательно играть ту роль (родителя, супруга, ребенка, сотрудника), которая его мучила. Убеждается, что это лишь роль, которая может быть сыграна и по-другому. Отделяет свою сущность от роли.
Мы советуем заканчивать это упражнение утверждением-самовнушением:
«То, что мне сейчас во мне не нравится,
не является моей неизменной сущностью.
Это лишь одна из ролей,
которую я могу сыграть по-другому
или отказаться играть вообще.
Я хозяин своих ролей, а не раб их».
Здесь в какой-то мере применяются бихевиористские приемы -подбор нужной и устранение ненужной роли методом проб и ошибок (стимул-реакция) с положительным и отрицательным подкреплением.
Ну и, разумеется, здесь, как и в других упражнениях психосинтеза, постоянно присутствуют элементы ролевой терапии, имаготерапии и психодрамы. Тут нельзя сказать, кто из великих психотерапевтов и что позаимствовал у другого. Почти все классики психотерапии жили и создавали свои направления и школы почти в одно и то же время и под влиянием одних и тех же идей (важной роли бессознательного в формировании неврозов и защитных механизмов, объяснительных фикций, субличностей, ролей и т.п.).
Поэтому, несмотря на выдающиеся, вполне самостоятельные достижения каждого из терапевтических (и в первую очередь -психоаналитических) направлений, я глубоко убежден, что с практической точки зрения в них больше общего, чем различного.
Отождествление с центром Я
К этому упражнению переходят только после успешного выполнения предыдущих: разотождествления себя с элементами личности (телом, эмоциями, интеллектом и т.п.), с субличностями, с ролями.
Осознав такое разотождествление, клиент должен осознать сущность своего истинного Я как центра чистого самосознания и воли. Должен поверить в его стабильность и силу.
Он говорит (внушает) себе: «Из этого центра я могу трезво наблюдать и контролировать мое тело, эмоции, интеллект, направляя и изменяя их активность по моей воле».
Путем постоянных подсобных упражнений по разотождествле-нию себя с различными элементами процесс обретения чистого Я становится все более послушным и быстрым, сокращая подготовительные стадии.
Это упражнение помогает быстро разотождествляться даже с сильно мешающей эмоцией, как бы отстраняя ее от себя, позволяя взглянуть на нее более холодно, со стороны.
Формирование нужного качества
Обычно это упражнение используется для формирования спокойствия, однако может применяться и для развития других качеств, потребностей, манеры поведения.
Для формирования спокойствия рекомендуется сесть комфортно, максимально расслабиться.
Это упражнение быстрее и эффективнее получается у тех, кто овладел аутотренингом и другими процедурами психомышечной саморегуляции. Здесь включается и процедура успокоительного дыхания, и элементы имаготерапии, то есть представление своего максимально спокойного образа в приятной и спокойной обстановке.
Когда вы научитесь достаточно быстро и четко вызывать в своем воображении образ «спокойного и уверенного себя самого», постарайтесь вспомнить человека или обстоятельства, выводящие вас из спокойного состояния, но на этот раз попытайтесь остаться максимально спокойным. Вызывайте в своей памяти эти и другие беспокоящие вас объекты, тренируя свою «непробиваемость», постепенное снижение тревожности и других мешающих вам эмоций. Это близко к бихевиористскому приему систематической десенсибилизации - притупления чувствительности (см. бихевиористская терапия).
Задание
Придумайте по аналогии сами несколько упражнений на формирование других нужных качеств.
Все свои успехи и трудности постоянно анализируйте в рабочей тетради и периодически обсуждайте с психотерапевтом.
Формирование идеальной личности
Повторяйте уже освоенное разотождествление с различными элементами до возникновения состояния чистого Я.
Постарайтесь как можно четче ощутить это состояние и как можно дольше удержать его.
Создайте в своем воображении образ того идеального Я, каким вы мечтали бы себя видеть. Однако помните, что этот образ не должен слишком отрываться от вашего реального внешнего и внутреннего (хотя и лучшего) облика. То есть вы должны представить не просто образ идеального человека, а именно образ своего лучшего Я, того, как вы бы хотели выглядеть и вести себя; чувствовать и мыслить.
Как можно глубже прочувствуйте «себя лучшего».
Опишите в рабочей тетради этот образ как литературного героя, от одежды и внешности до внутренних мыслей и чувств. Постарайтесь нарисовать его.
На этом этапе важно почувствовать, что представленная вами модель одновременно совершенна и реалистична (то есть в пределах ваших же лучших возможностей).
После этого начинайте путем многократных сеансов (которые вы можете проводить самостоятельно с закрытыми глазами) вживаться в образ своего идеального Я, сливаться с ним, становиться одним целым. Ассаджиоли рекомендует повторять это упражнение ежедневно, прямо в постели, сразу после того, как вы проснулись и еще не «заразились» суетой повседневных тревог и забот. Завершать каждое такое упражнение надо решительным самовнушением, что вы будете действовать, мыслить и чувствовать в соответствии с образом вашего лучшего Я независимо от складывающихся обстоятельств.
Очень важно быть заранее готовым к тому, что не все сразу будет получаться гладко, поэтому полезно вести рабочую тетрадь, в которой накапливать положительный опыт, и анализировать причины временных неудач и срывов с «высоты своего лучшего Я».
Как мы уже говорили, это упражнение и его модификации в настоящее время широко используются как самостоятельный психотерапевтический метод имаготерапия (от англ. image - образ).
Аналогичные подходы по вживанию актера в образ применял К.С.Станиславский, с той разницей, что актер вел поиск не в сторону своего лучшего Я, а в сторону наиболее органичного воплощения своего Я в роль своего героя (который мог оказаться не только положительным, но и отрицательным) Однако психофизический механизм такого воплощения здесь тот же, что и у Ассаджиоли.
Синтез
Некоторые специалисты считают это упражнение самостоятельным, другие видят в нем завершающую часть предыдущего упражнения по формированию идеальной личности.
В основе этого упражнения лежит подчеркнутое еще Адлером стремление каждого человека к обретению внутренней гармонии.
Для этого Ассаджиоли предлагает сначала обнаружить в себе противоречивые чувства и качества личности, а затем начать работу по их примирению.
Мы нередко можем обнаружить в себе и в других (особенно в период юности и молодости) чередование черт грубости и сентиментальности, цинизма и возвышенных чувств, любви и ненависти, уважения к себе и самоуничижения, застенчивости и наглости. Ассаджиоли считает, что гармония личности может быть обретена только примирением этих полярностей, а не предпочтением одной из них за счет вытеснения другой.
Ведь Ассаджиоли был последовательным учеником Фрейда и считал, что именно вытесненные из сознания нежелательные для нас чувства, мысли и образы самих себя и являются главными причинами формирования и углубления неврозов.
Для примирения наших «полярностей», противоположностей в психосинтезе применяется много упражнений.
Одно из начальных, наиболее простых и популярных упражнений - рисование образов своих собственных противоположностей.
Для этого вы берете чистый лист бумаги, делите его на две половины.
На одной половине символически изображаете одно из противоположных ваших чувств, настроений, восприятии себя, а за чертой -их «полярности».
Затем, внимательно вглядываясь (и психологически вживаясь) то в одну полярность, то в ее противоположность, начните искать в них что-то общее или хотя бы «примиряемое».
Теперь ниже нарисуйте символическое взаимодействие этих противоположных образов: дерутся, ругаются, угрюмо молчат, жмут друг другу руки, играют в мяч друг с другом или в одной команде, помогают друг другу и т. п.
Неоднократно применяйте это упражнение, стараясь находить с каждым разом все больше вариантов взаимодействия и все меньше раздоров.
Старайтесь с позиции одной стороны понять другую, ее точку зрения, переубедить или хотя бы убедить в необходимости поиска мирных решений - ведь поле их битвы вы сами, а результаты- ваши страдания и проблемы в общении как с собой, так и с другими.
На обороте этих рисунков (в вашей рабочей тетради) ведите записи всего того, что вы чувствуете и думаете в процессе этой работы.
Такой анализ позволит быстрее выявить типичные повторяющиеся ошибки и провоцирующие их ситуации, продумать решения по предотвращению таких ситуаций, поиску разумных компромиссов.
Вопросы для самоконтроля
1. В чем заключается основная идея психосинтеза?
2. «Взаимоотношения» психоанализа и психосинтеза.
3. Какие идеи и методы Фрейда, Юнга и Адлера нашли свое отражение в психосинтезе Р. Ассаджиоли?
4. Структура личности по Ассаджиоли и ее принципиальное отличие от структуры личности по Фрейду.
5. В чем заключается метод контроля над элементами?
6. В чем заключается метод работы над субличностями?
7. Перечислите и кратко охарактеризуйте основные этапы практической реализации техники психосинтеза.
САМОАНАЛИЗ К. ХОРНИ
Не умаляя значения других представителей психоаналитических трудов и школ, мы, учитывая нашу задачу немедицинской ориентации, остановимся на анализе еще одного метода, который стихийно применяется каждым человеком, а как научный метод введен и обоснован Карен Хорни.
О Карен Хорни написано много: и о ее теории «базальной тревожности», и о «невротической личности», и о «женской психологии», и о вкладе в феминистское движение.
Зигмунд Фрейд считал, что психоаналитический самоанализ не может дать достоверных результатов и потому (именно с позиции классического психоанализа) невозможен. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что многие идеи и технические приемы психоанализа Фрейд разработал именно в результате самоанализа. Но он считал это лишь ранней исследовательской стадией формирования психоанализа, а не методом, который может быть предложен и доступен другим именно с целью психотерапии.
Карен Хорни (1895-1952), представительница неофрейдизма, считает, что самоанализ вполне может эффективно применяться при обязательном соблюдении следующих требований:
1. У клиента должен быть сильный и устойчивый мотив для самопознания. Этот мотив должен не ослабевать на протяжении длительного и трудного процесса самопознания.
2. Приступая к самоанализу, клиент должен быть вооружен необходимым минимумом знаний о бессознательном и его влиянии на психические состояния и поведение человека, а также об основных методах техники психоанализа. Для этого надо пройти соответствующую подготовку под руководством опытного психоаналитика. Клиент должен быть убежден в необходимости безжалостно откровенного взгляда на себя, свои проблемы и их истинные причины.
Настоящую пользу психоанализ, проводимый опытным психоаналитиком, может принести в сочетании с выполнением индивидом домашних заданий.
И все же, как показывает практика, механизмы самозащиты (неосознанного самообмана) при проведении самоанализа мешают проникновению в подсознание и нередко искажают представление об истинных причинах проблемы, что мешает ее решению.
Однако мы считаем, что применительно к нашим задачам психолого-педагогической психотерапии самоанализ может быть достаточно эффективным инструментом самокоррекции и самосовершенствования при непременной корректировке своей самооценки, при сопоставлении ее с более объективными показателями (мнением других, анализом конкретного поведения и деятельности).
Мы не будем здесь углубляться в теорию и практику самоанализа К. Хорни, так как он представляет собой главным образом теорию и практику психоанализа (с которыми вы уже кратко ознакомились) применительно к самому себе. Поэтому пусть это и будет ваше задание для самоподготовки.
Задание для самоподготовки
1. Составьте программу психоанализа самого себя. Для этого творчески используйте полученные знания о психоанализе З.Фрейда и требования К. Хорни к самоанализу.
2. Начните осуществлять и постоянно совершенствовать на практике вашу программу самоанализа.
3. В рабочей тетради должен найти отражение процесс этой работы, включающий анализ ошибок, сомнения, предположения и совершенствование этого процесса.
4. Проявите творческую смелость и подключите к этой работе элементы психоаналитической терапии по К. Юнгу, А.Адлеру, психосинтеза Р.Ассаджиоли, ваши собственные идеи.
ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ (БИХЕВИОРИСТСКАЯ) ПСИХОТЕРАПИЯ
Проводя условно знак равенства между понятиями «поведенческая» и «бихевириальная поведенческая» психология и психотерапия, мы исходим, во-первых, из дословного перевода (английское слово behavior переводится на русский язык как поведение), а во-вторых, цель нашей работы - ознакомление с общими основами главных направлений и возможностями применения (пусть весьма ограниченного, но несомненно важного) этих знаний и некоторых технических приемов в психолого-педагогической практике, а не теоретические попытки обосновать собственные направления.
Целью бихевиористской, или, как иногда пишут, бихевириальной психотерапии является именно изменение поведения от той модели, которая не помогала справиться с неврозом или другой психологической проблемой (а возможно, и порождала их), к модели поведения или отдельным поведенческим умениям и навыкам, способным вывести человека из фрустрационного тупика.
Клиент с помощью психотерапевта находит эти модели поведения и отрабатывает их настолько, чтобы они могли успешно выполнить адаптационную (приспособительную) роль в тех ситуациях, которые ранее порождали вышеупомянутые неврозы и психологические проблемы.
Многие из этих знаний и навыков могут быть успешно применены не только по отношению к другим, но и к себе самому, так как практически каждый человек страдает если не выраженными неврозами, то по крайней мере какими-то психологическими проблемами, с которыми может справиться и самостоятельно, но более успешно это происходит при наличии специальных знаний и уже достаточно проверенных в психотерапевтической практике приемов.
Хотя основателем бихевиоризма как психологического направления по праву считается Джон Уотсон, многие, и в первую очередь американские бихевиористы, считают, что не меньшее влияние на развитие бихевиоризма оказали условно-рефлекторная теория и «поведенческие» эксперименты над животными И.П.Павлова.
Влияние Павлова на развитие бихевиоризма не отрицают и сами американские родоначальники бихевиоризма и зародившейся на его основе бихевириальной (поведенческой) терапии Б.Ф.Скиннера.
Идеи и экспериментальные работы Б.Ф.Скиннера внесли много нового не только в классический бихевиоризм как в психологическое направление, но и в психотерапию, распространяющуюся на лиц, страдающих неврозами, и просто на людей, желающих изменить, устранить или, напротив, приобрести определенные навыки, умения и поведенческие реакции в быту и для конкретных видов профессиональной деятельности.
Б.Ф.Скиннера по праву считают родоначальником бихевиористски ориентированного обучения (в процессе которого удельный вес теоретических знаний и формирования практических навыков резко изменился в сторону практики).
В отличие от психоанализа, занимающегося психическими состояниями, бихевиоризм и особенно радикальный бихевиоризм Б.Ф.Скиннера акцентирует свое внимание на поведенческих реакциях и их экспериментальном изменении до нахождения и закрепления нужных моделей (в основном приспособительных навыков и умений).
Нередко можно встретить утверждения, что Скиннер, как и бихевиористы, считает сферы сознания и бессознательного не заслуживающими внимания. Это ошибочное, поверхностное суждение, вызванное нескрываемым критическим отношением бихевиористов к научной достоверности психоаналитических толкований, а также тем, что бихевиористы часто переносили на объяснение механизмов поведения человека закономерности, выявленные на опытах с животными.
Напротив, Скиннер, как и другие классики бихевиоризма, считает, что эти проблемы сознания и бессознательного настолько серьезны и так трудно поддаются научному анализу, что правильнее иметь дело с их внешними проявлениями в виде поведенческих реакций, изучать эти реакции и в тех случаях, когда они оказываются неэффективными для решения проблем клиента или даже их усугубляющими.
Итак, признав научно недостоверными существовавшие методы анализа и объяснения психических состояний человека, бихевиористы сделали своим «знаменем» формулу «S - R», где S обозначает стимул (определенный положительный или отрицательный раздражитель), а R обозначает поведенческую реакцию человека или животного на данный раздражитель.
При этом важность сознания, бессознательного и субъективные понятия не отрицаются (как ошибочно считают даже многие психологи), они просто не рассматриваются как не имеющие (в отличие от поведения) объективного измерения. Поведение же считается объективно наблюдаемым феноменом и, каким бы сложным или странным оно ни казалось, может иметь объективные критерии и методы наблюдения, исследования и коррекции.
Скиннер не игнорирует такое понятие, как личность, но определяет его с точки зрения бихевиоризма, то есть как «сумму паттернов» (определенных типов, «целостных совокупностей поведенческих реакций») поведения, а не как «изолированную самость».
В соответствии с вышеприведенной формулой бихевиоризма (S - R) различные ситуации вызывают различные паттерны реакций. При этом различия в поведенческих реакциях на одни и те стимулы определяются индивидуальными генетическими различиями в предыдущем опыте и в генетической истории. То есть, еще раз предостерегая от вульгарного упрощения бихевиоризма, подчеркиваем, что даже самый радикальный его представитель Б.Ф. Скиннер не упрощал толкования поведенческих реакций и считал их зависящими от многих скрытых факторов, в том числе от генетических особенностей, но не считал их проблемой, посильной для объективного научного исследования (по крайней мере на современном уровне состояния науки). Однако он и его последователи предпринимали попытки определенного толкования генетической истории по паттернам поведенческих реакций.
О глубине подходов Скиннера говорит то, что, относясь с глубоким уважением к идеям И.П.Павлова и особенно к организации его экспериментов, он утверждал, что нельзя упрощенно объяснять поведение не только человека, но и животных лишь с позиции условно-рефлекторной теории.
Если И.П.Павлов открыл механизм образования условных реакций при сочетании безусловного рефлекса с некоторым условным сигналом, то Скиннер существенно расширил эту схему, предложив модель так называемого оперантного обусловливания. Можно сказать, что принцип оперантного обусловливания (кстати, по аналогии с принципом психического детерминизма, только по отношению не к психическим состояниям, а к поведению) подразумевает, что никакое поведение, в том числе то, которое на первый взгляд не вписывается в схему ожидаемого ответа на стимул, не является случайным или необъяснимым. Просто эти причины могут не лежать на поверхности, однако их надо искать как в предыдущем опыте клиента, так и в его генетической истории, комбинация которых оперантно (действенно) обусловила данное поведение.
Остальное близко к схеме выработки условного рефлекса в экспериментах И.П.Павлова. То есть правильные или желательные (по условиям эксперимента) поведенческие реакции поощряются (получают определенный вид положительного подкрепления), а неправильные или ошибочные порицаются (испытуемый получает определенный вид «наказания»).
Как было установлено Павловым и подтверждено многочисленными экспериментами бихевиористов, положительные санкции закрепляли требуемую модель поведения, а отрицательные снижали вероятность поведенческих реакций (ответов), за которые следовало «наказание» (отрицательный подкрепляющий стимул).
Однако повторяем, что Скиннер считал необходимым при анализе такого поведения рассматривать не просто схему S - R (стимул - реакция), а предусматривать то, что данная реакция еще и оперантно обусловлена предыдущим опытом и генетической историей испытуемого.
Первичными положительными и отрицательными «подкрепителями» правильных или ошибочных ответов считаются физические вознаграждения от которых животное, ребенок, а иногда и взрослый человек получает физическое удовольствие и физическое наказание (неприятные физические ощущения различного рода интенсивности).
Некоторые исследователи к отрицательным «подкреплениям» относят фрустрацию от неполучения ожидаемого положительного подкрепления. Эту схему, кстати, использовал выдающийся дрессировщик Филатов, постоянно научно экспериментировавший под консультативным руководством И.П.Павлова. При дрессировке медведей он правильное выполнение задания подкреплял положительным стимулом (давал кусочек сахара), а при невыполнении или неправильном выполнении задания не прибегал к прямому наказанию, а лишь не давал ожидаемый кусочек сахара. То есть использовал косвенное наказание в виде фрустрации от недополучения положительного подкрепления.
Кстати, такую схему используют многие воспитатели и родители, иногда приходя к ней самостоятельно, когда отсутствие поощрения ребенка является для него косвенным наказанием.
Не будем здесь вдаваться в нюансы этой системы, которая, как и любые хорошие идеи, может быть доведена до абсурда, когда родители приучают ребенка хорошо себя вести или хорошо учиться, подменяя более кропотливый процесс формирования личностных установок и духовных потребностей материальными поощрениями или угрозой не купить обещанное.
Здесь мы логично переходим ко вторичным «подкрепителям». Они действуют по той же схеме, что и первичные «подкрепители», но уже на другом уровне и обычно представляют собой так называемые нейтральные стимулы. Здесь уже фигурирует не физическое, а материальное удовлетворение потребностей и даже обещание такого удовлетворения.
Важной частью теории и практики бихевириальной терапии по Скиннеру являются так называемые объяснительные фикции, то есть функции определенного вида неосознанного или сознательно неосознаваемого самообмана.
Среди основных объяснительных фикций Скиннер называет такие, как: автономный человек, свобода, достоинство, творчество. Он считает их иллюзорными, но необходимыми для самоутверждения человека.
Действительно, человек - существо социальное, вынужденное считаться с требованиями общества или быть им отвергнутым, но и тогда он вынужден считаться с какими-то людьми и обстоятельствами. То есть его автономия, как и свобода, - понятия весьма относительные, но важные для его самосознания.
Достоинство (оценка себя и других) определяется не самостоятельно самим человеком, даже если ему так кажется, а под осознаваемым или неосознанным влиянием критериев и ценностей того социума, к которому он принадлежит или хотел бы принадлежать.
Творчество, каким бы спонтанным оно ни казалось самому творцу, тоже оперантно обусловлено его внешними условиями и внутренними потребностями, которые (как мы уже говорили) в свою очередь зависят от его предыдущего опыта и генетической истории. (Мы не говорим здесь о творчестве, которое осознанно выполняется как определенный заказ, а лишь о тех случаях, когда оно воспринимается как свободное, ни от чего и ни от кого не зависящее.)
Скиннер утверждает, что все это лишь объяснительные функции, отрицающие спонтанность и источники, не вытекающие из сферы жизненного опыта.
Повторяем, что генетическую историю он тоже выводит из жизненного опыта предыдущих поколений данной популяции и конкретного индивидуума.
Надо сказать, что бихевиоризм вырос из философии прагматизма, и Скиннер, последовательный и, более того, радикальный бихевиорист, прямо указывает, что его (с позиции прагматика) больше интересует не психическое состояние человека, а его поведение (так как именно оно может быть эффективно или неэффективно для индивидуума и общества), а в самой сфере поведения ему более интересно управление этим поведением, нежели его предсказание.
Возражая тем, кто считал, что его подходы к управлению поведением человека при их полной реализации дадут рычаги управления людьми в руки тиранов, которые «механизируют» общество, он писал: «...мы не можем принимать мудрые решения, если мы продолжаем притворяться, что человеческое поведение неуправляемо, или если мы отказываемся заниматься управлением, когда могут быть достигнуты ценные результаты. Такие меры только ослабляют нас, оставляя силу науки в руках других. Первый шаг к защите от тирании - это максимально возможное обнаружение техники управления...»
Ставя основной задачей поведенческой терапии формирование наиболее эффективных (для решения конкретной личной или профессиональной проблемы) поведенческих навыков и умений путем их рефлекторного положительного подкрепления, Скиннер исходил из убеждения, что наказание любого вида неэффективно тем, что оно информирует наказуемого о том, чего не надо делать, но не сообщает, что и как делать. Таким образом, наказание не позволяет индивидууму выработать правильных адаптационных навыков и умений, необходимых для преодоления фрустрирующей (его или других) ситуации. Поэтому для обучения эффективны только положительные стимулы, подкрепляющие правильные поведенческие реакции, а отрицательные (наказания), не показывая новых моделей поведения, вынуждают индивидуума рано или поздно (в прямой или завуалированной форме) возвращаться к прежним (неэффективным или даже вредным) моделям поведения.
В качестве примера неэффективности наказания для выработки правильного поведения Скиннер приводит тюремное заключение, которое показывает крайне низкий процент исправлений даже в наиболее цивилизованных странах.
Награждение, использование различного вида поощрений представляет собой, по мнению бихевиористов, значительно более эффективный путь научения правильным или необходимым моделям поведения. При этом происходит необходимая управляемая селекция (отбор) и закрепление наиболее эффективных паттернов поведенческих реакций.
Можно сказать, что бихевириальный психотерапевт работает не с болезнью (психологической проблемой, неврозом), а с ее симптомами (внешними проявлениями в неправильном или недостаточно эффективном поведении).
Одна из наиболее первостепенных задач при проведении поведенческой терапии - осознание так называемой неугрожающей обстановки, максимальное приближение ощущения защищенности и комфорта клиента.
Не секрет, что большинство людей, обращающихся к психотерапевту, чувствуют себя неуверенно, незащищенно и оттого не могут полностью раскрыться для доверительного контакта и партнерства. А без этого терапевтическая работа не становится сотрудничеством и, значит, не соответствует основному принципу бихевиористской терапии.
Это должна быть не просто атмосфера доверия к психотерапевту, а атмосфера полной раскрепощенности, возможности без стеснения спонтанно выразить беспокоящие клиента эмоции в плаче, смехе, совершенно откровенных признаниях даже в том, что кажется неприличным, например в различных сексуальных фантазиях. Клиент должен быть уверен, что психотерапевт не только (пусть даже про себя) не осудит его и не сочтет неполноценным, а напротив, оценит его доверие, правильно поймет сам и растолкует клиенту причины беспокоящих его проблем и с искренним желанием начнет сотрудничество по решению этих проблем.
Однако, создавая такую атмосферу полной раскрепощенности и спонтанности, психотерапевт должен выражать ее понимание, но не поощрение, постепенно начиная переводить клиента с этих, хотя и естественных, но неэффективных, способов поведения к формированию правильных поведенческих умений и навыков, направленных на конструктивное решение проблемы, и поощряя (положительно закрепляя) каждый успех клиента в этом направлении.
Часто на первом этапе бихевириальные психотерапевты предлагают клиенту освоить технику психорегуляции с помощью метода прогрессивной мышечной релаксации по Э.Джекобсону. Этот метод, состоящий из последовательного напряжения и расслабления различных мышечных групп и концентрации внимания на разнице в этих ощущениях, осваивается довольно быстро (быстрее, чем аутотренинг по И.Шульцу) и сразу дает почувствовать клиенту, что он способен к эффективному обучению приемам и навыкам, которые предлагает ему психотерапевт. Это вселяет в него уверенность, что и более серьезные задачи - по плечу. Помните (и напоминайте клиенту) высказывание древних: «Даже маленькая победа над собой делает человека намного сильнее». К тому же техника прогрессивной релаксации пригодится при освоении других, более сложных, поведенческих навыков.
Когда психоэмоциональное состояние клиента при решении болезненной для него проблемы будет нарастать и грозить выйти из-под контроля, он (клиент) сначала по команде терапевта, а затем уже самостоятельно определяя нужный момент, резко переключает свое внимание на технику прогрессивной релаксации и (при хорошем ее освоении) в считанные минуты переключается, отходит от болевой точки, к преодолению которой он оказался пока не готов. Затем работа снова продолжается.
Кроме того, выработка навыков психомышечной релаксации помогает лучше справиться с различными недостатками излишнего или неадекватного психоэмоционального напряжения для преодоления застенчивости, обретения уверенности в быту, на работе, при публичных выступлениях и т.п.
Наибольшее распространение среди групп поведенческой терапии получили так называемые группы тренинга умений. Такие группы можно назвать курсами программированного обучения. Но не обучения школьным или университетским предметам, а обучения поведенческим реакциям, умениям, необходимым для решения бытовых или профессиональных проблем клиента, а также для повышения его профессиональной эффективности.
Наиболее популярными (по крайней мере в США) «группами умений» являются:
- группы снижения тревожности и обретения (повышения) уверенности в себе;
- группы планирования карьеры (где не только строятся планы, но и отрабатываются алгоритмы и необходимые психологические профессиональные навыки достижения конечной цели);
-группы принятия решений (сюда идут люди, страдающие от нерешительности или от принятия непродуманных, спонтанных, переменчивых решений и неумения их реализовать);
-группы родительских функций (мало любить своих детей, важно уметь реализовать свою любовь на пользу, а не во вред тем, кого ты любишь);
-группы коммуникативных умений (для лиц, имеющих трудности или ошибки в общении) и т.д.
В таких группах весьма быстро снимается смущение и не возникает чувства ущербности, так как собравшиеся вокруг тебя объединены той же самой или аналогичной проблемой и тоже не могут с ней справиться самостоятельно. Помните указание А.Адлера на то, что лучшее лечение от своих неврозов и проблем - это переключение внимания с собственной персоны на помощь другим в решении этих проблем? Применение групп тренинга умений исключительно широко: от обучения кандидата в гуБёрнаторы преодолению нерешительности в публичных выступлениях до обучения держанию чашки с чаем при восстановлении двигательных функций.
Главный процесс в группах поведенческой терапии - это процесс обучения. Так, при терапии взаимоотношений осваиваются такие навыки коммуникаций, которые не провоцируют защитных реакций того, к кому вы обращаетесь, у него не возникает инстинктивного желания либо отгородиться от общения, либо отреагировать на него в той или иной мере раздражительно, агрессивно. При этом терапевт сначала показывает, а затем предлагает начать воспроизводить и совершенствовать четыре вида поведенческих умений:
- осознание и совершенствование выражения коммуникативных чувств, связанных с вашим положительным отношением к коммуникатору и вызывающих («провоцирующих») соответствующее его отношение к вам;
- эмпатический ответ (эмпатия - это способность к эмоциональному сопереживанию, ощущению чувств и настроений другого человека). На этом этапе происходит обучение все более глубокому и сочувствующему пониманию внутреннего состояния другого человека и выражению этого понимания коммуникатору;
- последовательное переключение образа действия - от сформировавшегося навыка выражения межличностных чувств к эмпатическому ответу (эмоциональному сопереживанию);
- фасилитация (содействие-поддержка) - подготовка к обучению другим вышеперечисленным навыкам после того, как вы сами их достаточно освоили и убедились в их эффективности.
Несмотря на наличие общих принципиальных схем деятельности групп тренинга умений, следует выделить как относительно самостоятельный такой вид тренинга умений, который называется структурированно обучающая терапия.
Тренинги такого вида применяются для развития социальных умений (необходимых для эффективной жизнедеятельности в различных бытовых и профессиональных группах и сообществах). Сюда в первую очередь входят умения планировать и умения предупреждать причины возникновения стресса.
Тренинг в таких группах включает моделирование и прогнозирование социальных ролей, отработку коммуникативных взаимодействий и обратной связи (получения информации о правильности или ошибочности в освоении навыков) и перенос приобретенных умений в реальную группу, для которой эти навыки и отрабатывались.
Несмотря на широкое распространение самых разнообразных групп тренинга умений, наибольшей популярностью на протяжении многих лет пользуются группы тренинга уверенности в себе. Здесь отрабатываются: умения осознавать и выражать свои чувства, потребности и экспектации (ожидания); умения уверенно общаться: не стесняться обращаться с просьбой даже к малознакомым людям, не обескураживаться, получая отказ, и самому не бояться в определенных случаях ответить отказом, не чувствуя вины, уметь отстаивать свои законные права, делать и принимать комплименты и т.д. (Далее мы скажем об этом несколько подробнее.)
К основным правам, которые следует научиться свободно и естественно отстаивать и использовать, относятся:
Право быть одному
Право отказаться от ненужного или нежелательного для вас в данный момент общения, не чувствуя при этом смущения и вины.
Право на независимость
Независимость в решениях и поступках в тех случаях, когда вы не связаны договорами и объективными, а не оправдывающими вашу нерешительность обязательствами.
Право на успех
Не стесняться проявлять свои способности, дающие вам честное преимущество над другими.
Право быть выслушанным и серьезно воспринятым
Право на то, чтобы вас внимательно выслушали и серьезно отреагировали на вашу просьбу или мнение (на реализации этого права трудно настоять, оно завоевывается правильной «постановкой себя». Как писал Киплинг: «Будь прям и строг с врагами и друзьями. Пусть все, в свой час, считаются с тобой».)
Право получить то, за что платишь
Это право получить оплаченные вами товары и услуги в соответствии с их наименованием и необходимым качеством.
Сюда же можно включить и право на справедливую оплату за результаты своей деятельности. (Этот пункт особенно трудно реализовывать в современной России, но вы не должны забывать о своих правах и должны на них настаивать - иначе вы не получите даже того, что получат другие, находящиеся в таком же положении).
Право иметь права
То есть от вас должно веять спокойной уверенностью в том, что вы знаете свои права и не намерены от них отказываться.
Речь идет не только о юридических правах, но и о праве вести себя уверенно и независимо, даже если это кому-то и не нравится, особенно тем, кто привык к вашему нерешительному и зависимому поведению.
Право отвечать отказом на просьбу
Не чувствуйте себя виноватым, если считаете ваш отказ обоснованным.
При этом надо быть готовым спокойно аргументировать свой отказ, даже если причины его субъективны.
Одновременно надо быть психологически открытым для обсуждения, а возможно и принятия контрдоводов собеседника.
Право просить то, чего хочешь
Это, разумеется, не значит, что любой ваш каприз, несправедливое или невыполнимое (по объективным обстоятельствам) желание должны быть удовлетворены. Но вы имеете право высказать любую просьбу, так же как и тот, к кому вы обратитесь, имеет право отказать вам по объективным причинам, и к этому тоже надо быть готовым.
Сейчас любая американская газета самого маленького городка или района пестрит объявлениями, призывающими собраться вместе лиц, которым хотелось бы выработать или исправить те или иные поведенческие навыки и умения. Во многом это напоминает группы самопомощи, начавшиеся с обществ анонимных алкоголиков и распространившиеся в настоящее время практически на все проблемы, с которыми люди помогают справиться друг другу.
К тому же в таких группах восполняется прогрессирующий в нашем обществе дефицит общения (феномен «одиночества в толпе») - люди, лично обеспокоенные одной проблемой (у кого чего болит...), внимательней слушают друг друга и искренне, а не из формальной вежливости, дают человеку «излить душу», поразмышлять вслух, «что же делать», подсказать советом, проявить заботу друг о друге, принять достойно отказ.
Право совершать ошибки и отвечать за них
Не каждая инициатива приносит успех, но «не ошибается тот, кто ничего не делает».
Весь наш жизненный опыт складывается по методу «проб и ошибок». Если этого не осознать и все время бояться ошибиться, то ваши идеи, способности, а может и жизнь в целом, останутся нереализованными.
Главное уметь просчитывать цену возможной ошибки, влияние ее на права других людей и быть готовым нести за нее личную ответственность.
Право не быть напористым
Это типичный американский пункт, так как американцы с детства «замучены» призывами к напористости.
К сожалению, и в нашей стране родители или супруги нередко «замучивают» требованиями, вроде бы правильными, но объективно не соответствующими нашему темпераменту (а это базовый, малоизменяемый фактор), характеру или данному состоянию. Это создает ощущение еще большей неуверенности и ущербности несоответствия требованиям. Поэтому здесь важно помочь найти индивидуальный стиль деятельности и показать возможности наилучшей самореализации, исходя из индивидуальных особенностей.
Для развития умений осознавать, реализовывать и отстаивать свои права в данных группах применяются специальные упражнения. Обычно к таким упражнениям, развивающим уверенность в себе, относятся:
- активное смотрение: выработка умения не стесняясь, уверенно, но спокойно (без робости и вызова) смотреть в глаза собеседнику, делая акцент не на уверенность взгляда, а на выражение в нем активного внимания равного партнера;
-развитие умений искренне (не формально-вежливо) делать комплименты и без смущения, с уверенной (не снисходительной и не униженной) благодарностью принимать их;
-раскрепощение естественного (не зажатого, но и не бесконтрольно-невоспитанного) выражения своих чувств;
-развитие умения первым вступать в беседу и вести ее (упражнения в этом, как и в предыдущем пункте, включают элементы упражнений из риторики, в необходимых случаях корректируются произношение, дикция, грамотность, темп и другие компоненты речи с дополнениями мимикой и жестами).
Вопросы для самопроверки
1. Назовите основные принципы бихевиоризма и поведенческой терапии.
2. Какой вклад в поведенческую психотерапию внесло учение И.П.Павлова?
3. Назовите основных авторов бихевиоризма и поведенческой терапии. Что такое оперантное обусловливание?
4. Опишите упражнения групповой поведенческой терапии.
ПРАКТИКУМ
Несмотря на то, что большинство упражнений в группах тренинга умений в традициях бихевиоризма направлены на коррекцию внешних поведенческих проявлений, определенное внимание уделяется и формированию «внутренних» навыков, таких, как умение останавливать чрезмерное самоосуждение и «самокопание», формировать в своем сознании позитивный образ собственного Я и т.д.
Как уже говорилось, одним из наиболее популярных (особенно в США) видов групп тренинга умений являются группы тренинга уверенности в себе.
Приведем несколько типичных упражнений для таких групп.
Разговор
Умение вести разговор наиболее информативно показывает степень уверенности человека и одновременно тренирует эту уверенность. Участники распределяются по парам и начинают обмен вопросами и ответами.
Учитывая, что собравшиеся в подобную группу люди нелегко вступают в контакты, упражнение нужно начинать с наиболее легкого обмена вопросами и ответами. Это должны быть так называемые открытые вопросы, которые отличаются общим характером и не требуют точного ответа. Например, вы спрашиваете: «Как дела?» (открытый вопрос), на который может быть дан также открытый ответ: «Ничего, так себе, спасибо, неплохо» и т.п.
После того как такой поверхностный разговорный контакт образовался и постепенно стал все более легким для участников диалога, они постепенно переходят к более закрытым (конкретным) вопросам. Например: «Как вы себя чувствуете сейчас?» На этот вопрос может быть дан сначала такой же открытый ответ, а затем руководитель просит отвечать поконкретнее и поподробнее описывая свое самочувствие.
Важно следить за постепенной подготовкой каждого участника к переходу на все более конкретные вопросы и наконец на вопросы, ответы на которые требуют от него преодоления некоторого смущения.
Слишком быстрый переход к таким вопросам может вызвать нежелательную эмоциональную реакцию. (Такой прием иногда применяется опытным психотерапевтом в психокоррекционных группах, но не считается удачным для групп тренинга уверенности.)
Сначала один участник спрашивает, другой отвечает. Затем (минут через десять) они меняются ролями. Потом переходят к обмену вопросами и ответами, все более конкретизируя их.
Обсуждение успешности и трудностей диалога может проводиться как после каждой его фазы, так и по результатам всех разговоров в целом. Начинать это упражнение желательно с наиболее удобными (наименее смущающимися) партнерами, которых выбирают сами участники. В последующем (на этом или на следующем занятии) следует менять партнеров, так чтобы в конечном итоге каждый участник «потренировал» свою уверенность (или точнее - преодоление неуверенности) в беседах со всеми участниками группы. Желательно, чтобы в группе каждый сумел поговорить с каждым.

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign