LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Изложенное показывает, что ряд основных вопросов банкового залогового права регулируются в уставах отдельных кредитных учреждений. Было бы желательно урегулировать эти вопросы в законе, установив по ним ряд общих правил.
В дальнейшем мы остановимся на важнейших видах банкового залога.
2. Залог товаров. Не всякая вещь может быть предметом банкового залога. Определение того, какие товары могут быть приняты в залог, содержится в правилах кредитных учреждений. Так, согласно п. 5 инструкции Государственного банка по товаро-ссудным операциям, товары, представляемые в залог, должны быть предметами массового потребления, легко реализуемы и не должны быть скоропортящимися. Инструкция допускает исключения для скоропортящихся товаров по постановлениям Правления.
Принимаемые в залог товары должны быть застрахованы. Так, напр., устав Банка для внешней торговли требует, чтобы они были застрахованы не менее чем на 10% выше суммы ссуды и на срок по крайней мере одним месяцем долее срока ссуды (§ 13).
Так как залог товаров в банках задерживает их поступление на рынок, то в зависимости от хозяйственной конъюнктуры Народный комиссариат финансов СССР в своих постановлениях воспрещает залог тех или иных «недостаточных» товаров.
Залог товара в кредитном учреждении должен быть совершен в письменной форме в согласии с требованиями ст. 91 Г. К.
Заложенный товар должен быть согласно ст. 92 Г. К. передан залогодателем залогодержателю. При залоге индивидуально-определенной вещи (случай в банковой практике относительно редкий) она может быть оставлена во владении залогодателя с наложением знаков, свидетельствующих о залоге. Кроме того, ст. 92 содержит следующую весьма важную для банков норму: «по соглашению сторон имущество может быть оставлено у должника под замком и печатью кредитора, поскольку законом или правилами кредитных учреждений не установлен иной порядок». Эта норма снабжает правила кредитных учреждений правотворческой силой. Банковая практика широко использовала предоставленную ей возможность и выработала особый порядок залога с оставлением заложенного имущества «на ответственном хранении» залогодателя. Правила Госбанка говорят, что оставление товара на ответственном хранении клиента может иметь место лишь «в исключительных случаях, при полной уверенности в благонадежности и кредитоспособности клиента». В действительности, эта форма банкового залога потеряла характер исключительности и сделалась одной из обычных его форм. Клиент, которому товар передан на «ответственное хранение», выдает в этом банку особую расписку. Хотя, согласно правилам, товар, оставленный на ответственном хранении клиента, снабжается знаками залога, однако отсутствуют серьезные гарантии сохранности этих знаков. При отсутствии знаков залог приобретает негласный характер, не распознаваемый третьими лицами. Он не имеет поэтому силы в отношении добросовестных третьих лиц, за исключением случая, когда залогодержателем является госорган (ст. 98 Г. К.).
3. Залог распорядительных товарных бумаг. Распорядительной товарной бумагой называется такой документ, передача которого приравнивается к передаче представленного им товара. О распорядительных бумагах говорится в ст. 67 Г. К. К числу распорядительных документов относится дубликат накладной, коносамент и складочное свидетельство. К числу распорядительных бумаг могут быть отнесены и другие товарные ценные бумаги, кроме вышеуказанных. Но для этого они должны удовлетворять некоторым условиям. Так как передача распорядительной бумаги приравнивается к передаче самого товара, то владение бумагой должно действительным образом гарантировать владельцу возможность получения товара от должника по бумаге. В отношении должников по дубликату накладной, коносаменту, складочному свидетельству (железная дорога, мореходные предприятия, товарный склад) такой гарантией является самый характер предприятия должника. В отношении других бумаг (напр., разного рода транспортных квитанций) возможно причисление их к распорядительным только в том случае, если они выданы предприятиями, в задачи которых на основании действующих узаконении, положений о них и уставов входит совершение операций, возлагающих на них обязанность хранить чужие вещи (перевозка, поклажа, залог). То'лько такие документы представят достаточные гарантии для того, чтобы считать их распорядительными бумагами.
Залог распорядительных документов влечет за собой и залог представленных этими документами товаров. С другой стороны, залоговое право на объект, представленный распорядительной бумагой, не может быть установлено помимо залога самой бумаги.
Залог распорядительной бумаги совершается различно в зависимости от того, является ли она ценной бумагой на предъявителя, или ордерной, или именной, и в соответствии с правилами, установленными в соответствующих законах (Устав ж. д. — С. 3. 1927 г., № 30, ст. 308; Положение о морской перевозке — С. 3.1926 г., № 30, ст. 284; Постановл. ЦИК и СНК СССР о документах, выдаваемых товарными складами — С. 3. 1925 г., № 60, ст. 445).
4. Залог товара в обороте. Согласно ст. 105-а Г. К., кредитные учреждения, а также иные юридические лица, которым это разрешено законом, могут принимать в залог товар в обороте.
Ст. 105-6 Г. К. определяет залог товара в обороте следующим образом: «Залогом товара в обороте признается залог товара с оставлением такового у залогодателя и с предоставлением залогодателю права заменять одни предметы заложенной товарной массы другими, входящими в ассортимент заложенной товарной массы с тем, однако, чтобы в наличности постоянно находился остаток товара на сумму не ниже объявленной сторонами». Таким образом, залог товара в обороте, предоставляя кредитору в силу ст. 85 Г. К. право получить преимущественное удовлетворение перед другими кредиторами залогодателя из стоимости заложенного имущества, в случае неисполнения должником обеспеченного залогом требования отличается следующими характерными особенностями: а) заложенный товар остается у залогодателя; б) залогодатель имеет право заменять одни предметы заложенной товарной массы другими в пределах ассортимента и суммы, обусловленной сторонами. Оставление товара у залогодателя, с точки зрения советского права, не представляет собой особенности залога товара в обороте. Возможность такой формы залога предусмотрена ст. 92
Г. К., которая, кроме того, предоставляет кредитным учреждениям расширить эту возможность, принципиально новым является право замены, предоставленное залогодателю. Право замены означает, что в случае залога товара в обороте отсутствует та степень индивидуализации заложенного объекта, которая необходима для существования вещного права. Залог распространяется на товар постольку, поскольку последний находится в обусловленном договором помещении. Товар, выбывающий из обусловленного договором помещения, освобождается от залога (ст. 105-г). В соответствии с этим на залог товара в обороте не распространяется ст. 98 Г. К., т. е. в случае этой формы залога не имеет место право следования. Залогодержатель не может истребовать вещь от третьего лица. Эти особенности залога товара в обороте заставляют придти к выводу, что залог товара в обороте по своей юридической природе не является вещным правом. Залог товара в обороте по своей юридической природе является не правом на вещь, а привилегией в отношении других кредиторов залогодателя по взысканию, обращенному на определенным образом выделенное залогодателем имущество. Своеобразие этой формы заключается в том, что привилегированное положение залогодателя находится в зависимости от исполнения залогодателем возложенных на него обязанностей. Если залогодатель не выполнит своей обязанности держать товар в обусловленном помещении, то привилегия кредитора отпадает (ст. 105-г), если только последний не успеет воспользоваться предоставленным ему ст. 105-3 правом и не превратит залог товара в обороте в обычный залог с передачей объекта залогодержателю.
Предметом залога товара в обороте могут быть всякого рода товары. Ценные бумаги не могут быть предметом залога товара в обороте.
Залог товара в обороте, в соответствии с общим правилом залогового права, совершается в письменной форме. Залоговое право при залоге товара в обороте, т. е. привилегированное положение кредитора при обращении взыскания на заложенные предметы, возникает с момента письменного оформления договора при условии, что товар помещен в точно определенном по договору с залогодержателем помещении (склад, магазин и т. п.), отдельно от прочего имущества залогодателя, и к договору приложена опись закладываемых товаров с оценкой их и указанием на те предметы, которыми закладываемые товары могут быть заменены (ст. 105-в). Залоговое право распространяется на товар лишь до тех пор, пока он не выбудет из указанного в договоре помещения. Но, с другой стороны, всякий товар, поступающий в это помещение, становится предметом залога (ст. 105-г). При этом предметом залога становится всякий товар, поступивший в помещение, независимо от того, предусмотрен ли он описью, как предмет, которым может быть заменен наличный в момент заключения договора товар. Не вполне ясно указание закона на определенное по договору помещение. Должно ли это быть отдельное здание, комната или что-либо иное? Нам кажется, что ответ можно дать только в связи с рассмотрением обстоятельств каждого отдельного случая. В виде общего правила можно только сказать, что помещение должно быть обособлено в той степени, в какой это необходимо для того, чтобы не могло быть сомнений в том, относится ли тот или иной товар к заложенной массе или нет.
Одним из самых существенных элементов института залога товаров в обороте является право замены, принадлежащее залогодателю. Залогодатель может заменить одни предметы заложенной товарной массы другими, входящими в ассортимент заложенной массы, с тем, чтобы в наличности всегда находилось товара на сумму не ниже обусловленной договором. Под «ассортиментом заложенной товарной массы» следует понимать, как это вытекает из сопоставления ст. 105-6 и 105-в, не только совокупность тех видов товара, которые были в наличности в момент залога, но также и те виды товара, которые указаны в описи, как могущие служить для замены, хотя бы в состав первоначальной товарной массы они и не входили. Практическое значение ограничения права замены залогодателя ассортиментом заключается в том, что оно предоставляет залогодержателю право требовать замены находящегося в помещении, но не предусмотренного описью, предмета товаром, соответствующим условиям договора.
Право замены принадлежит залогодателю с тем, чтобы общая стоимость находящегося в помещении товара не спускалась ниже предела, установленного сторонами (ст.105-6). В этом вопросе существует в законе неясность. Ст. 105-в требует, чтобы в описи была указана оценка закладываемых товаров. Следует ли требование ст. 105-6 понимать в том смысле, что стоимость товаров должна определяться согласно оценке, содержащейся в описи, или же оценка должна производиться согласно реально существующим ценам на каждый определенный момент. При втором ответе оценка, содержащаяся в договоре, будет иметь значение только как способ установить тот предел, ниже которого не может опускаться общая стоимость заложенной массы товаров. В пользу этого взгляда говорит текст ст. 105-в, которая умалчивает об оценке в договоре тех, которыми закладываемые товары могут быть заменены.
Как уже было указано, существующая в силу залога товара в обороте привилегия кредитора при обращении взыскания на товары, находящиеся в указанном в договоре помещении, имеет место лишь постольку, поскольку залогодатель выполняет свою обязанность охранения этого товара и не вывезет его из обусловленного помещения. Для того, чтобы укрепить положение кредитора, закон возлагает на залогодателя следующие дополнительные обязанности: 1) он обязан вести по каждой залоговой операции особую книгу или ведомость, в которой должны быть записаны все операции по заложенным товарам (как поступающим в помещение, так и выбывающим из него) по день совершения последней операции; 2) он обязан допускать залогодержателя в любое время проверять количество, род и стоимость заложенного товара, условия его хранения и состояние помещения; 3) он обязан извещать не позже трех дней со дня составления описи залогодержателя о всяком обращении со стороны третьих лиц взысканий на заложенный в обороте товар.
Нарушение залогодателем как основной его обязанности, так и дополнительных дает кредитору право требовать передачи ему заложенного товара, или оставления товара у залогодателя под замком или печатью кредитора, или досрочной уплаты долга, обеспеченного залогом.
Неуведомление кредитора об обращении взыскания, полное или частичное отчуждение обусловленного сторонами постоянного остатка товара, или вывоз его из помещения без замены его новым влечет за собой уголовную ответственность залогодателя.
5. Залог товара в переработке. Прием в залог товара в переработке, так же, как и залог товара в обороте, может производиться кредитными учреждениями, а также иными юридическими лицами, которым это разрешено законом. Договор залога товара в переработке совершается в письменной форме с составлением прилагаемых к договору описи и оценки заложенного товара (ст. 105-к). В договоре должны быть указаны сущность переработки, время, в течение которого товар должен быть передан в переработку и произведена переработка (ст. 105-м). Заложенный товар или оставляется для переработки у залогодателя, или передается для той же цели третьему лицу (ст. 105-л). Выработанные из заложенного товара изделия должны быть немедленно после их изготовления переданы залогодержателю, если договором не обусловлено право залогодателя, произведшего выработку изделий, оставить их у себя на хранении, либо обязанности третьего лица, произведшего переработку, сдать изделия на хранение залогодателя (ст. 105-н). Закон обеспечивает залогодержателю возможность производить проверку заложенного в переработке товара и иметь постоянное наблюдение за процессом производства (ст. 105-о). В случае нарушения залогодателем или третьим лицом вышеуказанных правил, залогодержатель вправе осуществить свои права по обеспеченному залогом требованию, хотя бы и до наступления срока (ст. 105-а). Неуведомление об обращении со стороны третьего лица взыскания на находящийся у залогодателя или третьего лица для переработки товар влечет за собой уголовную ответственность залогодателя.
Залог товара в переработке является вещным правом, так как залогодержатель имеет право следования.
6. Залог права застройки и строений. Залог права застройки и строений в кредитных учреждениях совершается на общих основаниях, установленных для этого вида залога. Под страхом недействительности, залог права застройки должен быть нотариально удостоверен и после этого зарегистрирован в коммунальном отделе. Залогодержателю в этом случае выдается залоговый акт (ст. 90 Г. К.). Для залога права застройки и строений в обеспечение ссуд, выдаваемых кредитными учреждениями, и договоров с государственными учреждениями и предприятиями установлен, кроме того, особый порядок залога на основании выдаваемых нотариальными конторами залоговых свидетельств (ст. 90 Г. К. и ст. 78, 79, 83-85 Положения о государственном нотариате — С. У. РСФСР 1926 г.,№ 74, ст. 576). Указанный порядок, как это признает и практика, не исключает для кредитных учреждений возможности прибегать к общему порядку, установленному ст. 90 Г. К.
Порядок залога в кредитных учреждениях на основании залоговых свидетельств сводится к следующему. Нотариальные конторы, ведущие регистрацию арестов на строения и право застройки, выдают владельцу имущества (собственнику строения или застройщику) залоговые свидетельства. По просьбе владельцев в свидетельство может быть включено указание на учреждение, для которого оно предназначается. Залоговое свидетельство должно быть представлено в кредитное учреждение в течение года со дня его выдачи. При непредставлении в этот срок оно считается недействительным. Кредитное учреждение, получив залоговое свидетельство, может выдать одну или несколько ссуд. При этом оно должно сообщать в нотариальную контору, выдавшую залоговое свидетельство, о каждом увеличении суммы обеспечения. Нотариальная контора соответственно меняет сумму ареста и сообщает об этом в коммунальный отдел. Второе залоговое свидетельство может быть выдаваемо только в том случае, если по закону или уставу кредитному учреждению предоставляется право выдавать ссуды под второй залог. Второе залоговое свидетельство выдается лишь по представлении справки из учреждения, принявшего имущество в залог по первому свидетельству, о размере обеспеченного залогом долга, а также удостоверения, что первое свидетельство не будет служить обеспечением новых ссуд или иных обязательств. В том же порядке могут быть выданы третье, четвертое и т. д. свидетельства. На практике, впрочем, они не встречаются. Наложенный ввиду выдачи залогового свидетельства арест снимается: 1) в случае непредставления залогового свидетельства залогодержателем в течение одного года; 2) при представлении залогового свидетельства в нотариальную контору неиспользованным и 3) при сообщении учреждения, принявшего в залог имущество по залоговому свидетельству, о прекращении залога.
В банковой практике встречаются оба вида залога права застройки и строений, причем следует отметить, что залог посредством залогового свидетельства не получил до настоящего времени достаточного распространения.
7. Залог ценных (фондовых) бумаг. В качестве ценных бумаг советские кредитные учреждения принимают в залог, главным образом, облигации государственных займов СССР. Операции с другими бумагами имеют случайный характер. Термин «залог ценных бумаг» в уставах и оперативных правилах кредитных учреждений обозначает не залог всяких ценных бумаг, т. е. всякого рода документов, предъявление которых необходимо для осуществления выраженных в них прав, а только залог так называемых фондовых бумаг, т. е. ценных бумаг, приносящих периодический доход (акции, облигации). Залог облигаций государственных займов СССР в Государственном банке регулируется правилами, утвержденными Народным комиссариатом финансов СССР 23 ноября 1928 г. («Изв. НКФ СССР» 1928 г., № 10).
Облигации всех государственных займов СССР являются ценными бумагами на предъявителя. Залог ценных бумаг на предъявителя совершается в том же порядке, который установлен Г. К. для залога вещей. Залог товара в обороте к ценным бумагам не применим. Однако, указанные выше правила устанавливают для залога облигаций государственных займов СССР ряд весьма существенных особенностей.
Представляемые в залог облигации должны иметь при себе текущий купон и все последующие. Наличность купонов обеспечивает банку причитающиеся ему проценты по ссуде (ст. 12).
Облигации сдаются банку по описи (по номерам). Однако, при невозможности составить опись в момент совершения операции, она составляется банком и выдается заемщику в течение трех последующих дней, но не позже, чем накануне тиража выигрышей соответствующего займа, если тираж будет произведен до истечения этого срока. При истребовании залога до составления описи банк не несет никакой ответственности за возврат облигаций определенных номеров и серий, требуемых клиентом. Таким образом, до составления описи имеет место так называемый иррегулярный залог, т. е. сделка, при которой на кредитора переносится собственность на некоторое количество вещей, определенных родовыми признаками, с тем, чтобы по уплате должником долга он вернул последнему такое же количество этих вещей. После составления описи иррегулярный залог превращается в обыкновенный залог.
На принятые в залог облигации банк выдает клиенту, по его желанию, квитанцию, именную или на предъявителя. Выдача именной квитанции не влечет за собой каких-либо особенностей. Иначе обстоит дело в случае выдачи квитанции на предъявителя. Действительность этой формы залога могла бы подлежать сомнению ввиду того, что банку в этом случае остается неизвестен должник по ссуде. Таким образом, залог теряет характер акцессорного правоотношения, предполагающего существование главного долгового отношения, которое им обеспечивается. Банку не с кого требовать погашения долга. Погашение долга является в этом случае не обязательством клиента, а условием получения им от банка заложенных бумаг. Таким образом, мы имеем дело с новой формой залога, неизвестной Г. К. и представляющей собой самостоятельное право присвоения стоимости заложенной вещи. Так как закон дает исчерпывающий список вещных прав, то действительность этой формы залога нуждается в особом обосновании. Вопрос был разрешен пленумом Верховного суда РСФСР 17 января 1927 г. («Судебная практика РСФСР», № 2), который признал действительность сделки на основании ст. 29 Положения о Государственном банке, в силу которой (п. 3, ст. 29) последний может регулировать залог ценных бумаг правилами, утвержденными Народным комиссариатом финансов.
8. Залог векселей. Нормы о залоге имущества, содержащиеся в Г. К., не ставят препятствий к залогу векселя. Но Положение о векселях 1922 г. не устанавливает специального способа оформления залога векселя, так называемого залогового индоссамента. Залог векселя может совершаться только посредством передачи векселя, снабженного обычной передаточной надписью. Таким образом, оформление залога векселя на самом вексельном документе ничем не отличается от передачи собственности на вексель. В связи с этим существует разногласие по вопросу об юридической природе залога векселя. Один считает, что залог векселя не является залогом в смысле Г. К., а фидуциарной сделкой, в силу которой банк делается собственником векселей, но вместе с тем обязан в случае прекращения обеспеченного залогом требования (платежом или другим способом) либо возвратить вексель должнику, либо зачесть полученную по нему сумму денег в погашение долга и уплатить излишек должнику. Другие считают, что заложенный вексель остается, в соответствии с Г. К., собственностью залогодателя. Вторая точка зрения является более правильной. То обстоятельство, что вексель передается залогодержателю с обычной передаточной надписью, не препятствует принять эту теорию. В случае залога товара или ценных бумаг на предъявителя передача залогодержателю закладываемого имущества равным образом совершается тем же самым способом, как и при передаче права собственности. Третьим лицом, в случае залога товара или ценной бумаги на предъявителя, как и в случае залога векселя, невозможно распознать, принадлежит ли имущество банку на праве собственности или на праве залога. Однако на этом основании еще нельзя- заключить, что в случае залога товара или бумаги на предъявителя мы имеем фидуциарную передачу собственности банку. Признание за банком не права собственности, а залогового права более соответствует намерениям сторон при заключении сделки. Конечно, не исключена возможность фидуциарной передачи права собственности на вексель банку, если стороны будут иметь в виду именно такую сделку. Но для ее действительности необходимо, чтобы сделка не была совершена с целью противной закону, в обход закона или с намерением причинить явный ущерб государству (напр., для обхода ст. 101 Г. К.).
Изложенный вопрос затронут в пост. НКЮ УССР от 9 июля 1928 г. «о передаче векселей кредитным учреждениям в обеспечение объединенного специального текущего счета» (С. У. УССР Отд. 11,1928 г., № 14,ст. 87). Это постановление принимает первую точку зрения (фидуциарную собственность банка) в случае «объединенного специального текущего счета», т. е. операции, объединяющей в целях рационализации банковой техники учет векселей, специальный текущий счет до востребования и простой текущий счет. Указанные в постановлении мотивы позволяют сделать вывод, что НКЮ УССР пришел к этой конструкции лишь ввиду того, что «объединенный специальный текущий счет» должен заменить собой учет векселей. По-видимому, НКЮ УССР не придает ей общего значения. Вопрос же об «объединенном специальном текущем счете» в настоящее время находится в стадии обсуждения и, отчасти, осуществления в виде опыта.
В случае неисправности клиента банк вправе предъявить заложенный залогодателю вексель, либо зачесть в погашение долга полученную по векселю сумму и вернуть излишек, если таковой окажется, клиенту. Клиент, получивший обратно вексель, может, зачеркнув на нем свою передаточную надпись на имя банка, восстановиться в правах векселедержателя.
По смыслу ст. 97 Г. К. банк обязан принимать меры к обеспечению возможности осуществления прав по векселю и своевременно предъявить его к платежу или протесту.
В случае неисправности клиента банк вправе предъявить заложенные векселя к платежу обязанным по ним лицам, а в случае неплатежа — предъявить их ко взысканию.
9. Право удержания. В уставах встречаются нормы, предоставляющие кредитным учреждениям так называемое право удержания. Так, § 56 Устава ЦСХБанка (С. 3. СССР, 1927 г., № 42, ст. 426) гласит: «банку предоставляется в обеспечение вытекающих из его операций требований, срок которым наступил, при отсутствии достаточного их обеспечения, удерживать всякое имущество должника, которое поступило в банк по каким бы то ни было основаниям, кроме ценностей, хранящихся в безопасных ящиках (сейфах) или переданных на хранение в запечатанных клиентом помещениях или конвертах. Означенное право удержания может быть осуществлено в обеспечение требований, срок которым еще не наступил, если должник приступил к ликвидации своих дел или приостановил платежи по своим обязательствам. Обращение взыскания на удержанное, согласно настоящей статье, имущество производится в общем судебном порядке. Претензии третьих лиц по отношению к имуществу, удержанному согласно настоящей статье, подлежат удовлетворению не ранее, чем данное имущество будет подлежать выдаче банком должнику».
Право удержания есть право должника воздерживаться от исполнения обязанности до тех пор, пока кредитор со своей стороны не выполнит своей обязанности. В частности, право удержания может заключаться в удержании имущества принадлежащего другой стороне. Так, напр., банк удерживает ценные бумаги, переданные ему на хранение, до тех пор, пока собственник не покроет задолженности банку, возникшей по той или иной активной операции.
Действующее советское законодательство не знает ни общегражданских норм о праве удержания, ни общих для всех кредитных учреждений норм о банковом праве удержания.
Право удержания отличается от залогового права тем, что оно не предоставляет права следования. Если вещь вышла из обладания удерживающего, то она не может быть истребована им обратно. Таким образом, право удержания не есть вещное право. Но право удержания может подобно залоговому праву давать преимущество при удовлетворении из стоимости удерживаемой вещи. Такое преимущество установлено последней частью § 56 Устава ЦСХБанка. Следует также отметить, что согласно этому параграфу банк может осуществлять право удержания не только в случае просрочки должника, но также и в случае ликвидации им своих дел или приостановки платежей. В отношении обращения взыскания на удерживаемое имущество банку не предоставлено право производить реализацию собственным распоряжением.
10. Зачет. В силу ст. 129 Г. К. обязательство прекращается полностью или в части зачетом встречного однородного требования, срок коему наступил. Банк может воспользоваться этой статьей и, в случае неисправности своего клиента, зачесть суммы, которые он должен последнему по тому или иному основанию, напр., по текущему счету. Это право банка не может возбуждать сомнений. Оно признается и судебной практикой, см. реш. ВАК СТО от 27 января 1927 г. по делу № 346 (Суд. Арб. Бюллетень № 13-14). Но уставы банков и их оперативные правила иногда идут дальше. Так, Устав ЦСХБанка говорит, что «право зачета может быть осуществлено банком в отношении требований, срок коим еще не наступил, если должник приступил к ликвидации своих де»л или приостановил платежи по своим обязательствам».
Весьма серьезное практическое значение имеет вопрос о зачете в случае несостоятельности должника. В случае несостоятельности частного лица вопрос решается ст. 346 Г. П К., согласно которой зачет имеет место, если сроки встречных требований наступили до дня объявленной судом несостоятельности. В противном случае зачет не допускается. Несостоятельность государственных предприятий и кооперативных организаций в настоящее время законом еще не урегулирована.
Вопросы для повторения к VIII лекции
1. В какой очереди кредитное учреждение получает удовлетворение из заложенного у него имущества?
2. В каком порядке производят кредитные учреждения реализацию заложенного у них имущества?
3. В каком порядке производится в кредитных учреждениях залог товаров?
4. Что называется распорядительной товарной бумагой?
5. Каковы юридические последствия залога распорядительных товарных бумаг?
6. Что называется залогом товара в обороте?
7. Предоставляет ли залог товара в обороте залогодержателю вещное право на заложенное имущество?
8. В чем особенности залога товара в переработке по сравнению с обыкновенным залогом товаров и с залогом товара в обороте?
9. Какие существуют две формы залога права застройки и строений и в чем они заключаются?
10. Какой порядок залога ценных бумаг установлен правлением Госбанка, утвержденный НКФ СССР 23 ноября 1928 г.?
11. Какие мнения существуют по вопросу об юридической природе залога векселей?
12. Что такое право удержания и какие источники советского права регулируют этот институт применительно к банкам?
13. Что такое право зачета и какие источники советского права регулируют этот институт, в частности — применительно к банкам?
Указания для учащихся к VIII лекции
При проработке материала лекции VIII необходимо параллельно возвращаться к соответствующим отделам курса хозяйственного права (залог, зачет, вексель).
Литература
1. Гойхбарг А. Г.— Хозяйственное право РСФСР, т. I, 3 изд.
2. Гражданский кодекс советских республик. Комментарии под ред. проф. А. Малицкого. Изд. 3. 1927 г. Стр. 153-190.
3. Шварцман А. О.— Залог товара в обороте. «Кредит и Хозяйство» 1927 г., № 10-11.
4. Вормс А. Э.— Залог векселя. «Кредит и Хозяйство». 1927 г., № 6.
5. Элиассон Л. С.— Деньги, банки, банковые операции. 1926 г.
6. Зимелева М. В.— Поклажа в товарных складах. 1927 г.
7. Долматовский.— Товарные склады и их операции. 1928 г фин Изд.
8. Агарков М. М.— Учение о ценных бумагах. 1927 г.
9. Венедиктов А. В.— Право удержания и зачета в банковской практике СССР. Сборник «Вопросы торгового права и практики» Ленинград. 1926 г.
10. Варшавский.— Право застройки. 1926 г.

ЛЕКЦИЯ IX. ОПЕРАЦИИ ПО СОДЕЙСТВИЮ ПЛАТЕЖАМ. ЧЕК
1. Виды операций по содействию платежам. 2. Понятие и юридическая природа чека. 3. Содержание чека. 4. Отношения между чекодателем и банком (плательщиком). 5. Отношения между чекодателем и чекодержателем и чекодержателей между собой. 6. Отношения между чекодержателем и банком (плательщиком).
1. Виды операций по содействию платежам. Кредитные учреждения (за исключением ломбардов) сосредоточивают у себя значительные средства, которые находятся в распоряжении клиентуры потому ли, что они числятся на простых текущих счетах, потому ли, что банк предоставил их клиентуре по открытым ей кредитам. Естественно, что с операцией простого текущего счета, а также с операцией специального текущего счета до востребования, по которому в пределах открытого ему кредита клиент может получать суммы по своему усмотрению, связывается операция выполнения банком платежных приказов клиента. Эти приказы даются в виде чеков. Операция оплаты чеков клиентов является одной из важнейших операций банков. Развитию операций по содействию платежам способствует также расширение сети кредитных учреждений. Благодаря своим филиалам, а также корреспондентам банк имеет возможность выполнять поручения клиентов по производству и получению платежей в разных местах страны и за границей. Переводы, аккредитивы, инкассовые и иные платежные поручения, в силу этого, выполняются банком не только за счет депозитов клиента или открытого ему кредита, а и за счет покрытия вносимого при самом заключении сделки. Наконец, сосредоточение в кредитных учреждениях большой массы платежей делает возможным организацию безналичных расчетов. В дальнейшем мы остановимся на тех операциях по содействию платежам, которые получили наибольшее развитие в советских кредитных учреждениях.
такой документ, содержание которого соответствует установленным на этот счет требованиям закона, так наз. реквизитам чека. Советское право не знает чекового законодательства. Содержание чека поэтому должно соответствовать тем требованиям, которые к нему предъявляют оперативные правила банков. Такие указания мы находим, например, в § 19 правил Государственного банка о простых текущих счетах, утвержденных Народным комиссаром финансов СССР 19 января 1928 года.
Чек является документом, содержащим предложение одного лица другому лицу уплатить определенную сумму третьему лицу. Поэтому прежде всего должен быть поставлен вопрос о том, кто может быть участником отношений по чеку. Принято различать в этом вопросе активную чековую правоспособность и пассивную. Активной чековой правоспособностью называется право выдавать чеки. Активная чековая правоспособность, а также способность приобретать чеки и передавать их дальше, принадлежит всем лицам, обладающим общей гражданской правоспособностью. В отношении пассивной чековой правоспособности некоторые законодательства (например, Англии, Германии и др.) устанавливают, что плательщиком по чеку могут быть только банкиры (Англия) или, кроме банков, также и некоторые другие организации (например, сберегательные кассы и др.). Действующее советское законодательство не дает по этому вопросу каких-либо общих указаний. Следует только отметить ограничение для кооперативных кредитных товариществ, содержащееся в приложении к ст. 15 Положения о кооперативном кредите (С. 3. СССР 1927 г., № 4, ст. 44) и воспрещающее кредитным товариществам выдавать чековые книжки без получения на то специального разрешения. Советская же практика знает только чеки, по которым плательщиками обозначены кредитные учреждения (в том числе чеки на государственные трудовые сберегательные кассы). Что же касается способа обозначения на чеке лица, которому должен быть произведен платеж (получателя), то вопрос этот урегулирован в оперативных правилах. В указанных выше правилах Государственного банка он составляет предмет нескольких недостаточно полных и точных положений. Правила допускают как чеки, выписанные на предъявителя, так и чеки, выписанные на имя определенного лица. Чек на предъявителя представляет собой бумагу на предъявителя, которая подлежит действию соответствующих правил. Что же касается чека, выписанного на имя определенного лица, то, как это следует из § 18 правил, он является ордерной бумагой и может быть передаваем как по именным, так и по бланковым передаточным надписям, т. е. в том самом порядке, который установлен законом для векселей. Однако, надпись на чеке имеет значение лишь для передачи чека и не устанавливает ответственности надписателя. Ответственность надписателя (так наз. гарантийная функция) могла бы иметь место только, если бы она была специально установлена законом. Правила разрешают чек именной (так, наз. ректа-чек), т. е. чек, не допускающий перехода в порядке векселеподобного индоссамента, однако только в случае, если чек является расчетным (см. ниже). Такое ограничение едва ли обосновано.
Некоторые законодательства не считают обозначение лица, управомоченного по чеку, реквизитом чека; если чек не содержит такого указания, он считается чеком на предъявителя.
Получателем по чеку по целому ряду законодательств может быть означен сам чекодатель. Нет препятствий к допущению таких чеков у нас.
Чековые законодательства английской и французской группы знают так наз. перечеркнутый чек (crossed cheque, cheque barre). Перечеркнутый чек, внешним отличием которого являются проведенные по его лицевой стороне чекодателем или чекодержателем две параллельные линии, может быть оплачен банком-плательщиком только другому банку. Различают общее и специальное перечеркивание. В случае общего перечеркивания между параллельными линиями вписывается наименование определенного банка, которому только и может быть произведен платеж. Перечеркивание способствует развитию безденежных зачетов, так как расчеты между банками обычно производятся не наличными деньгами, а посредством зачета или сконтрации (см. лекцию Х, п. 3). Кроме того, оно уменьшает возможность оплаты подложных чеков, так как банк-плательщик всегда знает того, кто предъявляет чек к платежу, т. е. другой банк.
На чеке должна быть подпись чекодателя.
Чек должен содержать предложение чекодателя плательщику оплатить указанную в нем сумму. Правила Государственного банка допускают так наз. расчетный чек (в сберегательных кассах он называется «оборотный»), по которому не допускается выплата наличных денег и погашение которого производится только посредством перенесения соответствующей суммы со счета на счет. Чек может быть обращен в расчетный как чекодателем, так и чекодержателем посредством надписи наискось на лицевой стороне «расчетный» (§ 23). Расчетный чек заимствован нашей практикой из германского права. Расчетный чек является одним из способов безналичного расчета. Его необходимо отличать от других способов достигнуть той же цели, в частности, от «перечеркнутого чека», упомянутого выше. Кроме того, расчетный чек необходимо отличать от приказа банка в случаях так наз. «жирооборота». Жирооборот не получил пока развития в практике советских банков. Жирооборот заключается в производстве платежей посредством перечислений кредитным учреждением на счет получателя платежа со счета другого лица по приказу последнего. Эти приказы часто тоже носят название чеков. Эта форма платежей получила наибольшее развитие в Германии. Указанные приказы не являются чеками в собственном смысле слова. Законодательство о чеке на них не распространяется. В частности лицо, выдавшее такой приказ, не несет по нему ответственности, установленной законом для чекодателя. Его ответственность определяется не чековым законодательством, а общими правилами гражданского права.
Сумма чека должна быть обозначена как цифрами, так и прописью (§ 19 п. «г» правил Госбанка). § 20 правил указывает, что суммы, написанные прописью и цифрами, должны быть в полном соответствии друг с другом. Никакие подчистки и поправки в сумме не допускаются.
В чеке должны быть означены число, месяц и год написания (§ 19 правил Госбанка). Указание дат является особенно существенным ввиду того, что чек может быть предъявлен к оплате лишь в течение 10 дней со дня выдачи (§ 21). Большинство законодательств требуют, кроме того, обозначения в чеке места его выдачи.
Различно решается в законодательствах вопрос о том, обязательно ли указание в чеке на наличность покрытия. Правила Госбанка требуют, чтобы в чеке был указан номер текущего счета, на который чек выдан (§ 19).
Законодательства германской группы требуют обозначения чека в содержании документа словом «чек» (так наз. чековая метка).
Правила наших банков, в частности вышеуказанные правила Госбанка, предъявляют к содержанию чека еще ряд требований, которые при издании советского чекового закона не смогут быть сделаны реквизитами чека (например, требование написания чека на бланке, полученном от банка, оттиска печати чекодателя), что, конечно, не будет препятствовать тому, чтобы банки устанавливали их по соглашению со своими клиентами. Эти требования могут преследовать различные цели, преимущественно же они устанавливаются для предупреждения подлогов. Они не могут быть превращены в реквизиты чека, так как их значение ограничивается отношениями между чекодателем и банком. Права чекодержателя не могут быть поставлены в зависимость от их соблюдения.
4. Отношения между чекодателем и банком (плательщиком). Основным вопросом из области отношений чекодателя и банка (плательщика) является вопрос об основании обязанности банка оплачивать чеки. Эта обязанность может быть основана на законе или договоре. Некоторые законодательства (напр., итальянское) обязывают кредитные учреждения, имеющие денежные суммы, которые находятся в распоряжении клиента, оплачивать в пределах этих сумм выписанные последним чеки. В тех же странах, в которых закон не устанавливает такого правила, указанная обязанность может быть основана только на договоре между банком и клиентом. Договор, в силу которого банк принимает на себя обязательство оплачивать чеки своего клиента, называется чековым договором. Чековый договор представляет собой соглашение дополнительное в отношении того договора, на основании которого клиент имеет в банке в своем распоряжении ту или иную сумму или открытый ему кредит (например, простой текущий счет или специальный текущий счет до востребования). Основной договор может и не сопровождаться чековым договором, но чековый договор предполагает основной. Чековый договор является необходимой предпосылкой чека. Чековый договор создает обязанность плательщика перед чекодателем оплатить чек при условии, что чекодатель выполнит, со своей стороны, все условия чекового договора. Чековый договор не является договором в пользу третьего лица. Он не создает обязанности банка в отношении чекодержателя. Обязанность банка перед чекодержателем и соответственное право последнего требовать от банка оплаты чека может быть основано лишь на акцепте чека, если таковой допущен (об акцепте см. ниже, п. 6). Спорна юридическая природа чекового договора. Различные теории относят его к различным видам договоров об оказании услуг (договор поручения, договор личного найма и др.). Применительно к советскому праву была высказана точка зрения (Л. С. Элиассоном), что чековый договор есть договор комиссии (ст. 275-а Г. К.). Действительно, чековый договор содержит в себе элементы, которые являются характерными для договора комиссии. Плательщик по чеку, так же, как и комиссионер, совершает сделку (оплату чека) от своего имени, но за счет чекодателя. К тому же последняя часть ст. 275-а указывает, что предметом договора комиссии могут быть сделки по получению и производству платежей. Однако, рассматривать чековый договор как комиссию было бы все же неправильно. Ст. 275-а Г. К. определяет комиссию как договор самостоятельный и возмездный. В фактический состав договора входит элемент вознаграждения. Чековый же договор, как было указано, не является самостоятельным договором. Что же касается вознаграждения, то в чековом договоре оно не выговаривается непосредственно, как эквивалент за услугу банка, заключающуюся в оплате чека, а заключается в тех выгодах, которые получает банк от того, что у него хранятся деньги клиента, или же в виде процента, уплачиваемого клиентом по использованному кредиту. Таким образом чековый договор не может быть безоговорочно отнесен к числу комиссионных договоров. Его нельзя также отнести и ни к одному из урегулированных в советском законодательстве договорных типов.
Банк несет ответственность перед клиентом за выполнение принятой им на себя по чековому договору обязанности. В случае нарушения этой обязанности (например, отказа оплатить правильно составленный и правильно предъявленный чек), банк обязан возместить происшедшие от этого убытки. Выполнение обязанности по оплате чека требует от банка большой осторожности. Прежде чем оплатить чек, банк должен удостовериться всеми имеющимися в его распоряжении способами (сличение подписи с образцами и т. д.) в подлинности чека, а также в том, что предъявитель чека, действительно, является управомоченным по нему лицом. Если чек составлен на предъявителя, то банк может оплатить чек каждому его держателю. Если чек составлен на имя определенного лица и им предъявлен, то банк должен удостовериться в тождестве предъявителя и лица, указанного в чеке. Если чек переходил по передаточным надписям, то банк, кроме того, должен удостовериться в формальной непрерывности ряда передаточных надписей (так же, как и в случае векселя). Банк не обязан удостоверяться в подлинности передаточных надписей. В правилах Госбанка (§ 18) указано, что «банк обязан удостовериться в правильности подписи лица, на имя которого выписан чек, а также в правильности подписи надписателя, означенного в качестве получателя в последней именной передаточной надписи». Это правило формулировано юридически неточно. Выделение первой передаточной надписи не имеет достаточного основания. Неточно также дальнейшее указание, что «ответственности за правильность подписей прочих надписателей банк не несет». Ответственность за формальную правильность, определяемую простым обозрением ряда передаточных надписей, банк, несомненно, несет.
По правилам Госбанка, чек подлежит оплате в течение 10 дней со дня выдачи. При исчислении этого срока день выдачи в расчет не принимается. Если последний день срока падает на нерабочий день, то последним днем считается следующий рабочий день (§ 21).
Последовавшие после выдачи чека смерть чекодателя или объявление его недееспособным не останавливают оплаты выданного им чека (§ 21).
Одним из наиболее важных вопросов, касающихся отношений банка и чекодателя, является вопрос о последствиях оплаты банком утраченного, похищенного или подложного чека, т. е. вопрос о том, кто, банк или чекодатель, несет ущерб от такой оплаты. Этот вопрос не встречает единообразного решения ни в юридической литературе, ни в законодательствах, ни в судебной практике различных стран. Между тем количество судебных процессов по этому вопросу превосходит количество процессов по всем остальным вопросам чекового права.
При рассмотрении вопроса о последствиях оплаты утраченного, похищенного или подложного чека следует иметь в виду различные возможные случаи. Возможен случай, когда оплата чека произошла по вине банка. Банк не отнесся с достаточным вниманием к исполнению своей обязанности и, например, плохо сличил подпись чекодателя с имеющимся у него образцом, не обратил внимания на грубую подчистку в обозначении суммы чека и т. п. Возможен и обратный случай, когда оплата подложного, похищенного или утраченного чека произошла по вине клиента банка, который небрежно хранил полученную им от банка книжку чековых бланков или же после похищения этой книжки не известил своевременно банк и т. п. Возможны также случаи смешанной вины, когда наличность последней имеется как на стороне банка, так и на стороне клиента. Наконец, возможен случай, когда и та и другая сторона выполнили надлежащим образом свои обязанности и нет возможности вменить оплату подложного чека в вину ни банку, ни клиенту. Во всех этих случаях вопрос о том, кто несет ущерб, последовавший от такой оплаты, должен решаться особо. В первых трех случаях вопрос в принципе решается легко. Ущерб должна нести та сторона, по чьей вине он имел место. В случае смешанной вины ущерб должен быть распределен между сторонами. Такое решение вопроса принято и в судебной практике (см. решение Г. К. К. Верхсуда РСФСР. — Судебная практика 1928 г., № 6 и разъяснение пленума Верхсуда РСФСР. — Судебная практика 1928 г., № 8). Оно вытекает из общих начал гражданского права. Гораздо более сложным является вопрос о том, кто должен нести ущерб в том случае, когда он произошел без вины как той, так и другой стороны. Такие случаи довольно часты, так как искусство подделывателей конкурирует с техникой обнаружения подлогов. Логически даны два возможных ответа — возложить ущерб на банк или на клиента. В литературе даны многочисленные попытки обосновать тот и другой ответ. Одним из наиболее распространенных аргументов в пользу возложения ущерба на банк является указание на то, что банк является собственником тех денежных знаков, которые он выплачивает по подложному чеку. Поэтому, в силу принципа, что риск несет собственник, ущерб должен нести банк. Это рассуждение, внешне логичное, страдает, однако, существенным дефектом. Оно упускает из виду, что ущерб произошел от действия банка, совершенного в силу договора с чекодателем. Эту сторону вопроса выдвигают вперед те, которые считают, что ущерб должен нести чекодатель. Сторонники этого взгляда ссылаются на то, что лицо, выполняющее чужое поручение, имеет право на получение от другой стороны возмещения убытков, причиненных ему выполнением поручения. Однако, помимо того, что действующее право об этом умалчивает (п. «б» ст. 256 Г. К., упоминающий об издержках, сюда не относится), самое определение того, какие убытки следует считать причиненными выполнением поручения, является крайне спорным. Поэтому, при отсутствии специального правила в законе, вопрос о последствиях оплаты утраченного, похищенного или подложного чека при отсутствии вины как со стороны банка, так и со стороны чекодержателя нельзя разрешить на основании общих норм, содержащихся в гражданском законодательстве. Его надо разрешать, исходя из соображений целесообразности. Однако, ответ на поставленный вопрос с точки зрения целесообразности также является весьма спорным. В этой проблеме сталкиваются интересы банков и их клиентуры. Наиболее правильным решением мы считаем следующее. С народно-хозяйственной точки зрения целесообразно возлагать случайный ущерб на ту сторону, которая может мерами предосторожности уменьшить соответствующий риск. Этот принцип следует применить к рассматриваемой проблеме. Поэтому, если банк выдал клиенту книжку чековых бланков, как это по общему правилу и имеет место, а затем произошла оплата чека, выписанного на бланке из этой книжки, то банк не должен нести ущерба, хотя бы чек оказался подложным, похищенным или утраченным. Банк, выдав книжку, со своей стороны принял меры к уменьшению соответствующего риска. После этого клиент хранит книжку так, чтобы со своей стороны уменьшить этот риск. Противоположное решение должно иметь место в том случае, если банк не выдал клиенту чековой книжки.
5. Отношения между чекодателем и чекодержателем и чекодержателей между собой. Основным вопросом в этой области является вопрос о том, основаны ли права чекодержателя на договоре первого приобретателя с чекодателем или на одностороннем волеизъявлении последнего. Вопрос решается ст. 106 Г. К. По чеку устанавливаются обязательственные отношения между чекодателем и чекодержателем (см. разъяснение пленума Верхсуда РСФСР от 19 апреля 1927 г. — Суд. практ. 1927 г., № 8). Нормальным способом возникновения обязательства является договор. Поскольку в законе для того или другого обязательства не установлено иное основание его возникновения, таким основанием следует считать договор. Так именно и обстоит дело с чеком.
Практически весьма существенным является вопрос о том, погашает ли выдача или передача чека то обязательство, для оплаты которого чек выдан или передан. Действующее законодательство не дает по этому вопросу прямых указаний. Судебная практика иногда склоняется к положительному ответу. Такое решение, однако, является неправильным. Нельзя предполагать соглашение сторон о замене прежнего обязательства чеком, если стороны сами не установили такой результат. Правильнее рассматривать выдачу или передачу чека не как погашение прежнего обязательства, а только как определенный способ осуществить погашение. Обязательство будет погашено, если чек будет оплачен. До тех же пор, пока чек не оплачен, обязательство нельзя считать погашенным. Поэтому кредитор по такому обязательству может предъявить по нему требование к должнику, от которого он получил чек. Однако, если по чеку не было произведено оплаты по вине чекодержателя (непредъявление чека к платежу, пропуск срока), то должник может зачесть в счет того, что он должен по обязательству, причиненные ему неоплатой чека убытки.
Чековые законодательства устанавливают ответственность чекодателя по чеку в случае неоплаты чека плательщиком. За отсутствием чекового закона, в законе у нас такая ответственность не установлена. Но она установлена разъяснением пленума Верхсуда РСФСР (см. выше). После этого разъяснения чек и по действующему законодательству следует считать обязательственно-правовой бумагой и делать из этого соответствующие выводы. Одним из таких выводов является признание того, что выдача чека чекодателем первому чекодержателю является договором (см. выше). Другим выводом могло бы быть применение к чеку, выписанному на предъявителя, запрещения, установленного Постановлением СНК РСФСР от 13 октября 1922 года «О запрещении выпуска денежных обязательств на предъявителя», распространенного Постановлением ВЦИК РСФСР от 23 ноября 1922 года на все союзные республики (С. У. РСФСР, 1922 г., № 65, ст. 841 и № 79, ст. 989). Это постановление воспрещает выпуск какими бы то ни было учреждениями и предприятиями денежных обязательств на предъявителя иначе, как с разрешения СНК. Чеки на предъявителя, раз по ним установлена ответственность чекодателя, являются денежными обязательствами на предъявителя и по букве закона подлежат действию указанного воспрещения. Однако, практика широко допускает у нас чеки на предъявителя, и суды никогда не высказывали по этому вопросу никаких сомнений.
Ввиду отсутствия чекового закона у нас не установлена ответственность по чеку надписателей. Чековые законодательства обычно строят эту ответственность на тех же основаниях, как ответственность надписателей по векселю.
6. Отношения между чекодержателем и банком (плательщиком). Чек сам по себе не создает юридических отношений между чекодержателем и плательщиком. Плательщик не обязан в отношении чекодержателя оплатить чек. Однако, такая обязанность может иметь место в случае акцепта чека плательщиком. Вопрос об акцепте чека является одним из наиболее спорных вопросов чекового права. Некоторые законодательства допускают и регулируют акцепт чека. Так, например, поступают законодательства С.-А. Соединенных Штатов, которые регулируют так наз. сертификацию чека, признаваемую ими равнозначащей акцепту. В других странах (Германия, Австрия, Швейцария и др.) акцепт чека не допускается. Наконец, в-третьих, закон, не воспрещая акцепта чека, специально его не регулирует. Так обстоит дело в Англии, где в силу этого на чек должны распространяться нормы об акцепте векселей. Однако в Англии недопустим акцепт чека, поскольку он нарушает монополию эмиссии банковых билетов. Во Франции вопрос об акцепте чека представляется спорным. По общему правилу, в Англии и во Франции акцепт чеков не практикуется.
Акцепт чеков широко практикуется советскими банками. Акцепт создает обязательство банка перед чекодержателем оплатить чек. Правила Госбанка говорят об акцепте следующим образом: «Акцепт чека, т. е. подтверждение безусловной оплаты его учреждением банка, где открыт счет, совершается последним на срок действительности чека. По акцептованному чеку чекодержатель имеет право непосредственного требования к банку, акцептовавшему чек, и на сумму акцептованного чека не может быть обращено взыскание ни по каким претензиям к чекодателю» (§ 49). Акцепт оформляется посредством надписи на обороте чека (§ 50).
Юридическая природа акцепта в теории представляется спорной. С точки зрения действующего советского права, ввиду того, что акцепт создает обязательство банка перед чекодержателем, наиболее правильным представляется рассматривать его как заключенный между банком и предъявителем договор (ст. 106 Г. К.). Акцепт, создавая обязательство банка в отношении чекодержателя, делает невозможным отмену чека чекодателем.
Весьма неясным является вопрос об обращении взыскания третьими лицами на суммы текущего счета, по которым банк акцептовал чек. При отсутствии указания в законе, юридическая сила приведенного выше правила Госбанка, воспрещающего наложение ареста на сумму акцептованного чека по претензиям к чекодателю, представляется неясной. Это правило затрагивает интересы третьих лиц, в отношении которых оно едва ли может рассматриваться как обязательное.
Вопросы для повторения к IX лекции
1. Какие существуют основные виды операций по содействию платежам?
2. Какие существуют взгляды на юридическую природу чека?
3. Что такое реквизит чека?
4. Что такое расчетный чек?
5. Что такое перечеркнутый чек?
7. Кто может быть означен плательщиком по чеку?
8. На чем основана обязанность плательщика оплачивать чек?
9. Какова юридическая природа чекового договора?
10. В отношении кого обязан плательщик оплатить чек?
11. Каковы последствия оплаты утраченного, похищенного или подложного чеков?
12. Является ли выдача чека договором?
13. Прекращает ли выдача или передача чека то обязательство, по которому оно выдано?
14. Отвечает ли чекодатель в случае неоплаты чека?
15. Отвечает ли надписатель в случае неоплаты чека?
16. Что такое акцепт чека и какова его юридическая природа?
Указания для учащихся к IX лекции
Отсутствие советского закона о чеках лишает этот институт в советском праве четкости и необходимой определенности. Правила банков далеко не дают достаточного материала для ответа на основные вопросы чекового права. Поэтому желательно более основательное знакомство учащихся с иностранными законодательствами и с юридической теорией этого весьма важного для банков института. Хорошим руководством для этого может служить указанная выше книга Л. С. Элиассона.
Литература
1. Л. С. Элиассон. — Деньги, банки и банковые операции. 1926 г.
2. Л. С. Элиассон. — Чековое право. 1927 г.
3. Л. С. Элиассон. — Об акцепте чеков. Революционная законность. 1926 г., № 1-2.
4. Л. С. Элиассон.— Чековое обращение в судебной практике. «Кредит и хозяйство». 1927 г., № 7.
5. А. Э. Вормс. — Чек в законодательстве СССР. «Кредит и Хозяйство». 1927 г., № 3-4.
6. М. М. Агарков. — Проект положения о чеках. «Кредит и Хозяйство». 1929 г., № 1.
7. С. Н. Алтуфьев. — К проекту чекового закона. «Кредит и Хозяйство». 1929 г., № 2.
8. Шершеневич. — Курс торгового права, т. II.

ЛЕКЦИЯ X. ОПЕРАЦИИ ПО СОДЕЙСТВИЮ ПЛАТЕЖАМ (Продолжение)
1. Перевод. Денежный аккредитив. 2. Комиссионные платежные поручения. Товарный аккредитив. Инкассовые операции. 3. Организация взаимных расчетов.
1. Перевод. Денежный аккредитив. Банковым переводом называется договор, по которому кредитное учреждение обязуется уплатить в другом месте через свой филиал или через своего корреспондента, за счет своего контрагента, последнему или другому лицу определенную сумму денег. Термином «перевод» иногда пользуются также и для обеспечения особого документа (так наз. переводного билета), о котором будет сказано ниже. В дальнейшем для ясности мы будем называть этот документ «переводный билет».
Действующее законодательство дает определение понятия перевода в постановлении ЦИК и СНК СССР от 21 марта 1928 г. о вывозе, ввозе, пересылке и переводе за границу и из-за границы валютных и фондовых ценностей (С, 3. СССР 1928 г., № 18, ст. 152). Ст. 8 этого постановления гласит следующее:
«Переводом валютных ценностей за границу в смысле настоящего постановления считается прием ценностей (валютных, товарных и пр.) в пределах СССР с выплатой валютного эквивалента за границей, а переводом валютных ценностей из-за границы — прием ценностей (валютных, товарных и пр.) за границей с выплатой валютного эквивалента в пределах СССР». Столь широкая формула имеет целью охватить все те случаи, которые, по соображениям валютной политики, подлежат регулированию. Поэтому ст. 8 и содержит ограничительную оговорку («в смысле настоящего постановления»). Ст. 8 непригодна для того, чтобы определить перевод как банковую операцию. Для этого необходимо содержащееся в ней определение, с одной стороны, значительно сузить, а с другой — расширить. Банковый перевод совершается кредитным учреждением. Покрытие его всегда валютное. Он может быть совершен не только за границу и из-за границы, но и внутри страны. Приведенное в начале настоящего параграфа определение банкового перевода представляет собой формулировку того фактического состава, который имеет место в случае совершения перевода банком.
Перевод является весьма старой сделкой. В истории европейского права он появляется в средние века (так. наз. cambium, contrat de change). Он являлся основанием, по которому выдавались переводные письма, являвшиеся первоначальной формой переводного векселя (Lettera di cambio, lettre de change). Впоследствии вексель утратил обязательную связь с этим основанием, но долго сохранял следы своего происхождения в требовании совершения платежа в другом месте, чем место выдачи (так наз. distantia loci). С другой стороны, и перевод в банковой практике совершается в настоящее время обычно без посредства векселя.
Кредитное учреждение, принявшее поручение произвести перевод, обязуется уплатить определенную сумму денег за счет своего контрагента. Контрагент или вносит соответствующую сумму наличными, или же она списывается с его счета. Уплата производится кредитным учреждением или через свой филиал, или, если в месте платежа такового нет, то через корреспондента на основании корреспондентского договора. Платеж совершается определенному лицу, которым может быть как сам контрагент (клиент), так и другое лицо. В последнем случае лицо, указанное в качестве получателя, не приобретает права требовать от кредитного учреждения совершения платежа. Перевод не является договором в пользу третьего лица в смысле ст. 140 Г. К. Он является только договором об исполнении третьему лицу, по крайней мере, если право требования третьего лица прямо не оговорено в соглашении клиента с кредитным учреждением. Впрочем, на практике такие оговорки не встречаются. Уплата производится посредством выдачи наличных денег или посредством зачисления на счет. Возможен перевод, по которому предусмотрен только последний способ уплаты (перевод для зачисления на счет — см. § 15 правил Госбанка о переводе денежных сумм).
Обязательства по договору перевода кредитное учреждение принимает на себя обычно за вознаграждение (комиссия).
Однако, это не является обязательным. В банковой практике нередки случаи безвозмездного совершения переводов с возмещением кредитному учреждению одних только почтовых или телеграфных расходов.
Вопрос об юридической природе банкового перевода с точки зрения действующего права должен быть разрешен следующим образом. Большинство банковых переводов довольно близко подходит к содержащемуся в законе определению договора комиссии. Ст. 275-а Г. К. формулирует это определение следующим образом: «по договору комиссии одно лицо (комиссионер) обязуется по поручению другого лица (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента». Последняя часть этой статьи добавляет, что «предметом договора комиссии могут быть незапрещенные законом сделки по купле-продаже товаров, ценных бумаг и другого имущества, по отправке и страхованию товаров и грузов, а также по получению и производству платежей». По смыслу ст. 275-а речь идет о производстве платежа третьему лицу. Кредитное учреждение обязуется произвести платеж. Однако, это определение не подходит в том случае, когда отсутствует: 1) вознаграждение и 2) производство платежа третьему лицу. Безвозмездные переводы, а также и переводы на имя самого контрагента (клиента) не подходят под содержащееся в статье 275-а определение. Кроме того, это определение не исчерпывает собой фактического состава перевода, для которого существенным элементом является уплата в другом месте.
Поэтому нормы, содержащиеся в ст. 275-а — 275-щ Г. К. могут иметь применение только по аналогии, если налицо есть необходимые для этого предпосылки. Перевод не подходит ни под один из договоров, непосредственно урегулированных действующим законодательством. Теоретически возможно рассматривать перевод, как вид мандата. Однако, соответствующий по действующему праву договорный тип — поручение (ст. 252 Г. К.) распространяется только на случаи прямого представительства (совершение сделок, от имени другой стороны). Поэтому и нормы о договоре поручения могут иметь применение также только по аналогии.
Кредитные учреждения совершают переводы по почте или по телеграфу. Переводы по телеграфу составляют в настоящее время самую, распространенную форму международных платежей, вытеснившую в значительной степени вексель и чек. При совершении перевода по телеграфу, а также и по почте, если обусловлена уплата только посредством зачисления на счет, кредитное учреждение выдает своему контрагенту (клиенту) квитанцию. При переводе по почте для оплаты наличными деньгами кредитное учреждение выдает переводный билет. Кроме того, по желанию клиента, может быть выдана также и квитанция.
Переводный билет есть документ, содержащий письменное уполномочие перевододателем плательщика совершить за счет перевододателя платеж переводополучателю, а также уполномочие переводополучателя получить платеж (об уполномочии см. лекцию IX, 2). В случае банкового перевода перевододателем является банк, принявший поручение произвести перевод, плательщиком — его корреспондент и переводополучателем — лицо, на имя которого совершается перевод. Переводный билет является документом, весьма близким к чеку и к переводному векселю. Исторически он является их первичной формой. В настоящее время он отличается от них тем, что переводный билет не является обязательственно-правовой бумагой. В ней не выражено право держателя требовать от перевододателя платежа, в случае отказа плательщика произвести таковой. Такое право держателя может вытекать из его отношений к перевододателю, но оно не является правом из бумаги. С точки зрения действующего советского права, при отсутствии законодательного регулирования чека, последний отличается от переводного билета только ввиду того, что разъяснением пленума Верхсуда (см. лекцию IX, 5) установлена ответственность чекодателя по чеку. В противном случае чек не отличался бы по своей юридической природе от переводного билета.
Действующее законодательство не регулирует переводного билета. Теоретически переводный билет вполне мыслим и вне банковой операции перевода. Однако, в СССР он встречается только в банковой практике.
Переводный билет может быть передаваем. Правила Госбанка (§ 20) требуют для передачи учинения «полной передаточной надписи», причем передача допускается лишь один раз. Передача переводного билета не имеет вексельного характера. Она не только не устанавливает ответственности передающего, но и не избавляет плательщика от полной проверки действительности и правильности передачи. Этим объясняется указанное правило о допущении лишь однократной передачи. Многократная передача слишком затруднила бы банк.
Нет препятствия к акцепту переводного билета плательщиком (см. разъяснение НКЮ РСФСР от 3 августа 1925 года, № 126-43, а также разъяснение пленума Верхсуда РСФСР от 19 апреля 1927 года — Судебная практика 1927 года, № 8). Акцепт переводного билета, так же, как и акцепт чека (см. лекцию IX), устанавливает непосредственное, обязательственное отношение между держателем переводного билета и плательщиком. Держатель приобретает право требования к плательщику.
До акцепта переводного билета перевод может быть отменен перевододателем.
В случае, если был выдан переводный билет, плательщик может произвести выплату только предъявителю билета. Предъявление билета является необходимым условием для осуществления выраженного в нем правомочия держателя, а также для освобождения плательщика от ответственности перед перевододателем. Переводный билет поэтому можно рассматривать как ценную бумагу.
Иной представляется юридическая природа переводного билета в том случае, когда он выдан кредитным учреждением не на корреспондента, а на свой филиал. В этом случае переводный билет не содержит двойного уполномочия. Он имеет только чисто легитимационное значение, заключающееся в том, что банк, уплативший правильному держателю переводного билета, освобождается от ответственности перед своим контрагентом, от которого он получил поручение произвести перевод.
В судебной практике возникал вопрос об обращении взыскания кредиторами переводополучателя на суммы, предназначенные в оплату перевода. Этому вопросу посвящены разъяснение пленума Верхсуда РСФСР от 19 апреля 1927 года (Судебная практика, 1927 г., № 8) и разъяснение, данное председателем Верхсуда РСФСР правлению Госбанка (8 окт. 1927 г., № ОК 11/41). Эти разъяснения устанавливают следующий порядок. Судебный исполнитель, согласно ст. 292 Г. П. К., посылает банку запрос о том, имеется ли у него какое-либо имущество или денежные суммы должника с указанием, что с момента получения запроса на эти суммы налагается арест. Банк обязан ответить судебному исполнителю в порядке ст. 293 Г. П. К., в частности указать, какие имеются на имя должника переводы. С момента получения запроса банк не имеет права выплатить должнику причитающиеся ему по переводу суммы. Арест не лишает отправителя права (если переводный билет не был акцептован плательщиком) отменить перевод. В целях предотвращения этого судебный исполнитель может, по просьбе взыскателя, послать в порядке ст. 292 Г. П. К. извещение отправителю перевода. Таким образом, последний лишается возможности недобросовестно отменить перевод с целью освобождения суммы от ареста. Если был выдан переводный билет, то банк-плательщик для освобождения себя от ответственности перед перевододателем должен платить судебному исполнителю только по предъявлении переводного билета. В случае перевода посредством переводного билета целесообразно, чтобы судебный исполнитель послал запрос, согласно ст. 292 Г. П. К., кроме банка-плателыцика, не только банку-перевододателю, но и контрагенту последнего, давшего поручение произвести перевод. Говоря об отправителе, цитированные разъяснения, очевидно, имеют в виду обоих.
Особой регламентации советское законодательство подвергает переводы за границу и из-за границы (Пост. ЦИК и СНК СССРот21 марта 1928 года — С. З.СССР, 1928 г.,№ 18, ст. 152). Согласно ст. 7 указанного постановления, перевод (и пересылка) валютных ценностей за границу и из-за границы производится через почтовые учреждения, через Государственный банк СССР и иные кредитные учреждения, имеющие право на производство соответствующих операций. Всякий перевод и пересылка за границу и из-за границы не через посредство указанных учреждений воспрещается. Валютными ценностями считаются: советская валюта, иностранная валюта, разного рода платежные документы (чеки, переводы, векселя и т. д.), благородные металлы в слитках и изделиях и драгоценные камни. Как объект банкового перевода фигурирует валюта (иностранная и советская). Перевод за границу валюты СССР воспрещается (ст. 10). Что же касается перевода за границу иностранной валюты, то он разрешается на сумму до 100 рублей в месяц на одно лицо. Сверх этой нормы перевод разрешается лишь по разрешениям особого валютного совещания при НКФ СССР, при условии представления доказательств необходимости перевода для оплаты ввозимых товаров, покрытия накладных торговых расходов, выполнения поручений ведомств и т. п., а равно ввиду особо уважительных причин личного характера (ст. 9). Перевод из-за границы советской валюты воспрещается, если только не будет доказано, что переводится валюта в количестве, соответствующем валюте, вывезенной или перевезенной за границу до 1 августа 1926 года (ст. 12, 6). Перевод из-за границы иностранной валюты разрешается без ограничения суммы (ст. 11). Однако, НКФ СССР может устанавливать ограничения в отношении отдельных видов иностранной валюты (ст. 13). Более детально эти вопросы регулируются в инструкции, издаваемой НКФ СССР совместно с НКТоргом СССР (ст. 24).
Особым видом переводной операции является так наз. денежный аккредитив. Денежный аккредитив предоставляет получателю, снабженному особым удостоверением, соответствующим по своей юридической природе переводному билету, возможность получать определенную сумму полностью или частью не в одном каком-либо месте, а в целом ряде мест, где имеются филиалы кредитного учреждения или его корреспонденты. Государственные трудовые сберегательные кассы СССР выдают денежные аккредитивы, по которым можно получить деньги в сберкассе в любом месте СССР. Денежный аккредитив предназначен для обслуживания путешественников, которым он предоставляет большие удобства.
2. Комиссионные платежные поручения. Товарный аккредитив. Инкассовые операции. Рассмотренная выше операция банкового перевода представляет собой поручения клиента банку произвести платеж. Кроме этого вида платежного поручения, представляющего собой с точки зрения действующего права особый созданный практикой договорный тип, в банковой практике встречаются довольно многочисленные виды поручений банку произвести платеж третьему лицу и поручения принять платеж от третьего лица. Эти поручения, поскольку они выполняются банком возмездно, представляют собой не что иное, как виды договора комиссии, предусмотренные определением этого договора, которое содержится в Г. К. (ст. 275-а). Особо следует отметить в числе этих поручений товарный аккредитив и инкассовые операции.
Товарным аккредитивом называется операция, по которой банк обязуется уплатить за счет своего контрагента (клиента), но от своего имени, определенную сумму третьему лицу против представления последним распорядительных товарных бумаг (коносамент, складочное свидетельство, дубликат накладной и др.). Клиент банка является комитентом, а банк комиссионером.
Платеж совершается за счет клиента, который вносит в банк покрытие полное или частичное. В последнем случае комиссионное поручение произвести платеж осложняется ссудой, обеспеченной залогом. Уплачивая третьему лицу обусловленную сумму, банк в соответствующей части кредитует клиента. Уплата третьему лицу при отсутствии покрытия равносильна выдаче ссуды клиенту. Распорядительные товарные бумаги, полученные от третьего лица, остаются в залоге у банка до тех пор, пока клиент не внесет покрытия полностью. Таким образом, в этом случае юридическая природа операций представляется сложной. Она представляет комиссию + заем, обеспеченный залогом. К кредиту, открываемому банками по товарным аккредитивам, необходимо также и применять правила, установленные для ссуд, обеспечиваемых распорядительными товарными документами.
Так как на практике всего чаще клиент при заключении сделки с банком вносит покрытие только в части, товарный аккредитив очень часто относят к числу активных операций. Однако при этом теряют из вида основную цель сделки.
В осуществление операций банк выдает особый документ (аккредитив), по предъявлении которого банк или его корреспондент совершают платеж против распорядительного документа. Юридическая природа аккредитива та же, что и юридическая природа переводного билета.
Большое значение в банковой практике принадлежит поручениям принять платеж. Клиент (комитент) дает банку (комиссионеру) поручение принять за счет клиента (инкассировать) тот или иной платеж. Наибольшее значение принадлежит поручениям получить платеж по векселю или против распорядительных товарных документов.
В случае поручения инкассировать по векселю, вексель передается клиентом банку по особой надписи, так наз. препоручительной или инкассовой надписи. Препоручительные надписи, не предусмотренные положением о векселях 1922 года, были предусмотрены пост. ВЦИК и СНК РСФСР от 26 сентября 1927 года о дополнении положения о векселях приложением к ст. 2 (С. У. РСФСР 1927 г., № 100, ст. 669). Это постановление содержит примерные формы векселей и передаточных надписей на них. Еще до этого постановления препоручительные надписи были введены практикой. Банк, получивший вексель по препоручительной надписи, может не только получить платеж по векселю, но также предъявить вексель к протесту, а в случае отказа нотариуса протестовать, принести жалобу на нотариуса (разъяснение Верхсуда РСФСР от 11 октября 1924 года и от 19 июня 1926 года. — Еженед. Сов. Юстиции, 1924 г, № 44 и 1926 г., № 19).
Банк обязан выполнить принятое им на себя поручение на условиях, наиболее выгодных для клиента (ст. 275-е Г. К.). В частности, он должен обеспечить права своего клиента и поэтому при неоплате векселедателем векселя протестовать его.
Правила банков по инкассовым операциям обычно подробно указывают случаи сложения с себя банком ответственности по принятым поручениям. Нельзя думать, что банки могут слагать с себя ответственность вопреки ст. 275-щ Г. К. Поэтому указанные правила при их применении подлежат проверке с точки зрения их соответствия этой статье.
3. Организация взаимных расчетов. Урегулированный Г. К. институт зачета (ст. 129, п. «б») служит для избежания излишних платежей между двумя сторонами, связанными встречными однородными требованиями. Для достижения той же цели между тремя или более сторонами служит так наз. сконтрация. В случае сконтрации каждый из участников может быть одновременно кредитором и должником. Но в противоположность случаю зачета, он может быть кредитором одного лица и должником другого. Сконтрация заключается в сопоставлении общей суммы требований и долгов, а также взаимных платежей каждого из участников с тем, чтобы в результате каждый участник имел одно требование или один долг. Сконтрация основана на договоре (договор сконтрации), который можно определить как договор, в силу которого не менее трех лиц взаимно обязуются погасить существующие между собой долговые отношения и совершить иные между собой платежи (например, по чекам, переводам), посредством замены их для каждого, участника единым долговым требованием или единым долгом. Размер этого требования или долга определяется для каждого участника сопоставлением платежей, которые ему причитаются, с платежами, которые он имеет сделать.
Для производства на началах сконтрации взаимных расчетов существуют постоянно действующие организации, так наз. расчетные палаты (clearing houses). Такая расчетная палата, под названием расчетного отдела, существует при правлении Государственного банка СССР (а также в Харькове при Украинской конторе Госбанка). Участниками расчетного отдела могут быть государственные учреждения и предприятия, кооперативные организации и частные предприниматели. Участники подписывают особый «акт общего соглашения участников расчетного отдела при правлении Государственного банка», по которому они обязуются подчиняться правилам расчетного отдела. Каждый из участников обязан иметь на своем текущем счету в правлении Госбанка сумму, достаточную для покрытия результатов ликвидации, а в случае ее недостаточности покрывать в тот же день то, что с него по ликвидации причитается. Через расчетный отдел могут быть предъявляемы всякого рода документы, выданные на его участников, в том числе ассигновки, чеки, переводные билеты и др. (§ 14 правил расчетного отдела).
Правила расчетного отдела подробно регулируют его организации и порядок деятельности.
Вопросы для повторения к Х лекции
1. Что такое банковый перевод?
2. Какова юридическая природа банкового перевода?
3. Каково отношение банкового перевода к договору комиссии и к договору поручения?
4. Что такое переводный билет?
5. Каков порядок обращения взыскания на сумму перевода по долгам переводополучателя?
6. Что такое денежный аккредитив?
7. Что такое товарный аккредитив и какова его юридическая природа?
8. Какова юридическая природа инкассовых операций?
9. Что такое сконтрация?
10. Каковы задачи расчетного отдела Госбанка?
Указания для учащихся к Х лекции
При усвоении материала настоящей лекции необходимо возобновить в памяти из курса хозяйственного права отдел о договоре поручения и о договоре комиссии.
Литература
1. Л. С. Элиассон. — Деньги, банки и банковые операции.
2. В. А. Алексеевский. — Обращение взыскания на банковые переводы. «Кредит и Хозяйство». 1927 год, № 6.
3. В. А. Алексеевский. — Юридическое образование. «Кредит и Хозяйство». 1927 г., № 10-11.
4. Шершеневич. — Курс торгового права, т. II.



ЛЕКЦИЯ XI. ПРОЧИЕ БАНКОВЫЕ ОПЕРАЦИИ. БАНКОВАЯ ТАЙНА. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КРЕДИТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ
1. Покупка и продажа товаров, валютных ценностей и ценных бумаг. 2. Вклады ценных бумаг для хранения и для хранения с управлением. 3. Банковая тайна. 4. Процессуальное положение кредитных учреждений.
1. Покупка и продажа товаров, валютных ценностей и ценных бумаг. Покупка и продажа товаров, валютных ценностей и ценных (фондовых) бумаг совершаются банками потому, что эти операции целесообразно и удобно объединять с основной деятельностью банков по производству операций пассивных и активных и по содействию платежам. Однако, не все кредитные учреждения могут совершать покупки и продажи указанных объектов. Реже всего уставы допускают совершение покупки и продажи товаров за собственный счет кредитного учреждения, т. к. эти операции являются сделками наиболее далекими от остальных банковых операций. Чаще разрешается покупка и продажа товара по поручениям, а также торговля валютными ценностями. Широко разрешаются покупка и продажа облигаций советских государственных займов.
Покупка и продажа указанных объектов может совершаться кредитными учреждениями за собственный счет или по поручениям клиентов. В тех случаях, когда покупка или продажа совершаются за собственный счет, то имеет место просто договор купли-продажи (ст. 180 Г. К.), в котором кредитное учреждение является либо покупателем, либо продавцом. Если покупка или продажа совершаются по поручению клиента, то обычно клиент связан с кредитным учреждением договором комиссии (ст. 275-а Г. К.). Кредитное учреждение в этом случае совершает покупку или продажу в качестве комиссионера.
С операциями покупки и продажи по комиссионным поручениям очень часто соединяется кредитование банком клиента. В случае покупки банк не получает от клиента вперед полного покрытия, а в определенной части кредитует его. В случае продажи банк может, принимая поручение, выдать клиенту под переданный для продажи объект определенную сумму в счет имеющей быть реализованной стоимости объекта. Как в том, так и в другом случае, в качестве обеспечения открытого кредита устанавливается залоговое право банка на подлежащий продаже или купленный объект. Кредит в этом случае предоставляется в виде ссуды, отношения по которой присоединяются к отношениям по комиссионному договору. Поэтому уставы кредитных учреждений требуют, чтобы такого рода кредит был обеспечен в том же порядке и на тех же условиях, как и в случае ссуды.
При совершении покупки и продажи товара, валютных ценностей и ценных (фондовых) бумаг кредитные учреждения обязаны соблюдать не только соответствующие постановления законодательных органов, но также и постановления и распоряжения НКФ СССР и НКТорга СССР, регулирующие торговлю этими объектами. В настоящее время операции купли-продажи товаров за собственный счет запрещены кредитными учреждениями.
Следует отметить, как имеющее большое значение для банкового права пост, ЦИК и СНК СССР от 17 июля 1925 года о торговле фондовыми и валютными ценностями (С. 3. СССР 1925 г., № 45, ст. 330 и 1926 г., № 41, ст. 299), Ст. 1 этого постановления устанавливает свободное совершение сделок с фондовыми ценностями, т. е. законно обращающимися в СССР государственными и частными бумагами, в том числе и иностранными. Совершение этих сделок может иметь место как на бирже, так и вне ее. Равным образом разрешено (ст. 2) и свободное совершение сделок с валютными ценностями (золотом и серебром в слитках, иностранной валютой и выписанными в ней чеками, векселями и другими платежными документами). Однако, государственные органы, кооперативные организации, а равно прочие предприятия, обязанные публичною отчетностью, могут совершать эти сделки лишь при условии общего или специального на каждую операцию разрешения Особого валютного совещания НКФ СССР (ст. 3). Поэтому кредитные учреждения должны в тех случаях, когда клиентами являются государственные предприятия или кооперативные организации, проверять их правомочия на совершенные покупки или продажи валютных ценностей.
2. Вклады ценных бумаг для хранения и для хранения с управлением. Немаловажное значение имеет в практике кредитных учреждений операция вкладов для хранения ценных бумаг. Эта операция имеет также большое значение с точки зрения интересов государственного кредита, так как, оказывая услугу держателям государственных займов по хранению их бумаг, кредитные учреждения облегчают распространение этих займов. Эта операция регулируется правилами «о вкладах ценных бумаг, вносимых в кредитные учреждения для хранения и для хранения с управлением», утвержденными НКФ СССР 22 июля 1927 г. (оф. прил. к Вестн. Фин. 1927 г., № 43). Эти правила распространяются на все кредитные учреждения, совершающие эти операции, за исключением государственных трудовых сберегательных касс, которые руководствуются своими собственными правилами.
Различают вклады для хранения (т. наз. простое хранение) и вклады для хранения с управлением. В случае вклада для хранения кредитное учреждение обязано хранить принятые ценные бумаги и возвращать их клиенту по первому требованию. Кроме того, кредитные учреждения могут по таким вкладам принимать поручения клиентов по выдаче им справок и совершению отдельных действий по управлению вкладом (ст. 5). В случае хранения с управлением кредитное учреждение, кроме обязанностей по хранению бумаг и возвращению их клиентам, принимает на себя еще следующие обязанности:
а) наблюдение за тиражами погашения и получение тиражного капитала, б) наблюдение за тиражами выигрышей и получение выигрышей, в) получение процентного и дивидендного дохода, г) возобновление купонных листов, д) своевременное зачисление всех доходов (процентов и выигрышей) и тиражного капитала на текущий счет вкладчиков или лиц, пользующихся доходами от вклада, е) страхование облигаций государственных займов от тиражей погашения в отношении тех займов, для которых эта операция установлена, ж) своевременное извещение вкладчика о выполнении перечисленных действий по управлению вкладом (ст. 6).
Хранение, как простое, так и с управлением, производится кредитным учреждением за вознаграждение.
Ценные бумаги принимаются кредитным учреждением как для простого хранения, так и для хранения с управлением, по описи, в которой указывается количество, наименование, достоинство, серия и номер ценных бумаг. На простое хранение ценные бумаги принимаются кроме того счетом, т. е. по количеству ценных бумаг, с указанием их наименования и достоинства, но без указания серий и номеров. Передаваемые счетом ценные бумаги могут быть, по желанию клиента, опечатаны его печатью (ст. 4).
По своей юридической природе вклады для хранения представляют собой известный в жизни, но не урегулированный в общем виде в советском законодательстве договор поклажи. В тех случаях, когда кредитное учреждение приняло ценные бумаги по описи, имеется регулярная поклажа, и клиент имеет право получить обратно те самые бумаги (за теми же №№ и тех же серий), которые он отдал на хранение. В тех случаях, когда бумаги были переданы счетом и не опечатаны печатью клиента, имеет место иррегулярная поклажа (см. лекцию V). Клиент может требовать от кредитного учреждения возвращения бумаг также только счетом. Это правило, как об этом специально упоминает ст. 5, «сохраняет свою силу в отношении облигаций государственных займов, в том числе и в тех случаях, когда за время хранения имели место тиражи погашении и выигрышей». Текст правил не ясен в отношении хранения ценных бумаг, переданных кредитному учреждению счетом, но опечатанных печатью клиента. Согласно буквальному смыслу 2-й части ст. 5, кредитное учреждение и в этом случае не несет никакой ответственности за сдачу ценных бумаг за определенными номерами и сериями. Однако, такое положение двусмысленно и не согласуется с тем, что кредитное учреждение приняло на хранение индивидуализированные (посредством наложения печати) ценные бумаги. Оно обязано поэтому вернуть те же самые бумаги, которые получило, т. е. бумаги, опечатанные печатью клиента. В этом случае, следовательно, так же, как и при передаче ценных бумаг по описи, имеет место регулярная поклажа, только способ индивидуализации установлен другой.
Несколько сложней обстоит дело с вкладами для хранения и управления. Эта операция по своей юридической природе представляет собой соединение договора поклажи с договором об оказании определенных услуг, причем последний не может быть подведен ни под один из урегулированных в Г. К., близких ему договорных типов (подряд, поручение, комиссия). Отдельные обязанности кредитного учреждения, как, например, страхование облигаций займов от тиражей погашения, совпадают с обязанностями комиссионера, так как заключаются в совершении сделок от имени кредитного учреждения, но за счет его контрагента. Однако, этим обязанности кредитного учреждения не исчерпываются (см. выше).
При приеме вклада как для простого хранения, так и для хранения с управлением кредитное учреждение выдает вкладное свидетельство на имя вкладчика или на предъявителя (ст. 15). Вкладное свидетельство на предъявителя не может быть выдано, если ценные бумаги переданы кредитному учреждению счетом (ст. 4, п. «б»). Для обратного получения вклада вкладчик должен предъявить вкладное свидетельство (ст. 16 и 26). В случае выдачи вклада полностью вкладное свидетельство остается в кредитном учреждении, а в случае частичной выдачи на обороте его делается отметка за надлежащими подписями от имени кредитного учреждения о произведенной частичной выдаче бумаг.
Вкладное свидетельство, как именное, так и на предъявителя, само является ценной бумагой. В соответствии с этим передача именного свидетельства совершается по письменному заявлению вкладчика с приложением свидетельства посредством трансферта на имя приобретателя по книгам кредитного учреждения. В случае перехода именного вкладного свидетельства по основанию иному, чем соглашение с прежним вкладчиком, трансферт совершается по заявлению приобретателя с приложением свидетельства и доказательств состоявшегося перехода (например, удостоверения, подтверждающего право на наследство и т. п.). Кредитное учреждение возвращает вкладное свидетельство приобретателю с надписью об учинении трансферта. Вкладное свидетельство на предъявителя может быть передано простым вручением (ст. 17). В случае утраты именного вкладного документа вкладчик может получить вместо утраченного новое свидетельство с надписью «взамен утраченного». В случае утраты свидетельства на предъявителя кредитные учреждения никаких заявлений не принимают (ст. 18).
Вклады ценных бумаг как для простого хранения, так и для хранения с управлением принимаются сроком на полгода (ст. 8). Этот срок установлен в интересах вкладчика, который может в любое время, хотя бы и до истечения этого срока, по первому своему требованию получить вклад обратно полностью или в части (ст. 11). В случае невостребования вклада в указанный срок ценные бумаги, кроме облигаций государственных займов, хранятся в течение трех лет со дня истечения хранения, предусмотренного в последнем поданном клиентом объявлении. Плата за хранение и за управление удерживается при выдаче вклада или может быть списана с имеющегося в кредитном учреждении счета вкладчика. По истечении трех лет кредитное учреждение продает бумаги или оставляет их за собой, а стоимость бумаг, за вычетом следуемых банку сумм, обращается в доход казны (ст. 12 и 13). Если для простого хранения или хранения с управлением приняты облигации государственных займов, то они хранятся и управляются до истечения срока, погашающего ответственность казны по облигациям. Не позднее, чем за семь дней до истечения этих сроков, кредитное учреждение предъявляет ценные бумаги к оплате, после чего вкладчик может истребовать соответствующие суммы в течение трех лет. По истечении трехлетнего срока эти суммы обращаются в доход казны.
В случае вклада для хранения с управлением вкладчик обязан открыть себе в том же кредитном учреждении текущий счет, на который и зачисляются доходы от бумаг.
3. Банковая тайна. Под банковой тайной разумеют обязанность кредитного учреждения сохранять тайну по операциям клиентов. Начало банковой тайны было введено в советское законодательство декретом СНК РСФСР от 6 июня 1921 года об отмене ограничений денежного обращения и мерах к развитию вкладной и переводной операций (С. У. РСФСР 1921 г., № 52, ст. 301). Ст. 4 этого постановления определила, что «справки о состоянии текущих счетов и вкладов и о переводах выдаются только владельцам их или судебным и следственным властям». В 1921 г. пост. СНК РСФСР от 25 февраля 1925 г. о дополнении декрета СНК РСФСР от 6 июня 1921 года (С. У. РСФСР 1925 г., № 18, ст. 115) охрана банковой тайны была расширена. Согласно этому постановлению, начало банковой тайны распространяется не только на вклады и. переводы, но и на все другие банковые операции клиентов. Справки по ним, кроме самих клиентов, могут выдаваться лишь судебным и судебно-следственным органам. Никому другому, в частности финансовым органам, справка не может быть выдана. Из этого правила было сделано исключение постановлением ЦИК и СНК СССР о принципах построения кредитной системы (С. 3. СССР 1927 г., № 35, стр. 364), согласно которому Государственный банк имеет право требовать от кредитных учреждений сведений об открытых кредитах и задолженности отдельных клиентов, а также о текущих счетах и вкладах государственных органов.
В законодательстве СССР по вопросу о банковой тайне имеется ряд норм, касающихся отдельных кредитных учреждений, или видов кредитных учреждений. Эти нормы отчасти уточняют принцип банковой тайны, отчасти в отдельных случаях расширяют его. Такие нормы мы находим в Уставе Центр. с.-х. банка СССР (пост. ЦИК и СНК — С. 3. СССР 1927 г., № 4, ст. 426), в Положении о кооперативном кредите (С. 3. СССР 1927 г, № 4, ст. 44 и С. 3. СССР 1928 г., № 34, ст. 301), в Положении о государственных трудовых сберегательных кассах (С. 3. СССР 1925 г., № 81, ст. 612). Устав ЦСХБанка лишь формулирует начало банковой тайны, не делая никаких отступлений от общих начал. Серьезное отступление в интересах вкладчиков делает Положение о кооперативном кредите и Положение о государственных трудовых сберегательных кассах. Ст. 16 Положения о кооперативном кредите говорит следующим образом: «Члены органов управления кредитно-кооперативных организаций и все их сотрудники, а равно лица, производящие ревизии или обследования этих организаций, обязаны хранить тайну вверенных им дел и счетов. Всякие справки о вкладах, переводах и других операциях клиентов, предусмотренные в пп. «а» — «е», ст. 13 (банковые операции кредитно-кооперативных организаций. — М. А.), могут быть выдаваемы лишь самим клиентам, их законным представителям, а также судебным и судебно-следственным органам с точным соблюдением порядка, установленного законодательством СССР и союзных республик. При этом справки о вкладах клиентов кредитно-кооперативных товариществ могут выдаваться судебным и судебно-следственным органам лишь по производящимся у них уголовным делам. Никакие другие государственные органы, не исключая налоговой инспекции, не имеют права требовать означенных справок. Лица, нарушившие правила настоящей статьи, подлежат уголовной ответственности». Таким же образом закон охраняет тайну вкладов в государственных трудовых сберегательных кассах. Повышение охраны тайны вкладов в кредитно-кооперативных организациях и государственных трудовых сберегательных кассах (справка не может быть выдана даже суду по производящемуся у него гражданскому делу) вызывается желанием законодателя привлечь в них по возможности сбережения самых широких слоев населения.
Начало банковой тайны создает для всех должностных лиц кредитных учреждений, а также для должностных лиц, ревизующих и надзирающих за кредитными учреждениями, обязанность соблюдать ее. В случае нарушения этой обязанности они подлежат уголовной ответственности по уголовным кодексам союзных республик. Кроме того, может иметь место их гражданская ответственность, т. е. обязанность возместить причиненный их неправильными действиями вред (ст. 403 Г. К.). Не исключена также гражданская ответственность самого кредитного учреждения. Когда банковая тайна нарушена должностным лицом, ревизующим кредитные учреждения или надзирающим за ними, то гражданская ответственность в силу ст. 407 Г. К. не может быть возложена на государство. Отвечает только должностное лицо.
4. Процессуальное положение кредитных учреждений. Процессуальное положение кредитных учреждений определяется процессуальным законодательством союзных республик. Кредитные учреждения подлежат действию общих норм процессуального права, в частности норм гражданского процессуального права, содержащихся в Г. П. К. союзных республик, а также действию специальных норм, установленных для кредитных учреждений вообще или для отдельных категорий кредитных учреждений. Но наиболее существенные вопросы урегулированы общесоюзным законодательством, с которым должно быть согласовано законодательство союзных республик. Важнейшие общесоюзные нормы, определяющие процессуальное положение кредитных учреждений, содержатся в пост, ЦИК и СНК СССР от 22 февраля 1928 года «О подсудности гражданских дел кредитных учреждений и о правах этих учреждений по взысканиям с их должников» (С. 3. СССР 1928г., № 14, ст. 115).
Указанное постановление содержит прежде всего весьма важное правило относительно подсудности дел кредитных учреждений. Согласно ст. 1, «все требования, вытекающие из банковых операций кредитных учреждений, поскольку законом для них не установлен административный порядок взыскания, подсудны общим судебным учреждениям». Эта статья устанавливает изъятие для кредитных учреждений, являющихся государственными или кооперативными организациями, из правила о подсудности их дел с другими государственными и кооперативными организациями арбитражным комиссиям при СТО и при ЭКОСО союзных республик, а также местным арбитражным комиссиям. Согласно ст. 1, подсудность общим судебным учреждениям не зависит от желания кредитного учреждения. Равным образом указанная подсудность не может быть изменена соглашением сторон. Не имеет значения, является ли кредитное учреждение истцом или ответчиком. Подсудность общим судебным учреждениям имеет место лишь по спорам, вытекающим из банковых операций кредитных учреждений. (О понятии банковой операции см. лекцию IV, 1.) Ст. 1 указанного постановления распространяет на все кредитные учреждения норму, которая была установлена ранее только для Госбанка (см. п. 6, ст. 2 Положения об арбитражной комиссии при СТО СССР).
Изъятие кредитных учреждений по спорам, вытекающим из их банковых операций, из подсудности арбитражным комиссиям, вызывается следующим соображением. Арбитражные комиссии, исходя из соображений целесообразности, в исключительных случаях могут освобождать должника от обязательства. Это правило является необходимым, так как арбитражным комиссиям подсудны споры между учреждениями, предприятиями и организациями, входящими в состав социалистического сектора советского хозяйства. Арбитражная комиссия. рассматривая спор, например, между двумя государственными предприятиями, не должна быть связана законом в такой степени, чтобы быть вынужденной решать вопрос, вопреки соображениям государственной целесообразности. Однако, указанное право арбитражной комиссии может в отношении некоторых государственных органов приводить к нежелательным последствиям. Так обстоит дело тогда, когда нормальное функционирование соответствующего госоргана зависит от совершенно точного соблюдения соответствующих правил. В отношении соответствующих операций таких госорганов (железные дороги, госстрах, кредитные учреждения) закон делает изъятие из правил о подсудности дел арбитражным комиссиям.
Кроме вопроса о подсудности указанное постановление затрагивает еще и другие институты процессуального права. Ст. 2 расширяет для кредитных учреждений возможность осуществлять свои права не в общеисковом порядке, а путем получения судебного приказа или исполнительной надписи. Ст. 2 допускает такой порядок каждый раз, когда требование кредитного учреждения основано на документе, устанавливающем просрочку платежа по кредитным операциям (двоякое обязательство, подписанное должником и т. п.). Согласно ст. 3, по вытекающим из банковых операций требованиям кредитных учреждений - обеспечение иска, выдача судебных приказов, учинение исполнительных надписей и немедленное (предварительное) исполнение судебных решений — допускается в изъятие из общего правила и в тех случаях, когда требования обращены к государственным учреждениям и предприятиям. Наконец, ст. 4 приравнивает в отношении очередности удовлетворения при недостаточности сумм, поступивших к судебному исполнителю для удовлетворения всех кредиторов, требования кредитных учреждений к требованиям государственных учреждений. Правила ст. 4 не распространяются на случаи удовлетворения из стоимости заложенного в кредитном учреждении имущества. Эти случаи разрешаются на основании ст. 101 Г. К.
Существенное значение имеет вопрос о положении кредитного учреждения в качестве третьего лица, являющегося должником своего клиента по вкладным операциям. На вклады может быть обращено взыскание по требованиям, обращенным к вкладчикам (ст. 292 Г. П. К), в частности по налоговым требованиям государства. В этом случае имеет применение п. «б» ст. 15 Положения о взыскании налогов (С. 3. СССР 1925 гида, № 70, ст. 518), который указывает, что принудительной мерой взыскания является обращение взысканий на всякого рода суммы, причитающиеся к получению недоимщиками от третьих лиц, а также в пределах действующих узаконении, на суммы, находящиеся на текущих счетах и во вкладах в кредитных учреждениях». В действующем законодательстве имеются нормы, устанавливающие, что взыскание на вклады может быть обращено не иначе, как в судебном порядке (ст. 29, п. 11 Положения о Госбанке — С. У. РСФСР 1921 г., № 75, ст. 615, ст. 16, Положения о кооперативном кредите — С. 3. СССР 1928 г., № 34, ст. 301, § 18 Устава ПСХБанка СССР — С. 3. СССР 1927 г., № 4, ст. 426; ст. 3 Положения о Гострудсберкассах — С. 3. СССР 1.925 г., № 81, ст. 612). При этом в отношении вкладов, внесенных в кредитно-кооперативные организации и в гострудсберкассы, закон устанавливает, что обращение взыскания может иметь место не иначе, как по постановлению судебных органов по уголовным делам.
Вопросы для повторения к XI лекции
1. Какими нормами регулируется в действующем законодательстве торговля фондовыми и валютными ценностями?
2. Какова юридическая природа вкладов ценных бумаг для хранения?
3. Какова юридическая природа вкладов ценных бумаг для хранения с управлением?
4. Какие документы выдают кредитные учреждения по вкладам ценных бумаг?
5. Что называется банковой тайной и как регулируется этот институт в действующем законодательстве?
6. Какова подсудность дел кредитных учреждений по их банковым операциям?
7. Какие процессуальные привилегии для кредитных учреждений устанавливает законодательство СССР?
Указания для учащихся к XI лекции
При усвоении лекции XI учащимся рекомендуется возобновить в памяти материал о договорах купли-продажи и комиссии, а также обратиться к лекции V настоящего курса и сопоставить денежный вклад с вкладом ценных бумаг.






<< Пред. стр.

страница 2
(всего 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign