LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 22
(всего 27)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Захват суммы зольных элементов, т/(км2 • год)
10,0 - 30,0
4,0

Степные растения обладают хорошо выраженными индивидуальными биогеохимическими особенностями. В качестве примера в табл. 13.3 приведены данные М.Д. Скарлыгиной-Уфимцевой и соавторов (1976) о концентрации рассеянных элементов в типичных растениях степной зоны. Участок отбора образцов представляет собой мелкосопочную денудационную поверхность, покрытую маломощными щебнистыми плейстоценовыми отложениями. Количество осадков 380 мм/год, годовая испаряемость в 2 раза превышает эту величину. Образцы отобраны в пределах распространения однотипных коренных пород — вулканитов кислого состава.
Таблица 13.3
Концентрация рассеянных элементов в надземной части степных растений Южного Урала, мкг/г золы

Химический элемент
Ковыль
Типчак
Мятлик
Полынь
Вероника
Мn
1650,0
250,0
922,0
975,0
650,0
Ti
250,0
934,0
265,0
242,0
900,0
Sr
200,0
131,0
141,0
404,0
250,0
Ва
215,0
210,0

47,0
35,0
Zn
750,0
278,0
150,0
273,0
550,0
Pb
110,0
94,0
41,6
33,0
110,0
Сu
35,0
26,0
28,0
175,0
40,0
V
20,0
21,0
15,0
20,0

Ni
8,0
14,1
13,3
9,5
16,5
Ag
0,6
0,4
0,4
0,4


Несмотря на одинаковые условия, различие в аккумуляции микроэлементов разными растениями вполне очевидно. В ковыле (Stipa rubens) установлены наибольшие концентрации марганца и свинца; в типчаке (Festuca sulcata) — титана и цинка; в полыни (Artemisia marschalliand) — меди; в веронике (Veronica incana) — никеля. Биогеохимические особенности изученных растений, справедливые для данного участка, на участке с другими ландшафт-но-геохимическими условиями соответственно изменяются. Вариации концентраций весьма значительны. Обнаружены случаи нормального, логнормального и сложного распределения.
Для оценки суммарного эффекта биогеохимической деятельности растительного покрова большой интерес представляет состав не отдельных родов растений, а групп, образующих основную массу растительности степей. Такими группами являются злаки, бобовые, разнотравье. Каждая из них различается уровнями концентрации элементов. При изучении состава этих групп в степной зоне Среднерусской возвышенности Л.Е.Савельева (1979) установила, что в злаках больше титана, ванадия, никеля, в разнотравье — свинца и бария, в бобовых — стронция (табл. 13.4).
Таблица 13.4
Концентрация рассеянных элементов в золе основных групп
растений степной зоны Среднерусской возвышенности, мкг/г

Химический элемент
Бобовые (клевер)
Злаки
Разнотравье
Тi
203,6
627,8
490,6
Мn
550,0
1092,3
1093,3
Sr
1616,7
458,8
971,4
Ва
341,7
255,0
792,9
Ni
20,5
35,0
26,1
Pb
14,9
19,2
20,9
Zr
10,0
13,6
20,9
V
9,1
50,6
31,4
Концентрация многих рассеянных элементов в корнях и надземной части травянистой растительности неодинакова. В корневой массе трав концентрация тяжелых металлов обычно выше, чем в надземных органах. В условиях ореолов рассеяния рудных месторождений, наоборот, более высокая концентрация многих металлов (меди, молибдена, серебра, свинца) чаще бывает в надземных органах.
По мере усиления аридности в растительном покрове степей постепенно сокращаются и исчезают представители разнотравья, в сухих степях уменьшается количество злаков и возрастает удельное значение ксерофильных полукустарничков, появляются растения-солянки. Одновременно увеличивается зольность растений. Это обусловлено не только более высокой концентрацией главных зольных элементов в тканях, но также налетом тонкой пыли, которая неотделима от растений. В луговых степях зольность надземной части трав меньше, чем их корней, в засушливых степях — примерно одинакова, в пустынях зольность корней меньше, чем надземных органов. Зольность корневой и надземной частей полыней в степях Южного Урала и Северного Казахстана около 7— 10 %, в Закаспийских пустынях надземная масса имеет зольность 12— 16 %, корни — 8 — 9 %. У солянок эта разница еще более контрастна. Однако высокая зольность не влечет за собой повышения уровней концентрации большей части микроэлементов. В пустынях, как и в степях, растения проявляют биогеохимическую индивидуальность. В растительном покрове пустыни Устюрт (Добровольский В.В., 1961) основную роль играют полынь (Artemisia terrae albae) и биюргун (Anabasis salsa). На щебнистых участках развиты заросли боялыча (Salsola anbuscula). Наиболее высокая концентрация большинства элементов обнаружена в полыни, хотя количество зольных элементов (главным образом водорастворимых солей) в биюргуне в 2 раза выше. Только стронций образует повышенные концентрации в солянках. В корнях полыни и биюргуна установлена более высокая концентрация марганца, меди, молибдена, стронция — элементов, принимающих весьма активное участие в биологической миграции. В надземной части больше титана, ванадия, циркония, слабо участвующих в биологической миграции. Возможно, что их присутствие частично обусловлено примесью тонкой силикатной пыли, о которой говорилось выше.
Несмотря на варьирование количества солей и силикатных пылевых частиц, в составе растений аридных ландшафтов ясно обнаруживается избирательное поглощение рассеянных элементов. Расчеты коэффициентов биологического поглощения К5 показывают, что в степной и пустынной растительности в равной мере сказывается действие общих биогеохимических закономерностей. Наиболее активно вовлекаются в биологический круговорот стронций, медь, молибден, цинк. Величина их К5 устойчиво превышает единицу. Очень слабо поглощаются титан, цирконий, ванадий. Значение их К5 часто опускается ниже 0,1.
Графики, характеризующие интенсивность биологического поглощения элементов степной растительностью, приведены на рис. 13.1. Общее увеличение концентрации зольных элементов в растениях при переходе от степных ландшафтов к пустынным не меняет соотношение величины К5 микроэлементов.

Рис 131 Интенсивность биологического поглощения металлов растениями, характерными для северных степей Среднерусской возвышенности (по Л Е Савельевой, 1979)
I — надземная часть 1 — клевер, 2 —- злаки, 3 — разнотравье, II — корни 4 — клевер, 5 — злаки, 6 — разнотравье

13.2. Особенности биологического
круговорота в экстрааридных пустынях

Значительный научный, а в недалеком будущем, возможно, и практический интерес представляют биогеохимические процессы, происходящие в наименее благоприятных для жизни условиях экстрааридных пустынь. Такие пустыни занимают огромное пространство в центре суперконтинента Евразии. Одной из наиболее суровых пустынь Центральной Азии является Гоби. В ее западной части обычно выпадает атмосферных осадков от 20 до 50 мм/год при испаряемости 1250 мм/год Поверхность пологих предгорных склонов (бэлей) и межгорных равнин покрыта плотным каменистым панцирем. Панцирь, образованный щебнем метаморфических и вулканических горных пород с блестящей черной глазурью «пустынного загара», способствует ощущению полной безжизненности местности. Примерно раз в 7—10 лет до Гоби доходят несущие влагу воздушные массы и здесь выпадают обильные дожди. Их результатом являются многочисленные мелкие ложбины (сайры), рассекающие поверхность гамады (каменистой пустыни) на отдельные вытянутые участки.
Большая часть пустыни Гоби покрыта редкой растительностью, состоящей из кустарников и полукустарничков. Среди кустарников преобладает черный саксаул (Haloxylon ammodendrori), эфедра Пржевальского (Ephedra Przewalskii), парнолистник (Zygophyllum xanthoxylon), реамюрия (Reamuria soongorica); среди полукустарничков — баглур (Anabasis brevifoha), симпегма (Sympegma regeln). На периферии пустынной зоны появляются злаки (Stipaglareosa), луки (Allium mongolicum) и др. На крайнем юге, в области распространения экстрааридных ландшафтов участки каменистой пустыни полностью лишены растительности или несут очень редкие экземпляры ильинии (lljinia regelii) — 1,3 экземпляра на 100 м2 (Казанцева Т. И., 1986). В мелких сайрах, расчленяющих поверхность гама-ды, растут отдельные экземпляры саксаула и эфедры.
Установлено, что в промытых бидистиллированной водой растениях экстрааридных ландшафтов концентрация щелочных, ще-лочно-земельных элементов и железа измеряется десятыми и сотыми долями процента; марганца, цинка, стронция и частично хрома — значениями 10Чп мкг/r; меди, никеля и ванадия — п мкг/г; свинца и кобальта — как правило, менее 1 мкг/г сухой массы растений. Необходимо учитывать, что элементы распределяются по органам растений неодинаково. Концентрация натрия в зеленых органах значительно выше, чем в стволах кустарников и стеблях полукустарничков, в которых выше концентрация кальция. Распределение стронция, железа и марганца аналогично кальцию: большие значения приурочены к стволам и стеблям. Распределение других тяжелых металлов сложнее. Более высокие концентрации цинка установлены в стеблях ильинии и стволе саксаула, но в эфедре концентрация этого металла выше в листьях. Максимальные концентрации меди обнаружены в листьях кустарников (эфедры и саксаула), но в ильинии большие значения относят к стеблям.
Интенсивность вовлечения химических элементов из почвы в биологический круговорот показана на рис. 13.2. Наибольшие значения К6, рассчитанные для ежегодно нарастающей зеленой массы растений пустынь Заалтайской Гоби, обнаружены для цинка (до 20 — 40) и натрия (до 15); для стронция, хрома, меди, никеля и ванадия К6 равен от 1 до 10; для железа и марганца К5 < 1.
При сопоставлении значения К5 продукции растительности всей суши (см. табл. 2.4) и изученных растений видно, что главные ценозообразователи экстрааридных пустынь Заалтайской Гоби (саксаул и ильиния) отличаются большей интенсивностью поглощения натрия и отчасти магния и стронция. Это обусловлено крайне засушливыми условиями, усиленной транспирационной деятельностью растений и высокой концентрацией солей в почвах. Обращает внимание, что величина kq некоторых тяжелых металлов превышает средние значения их К5 для продукции растительности суши. Возможно, что это связано с присутствием в почвах экстрааридных ландшафтов легкомобилизуемых форм металлов, в первую очередь тех, содержание которых в почвообразующем субстрате гобийских пустынь превышает кларк гранитного слоя литосферы. К таким металлам относятся цинк, медь, хром и ванадий.


Рис. 13.2. Интенсивность биологического поглощения химических
элементов растениями-ценозообразователями экстрааридных
пустынь Гоби:
1 — саксаул, 2 — ильиния, 3 — эфедра Пржевальского, 4 — баглур

Палеогеографическая эволюция Южной Монголии на протяжении кайнозоя характеризовалась прогрессивно нарастающим иссушением. Этот процесс в Гоби, как и в других пустынях Центральной Азии, с одной стороны, как предполагал Н.И.Вавилов, подавлял видообразование, а с другой — способствовал сохранению видов и форм, хорошо приспособленных к аридным ланд-шафтно-геохимическим условиям. Поэтому наряду с общими чертами биогеохимии, свойственными растительности гобийских пустынь, отдельные растения обнаруживают специфические особенности. Например, в стеблях полукустарничков обнаружено наиболее высокое среди изученных растений содержание железа, а в их зеленых органах — натрия. При этом для баглура (Anabasis brevifolia) характерна высокая концентрация стронция. Последняя, возможно, является систематическим признаком, так как эффект избирательной аккумуляции стронция был ранее отмечен нами в пустыне Устюрт для биюргуна (Anabasis salsa).
Специфическими особенностями состава обладают кустарники. Как представители древнеаридной флоры, некоторые из них выработали механизмы, нейтрализующие высокое содержание солей в окружающей среде. Например, в эфедре Пржевальского, растущей в сайрах среди лишенных растительности каменистых пустынь, обнаружено неожиданно низкое содержание главного солеобразующего элемента — натрия и в то же время очень высокое — стронция. В парнолистнике и кориоптерисе отмечены максимальные среди пустынных растений концентрации цинка. Эти и другие факты, свидетельствующие о геохимической специализации флоры Заалтайской Гоби в связи с историей ее формирования и специфическими существующими условиями, нуждаются в дальнейшем пристальном изучении.
Весьма важное геохимическое значение в условиях экстрааридных пустынь приобретает выделение растениями водорастворимых солей при транспирации. Солевые выделения развеиваются ветром, оказывая существенное влияние на состав аэрозолей, или смываются атмосферными осадками, образуя особый поток химических элементов в их биогеохимических циклах.
В зеленых органах растений экстрааридных пустынь Заалтайской Гоби обнаружены следующие количества водорастворимых форм (мкг/г сухого вещества растений): натрия и калия — десятки тысяч в саксауле и тысячи в ильинии; кальция и магния — на один-два порядка меньше; железа — от нескольких единиц в ильинии до 100 и более в эфедре; марганца — от 3 до 19; стронция и цинка — 1 — 2; меди и никеля — десятые доли. Кобальт, хром и свинец отмечены во всех пробах в виде следов; ванадий не обнаружен.
Количества водорастворимых соединений натрия и калия имеют тот же порядок, что и их соединения, прочно связанные в тканях растений. В смывах с зеленых побегов саксаула натрия оказалось больше, чем в веществе растений после промывания, хотя в смывы переходит лишь небольшая часть магния. В отличие от саксаула зеленые побеги эфедры Пржевальского выделяют очень немного водорастворимых соединений натрия, но значительное количество магнезиальных солей. Это свидетельствует о различных механизмах, действующих по отношению к избыточному количеству разных химических элементов в этих кустарниках, наиболее приспособленных к условиям экстрааридных пустынь Заалтайской Гоби.
Содержание водорастворимых форм тяжелых металлов и стронция, которые уходят в смывы, в среднем составляет 5 — 10% от общего количества этих элементов. Прямой пропорциональности между содержанием водорастворимых и прочносвязанных форм элементов не обнаружено, но определенная связь между этими формами существует. Так, повышенная концентрация стронция в зеленых органах эфедры Пржевальского, железа и марганца в саксауле соответственно отражаются на количестве их растворимых форм.
Результаты анализов свидетельствуют, что с уменьшением степени засушливости состав водорастворимых соединений закономерно меняется. Прежде всего это отражается на уменьшении содержания натрия в водных смывах с растений в направлении от экстрааридных ландшафтов к периферии пустыни. В смывах с надземной части растений, типичных для степей (ковыле и полы-нях), концентрация натрия в сотни раз меньше, чем в смывах с зеленых органов растений крайне засушливых пустынь (саксаула, ильинии, баглуре). Можно предположить, что интенсивное выделение зелеными органами растений водорастворимых соединений служит процессом, нейтрализующим отрицательное влияние высокой концентрации в почвенных растворах экстрааридных пустынь не только солей, но и рассеянных металлов.
Полученные результаты позволяют в первом приближении оценить массы химических элементов, вовлекаемые в биологический круговорот в экстрааридных экогеосистемах пустыни Гоби. По данным Т.И.Казанцевой (1986), продукция надземной биомассы ильиниевого сообщества на гамаде равна 220 кг/км2 сухого вещества, продукция саксаулово-ильиниевого сообщества, расположенного в мелких ложбинах — сайрах, расчленяющих гамаду, — 247 кг/км2. Продукция сообщества ксерофитных кустарников — саксаула и эфедры Пржевальского, приуроченных к относительно крупным сайрам, — около 800 кг/км2. Данные о захвате масс элементов в биологический круговорот приведены в табл. 13.5 (для сравнения приведены данные о менее аридном сообществе, расположенном на периферии пустыни и образованным баглуром и ковыльком).
Таблица 13.5
Массы химических элементов, захватываемые в биологический
круговорот в экстрааридных ландшафтах Заалтайской Гоби, г/(км2 Чгод)

Растительное сообщество
Химический элемент










Na
Mg
Sr
Fe
Mn
Zn
Cu
N1
V
Cr
Экстрааридные пустыни










Ильиниевое на мезоплакоре
3960/ 1580
770/ 20
8/ 0,1
110/ 1
7/ 0,3
4/ 0,2
1/ 0,1
2/ 0,1
1/0,1
3/ 0,1
Саксаулильиниевое в сайре
28150/ 13040
8650/ 620
107/ 3
2200/ 119
205/ 54
91/7
16/0,3
14/ 0,2
0,35/ 0,1
36/ 0,1
Саксаулэфедровое в сайре
91200/ 101 600
36 000/ 2000
347/ 9
7130/ 387
665/ 152
294/
22
50/ 0,8
0,44/ 0,7
144/ 0,1
116/
0,1
Остепненные пустыни










Баглуровое с злаками на мезоплакоре
271800/ 113250
60300/ 760
1739/ 11
26440/ 32
1228/ 77
658/ 16
298/ 0,1
170/
0,1
97/
0,1
254/ 0,1

Примечание. В числителе — массы, связанные в растительных тканях; в знаменателе — массы водорастворимых форм.

Большая часть тяжелых металлов в автономных экогеосистемах захватывается растительностью в количестве 1 — 4 г/км2 в год, масса железа близка к 100 г/км2. Масса натрия не превышает 4000 г/км2, магния — 1000 г/км2. В геохимически подчиненных элементарных экосистемах сайров, которые за счет перераспределения атмосферных осадков получают дополнительное количество влаги и химических элементов, биологический круговорот возрастает. В этом случае захватываемые массы металлов измеряются десятками граммов на 1 км2 в год, а массы натрия и магния — единицами килограммов на 1 км2 в год. На периферии зоны пустынь при общем возрастании масс, захватываемых в биологический круговорот, происходит изменение в соотношении захватываемых элементов по причине иной геохимической специализации растений-цено-зообразователей. Поэтому массы одних элементов (магния, ванадия, хрома) слабо увеличиваются по сравнению с кругооборотом в экстрааридных пустынях, в то время как массы других (стронция, цинка, меди) возрастают в несколько раз.
Как следует из полученных данных, массы тяжелых металлов, выделяемые зелеными органами растений в водорастворимой форме, весьма невелики и в автономных ландшафтах крайне засушливых пустынь измеряются десятыми долями грамма на 1 км2 в год. В условиях геохимически подчиненного режима сайров массы водорастворимых соединений железа и марганца достигают 100 — 300 г/км2, цинка — более 20 г/км2, стронция — единицы граммов на 1 км2, других металлов — десятые доли грамма на 1 км2 в год. Избыточные массы натрия, выделяемые сообществами автономных ландшафтов экстрааридных пустынь, не превышают 1 — 2 кг/км2 в год. В геохимически подчиненных элементарных ландшафтах сайров выделяемые массы более значительны, до 100 кг/км2 и более, причем иногда превышают содержание натрия, связанного в годовом приросте фитомассы.

13.3. Биогеохимические особенности
почв аридных ландшафтов

Почвы аридных ландшафтов с относительно высоким атмосферным увлажнением, соответствующим луговым и слабозасушливым разнотравно-ковыльным степям, характеризуются высокой биогенностъю. Огромное количество беспозвоночных быстро измельчает и перерабатывает растительные остатки и перемешивает их с минеральным веществом почвы. Распределение органического детрита в почве не затруднено, так как значительная часть продуктов отмирания травянистой растительности остается в почве, а не накапливается на ее поверхности, как это имеет место в лесах.
В почвах аридных ландшафтов существенно меняется соотношение групп микроорганизмов. Грибы, играющие в лесных ландшафтах ведущую роль в преобразовании растительных остатков, в почвах степей уступают место бактериям. Микробиологическая и биохимическая трансформация органического вещества в почвах степей происходит с образованием преимущественно труднорастворимых и поэтому слабоподвижных гуминовых кислот. Гуминовые кислоты создают комплексные соединения с катионами, препятствуя их удалению из почвы. Затрудненность миграции усугубляется непромывным водным режимом степных почв и их насыщенностью ионами кальция. Все это обусловливает прочную скоагулиро-ванностъ не только сгустков и пленок гуминовых кислот, но также высокодисперсных минеральных частиц, которые образуют прочные органоминеральные микроагрегаты (педы). Благодаря многочисленным и разнообразным биологическим и физико-химическим факторам биокосная система степных почв способствует не мобилизации и выносу, а связыванию и аккумуляции тяжелых металлов и других элементов с переменной валентностью в верхнем гумусовом горизонте профиля. Концентрация химических элементов в почве слабо и постепенно уменьшается сверху вниз одновременно с уменьшением численности бактерий и содержания гумуса.
Большая часть рассеянных элементов в степных почвах связана с высокодисперсными минеральными частицами, меньшая — с органическим веществом; содержание обменных и водорастворимых форм менее 1 % от общего содержания элемента в почве. Особые формы рассеянных элементов, существующие только в почвах аридных ландшафтов, связаны с карбонатными, гипсовыми, хлоридно-сулъфатными водорастворимыми новообразованиями.
В табл. 13.6 показано, как меняется по профилю черноземов и темно-каштановых почв не только общая концентрация кобальта, но и концентрация его главных форм. Изученные почвы расположены на заповедных участках степной зоны Восточно-Европейской равнины и никогда не подвергались земледельческому использованию. Мощный чернозем взят на территории Центрально-Черноземного заповедника «Стрелецкая степь», темно-каштановая почва — на территории заповедника «Аскания-Нова».
Таблица 13.6
Распределение кобальта и его главных форм по профилю степных почв (по данным Н.Г.Зырина и А.А.Титовой, 1979)


Генетический горизонт
Валовое

Формы (% от валового содержания), связанные






содержание,
мг/кг

с гумусом

с глинистым веществом

с карбонатами


1
2
1
2
1
2
1
2
А
9,2
11,3
30,4
25,7
43,5
49,5


В
9,4
10,4
22,2
14,4
48,0
43,3

11,5
С
8,5
9,4
4,7
5,3
61,2
60,7
10,9
6,4

Условные обозначения: 1 — типичный мощный тяжелосуглинистый чернозем на лессовидном суглинке; 2 — темно-каштановая тяжелосуглинистая почва на лессовидном суглинке.

По мере усиления засушливости биогеохимические процессы в почве подавляются дефицитом воды. По данным Ю. И.Чернова, сырая биомасса почвенных беспозвоночных в луговых степях и лесостепи равна 70 т/км2, в полупустыне — 0,6 т/км2, в каменистой пустыне — 0,2 — 0,4 т/км2. Содержание гумуса в почвах сухих степей понижается до 2 — 4%, а в серо-бурых почвах пустынь, как правило, не превышает 1 %.
Общий уровень концентрации рассеянных элементов в почвах степей и пустынь обусловлен их содержанием в почвообразующих породах. Наряду с этим в пустынных почвах возрастает относительное значение водорастворимых форм. Подобно тому как с усилением бореальности лесных ландшафтов в почвах увеличивается количество элементов, содержащихся в слаборазложенном органическом веществе, так с нарастанием аридности в почвах сухих степей и пустынь увеличивается содержание легкорастворимых форм элементов.
Изучение общего содержания и концентрации растворимых форм рассеянных элементов по профилю почв пустынь Средней Азии показало, что в верхнем горизонте увеличивается концентрация водорастворимых форм всех элементов. В нижней части профиля (горизонт В гипсовый) повышается концентрация только стронция.
Основными факторами аккумуляции водорастворимых форм элементов в поверхностном горизонте почв пустынь являются испарительная концентрация и транспирация растений. Кроме того, повышенная щелочность почв засушливых ландшафтов способствует мобилизации тонких минеральных и органических суспензий. Этим объясняется присутствие в водных экстракциях из пустынных почв циркония, титана, галлия, иттрия и близких им элементов.
Распределение химических элементов по профилю почв экстрааридных ландшафтов пустыни Гоби аналогично тому, что имеет место в пустынях Средней Азии и плато Устюрт. Валовое содержание элементов по профилю почв пустыни Гоби меняется очень слабо. Экстракцией 10 %-й НС1 извлекается 5—10% всего количества металлов. Исключение составляют железо и марганец, которые извлекаются в большем количестве. Стронций извлекается в количестве 20 —25 %, по-видимому, в результате частичного растворения гипсовых и карбонатных новообразований. В самом верхнем горизонте профиля (пористой корке) концентрация металлов, извлекаемых 10%-й НС1, максимальная. Содержание стронция, наоборот, увеличивается в нижней части профиля, в гипсовом горизонте, как это имеет место в почвах пустынь Средней Азии.

13.4. Взаимосвязь биогеохимических
процессов с водной и атмосферной
миграцией элементов в аридных условиях

Часть химических элементов, мобилизованных в результате процессов, протекающих в почве, поступает в поверхностные и грунтовые воды. Известно, что минерализация природных вод возрастает с усилением засушливости. Концентрация одних рассеянных элементов коррелирует с ростом общей минерализации, других — нет. Сопоставление содержания рассеянных элементов в поверхностных водах на территории Украинского кристаллического щита при переходе от лесных ландшафтов к степным показало, что концентрация некоторых элементов закономерно меняется (табл. 13.7).
Таблица 13.7
Концентрация рассеянных элементов в поверхностных водах
краинского кристаллического щита
(составлено автором по данным Б.Ф.Мицкевича, 1971)

Химический элемент
Ландшафты






лесные

лесостепные

степные


1
2
1
2
1
2
Sr
36,0
0,5
68,0
0,9
128
1,6
Ti
40,0
13,3
94,0
31,3
106,0
35,3
V
2,7
з,о
6,0
6,7
4,0
4,4
Cr
5,4
5,4
8,0
8,0
9,0
9,0
Сu
2,4
0,3
12,0
1,7
10,0
1,4
Pb
4,8
4,8
3,0
3,0
3,0
3,0
Zn
11,0

<< Пред. стр.

страница 22
(всего 27)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign