LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 4
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

4. ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ
КОРРЕКЦИОННОЙ РАБОТЫ С ДЕТЬМИ
В КЛАССАХ КОМПЕНСИРУЮЩЕГО ОБУЧЕНИЯ

Организационно-педагогические основы создания классов компенсирующего обучения

Согласно нормативно-правовым положениям, в современной общеобразовательной школе для детей с трудностями в обучении создаются два основных вида классов - классы компенсирующего обучения и классы выравнивания. В школьной практике имеют место и другие формы дифференцированного обучения: классы педагогической поддержки (первично создаются в среднем звене школы), классы адаптации, здоровья и др.
Коррекционно-развивающее обучение в классах выравнивания и компенсирующих классах определяется нормативно-правовыми положениями Министерства образования РФ и строится на основе организационно-педагогических и научно-методических положений Концепции коррекционно-развивающего обучения, разработанной Институтом коррекционной педагогики, а также психолого-педагогических принципов развивающего обучения. В соответствии с положениями Министерства образования классы выравнивания создаются для обучения детей с задержкой психического развития, у которых при потенциально сохранных возможностях интеллектуального развития наблюдаются слабость памяти, внимания, недостаточность темпа и подвижности психических процессов, повышенная истощаемость, несформированность произвольной регуляции деятельности, эмоциональная неустойчивость.
Классы компенсирующего обучения создаются в общеобразовательных школах для детей, испытывающих затруднения в освоении общеобразовательных программ. Их основная цель - создание адекватных условий воспитания и обучения, позволяющих предупредить дезадаптацию таких детей в условиях общеобразовательного учреждения.
В классы компенсирующего обучения принимаются дети группы риска. К этой группе специалисты относят детей, которые по совокупности причин генетического, биологического и социального характера приходят в школу психически и физически ослабленными, социально запущенными, с риском школьной и социальной дезадаптации. Это дети «с сохранным интеллектом», значительно более низкими в сравнении со сверстниками адаптационными возможностями, что делает их уязвимыми по отношению к несбалансированным воздействиям внешней среды и предрасположенными к патологическим реакциям на перегрузки, социально-психологическим срывам.
Дети группы риска не имеют выраженных отклонений в развитии, т. е. у них нет задержки психического развития церебрально-органического генеза, умственной отсталости, выраженных нарушений речи, слуха, зрения, двигательной сферы. При интеллектуальном развитии, соответствующем возрастной норме (отсутствие нарушений памяти, перцептивных и мыслительных процессов), эти дети обнаруживают низкую работоспособность, повышенную утомляемость и отвлекаемость, импульсивность, гиперактивность, низкий уровень производительности психических функций и деятельности, несформированность учебной мотивации и познавательных интересов.
Создание специальных классов коррекционно-развивающего обучения позволяет обеспечить оптимальные педагогические условия для детей с трудностями в обучении и проблемами в физическом и нервно-психическом здоровье. Охране и укреплению здоровья учащихся этих классов отводится особая роль, в связи с чем проводится специальная работа. Необходимым моментом организации коррекционно-развивающего обучения в данных классах является динамическое наблюдение за продвижением каждого ребенка. Наблюдение проводится специалистами школьного психолого-педагогического консилиума. Результаты наблюдений обсуждаются не менее одного раза в четверть на малых педсоветах или консилиумах.
При изучении школьников принимаются во внимание следующие показатели:
1. Физическое состояние и развитие ребенка: динамика физического развития, особенности слуха и зрения; особенности развития двигательной сферы, координация движений; особенности работоспособности (утомляемость, истощаемость, рассеянность, пресыщаемость, количество ошибок к концу урока или при однообразных видах деятельности).
2. Особенности и уровень познавательных процессов: особенности восприятия пространства и времени; особенности внимания, памяти, мышления, речи; познавательные интересы, любознательность.
3. Отношение к учебной деятельности, особенности мотивации, уровень освоения учебной деятельности.
4. Особенности эмоционально-личностной сферы: эмоционально-волевая зрелость, способность к волевому усилию, преобладающее настроение; особенности самооценки, отношения со сверстниками и взрослыми; поведение в школе и дома, нарушения поведения, вредные привычки.
5. Особенности усвоения знаний, умений и навыков, предусмотренных программой: общая осведомленность об окружающем мире и о себе, сформированность навыков чтения, письма, счета; характер ошибок при чтении и письме, счете и решении задач.
Научные основания коррекционно-развивающей деятельности в процессе образования и воспитания раскрываются к контексте складывающейся в настоящее время культурно-исторической, гуманистической педагогики. Основная ценность образования - человек, ребенок. Образование и воспитание должны помочь ему стать человеком, стать самим собой. Еще Л.Н.Толстой писал, что воспитание как умышленное формирование людей по известным образцам «не плодотворно, не законно и не возможно».
Теоретические предпосылки для образовательной коррекционно-развивающей практики созданы научной школой Л.С.Выготского.

Принципы развивающего обучения

На основании многочисленных теоретических и экспериментальных психологических исследований была сформулирована система принципов, характеризующих процессы психического развития человека в детском, подростковом и юношеском возрасте. Некоторые из этих принципов находят наиболее яркое проявление в раннем детстве, другие - позднее, однако в сумме они выступают надежной базой для построения практики развивающего образования на всех ступенях и уровнях. На основании этих принципов разрабатываются конкретные методики, педагогические технологии. Ниже представлена классификация принципов, данная психологом В. П.Зинченко.
Главным в их ряду, по мнению ученого, является принцип творческого характера развития. Процесс овладения ребенком культурой, целостной деятельностью содержит в себе единство воспроизводящей и креативной (творческой) тенденций. Ребенок не просто усваивает знания, опыт, но именно порождает его. Творческий характер развития и обучения подчеркивается в тезисе Н. А. Бернштейна о том, что упражнение - это «повторение без повторения». Ни ребенок, ни взрослый не могут дважды совершенно одинаково осуществить одно и то же движение, произнести одно и то же слово. Каждая реализация своеобразна. В обучении должен быть решен вопрос о соответствии репродуктивных, консервативных и творческих заданий, способов деятельности. Известный отечественный психолог В.В.Давыдов подчеркивает, что принцип «трех П» -подражание, повторение, послушание - не может безраздельно господствовать в развивающем обучении, которое связано с «овладением детьми нормами построения учебного сотрудничества и сопряженных с ним внутри - внешкольных социально-психологических взаимодействий».
Коррекционные задачи должны ставиться позитивно, т. е. речь должна идти о развитии.
Идея развития в сотрудничестве есть реализация следующего принципа: совместная деятельность и общение как движущие силы развития, как средство обучения и воспитания. Культурно-историческая психология показывает, что ребенок овладевает культурой не с помощью исключительно собственных действий, а с помощью действий взрослого, в общении с ним. Интеллектуальное и личностное развитие ребенка невозможно вне сотрудничества, общения со взрослыми в совместной с ними деятельности. Педагогика сотрудничества становится необходимой в условиях развивающего образования.
Следующий в классификации принцип - ведущей деятельности. Законы ее смены в процессе развития ребенка глубоко исследовал Д. Б. Эльконин, который экспериментально показал, что психологические образования каждого периода в жизни ребенка определяются осуществляемой им ведущей деятельностью. Термин «ведущая деятельность» не означает то, что она единственная. Все виды деятельности (игра, учение, общение, труд и т.д.) после своего появления могут «сосуществовать, интерферировать и конкурировать» друг с другом. И это становится важной психологической проблемой в связи с формированием и развитием личности, которая должна быть способной выбирать ту или иную деятельность, осуществлять ее и строить новую деятельность.
Освоение деятельности не может быть сведено только к усвоению внешних ее средств, способов и приемов осуществления. Для развития человека чрезвычайно важно открытие и постижение богатства внутренних способов и смыслов человеческой деятельности. Действие, пишет психолог В. П. Зинченко, - это живая форма, которая содержит в себе единство внешних форм поведения и внутренних способов мышления и действий личности. Это осмысленная, понятная деятельность. Деятельность же формальная, без размышлений о последствиях не затрагивает духовных и физических сил человека, его сознания и .чувств, она стандартна, несвободна, лишена ответственности, индивидуальности и самобытности.
В то же время известно, что любая деятельность является тем более эффективной, чем полнее вовлекаются в нее все способности и сущностные силы человека. Субъективно это проявляется не просто в привлекательности деятельности, а в полном слиянии человека с ней, когда деятельность овладевает человеком и он приобретает вкус и волю к ней. Конечно, человек может разочароваться в той или иной форме деятельности и оставить ее. В этом нет трагедии. Настоящая трагедия, если человек теряет вкус к деятельности вообще (В. П. Зинченко).
Задача коррекционно-развивающей педагогики - вызвать у ребенка вкус и волю к деятельности, дать средства для ее овладения, сформировать умения планировать деятельность, ставить цели, определять оптимальные средства для ее достижения, контролировать и оценивать процесс и результаты.
Определение зоны ближайшего развития - важнейший принцип организации коррекционно-развивающего обучения. Зона ближайшего развития определяется содержанием тех задач, которые ребенок еще не может решить самостоятельно, но уже осуществляет с помощью взрослого. Наличие зоны ближайшего развития свидетельствует о ведущей роли взрослого в психическом развитии ребенка. То, что первоначально делается ребенком под руководством взрослого, становится затем его собственным достоянием.
Правильно организованное обучение опирается на имеющуюся у ребенка зону ближайшего развития, на те психические процессы, которые начинают складываться у него в совместной работе со взрослыми, а затем функционируют в его деятельности. Зона ближайшего развития позволяет охарактеризовать возможности и перспективу развития. Ее определение имеет важное значение для диагностики психического развития ребенка.
Учет сензитивных периодов развития в процессе обучения школьников - принцип, который Л.С.Выготский называет «чрезвычайно важным законом». Существуют оптимальные периоды обучения тому или иному предмету, усвоения предметных и умственных действий, способов общения, развития определенных психических процессов и свойств, качеств личности. Наличие сензитивных периодов делает актуальной проблему поиска содержания и методов обучения, соответствующих этим периодам.
Принцип амплификации (расширения) детского развития рассматривается как необходимое условие разностороннего воспитания ребенка. Ученику, насколько это возможно, должен быть предоставлен широкий выбор разнообразных деятельностей, тогда у него проявляется шанс найти те из них, которые наиболее близки к способностям и задаткам ребенка.
Амплификация - это условие свободного развития, поиска и нахождения школьником «себя в материале, в той или иной форме деятельности или общения» (Л. С. Выготский).
Дефицит общения в младенческом возрасте приводит к значительным и трудно компенсируемым задержкам в развитии речи. То же происходит при позднем обучении грамоте или недостаточном эстетическом воспитании. Л.С.Выготский отмечает, что существует определенный период и для формирования потребности в новых действиях и деятельностях, потребности в обогащении их содержания и совершенствовании способов. Это потребности человека как личности. Ученый подчеркивает, что дефицит предметно-практических действий ничем не может быть восполнен и компенсирован. Он пишет: «Практический интеллект генетически древнее вербального; действие первоначальнее слова, даже умное действие первоначальное умного слова». Позднее происходит внутреннее преобразование действия с помощью слова. Речь качественно меняет действие, поднимает его на высшую ступень, накладывает на него «печать воли». «Если в начале развития стоит дело, независимое от слова, - пишет Выготский, - то в конце его стоит слово, становящееся делом. Слово, делающее человека свободным». Свободное же действие есть действие личности, а не индивида.
Понимание механизмов взаимодействия свободного действия (дела), слова и образа является необходимым условием эффективного решения задач образовательной коррекционно-развивающей практики.
Принцип единства аффекта и интеллекта был обоснован в трудах Л. С. Выготского, а затем и А. В. Запорожца. За мыслью, писал Л.С.Выготский, обязательно стоит аффективная и волевая тенденция. Это единство выражается в таких понятиях, как познавательное отношение, личностное знание. А. В. Запорожец, развивая идеи Л.С.Выготского, рассматривал эмоции как ядро личности, орган индивидуальности, которые в единстве с познавательными процессами обеспечивают единую регуляцию поведения и деятельности субъекта. Но если когнитивная регуляция характеризуется согласованием внутренних средств и способов деятельности (сенсорные и перцептивные эталоны, образы, двигательные схемы и др., с целями и задачами деятельности), то эмоциональная регуляция характеризуется согласованием другого рода внутренних средств. Это личностный смысл, нравственные ценности, нормы, идеалы, эталоны эмоционального отношения к окружающим, внутренние аффективные побуждения и т.д., которые согласуются с общей направленностью и динамикой поведения.
Образование должно быть эмоционально привлекательным и «ориентированным на целостную человеческую душу, на познание, чувства и волю человека». Переживание психологи называют «единицей развития» ребенка. Переживание Л. С. Выготский рассматривал как центральное звено в психическом развитии ребенка. Более поздние исследования детей с агрессивными формами поведения, недисциплинированных, замкнутых и т.п. показали, что характер переживаний (их содержание и сила) отражает актуально действующие потребности субъекта, его стремления, желания и степень их удовлетворенности (Л. И. Божович, Л. С. Славина и др.). Переживание отражает состояние удовлетворенности человека в его взаимоотношениях с окружающей средой, людьми и, следовательно, ориентирует его поведение, побуждает действовать, регулировать взаимоотношения.
Но это не единственная функция переживания. Возникнув однажды и образовав сложную систему чувств, настроений, переживание становится самоценным, приобретает значение для субъекта и само по себе. Ребенок может стремиться еще раз пережить то, что он уже однажды пережил, что стало для него привлекательным. Возникает потребность в самом переживании. Переживание, таким образом, становится особой формой жизни человека, а не просто средством ориентации.
Однако мало пережить, надо передумать, поэтому особую значимость приобретает мыслящее переживание, переживание как выражение некоторого содержания. Переживание, пронизанное смыслом, наполненное пониманием, выступает как особая форма невербального знания, как «живое знание» (В. П. Зинченко).
Для коррекционно-развивающего обучения недостаточно создать положительный эмоциональный фон, положительное эмоциональное отношение ребенка к занятиям. Необходимо включить учащихся в деятельность, «соединяющую ум с сердцем», близкую и понятную детям, результативную и успешную. Об этом прежде всего свидетельствуют образовательная практика, обучение и воспитание детей в коррекционных классах.



Психологические основы организации и осуществления коррекционно-развивающего обучения

Обучение в компенсирующих классах строится с опорой на действующие учебники. Однако планирование учебного содержания имеет свои особенности. Специфика обнаруживается в структурировании материала, методике его преподавания. Построение содержания учебного материала в системе коррекционно-развивающего обучения осуществляется на основе следующих принципов:
• усиления практической направленности изучаемого материала;
• выделения сущностных признаков изучаемых явлений;
• опоры на жизненный опыт ребенка;
• ориентации на внутренние связи в содержании изучаемого материала как в рамках одного предмета, так и между предметами;
• необходимости и достаточности в определении объема изучаемого материла;
• введения в содержание учебных программ коррекционных разделов, предусматривающих активизацию познавательной деятельности, формирования у учащихся деятельностных функций, необходимых для решения учебных задач (С. Г. Шевченко).
Составной частью коррекционно-развивающего учебно-воспитательного процесса является индивидуально-групповая работа, направленная на коррекцию индивидуальных недостатков развития. Это специальные занятия, имеющие целью не только повышение общего, интеллектуального уровня развития, но и решение конкретных задач предметной направленности: подготовка к восприятию трудных тем учебной программы, ликвидация пробелов предшествующего обучения и др.
Коррекционно-развивающее обучение осуществляется на всех уроках. Построение конкретной технологии коррекционно-развивающего обучения на основе всех вышеизложенных общепедагогических, частнодидактических и психологических принципов для начинающего учителя - сложная проблема. Технология обучения включает информационный и управленческий компоненты. Информационный компонент технологии обучения предполагает определение объема и состава информации, отбор и компоновку ее, свертывание и развертывание, выделение основных информационных единиц и введение их в учебный процесс, установление зависимости между основным понятием, которое должно быть усвоено, и вспомогательными знаниями (научными фактами, экспериментальными данными, практическими сведениями и т. д.); адаптацию учебного содержания к возрасту и возможностям детей, а также к целям.
Способы трансляции учебной информации, содержание педагогических действий, контакты учителя с учащимися при решении учебной проблемы, реализация обратных связей, прогнозирование своих действий и реакций на них учеников, педагогическая оценка процесса и результатов взаимодействия в учебном процессе - все это необходимые характеристики управленческого компонента технологии обучения. Именно этот аспект вызывает значительные трудности у начинающих педагогов.
Важнейшим научным основанием организации и осуществления коррекционно-развивающего обучения является теория формирования учебной деятельности. Учебная деятельность только тогда благотворна для ребенка, когда он выступает ее субъектом. Основу собственно учебной деятельности составляют субъект-субъектные отношения. Предметом учебной деятельности, согласно Д.Б.Эльконину, являются сам ученик, его изменение. Учебная деятельность «поворачивает ребенка на себя», вызывает в нем изменения, которые «есть приобретение ребенком новых способностей, т. е. новых способов действия с научными понятиями». В таком понимании учебная деятельность становится личностно значимой и важной для ребенка. Основное содержание развития школьника предполагает превращение его в субъекта, заинтересованного в самоизменении и способного к нему. Ребенок обладает такой возможностью. Но она может реализоваться только при определенных условиях организации обучения. Основоположник отечественной педагогики К.Д.Ушинский утверждал: «...Всякая человеческая душа требует деятельности, и, смотря по роду этой деятельности, которую дает ей воспитатель и окружающая среда и которую она сама для себя отыщет, такое направление примет и ее развитие. От недостаточной оценки этой основной психологической истины происходят главные ошибки и еще чаще упущения и в педагогической теории, и в педагогической практике» (Ушинский К. Д. Собр. соч.: В 11 т. - М.; Л., 1995. - Т. 10. - С. 494). Не всякая деятельность, замечает педагог, благотворна для ребенка, а только та, которая доставляет ему радость, увлекает, выходит «из души его», является «излюбленной», т. е. свободной. Именно поэтому все правила педагогики прямо или косвенно вытекают из следующего положения: «...давайте душе воспитанника правильную деятельность и обогатите его средствами к неограниченной, поглощающей душу деятельности» (Там же. -С.495).
Источником деятельности является мотив, который выполняет функцию побуждения и смыслообразования. Благодаря мотиву деятельность не замыкается сама на себе, а становится ориентированной на значительно большее, лежащее за ее пределами. Она затрагивает сознание и чувства человека, становится источником смыслообразования.
Конкретными мотивами учебной деятельности школьника могут быть интерес, стремление иметь поощрения, избегание наказания за неуспехи, мотив долга и ответственности, самоопределения и самосовершенствования и др.
По данным психологов (Д. Макклелланд, Д.Аткинсон, Х.Хекхаузен), деятельность человека, направленная на достижение успеха, мотивируется двумя разными мотивами - мотивом достижения успеха и мотивом избегания неудачи. Поведение людей различается в зависимости от доминирования того или иного мотива. Человек, мотивированный на успех, ставит в своей деятельности некоторую положительную цель, стремится к ее достижению, активно включается в деятельность, выбирает средства, действия, мобилизует себя на выполнение и достижение успеха. При этом человек проявляет большую настойчивость в достижении поставленных целей, стремится к достижению все более сложных целей и задач, а при неуспехе, неудаче не отчаивается, не теряет интереса к деятельности.
Эмпирические данные свидетельствуют о том, что у школьников, обучающихся в компенсирующих классах, доминирует мотивация, связанная с избеганием неудач в учении, отрицательных оценок и отметок, наказаний за неуспехи и получением высоких отметок и положительных оценок со стороны учителя за успешную деятельность. Подобная мотивация в своей основе содержит тревожность, отрицательные эмоциональные переживания, неуверенность в себе, боязнь критики. Ребенок не испытывает удовольствия от деятельности, тяготится ею. Формирование положительной мотивации, связанной с достижением успехов в учебном труде, овладением новыми знаниями и способами их получения, установлением и сохранением хороших отношений с окружающими, открытие детям личностного смысла деятельности является необходимым условием коррекционно-развивающего обучения.
Смысл учения - сложное личностное образование, которое выражает отношение мотива к цели (А. Н. Леонтьев) и включает осознание ребенком не только объективной, но и субъективной значимости учения. Он связан с уровнем притязания школьника, самоконтролем и самооценкой учебной работы, затрагивает глубокие личностные слои. Все эти компоненты находятся в процессе развития, поэтому по мере формирования учебной деятельности смысл учения может развиваться или угасать, качественно меняться.
Психологические наблюдения показывают, что открытие учащимися личностного смысла учения делает его значительно успешнее. Легче усваивается учебный материал, повышается работоспособность, концентрируется внимание (А. К. Маркова).
Мотив обычно реализуется через постановку и достижение определенной цели. Цель - это представление о конкретном результате, который должен быть получен. Она направляет ученика на выполнение отдельных учебных действий, входящих в учебную деятельность. Если мотив создает установку к действию, то поиск и осмысление цели обеспечивают его реальное выполнение. При этом учебное содержание, занимающее в учебной деятельности место цели, лучше осознается и легче запоминается школьником. Четко определенная цель структурирует всю систему действий, из которых состоит учебная деятельность. Нечеткая же, «размытая» цель делает систему действий неопределенной, что приводит к разрушению всей деятельности.
Конкретными целями учебной деятельности школьников могут быть решение задач, нахождение ответа в задаче, выполнение действий по указанному учителем образцу, выявление способа решения учителем задачи и др. Возникновение целей, их выявление, определение, осознание называется целеполаганием. Выделяют две основные формы целеполагания: самостоятельное определение цели в ходе выполнения деятельности и определение цели на основе выдвигаемых учителем требований и задач. В учебном процессе доминирует, как правило, второй случай. Цели и задачи деятельности определяет учитель. Однако предъявляемое ученику внешнее требование (что и как надо сделать) далеко не всегда превращается в ту цель, которую ставит себе ученик. Внешнее требование должно быть целиком принято школьником, что далеко не всегда происходит. Напротив, внешнее требование может изменяться, искажаться, переопределяться в зависимости от опыта ученика и освоенных им и доступных ему способов действий.
Коррекционно-развивающее обучение не может быть успешным без формирования у школьников способностей целеполагания в учебной деятельности. Такая способность включает целый ряд конкретных умений, которым следует обучать школьника:
принятие и понимание цели, поставленной учителем; удержание, сохранение цели учителя в сознании в течение длительного времени и подчинение ей своего поведения; переопределение цели учителя «для себя», «наложение» ее на опыт;
самостоятельная постановка целей, их осознание и формирование, умение мысленно представлять себе цель до начала действия;
выбор одной цели из нескольких других и обоснование этого выбора;
умение соотносить цели со своими возможностями, определять реальность, достижимость, заменять нереальные цели реальными;
активная проверка, уточнение своих целей;
определение последовательности целей, выделение главных и второстепенных целей;
определение ресурсов (времени и сил) для достижения каждой из целей;
постановка новых целей с учетом уровня достижений (успеха-неуспеха) предыдущих целей, т. е. прежних результатов выполнения учебных действий;
конкретизация целей, определение их зависимости от условий, т.е. постановка задачи (задача есть цель, заданная в определенных условиях);
постановка гибких целей и перспективных целей, т. е. изменение целей в зависимости от ситуации, а также целей, выходящих за пределы данной ситуации; предвидение последствий достижения целей;
определение оптимальных средств и способов достижения поставленных целей;
постановка нестандартных, нестереотипных, оригинальных целей (творческие виды деятельности) (А. К. Маркова).
Каждый из процессов целеобразования в учебной деятельности не является одномоментным актом. Это сложный процесс выполнения школьником нескольких действий. Например, анализа условий, оценки своих возможностей, сопоставления разных целей между собой и т. д. Держать эти действия в поле внимания, актуализировать, направлять - важная задача учителя в учебном процессе.
Принятие учеником учебной цели и актуализация ее для себя возможны, если цель эмоционально заряжена. Эмоциональная заряженность учебных целей - одно из определенных условий успеха коррекционно-развивающей деятельности.
В психологии установлено, что эмоции оказывают существенное влияние на процесс и результат любой деятельности, в том числе и учебной. Регулирующая роль эмоций возрастает в том случае, если они не только сопровождают деятельность (учение), но и предшествуют ей, предвосхищают ее. Это подготавливает ребенка к включению в деятельность.

Практика проведения коррекционно-развивающего обучения
в компенсирующем классе

Обратимся к конкретному педагогическому опыту организации коррекционно-развивающего обучения в компенсирующих классах. Современная школьная практика накопила определенный опыт осуществления коррекционно-развивающего обучения, обеспечивающего положительные результаты в образовании и воспитании детей. Так, опыт коррекционно-развивающей деятельности педагогов гимназии № 4 г. Курска подтверждает актуальность и эффективность следующих психолого-педагогических условий осуществления коррекционного процесса в компенсирующих классах.
Психологическим фоном коррекционного процесса является установление эмоционально окрашенных контактов между детьми в классе, между педагогами и детьми, создание положительного эмоционального климата, взаимоотношений в классе и в школе. Педагоги осваивают «помогающее поведение», «помогающие отношения» (К. Роджерс). Помогающие отношения, как они понимаются в психотерапии, характеризуются тем, что одна из сторон способствует другой стороне в личностном росте, развитии зрелости, лучшей жизнедеятельности, умении ладить с другими, развитии потенциальных внутренних возможностей. Такие отношения между учителем и учеником являются обязательными в компенсирующих классах. Основу таких отношений составляют любовь, принятие, уважение индивидуальности, доверие, понимание, предоставление возможности самостоятельно принимать решения и уважение к их выбору, интерес к ребенку. Совет, который дает персонаж романа М.А.Булгакова королеве, весьма актуален в педагогике.
- Ничего, ничего, ничего! - бормотал Коровьев у дверей комнаты с бассейном. - Ничего не поделаешь, надо, надо, надо. Разрешите, королева, дать вам последний совет. Среди гостей будут различные, ох, очень различные, но никому, королева Марго, никакого преимущества! Если кто-нибудь и не понравится... я понимаю, что вы, конечно, не выразите этого на своем лице... Нет, нет, нельзя подумать об этом! Заметит, заметит в то же мгновенье. Нужно полюбить его, полюбить, королева. Сторицей будет вознаграждена за это хозяйка бала! И еще: не пропустить никого. Хоть улыбочку, если не будет времени бросить слово, хоть малюсенький поворот головы. Все, что угодно, но только не невнимание. От этого они захиреют...

Понимание, признание в ребенке человека - это самый главный вклад взрослого в его развитие. Вот почему учителя-предметники заходят в класс к детям и в дни, когда нет их уроков, только для того, чтобы поприветствовать учеников, пообщаться с ними, поинтересоваться успехами, настроением, самочувствием, поддержать. Каждый урок в начальных классах эти педагоги начинают с признания, что встреча с детьми для них радостна и приятна, что они ждали этой встречи, готовились к ней и надеются на взаимность.
Предметам эстетического цикла в компенсирующих классах начального звена школы отводится особая роль. Здесь работают преподаватели высшей квалификации, которые любят детей и заинтересованы в каждом ребенке. На уроках музыки и изобразительного искусства каждый ученик имеет шанс на успех. Ситуация успеха в значимой для ребенка деятельности - важнейшее психологическое условие, своеобразная точка опоры, позволяющая изменить всю систему отношений ребенка, пробудить веру в себя, в успех своих учебных усилий.
Практически на каждом уроке музыки или изобразительного искусства педагоги создают условия для продуктивной и успешной деятельности каждого ребенка. Особенно привлекательными Для учащихся компенсирующих классов становятся совместные формы художественной деятельности, коллективное творчество. Это исполнение музыкального произведения в составе детского оркестра на уроке музыки или коллективное моделирование и создание всем классом одной «картины». Особое значение придается тем формам работы, средствам и приемам, которые вызывают у детей осмысленное, предметное, художественное переживание.
Однако развитие личности под воздействием искусства, замечают психологи, возможно только в условиях, когда субъект готов к таким перестройкам, когда он открыт к диалогу с другой позицией, «иной смысловой перспективой», иной смысловой моделью. На уроках изобразительного искусства педагог формирует такую готовность через расширение зрительных образов детей, создание полноценных художественных образов на основе привлечения поэзии и музыки, которые полноправно присутствуют на уроке. Детей учат смотреть и видеть, слушать и слышать и, что не менее важно, попытаться создать свое произведение. Замечательно и то, что педагог учит детей технике работы, но не предлагает готовых образцов. Каждому ребенку оказывается дозированная помощь в соответствии с учетом индивидуальных особенностей. Большое внимание уделяется формированию умений планировать деятельность, рационально действовать, контролировать и оценивать.
На основе анализа литературных источников, опыта работы педагогов можно выделить некоторые конкретные условия создания положительного эмоционального заряда в учебной деятельности школьников.
Во-первых, необходимо положительное отношение ребенка к школе в целом. Пребывание в школе не должно вызывать у ребенка негативные эмоции. У него должны быть ровные, хорошие деловые отношения с учителем и одноклассниками, исключены конфликты с ними. Ученик должен принимать участие в жизни класса и школы.
Особое значение приобретают эмоции сопереживания в общении с учителем и сверстниками. Очень важно учить детей культуре чувств: пониманию душевного состояния другого человека, умению поставить себя на его место, если он переживает печаль или тревогу, или порадоваться вместе с ним, желанию понять и принять интересы другого человека как свои собственные.
Во-вторых, наполнение учения положительными переживаниями связано с осознанием каждым ребенком своих возможностей в достижении успехов в учебной работе. В школе, утверждает известный педагог В.Ф.Шаталов, ребенок должен обрести точку опоры как утверждение достойного способа жизни, краеугольные камни которого - честь, совесть, правда. Может быть, главный наш принцип - снять чувство страха с души ребенка, сделать его раскованным, свободным, вселить уверенность в свои силы, увидеть в нем полноценного и способного к творчеству серьезного человека. Мы считаем, что все дети могут учиться успешно, однако учителя должны иметь большое терпение...
Безусловно, ошибки следует анализировать, щадя самолюбие детей и внушая веру в свои силы. «Ты можешь» - напоминает учитель ученику. «Он может» - должен понимать коллектив ребят. «Я могу» - наконец, делает вывод сам ученик, и эта вера в возможность победы придает ему новые силы.
Подобная педагогическая позиция является психологически оправданной. Много лет назад американский психолог Розенталь открыл эффект, который вошел в научную литературу как эффект Розенталя. Суть его состоит в том, что если какой-то авторитетный человек, например педагог, скажет, что какой-то ученик, например С., обладает большими потенциальными возможностями и в ближайшее время, по-видимому, добьется значительных успехов, то независимо от того, каковы в действительности способности этого ребенка, он на самом деле начинает лучше учиться, проявлять свои творческие потенции. Это объясняется ответной реакцией этого ученика на соответствующие социальные ожидания: если человек ощущает, что в него верят, в нем видят неординарную личность, он начинает бурно развиваться.
В-третьих, положительные эмоциональные переживания должна вызывать встреча с новым учебным материалом, новыми способами учебной работы, самостоятельными наблюдениями, исследованиями. В этом случае речь идет об «эмоциогенном» учебном материале (А. К. Маркова). Но следует помнить, что это имеет смысл только при условии включения ученика в содержательную активную учебную деятельность.
Все эти условия создают атмосферу эмоционального комфорта в процессе учения, без чего невозможно его успешное осуществление. Однако важно помнить, что эмоциональное благополучие, преобладание удовлетворенности собой, захваливание школьников может привести и к застою в учебной работе, к «закрытости» их для развития. Поэтому в процессе обучения должны присутствовать и эмоции с «отрицательной» модальностью. Например, неудовлетворенность, состояние относительного дискомфорта, которые появляются в ситуации решения новой задачи, поиска других путей ее решения.
Вместе с тем в обучении должно присутствовать и чувство преодоления трудности. Ребенок всегда должен осознавать оценку как результат своих собственных усилий. Он должен получать удовлетворение от самостоятельного преодоления трудностей. В. ф. Шаталов считает, что педагог всегда должен вести урок так, чтобы ребята не работали в чрезмерно сложных условиях, чтобы они как можно реже испытывали беспомощность, ущемленность, глубокое разочарование. Но уводить от всего этого нельзя. «В жизни у них будет всякое, а потому нужно учиться преодолевать себя и обстоятельства. Но не злоупотреблять трудностями. В этом суть».
Организация обучения «на высоким уровне трудности» - один из принципов дидактической системы академика Л. В. Занкова. Согласно Занкову, высокий уровень трудности предполагает не столько превышение «средней нормы трудности», вызывающей «некоторое напряжение умственных сил», сколько такую организацию учебной работы, которая обеспечивает максимальную активность и самостоятельность мысли и действия ребенка, актуализацию потенциальных возможностей в ходе «познания сущности изучаемых явлений связей и зависимости между ними». Трудность обнаруживается в мышлении ребенка, когда создается проблемная ситуация, возникает противоречие при столкновении с учебным материалом. Ученик испытывает трудность при конструировании понятия на основе систематизации и переконструирования усвоенных элементов научного знания. Трудность состоит в сложном и противоречивом переходе от низших форм мышления к высшим.
Характеризуя понятие высокий уровень трудности, Л. В. Занков приводит высказывание видного отечественного физиолога Н. Е. Введенского, который заметил: «Возникает парадоксальная мысль: не оттого ли у нас так сильно утомляются люди, что они мало работают в истинном смысле слова, не умеют работать производительно? При умелом распределении умственного труда возможно развить громадную по своей продуктивности работу, но при этом сохранить на долгие годы, быть может, на всю жизнь умственную работоспособность и общий тонус своей жизнедеятельности».
Однако, как подчеркивает Л. В. Занков, исключительное значение приобретает мера трудности учебного материала. Мера трудности имеет не абсолютный, а относительный характер, т. е. она действует как при высоком, так и при низком уровне трудности обучения. Но в том и другом случае мера будет различна. Мера трудности в понимании Л. В. Занкова отнюдь не направлена на снижение трудности, но является конкретным условием реализации принципа высокого уровня трудности. Мера трудности обнаруживается в том, что предлагаемый школьнику материал должен быть осмыслен им. При несоблюдении меры трудности ребенок может пойти по пути механического запоминания, и тогда высокий уровень трудности из положительного превратится в отрицательный фактор.
Мера трудности конкретизирована в программах, учебниках, методических разработках и приемах обучения. Но в повседневной работе, считает Л. В. Занков, ее реализация обусловлена тем, что учитель постоянно следит за прогрессом усвоения детьми знаний и навыков, осуществляет систематический контроль за результатами усвоения. Главное в этом контроле - не суммарная оценка знаний и навыков посредством отметок, а дифференцированное и возможно более точное определение качества усвоения, его особенностей у разных учеников данного класса.
При соблюдении меры трудности в экспериментальных (начальных) классах Л. В. Занкова у всех учащихся неизменно улучшались внутреннее торможение, уравновешенность нервных процессов и их подвижность. Особенно убедителен тот прогресс, который был достигнут у детей, поступивших в экспериментальный класс с некоторыми отклонениями в высшей нервной деятельности (повышенная нервная возбудимость или же утрированная тормозимость).
Коррекционно-развивающая деятельность в учебном процессе строится и с учетом понятий темп психического развития и темп усвоения. Речь идет о скорости и интенсивности развития и усвоения, степени быстроты выполнения заданий. Наблюдения показывают, что школьники компенсирующих классов обнаруживают невысокий или даже низкий темп умственного развития и усвоения материала.

Взаимосвязь темпа умственного развития и обучаемости ребенка

Под обучаемостью мы понимаем систему интеллектуальных свойств личности, формирующихся качеств ума, от которых зависит продуктивность учебной деятельности (при прочих равных условиях: наличие исходного минимума знаний, положительной мотивации и т.д.) (З.И.Калмыкова). Чем выше обучаемость, тем быстрее и легче приобретает человек новые знания, тем свободнее оперирует ими в относительно новых условиях, тем выше темп его умственного развития.
Содержание понятия «обучаемость» ограничивается спецификой мышления, своеобразием его проявления у учащихся. Уровень и специфика обучаемости определяются формирующими качествами ума, каждое из которых имеет себе противоположное. Основные качества: глубина ума - поверхностность, гибкость ума - инертность, устойчивость - неустойчивость, самостоятельность -подражательность, осознанность мыслительной деятельности - неосознанность.
Особенности сочетания этих качеств и различные уровни развития создают индивидуальные варианты обучаемости школьников. Школьники с пониженной обучаемостью, тормозящей темп их психического развития, отличаются крайней поверхностью ума. При знакомстве с новым материалом (слушая объяснения учителя, читая текст учебника) они выделяют в качестве существенных первые бросившиеся им в глаза признаки, яркие детали, лежащие на поверхности явления, не проникая в его суть. Поэтому для них оказывается трудным формирование содержательных обобщений, им свойственны ошибки смешения понятий, формализм в усвоении знаний.
С поверхностью ума связана его инертность. Дети с пониженной обучаемостью с трудом овладевают содержанием новых понятий, приемами оперирования понятиями. В процессе усвоения они склонны к шаблонному использованию понятий и способов действий, с трудом отказываются от привычных действий, даже если убеждаются в их неправомерности. С трудом переключаются с одной системы действий на другую. Им свойственны подражательность ума, умственная пассивность. Они, как правило, избегают интеллектуального напряжения, им проще решить задачу привычным способом, даже если он достаточно громоздок.
Вместе с тем учащиеся этой группы отличаются и неустойчивостью ума. С одной стороны, они склонны действовать привычным способом, но с другой - случайный признак может легко «сбить» их. Неустойчивость ума проявляется и в трудности ориентации на совокупность признаков, составляющих содержание усваиваемого понятия.
Школьники с пониженной обучаемостью характеризуются и слабой осознанностью своего мыслительного процесса, т. е. слабым пониманием того, как они решают задачу, почему именно так, какой способ решения избирают. Осознание для них выступает особой задачей, и для этого требуется помощь со стороны.
Главным условием благоприятного психического развития школьников с пониженной обучаемостью специалисты называют соответствие требований, предъявляемых к ученику, не зоне актуального развития (т.е. тому уровню, которого ребенок уже достиг), а его потенциальным возможностям. Реализация этого общего подхода требует конкретных педагогических мер. Так, для того чтобы школьники усвоили программный материал, им нужно гораздо более развернутое объяснение с опорой на наглядность, выполнение большего количества упражнений с очень медленно, постепенно повышающейся трудностью, многократный возврат к уже изученному. Особое внимание в работе с такими детьми должно быть уделено специальному формированию приемов умственной деятельности, умения учиться, правильной самооценки (3. И. Калмыкова).
Специальные исследования, опытные данные подтверждают необходимость формирования у учащихся компенсирующих классов инструментальных навыков и учебных действий контроля и оценки. Инструментальные навыки - это навыки, лежащие в основе математических умений, чтения, письма и т. п.
Формирование умений планирования, исполнения, контроля и оценки собственной деятельности делает учебную деятельность ребенка полноценной. Контроль за процессом, правильностью, полнотой и последовательностью выполнения операций есть не только средство усвоения основного учебного действия, но и средство формирования внимания. Важно научить ребенка пооперационному контролю, т. е. проверке правильности и полноты выполнения операций, входящих в состав действия (Д.Б.Эльконин). Контроль по результату, отмечает Д. Б. Эльконин, имеет смысл только в том случае, если он возвращает к контролю по процессу. Это случается, когда ученик совершил ошибку. Но и в этом случае целесообразно вернуть учащегося к пооперационному контролю, т.е. контролю за правильностью процесса осуществления способа действия. Школьника необходимо научить и действию оценки степени усвоения, меры выполнения учебной задачи. Он должен самостоятельно научиться оценивать свое продвижение в учении. Оценочная деятельность - важнейшая часть целостной учебно-познавательной деятельности. Однако содержательный смысл оценка приобретает для школьника в том случае, если ему предъявляются эталоны, образцы (Д. Б. Эльконин, Ш. А. Амонашвили).
Эталон - это образец отдельных действий, операций, самой учебно-познавательной деятельности и ее конечных результатов. Эталон конечного результата заранее закладывается в учебно-познавательную деятельность как цель и ориентир деятельности. Он должен помочь школьнику найти ответы на вопросы: правильно ли я осуществляю деятельность, каково качество моей деятельности и ее результата; смог ли я овладеть знанием; овладел ли я умением (навыком), каково его качество и т.д. (Ш. А. Амонашвили).
Чтобы эталон послужил основой для содержательной оценки, необходимо научить школьника способам соотнесения своих знаний и умений с этим эталоном. Ученику должны быть раскрыты не только эталоны, но и способы оперирования ими. В этом суть оценочной деятельности, которую, как правило, осуществляет педагог.
Таковы психолого-педагогические основания организации коррекционно-развивающей деятельности в учебно-воспитательном процессе.



Вопросы для самоконтроля и задания

1. Дайте классификационные характеристики детей с проблемами в развитии.
2. Какими документами регламентировано открытие классов компенсирующего обучения и коррекционно-развивающего обучения?
3. Перечислите основные показания к отбору детей в классы компенсирующего обучения и коррекционно-развивающего обучения.
4. Охарактеризуйте основные направления коррекционно-развивающей работы в этих классах.
5. Проанализируйте основные формы компенсирующего обучения.
6. Дайте характеристику разных групп детей с ЗПР.
7. Проанализируйте особенности психических процессов у детей с ЗПР.
8. Охарактеризуйте основные отличия детей с ЗПР от умственно отсталых и нормально развивающихся сверстников.
9. Опишите особенности индивидуального подхода к детям с ЗПР в условиях коррекционно-развивающего обучения.

Рекомендуемая литература

Амонашвили Ш.А. Обучение. Оценка. Отметка. - М., 1980.
Власова Т.Д., Певзнер М.С. Дети с отклонениями в развитии. - М., 1973.
Водоватов Ф.Ф. Научно-практическая конференция «Профессиональная реабилитация учащихся коррекционных образовательных учреждений» // Дефектология. - 1997. - № 6.
Дети с задержкой психического развития / Под ред. Т.А.Власовой, В.И.Лубовского, Н.А.Цыпиной. - М., 1984.
Ежегодный государственный доклад «О положении детей в Российской Федерации. 1997 год»/Под ред. Г.Н.Кареловой. - М., 1998.
Закон Российской Федерации «Об образовании» // Вестник образования. Справочно-информационное издание МО РФ. - 1992. - № 11.
Занков Л.В. Дидактика и жизнь. - М., 1968.
Зинченко В.П., Моргунов Е.Б. Человек развивающийся. - М., 1994.
Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж. Клиническая психиатрия: В 2 т. - М., 1994. -Т. I.
Калмыкова З.И. Психологические принципы развивающего обучения. -М.,1978.
Компенсирующее обучение: опыт, проблемы, перспективы. Материалы Всероссийской научно-практической конференции в Новгороде. - М., 1995. Коррекционная педагогика / Под ред. Б.П.Пузанова. - М., 1998.
Лапшин В.А., Пузанов Б.П. Основы дефектологии. - М., 1990.
Лебединская К.С. Дети с нарушениями общения. - М., 1989.
Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей. - М., 1985.
Маркова А.К. Формирование мотивации учения в школьном возрасте. -М.,1983.
Маркова А.К., Матис Т.А., Орлов А.Б. Формирование мотивации учения. -М.,1990.
О специфике деятельности специальных (коррекционных) образовательных учреждений I-VIII видов: Инструктивное письмо Министерства общего и профессионального образования РФ № 48 от 04.09.1997 // Вестник образования. - 1998.-№4.
Обучение детей с ЗПР. Пособие для учителей / Под ред. В.И.Лубовского. -Смоленск, 1994.
Организация обучения и воспитания детей с задержкой психического развития/ Под ред. Л.И.Романова, Н.А.Цыпина. - М., 1993.
Примерное положение о классе (классах) компенсирующего обучения в общеобразовательных учреждениях // Вестник образования. - 1992. - № 11.
Проект закона Российской Федерации «О специальном образовании» // Дефектология. -1995. -№ 1.-С. 3-15.
Развитие учащихся в процессе обучения / Под ред. Л.В.Занкова. - М., 1963.
Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - М., 1989. -Т. 2.
Ульенкова У.В. Л.С.Выготский и концептуальная модель коррекционно-педагогической помощи детям с ЗПР // Дефектология. - 1997. - № 4.
Усанова О.Н. Дети с проблемами психического развития - М 1995
Уштский К.Д. Собр. соч.: В 11 т. - М.; Л., 1950. -Т 10
Цыпин Н.А. Примерное тематическое планирование уроков в начальных классах выравнивания и специальных школах для детей с задержкой психического развития // Дефектология, - 1994. - № 6.
Шаталов В.Ф. Точка опоры. - М., 1989. Шевченко С.Г. Информационно-методическое письмо по организации и содержанию коррекционно-развивающего обучения в условиях общеобразовательных учреждений // Начальная школа. - 1997. - № 10.
Шевченко С.Г. Организация системы коррекционно-развивающего обучения для детей с ЗПР // Дефектология, - 1998. - № 5
Шибаева Л.В. Программа психологической реабилитации школьников с несформированной учебной деятельностью. - М., 1996.








Глава IV. ПРОФИЛАКТИКА И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ

• Психолого-педагогическая сущность отклоняющегося поведения подростков
• Причины и условия деви-антного поведения подростков
• Педагогическая коррекция девиантного поведения подростков в учебно-воспитательном процессе
• Социально-педагогическая направленность профилактической и коррекционно-пе-дагогической работы с несовершеннолетними

1. ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ

Отклоняющееся поведение как психолого-педагогическая проблема

В психолого-педагогической литературе при характеристике действий и поступков детей и подростков, не соответствующих общепринятым нормам и правилам, используются понятия «правонарушения», «противоправные действия», «безнравственный проступок», «девиантное поведение».
Девиантное поведение (от лат. deviatio - отклонение) определяется как отклоняющееся поведение, т. е. как отдельные поступки или система поступков, противоречащих общепринятым в обществе правовым или нравственным нормам.
В философии и этике поступок трактуется как клеточка нравственной деятельности, рассматриваемой с точки зрения единства мотива и его последствий, намерений и практических дел, целей и средств, т. е. единство внешних проявлений отношения к тем предметам и явлениям, которые окружают человека, его внутреннее психическое состояние, обусловленное как внешними, так и внутренними психологическими и социальными факторами.
В психологии поступок рассматривается как сознательное действие, как акт нравственного самоопределения человека, в котором он утверждает себя как личность в своем отношении к другому человеку, к самому себе.
Наряду с нравственно положительными действиями существуют и отрицательные, аморальные действия или проступки, которые представляют собой нарушение правил этики, моральных норм.
С юридической точки зрения проступок - это посягательство на государственный или общественный порядок, на права и свободы граждан, на различные формы собственности (личной, государственной), и он представляет собой противоправное, виновное действие или бездействие.
В отклоняющемся поведении (да и поведении в норме) поступок может проявляться в виде действия или бездействия человека, выражаться в словах или отношениях к чему-либо, в виде жеста, взгляда, тона речи, смыслового подтекста, в виде деяния, направленного на преодоление каких-то препятствий или ограничений и т. д. г При таком разнообразии проявлений и выражений поступка как части, единицы социального поведения само поведение человека может быть охарактеризовано как более многогранное, разнообразное и разностороннее.
Поведение человека выступает не только как сложный комплекс видов его социальных деятельностей, с помощью которых опред-мечивается окружающая его природа, но и как общение, и как практическое взаимодействие с людьми в различных социальных . структурах. Причем на любом уровне и при любой сложности поведения личности существует взаимозависимость между: а) информацией о людях и межличностными отношениями; б) коммуникацией и саморегуляцией поступков человека в процессе общения; в) преобразованиями внутреннего мира самой личности. Это необходимо учитывать при оценке и характеристике отклоняющегося поведения подростков, при определении причин и условий, его обусловливающих (Б. Г. Ананьев).
Необходимо отметить то, что поведение охватывает все поступки человека целиком как особый вид взаимодействия с окружающей средой. В поведении имеется внутренний план действия, в котором проявляются сознательно выработанные намерения и цель деятельности, прогноз ожидаемого результата и сам результат. То есть поведение выступает как единство мотивационно-ценност-ной и операциональной сторон человеческой деятельности. Отсюда мотивы, которыми руководствуется человек, в конечном счете определяются не тем, что человек думает о своих поступках (хотя и это немаловажно), а общей линией поведения на протяжении длительного времени в различных условиях.
Социально-педагогические параметры отклоняющегося поведения детей и подростков, его структура и содержание в научной литературе оцениваются и характеризуются неоднозначно.
Одни ученые рассматривают отклоняющееся поведение как несоответствие действий и поступков ребенка предъявляемым ему социальным требованиям, нравственным нормам и этическим правилам, другие видят в отклоняющемся поведении отступление от существующих правовых норм, их нарушении, т. е. «ненормальное» поведение с точки зрения нормативно-значимого фактора. Третьи в отклоняющемся поведении видят трудноразличимую грань между отклонениями от закона и моральной нормы и трактуют его как нарушение нравственных норм и своих этических обязанностей, с одной стороны, и как нарушение закона (кража, грабеж, хулиганские действия), но без привлечения подростков к уголовной ответственности из-за малолетнего возраста, с другой стороны.
В психолого-педагогической литературе существует и дифференцированный подход к характеристике самого отклоняющегося поведения. Так выделяют четыре варианта отклоняющегося поведения:
• первый - отклонения, не являющиеся нарушением общепринятых этических норм. Это может быть поведение, не соответствующее возрасту при нормальном психическом развитии (подросток любит играть с игрушками детсадовской поры);
• второй - нарушения общепринятых норм, не являющиеся правонарушениями. Это, например, жадность, эгоизм, замкнутость, недоверчивость, жестокость, которые, если их не преодолеть, приведут к правонарушениям;
• третий - правонарушения, т. е. поведение, нарушающее правовые нормы, статьи административного или уголовного законодательства;
• четвертый - отклоняющееся поведение, в значительной степени обусловленное патологическими факторами, заболеваниями. Оно может быть у подростков с психопатическими чертами личности, у невротиков, у психически больных людей (Л. М. Зюбин).
В других классификациях отклоняющееся поведение связано с неблагоприятными условиями социального развития и характеризуется как устойчивое проявление отклонения от социальных норм, имеющее социально-пассивную, корыстную и агрессивную направленность:
• отклонения социально-пассивного типа, выражающиеся в стремлении ухода от активной общественной жизни, в уклонении от своих гражданских обязанностей и долга, нежелании решать как личные, так и социальные проблемы (уклонение от учебы и работы, бродяжничество, побеги из дома, погружение в мир искусственных иллюзий с помощью алкоголя, токсических и наркотических средств, суицид);
• отклонения корыстной направленности, проявляющиеся в поступках и правонарушениях, связанных со стремлением получить имущественную выгоду, материальную поддержку (кражи, хищения, спекуляции, мошенничество и др.);
• отклонения агрессивной ориентации, проявляющиеся в действиях, направленных против личности (оскорбления, хулиганства, побои, нанесения телесных повреждений) (С. А. Беличева).
Как всякое действие, отклоняющееся поведение имеет внутренний механизм, своеобразную пружину (цель, мотив), которые обусловлены психобиологическими особенностями личности, ее возрастными особенностями, социальным опытом, общим развитием.
Соответственно девиантное (отклоняющееся) поведение подростка может проявляться в нескольких плоскостях:
• как особенности отдельных психических процессов (повышенная подвижность нервных процессов или их заторможенность; их устойчивость или слабость; повышенная активность или пассивность ребенка; сосредоточенность или рассеянность, болтливость или замкнутость; импульсивность и непредсказуемость, повышенная возбудимость и аффективность и др.);
• как социально обусловленные качества личности и черты характера (неорганизованность, несобранность, лень, невнимательность, недисциплинированность, лживость, драчливость, капризность, упрямство, грубость, озлобленность, агрессивность, жестокость);
• как низкая общая культура, негативное отношение к нравственным нормам и правилам, к окружающим людям (неопрятность, бестактность, равнодушие, безразличие, необязательность, невыполнение заданий, пропуски занятий, прогулы, уход из дома и из школы, бродяжничество, конфликты со сверстниками и взрослыми, копирование образцов асоциального поведения, ориентация на узкогрупповые интересы и ценности);
• как вредные привычки (курение, употребление алкоголя, токсических и наркотических средств, увлечение азартными играми).
Все эти качества и свойства личности таких детей, сложности в отношениях с окружающими и поведении ведут к трудоемкости их обучения и воспитания.
Как верно заметил П. П. Блонский, «с объективной точки зрения, трудный ученик - такой, по отношению к которому работа учителя оказывается малопроизводительной. С субъективной точки зрения, трудный ученик - такой, с которым учителю трудно, тягостно заниматься, который требует от учителя много работы».
Психолог и педагог В. Н. Мясищев, определяя характерные, наиболее типичные черты трудных подростков с отклоняющимся поведением, перечисляет их более десятка: отвращение к школе, вражда к учителю, отсутствие всякого интереса к школьной работе, влечение к неорганизованному досугу, интерес к ярким впечатлениям улицы, склонность к азарту, зрелищам и удовлетворение их любыми средствами, неумение и нежелание подчиняться школьному режиму и общим правилам с демонстративным нарушением их, дезорганизацией общей работы, грубыми, дерзкими и циничными выходками.

Подходы к классификации видов отклоняющегося поведения

Таким образом, палитра отклонений в поведении у трудных подростков довольно обширна, и оценить ее, выделить главное, существенное довольно сложно. Поэтому исследователи проблемы девиантного поведения несовершеннолетних попытались сгруппировать схожие проявления отклоняющегося поведения, найти для них интегрирующую основу. Одна из классификаций - В.Н.Липника, который сгруппировал девиации подростков: 1) по характеру взаимоотношений подростков с коллективом; 2) по отклонению в нравственном развитии личности, по отношению к интересам общества; 3) по отклонениям в понимании общественных интересов; 4) по вхождению подростков в систему общественно полезной деятельности с учетом нравственного развития; 5) по степени деформации психики; 6) по отклонениям в системе ведущих мотивов; 7) по патологии в психике и медико-педагогическим отклонениям.
В другой классификации за основу взяты исходные данные того или иного отклонения, они сгруппированы: 1) по особенностям взаимоотношений и общения с ними воспитателя, педагога (трудные, трудновоспитуемые, неуправляемые, дезорганизаторы); 2) по образу жизни детей, семьи, по социально-бытовым условиям (безнадзорные, беспризорники, социально запущенные); 3) по специфике ошибок и недостатков в процессе воспитания (педагогически запущенные); 4) по уровню развития нравственных качеств (дети с отклонениями в нравственном развитии); 5) по несоответствию их действий закону, правовым нормам (несовершеннолетние правонарушители) (А. Ф. Никитин).
В целях определения силы и результативности социальных последствий отклоняющегося поведения оно различается по уровню и масштабности (индивидуальный и массовый характер); по элементам внутренней структуры (социально-групповая принадлежность, половозрастная характеристика); по ориентированности (экстравертное - направленное во внешнюю среду, интровертное -направленное на себя); по типу эмоциональной устойчивости и др.
В связи с многообразием параметров и характеристик отклоняющегося поведения детей и подростков, наличием различных подходов к изучению данной проблемы в психологии, педагогике, криминалистике и медицине в современной научной литературе мы можем найти не только неоднозначное определение этого явления, но и различную характеристику его проявлений у детей и подростков, находящихся на различных степенях девиации поведения и деформации личности.
Медицинский (психобиологический) аспект проблемы отклоняющегося поведения детей и подростков нашел отражение в работах А.Л.Гройсмана, В.П.Кащенко,А.Е.Личко, В.Ф.Матвеева, Н.И.Фелинской и др., которые в качестве основы для дифференциации показателей этого явления выдвигают нервно-психические патологии, акцентуации характера, кризисные явления подросткового возраста, различные физические и психические недостатки детей, извращенные психобиологические потребности.
Один из первых исследователей проблем отклоняющегося поведения несовершеннолетних - В. П. Кащенко, который отмечал, что эпитетом «трудные дети» мы подчеркиваем характерную особенность их жизненных проявлений, связанных с устойчивыми отклонениями от нормы тех или иных сторон формирующейся личности, эти отклонения обусловлены физическими или умственными недостатками, дефектами, проявляющимися в осложненной форме поведения. Причины такого рода отклонений могут быть приобретенными и врожденными. Если своевременно не обратить на них внимание и не принять необходимых мер, то нежелательные явления неизбежно станут необратимыми, усугубляя со временем отрицательные черты личности.
Группируя дефекты характера у несовершеннолетних, Кащенко выделяет: а) недостатки характера, преимущественно эмоционально обусловленные (психическая неустойчивость, противоречивость; повышенная возбудимость; сильная острота симпатий и антипатий к людям; импульсивность поступков; исступленный гнев; пугливость и болезненные страхи (фобии); пессимизм и чрезмерная веселость; равнодушие и безучастность; нечистоплотность и педантизм; страстное чтение); б) недостатки характера, обусловленные преимущественно активно-волевыми моментами (болезненно выраженная активность; интенсивная болтливость; постоянная жажда наслаждений; отсутствие определенной цели; безудержность; рассеянность; бесцельная ложь; бессмысленное воровство; жестокое обращение с животными; злорадство и издевательство над окружающими людьми; негативизм; деспотизм; чрезмерная нерадивость; замкнутость; бродяжничество).
Педагогическая направленность исследований отклоняющегося поведения несовершеннолетних получила свое дальнейшее развитие в психиатрии и психологии девиантного поведения подростков. В работах А.Л.Гройсмана, В.Ф.Матвеева выделяются следующие разновидности отклоняющегося поведения подростков и школьников: 1) страхи навязчивости; 2) двигательная расторможен-ность; 3) заикание; 4) побеги из дома и бродяжничество; 5) расстройство аппетита; 6) патологическое фантазирование; 7) страх перед своей физической неполноценностью (дисморфобия); 8) патологические увлечения (хобби-реакции).
Социально-психологический аспект в характеристике отклоняющегося поведения подростков нашел воплощение в работах С. А. Бадмаева, С. А. Беличевой. Глубокий научный анализ и обоснованная характеристика трудновоспитуемости как варианта социальной дезадаптации индивида, т.е. неадекватности его поведения нормам и требованиям той системы общественных отношений, в которую включается человек по мере своего социального развития и становления, сделаны С. А. Беличевой. В зависимости от природы, характера и степени дезадаптации она выделяет следующие уровни дезадаптации детей и подростков: 1) патогенная дезадаптация как результат отклонений, патологий психического развития и нервно-психических заболеваний, в основе которых лежат функционально органические поражения центральной нервной системы (проявляются в устойчивых (хронических) и неустойчивых формах); 2) психосоциальная дезадаптация - связана с половозрастными и индивидуально-психологическими особенностями ребенка, которые обусловливают его определенную нестандартность, трудновоспитуемость, требующую индивидуального педагогического подхода или специальных психолого-педагогических коррекционных программ (выделяются устойчивые и временные неустойчивые нормы адаптации); 3) социальная дезадаптация проявляется в нарушении норм морали и права, в асоциальных формах поведения и деформации системы внутренней регуляции, референтных и ценностных ориентации, социальных установок (отмечается педагогическая запущенность учащихся и социальная запущенность детей и подростков).
Психолого-педагогический аспект отклоняющегося поведения подростков довольно широко отражен в научной психолого-педагогической литературе (М. А. Алемаскин, А. С. Белкин, Л. М. Зюбин, Н.Н.Верцинская, А. И. Кочетов, И. А. Невский и др.). Исследователи рассматривают данную проблему с точки зрения как возрастного подхода, так и общественной активности школьников. Например, А.С.Белкин раскрывает взаимосвязь педагогической запущенности как стойкого, отчетливо выраженного искажения нравственных представлений, невоспитанности чувств и навыков общественного поведения с соответствующими возрастными особенностями и доминирующими факторами нравственного развития ребенка. Первая стадия соответствует дошкольному периоду и определяется как стадия возникновения предпосылок педагогической запущенности. Доминирующие отклонения на этой стадии: недостаточное развитие индивидуально-психологических качеств (внимания, усидчивости, памяти, эмоциональной устойчивости), слабая подготовка к школе. Вторая стадия возникает у учащихся младших классов и проявляется как начальная форма отклонений в поведении, т.е. негативного отношения к нормам и правилам классной жизни. Доминирующие отклонения: отсутствие ситуации успеха в учебной и общественной работе, неумение выполнять требования педагога, слабость внутригрупповых отношений, проступки носят ситуативный характер. Третья стадия возникает у младших подростков (IV-VI классы), проявляясь как стабилизация неблагоприятных тенденций в поведении школьников; проступки, связанные с нарушением норм жизни коллектива, носят ситуативный, а в отдельных случаях преднамеренный характер. Четвертая стадия характерна для старших подростков (VII-IX классы), проявляется через возникновение устойчивых признаков асоциального поведения: существует как итог неблагоприятного развития предшествующих стадий в результате промахов педагогического воздействия семьи и школы. Проступки преднамеренны, имеют социальную направленность, могут осуществляться как предпосылки правонарушений и даже преступлений.
Конечно, на практике такая логика взаимосвязи возраста и отклонения необязательна, речь здесь идет о довольно устойчивой тенденции, проявляющейся при определенных социально-педагогических условиях. Тем более что исследования свидетельствуют, что на различных возрастных этапах у трудных детей проявляются наиболее характерные черты личности. Младшим школьникам (I-IV классы) присущи капризность, упрямство, лень, невнимательность, лживость, неаккуратность, драчливость, отсутствие самостоятельности; учащимся среднего школьного возраста (V-IX классы) - грубость, озлобленность, нежелание учиться и трудиться на общую пользу, стремление сделать что-нибудь «вредное», повышенный интерес к сексуальным вопросам; старшеклассникам (X-XI классы) - пренебрежительное отношение к родителям, взрослым, товарищам, к своим учебным и общественным обязанностям, критиканство, неумение доводить начатое дело до конца, невыдержанность, болезненная замкнутость (Д. Перфильевская).
Прослеживая психолого-педагогическую закономерность отклоняющегося поведения, исследователи выделяют четыре группы трудных детей: 1) трудновоспитуемые дети, которые равнодушно относятся к учебе, периодически нарушают дисциплину, правила поведения (совершают прогулы, драки), проявляют некоторые отрицательные качества (грубость, лживость, нечестность); 2) педагогически запущенные подростки, отрицательно относящиеся к учебной и общественно полезной деятельности, систематически нарушающие дисциплину и нормы морали, допускающие проступки (прогулы, драки, курение, употребление вина), постоянно проявляющие отрицательные качества личности (грубость, лень, нечестность, жестокость); 3) подростки-правонарушители - трудновоспитуемые или педагогически запущенные подростки, которые совершили правонарушение (мелкое воровство, хулиганство и т.д.), нарушают административные и другие нормы, состоят на учете в инспекции по делам несовершеннолетних или направлены комиссиями по делам несовершеннолетних в спецшколы и спецпрофтехучилища; 4) несовершеннолетние преступники - педагогически запущенные подростки и юноши, совершившие уголовные преступления, нарушившие правовые нормы и направленные судом в воспитательно-трудовые колонии (М. А. Алемаскин).
Нравственно-правовой (криминологический) аспект девиантного поведения несовершеннолетних разрабатывался не только правоведами, но и педагогами и психологами, что не только не умаляет, а, напротив, усиливает его научно-методическую и практическую значимость для более полного понимания раскрываемой проблемы (Б. Н. Алмазов, А.И.Долгова, В.Д.Ермаков, Г.М.Минь-ковский, Д. И. Фельдштейн и др.).
Б. Н. Алмазов и Л.А.Грищенко, сравнивая и анализируя психолого-педагогическую и нравственно-правовую стороны категорий отклоняющегося поведения и проступка несовершеннолетних, предлагают их разделить на 3 категории: 1) несовершеннолетние преступники, нарушившие уголовный закон в возрасте, обязывающем их нести ответственность; 2) делинквентно ведущие себя дети и подростки, проступки которых либо не имеют противозаконного содержания (побег из дома, азартные игры и т.д.), либо при наличии такового не подлежат уголовной ответственности по возрасту; 3) остальные несовершеннолетние, проступки которых не выходят за рамки шалости.
Апробацию в работе с подростками-правонарушителями прошла классификация на основе типа их поведения с учетом степени антиобщественной направленности личности этих подростков: первая группа - подростки-правонарушители с устойчивыми общественно-отрицательными потребностями; вторая группа - подростки с деформированными потребностями, подражающие первой группе; третья группа - с конфликтом между деформированными и позитивными потребностями; четвертая группа-со слабо деформированными потребностями, безвольные; пятая группа- случайно вставшие на путь правонарушений (Д. И. Фельдштейн).
Не менее характерологической является нравственно-правовая оценка несовершеннолетних специалистами-правоведами, которые дают классификацию несовершеннолетним правонарушителям, исходя из учета направленности личности подростков, проявляющейся в их отношениях и действиях. Выделяют четыре типа подростков, для которых криминогенное поведение было: 1) случайным, противоречащим общей направленности личности; 2) вероятным, но неизбежным, как результат наличия у них «шатающейся», неустойчивой направленности личности; 3) случайным с точки зрения повода и ситуации, но неизбежным в силу направленности личности на совершение преступления; 4) соответствующим преступной установке личности, включающей поиск и создание повода и соответствующей ситуации для противоправных действий (А. И. Долгова, В. Д. Ермакова, Г. М. Миньковский).
Итак, современная научная литература раскрывает многообразие форм отклоняющегося поведения, дает возможность увидеть различные аспекты этого довольно сложного социального явления. Наличие различных точек зрения на проблему позволяет более объективно подойти к характеристике сути отклоняющегося поведения, его психобиологической и социально-педагогической природы, более четко строить алгоритм профилактической и коррек-ционно-педагогической работы с учащимися на различных возрастных этапах жизнедеятельности молодежи.
Проведенный анализ подходов к классификации отклоняюще-! гося поведения детей и подростков позволяет сделать вывод о том, что все ныне существующие категории детей, в работе и взаимоотношениях с которыми педагогам, родителям, социальным и медицинским работникам приходится применять дополнительные усилия, чтобы добиться положительного результата в обычной, повседневной деятельности, можно отнести к разряду трудных, сложных детей; это тот широкий круг подростков, которые нуждаются в коррекции их личности.

Психолого-педагогическая характеристика девиаций
в поведении несовершеннолетних

Наша экспериментальная работа и психолого-педагогические исследования показали, что у подростков с отклоняющимся поведением преобладает общественно-отрицательная, эгоистическая направленность, определяющая соответствующую жизненную позицию: склонность к развлечениям, праздному образу жизни, погоне за удовольствиями. По данным одних исследователей, более 73% несовершеннолетних курят, 59% употребляют спиртные напитки, 10% употребляют наркотики. У подростков-правонарушителей существенно деформированы духовные, познавательные и эстетические потребности. У них отсутствует интерес к знаниям, к учебной деятельности (у 45%), они бесцельно проводят свободное время, не занимаются общественно полезной деятельностью (73%). В силу неразвитости познавательных интересов и отрицательного отношения к школе у данной категории подростков довольного низок уровень нравственно-правовой культуры.
При выяснении объема и характера правовых знаний несовершеннолетних была предложена анкета учащимся школ, воспитанникам реаби-литационного центра, учащимся ПТУ и ВТК, в которой задавались вопросы на знание отдельных правовых норм, характеристик тех или иных противоправных деяний. На вопрос: «Как вы думаете, что такое преступление?» - абсолютное большинство педагогически запущенных подростков выбрало ответ, что «это необдуманное действие» (50,7% воспитанников ВТК; 47,8% учащихся, состоящих на учете в ИДН; 38,5%i учащихся ПТУ), и только 27% обычных школьников указали, что «это общественно опасное деяние, совершенное вменяемым лицом в возрасте уголовной ответственности». На просьбу дать характеристику мелкому хулиганству приоритетным в выборе характеристик у воспитанников ВТК оказалось «приставание к прохожим на улице», у учащихся ПТУ - «порча государственного имущества (поломал стул, стол, разбил окно)», у подростков,
состоящих на учете в ИДН, - «грубость в транспорте, нецензурные выражения», у обычных школьников - «шум в ночное время суток». На вопрос: «Можно ли жить в нашей стране, не нарушая закона?» - в ответах четко прослеживается правовой нигилизм. Отрицательный ответ дали 73,2% воспитанников ВТК, 65,4% учащихся ПТУ, 61,5% подростков, состоящих на учете в ИДН, и около 5% обычных школьников.
Не менее своеобразны ответы на вопросы, определяющие отношение подростков к современному законодательству и нарушению правовых норм. Отношение к нецензурной брани, употреблению спиртных напитков, бродяжничеству, мелким хищениям у половины опрошенных подростков с девиантным поведением безразлично, а если оно было связано с оценкой поступка товарищей или близких людей, то выбирался ответ «в зависимости от обстоятельств».

В юридической и специальной психолого-педагогической литературе, анализирующей правосознание подростков с девиантным поведением, выделяются следующие его особенности.
Во-первых, это мнимая осведомленность в уголовном законодательстве. Столкнувшись с отдельными статьями уголовного кодекса, определяющими характер их конкретного правонарушения, у подростков складывается впечатление, что они знают не только номер статьи, но и ее суть. Но правовая практика и результаты исследований показывают ограниченность этих знаний, отсутствие четкости представлений о правовых нормах.
Во-вторых, подростки испытывают затруднения в сопоставлении своего поведения и требований закона. Они склонны рассматривать свой поступок как невинную шалость, как неосторожное действие, а не как правонарушение или преступление.
В-третьих, несовершеннолетние подростки не умеют применять правовые знания в конкретной ситуации. Если им предлагается найти юридически правильное решение в конфликтной ситуации и обосновать его, то они не в состоянии этого сделать, поскольку правовые знания у них, как правило, скудны, а практика их применения ограничена.
В-четвертых, при оценке или характеристике того или иного противоправного поступка подростки руководствуются не нормой закона, а мотивом действия. Если, например, деньги «взяты» для того, чтобы кому-то помочь, а не бесцельно потрачены, то они здесь не видят состава преступления.
В-пятых, наблюдается зависимость правосознания несовершеннолетних от влияния взрослых и более авторитетных для них людей или воздействия мнения группы. Чтобы не показаться трусом, не уронить авторитет в глазах сверстников, подростки совершают противоправные действия или принимают решение об их совершении.
Необходимо отметить у подростков с отклоняющимся поведением нарушения в эмоционально-волевой сфере личности. Для них характерны неуравновешенность, вспыльчивость, импульсивность (более 30% подростков), частая смена настроения, эмоциональная неустойчивость. Неустойчивость эмоциональной сферы, нестабильность характера влияют на взаимоотношения в классном коллективе со сверстниками, со взрослыми, приводят к частым конфликтам.

В среднем каждый обычный подросток в течение недели от случая к случаю вступает в конфликт в 30,5%> случаев, учащиеся ПТУ - в 45% случаев, подростки-правонарушители и несовершеннолетние преступники соответственно в 60,8 и 76,9% случаев. Причинами конфликта становятся у обычных школьников непонимание со стороны сверстников (23,1%), у учащихся ПТУ - желание выделиться (30,8%), у подростков-правонарушителей - желание доказать, что «я тоже человек» (37,8%). Конфликты происходят, как правило, с различными категориями людей.

Среди мотивов антиобщественного поведения подростков почти половина совершаемых правонарушений связана с удовлетворением примитивных, в том числе аномальных для подросткового возраста, потребностей (спиртное, табачные изделия). Часть подростков (до 20%) совершают правонарушения из стремления познать новое, испытать неизведанное, другая часть - из озорства, от нечего делать (11%). Около четверти процентов правонарушений совершается из желания самоутвердиться среди сверстников. Таким образом, отклоняющееся поведение подростков - довольно емкое и содержательное понятие, включающее девиации в поведении, начиная от элементарных, простых нарушений порядка (мотивы могут быть самыми разными) до совершения серьезных проступков, граничащих с нарушением законодательства. В психолого-педагогической литературе и практике школы к подросткам с отклоняющимся поведением относят всех психически здоровых детей (с отклонениями в пределах нормы), но имеющих проблемы (задержки, отставания) в нравственном, умственном, эмоционально-волевом развитии вследствие недостатков и просчетов воспитания (семейного или общественного), неблагоприятной ситуации развития в тот или иной период онтогенеза и в силу этого не поддающихся обычным мерам педагогического воздействия.
В силу этого, говоря об отклоняющемся поведении несовершеннолетних подростков, мы будем иметь в виду ту группу детей, которая входит в разряд трудновоспитуемых, педагогически и социально запущенных подростков, и определенную часть подростков-правонарушителей.
Само слово трудновоспитуемость указывает на затруднения в воспитании, формировании личности ребенка, на его неспособность или нежелание усваивать педагогические воздействия и активно на них реагировать. Трудновоспитуемый ребенок – это прежде всего тот, кто оказывает активное сопротивление воспитанию, выражает неуважение, недоверие к педагогу, проявляет негативизм к педпроцессу, провоцирует и создает предпосылки для конфликтных ситуаций. Трудновоспитуемость может проявляться как результат возрастного кризиса развития ребенка, неумения найти индивидуальный подход к нему или как следствие дефекта психического и социального развития, а также педагогических ошибок, особенно при проявлении самостоятельности ребенка.
При отсутствии полноценной и своевременной коррекционно-педагогической работы у ребенка возникает состояние педагогической запущенности, и сфера проявления его трудновоспитуемо-сти расширяется.
Педагогически запущенный - это такой ребенок, уровень невоспитанности которого выражается в несформированности важнейших социальных качеств личности, актуальных для соответствующего возраста. Черты и качества педагогически запущенного школьника обусловливают его неадекватные реакции на педагогические воздействия в силу недостаточного развития воли, чувств. Для данной категории детей характерны хроническое отставание по ряду учебных предметов, интенсивное сопротивление педагогическим воздействиям, негативное отношение к учебе, различные асоциальные проявления (пропуски уроков, конфликты с одноклассниками и учителями, приобретение вредных привычек и др.).
Педагогическая запущенность может быть не только следствием, но и истоком трудновоспитуемости, усиливающим ее и приводящим подростка к социальной запущенности и правонарушениям.
Социально запущенные дети и подростки - это трудновоспитуемые и педагогически запущенные несовершеннолетние, у которых отсутствуют профессиональная направленность, полезные навыки и умения, резко сужена сфера социальных интересов. Для них характерно глубокое отчуждение от семьи и школы, а их формирование и социальное развитие происходят под влиянием асоциальных подростков и их групп, им присущи серьезные социальные отклонения (бродяжничество, наркомания, алкоголизм, правонарушения, аморальное поведение и др.).
Таким образом, социальная и педагогическая запущенность тесно взаимосвязаны с трудновоспитуемостью, взаимодополняют и углубляют друг друга, при определенных условиях ведут к правонарушениям. Поэтому их предупреждение и ликвидация требуют комплексных социально-психологических и коррекционно-педа-гогических мер, взвешенного научного подхода и продуманных мер педагогического воздействия, опирающихся на знание природы, условий и причин этого асоциального явления.

2. ПРИЧИНЫ И УСЛОВИЯ
ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ

Подростковый возраст - «период бурь и страстей»

Существенным признаком отклоняющегося поведения является конфликт, противоречие между существующими нормами морали и права и неумением, нежеланием или неспособностью подростка их соответствующим образом выполнять. Почему же возникают эти противоречия, что лежит в основе причин девиантного поведения подростков?
С одной стороны, это поступки, обусловленные причинами социально-педагогического характера, наиболее заметные для окружающих. Например, неумение себя вести в общественном месте, затруднения во взаимоотношениях со сверстниками и взрослыми, нежелание выполнять требования учителей, воспитателей. Они могут быть обусловлены низким уровнем общей культуры семейных взаимоотношений, ошибками семейного воспитания, издержками учебно-воспитательного процесса, недостатками внимания со стороны учителей к ребенку, безразличием к его интересам, запросам и потребностям как со стороны школы, так и со стороны семьи.
С другой стороны, это могут быть поступки, в основе которых лежат причины психофизиологического или психобиологического характера, которые возникают в определенный период возрастного развития или проявляются как следствие каких-либо нарушений в физическом или психическом развитии ребенка.
Многочисленные исследования (Л.И.Божович, Т.В.Драгунова, А. И. Караковский, А. Н. Леонтьев, Д. Б. Эльконин, Д. И. Фельдштейн и др.) свидетельствуют, что психобиологические факторы, определяющие развитие психики ребенка, взаимосвязаны с индивидуально-психологическими особенностями формирования характера подростка, его эмоционально-волевой и мотивационной сферами. Они, в свою очередь, испытывают влияние со стороны социально-педагогических факторов: семьи, ближайшего окружения школьников. Поэтому девиантное поведение подростков, так же как и поведение подростков в норме, зависит как от психобиологических, так и от социально-педагогических причин.
Подростковый возраст имеет важное значение в развитии и становлении личности человека. В этот период значительно расширяется объем деятельности ребенка, качественно меняется его характер, в структуре личности происходят ощутимые перемены, обусловленные перестройкой ранее сложившихся структур и возникновением новых образований, закладываются основы сознательного поведения, вырисовывается общая направленность в формировании нравственных представлений и установок. И все это происходит на фоне противоречий физиологического и психического развития подростка, на фоне его духовного становления. Отсюда подростковый возраст характеризуется специалистами как переходный, сложный, трудный, критический. Это словно второе рождение, писал В.А.Сухомлинский: «И глаза не те, и голос уже не тот, и - это самое главное - восприятие окружающего мира иное, отношение к людям, требования, запросы, интересы -все качественно иное».
Отсюда и неадекватность реакций во взаимоотношениях с окружающими, противоречивость в действиях и поступках, которые воспринимаются взрослыми как аномалия, отклонение от общепринятых правил. В.А.Сухомлинский, выделяя такие противоречия в духовном развитии подростка, считал их естественными, соответствующими этому периоду возрастного развития ребенка. Это непримиримость ко злу, неправде, готовность бороться с несправедливостью и неумение разобраться в сложных явлениях жизни. Это желание быть хорошим, стремление к идеалу и нетерпимость к поучениям, прямому воспитательному воздействию взрослых. Это желание самоутвердиться и неумение цивилизованно это сделать. Это потребность в совете, помощи и нежелание с этим обратиться к взрослым. Это богатство желаний, разнообразие потребностей и ограниченность сил, опыта в их достижении. Это презрение к индивидуализму, эгоизму и чувствительное самолюбие. Это романтическая восторженность и грубые выходки. Это удивление перед неисчерпаемостью научных достижений и легкомысленное отношение к учебе.
Такое поведение и отношение к тому, что подростка окружает, усиливается, а в некоторых случаях и обостряется рядом психофизиологических причин, обусловленных возрастными изменениями.
Для подросткового возраста характерно неравномерное развитие костно-мышечной системы, отставание роста мышечной массы от темпов роста костной системы. Исследователи показывают, что 12-летние подростки, имея рост 143-158 см, а массу тела 33-48,6 кг, через три-четыре года (а в иных случаях в течение одного года) вырастают до 159-175 см, к 15 годам имеют массу тела 47,9-64,8 кг. Как видно из приведенных данных, для детей одного и того же возраста рост и вес имеют довольно существенные различия. Этому способствуют процессы акселерации (от лат. acceleratio - ускорение) - ускорения темпов физического и полового развития детей.
В связи с неравномерностью роста и развития у подростков наступают временная дисгармония в координации движений, определенная неуклюжесть, угловатость, которые со временем проходят. Но резкие изменения параметров тела вызывают у них определенный психологический дискомфорт, который подростки пытаются скрыть, замыкаясь в себе, комплексуя или, наоборот, пытаясь вести себя развязно, вызывающе, не всегда адекватно той ситуации, в которой они оказываются.
Несоответствия в развитии сердечно-сосудистой системы, сопровождаемые усиленным ростом сердца и отставанием развития кровеносных сосудов, также ведут к нарушению психического и физического самочувствия ребенка. Этот процесс сопровождается повышенным кровяным давлением, головокружениями, неприятными ощущениями в области сердца. Не понимая свое состояние, стыдясь своего самочувствия, подростки пытаются избавиться от неприятных ощущений повышением активности в движениях, резкой сменой поведения.
Наибольшее влияние на духовную жизнь подростка, его самочувствие и общее состояние оказывает процесс полового созревания. Пубертатный период важен в жизни подростка и в физиологическом, и в социальном плане. Наряду с внутренними изменениями организма, развитием желез внутренней секреции происходят и внешние изменения в конституции тела, проявляются вторичные половые признаки, в связи с этим повышается интерес к самому себе, к противоположному полу. Процесс полового созревания, по утверждению специалистов (медиков, психологов, педагогов), сопровождается повышенной возбудимостью нервной системы, чрезмерной обидчивостью, раздражительностью, вспыльчивостью, резкостью.
Все вышеперечисленные физиологические особенности подросткового возраста тесно взаимосвязаны друг с другом, с развитием психики. У одних они проходят более или менее равномерно, спокойно, у других - ярко, всплесками. Это зависит от самого подростка, но во многом, конечно же, от родителей, учителей, воспитателей. Как они относятся к воспитаннику, понимают его, как реагируют на не вполне адекватные его поступки. Все это в значительной степени определяет поведение ребенка, его отношение к взрослым, сверстникам, нравственным нормам и ценностям.
Появление психических новообразований в подростковом возрасте сопряжено со сложностями его перехода из состояния детскости во взрослую жизнь. Подросток уже не ребенок и еще не взрослый. И вот это «уже» и «еще» создает массу проблем для подростка.
Стремление к взрослости проявляется у подростка как потребность приобщения к миру взрослых, к их жизни и деятельности. На вооружение берутся чисто внешние стороны взрослости: внешний облик, манеры поведения, кажущаяся свобода в принятии решений. Подросток, стремясь подражать взрослым, пытается расширить свои права и возможности, пересмотреть свои отношения к требованиям, которые предъявляют родители, учителя. Но малый жизненный опыт, неоднозначное восприятие социальной ситуации приводят к разногласиям со взрослыми, порождают конфликты между ними. Однако конфликтных ситуаций можно избежать, если при их возникновении учитывать особенности психического развития подростка.
Взросление подростка может происходить по-разному. Охарактеризуем три его основных этапа.
На первом этапе развития противоречий отмечается полное расхождение во мнениях между взрослым и подростком; претензии подростка на большую самостоятельность, уважение к себе воспринимаются взрослыми как нереальные, неосуществимые, необоснованные; полный отказ в понимании вызывает у подростков агрессивную реакцию, снижение авторитета взрослого. На втором этапе противоречия носят эпизодический характер, взрослые вынуждены иногда идти на уступки требованиям подростка, разрешать то, что не разрешали раньше. В такой ситуации развитие взрослости подростка зависит от содержания его интересов и стремлений. На третьем этапе противоречия постепенно исчезают, так как взрослые осознают и саму тенденцию взросления со стороны подростков, и изменение социальной ситуации поведения их в связи с данной тенденцией. Возникает больше доверия и уважения к личности подростков. В зависимости от того, какой вариант во взаимоотношениях превалирует, складывается характер вхождения подростка во взрослую жизнь, а следовательно, его поведения.
Подростковый возраст - это возраст пытливого ума, жадного стремления к познанию, бурной активности, инициативности, стремления к самосознанию, самооценке, самоутверждению.
Потребность осознать свое собственное Я, понять свое предназначение, место среди сверстников заставляет подростка «вглядываться» в самого себя, пытаться оценить свои способности и возможности. Для объективной самооценки необходимы жизненный опыт, верная оценка своих способностей, но самооценка подростка может быть заниженной, и его поведение, взаимоотношения со сверстниками становятся сдержанными. Самооценка может быть и завышенной, и тогда потребности подростка в самовыражении резко изменяются, они становятся непомерными. Если они не удовлетворяются (в учебе, спорте, игре, во взаимоотношениях с окружающими), то тоже возникают конфликты.
С процессом самосознания подростков тесно связан процесс самоутверждения. При неадекватных самооценке и самоутверждении может сложиться негативное поведение. Это может быть утверждение с помощью силы, лжи, обмана, с помощью вызывающего, демонстративного поведения. Это могут быть драки со сверстниками, дерзкое поведение в классе перед учителями. Самоутверждение может осуществляться и на фоне стремления к взрослости (использование атрибутов «взрослой жизни»: употребление спиртных напитков, сексуальные связи).
Самоутверждение не может происходить без формирования и культивирования каких-то качеств личности, т. е. без самовоспитания. Оценивая свои способности и возможности по сравнению со сверстниками, подростки могут неосознанно создавать свою программу самовоспитания, опирающуюся на какой-то идеальный образ. Причем в подростковом возрасте идеал может быть как обобщенный, выдуманный, так и конкретный, приближенный к реальной действительности. И если идеал имеет положительную направленность (а весь учебно-воспитательный процесс школы и старания родителей направлены на это), то подросток будет формировать у себя самокритичность, настойчивость, уверенность в себе, положительные нравственные качества (честность, порядочность, доброту). Если же самооценка подростка окажется неадекватной, а у подростка есть желание воспитать в себе волевые черты характера, то в качестве идеала могут быть выбраны примеры для подражания и из криминогенной среды. «Нравственный идеал подростка, - пишет Д. И. Фельдштейн, - исключительно эмоционально окрашенный образ, становящийся не только образцом для подражания, но своеобразным внутренним критерием самооценки, регулятором собственного поведения».
В самооценке и самоопределении подростка важную роль играют друзья, сверстники, их мнения и оценки, которые проявляются в отношении к событиям, явлениям, фактам или в общении. Потребность в общении является одной из ведущих, определяющих в подростковом возрасте. Только в общении происходит обмен информацией, мыслями, идеями, идеалами, ценностями. В общении подросток становится членом классного и общешкольного коллектива, группы сверстников, которые являются для него все более авторитетными и личностно значимыми.
Наряду с общением в процессе социализации у подростков-школьников главным видом деятельности остается учеба. От того, как учится подросток, во многом зависят его интеллектуальное развитие, формирование мировоззрения.
К подростковому возрасту в основном сформирована готовность ко всем видам учебной деятельности, но возможности реализации этой готовности имеются не у всех подростков. В средних классах вводятся новые предметы, их ведут разные учителя, уровень преподавания неодинаков, неодинаковы и требования и мотивация учебной деятельности учеников. Поэтому интерес к учебной деятельности у подростков различен. У одних учащихся познавательные интересы носят аморфный характер и отличаются изменчивостью и ситуативностью, у других - охватывают широкий круг учебных предметов и учебной деятельности, у третьих -проявляются стержневые, доминирующие интересы. Наряду с познавательными интересами важную роль в формировании положительного отношения к учению подростков играет понимание значимости знаний. Но условия современной жизни в нашем обществе не всегда способствуют формированию этого понимания. Отсюда снижение значимости знаний в жизни учеников, негативное отношение к отдельным учебным предметам или к школе вообще, пропуски и опоздания на уроки. Все это ведет к неуспеваемости, к проблемам во взаимоотношениях учеников и учителей. Неуспеваемость учащихся - это один из показателей педагогической запущенности школьников.

Акцентуации характера у подростков

Важным моментом в понимании отклоняющегося поведения подростков и определении его причин являются акцентуации характера как крайний вариант нормы, при которой отдельные черты характера подростка чрезмерно усилены, при этом существует избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим. При определенном стечении обстоятельств такие подростки как бы вдруг, неожиданно иначе, чем другие, реагируют на явления окружающей жизни, неадекватно поступают, казалось бы, в стандартной ситуации.
Как отмечают специалисты (П.Б.Ганнушкин, К.Леонгард, А.Е.Личко и др.), акцентуации характера необязательно связаны с девиантным поведением подростков, но такие подростки обладают меньшей устойчивостью против пагубного влияния окружающей среды. Так, у 70% подростков с отклоняющимся поведением обнаруживаются изначальные нарушения характера, у 60% - установлены различные типы акцентуаций, у 21-28% беспризорников поставлен диагноз психопатии, у 40% госпитализированных в психиатрическую клинику с непсихическими нарушениями были отмечены прогулы уроков, воровство, драки со сверстниками.
Ряд типов акцентуации характера как бы провоцируют отклоняющееся поведение школьников.
Гипертимный тип акцентуаций характера дает 36% случаев отклоняющегося поведения. Подростки этого типа отличаются большой подвижностью, общительностью, чрезмерной самостоятельностью, склонностью к озорству. В школе за этими детьми замечают неусидчивость, недисциплинированность, но в то же время живой ум и быстрая реакция позволяют им схватывать информацию на лету. Поэтому на уроке они могут получить неудовлетворительную оценку за ответ и тут же отличную при фронтальном опросе. У них всегда хорошее настроение, стремление к свободе, лидерству, верховенству, если же их активность пытаются ограничить, то возможны вспышки раздражения, гнева, агрессии. Этих подростков влечет риск, игра с опасностью, тянет вступить в конфликт, подраться, если им перечат. Если такой подросток оказывается в группе сверстников с асоциальной направленностью, то может стать вдохновителем и организатором каких-либо правонарушений, направленных на изощренные «развлечения», на поиск дополнительных средств на них.
Циклоидный тип как трансформация гипертимного типа проявляется в виде фазового (в рамках довольно непродолжительного времени) состояния после завершения в рамках полового созревания. Для него характерны резкая смена общего психического состояния, апатия, раздражительность, упадок сил. Такие подростки тяготятся людским обществом, стремятся от него скрыться. Учебные занятия, да и другие виды деятельности теряют для них интерес, настроение приобретает пессимистическую окраску. На замечания взрослых или сверстников по поводу их состояния могут отреагировать раздражением, агрессией. На этой почве возможны тенденции к суициду. Другие виды девиантного поведения у циклоидного типа не наблюдаются. Еще одной разновидностью гипертимного типа акцентуации характера является лабильный тип - сверхподвижный, неустойчивый в эмоциональной сфере (также 36% случаев девиантного поведения). Исследователи отмечают крайнюю изменчивость настроения таких подростков - от чрезмерной веселости до глубокой печали. Столь же неустойчивы и диаметрально противоположны оценки прожитой жизни, совершенных дел, а также перспектив своего будущего: от радужной уверенности в счастливой дальнейшей жизни до пессимистической безысходности. Такие подростки довольно остро реагируют на нелестное замечание, строгое требование, так же как и на интересную новость, похвалу и положительную оценку со стороны взрослых. При наличии такой чувствительности возможны аффективные, неадекватные реакции. Формой отклоняющегося поведения у подростков этого типа может быть склонность к побегам как реакция на несправедливое отношение к нему.
Истероидный тип акцентуации характера отмечен у 52% подростков с девиантным поведением. Для данной категории детей характерны беспредельный эгоцентризм, ненасытная жажда постоянного внимания к своей особе, которое может проявляться как восхищение, удивление, почитание, на худой конец - негодование, даже ненависть, но только не равнодушие. Ради привлечения к себе внимания истероидные подростки готовы на все. В ход идет ложь, приукрашивание, даже вызывающее поведение, они могут решиться на крайние меры, чтобы вызвать к себе сочувствие, жалость (через симулирование болезни, попытки суицида). Не обладая способностями, достаточными волевыми возможностями, они готовы прогуливать уроки, опаздывать, отказываться от поручения, лишь бы вызвать соответствующую реакцию у сверстников, на конфликт со взрослыми, учителями могут пойти по одной причине - приковать к себе внимание. В целях создания ореола славы могут выбрать объект для подражания с негативной направленностью, хвастая и приукрашая его подвиги и похождения. Девиантное поведение чаще всего имеет высокий уровень асоциальной опасности (мошенничество, вызывающее поведение в общественных местах, иногда кражи, подделки документов).
Шизоидный тип акцентуации наблюдается у 44% подростков с девиантным поведением. Для них характерны замкнутость, отгороженность, некоммуникабельность, они любят проводить время одни, в своем придуманном мире фантазий, в который никого не пускают, а если кто пытается «влезть в душу», то это может вызвать у них эмоциональный взрыв. Исследователи отмечают у данной категории подростков сочетание противоречивых черт характера: холодности и утонченной чувствительности; упрямства и податливости; настороженности и легковерия; апатичной бездеятельности и напористой целеустремленности; необщительности и неожиданной назойливости; застенчивости и бестактности; чрезмерной привязанности и немотивированной антипатии; рациональных рассуждении и нелогичных поступков. Все это делает поступки подростков данного типа неожиданными для окружающих. Если они воруют, то в одиночку, если совершают какое-либо противоправное действие, то с особой утонченностью. Для этих подростков характерны устойчивость и необычайность увлечений.
Эпилептоидный тип акцентуации проявляется у 61% подростков с девиантным поведением. Для данной категории детей характерна склонность к дисфории - злобно-тоскливому, подавленному настроению с крайней раздражительностью, доходящей при определенных обстоятельствах или в результате длительного накопления этих чувств до взрыва гнева и агрессии. Уже в детстве их поведение вызывает внимание со стороны взрослых. Эти дети капризны, себялюбивы, готовы нарочно изводить окружающих своими капризами и плачем. У них рано обнаруживают и садистские наклонности - мучить животных, исподтишка дразнить и бить младших. В кругу сверстников они не просто претендуют на лидерство, а стремятся занять место властелина, диктатора, предъявляя свои правила игры или характер взаимоотношений. Не терпят несогласия или неподчинения. В таких случаях идут на конфликт, драку, причем в аффекте проявляется безудержная ярость при неспособности реально учитывать силы противника. Если они не справляются с обидчиком, то, затаив обиду, ждут случая отомстить, причем жестоко и изощренно. Они испытывают наслаждение, наблюдая за мучениями противника. Им присуща склонность к пиромании, азартным играм, теряя контроль над собой, могут проиграть все и вся.
Неустойчивый тип акцентуации характера дает до 76% частоты девиантного поведения подростков, поскольку им свойственны слабоволие, неустойчивость интересов и потребностей, огромная тяга к развлечениям, безделью. Все дурное словно липнет к ним. Склонность к имитации отличается избирательностью. Они подражают тем моделям поведения, действия которых сулят немедленные наслаждения, поэтому они довольно рано пытаются все попробовать (алкоголь, никотин, наркотики). Не умея организовать и занять самих себя, они тянутся в группы несовершеннолетних, где занимают место безвольных исполнителей желаний лидера и членов стихийных групп.
При жесткой позиции взрослых, при умелом направлении деятельности в положительное русло проблема отклоняющегося поведения уменьшается или исчезает. При попустительстве, безответственности взрослых проявляются безделье, безнаказанность, правонарушения.
Подростки с явными акцентуациями характера составляют группу повышенного риска, поскольку достаточно случайного стечения обстоятельств или непреднамеренного «удара» (словом, отношением) по слабому месту представителя того или иного типа акцентуации, как возникают условия для перехода акцентуации в психопатии или психопатические реакции или же непсихопатические детские неспецифические подростковые реакции. Детские поведенческие реакции:
реакция отказа (от пищи, деятельности) - реакция на внезапное перемещение из привычной среды в необычную обстановку (при разводе родителей, при смене ученического коллектива в школе);
реакция оппозиции (сопротивление, невосприятие требований) -желание вернуть утраченные условия, как реакция на чрезмерные претензии к ребенку (требование отлично учиться, заниматься в музыкальной или художественной школе);
реакция имитации - стремление подражать кому-нибудь, имитируя его поведение, манеру одеваться;
реакция компенсации - желание (стремление) восполнить неудачи, недостатки в одной области успехами в другой (неуспеваемость -физической силой, бравадой);
реакция гиперкомпенсации - отчаянные, безрассудные действия, направленные на замещение недостатка (при физическом недостатке - занятие борьбой, при заикании - художественным чтением, пением).
В подростковом возрасте эти реакции могут сохраниться, и к ним прибавляется так называемый подростковый комплекс - специфически подростковые поведенческие модели как реакция на воздействия окружающей социальной среды:
реакция эмансипации - стремление высвободиться из-под опеки, контроля, покровительства старших, борьба за самостоятельность. Крайняя форма эмансипации может проявиться в побегах из дома, бродяжничестве, желании пожить «свободной жизнью»;
реакция группировки со сверстниками как потребность найти поле для самоутверждения, самовыражения, осознания собственного Я;
реакция увлечения (хобби-реакция) проявляется через интересы и потребности подростков; выделяют несколько типов увлечений как с положительной, так и отрицательной направленностью (интеллектуально-эстетические, телесно-мануальные, информационно-коммуникативные, эгоцентрические накопительские, азартные);
сексуальные влечения-реакции, связанные с половым созреванием несовершеннолетних; при отсутствии компетентного сексуального просвещения подростков эти влечения могут превратиться в перверзии (отклонения).
Итак, за каждым действием и поступком подростка необходимо видеть не только желание сделать что-то неприятное, навредить, но и обычную реакцию ребенка, связанную с желанием себя защитить, обратить на себя внимание, найти опору и поддержку среди сверстников.

Социально-педагогические причины
отклоняющегося поведения подростков

Среди социально-педагогических факторов, влияющих на формирование личности подростка и на особенности его поведения, выделяются родительская семья и неформальные группы сверстников.
Семье отводится решающая роль в определении направленности поведения подростков, именно в ней в процессе взаимодействия и взаимовлияния супругов, родителей и детей закладываются основы норм и правил нравственности, навыки совместной деятельности, формируются мировоззрение, ценностные ориентации, жизненные планы и идеалы. В зависимости от того, как складываются эти взаимоотношения и общение, какой воспитательный потенциал имеет семья (а он определяется структурой семьи, общим образовательным и культурным уровнем родителей, социально-бытовыми условиями жизни семьи, психологическим микроклиматом, распределением функциональных обязанностей между членами семьи, трудовыми и семейными обязанностями, организацией свободного времени и др.), формируется личность ребенка.
Как показали практика и научные исследования, в поведении подростков, в их отношении к нравственным и культурным ценностям, в общении со сверстниками и взрослыми довольно зримо отражаются семейная микросфера, ее положительные и отрицательные стороны, ее достоинства и недостатки, которые в ходе их развития опосредуются влиянием социальной среды, коллективом класса, стихийной группы.
Семейное общение в подростковом возрасте имеет одну особенность: оно носит противоречивый характер. Подростки, с одной стороны, стремятся к общению со взрослыми, в том числе с родителями, а с другой - у них наблюдается снижение интереса к семейному общению, уменьшение его удельного веса при всевозрастающей роли семьи в жизни подростка.
Противоречивость семейного общения и отношений в подростковом возрасте особенно остро проявляется в неблагополучных семьях, продуцирующих отклоняющееся поведение подростков. Неблагополучная семья - это та семья, которая не выполняет или выполняет формально свою ведущую функцию - воспитание полноценного человека, достойного гражданина своего Отечества. В то же время понятие неблагополучной семьи может возникать лишь в соответствии с конкретным ребенком. Для одного ребенка семья может быть подходящей, а для другого эта же семья станет причиной тягостных душевных переживаний и даже психического заболевания.
Дефекты воспитания, считает М. И. Буянов, это и есть первейший и главнейший показатель неблагополучия семьи. Ни материальные, ни бытовые, ни престижные показатели не характеризуют степень благополучия или неблагополучия семьи - только отношение к ребенку. Однако не учитывать структурные изменения в семье, изменение ее ценностных ориентации было бы неправильным.
Структурная деформация семьи (неполные семьи) нарушает логику общения ребенка, вызывает расстройство развивающей функции общения со сверстниками, обедняет практику взаимосвязей со взрослыми людьми (особенно с мужчинами). Подростки из таких семей обычно испытывают затруднение в выборе друзей, в установлении контактов со сверстниками.
Как показывают практика и ряд научных исследований, 20-30% педагогически запущенных подростков воспитывались в неполной семье. По данным наших исследователей, 24% педагогически запущенных подростков воспитывались в семье, где отсутствовал отец, в контрольной группе лишь 5,6% подростков росли без отца.
Фактором, влияющим на структуру семейного общения, может оказаться и то, что один из родителей в силу определенных причин (частые командировки, длительное отсутствие в семье или просто нежелание заниматься воспитанием ребенка и др.) как бы самоустраняется от процесса воспитания, а следовательно, и общения с ним. В настоящее время у нас наряду с открытой безотцовщиной существует скрытая безотцовщина, которая выражается в том, что в ряде случаев отцы, живя в семье, не принимают участия в воспитании детей. Скрытая безотцовщина не только снижает эффективность семейного воспитания, но и ослабляет супружеские отношения, ибо лишает их одного из главных интересов, объединяющих мужа и жену. Наши исследования подтверждают данный факт: 75% педагогически запущенных подростков отмечают, что наибольшую заинтересованность в их судьбе, внимание к их успехам проявляет мать, и только 10% подростков называют отца. В контрольной группе - соответственно 83,3 и 55%.
Нарушение структуры семьи оказывает негативное влияние на подростков не само по себе, а в сочетании с другими факторами, в частности с уровнем общего и педагогического образования родителей, характером их взаимоотношений в семье, содержанием общения и пр.

Современная семья характеризуется довольно высоким общеобразовательным уровнем. В большинстве своем родители имеют среднее или среднее специальное образование. В группе же семей педагогически запущенных подростков родители со средним специальным образованием составили 13,4 %, со средним образованием - 26,6 % и незаконченным средним образованием – 60 %. В контрольной группе 52,3 %) родителей имеют среднее образование, 26,4 % - среднее специальное и 21,3 % -высшее образование. Родители из группы семей подростков с отклоняющимся поведением работают рабочими - 77 %, служащими – 23 %, причем большинство из них занимаются неквалифицированным трудом или трудом средней квалификации, не требующим высокого общеобразовательного уровня. Общеобразовательный уровень родителей проявляется в их интересах, запросах, в отношении к своим обязанностям родителей, в нравственно-культурном облике семьи.

Еще одним показателем благополучия семьи и ее влияния на ребенка является отношение к общественным нормам и ценностям - в них ребенок черпает первые образцы человеческих отношений и культуру общения, они в более позднем возрасте являются тем нравственным эталоном, по которому он сверяет свои поступки.
Взаимоотношения родителей и отношения с детьми влияют на характер и содержание общения, в то же время общение корректирует отношения, развивает и обогащает их. Характер семейного общения и стиль отношений, как правило, проявляются во взаимодействии членов семьи. Если отношения между членами семьи эмоционально положительны, то семейное общение конструктивно, притягательно, приносит взаимное удовлетворение; если же отношения конфликтны, эмоционально отрицательны, то и семейное общение принимает негативный оттенок. Вместе с тем в общении, в его коммуникативной плоскости заложен довольно большой воспитательный потенциал, который может сыграть важную роль в изменении как характера внутрисемейных отношений, так и стиля взаимодействия в семье, потому что оно направлено не только на эмоции (что характерно для отношений), но и на сознание людей, на оценку их поступков и поведения.
В психолого-педагогической литературе существует ряд подходов к анализу взаимоотношений родителей. Одни исследователи выделяют бесконфликтные и конфликтные отношения родителей в семье, другие - согласованные и несогласованные, но суть этих отношений сводится в конечном итоге к тому, какое воздействие они оказывают на формирование личности ребенка, как сказываются на системе его отношений с людьми и общении с ними.
Выделяется несколько видов неправильного воспитания, которые складываются в ходе педагогически неверных взаимоотношений между родителями и детьми.
Так, гипопротекция проявляется в недостатке внимания к детям со стороны родителей. Крайняя форма гипопротекции - полная безнадзорность детей. Скрытая гипопротекция существует в виде формального контроля родителей за детьми, равнодушия к их интересам, потребностям. Ребенок живет своей жизнью, до которой никому нет дела.
Доминирующая гиперпротекция проступает в мелочной опеке, контроле за каждым шагом ребенка, постыдной слежке за его действиями и поступками, создании целой системы запретов, что ведет, особенно в подростковом возрасте, к протесту, желанию скрыться от родительского контроля. Потворствующая гиперпротекция сводится к вседозволенности, стремлению освободить ребенка от обязанностей, постоянному восхищению его мнимыми талантами и способностями, что ведет к конфликту с окружающими.
Эмоциональное отвержение - воспитание по типу Золушки - создает ощущение или ситуацию нежелательности ребенка в семье.
Противоречивое воспитание возникает, когда один родитель строит свои отношения в семье по принципу потворствующей протекции, а другой - по типу эмоционального отвержения.
Эти и другие типы взаимоотношений между родителями и детьми приводят к конфликтной ситуации во внутрисемейных отношениях или за пределами семьи между подростками и сверстниками, другими взрослыми, что на фоне особенностей подросткового возраста или акцентуации характера приводит к отклоняющемуся поведению несовершеннолетних.
Конфликтные отношения в семье между супругами могут возникнуть также и в том случае, когда у супругов имеются разные представления о своих обязанностях друг перед другом, несходство в ожиданиях, которые складывались до брака; они совершают ряд действий, не совпадающих с принятыми для себя правилами поведения.
Отрицательные отношения между родителями также могут возникнуть в ситуации неадекватного подхода к решению некоторых экономических и бытовых вопросов, могут быть обусловлены несогласованностью в выборе методов воспитания детей, разным уровнем общего и педагогического образования и т. д. Как правило, в этом случае неустроенность отношений между родителями ведет к утрате гармоничности и эмоциональной полноценности общения с детьми.
Грубость, равнодушие, недоверие, неискренность, неуважение друг к другу, пошлость и цинизм в отношениях родителей воспринимаются и закрепляются ребенком в его собственном опыте и могут «копироваться» во взаимоотношениях с другими людьми. В условиях неблагополучной семьи супруги заняты, как правило, выяснением своих взаимоотношений - в результате ослабляется вниманием к детям, к их поведению, к организации учебного труда, к их интересам и склонностям, к их свободному времени, к кругу их друзей и сверстников.

Оценивая атмосферу семейных отношений и семейного общения, 25% подростков с девиациями отметили, что она действует на них угнетающе, 55% равнодушны к тому, что происходит в семье, дома, и только для 20% подростков семейное общение является ободряющим (соответственно в контрольной группе - 5,5, 27,7 и 66,3%), что сказывается на силе эмоциональных связей, уровне доверительности между родителями и детьми. Своими радостями, горестями и переживаниями в семье с родителями делятся 25% педагогически запущенных подростков (в контрольной группе - 61%).

Результаты проведенных исследований показали важность и сложность семейного общения подростков, его социально-педагогическую значимость, а выявление общих тенденций в становлении и развитии семейного общения, его влиянии на формирование личности подростка позволило вычленить ряд особенностей, присущих семейному общению педагогически запущенных подростков. Для него в большей или меньшей степени характерны отклонения как в содержании, так и в направленности. Суть их заключается в том, что, во-первых, общение носит эпизодический, ограниченный характер, когда члены семьи не поддерживают постоянных связей, общаются изредка, избегают друг друга. Во-вторых, общение носит односторонний, однобокий характер, посвящено чаще всего вопросам материально-бытового характера, а социальные, нравственные вопросы, проблемы культурных ценностей не входят в круг общения. В-третьих, эмоциональных компонентов общения, как правило, не хватает, духовная близость, душевная теплота, любовь лишь иногда служат фоном общения, эмоциональные связи непрочны, неустойчивы, конфликтны.
Понятно, что неблагополучие в семейном общении сказывается на формировании личности подростка, на его опыте общения, поведения и взаимоотношений в коллективе, со сверстниками и взрослыми. Поэтому, говоря о педагогической состоятельности или несостоятельности семьи, т. е. результативности и убедительности ее воздействия на ребенка, мы имеем в виду не только нравственный микроклимат семьи, который играет довольно существенную роль в становлении личности подростка, в определении стиля отношений и характера общения со сверстниками и взрослыми, но и характер их отношения к выполнению норм и требований общества по воспитанию детей.
Исходя из этого, мы условно выделили собственно «педагогически несостоятельный», «педагогически пассивный» и «антипедагогический» типы семей.
Первый тип семей, педагогически несостоятельные (48% исследуемых нами семей), характеризуется тем, что родители проявляют определенную активность в воспитании, детей, но делают это неумело. Их воспитательные воздействия на подростков непоследовательны и неосновательны. Они обычно испытывают затруднения в выборе методов воспитания, опираясь чаще всего на свой предшествующий опыт воспитания в семье, воссоздавая обстановку, в которой когда-то воспитывались сами: обстановку авторитаризма, ограничений, нарушение которой строго каралось (угрозы, побои), или обстановку вседозволенности, потакания прихотям ребенка. Внутрисемейное общение носит ограниченный, поверхностный характер, общественно нейтрально. Общеобразовательный и нравственно-культурный уровень такой семьи невысокий.

Примером такого типа семьи может служить семья подростка Ивана В. (14 лет, VIII класс), которая состоит из четырех человек. Отец — грузчик в овощном магазине, мать работает сторожем в детском садике. Сестра младше Ивана, ходит в 1 класс. Отец немногословен, сдержан, любит «покой и порядок» в семье, нетерпим к детским шалостям в доме. В общении с сыном строг, иногда даже неоправданно жесток, особенно когда приходит с работы «не в духе» или «навеселе». Воспитанием детей занимается мать, отец же делает это эпизодически, если сын принес плохую оценку из школы или на него пожаловался кто-либо из учителей. Мать Ивана — женщина тихая, робкая, во всем полагающаяся на мужа. Считает, что за ним должно быть первенство в семье, так как он намного старше ее по возрасту. Он имеет среднее образование, она — незаконченное среднее. В семье главное внимание уделяется материальному достатку, интерес к духовным запросам почти не прослеживается. Главный источник информации, который связывает с внешним миром, — телевизор. Домашняя библиотека состоит из учебной литературы детей. Выходные дни отец проводит с друзьями за игрой в карты или домино, мать — в хлопотах по дому. С сыном общаются мало, считают, что он вырос и должен сам организовать свой досуг.

Второй тип семей - педагогически пассивные (34% семей), их педагогическая несостоятельность заключается в том, что родители не проявляют необходимой социальной активности. Они в силу объективных причин (длительная болезнь, частое отсутствие, большая занятость) или причин субъективного характера (отсутствие единой точки зрения на проблемы семьи, разлад между родителями, частые ссоры и конфликты) не могут должным образом обеспечить правильное воспитание. В таких семьях взаимоотношения между родителями напряжены, конфликтны, проявляются во взаимном равнодушии или неприязни. Семейное общение носит эпизодический, деструктивный характер, содержание его хотя и не асоциально, но почти не несет в себе социально значимой информации. Выясняя свои отношения, родители меньше уделяют внимания детям, теряя над ними контроль как в семье, так и вне ее.

Пример такого типа семьи — семья Сережи Р. (15 лет, IX класс), состоящая из четырех человек (мать, отец, сын, бабушка). Отец Сергея, в недавнем прошлом высококвалифицированный рабочий, на почве пьянства опустился, стал устраивать дома скандалы, избивал жену, был судим, уходил из семьи, вернулся назад, в отношениях почти ничего не изменилось. Мать имеет среднее специальное образование, работает поваром. Ранее добрая, отзывчивая, она в силу конфликтных отношений в семье стала нервной, раздражительной, вспыльчивой. Конфликт в семье возник из-за отрицательного отношения свекрови к невестке, обострился после участившихся пьянок и скандалов отца Сергея. Сергей не только видел эти скандалы, но и постепенно оказался в роли «арбитра» между родителями и бабушкой, которая пыталась перетянуть его на свою сторону. Частые ссоры, нецензурная брань в доме, занятость родителей выяснением своих отношений привели к разладу в семье, к безнадзорности сына. Сергей стал курить, употреблять спиртные напитки, уходить из дома, стремился найти друзей среди старших ребят. В его речи появились жаргонные слова, нецензурная брань, циничные выражения. Он стал вспыльчив, груб со старшими и учителями, со своими товарищами в классе. Очень трудно ладит со сверстниками, плохо учится.
Третий тип семей - антипедагогические (18% семей), которые своим поведением, отношением к общественным нормам формируют отрицательные взгляды и наклонности у детей. В таких семьях складывается потребительская психология, неуважительное, а иногда просто пренебрежительное отношение к общественным нормам и ценностям, к людям и их делам. Родители своим поведением (накопительство, стяжательство, иногда пьянство, разврат) создают в семье антипедагогическую обстановку. Семейное общение чаще всего носит однобокий, односторонний характер, меркантильно, имеет асоциальную направленность. Такие родители самоуверенны; пытаясь оправдывать отклоняющееся поведение своих детей, они противопоставляют требования семьи требованиям школы, проявляют мнимую осведомленность о характере внесемейного общения своих детей.

Примером такого типа семьи может служить семья Юры Ж. (16 лет, IX класс). Мать работает старшим продавцом в магазине, отец — водитель междугородных перевозок. Семья внешне благополучная, имеющая высокий материальный достаток. В доме царит культ вещей. Юра ни в чем не имеет отказа, родители удовлетворяют все его желания. Мальчик учится плохо, но родители считают, что в школе его недооценивают. Отношения в семье холодные, индивидуалистические, каждый живет сам по себе, имеет свой круг друзей и знакомых (как каждый из родителей, так и сын), причем «дружеские» связи определяются необходимостью этого человека для улучшения своего благополучия. Родителей сближает лишь стремление к наживе, к обогащению, что является стержнем семейного общения. Выходцы из простых рабочих семей, они с презрением относятся к людям труда, пренебрежительно отзываются о людях честных и принципиальных.

Итак, манера и характер отношений и семейного общения, независимо от желания и воли ребенка, становятся той базой, на основе которой строятся его взаимоотношения со сверстниками и взрослыми.

Роль стихийно-группового общения
в формировании личности подростков

Процесс освоения общественных норм и ценностей у подростков с отклоняющимся поведением происходит через неформальную группу. Отверженность в семье, изоляция в классном коллективе вынуждают их искать среду обитания вне больших, организованных коллективов, в кругу себе подобных, во внешкольной среде, в сфере стихийно-группового общения.
Стихийно-групповое общение - важный фактор социализации несовершеннолетних, здесь подростки находят условия и возможности для собственной самореализации и самоутверждения. Стихийно-групповое общение ведет к усилению отклоняющегося поведения, но, как показывают практика и научные исследования, все зависит от характера и направленности группы: если она просоциальная, положительно ориентированная, возникла на основе совместных коллективных интересов (к музыке, спорту, конструированию и др.), то процесс формирования личности несовершеннолетнего получает положительный заряд, компенсирует личностные деформации положительным видом деятельности, конструктивным содержанием общения. Если групповое общение носит асоциальное или общественно нейтральное содержание, то многое будет зависеть от личности лидера группы, от структуры группового общения, от социальной ситуации, складывающейся вокруг данной группы. Если же групповое общение имеет антиобщественную, криминальную направленность, то, естественно, и характер отклоняющегося поведения подростка будет углубляться, а его деятельность приближаться к криминальной, общественно опасной.
Анализируя проблему общения педагогически запущенных подростков в группе, многие исследователи отмечают ее противоречивость. С одной стороны, в разновозрастных группах содержание общения и взаимная информация богаче, разнообразнее, чем в однородных группах, и оценивается подростками как эмоционально привлекательное, а с другой стороны, групповое общение педагогически запущенных подростков характеризуется бедностью содержания и ущербным характером, в нем происходит обмен информацией, содержащей ложные представления о жизни, снисходительные оценки девиантного поведения и вредных привычек.
Вместе с тем трудно понять многие аспекты стихийно-группового общения, не исследуя их во взаимосвязи с общением подростков в официальных группах, как нельзя постигнуть особенности межличностных отношений детей в классных группах, изучая их изолированно от уличных связей, сложно также оценить картину сложившихся межличностных взаимоотношений во внешкольном общении, не принимая во внимание особенности семейного общения педагогически запущенных подростков.
По изучению групп и группового общения подростков проведены многочисленные исследования (И. П. Башкатов, А.Д.Го-неев, Е. М. Данилин, И. С. Полонский, А. Е. Тарас), в ходе которых определены наиболее важные параметры внешкольного группового общения педагогически запущенных подростков, объем групп, их возрастной и социальный состав, место и время общения, направленность и содержание деятельности, их влияние на формирование отклоняющегося поведения, дана классификация групп по их направленности в зависимости от этапа асоциального развития (выделены группы неорганизованные - со слабо выраженной асоциальной направленностью; относительно организованные - с преобладающей асоциальной направленностью и организованные - с устойчивой асоциальной направленностью).
Сущность внешкольного группового общения подростков можно определить как процесс взаимного обмена мыслями, эмоциями, нравственными идеалами и духовными ценностями со сверстниками и взрослыми, при их межличностном контакте, влияющий на сознание и поведение подростков и происходящий в различных группах и коллективах вне школы.
Можно выделить следующие признаки подростковых групп общения:
• они разновозрастны и разнообразны по социальному составу (у педагогически запущенных подростков в состав группы входят не только школьники - 37%, но и учащиеся ПТУ, техникумов - 54%, учащиеся и работающая молодежь - 9%, в контрольной группе - 67, 28 и 5%);
• невелики по количественному составу (5-10 человек) и относительно стабильны (около 95% педагогически запущенных подростков входят в одни и те же группы, в контрольной группе — 82,7%);
• формируются в основном по признаку места жительства (педагогически запущенные подростки входят в группы, члены которых живут на одной улице, - 54% подростков, в одном дворе - 25%, в одном микрорайоне - 17%; в контрольной группе у 46% подростков первое знакомство со своими друзьями произошло по месту жительства);
• в них довольно высокий уровень интенсивности общения (85% педагогически запущенных подростков ежедневно встречаются со своими друзьями, в контрольной группе такие встречи вне школы наблюдаются у 48,3% подростков).
Социально-педагогические параметры группового общения педагогически запущенных подростков в ряде случаев имеют довольно близкое сходство с параметрами групп обычных школьников, за исключением разве более существенных различий в уровне интенсивности общения. Это объясняется дефицитом их общения в организованных группах и коллективах (в семье, в школе). Вместе с тем в групповом общении педагогически запущенных есть и ощутимые отличия. Если у обычных школьников пик общения приходится на дневное время, когда они встречаются со сверстниками в различных кружках, секциях, в клубах по интересам, то у педагогически запущенных подростков рост интенсивности общения приходится на вечернее время, когда снижается к ним внимание со стороны семьи (родители заняты домашними заботами) и школы (закончились занятия, прекратили свою работу кружки и секции). Это объясняется и рядом психологических особенностей группового общения педагогически запущенных подростков, замкнутостью сферы их общения, интимностью и анонимностью их межличностных взаимоотношений.
Общение не может происходить без отношений к ценностям, по поводу которых происходит волевой, мотивированный обмен информацией и психологическое взаимоотношение индивидов, т. е. без предмета общения, который определяет содержание и направленность группового общения педагогически запущенных подростков.
Содержание группового общения и его направленность, определяемые предметом общения, имеют большую воспитательную силу, оказывают влияние на формирование личности подростков иногда более сильное, чем целенаправленное воспитательное воздействие. Через призму группового общения идет восприятие окружающего мира, преломление норм и ценностей общества. Воспитательный эффект группового общения определяется тем, как представлено в этом общении социальное, нравственное начало, насколько сильны его позиции в тех компаниях по досугу, которые оказывают далеко не второстепенное влияние на своих членов. Эти компании имеют свой нравственно-психологический климат, свои ценностные ориентации, тон и общая направленность которых обычно задаются лидером или группой лидеров. Исследования показали, что именно ценностные ориентации несовершеннолетних характеризуют их отношение со средой, коллективом, а также их важнейшие качества личности, что особенно важно учитывать при изучении общения педагогически запущенных подростков и определении путей и средств их переориентации и коррекции.
Одним из факторов проявления ценностных ориентации личности подростка являются его интересы и потребности, отношения к предметам и явлениям природы и общества, к коллективу, отдельным личностям, к самому себе.
Исследования показали, что ценностные ориентации в групповом общении подростков зависят от группового вида деятельности, от интересов и увлечений, объединяющих членов групп.
Структура, содержание и направленность общения подростков с девиантным поведением имеют свою специфику. Например, первое место четко занимает интерес к общению в группе, затем идет обсуждение личных дел и похождений, часто возникает проблема, как найти себе развлечение. Далее следуют интерес к спортивным новостям, техническим темам, затем общение по поводу литературы, музыки, кино, и замыкает таблицу интересов общение по поводу общественных событий.
Подростков прежде всего волнуют страшные истории, анекдоты - 85% всего времени общения. При обсуждении личных дел главное внимание уделяется взаимоотношениям со сверстниками и сверстницами - 35%, определенное внимание уделяется собственным похождениям, особенно при обсуждении с друзьями отношений с девочками (мальчиками), - 28%. Если группа в свободное время играет в футбол или хоккей, то общение сводится к обсуждению и оценке этих баталий и взаимоотношений во время игры -64%. В меньшей степени ребят волнуют темы, связанные с играми интеллектуального характера (шахматы, шашки), темы литературы, искусства, кино (кроме боевиков, «ужастиков»).
Анализ содержательной стороны группового общения педагогически запущенных подростков показал, что оно поверхностно, ситуативно, малоинформативно, чаще носит аффективный характер. Отсутствие сколько-нибудь серьезной общественно значимой деятельности в стихийных группах педагогически запущенных подростков делает их общение общественно нейтральным, т.е. находящимся в стороне от основных социальных проблем, или закладывает тенденции асоциальной направленности, которая проявляется не только в общении, но и в деятельности подростков. Речь педагогически запущенных подростков перемежается бранными словами, циничными выражениями, нецензурной бранью, жаргонными оборотами. У педагогически запущенных подростков жаргон - своеобразный «опознавательный знак», который показывает принадлежность подростка к определенному кругу общения, своего рода «пропуск» к внутригрупповым ценностям и нормам.
Вместе с тем отношение к групповым ценностям у подростков неодинаково. Подростки могут сразу принять ценностные ориентации группы, полностью с ними соглашаясь, могут принять их частично (с чем-то соглашаясь, а с чем-то и нет), но в силу неустойчивых нравственных позиций постепенно встать на платформу группы, а могут солидаризироваться с групповыми нормами только внешне, «поступая, как все», но внутренне оставаясь при своем мнении. Этот процесс зависит от нравственных устоев подростка, от степени его педагогической запущенности, от силы желания удовлетворить свои потребности в общении и удовлетворенности этим общением, а также от статуса, который подросток занимает в коллективе, от силы влияния на него класса.
В целях выделения различных уровней группового общения и его влияния на личность подростков мы попытались выделить наиболее характерные особенности их общения в группе.
Исходными показателями в типизации групп явились содержание и направленность общения педагогически запущенных подростков, отражающих их отношение к общественным нормам и ценностям. Условно мы выделим три основных типа группового общения педагогически запущенных подростков: общественно нейтральный, асоциальный и переходный, включающий отдельные элементы как одного, так и другого типа.
Первый тип группового общения - общественно нейтральный. Такой тип общения характерен для групп, которые только начинают формироваться и уровень педагогической запущенности подростков, входящих в них, еще невысок. Структура круга внешкольного общения в этих группах неустоявшаяся, пространственно-временные параметры общения только определяются, ценностные ориентации еще не асоциальны, но уже и не общественно значимы. Группа пока не имеет общих интересов и единого вида деятельности. Общение непостоянно, ситуативно, часто меняется. Темы разговоров случайны, эпизодичны. Характер межличностных взаимоотношений в ней по отдельным параметрам схож с диффузной группой.

В качестве примера такого типа общения можно рассмотреть группу подростков, состоящую из шести человек: Олег П. (14 лет, VIII класс), Игорь С. (15 лет, IX класс), Иван В. (14 лет, VIII класс), Алексей И. (14 лет, VIII класс), Саша В. (15 лет, IX класс) и Миша И. (15 лет, IX класс). Группа в момент нашего исследования только начала складываться, поэтому ярко выраженных связей в межличностных взаимоотношениях ее членов не наблюдалось. Подростков объединяло, скорее всего, место жительства и одинаковость статуса в классном коллективе.
Для всех подростков этой группы общей характерной чертой является невысокий уровень успеваемости и общественной активности в классном коллективе, изолированное положение в классе, отсутствие положительных интересов и склонностей, невысокий уровень запросов, узость круга общения. У них относительно прочные связи с коллективом класса, но подростки постепенно отходят от него, так как не получают в нем удовлетворения потребности в общении.
Пространственно-временные параметры группового общения только определяются. Встречи ребят не часты. Они собираются то у одного из членов группы дома, то на лестничной площадке, то просто на улице или в беседке. Нет пока четкой ролевой структуры в группе, все дружат друг с другом. Игорь С. пытается иногда забрать инициативу в свои руки, чаще всего ситуативно, претендует на роль лидера.

<< Пред. стр.

страница 4
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign