LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 7
(всего 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Методика предназначена для изучения отношений подростка к лицам ближайшего окружения через соотнесение своих собственных качеств с качествами хорошо известных ему людей.

Инструкция испытуемому:
1. Напишите 5 качеств человека, хорошо вам известного, желательно сверстника, которого вы считаете лучшим. Обозначьте его инициалы и пол. Это необходимо для того, чтобы качества «брались» только у этого человека, а не «с потолка».
2. Напишите 5 качеств также хорошо известного вам человека, желательно сверстника, который является именно для вас самым непривлекательным. Обозначьте его инициалы и пол.
3. Напишите 5 качеств хорошо известного вам человека, желательно сверстника, которого вы считаете самым обычным, средним, ничем не выделяющимся. Обозначьте его инициалы и пол.
4. Напишите 5 собственных положительных качеств.
5. Напишите 5 собственных отрицательных качеств.
6. Напишите 5 качеств, которые вы формируете у себя или хотели бы сформировать.
7. Напишите 5 качеств, от которых вы хотели бы избавиться.

Видение в другом человеке определенных качеств означает выделение их среди других качеств — ориентиров, наиболее значимых для испытуемого. С ними человек обычно соотносит свои действия.
Применительно к исследованию отклоняющегося поведения целесообразно «провести» по методике весь класс или группу учащихся и выделить то общее, что будет являться фоном, на котором выделяются отклонения.
В целом весь перечень качеств, которые получены по группе, их набор и расположение могут также характеризовать особенности взаимоотношений с тем окружением, которое видит каждый индивид. Свои собственные качества они соотносят с качествами всех как с системой ориентиров, где качества лучшего — объект приближения, качества непривлекательного — объект избегания, а качества среднего — тот массив, к которому человек либо присоединяется сам, либо стоит над ним, либо ниже его.
Качества других людей создают сферу ожиданий. Такая сфера — основа для сравнения своих качеств с чужими. Значимо, как индивид относится к «среднему» человеку, считает ли его пассивным и не заслуживающим внимания, или опасным, являющимся постоянным источником тревоги и враждебным или тем, на кого не обращают внимания. У трудных подростков возможно и презрение к «средним», и наделение их пренебрегаемыми чертами.
Поэтому в отличие от методик с заданным перечнем качеств в методике СК качества не навязываются и не задаются заранее: их набор и система предпочтений, иерархия определяются самим индивидом.
Полученные данные обрабатываются следующим образом. Материал всей группы (класса или иной выборки) анализируется на предмет частоты встречаемости тех или иных качеств в основной массе.
Например:
Лучшие Непривлекательные Средние
1. Отзывчивый (12) 1. Хитрый (8) 1. Аккуратный (7)
2. Добрый(Ю) 2. Подлый (7) 2. Тихий (6)
3. Старательный(9) 3. Нахальный(6) 3. Старательный(5)
4. Внимательный(3) 4. Вредный(5) 4. Обычный(5)
5....
10....
Допустимо объединение по смыслу. Например:
«энергичный», «работоспособный», «любит трудиться», «добрый», «доброжелательный». Процесс объединения сложный и требует привлечения компетентных судей.
Полученный материал рассматривается как общий фон, с которым сопоставляются индивидуальные варианты. Отклонения здесь констатируются по резкости «выступания» из общего фона, по предпочтению качеств, типичных для делинквентов («надежный», «не выдает», «верный», «есть дух»), или по качествам неодобряемого человека («дешевка», «продажный», «шкура»). Особенно значимым представляется набор, которым наделяют «типичного среднего». Это либо боязнь («вредный», «садист», «урод как все», «примазывается ко всем»), либо пренебрежение, возникающее, как правило, в связи с поддержкой группой делинквентов («трус», «предатель», «карьерист», «маменькин сынок», «свисток»).
Чаще всего отклонение сказывается в нарушении инструкции. Как правило, определяются не качества, а роли или трафареты, идущие от «блатного мира». Другая особенность — наделение всех отрицательными качествами.
Все подростки с любыми достаточно отчетливо «выступающими» особенностями отношения к качествам должны стать предметом специального анализа.

Методика СО — СВ
«САМООЦЕНКА — САМОВЫРАЖЕНИЕ»

Методика направлена на определение степени значимости для индивида отдельных общезначимых личностных качеств и на выражение различий в предпочтении отдельных качеств.
Методика основана на использовании тенденций каждого индивида к выделению себя из социальной среды путем сопоставления степени выраженности своих качеств с качествами других людей. Такое подчеркивание различий базируется на стремлении индивида оповестить интересующихся им людей о своих собственных свойствах и о его представлении об этих свойствах. При этом каждый человек ориентируется на то, что анализирующий эту самооценку другой индивид будет соотноситься с ней при общении и взаимодействии с ним.
Замечено было, что система выраженности личностных качеств не является постоянной, она меняется и в зависимости от ситуаций, в которых находится человек, и от представления роли того, кому будет адресована эта система.
Эти тенденции особенно ярко выступают у подростка и определяют изменчивость его поведения и меняющееся отношение к другим людям. В то же время названный однажды набор качеств фиксируется и является для подростка на определенное время тем эталоном, с которым он соотносит акты своего поведения при общении со значимыми другими.
Предварительно создаваемый набор, обеспечивающий фон, необходимо набирать как из положительных, так и из отрицательных свойств. Наиболее рациональным представляется набор из 15 качеств, которые получили наиболее частотные положительные характеристики, и 15 качеств, которые получили отрицательные характеристики (для этого используются материалы, полученные при работе с методикой «Пяти качеств»).
При анализе ряда опасных свойств, которые зафиксированы в уголовно-правовых документах как связанные с правонарушениями, могут быть также включены, например, такие качества, как жестокость, хитрость, лживость, несмотря на то, что в личностных характеристиках группы они не упоминались.
Таким образом, предполагается, что первые тридцать (положительных и отрицательных) свойств, взятых из лексикона конкретной группы, в которую входит подросток с отклонениями в поведении, будут способствовать включению подростка в систему теста. Они же вовлекут его в процесс дальнейшей работы над качествами, которые он не применял по отношению к своим сверстникам, но с которыми он знаком из обычной литературы.
Очень важным представляется, при рассмотрении самооценок, анализ тех качеств, против которых стоит несколько минусов. Исследование этой тенденции показало, что она отражает особое стремление человека отмежеваться от опасных качеств. Одновременно это и желание показать человеку, который будет знакомиться с его самооценкой, ряд неодобряемых качеств, что они «далеки» от него. Установлено, что такая тенденция присуща лицам, для которых такие качества — проблема. Они либо действительно чрезвычайно резко осуждают эти качества, либо имеют их реально, но очень боятся, что о них узнают другие и также осудят.

Ключевые термины: тест личностных конструктов, делинквент, слова-представления, психологическая дистанция, сигма, квартиль, тезаурус личности.


4.4. ДИАГНОСТИКА МЕЖЛИЧНОСТНЫХ
ОТНОШЕНИЙ В КЛАССЕ

Правильно оценить отношения между учениками в классе, прогнозировать их реакции друг на друга, понять, кто более популярен среди одноклассников, а кого они избегают — вот далеко не весь перечень проблем, с которыми сталкивается учитель, работающий с классом. Такое пристальное внимание к проблемам отношений между ребятами в классе можно объяснить целым рядом причин.
Во-первых, коллектив школьного класса выступает важным «условием» развития личности каждого из ребят. Именно отношения с другими людьми не только помогают человеку понять самого себя, осознать причины своих поступков, разобраться в своих чувствах, но и, что еще важнее, отношения с другими формируют личность, во многом определяют ее особенности. Следовательно, для каждого школьника его отношения с одноклассниками являются очень важным фактором личностного развития. Здесь необходимо уточнить, что важны как отношения с отдельными одноклассниками, так и ощущение ребенка от своего положения в классе.
Второй важный момент, который объясняет наше обращение к этим проблемам, связан с тем, что в практике каждого учителя существуют ситуации, когда он имеет дело не с одним отдельным учеником, а с классом как единым целым. А в этом случае перед педагогом встает задача взглянуть на класс как на социально-психологическую общность, что требует от него некоторой ориентировки в психологических особенностях класса как малой группы. Одной из таких важнейших особенностей является специфика межличностных отношений в классе.
Еще одна причина, побудившая нас остановиться на социально-психологической характеристике школьного класса, связана с тем, что в педагогике существует распространенное мнение о важной положительной роли коллектива в воспитании личности ребенка. В целом соглашаясь с этим положением, хотелось бы отметить, что, с одной стороны, это воздействие не всегда бывает позитивным, а с другой — мало констатировать, что коллектив влияет, необходимо понять, от чего зависит это влияние и как оно осуществляе тся.
Таким образом, говоря о диагностике учителем межличностных отношений в классе, мы имеем в виду общую социально-психологическую характеристику класса как целого, а также анализ положения каждого ребенка в системе отношений в классе. В этой главе мы остановимся на основных пунктах такой социально-психологической характеристики отношений в классе.

Психологическая структура школьного класса

В психологии малой группы принято выделять две основные структуры отношений в коллективе:
ФОРМАЛЬНУЮ (официальную) и НЕФОРМАЛЬНУЮ (неофициальную). Формальная структура представляет собой соотношение позиций членов группы друг относительно друга, заданное извне, не зависящее от членов данной конкретной группы и примерно одинаковое для всех групп этого типа. Так, например, в коллективе учителей формальной структурой будет то штатное расписание, которое существует в школе. Элементом формальной структуры в школьном классе может быть позиция старосты, какие-то другие «должности», которые в конкретной школе или классе придуманы для организации обучения или для внеклассных дел.
Неформальная структура — это стихийно возникающая в процессе жизнедеятельности группы система отношений ее членов друг к другу. Неформальная структура может быть чисто эмоциональной, т. е. отражать, кто кому в группе симпатичен, а кто кому не нравится. В основе неформальной структуры могут лежать и другие критерии (например, отношение к общему делу или какие-то другие важные для группы моменты). Существенно то, что неформальная структура всегда является результатом взаимодействия конкретных людей, включенных в определенный коллектив.
Формальная и неформальная структуры, как правило, не совпадают. Если в группах взрослых людей обе эти структуры отношений обычно в приблизительно равной степени значимы, то в детских коллективах неформальные связи почти всегда важнее для ребят. В школьном классе формальная структура почти отсутствует, зато неформальные отношения играют очень большую роль. Как уже говорилось, неформальная структура отношений есть результат опыта взаимодействия членов группы друг с другом. Естественно, что неформальная структура не возникает одномоментно с возникновением группы, а формируется постепенно. Ниже мы остановимся на вопросе о механизмах становления структуры в группе — о механизмах ГРУППОВОЙ ДИНАМИКИ.
А сначала разберемся более подробно с неформальной структурой отношений. Каждый член группы обладает определенным местом в системе отношений членов сообщества друг с другом. Эта позиция может быть названа СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИМ СТАТУСОМ. Статус любого человека в коллективе имеет свои специфические параметры, однако все многообразие оттенков отношений между членами группы можно свести к четырем наиболее существенным позициям: «звезды», «предпочитаемые» (или популярные), «отвергаемые» и «изолированные». Расшифруем суть этих категорий на материале школьного класса. «Звезды» — ребята, пользующиеся максимальной популярностью среди своих одноклассников, все хотели бы с ними дружить, входить в круг общения этих учеников. Предпочитаемые — такие члены класса, которые обладают достаточно широким кругом связей со своими одноклассниками (заметим, что эта «широта» может сильно отличаться в разных классах). Отвергаемые — ученики, с которыми подавляющее большинство ребят в классе не хотят иметь дела, но сами они стремятся к общению с одноклассниками. И, наконец, изолированные — те ребята, которые сами не проявляют инициативы в общении с одноклассниками, и те, в свою очередь, не имеют выраженного к ним отношения.
Итак, для оценки положения ребенка в классе, как правило, вполне достаточно бывает отнести его к одной из выделенных четырех категорий. Если ученик обладает статусом «звезды» или предпочитаемого в классе, то можно быть уверенным, что особых проблем с одноклассниками у него нет. В случае, если ребенок отвергается сверстниками, то наверняка испытывает серьезные проблемы в общении, переживает конфликты с товарищами, что неизбежно сказывается на его психическом состоянии. Статус изолированного может весьма по-разному переживаться ребенком, однако мы можем с высокой долей вероятности предположить наличие каких-либо психологических сложностей у этого ученика.
Для характеристики отношений в классе существенно и определение статуса каждого ученика, а также и общей статусной структуры, т. е. сколько в коллективе неблагополучных детей (отвергаемых товарищами или же живущих изолированно от них), сколько «звезд» и как сильно отличается их круг общения от связей среднепопулярных. Необходимо отметить, что существуют серьезные возрастные различия в характере отношений между учащимися в разных классах. Ниже мы вернемся к анализу этих возрастных особенностей.
Для определения статусной структуры школьного класса (как, впрочем, и многих других групп) часто используют СОЦИОМЕТРИЧЕСКУЮ МЕТОДИКУ. Есть много разнообразных пособий по социометрии, где можно познакомиться с подробностями ее проведения и обработки результатов. Так что мы остановимся лишь на самых общих моментах. Что собой представляет социометрическая методика? Это один или несколько вопросов, в которых ребенка прямо спрашивают — с кем из одноклассников он хотел бы выполнять какую-либо работу, заниматься каким-то делом, иметь какие-то отношения. Ответом на этот вопрос являются фамилии одноклассников. Например: «Напиши, пожалуйста, с кем из одноклассников ты хотел бы сидеть за одной партой?» или «С кем из одноклассников ты пошел бы в трудный поход?». Очень важно при формулировке вопросов учитывать реальные интересы ребят и правильно прогнозировать, почему они будут выбирать для определенного вида деятельности тех или иных партнеров. Эти вопросы в социальной психологии называются СОЦИОМЕТРИЧЕСКИМИ КРИТЕРИЯМИ, или критериями социометрического выбора. Они должны быть значимыми для ребят, чтобы их взаимные оценки были не случайны, а имели под собой некоторое содержание.
Кроме проблемы формулировки значимых для школьников вопросов при проведении социометрии существует еще, как минимум, одна трудность. Речь идет о том, что если эту процедуру проводит учитель, то ребята редко бывают откровенны. Учащиеся старших классов свою неискренность даже почти не скрывают, а малыши не всегда сами осознают, что им не очень хочется раскрывать свои «секреты» учителю. Но, на наш взгляд, в этом нет большой беды, так как в большинстве случаев педагогу совершенно не нужно проводить социометрическое обследование в полном объеме. Это действительно задача скорее для школьного психолога. Учитель имеет такой большой опыт общения со своим классом в повседневной школьной жизни, что всю необходимую информацию нужно только суметь извлечь из этого опыта. Так, например, учитель может распределить учащихся своего класса по описанным выше четырем категориям, не проводя специального опроса. Для этого нужно следить, не подменяется ли при этом ваше понимание отношений ребят друг к другу вашими собственными оценками ребят. И для контроля стоит обратиться к кому-нибудь из коллег и сравнить ваши представления с его представлениями.
Специального внимания требует вопрос о позиции лидера школьного класса. Сначала разведем понятия «ЛИДЕР» и «ЗВЕЗДА», которые довольно часто смешивают между собой. «Звезда» — это такой член класса, который является наиболее привлекательным для всех одноклассников. Часто это внешне симпатичные, веселые дети, легко вступающие в контакт с другими людьми, и общение с которыми почти всем приносит радость и удовольствие. Т. е. «звезда» относится к эмоциональной сфере отношений, сфере симпатий и антипатий между ребятами. Феномен лидерства более сложный и глубокий. Если «звезды» общения возникают почти сразу после образования класса, лидер выдвигается значительно позже и представляет собой результат групповой динамики, накопления опыта совместных дел и опыта отношений. Трудно представить себе класс, в котором бы не было ярких ребят, общение с которыми желанно для всех одноклассников, однако довольно много классов, в которых отсутствуют лидеры. Итак, что же такое лидер? Социально-психологический лидер — это такой член группы, который обладает наиболее сильным влиянием на одноклассников, является для них олицетворением их класса, носителем основных ценностей этого коллектива. «Звезду» в классе очень легко вычислить, при первом знакомстве с классом почти сразу же выделяются ребята, к которым тянется большинство. Однако они совсем не обязательно обладают значительным влиянием, чаще это совсем не так. Увидеть же, кто определяет решения в классе, бывает непросто. При внешнем наблюдении взрослые часто ошибаются при оценке влиятельности ребят в среде сверстников. Главная причина этих ошибок состоит в том, что педагоги (или другие взрослые) часто подменяют мнение ребят своим собственным, а критерии оценки у одноклассников и их учителей, как правило, сильно расходятся. Существует процедура, близкая социометрической, для определения лидера класса. Это вопросы, направленные на ранжирование одноклассников по критериям их вклада в те или иные виды совместной деятельности. В отличие от социометрических вопросов, в которых отвечающий оценивает степень своей собственной симпатии или антипатии, при ранжировании каждый член класса оценивает, кто из одноклассников является наиболее влиятельным в той или иной ситуации.
Наличие лидера в классе может существенно облегчить учителю взаимодействие с этим коллективом, а может, наоборот, серьезно усложнить отношения. Воздействие на группу через лидера является одним из наиболее эффективных каналов влияния. Ведь ребята сами выдвинули данного одноклассника в эту позицию, опыт их взаимодействия привел к тому, что они доверяют ему и слушаются его. Если воздействие педагога и влияние лидера однонаправлены, то результат будет благоприятным. С другой стороны, если учитель идет против лидера, пытается дискредитировать его или же конкурировать с ним, то положение резко усложнится. В последнем случае педагог столкнется не с одним или другим учеником, а с классом как единым целым, у ребят возникнет ощущение посягательства на их класс, на ценности, которые имеют для них важное значение (в противном случае лидера в классе просто бы не было).
Перейдем от проблемы индивидуального статуса ребенка в группе к описанию социально-психологической структуры группы в целом. Естественно, что видов структур также может быть великое множество. Но нас в данный момент интересуют такие виды отношений ребят в классе, которые могут стать предметом беспокойства для учителей, работающих с ними. Приведем основные примеры таких неблагополучных взаимоотношений в классе. Первый вариант представляет собой случай отсутствия структуры совсем. Т.е. групповой уровень отношений практически не сформирован. В лучшем случае ребята разбиваются на пары, ощущение класса как чего-то целостного отсутствует и у самих школьников, и у преподавателей, работающих с ними.
Второй вариант — складывающаяся структура. В классе существует группировка, в которую входит небольшое число ребят, а остальные одноклассники существуют сами по себе. Наиболее неблагоприятный случай, если данная группировка противопоставляет себя всему остальному классу. Если же отношения нейтральны и носят скорее позитивный характер, то есть высокая вероятность, что действительно речь идет о начальном этапе развития класса как психологической общности, об общих закономерностях которого мы будем говорить ниже.
Третий тип возможной структуры школьного класса — наличие в классе двух или более конкурирующих группировок ребят. Такая ситуация в классе является результатом определенного развития отношений, изменение которых весьма проблематично. Каждая из сложившихся группировок уже прошла свой путь психологического развития, и критерий сплочения в одной подгруппе отличается от тех факторов, которые сыграли группообразующую роль для других ребят. Наличие же таких группировок приводит к атмосфере враждебности и конкуренции в классе.
Приведенные примеры структур отношений в классе не требуют специальных приемов диагностики. Они достаточно очевидны для внешнего наблюдателя (которым является учитель). Сложнее понять, что выступило причиной того, что сложилась структура определенного типа, какой вид деятельности выполнил функцию группообразования для каждой из группировок. Но для ответа на эти вопросы, к сожалению, не существует формализованных методических процедур. Необходимо анализировать весь процесс динамики отношений в классе.




Возрастные аспекты
социально-психологической структуры класса

Взаимоотношения со сверстниками в коллективе — проблема значимая во всех возрастах. Однако в разное время ровесник занимает различное место в жизни ребенка, а следовательно, его влияние, роль коллектива меняется, становясь то более, то менее значимым. Существуют данные о том, что интерес к сверстникам, потребность в общении с ними возникает примерно в пятилетнем возрасте (это не означает, что до этого возраста ребенок может совсем обходиться без контактов с другими детьми). Не останавливаясь подробно на дошкольном детстве, отметим, что отношения в группах дошкольников очень подвижны, неустойчивы, их структура носит ситуативный характер. Статус ребенка в группе легко меняется и определяется в основном отношением к нему взрослых (воспитателей в детском саду, родителей). Критерии взаимных оценок детей случайны и часто внешние: новая игрушка, принесенная в садик, успешно выполненное задание и похвала воспитателя и т. п. Большое значение в это время имеет физическая сила ребенка.
Итак, уже в дошкольном возрасте у детей существует потребность быть включенным в группу сверстников, ощущать свою принадлежность к коллективу равных ему. И хотя решающую роль в определении той позиции, которую занимает ребенок в группе, играет взрослый, но место сверстников достаточно значимо.
Общая тенденция взаимоотношений детей с коллективом выражается в постепенном усилении значения группы сверстников в жизни ребенка. Так, для младших школьников роль класса гораздо более значима, чем для дошкольников — группа детского сада. В младших классах уже можно выделить два типа отношений между школьниками: 1) отношения взаимной зависимости, взаимной ответственности, контроля, так называемые деловые отношения, 2) межличностные эмоциональные отношения, которые носят избирательный характер и складываются на основе взаимных симпатий и антипатий. Структура отношений в младших классах устойчивее, чем отношения дошкольников. Позиция социометрической «звезды» в начальных классах довольно устойчива и уже не столь подвержена случайным влияниям; а вот положение изолированных и отверженных весьма непостоянно. Сиюминутное раздражение, обида на одноклассника может привести к его «отвержению» в какой-то определенный момент, но через какое-то время ссора забывается и общение восстанавливается. Несмотря на возрастание роли сверстников в жизни младшего школьника, все же главенствующее место в определении статуса ребенка занимает позиция учителя. Оценки учителя могут оказать решающее влияние на статус ученика в младших классах. Ребята ощущают необходимость в признании у сверстников, остро переживают отсутствие такого признания, но эти эмоции кратковременны и легко проходят; а главное — подвержены изменению при взаимодействии со взрослыми.
В подростковом возрасте картина меняется. В ходе развития взаимоотношений подростков происходит изменение требований к сверстникам, они приобретают нравственно-психологическое содержание. Чрезвычайно возрастает значение, которое имеют для подростка общение со сверстниками, принадлежность к различным коллективам. Эмоциональное благополучие ребенка в этом возрасте начинает зависеть от одобрения товарищей, соответствия их требованиям. Именно потребность быть принятым коллективом сверстников становится той силой, которая побуждает усвоить и подчиниться ценностям коллектива. Указанные выше особенности отношений подростков с ровесниками во многом определяют и те критерии, которые определяют его статус в коллективе. Это в первую очередь качества друга, товарища по группе; те личностные особенности, которые в большей степени ценятся данным классом; разделение подростком коллективных норм и ценностей, преданность и т. д.
Итак, подростковый возраст характеризуется тем, что ведущую позицию во взаимоотношениях с окружающими занимает сверстник. Коллектив ровесников становится центром внутреннего мира, интересов подростка. По сравнению с младшей школой подростковые коллективы значительно лучше структурированы, сложившаяся система отношений более устойчива и постоянна. Подростку бывает очень трудно изменить мнение одноклассников о себе, даже если оно ошибочно и сложилось в младших классах в результате случайного стечения обстоятельств.
Лидер подросткового коллектива (если он там есть) имеет очень большое влияние, его все слушаются, он обладает решающим голосом при решении любых проблем в классе. Он выступает для одноклассников как бы олицетворением их коллектива, нарушение интересов и законов которого является очень серьезным проступком.
В юношеском возрасте коллектив сверстников сохраняет такое же важное место в жизни ребят, как и у подростков. Однако характер зависимости от коллектива меняется, меняются и требования юношей к тем группам, членами которых они являются. Если для подростка главное — быть включенным в коллективные отношения, то для старшеклассников важно не только быть принятым сверстниками, но и иметь в группе определенный статус. Кроме того, у старшеклассников возникает критичность по отношению к самим группам. Часто именно в этот период школьный класс перестает быть референтным (значимым) для ребят, они начинают искать другие группы, в большей степени удовлетворяющие их представлениям о справедливости, об отношениях между людьми и т. д.
Что касается характера структуры отношений в юношеских группах, то она значительно дифференцированное и устойчивее, нежели у более младших ребят. Резче становится разница в положении «звезд» и отвергаемых или изолированных членов группы.
Резюмируя все выше сказанное, можно отметить, что социально-психологическая структура школьного класса с годами становится более дифференцированной, устойчивой и что факторы, определяющие статус школьника в классе, становятся более содержательными и связанными с жизнедеятельностью данного коллектива. Нужно отметить также, что развитая структура отношений присуща не каждому школьному коллективу. Мы уже отмечали, развитая система отношений в группе — результат ее становления как психологической общности. Следовательно, чтобы верно понять характер отношений между ребятами в классе, нужно оценить и динамический аспект функционирования класса как группы. Следующий параграф как раз и посвящен закономерностям группового развития.


Закономерности развития
класса как психологической общности

Класс, как всякая малая группа, развивается согласно общим закономерностям психологической динамики группы. С другой стороны, существуют некоторые особенности развития детской группы. Сначала несколько слов об общих моментах. Традиционная линия подхода к развитию группы как психологической общности базируется на выделении двух основных сфер — эмоциональной (экспрессивной) и деловой (инструментальной). Основной движущей силой развития в этом случае выступают противоречия между этими сферами, связанные с неравномерностью их динамики. Приведем пример одной модели, разработанной специально для школьного класса. Авторы этой модели американские психологи Г. Стэнфорд и А. Роарк. Первая стадия представляет собой общую ориентацию учащихся в ситуации. На этом этапе групповой жизни формируются представления одноклассников друг о друге. Основной формой взаимодействия в это время является общение по парам. На этой стадии высок авторитет учителя. Вторая стадия — период формирования групповых норм, начало становления группового самосознания. По мнению авторов, на этой стадии как раз и возможно рассогласование динамики эмоциональных и деловых отношений. Третья стадия получила название «стадии конфликта». В этом периоде наблюдаются столкновения между отдельными членами класса в силу переоценки ими своих возможностей и стремления решать все проблемы самостоятельно, не консультируясь с учителем. Четвертая стадия является переходной от конфликтов к сбалансированности в отношениях между учащимися. Общение становится более конструктивным и открытым, нежели на предыдущих этапах, появляются элементы групповой солидарности и сплоченности. Пятая стадия группового развития важна потому, что именно на ней впервые о классе можно говорить как о сложившейся группе. На этой стадии появляется отчетливо выраженное чувство «МЫ», заметна тенденция к интеграции групповых и индивидуальных целей, повышается роль учебной цели (это, возможно, если группообразующую функцию выполняет учебная деятельность, что в нашей реальности бывает крайне редко. Деловую сферу чаще представляют другие виды активности школьников. Но к этому вопросу мы еще вернемся). На этой стадии, согласно позиции авторов модели, резко преобладает деловая структура отношений. На следующей, шестой, стадии картина меняется, доминирующую роль теперь играет эмоциональная сфера, возрастает значение отношений типа «Я-ТЫ», личные взаимодействия становятся особенно тесными, происходит переоценка групповых норм. На этой стадии класс становится похожим на очень удачную семью. И, наконец, седьмая стадия — актуализация — представляет собой высший этап групповой зрелости, когда уровни развития обеих сфер выравнены и степень сплочения группы очень высока. Класс, достигший такого уровня развития, характеризуется открытостью для проявления и разрешения конфликтов, признанием разнообразия индивидуальных учебных стилей, допущением расхождения во взглядах до выработки общей точки зрения на проблемы и т. д.
Данная модель представляет большой интерес для всех специалистов, работающих в школе. К сожалению, не существует формализованной методической процедуры для диагностики этапа развития класса по модели Стенфорда—Роарка, которую мы могли бы предложить для учителей. Однако думается, что уже само описание этапов развития класса может помочь педагогу, работающему с конкретным классом, найти направления анализа существующих проблем в классе в целом и между отдельными учениками. Сложность, однако, состоит в том, что авторы рассматриваемой модели не уделяют достаточно внимания механизмам развития класса как психологической общности, остается не понятным, за счет чего группа переходит (или не переходит) с одного уровня на другой. В этом плане более продуктивным нам кажутся попытки анализа групповой динамики на базе деятельностного подхода. Одна из таких попыток принадлежит А. В. Петровскому (1982), которым разработана так называемая «стратометрическая концепция» развития коллектива. Мы не будем останавливаться на этой теории, т. к. она многократно описана в литературе и самим А. В. Петровским, и другими авторами, а остановимся на другой концепции, использующей принцип деятельности для объяснения группообразования, поскольку она базировалась в основном на исследовании возрастных групп.
Речь идет о «параметрическом» подходе Л. И. Уманского, в основу которого положено представление о ряде параметров группы как об отличительных признаках процесса развития. К этим параметрам, в частности, относятся: содержание нравственной направленности группы — интегративное единство ее целей, мотивов, ценностных ориентации; организационное единство группы; групповая подготовленность в той или иной деловой сфере; психологическое единство группы — характер процесса межличностного познания в группе, эмоциональных контактов в группе, стрессоустойчивость и надежность группы в экстремальных ситуациях и т. д. В зависимости от выраженности каждого из этих параметров группа (в частности, школьный класс) может находиться на одном из следующих этапов группового развития:
— номинальная группа,
— группа-ассоциация,
— группа-конгломерат,
— группа-кооперация,
— коллектив или корпорация.
Данная концепция рассматривает процесс развития группы как становление коллективного субъекта деятельности. Так, если на уровне группы-ассоциации контуры групповой структуры лишь только намечаются, то группа-кооперация представляет собой уже хорошо развитую и успешно действующую организационную структуру, высокий уровень групповой компетентности и сплоченности. Любопытными кажутся предложенные Уманским два возможных пути развития после уровня кооперации: коллектив представляет собой высший уровень социально-психологического развития группы, для которого характерно превращение номинальной группы в действительный коллективный субъект группы, открытый для взаимодействия с внешним миром. Второй вариант — корпорация, такая группа, которая характеризуется гипертрофированными чертами автономизации от общения, групповым эгоизмом, изоляцией (часто добровольной) от более широкой социальной общности.
Подход Уманского интересен для нас еще и потому, что существует методика самооценки группой уровня ее развития, разработанная А. Н. Лутошкиным. Этот прием хорош для использования именно в работе с детьми, т. к. представляет собой образно-символические сравнения: от «песчаной россыпи», «мягкой глины» через «мерцающий маяк» и «алый парус» к «горящему факелу». Процедура проведения этой методики может быть организована по-разному. Можно проводить ее индивидуально с каждым учащимся, а затем смотреть среднюю оценку по группе. Более адекватно — организовать групповое обсуждение вопроса о характере отношений в группе с обязательным окончательным ответом на вопрос об уровне развития. Второй вариант, конечно, сложнее и требует участия (или хотя бы помощи при подготовке) школьного психолога.
В целом же заказ на оценку уровня развития класса, с которым работает учитель, — один из наиболее распространенных запросов к школьным психологам. Попробуем понять, насколько это действительно важная для педагога проблема. Мы уже писали в начале этого параграфа о существующей в педагогике идее о важнейшей роли коллектива сверстников в воспитательном процессе. С этой точки зрения, естественно, важно оценить возможности влияния группы на личность школьника, ведь чем выше уровень развития класса, тем более сильно его воздействие на ребят. Только в развитой группе можно говорить о существовании системы норм, статусной структуре и т. д. Однако учебная деятельность в нашей школе носит чисто индивидуальный характер и лишь внешне выглядит как коллективная. Исследования показывают, что школьные классы редко достигают высокого уровня психологического развития, группообразующую функцию при этом выполняют какие-то другие виды деятельности, но не учебная. Это могут быть разнообразные туристические походы, школьный театр, занятия спортом и т. п. Возникает вопрос: «Насколько эта ситуация благоприятна для школьного учителя?» С другой стороны, для ребят важно ощущение своей включенности в коллектив, возможность ощутить себя членом группы, сказать, что мой класс — самый, самый, самый ... На наш взгляд, имеет смысл развести социально-психологическую диагностику уровня развития класса, оставив ее школьным психологам, и оценку самочувствия учащихся в своем классе, их удовлетворенность от членства в данном коллективе, которая вполне может быть получена без привлечения специальных психологических методик и тестов. Ежедневное общение с классом, опыт взаимодействия с каждым из учеников вполне дает достаточно информации о самочувствии ребенка в коллективе, о его отношении к классу в целом. Важно поставить перед собой эти вопросы, а ответы найти уже легче.
Позиция учителя в школьном классе весьма специфична. С одной стороны, он проводит с ребятами очень много времени (особенно классный руководитель), как бы является членом их коллектива. Но именно это «как бы» играет очень большую роль. Учителю мешают стать полноправным членом коллектива разница в возрасте, различия в социальном статусе, жизненный опыт, наконец. Педагог никогда не сможет быть полностью равным ребенку. Но, может быть, к этому и не следует стремиться. Школьники очень хорошо чувствуют эту разницу в позиции ребенка и взрослого, они органично к ней приспосабливаются и чутко реагируют на фальшь заявлений о «полном равенстве». Такое положение учителя затрудняет его оценку ситуации внутри группы. Существует постоянная опасность подмены критериев взаимных оценок одноклассников собственными критериями учителя. К сожалению, эту опасность довольно часто не удается обойти, и, наверное, именно поэтому учителя считаются плохими экспертами в вопросах взаимоотношений их учеников. Итак, мы кратко рассмотрели проблемы содержания и развития межличностных отношений в классе, предполагая, что вопрос их диагностики предполагает в первую очередь знание основ психологического анализа класса как малой группы. Для учителя важно иметь именно такой уровень осознания социально-психологической картины жизни класса, с которым он работает, чтобы суметь наладить эффективное взаимодействию, а коллективом, чтобы отношения между ребятами стали помогать этому взаимодействию, а не мешать ему. Кроме того, основы психологических знаний дают возможность педагогу эффективно взаимодействовать и со школьным психологом. Вовремя оценить ситуацию в классе, обратиться за помощью к специалисту, затем продуктивно с ним вместе корректировать положение в классе.

Ключевые термины: формальная и неформальная структура группы, групповая динамика, социально-психологический статус, социометрия, социометрические критерии, лидер, звезда.


4.5 ПСИХОДИАГНОСТИКА
В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ

Типы профконсультаций

Основы научного подхода к профессиональной ориентации начали складываться с середины прошлого века. Одной из первых теорий профессионального выбора стала трехфакторная теория профориентации Ф. Парсонса (1908). Главная идея состояла в выделении трех факторов, или фаз, профориентационной работы: первая включает изучение психических и личностных особенностей претендента на профессию (психодиагностическая фаза), вторая предполагает изучение требований профессии и формулирование их в психологических терминах (ПРОФЕССИОГРАФИЧЕСКАЯ фаза), третья подразумевает сопоставление этих двух рядов факторов и принятие решения о рекомендуемой профессии, которое базируется на основе установления соответствия особенностей человека требованиям профессии (фаза принятия решения). Этот тип консультации может быть отнесен к разряду «ДИАГНОСТИЧЕСКОЙ» профконсультации.
В такого рода исследованиях и практических разработках индивидуальные особенности человека характеризовались, исходя из требований профессии: обладает ли человек тем мышлением, которое нужно в данной профессии, тем вниманием и памятью, моторикой и скоростью реакций. То есть отношение «человек-профессия» анализировались только в направлении от профессии к человеку, на этом строились отбор и профессиональная подготовка. Понятия и термины, которые характеризовали бы индивидуальные особенности, как природные, так и приобретенные человеком до вступления в данную профессию и независимо от нее, популярностью не пользовались.
Итак, выбор профессии долгое время рассматривался как поиск соответствия между требованиями профессии и индивидуальными способностями. Такой подход стали называть «диагностическим» и отнесли к разряду директивных форм профконсультаций и профориентации (Е. М. Борисова, Г. П. Логинова, 1991; К. М. Гуревич, 1970 и др.).
[Примечание научного редактора: автор справедливо берет термин «диагностический» в данном контексте в кавычки, так как даже в довоенной западной профориентационной практике, кроме анализа способностей, широко использовался анализ структуры профессиональных интересов, например, с помощью такого сверхпопулярного в этой области опросника, каким являлся Опросник Профессиональных Интересов Стронга, что говорило о явном или неявном стремлении западных тестологов к учету не только требований профессии к человеку, но и мотивационных ожиданий и требований человека к профессии. В более общем виде профориентационное решение можно представить как сравнение профиля «идеального исполнителя» и «реального профиля» оптанта по двум подмножествам показателей — СПОСОБНОСТЯМ (через них выражаются требования профессии к человеку) и МОТИВАЦИОННЫМ ЧЕРТАМ, или интересам (через них выражаются требования человека к профессии). Эти профили схематично представлены на рис. 7:



Рис. 7
Схема сравнения профилей идеального и реального
исполнителя в профконсультационной диагностике

Соответствие по одному из этих подмножеств может нередко сочетаться с отсутствием соответствия по другому подмножеству, что порождает совершенно различные стратегии профконсультирования, которые и описываются автором в данном параграфе. В явном виде структура данных, разделяющая способности и мотивационные черты при выборе профессии, смоделирована, например, в компьютерной программе для принятия решений Персоплан (А. Г. Шмелев, 1993), в которой могут быть одновременно интегрированы как объективные диагностические оценки качеств индивида, так и самооценки, а также гибко меняющиеся экспертные представления о мире профессий. Работа с подобными гибкими программными оболочками для принятия решений, позволяющими оперативно модифицировать базу знаний о профессиях, способна оказать развивающее активизирующее воздействие не только на оптанта, но и на самих консультантов, которые в массе своей, конечно, тяготеют к рутинным, автоматизированным стереотипным алгоритмам и процедурам — в результате низкой квалификации и низкого уровня познавательной активности.]
Чем же эта схема так привлекала профконсультантов и психологов, что более 40 лет правомерность ее использования не подвергалась сомнению, а теоретические посылки — критике? Вероятно, дело в ее простоте и логической стройности.
Основными недостатками диагностической профконсультации мы считаем следующие. Во-первых, она полностью игнорирует тот факт, что мир профессий чрезвычайно динамичен, изменчив; столь же быстро и непрерывно меняются и требования, предъявляемые им к человеку.
В сознании большинства людей профессии представляют собой нечто устойчивое, более того, относительно многих из них существуют стойкие стереотипы. Казалось бы, действительно существуют вечные профессии, например, врач, инженер, ткач, учитель. Так ли уж сильно они меняются с течением времени? Функции, задачи профессий действительно остаются все теми же: лечить, изобретать, изготавливать ткани, учить. Но очень существенные изменения происходят в содержании каждой профессии, в наборе операций, объеме знаний, уровне умений, необходимых для выполнения профессиональных обязанностей.
Мир профессий огромен, их насчитывается более 40 тысяч, причем ежегодно появляется около 500 новых и столько же отмирает либо существенно изменяется. Э. А. Араб-Оглы пишет: «Многие распространенные сейчас традиционные профессии и узкие специальности даже квалифицированного труда к началу XXI века, по всей вероятности, будут занесены в своего рода «красную книгу» вымирающих и редких профессий, подобно тому, как уже сейчас в ней значатся кучеры и извозчики, кузнецы и шорники, повивальные бабки и лакеи»... (Э. А. Араб-Оглы, 1988, с. 149).
На смену старым приходят и становятся массовыми сотни новых специальностей. Мы являемся свидетелями появления в последние десятилетия таких профессий, как оператор АЭС, программист ЭВМ, летчик-космонавт, реаниматолог, авиадиспетчер и многих других. Да и знакомые, привычные занятия претерпели такие изменения, что стали как бы новыми. Например, с появлением нового сложнейшего диагностического и лечебного оборудования существенно меняется работа врачей, новые требования предъявляются к рабочим-станочникам, обслуживающим станки с числовым программным управлением, резко изменилась операциональная сторона деятельности ткачей в связи с созданием бесчелночных станков: уменьшилась нагрузка на моторные функции, но повысились требования к сенсорному контролю. Подобные примеры можно продолжить.
В связи с ускорением темпа «старения знаний» жизнь профессий сокращается (для одних эти сроки ныне составляют 5—7 лет, для других до 15). Появляется все больше специальностей, в которых люди не могут рассчитывать на то, что им хватит полученных в период обучения знаний на все время трудовой деятельности. «Если бы люди ограничивались только ими, то при удвоении знаний по данной специальности, скажем, каждые 12 лет, даже специалисты с высшим образованием, начав работать в 23 года, в 35 обладали бы лишь половиной, в 47 — четвертью и в 59 — одной восьмой необходимой к тому времени профессиональной квалификацией, а при более высоких темпах накопления и обновления знаний первоначально полученная квалификация, естественно, обесценивалась бы еще скорее» (Э. А. Араб-Оглы, 1988, с. 175). Для педагога и школьного психолога очень существенно понимать, что эти перемены в мире профессий приводят к тому, что молодому человеку, вступающему в жизнь, возможно не раз придется сменить профессию, либо проходить переподготовку в рамках выбранной, но ставшей иной по составу операций и содержанию профессии. При этом пока трудно предсказать, в каком возрасте придется менять профессию. Кстати, и социально-экономическая ситуация в нашей стране такова, что предполагается перераспределение рабочей силы из одних областей общественного производства в другие.
Из сказанного ясно, в каком тяжелом положении находится консультант, который должен как-то представлять себе требования профессий и искать их соответствия со способностями школьника. Ясно, что психолог, даже будучи очень эрудированным в мире профессий человеком, вряд ли сможет иметь исчерпывающий перечень профессиональных требований. Более того, еще менее понятно, какие требования к человеку будут предъявлять профессии, которые появятся в будущем. Ясно только, что эпоха НТР предъявляет и будет предъявлять повышенные требования к общему умственному развитию и уровне образования молодых людей, что вытекает из того, что в будущем повысится уровень автоматизации, во все сферы труда придет компьютеризация, новая техника и технология. Таким образом, строя работу по профориентации, психолог должен не только ориентировать учащегося на определенную профессию или ряд родственных специальностей, но и показать, что высококвалифицированный специалист должен быть готовым приобретать на базе имеющихся у него знаний и навыков такие же знания и навыки в близкой и даже совершенно новой для него специальности, быть психологически готовым к смене специальности. Это остается актуальным даже в тех случаях, когда выбирается относительно стабильная профессия, поскольку в нашей стране все более широко применяются гибкие коллективные формы труда и предпринимательства (бригады, семейный подряд, многопрофильные малые предприятия и др.), когда необходимо владение несколькими специальностями для того, чтобы при необходимости можно было заменить своего сотрудника либо квалифицированно помочь ему. Во многих случаях специалист одного профиля может заменить специалиста другого профиля, выполняющего свои обязанности в том же коллективе. Такое взаимообучение нередко происходит в самой производственной деятельности. Для психолога важно извлечь из этого тот вывод, что психологические возможности человека нельзя оценивать, рассматривая их через прорезь одной или нескольких близких профессий.
Второй недостаток директивно-диагностического подхода состоит в том, что индивидуальность рассматривается как нечто застывшее и неизменное, раз и навсегда заданное и «намертво» связанное с профессиональными требованиями.
И, наконец, главный психологический просчет, который допускают приверженцы директивно-диагностического подхода, состоит в том, что сам человек, обратившийся за помощью, исключается из процесса принятия жизненно важного решения.
Для директивного профконсультанта как бы и не существенно, что думает, о чем мечтает, чем интересуется ОПТАНТ (субъект профессионального выбора). Решающими оказываются результаты диагностического испытания, которые и являются основой для рекомендаций по профессиональному выбору. Тем самым консультируемый превращается в объект манипулирования со стороны консультанта. Рекомендации основываются лишь на выявленном в момент испытания уровне развития некоторых важных для будущей профессиональной деятельности способностей. То есть диагноз однозначно определяет прогноз.
Фактически к директивной форме относится и так называемая «ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ» концепция профконсультаций. Она основана на бихевиористских представлениях о более или менее однозначной обусловленности поведения человека набором внешних воздействий. По мнению сторонников воспитательной концепции, любого человека можно обучить любой профессии, следует лишь правильно подобрать наиболее эффективные методы профессионального обучения. Отсюда и главная цель консультации — изучить индивидуальные особенности оптанта и организовать наиболее оптимальные условия для обучения. Эта концепция выглядит более привлекательно, поскольку в большей степени учитывает огромные возможности развития способностей. Но она полностью игнорирует данные, полученные в теории и практике дифференциальной психофизиологии. Существующие природные и малоизменяющиеся индивидуальные различия между людьми могут быть благоприятными для формирования профпригодности в одних профессиях и стать непреодолимым препятствием для других. Не говоря уже о таких особенностях, как, скажем, наличие певческого или художественного дара. При выборе профессий чрезвычайно важно учитывать выраженность некоторых основных свойств нервной системы, поскольку существуют ограничения для людей с определенной типологией и, наоборот, типология может облегчить процесс овладения некоторыми профессиями.
Классическими типами недирективной консультации являются ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ, ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ и АКТИВИЗИРУЮЩАЯ (или развивающая). Психоаналитическая консультация строится на принципах выявления подсознательных импульсов человека и подбора ему таких профессий, в которых они могли бы проявиться в наибольшей степени. Главным принципом такой консультации является полный отказ от каких-либо приемов самовоспитания, саморазвития. Главное — принять себя таким, как есть, безоговорочно и спокойно, не драматизируя необходимости самоограничения при отказе от тех профессий, которые требуют «переделки» себя.
Гуманистическая профконсультация строится на общих для гуманистической психологии принципах создания особой ситуации взаимодействия оптанта с консультантом (ориентированный на «клиента» подход), включающий полное «принятие» консультируемого, возможность свободных высказываний о себе и своих проблемах, что позволяет подойти к осознанному и самостоятельному принятию решения. При всей внешней привлекательности такая схема не привилась на практике. Во-первых, потому, что профконсультация такого типа требует для своего проведения значительного времени, во-вторых, в ходе такой консультации чаще всего теряется ее предмет, основной целью становится работа с личностью, обеспечение психологических стимулов ее развития, что само по себе чрезвычайно важно, но не имеет прямого выхода на выбор профессий. Тем не менее некоторые принципы гуманистической психологии используют при построении активизирующей консультации.
Следует отметить, что в последние годы проведена большая работа по уточнению классификации видов профконсультаций, накоплен ценный теоретико-эмпирический материал, созданы новые подходы к работе с оптантом (Профессиональная..., 1992; Е. А. Климов, 1990 и др.).
С. С. Гриншпун выделяет несколько типов профконсультаций: диагностическую, предусматривающую психологическое изучение личности оптанта; медицинскую, учитывающую в первую очередь состояние здоровья человека; справочно-информационную, направленную на обогащение знаний учащихся о мире профессий; корректирующую, предназначенную для приведения в соответствие профессиональных намерений и наличных психологических и физиологических возможностей консультируемого; формирующую, направленную на активизацию собственной позиции школьников в профессиональном самоопределении (Профессиональная..., 1992).
Первый тип консультации по названию совпадает с критикуемым нами классическим подходом к консультированию, однако существенно отличается по содержанию. Так, специально подчеркивается, что используемые методы должны: 1 — содействовать самопознанию и развитию личности; 2 — выявлять имеющийся опыт личности в подготовке к выбору профессии; 3 — учитывать принципы развития и возрастные особенности личности (Профессиональная..., 1992, с. 14). На наш взгляд, такой подход очень прогрессивен, но в нем не в полной мере отражена роль диагностики как формирующего, развивающего фактора.



Принципы и технология
развивающей профконсультации

Развивающая (активизирующая) консультация лишена главных недостатков директивной: она не исключает активности самого субъекта из процесса решения жизненно важной задачи, а рассматривает ее как главный фактор правильного выбора. Основной ее целью является активизация процесса формирования психологической готовности учащегося к профессиональному самоопределению, которая должна быть включена в учебно-воспитательный процесс. Развивающая профконсультация подразумевает работу с учащимися разного возраста (не только старшего). Главный момент в этой профконсультации — перенесение акцента с акта выбора профессии на подготовку к ней путем правильной оценки природных особенностей и направленного формирования необходимых качеств, свойств личности.
Следующий принцип развивающей профконсультации состоит в реализации нового подхода к использованию и интерпретации психодиагностических методик. Необходимо придать новый смысл этой работе. Наряду с традиционной задачей психодиагностики — определения актуального состояния развития индивидуальности учащегося — следует:
1) использовать ее результаты для выявления недостатков, пробелов в развитии тех или иных качеств, способностей, которые важны для будущей профессиональной деятельности;
2) учитывать ее результаты при принятии решения о характере коррекционной и развивающей работы с целью подготовки к будущей профессии;
3) опираться на ее результаты для осуществления контроля за развитием требуемых качеств, способностей после коррекции или тренинга;
4) учитывать результаты диагностического обследования для определения ограничений в выборе сфер профессиональной деятельности, предъявляющей жесткие требования к психофизиологическим особенностям индивида;
5) использовать их для стимулирования потребностей учащегося к самопознанию и самосовершенствованию в русле подготовки к своему профессиональному труду в будущем.
Еще один принцип состоит в отказе от наращивания арсенала методик психодиагностики и сосредоточения основного внимания на разработке и применении специальных коррекционных программ и систем психотренировок.
И наконец, реализация принципов сотрудничества оптанта с консультантом путем реализации идей гуманистического подхода к профконсультированию. Успех консультации во многом зависит от того, удастся ли установить с учащимися доверительные отношения. Неприемлемым является какое-либо давление, директивный тон, навязывание собственного мнения. Акцент надо сделать на объяснении того, что выбор профессии только тогда будет правильным, когда он осознан, самостоятелен и когда ему предшествует большая, кропотливая работа по самопознанию и изучению мира профессий.
Для грамотного построения профконсультационной работы консультант должен разбираться в особенностях и тенденциях развития мира современных профессий, обладать знаниями о закономерностях формирования способностей и склонностей, владеть методиками психодиагностики, отчетливо представлять себе роль природного и приобретенного в профессиональном самоопределении, владеть методиками коррекционной работы.
Как видим, для ведения профконсультационной работы требуется специально подготовленный исполнитель с психологическим образованием. Но это не означает, что учитель, особенно классный руководитель, может считать себя совершенно свободным от этой работы. Во-первых, его информация, его наблюдения совершенно необходимы консультанту. Во-вторых, определенные изложенные здесь принципы профконсультационной работы нужно соблюдать в любой форме урочной и внеурочной работы с учащимися.
Рассмотрим некоторые общие направления работы профконсультанта в условиях школы.
У старшеклассников существует выраженная потребность посоветоваться с психологом о своем профессиональном выборе. В зависимости от степени сформированности их профессиональных планов, уровня развития способностей и склонностей, успешности обучения намечается разная стратегия проведения профконсультации.
Для одних достаточным являются 2—3 беседы и краткое диагностическое обследование, для того чтобы решение о выборе профессии было принято (или упрочено) и начата подготовка к ней. Для других школьников требуется углубленное обследование, многократные консультации с психологом, чтобы подойти к решению о выборе своего жизненного пути.
Чтобы решить вопрос о том, кто нуждается лишь в оперативной помощи и кому необходимо уделить много внимания, психолог должен начать изучение профессиональных намерений учащихся не позднее 7-го класса. Начиная с 8-го класса следует проводить индивидуальные консультации с теми, кто планирует после 9-го класса продолжить обучение в техникуме, колледже и т. д. Школьники, стремящиеся окончить 11 классов, могут стать объектом более пристального внимания психолога в 8—11-х классах.
До начала проведения профконсультации (индивидуальных) необходимо провести изучение профессиональных намерений школьников и уровня развития некоторых способностей.
Учащиеся, имеющие выраженные профессиональные интересы и достаточно устойчивый профессиональный план, в наименьшей степени нуждаются в помощи психолога. С ними консультации проводятся только в случае их самостоятельного обращения к психологу за помощью, цель которого чаще всего состоит в получении подтверждения правильности уже совершенного выбора.
Работа с менее благополучными в этом отношении школьниками часто проходит уже по инициативе самого психолога и не ограничивается только несколькими консультациями.
С чего психолог начинает работу с этими учащимися? Прежде всего следует выявить их интересы и склонности, определить, хотя бы в первом приближении, круг интересующих их профессий и сформулировать рекомендации по ознакомлению с ними. Сам психолог не сможет раскрыть учащемуся во всей полноте требования профессии, но должен, опираясь на помощь родителей и педагогов, наметить план углубленного изучения школьником интересующих его профессий. В этот план входит ознакомление с литературой о профессиях (в том числе и профессиографической), консультации с сотрудниками центра профориентации, участие в экскурсиях, встречи и беседы с профессионалами и т. д.
Очень важно, чтобы школьник сам выяснил необходимую информацию о путях приобретения профессии, ее режиме, условиях труда и оплаты и т. д. Обогащение его знаний о профессии будет способствовать формированию более адекватного представления не только о самой профессиональной деятельности, но и обо всех условиях, в которых она протекает.
В результате такой работы у одних учащихся профессиональные планы укрепятся и с ними надо будет планировать работу по подготовке к профессии, у других может произойти изменение их намерений, следовательно, психологу придется вновь возвращаться на предыдущий этап работы с ними, анализировать интересы, склонности, намечать новые области труда и пути ознакомления с ними. В любом случае эта работа необходима и очень полезна, так как активизирует учащегося, дает ему возможность приобретать опыт, в какой-то мере осваивать алгоритм ознакомления с профессией, расширяет круг его знаний о мире профессий.
Когда учащиеся наметят для себя определенные области труда и начнут ознакомление с профессиями, психолог приступает к диагностической и коррекционной работе.
Подбор методов диагностики должен опираться на адекватное понимание самой профессиональной деятельности и учитывать две ее важные стороны — содержательную и динамическую. Первая отражает действительное содержание профессии с точки зрения требуемых знаний, умений и навыков, целей деятельности, выражаясь в специфических требованиях профессии к особенностям развития способностей. Вторая сторона профессиональной деятельности выражается в форме определенных требований к формально-динамической стороне психики, т. е. скорости, темпу, интенсивности протекания психофизиологических процессов.
В каждом индивидуальном случае углубленное психодиагностическое обследование учащегося должно вестись уже более прицельно, исходя из понимания его проблем и тех результатов, которые получены на предыдущих этапах профконсультации. Еще раз хотим подчеркнуть, что не следует абсолютизировать данные, получаемые с помощью методов психологической диагностики, искать в них прямой выход на профессию. Если не обнаружено противопоказаний к профессии, если не отмечено серьезных «провалов» в развитии важных для овладения ею качеств, необходимо наметить план самоподготовки, самовоспитания учащегося, формирования у него требуемых способностей. Теперь задача психолога — помочь в осуществлении этого плана, в организации контроля за тем, как происходит формирование необходимых качеств, для чего необходимо обстоятельно обсуждать с учащимися их достижения на пути подготовки к профессии, возникающие сложности и способы их преодоления.
Если находятся серьезные основания сомневаться в том, что уровень развития некоторых способностей, знаний, умений достаточен для успешного овладения профессией, то с учащимся обсуждается вопрос либо о смене профессионального плана, либо о необходимости проведения очень насыщенной и, вероятно, длительной работы по формированию необходимых качеств, овладении требуемыми знаниями (в том числе и по школьным предметам). Ему предлагается система психотренировок (развитие нужного вида внимания, памяти, пространственного мышления и пр.), рекомендации по самовоспитанию. Эти учащиеся требуют особенно пристального внимания психолога, жесткого контроля за выполнением рекомендаций, сформулированных в ходе профконсультации. Важное значение диагностические и тренировочные мероприятия имеют для понимания школьником самого себя, своего ресурса; сама активность школьников упрочивает их профессиональные намерения.
Психофизиологическое обследование может не только выявить противопоказания к каким-то видам профессий у отдельных учащихся, но и служить основой для рекомендаций им такого круга профессий и рабочих постов, которые наиболее соответствуют их типологическим особенностям. Результаты психофизиологического обследования позволяют психологу формулировать рекомендации учащимся о том, как им учитывать свои особенности в период подготовки к профессии и на начальном этапе овладения ею, в частности, по выработке индивидуального стиля деятельности.
В целом вся профконсультационная работа должна строиться таким образом, чтобы из диагностической она превратилась в диагностико-коррекционную. Поэтому все этапы консультаций должны служить одной цели — активизировать учащегося, сформировать у него стремление к самостоятельному выбору профессии с учетом полученных с помощью психолога знаний о себе, своих способностях и перспективах их развития.
Профессиональная консультация включает несколько видов деятельности профконсультанта, однако удельный вес каждого определяется спецификой запроса.
Первое, что должен сделать консультант, — констатировать, на какой стадии формирования профессионального плана находится оптант. Даже провести диагностическое обследование, включающее изучение интересов, склонностей, способностей, типологических особенностей. Затем оценить собранные данные об учащемся и наметить вместе с ним план подготовки к профессиональному выбору (это может быть ознакомление с миром профессий, конкретными профессиями, формирование профессиональных намерений, план коррекционных мероприятий и т. д.). Следующий вид работы — подготовка для учащегося индивидуальной системы коррекционных мероприятий по самовоспитанию, развитию необходимых качеств и т. д. Затем — проведение контроля за тем, как осуществляется намеченный план подготовки к профессии. И, наконец, завершающая беседа, с обсуждением всей проведенной работы, формулирование своих рекомендаций, принятие решения о продолжении выполнения намеченного плана либо о пересмотре первоначально избранных сфер деятельности, корректировка профнамерений, смена их, переориентация на другую профессию.
Следует иметь в виду, что при разных запросах консультация может проводиться либо по полной программе (с присутствием всех вышеперечисленных видов работы), либо в «усеченном» виде, скажем, без коррекционной части и т. д.


Диагностика в профконсультации

В профконсультации могут применяться как высокоформализованные, так и малоформализованные методы диагностики. Для изучения профессиональных намерений используются разнообразные анкеты, беседы, сочинения на тему о выборе профессии. При этом необходимо выяснить, есть ли у учащегося предпочитаемые профессии, продуманы ли пути овладения ими (учебные заведения, конкретные предприятия и т. д.), имеются ли резервные профессиональные намерения на случай, если не осуществятся основные и т. д. Можно полагать, что профессиональные намерения серьезны, если учащиеся отвечают на вопросы о содержании труда, привлекательных сторонах профессии, режиме и условиях работы и т. д.
На основе информации, извлеченной из изучения профессиональных намерений учащихся, психолог строит дальнейшую индивидуальную работу с ним.
Важно выявить интересы и склонности учащихся к определенным видам деятельности, профессиям. Как правило, школьники с выраженными интересами и склонностями практически не испытывают затруднений в выборе профессии, ориентируются на содержание труда, его процесс, результат. Главным показателем интересов и склонностей является стремление к длительному и систематическому занятию определенным видом деятельности. Поэтому уже простые наблюдения за школьной и внешкольной деятельностью учащегося, беседы о предпочитаемых видах деятельности с ним, его родными и педагогами дают основания судить о выраженности, глубине и устойчивости интересов учащегося и его склонностях. Среди диагностических приемов можно назвать два наиболее популярных опросника: «Ориентировочно-Диагностическая Анкета ИНтересов» ОДАИ) (Профконсультационная..., 1980), и Дифференциально-Диагностический Опросник ДДО Е. А. Климова (Е. А. Климов, 1990). Часто информацию об интересах и склонностях учащихся можно получить путем анализа библиотечных формуляров, изучения предпочитаемых учащимся книг, газет, журналов.
Вообще тест-опросники и анкеты интересов сами по себе просты в проведении и могут проводиться учителями в классе, но вот обсуждение их результатов со школьниками — дело тонкое, и его лучше всего доверить школьному психологу.
Для диагностики способностей (в частности, специальных, обеспечивающих успешное овладение конкретными видами деятельности) применяются разнообразные приемы: наблюдение, естественный и лабораторный эксперимент, анализ продуктов деятельности, тесты. Для диагностики артистических, музыкальных, художественных способностей требуется участие специалистов-экспертов. Способности не существуют в статике, они динамичны, находятся в процессе развития, следовательно, любое диагностическое испытание констатирует «срез», момент развития, не дает оснований строить долговременный прогноз. Любые изменения в условиях жизни и деятельности субъекта, его мотивации могут повлечь изменения в развитии способностей. Хорошо известна пластичность способностей, их компенсаторные возможности, позволяющие достигать высоких результатов за счет организации их в индивидуализированные структуры. Поэтому необходимо соблюдать большую осторожность при интерпретации данных по измерению способностей. Недопустимо только на основании этих данных давать однозначные рекомендации по выбору профессии. Более того, часто ориентировка на интересы и склонности учащихся даже при отсутствии сформированных способностей к определенному виду труда является более оправданной, поскольку путем самовоспитания, тренировок можно существенно продвинуть их формирование.
Одним из признаков способностей является высокая результативность в каком-либо виде деятельности. Например, успешное обучение по определенным дисциплинам — одно из свидетельств наличия способностей к ним. Так, можно выделить наличие гуманитарных (при успехах в таких предметах, как история, литература), естественно-научных (биология, география) и физико-математических (математика, черчение, физика) способностей. Чтобы выявить степень развития этих способностей, можно использовать не только тесты специальных способностей, но и некоторые тесты интеллекта (некоторые из них рассмотрены в разделе 3.5, посвященном диагностике умственного развития). Так, например, тест Р. Амтхауэра позволяет получить «тестовый профиль» испытуемого по трем параметрам: по выраженности гуманитарных, математических и технических способностей. ШТУР помогает определить выраженность способностей к трем циклам дисциплин: гуманитарных, естественно-научных и физико-математических. Когда область предпочитаемых учащимся профессий намечена, могут использоваться многие тесты специальных способностей для углубленного изучения индивидуально-психологических особенностей школьника (сенсорные, моторные, технические и др.).
Для успешного проведения профконсультации необходимо проведение диагностики индивидуально-психологических особенностей учащихся.
Любая работа требует определенной скорости, темпа ее выполнения, умения переключаться с одного типа заданий на другой, концентрации внимания, эмоциональной и помехоустойчивости и т. д. Более того, в некоторых профессиях требования к определенным динамическим характеристикам психики выступают на первый план и создают ограничения для формирования профпригодности у лиц, психофизиологические особенности которых не соответствуют требованиям профессии. Как правило, круг таких профессий невелик, но в них необходимо проходить специальный профессиональный отбор.
В основе формально-динамических особенностей психики лежат некоторые врожденные особенности, наиболее изученными из которых благодаря трудам Б. М. Теплова, В. Д. Небылицына и других ученых на сегодняшний день являются основные СВОЙСТВА НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ (СНС). именно они определяют темперамент человека, скорость, силу, выраженность протекания психических процессов. Относительно взаимосвязи этих свойств с профессиональными требованиями наиболее изучена роль силы, уравновешенности, лабильности-инертности. Эти свойства зависят от генотипа (наследственности) и остаются практически неизменными в течение всей жизни человека.
Для диагностики свойств нервной системы могут использоваться как аппаратурные, так и бланковые методики. Однако профконсультанту проще использовать последние. Для этих целей можно пользоваться, в частности, методиками, разработанными в Психологическом институте РАО (Методики..., 1992). Новые возможности сулит компьютерно-игровой подход к диагностике СНС (Шмелев, Бурмистров, 1982).
Для того, чтобы лучше понять место и роль методов психодиагностики в проведении профконсультации, рассмотрим конкретные примеры ее проведения в зависимости от проблемы, с которой обращается оптант.





Учет «запроса» оптанта

Рассмотрим подробнее тактику проведения консультаций при разных типах запросов.
1. Учащийся обращается к психологу за подтверждением правильности выбора профессии.
Первое, что необходимо сделать в такой ситуации, — проверить устойчивость профессиональных намерений школьника. Для этого следует провести беседу о профессиональном плане, обратив особое внимание на соответствие интересов содержанию профессии, наличие резервного профессионального намерения, степень продуманности путей приобретения профессии, адекватности оценки своих возможностей в овладении избранной деятельностью и т. д. Диагностические приемы следует использовать лишь в тех случаях, когда профессия, предпочитаемая оптантом, предъявляет жесткие требования к психофизиологическим его особенностям. Результаты диагностики следует подробно обсудить с учащимся, чтобы выявить, какой рабочий пост в наибольшей степени соответствует его индивидуальности и интересам. Возможны случаи, когда выявленные типологические особенности могут стать серьезным препятствием для овладения профессией, в таких случаях психолог должен посвятить в эту проблему оптанта и постараться найти наиболее подходящие ему области деятельности в русле избранной.
Рассмотрим конкретные случаи. Учащийся выпускного класса А. С. пришел к психологу, полный сомнений. Он любит технику, хотел бы стать конструктором радиоаппаратуры, но неважно учится, и это вызывает у него чувство неуверенности в том, что он сможет справиться с требованиями избранной профессии.
После обстоятельного обсуждения стало ясно, что интерес и склонности к технике являются устойчивыми, проявляются уже с 6-го класса. А. С. занимался в техническом кружке, отдает предпочтение работе с радиоаппаратурой среди других занятий в свободное время. Психолог обсудил с ним те требовании, которые предъявляют человеку технические профессии. В частности, как известно, в технических способностях психологи выделяют два фактора: техническое понимание и пространственное мышление. Для их изучения существуют специальные диагностические пробы, которые и были предложены А. С. С заданиями он очень успешно справился. В течение нескольких встреч с психологом А. С. решал задания на пространственные представления, техническую смекалку, логическое мышление. Результаты каждый раз обсуждались с А. С. очень подробно. На основе обследования был сделан вывод о наличии у него уже сейчас, на стадии выбора профессии, хороших технических способностей. Однако выяснилось, что существует и препятствие — не очень успешное овладение математическими дисциплинами. Между тем это один из профилирующих предметов при поступлении в вуз, важен он и для успешного обучения. Были намечены меры (совместно с педагогом-математиком) для наверстывания упущенного в овладении этим предметом. Самый главный результат профконсультации состоял в том, что полученные при диагностике данные существенно повлияли на формирование у А. С. уверенности в себе, своих способностях. Он гораздо серьезнее продумал пути подготовки себя к профессии, к поступлению в институт. Он сам отметил, что у него появилось ощущение, что те усилия, которые он теперь прилагает, чтобы подтянуться по математике, не пропадут зря, а это придает силы для преодоления возникающих трудностей. Психолог предложил А. С. подумать и о резервном варианте, если все же не удастся сразу поступить в вуз. Было намечено конкретное среднетехническое учебное заведение и даже обсуждался вопрос о предполагаемом месте работы, но все это было в русле подготовки к той же профессии конструктора радиоаппаратуры.
В другом случае к психологу обратилась ученица 10-го класса И. С. Она намеревалась выбрать профессию врача, поскольку эта профессия кажется ей важной, кроме того, ей нравятся естественно-научные дисциплины. Однако в ходе бесед выяснилось несколько обстоятельств, которые позволили психологу предложить И. С. пересмотреть свои профессиональные планы. Во-первых, оказалось, что стремление стать врачом возникло внезапно, потому что «что-то надо уже решать». О профессии девушка знает мало, только самые общие расхожие вещи, практически не может назвать специализаций внутри профессии. Проведенное обследование с помощью серии разных тестов обнаружило наибольшую выраженность способностей к предметам общественно-гуманитарного цикла. Психофизиологическое обследование показало крайнюю слабость нервной системы и ее инертность, что подтвердилось и в дальнейших беседах, и при использовании опросников на выявление свойств темперамента.
Так, например, И. С. свойственна низкая работоспособность, она очень теряется даже в малонапряженной ситуации. Ей свойственны высокая тревожность, низкая эмоциональная устойчивость, повышенная утомляемость, стремление работать по заданному алгоритму. В беседах выяснилось, что она не любит работать с людьми, предпочитает общение с книгами, любит заниматься систематизацией фактов, знаний (это качество отмечается у лиц с слабой и инертной нервной системой). Обсудив с И. С. все полученные данные, психолог высказал осторожные сомнения в целесообразности выбора профессии медика, с чем девушка полностью согласилась. Обратив внимание на высокий уровень гуманитарных (вербальных) способностей, психолог предложил на обсуждение несколько профессий, где эти способности являются профессионально важными. Одним из вариантов, который обсуждался и был ею принят с заинтересованностью, стала профессия библиотекаря, библиографа. Для И. С. впервые возникла проблема соотнесения своих возможностей (в том числе природных), с требованиями профессии. В заключительной части работы с И. С. совместно был намечен план изучения выбранной профессии и подготовки к ней. Выделены предметы в школьном обучении, на которые следует обратить особое внимание, намечены учебные заведении, с которыми надо ознакомиться.
2. Родители или реже сами учащиеся обращаются за помощью к психологу, поскольку не обнаруживают выраженных интересов и способностей, которые могли бы помочь в ходе профессионального самоопределения. К сожалению, такой запрос встречается очень часто.
Это связано не только с пассивностью самого школьника, но часто возникает там, где родители уделяют ребенку мало внимания и не создают ему возможностей попробовать себя в разных видах деятельности, что позволяет уже в раннем возрасте не только «примериться» к профессии, но и способствует развитию способностей и помогает оценить их самому ребенку. Ученики, чьи родители обратились к психологу, не всегда охотно идут на консультацию, часто для этих школьников характерна низкая познавательная активность, невысокая успеваемость, отсутствие выраженных привязанностей к каким-то видам деятельности, которые могут иметь выход на профессию. Это не мешает данным ученикам быть изобретательными и активными вне школы, проявлять себя в асоциальной деятельности, демонстрировать отклоняющееся поведение.
Такие профконсультации являются наиболее сложными для консультанта, требуют введения всех этапов консультации и длительного времени (иногда требуется 5—6 встреч с родителями и школьниками) для того, чтобы добиться активизации процесса профессионального самоопределения оптанта. Самое главное — пробудить у учащегося интерес к проблеме своего будущего, что можно делать разными приемами. В частности, интерес зарождается после обстоятельного психофизиологического обследования, позволяющего обсудить со школьником его тестовый профиль, психофизиологические особенности, черты личности. Как известно, старшие подростки и юноши очень чувствительны к оценке себя, поэтому следует создать обстановку предельной доброжелательности и подчеркивания положительных качеств, имеющихся у оптанта. Принципы гуманистической профконсультации здесь особенно важны, поскольку только полное «принятие» подростка создает для него ситуацию комфортности, формирует доверие к консультанту. Сверхзадачей всех этих типов консультаций является пробуждение у консультируемого интереса к себе, своим возможностям, активизация процесса самопознания.
В нашей практике были случаи, когда приходилось использовать в качестве «ключика» для нахождения индивидуального подхода к подростку обсуждение совершаемой им социально не одобряемой деятельности как возможного пути активизации профессионального самоопределения.
Так, к нам обратилась мама Г. К., который занимался «фарцовкой», что страшно беспокоило родителей и приводило к частым конфликтам в семье. При знакомстве и диагностическом обследовании было выявлено, что мальчик неплохо развит, имеет выраженные способности к работе с числами, количественными отношениями, лабилен, умеет быстро оценивать ситуации и принимать решения в условиях недостатка информации, разумно рискует. Мы обратили внимание мальчика и его родителей на то, что такие способности чрезвычайно важны для бизнесмена, брокера, финансиста, бухгалтера, т. е. профессий, которые в настоящее время получают высокий рейтинг у молодых людей. Нам удалось показать родителям, что имеющиеся у Г. К. склонности можно переориентировать на социально одобряемую и престижную профессиональную деятельность. Были обсуждены пути получения таких специальностей, возможности подготовки к ним уже в школе, важность овладения определенными учебными дисциплинами. Пока мы не знаем, удастся ли Г. К. стать предпринимателем, но уже сейчас отмечается изменение в его поведении по отношению к учебе, расширение круга чтения специальной литературы, поиск возможностей испробовать свои силы на избранном поприще, в социально одобряемой деятельности.
Ниже назовем лишь конспективно еще 3 типичные ситуации в работе профконсультанта.
3. Обращение к психологу вызвано трудностями выбора профессий, которые обусловлены многообразием интересов и способностей старшеклассников. Эта ситуация характерна для тех семей, где родители много внимания уделяют развитию личности и способностей ребенка, иногда упуская при этом ту линию развития, которая может иметь выход на профессию.
4. Достаточно редко в нашей практике встречается запрос, связанный с тем, что у школьника наблюдается расхождение между интересами и способностями, однако такие случаи есть, и они требуют особой тактики проведения консультации.
Позиция специалистов-психологов в этом случае однозначна: в выборе профессии следует в наибольшей степени следовать за интересами ребенка, поскольку его способности могут быть развиты с помощью специального обучения, коррекционных мероприятий. Исключение — прямые ограничения психофизиологического характера.
5. Запрос вызван расхождением мнения учащегося и его родителей относительно профессионального выбора. Проблема очень сложная, требующая тактичной работы со всей семьей. Нам неоднократно приходилось сталкиваться с тем, что родители стараются подобрать профессию ребенку, исходя из имеющихся у них возможностей помочь поступлению в вуз и дальнейшему профессиональному продвижению. При этом авторитарные родители, обратившись к консультанту, требуют от него помощи в оказании давления на ребенка, поддержке принятого ими решения. Здесь важно последовательно отстаивать интересы именно ребенка, исходя из его реальных возможностей и склонностей, мягко помогая родителям лучше понять своего ребенка.
Разумеется, каждый случай, с которым столкнется консультант, будет уникален и неповторим, однако его позиция всегда должна состоять в оказании помощи, поддержки, нахождении и укреплении положительных моментов в развитии, которые могут стать основой для обсуждения области профессионального выбора.

Ключевые термины: профессиография, оптант, способности, мотивационные черты, директивно-диагностическая, воспитательная, психоаналитическая, гуманистическая, активизирующая стратегии профконсультации, психофизиологическое обследование в профконсультации, основные свойства нервной системы.


































СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Морозов С. М., Бурлачук Л. Ф. Краткий словарь-справочник по психодиагностике. — Киев: Наукова думка, 1989. — 200 с.

Психологическая диагностика: учебное пособие/ ред. К. М. Гуревич, М. К. Акимова и др. — Бийск: БГПИ, 1995. — 324с.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Анастази А. Психологическое тестирование. М.: Педагогика, 1982. В 2 томах.
Бурлачук Л. Ф. Психодиагностика личности. — Киев: Здоровья, 1989. — 168 с.
Кулагин Б. В. Основы профессиональной психодиагностики. — Л.: Медицина, 1984. — 215 с.
Клайн П. Справочное руководство по конструированию тестов. — Киев: Ника-Центр Лтд, 1994. — 284 с.
Общая психодиагностика. Под ред. А. А. Бодале-ва, В. В. Столина. — М.: Изд-во Моск.ун-та, 1987.
Психодиагностика. Теория и практика / Перев. с нем. под ред. Н. Ф. Талызиной. — М.: Прогресс, 1986. — 206 с.
Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. — М.: Прогресс, 1987. — 234 с.

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Аванесов В. С. Тесты в социологическом исследовании. — М.: Наука, 1982. — 199 с. ;
Акимова М. К., Борисова Е. М., Гуревич К. М., Козлова В. Т., Логинова Г. П. Руководство к применению группового интеллектуального теста (ГИТ) для младших подростков. — Обнинск, 1993.
Акимова М. К., Борисова Е. М., Гуревич К. М., Козлова В. Т., Логинова Г. П. Руководство к применению теста структуры интеллекта Рудольфа Амтхауэра. — Обнинск, 1993.
Активные методы работы школьного психолога/ Ред. И. В. Дубровина. — Изд. «ЭНИОМ», Киров, 1991.
Араб-Оглы Э. А. Обозримое будущее. М., 1988.
Артемьева Е. Ю. Психология субъективной семантики. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. — 126 с.
Бине А. Введение в экспериментальную психологию. — С.-Петербург, 1895.
Бине А., Симон Т. Ненормальные дети. М., 1911.
Борисова Е. М., Логинова Г. П. Индивидуальность и профессия. М., 1991.
Борисова Е. М., Логинова Г. П. Качественный анализ результатов тестирования//Детский практический психолог. 1995, №. 2.
Бурмистров И. В., Шмелев А. Г. Комплекс игровых методик для диагностики свойств темперамента. — В кн: Практикум по психодиагностике. Прикладная психодиагностика. — М: Изд-во Моск. ун-та, 1992, с. 76—83.
Войтко В. И., Гильбух Ю. З. Школьная психодиагностика: достижения и перспективы. Киев, 1980.
Выготский Л. С. Собр. соч. в 6 т. М., 1983. Т. 5.
Выготский Л. С. Педагогическая психология. М., 1990.
Головаха Е. И., Кроник А. А. К исследованию мотивации жизненного пути личности: техника «каузометрии». — В кн.: Мотивация личности. Под ред. А. Л. Бодалева. — М.: АПН СССР, 1982, с. 99—107.
Готовность детей к школе (диагностика психического развития и коррекция его неблагоприятных вариантов). Методические рекомендации для школьного психолога. Авторы: Е. А. Бугрименко. А. Л. Венгер, К. Н. Поливанова, Е. Ю. Сушкова. М., 1989.
Гребенюк Г. А., Шмелев А. Г. Диагностика менеджерского стиля с помощью компьютерной игры и тест-опросника. — Вестник Моск.ун-та. Психология, 1994, т. 2, с. 59—66.
Гуревич К. М. Профессиональная пригодность и основные свойства нервной системы. — М., 1970.
Гуревич К. М. Об индивидуально-психологических особенностях школьников. М., 1988.
Гуревич К. М., Горбачева Е. И. Умственное развитие школьников: критерии и нормативы. М., 1992.
Гуткина К. И. Диагностика и коррекция готовности детей к школьному обучению. — В кн. «Диагностическая и коррекционняя работа школьного психолога». М., 1987.
Гуткина Н. И. Психологическая готовность к школе. М.: Компенс-центр, 1993. — 176 с.
Джерелиевская М. А, Шмелев А. Г. Опыт взаимного дополнения методов в компьютерной психодиагностике коммуникативных диспозиций. — Вестник Моск.ун-та. Психология, 1993, 3, с. 66—69.
Диагностика умственного развития дошкольников. Ред. Л. А. Венгер, В. В. Холмовская. М., Педагогика, 1978.
Диагностика учебной деятельности и интеллектуального развития детей. М., 1981.
Дистанционное наблюдение и экспертная оценка. — М.: Наука, 1982. — 108 с.
Дружинин В. Н. Психологическая диагностика способностей: теоретические основы. — Саратов: Изд-во Сарат.ун-та, 1990, ч. 1—2.
Запорожец А. В. Избранные психологические труды. — М.: Педагогика, 1986.
Егорова Т. В. Особенности памяти и мышления младших школьников, отстающих в развитии. М., 1973.
Иванова А. Я. Обучаемость как принцип оценки умственного развития детей. М., 1976.
Йерасек Я. Диагностика школьной зрелости // Диагностика психического развития. — Прага, 1978.
Кабанов М. М., Личко А. Е., Смирнов В, М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. — М.: Медицина, 1983. — 310 с.
Климов Е. Л. Как выбирать профессию. М., 1990.
Кравцов Г. Г., Кравцова Е. Е. Шестилетний ребенок. Психологическая готовность к школе. Знание. М.,1987.
Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы и эмоции. — М.: Изд-во Моск.ун-та, 1971.
Личко А. Е., Иванов М. Я. Патохарактерологические исследования у подростков. Труды психоневрологического института им. В. М. Бехтерева. Л.: Минздрав РСФСР.1981. — 120 с.
Лубовский В. И. Общие и специфические закономерности развития психики аномальных детей // Дефектология. 1971. № 6.
Лубовский В. И. Развитие словесной регуляции действий у детей. М., 1978.
Лубовский В. И. Психологические проблемы аномального развития детей. М., 1989.
Лурия А. Р. Основы нейропсихологии. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1973. — 374 с.
Мельников В. М., Ямпольский Л. Т. Введение в экспериментальную психологию личности. — М.: Просвещение, 1985. — 319 с.
Методики диагностики природных психофизиологических особенностей человека. М., 1992.
Методические рекомендации по наблюдению за психическим развитием учащихся подготовительных классов школ и подготовительных групп детских садов. Авторы А. Л. Венгер, М. Р. Гинзбург. АПН СССР, 1983.
Мухина В. С. Шестилетний ребенок в школе. М., Просвещение, 1990.
Озерецкий К. И. Метод массовой оценки моторики у детей и подростков. М., 1928.
Павлов И. П. Полное собрание трудов. — М., 1949—1951.
Панасюк А. Ю. Адаптированный вариант методики Д. Векслера (WISC). М., 1973.
Петренко В. Ф. Психосемантика сознания. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. — 230 с.
Петренко В. Ф, Нистратов А. А. Построение вербального семантического дифференциала на базе русской лексики. — В кн: Исследование проблем речевого общения, — М.: Институт языкознания АН СССР, 1979, 139—156с.
Петровский А. В. Личность, деятельность, коллектив. — М.: Политиздат, 1982.
Практический материал для психологической работы в школе. Составитель: О. Н. Усанова. Научно-практический центр «Коррекция», М.,1991.
Прихожан А. М., Толстых Н. Н. Исследование психического развития младших школьников, воспитывающихся в закрытом детском учреждении. — В кн.: Возрастные особенности психического развития детей. — М.: АПН СССР, 1982.
Профессиональная консультация школьников. М., 1992.
Профконсультационная работа со старшеклассниками. Киев, 1980.
Психологическая коррекция умственного развития учащихся. М., 1990.
Психологическая диагностика. Проблемы и исследования (под ред. К. М. Гуревича) — М., 1981.
Розанова Т. В. Развитие памяти и мышления глухих детей. М., 1978.
Россолимо Г. И. Психологические профили. Количественное исследование психических процессов в нормальном и патологическом состоянии. Методика. — М.: СПб, 1910.
Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методики патопсихологии. М, 1970.
Рунион Р. Справочник по непараметрической статистике. — М.: Финансы и статистика, 1982. — 198 с.
Семья в психологической консультации. Под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. — М.: Педагогика, 1989. — 207 с.
Соколова Е. Т. Совместный тест Роршаха для диагностики нарушений внутрисемейного общения. — В кн.: Общая психодиагностика. — М.: Изд-во Моск.ун-та, 1987, с. 194—205.
Соколова Е. Т., Федотова Е. О. Апробация методики косвенного измерения системы самооценок (КИСС). — Вестник Моск.ун-та. Психология, 1982, т. 3, с. 77—81.
Социальная психология. Учебное пособие для студентов педагогических институтов. Под ред. А. В. Петровского и др. — М.: Просвещение, 1987. — 224 с.
Столин В. В. Самосознание личности. — М.: Изд-во Моск.ун-та, 1983. — 284с.
Хейссерман Э. Потенциальные возможности нормального и аномального ребенка. М., 1964.
Хоментаускас Г. Т. Методика «рисунок семьи». — В кн.: Общая психодиагностика. — М.: Изд-во Моск.ун-та, 1987, с. 206—220.
Филимоненко Ю. И., Тимофеев В. И. Руководство к методике исследования интеллекта у детей Д. Векслера (WISC). С.-Пб., 1992.
Фридман Л. М., Пушкина Т. А., Каплунович И. Я. Изучение личности учащегося и ученических коллективов. М., 1988.
Шванцара Й. и кол. Диагностика психического развития. Авиценум, Прага, 1978.
Шадриков В. Д. Деятельность и способности. — М.: Логос, 1984. — 320 с.
Шмелев А. Г. Введение в экспериментальную психосемантику: теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. — 158 с.
Шмелев А. Г. Психометрические основы психодиагностики. В кн.: Общая психодиагностика (ред. А. А. Бодалев, В. В. Столин). М.: Изд-во Моск. унта, 1987, с. 53—112.
Шмелев А. Г. Стандартизованные методики в семейной психодиагностике. — В кн.: Семья в психологической консультации. — М.: Педагогика, 1989, с. 69—77.
Шмелев А. Г. Психодиагностика и новые информационные технологии. — В кн.: Компьютеры и познание. — М.: Наука, 1990, с. 87—104.
Шмелев А. Г. Персоплан — психотехнический инструмент жизненного выбора. — В кн.: LifeLine и другие. Новые методы психологии жизненного пути. Под ред. А. А. Кроника. — М.: Прогресс, Культура, 1993, с. 96—106.
Эткинд А. М. Опыт теоретической интерпретации семантического дифференциала. — Вопросы психологии, 1979, 1, с. 17—27.
Ярошевский М. Г. История психологии. — М.: Мысль, 1976. — 463 с.

















ПРИЛОЖЕНИЯ

1. КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
ПО МАТЕРИАЛАМ ПОСОБИЯ


1.1. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

1) Чем отличается психологическая диагностика от технической, медицинской, профессиональной диагностики?
2) В каких отношениях между собой находятся диагностические признаки и диагностические категории?
3) В чем разница между «обследованием» и «исследованием»?
4) Какое понятие шире: психодиагностика или психологическое тестирование?
5) В чем разница между «измерительными» и «клиническими» (экспертными) методами в психодиагностике?
6) Как соотносятся между собой психометрика, дифференциальная психология и психодиагностика?
7) Какая методика обладает более широкой областью валидности: измеряющая психическое состояние или измеряющее черту темперамента?
8) В чем выражается системный характер психологического диагноза?
9) Чем отличаются статистические тестовые нормы от социокультурного норматива?
10) Как следует интерпретировать «пики» и «провалы» на кривой психодиагностического профиля?


1.2. КРИТЕРИИ ОБЪЕКТИВНОСТИ В ПСИХОДИАГНОСТИКЕ

1) Чем научная диагностика отличается от магии и колдовства?
2) Чем научная диагностика отличается от паранаучной диагностики?
3) Как используется корреляционный эксперимент при создании тестовых заданий в ходе конструирования научного теста?
4) Как может быть использован метод независимых судей при анализе результатов проективных методик?
5) Что такое стандартная ошибка измерения?


<< Пред. стр.

страница 7
(всего 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign