LINEBURG




ОГЛАВЛЕНИЕ






© 2003 г.

О.Б. ОСКОЛКОВА

БЕДНЫЕ ДЕТИ БОГАТОЙ АМЕРИКИ

ОСКОЛКОВА Ольга Борисовна – доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник ИСПИ РАН

На протяжении последних четырех десятилетий ХХ в. руководство США неоднократно обращалось к попыткам решения в стране проблемы бедности в целом и детской бедности, в частности. Война с бедностью была декларирована в 60-х годах. Спад удельного веса бедняков наблюдался в начале 70-х годов, после чего заметных успехов в сокращении бедности не наблюдалось. Задача положить конец бедности не только не была решена, но бедность, особенно детей, в стране росла.
Если взять все население, то удельный вес американцев, живущих ниже черты бедности, с 1967 г. по 90-е годы колебался в пределах от 11% в 1972 г. до 13-15% в 90-х годах ХХ в. [3].
В целом статистика бедности мало меняется в зависимости от экономических циклов. Она росла и в годы рецессии, и в годы экономического подъема, хотя экономический спад ухудшает ситуацию, конечно, в большей степени.
Абсолютная численность бедняков определялась в США в 1970 г. в 25,4 млн. человек. В 80-х и 90-х годах эта численность почти неуклонно возрастала, достигла в 1993 г. 39,3 млн. человек, затем несколько снизилась до 35,6 млн. человек в 1997 г. (4).
В проблеме бедности особенно остра детская бедность. В детстве закладываются основы знаний, умений, возможностей, здоровья, необходимые во взрослой жизни. Бедные дети получают плохое питание, недостаточное медицинское обслуживание, ограниченное образование, и это пагубно сказывается на их последующей жизни. Детская бедность в США имеет важное социально-экономическое значение как потому что дети больше страдают, чем другие группы населения, так и потому, что бедность в детстве часто переходит и во взрослую жизнь.
Удельный вес детей, живущих в бедности, в США увеличивался в последние десятилетия так же, как и бедность населения в целом. Если в 1970 г. доля бедных детей составляла около15%, в 1980 г. более 18%, то в 1990 г. – более 20%, а в 1994 г. уже 22%. Это был максимум с 1970 г. Небольшое сокращение детской бедности произошло в последующие годы: в 1997 г. – дети, живущие в бедности, составляли более 19% всего детского населения США в возрасте до 18 лет. Таким образом, можно считать, что каждый пятый американский ребенок в самой богатой стране мира живет ниже черты бедности. Дети составляют лишь 26% населения США, но на них приходится 2/5 всех бедняков: более 14 миллионов из 35 миллионов бедного населения США (1990-е гг.) [3, 5].
Многие пожилые американцы также страдают от бедности, но удельный вес последних, живущих ниже её черты, значительно меньше. Вообще во все годы, начиная с 1959 г., удельный вес всего населения, находящегося за чертой бедности, был ниже, чем удельный вес детей этой категории. Среди взрослого населения США удельный вес бедняков составляет порядка 10-11%, среди старшего поколения (65 лет и выше) – в пределах 11-16% (1980-1997 гг.), а среди детей 18-22% (1980-1997 гг.) [3, 4]. А если сравнивать долю пожилых и детей до 6 лет, живущих в бедности, то соотношение составит 1:2.
«Дети продолжают оставаться наиболее бедной категорией населения среди бедняков» - констатирует директор продовольственного банка в штате Флорида Х. Ботчфорд. «Хотя уровень бедности сократился среди пожилых за последние 30 лет, уровень детской бедности остался неприемлемо высоким» - заключает упомянутый автор [8, с.59].
Черту бедности официально ежегодно определяет Бюро переписей США, исходя из среднего дохода семьи по стране. Те, у кого этот доход составляет 40% и ниже среднего, относятся к беднякам. Для разных типов (размеров) семей рассчитывается своя черта. Обычно в прессе публикуется черта бедности, в основу которой положена стандартная американская семья из четырех человек (двое взрослых и двое детей). Для такой семьи черта бедности составляла в среднем по стране 16,4 тыс. долларов годового дохода. Поскольку стоимость жизни и доходы американцев очень различаются по штатам, то для каждого штата рассчитывается своя черта бедности.
Бедность детей в США в несколько раз превосходит аналогичные показатели по другим развитым странам с рыночной экономикой. По подсчетам, сделанным в середине 80-х годов, удельный вес детей, живущих в бедности в США, был в два с лишним раза выше, чем в Канаде и Австралии, в три раза выше, чем в Великобритании, в пять раз по сравнению с Францией и Нидерландами, в семь раз выше, чем в Германии, а по сравнению со Швецией – в 13 раз [5, с.118]. Вместе с тем богатство Америки, если исходить из размера ВВП с 1965 по 1992 гг. почти удвоилось, но бедных детей практически не убавилось. При этом, как пишут американские авторы, среди тех детей, кто относится к беднякам, половина находится в совершенно отчаянном положении: доход, который на них приходится, составляет лишь половину дохода официальной черты бедности.

Категории семей и причины детской бедности

К какой категории семей относятся дети, живущие в бедности?
Во-первых, бедными детьми считаются те, кто живет в семьях с годовым доходом ниже 40% среднего дохода семьи по стране. Во-вторых, дети, живущие в бедности, преобладают в семьях с одним родителем. Большинство одиноких родителей – это лица, которые либо никогда не состояли в браке – 37%, либо разведены – 39%. Остальные родители у бедных детей либо живут раздельно, либо овдовели. Число одиноких родителей с детьми до 18 лет неуклонно растет: с 1970 г. по 1996 г. их количество утроилось: с 3,8 млн. до 11,7 млн. человек. Одинокий родитель – это в подавляющем большинстве - мать (85-90% всех одиноких родителей с детьми) [4]. Отсутствие отца – важный фактор материального неблагополучия. В семьях с одной матерью, по официальным данным, сосредоточено около половины детей, живущих в бедности, а по расчетам исследователей даже больше – 55% [3]. Насколько важно наличие двух родителей для положения детей говорит такой факт: среди детей, проживающих с двумя родителями, только 10% относятся к беднякам.
Третий фактор, влияющий на материальное положение детей, - цвет кожи, этническое происхождение. Дети, живущие в бедности, преобладают в семьях чернокожих и испаноязычных американцев и составляют около 37% всех детей в возрасте до 18 лет, в семьях белых родителей – только 16%.
Образовательный ценз семьи также относится к факторам, определяющим материальное положение детей. Там, где глава семьи не окончил средней школы, около 40% семей живут в бедности, а если глава семьи окончил колледж, удельный вес детей, относящихся к беднякам, составляет всего 3%. Когда родитель только один, удельный вес бедных детей у черных и испаноговорящих в полтора раза выше, чем у белых.
Высокий удельный вес американских детей в бедности имеет социально-демографические и экономические причины. Демографические сдвиги, по мнению некоторых американских исследователей, оказали на сложившуюся ситуацию в сфере детской бедности первостепенное влияние. В последние десятилетия происходил рост удельного веса детей, проживающих с одним родителем, главным образом матерью. Это явилось результатом, во-первых, возросшей разводимости и падения популярности института брака, и, во-вторых, следствием широкого распространения внебрачной рождаемости*.
В последние десятилетия по разводимости США занимают первое место среди развитых стран Запада, превосходя их по показателям в два и более раза. Правда, в 90-х годах разводимость несколько сократилась, составив в 1997 г. – 4,3 промилле, однако она остается выше уровня 1970 г., когда равнялась 3,5 промилле.
Причину непрочности и непопулярности брака специалисты ищут в разных сферах социального бытия. С середины 60-х и в последующем происходило широкое вовлечение женщин, особенно замужних, в общественное производство, рост их экономической независимости, повышение требований к брачному партнеру. Все это не способствовало упрочению брака и образованию семей. Семидесятые годы ХХ в. были отмечены в демографической истории США «взрывом разводов». В усиление процесса разводимости внесла свой вклад и война во Вьетнаме, после окончания которой наступил трудный период восстановления семейной жизни. В результате разводимость поползла вверх. На рубеже 70-х - 80-х годов разводимость в США побила все рекорды, достигнув 5,3 промилле [1]. Одновременно с «эпидемией разводов» стал падать показатель заключаемых браков и демографическая история 90-х годов отмечена крахом брачных союзов: люди стали все реже оформлять брак.
Некоторые исследователи считают, что все дело в состоянии экономики: не хватает marriageable (бракоспособных) мужчин. Под ними подразумеваются мужчины, имеющие работу, доход от которой позволяет содержать семью. А таких становится все меньше. Это и обусловливает изменения в брачности и разводимости и в конечном итоге приводит к росту матерей-одиночек и детей, живущих в бедности. В то же время женщины из беднейших слоев общества не котируются на американском рынке брака. Соответствующий термин для них – unmarriageable - небракоспособные. «Мы еще не знаем, - заявила американская исследовательница Isabel Sawhill, (Институт урбанизации), - является ли бедность следствием или причиной изменений в структуре семьи; думаю и то, и другое. Ясно только одно: развод и внебрачная рождаемость продуцируют гораздо больше бедности для детей и их матерей, чем это могло бы быть при двух родителях». Статистические данные свидетельствуют, что в 90- годах в семьях, возглавляемых женщиной, удельный вес детей, живущих в бедности, выше в 5-6 раз, нежели в семьях с двумя родителями [см. табл.1].












Таблица 1
Тенденции бедности среди детей в зависимости от этноязыковой принадлежности и типа семьи (в % от числа детей)


1949
1959
1969
1979
1990
Все дети
47,6
26,1
15,6
17,1
20,6
Белые (исключая испаноязычных)
41,2
18,8
10,4
11,7
12,4
семья с двумя родителями
39,3
16,9
7,7
7,8
7,2
семья с одной матерью
73,1
57,7
44,0
41,3
41,2
Черные
87,0
63,3
41,1
36,1
44,4
семья с двумя родителями
85,7
57,9
29,0
19,7
19,4
семья с одной матерью
93,4
84,4
67,9
61,2
65,0
Испаноязычные
73,0
53,3
33,3
28,3
35,1
семья с двумя родителями
71,6
51,3
28,8
22,5
24,6
семья с одной матерью
92,4
74,3
64,3
62,0
68,7

Примечание: До 1979 г. учитывались дети до 14 лет. В 1990 г. – дети до 18 лет.
Источник: [5, с.114].












Внебрачная рождаемость в прошлом была редкостью. В 1960 г. только 5% всех новорожденных были произведены на свет незамужними женщинами. За последние десятилетия ХХ века рождение детей вне брака превратилось в серьезную социальную проблему, которая пагубно сказывается на психическом развитии ребенка, его экономическом положении. Между тем, общество стало терпимее относиться к внебрачным связям, они перестали быть объектом порицания.
В 1970 г. показатель внебрачной рождаемости вырос более чем вдвое по сравнению с 1960 г., а в 1980 г. ее доля уже составила 18% от общего числа новорожденных. В 90-х гг. удельный вес детей, рожденных вне брака, продолжал расти и достиг почти трети всех рождений (в 1994-1996 гг. – 32,2 – 32,6% всех родившихся) [1, 4].
Разводимость и внебрачная рождаемость особенно велики у негритянского населения, которое, как было отмечено выше, лидирует по удельному весу детей, живущих в бедности. В конце 90-х годов внебрачная рождаемость у негритянского населения США достигла критического показателя – 70%. Нельзя утверждать, что негритянские мужчины менее склонны к семейной жизни, нежели белые. Причина в основном кроится в экономических факторах: низкие заработки, а то и вовсе отсутствие работы вынуждает негров-мужчин часто оставлять семью в поисках работы, уезжать в другое место. В результате семья разваливается. Нередко в негритянских семьях отсутствует мужчина в связи с тем, что находится в заключении, в тюрьме. Ведь преступность среди чернокожего населения США продолжает оставаться намного выше, чем у белых.
Низкая квалификация и, соответственно, заработная плата, отсутствие работы, по мнению американских исследователей, являются причиной 20% изменений в составе семьи, в ее распаде, как у белых, так и у цветных американцев [5, с. 149]. Особенно остро сказывается на прочности семьи ситуация, складывающаяся в ареалах метрополитена, где доходы низки, а возможности занятости ограничены. Здесь детская бедность наиболее высока. Выше средней она в столичном округе Колумбия, в крупнейших городах, в южных штатах с высокой долей черных: Арканзасе, Луизиане, Миссисипи, а также в юго-западных штатах (Аризона и Нью-Мехико с высокой долей испоноязычного населения).
В 80-х и 90-х годах ХХ в. наблюдалась также тенденция сокращения доходов у малоквалифицированных рабочих мужчин, у молодых работников. Это мешало возможности семьям с детьми вырваться из тисков бедности [5, с.129]. Таким образом, экономическая нестабильность, неуверенность в обеспечении занятостью, в доходах - основные причины непрочности семьи, непопулярности института брака.
Среди причин бедности детей, проживающих с одной матерью, важным фактором является нерегулярная выплата или вовсе отсутствие выплат алиментов на ребенка со стороны отцов. Законодательство по этим вопросам далеко от совершенства. Законы дают возможность многим отцам вовсе не оказывать помощи детям. Так, по обследованию, проведенному в штате Калифорния, не выплачивают алименты на детей не только бедняки (29%), имеющие годовой доход до 10 тыс. долл., но и состоятельные отцы (27%) с годовым доходом в 30-50 тыс. долл. [1]. Меры со стороны государства по отношению к неплательщикам мало эффективны. Согласно закону, злостного неплательщика следует сажать в тюрьму, но такое в США случается крайне редко. Не все одинокие родители обращаются в суд. Отцы уверовали в свою безнаказанность. Алименты по месту работы из зарплаты вычитываются редко, хотя закон 1984 г. эту процедуру предусматривает. Считается, что информация об алиментщике по месту его работы может испортить мужчине карьеру. А это неконституционно!
При подаче матерью иска в суд, последний сначала решает вопрос, сколько дохода следует оставить отцу, учитывая его возможности создать и содержать новую семью. Кроме того, алименты не должны быть высокими, дабы у отца не пропал стимул вообще работать. После этого выделяют сумму, причитающуюся на содержание оставленного ребенка. (Таким образом в США действует принцип «father first», в противоположность, например, Великобритании – «child first»). Разведенный отец в среднем платит на ребенка 13% своего дохода. Более бедным отцам приходится платить несколько большую долю. Так, согласно обследованию в штате Лос-Анджелес, при годовом доходе в 10 тыс. долл. алименты на ребенка составляют 25%, а при доходе от 30 до 50 тыс. долл – 10%. Вообще единого принципа по взиманию алиментов на территории США не существует. Размер алиментов, выплачиваемый детям, живущим за чертой бедности, ниже, чем в среднем по стране, и составляет лишь около 60% указанного уровня [1].
Суды неохотно принимают дела по взысканию алиментов на ребенка, поскольку отца часто надо еще разыскать. Нахождение биологических отцов, установление отцовства и принудительное взимание алиментов – занятие долгое и нелегкое. Но вот когда женщина обращается к властям для получения помощи по федеральной программе «Помощь семьям с иждивенцами детьми» (ПСИД), отца начинают разыскивать и, как правило, находят. Алименты поступают в местный бюджет и, если сумма их меньше, чем вспомоществование, то размер последнего увеличивается на эту сумму.
Высокий уровень детей, живущих в бедности, связан в определенной мере с иммиграцией, в том числе нелегальной. Квалификационная и образовательная структура многих иммигрантов (в первую очередь это относится к иммигрантам из Мексики) низка. В основном их используют на низкооплачиваемых видах работ, которые не привлекают американцев. Дети таких иммигрантов пополняют ряды живущих в бедности. Попытки ограничить миграцию низкоквалифицированной рабочей силы предпринимались в США не раз, но были малоуспешны, впрочем еще и потому, что американская экономика нуждается в низкооплачиваемой рабочей силе, и власти иногда закрывают глаза на нелегальных мигрантов.
Бедность вынуждает многих американских детей работать, хотя им редко удается найти подходящую работу из-за низкого уровня образования и недостаточных трудовых навыков. Тем не менее, удельный вес работающих детей в возрасте 15-18 лет в начале 90-х годjd составлял почти 40%, из которых каждый десятый трудился полный рабочий день в течение круглого года [3].

Медицинское обслуживание и детские учреждения

Одно из следствий бедности американских детей – это отсутствие у некоторых из них медицинской страховки, дающей право на бесплатное лечение. Дело в том, что наличие медицинской страховки зависит от наличия таковой у их родителей или опекуна. Бедные дети в два раза чаще, чем небедные остаются без медицинской страховки. В 1997 г. 22% (в 1991 г. – 20,5%, в 1994 г. – 22,7%)) американских детей до 18 лет, живущих за чертой бедности, не имели по этой причине права на бесплатную медицинскую помощь. В то же время среди детей, не относимых к беднякам, медицинской страховки были лишены только 11% детей, то есть в два раза меньше [3].
Отсутствие медицинской страховки у полутора миллионов детей, живущих в бедности, не позволяет вовремя принять меры для излечения многих заболеваний. Среди них серьезной педиатрической проблемой является астма. Ею болеют 5 млн. детей, в основном – это бедняки афро-азиатского и испаноязычного происхождения. Бедность – основной фактор заболеваемости астмой. Большинство больных детей проживают в центральных кварталах больших городов, где скученные жилищные условия, а воздух пропитан выхлопными газами. Бедняки часто используют газовые плиты для обогрева жилища. Это один из факторов заболеваний астмой, особенно в сырых домах, в районах, подверженных наводнениям. Только за 14 лет (с 1980 по 1994 гг.) заболеваемость детей астмой выросла в США на 160%. Астма поддается лечению, однако, лекарства для её лечения очень дороги. В перенаселенных муниципальных домах трудно создать условия для больных. Даже наличие страховки не гарантирует получение должного лечения. В результате от астмы в США ежегодно умирает 1000 детей, это дети из бедных семей. «Ребенок с астмой свидетельствует о несостоятельности нашей системы» - говорится в слушаниях Конгресса США [6, с.48].
Детским диабетом в США болеют 16 млн. детей. Болезнь часто ведет к дебильности и является третьей причиной смертности детей, живущих в бедности (в среднем по стране смертность детей от диабета стоит на шестом месте среди причин смертности).
Довольно распространенными заболеваниями американских детей из бедных семей являются психические, проявляющиеся в отклоняющемся поведении, дефиците внимания, гиперактивности, депрессии, умственной отсталости. Одна из причин – недостаток белка в питании. По причине высокой стоимости лечения у психиатра, даже несмотря на наличие медицинской страховки, квалифицированная помощь таким детям, как правило, не оказывается.
Миллионы американских детей не имеют возможности проходить лечение у стоматолога. Страдая зубной болью, им приходится пропускать уроки, в молодом возрасте терять зубы. По официальным данным, только один из пяти детей, имеющих право на стоматологическую помощь по программе Медикэйд, реально может воспользоваться услугами зубного врача. В 1999 г. Палата представителей Конгресса США посвятила специальные слушания вопросу медицинского страхования детей из малообеспеченных семей, предложив ряд мер по улучшению этой системы [6, с.95].
Одна из широко обсуждаемых проблем в отношении семьи и детей в США – это уход за детьми дошкольного возраста в дневное время, а также за младшими школьниками после конца уроков. Детские дошкольные учреждения получили в США ограниченное развитие. Формы организованного ухода очень дороги и для детей из бедных семей почти недоступны. В среднем стоимость ухода обходится более чем в четыре тысячи долларов в год, а в детских учреждениях хорошего качества порядка 8 тыс. долл. В больших городах, таких как Нью-Йорк, такая услуга стоит 10 тыс. долл. и выше [5].
Семьям с детьми, живущим в бедности, могут быть предоставлены налоговые льготы, либо низкие тарифы для оплаты ухода за детьми в центрах организованного дневного пребывания. Однако на помощь подобного рода могут претендовать лишь несовершеннолетние матери, либо родители-учащиеся [3].
«Потребности в детских учреждениях для малообеспеченных семей в последние годы возросли в огромной степени, но федеральная политика ничего не сделала для удовлетворения этих потребностей, хотя исследований по этому вопросу было проведено много. Строительство новых центров по уходу за детьми не растет, а нужда в них увеличивается, особенно в районах, населенных бедняками» - так характеризуется ситуация в слушаниях одного из комитетов Сената США [2, с.51-52].
По данным различных источников, от 10 до 25% детей, живущих в бедности, посещают детские дошкольные учреждения [3].
Американские авторы свидетельствуют о низком качестве 80-85% всех центров по уходу за детьми, о больших очередях для устройства туда ребенка. Около половины учреждений требуют ремонта, находятся в столь плохом состоянии, что представляют угрозу для безопасности и здоровья детей. Персонал дошкольных учреждений относится к низкооплачиваемой категории работников, поэтому и качество ухода за детьми невысокое. В целом, работники детских учреждений мало внимания уделяют умственному развитию ребенка.
Более 60% детей из бедных семей находятся под присмотром родственников: бабушек, дедушек и др. В уходе за такими детьми родственникам принадлежит особенно важная роль. С детьми, живущими в бедности, дома нередко остаются родители и часто отец. Происходит это вынужденно по причине отсутствия у отца работы [3, с.31].
Большие сложности возникают со школьниками после окончания уроков: с 15 до 20 часов, когда они предоставлены сами себе. На эти часы приходится максимум преступлений среди подростков из бедных семей.
В течение последних тридцати с лишним лет в США действует федеральная Программа под названием „Хэд старт” по уходу за детьми дошкольного возраста, живущими за чертой бедности. Она нацелена на подготовку детей из беднейших семей к школе, и 90% охваченных ею детей имеют возраст 3-4 года. При этом 36% составляют негритянские, 26% - испаноязычные и 31% - дети белых американцев. Программа включает питание и медицинское обслуживание дошкольников. „Хэд старт” действует в каждом штате, но развернута недостаточно и охватывает лишь 1/5 всех детей, имеющих на нее право.
«Для малообеспеченных семей потребность в детских учреждениях в последние годы резко увеличилась» - отмечается в одном из официальных изданий американского Конгресса. «Однако федеральное правительство ничего не сделало для увеличения числа центров». «Новые детские учреждения особенно необходимы в районах, населенных бедняками». Ситуация, касающаяся организации ухода за детьми из нуждающихся семей, создания новых центров и расширения старых неоднократно обсуждалась в комитетах Конгресса США, в том числе рассматривался законопроект по интеллектуальному развитию детей (Children’s development commission act of 1998), но ощутимых результатов все это пока не дало.
За последние годы семьи бедных американцев захлестнула наркомания. От 1 до 2% рождающихся детей в США уже подвержены действию кокаина в утробе матери. В бедных кварталах больших городов доля таких новорожденных составляет от 10 до 20%. Значительное число детей (от 30 до 50%) требуют специального ухода и изоляции от матери-наркоманки. Несмотря на большое число желающих усыновить ребенка, детей, подвергшихся воздействию кокаина в утробе матери, усыновители, как правило, не берут, поскольку у них с возрастом появляется предрасположенность к наркомании [1, с.171].

Государственная поддержка бедных семей с детьми

В США не существует системы пособий семьям с детьми в таком виде, как это имеет место в странах Европейского Союза, где на всех детей распространяется система семейных пособий. В США социальную помощь выдают тем семьям с детьми, доход которых ниже черты бедности, и помощь оказывается только после проверки на нуждаемость. В стране действует несколько программ помощи неимущим. Несмотря на то, что финансирование таких программ в целом росло, в том числе в расчете на человека, выделяемые средства всегда оставались недостаточными, в частности в силу инфляции. «Социальная помощь стала менее щедрой за последнее десятилетие, хотя она никогда не была особенно эффективной», - говорится в одном из слушаний в американском Конгрессе [5, с.150]. Кроме того, условия получения социальной помощи периодически ужесточались.
Вообще, выделение средств на социальную помощь бедным, в том числе детям, является на протяжении ряда десятилетий полем для острой критики, политической борьбы и бюрократической волокиты. Средний американец-налогоплательщик обычно считает, что помощь следует сокращать, ибо она является хорошим подспорьем для лодырей, которые не хотят работать и уповают на помощь государства. Социальная поддержка стимулирует, якобы, отказ от трудовой деятельности, перекладывание заботы о семье и детях на плечи государства, а в конечном итоге на американского налогоплательщика.
Первая по времени действия и наиболее крупная по охвату получателей и ассигнованиям является программа вспомоществования под названием „Помощь семьям с иждивенцами детьми” (ПСИД) – (Aid to families with dependent children - AFDC).
Программа впервые была разработана и введена в действие еще в 1935 г. при президенте Франклине Рузвельте. В то время пособия выплачивались наиболее нуждающимся семьям с детьми, потерявшими кормильца, исключительно из средств федерального бюджета. В последующие десятилетия в программу ПСИД были внесены многочисленные поправки и расширен круг получателей. Сегодня помимо пособия, выдаваемого наличными, получателям предоставляется также ряд бесплатных услуг для поддержки и укрепления семьи. Финансируют программу федеральное правительство и правительства штатов [1].
Чтобы получить помощь ребенок (до 18 лет) должен жить с одним родителем или другим родственником, и семья должна иметь доход ниже прожиточного минимума, устанавливаемого в каждом штате для семей различного размера. Дети школьного возраста обязаны учиться в школе или профессионально-техническом училище. В половине штатов помощь по программе ПСИД предоставляется семьям с детьми, где имеются оба родителя, если при этом основной кормилец является безработным.
В случае рождения ребенка вне брака одинокая мать обязана предоставить властям всю имеющуюся у нее информацию, которая может помочь в установлении отцовства и нахождении отца ребенка с целью взыскания с него алиментов. Средства, поступающие в виде алиментов детям, получающим вспомоществование, зачисляются в бюджет штата. И только если сами алименты превышают сумму пособия, разницу отдают семье [1].
Сумма пособия обычно определяется путем вычитания дохода из прожиточного минимума, который устанавливают в каждом штате местные органы власти. Величина прожиточного минимума соответствует максимальному размеру пособия, который может получить семья. При подсчете доходов семьи учитываются и нетрудовые доходы; ограничения предусмотрены при наличии некоторых видов дорогостоящего имущества, ценных бумаг, сбережений. Скромный дом и недорогой автомобиль не являются признаком состоятельности.
Размер пособия от штата к штату очень колеблется. Он отражает неодинаковый доход на душу населения по штатам, а также стоимость жизни. В штате Калифорния, например, с довольно высокой стоимостью жизни, сумма пособия по программе ПСИД в пять раз выше, чем в южном штате Алабама, где цены намного ниже. Правда, в штате Алабама бедняки получают больше продовольственных талонов.
Семьи с детьми, получающие пособия по программе ПСИД, автоматически наделяются правом на получение Продовольственных талонов (Food stamps). (Программа Продовольственных талонов распространяется не только на семьи с детьми, но и на бездетные семьи и одиночек, живущих на доход, не превышающий 30% от федеральной черты бедности).
Три четверти семей, получающих пособия по программе ПСИД, имели в среднем одного-двух детей. Основными получателями этого вида помощи являются чернокожие американцы и их дети. Удельный вес негритянского населения в стране составляет 12%, а их доля среди получателей пособия превышает 40%. На внебрачных детей приходится около половины лиц, охваченных программой ПСИД и еще свыше одной трети приходится на детей из распавшихся семей (развод или раздельное проживание супругов) [1, с.7].
В период президентства Дж. Буша-старшего (80-е годы) в США была разработана и начала осуществляться программа дополнительного питания детей в возрасте до 5 лет, живущих ниже черты бедности. В дополнительное питание включено молоко, сыр, яйца, соки, зерновые и специальное детское питание [7]. Помимо детей программой охватываются беременные женщины и кормящие матери. (Название программы – „Women, infants, children” - „Женщины, младенцы и дети”). Ее задача, в частности, «подкормить», помимо детей до 5 лет, еще и женщин перед родами в связи с тем, что у бедняков в связи с низкокачественным и недостаточным питанием часто рождаются дети с низким весом, анемией, иногда просто нежизнеспособные.
Младенческая смертность в те годы составляла 12 промилле, что превышало показатели большинства развитых стран. Следует отметить, что программа дала неплохие результаты. В частности, младенческая смертность к 2000 г. снизилась до 7 промилле. По официальным данным, дополнительное питание стали получать от 40 до 50% женщин и детей, находящихся в «группе риска» и имеющих на него право. Ассигнования на дополнительное питание составляли в 1999 г. – 4,0 млрд. долл. на год, а охвачено ею было 7,5 млн. женщин и детей [8].
Согласно оценкам американских исследователей в помощи по этой программе в действительности нуждаются от 9 до 11 млн. человек (включая женщин после родов). По меньшей мере (помимо 7,5 млн.) еще 1,5 млн. человек имели право на участие в этой программе, но она до них не дошла по разным причинам, в том числе из-за отсутствия информации [8, с.5]. И все же программа дополнительного питания считается одной из самых эффективных среди других государственных программ.
Федеральное правительство и правительства штатов финансируют также две программы бесплатных или частично оплачиваемых школьных завтраков для детей, живущих в условиях недоедания. Такие завтраки получают примерно 70% учащихся муниципальных школ (рublic school). По одной из программ - School breakfast - школьные завтраки получали в 1997 г. 7,1 млн. детей (4,1 млн. – в 1990 г.), по другой – National school-lunch program – 26,6 млн.д етей, включая частично оплачиваемые. Американские авторы отмечают, что программы школьных завтраков не всегда бывают достаточно профинансированными и не доступны всем детям, живущим в бедности. Типична ситуация, когда семья обращается за помощью о предоставлении бесплатного завтрака, в случае, когда исчерпаны уже все возможности прокормить детей [4,9].
Упомянутый ранее директор продовольственного банка в штате Флорида Х.Ботчфорд приводит такую наблюдавшуюся им картину. 10-летний ребенок собирает в школе недоеденные бутерброды, чтобы отнести их домой для брата или сестры-дошкольников. «Таково лицо голода и оно существует только потому, что мы это допускаем», говорит он, выступая на слушаниях в Сенате США в марте 1998 г.
Далее Ботчфорд продолжает: «Недавно я видел записку, которую 6-летний ребенок положил в ящик для жалоб и предложений директора школы. В ней говорилось: «Я хотел бы, чтобы у нас в школе были обеды». Значит, дома он их не имеет.
Примерно в половине штатов США действует программа помощи семьям с детьми в случае чрезвычайных обстоятельств (Emergency assistance). Помощь по этой программе предоставляется бедным семьям с детьми в денежном выражении на покрытие расходов, связанных с отсутствием жилья, необходимостью дорогостоящей медицинской помощи и т.п. обстоятельств. Это единовременное пособие ограничено сроком не более 30 дней в году. Ассигнования на эту программу невелики, а получение помощи крайне затруднительно в связи с большой бюрократической волокитой.
По мнению американских специалистов [5, с.130], всех видов социальной поддержки, оказываемой в США бедным семьям, недостаточно, чтобы вырвать семью из постоянной нужды. Существующие программы необходимо расширить, изменив приоритеты инвестирования, сделать инвестиции долгосрочными [8, с.49], установить возмещаемые налоговые скидки, расширить возможности занятости в государственном секторе, регулярно повышать федеральную минимальную оплату труда.
Дети составляют более четверти нашего населения и 100% нашего будущего. Ребенок, которому отказано в достаточном питании, теряет больше, чем просто еду. Он, возможно, теряет перспективу на будущее. США должны избавить нацию от голодного детства, провозгласить такую ситуацию неприемлемой для нации. Такие слова произносят в своих выступлениях на слушаниях в Конгрессе США американские специалисты по детской проблематике.
Американские исследователи предлагают также в качестве меры по снижению бедности среди детей увеличить выплаты наличными нуждающимся семьям так, как это делают в Канаде. Без получения государственных дотаций удельный вес детей, живущих за чертой бедности в Канаде, выше, чем в США, но благодаря выплат наличными доля бедных детей в Канаде в два раза меньше, чем в США [5, с.124].
х х
х
В современной России нередко пытаются взять за образец многое из практики заокеанских правителей, в том числе в области проведения государством социальной политики. Это относится, в частности, к политике в отношении малообеспеченных, нетрудоспособных слоев населения, в том числе детей. При этом делаются попытки убедить население России в необходимости опоры на собственные силы в связи с «обнищанием» самого государства. Соединенные Штаты вроде бы не разграблены так, как Россия. Тем не менее, одна пятая часть всех американских детей живет за чертой бедности, и это служит яркой иллюстрацией результатов социальной политики, проводимой в США, которой мы хотели бы подражать, не создав для этого никаких экономических предпосылок.







СПИСОК ЛИТЕРАТУЫ

Осколкова О.Б. Государственные программы социальной помощи семьям с детьми в США/Сб.обзоров: Государственная семейная политика в странах Европейского Союза и США. – М., ИНИОН, 1996.
The Children’s development commission act of 1998: Hearing before the Committee of banking housing and urban affairs; -Washington, US Senate, 1999.
Population profile of the United States 1997. – Washington: US Bureau of the Census, 1998.
Statistical abstract of the United States 1999. – Washington: US Bureau of the Census, 2000.
Recent changes in the poverty rate and distribution of income: Hearing before the Subcommittee on human resources…- Washington, 1992.
Children’s health: Building towards a better future: Hearing before the Subcommittee on health and environment…-Washington, 1999.
Caring for new mothers. – Washington, 1990.
Reauthorisation of child nutrition programs – specifically WIC: Hearing before the Committee on agriculture, nutrition and forestry… Washington, 1999.
Funding for children in fiscal year 1990. -Washington, 1991.
Положение детей в мире. – Женева: ЮНИСЕФ, 1998.



ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign