LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 4
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Армейская подготовка разрушает ваше сознание, превращает вас в робота. Тогда можно идти и убивать. Иначе, если у вас есть еще немного разума, вы увидите, что человек, которого вы хотите убить, невиновен, он ничего никому плохого не сделал. Наверное, его дома ждет жена и маленькие дети, и все они станут нищими; и у него может быть пожилая мать или отец, и они сойдут с ума. "Почему мне надо убивать этого человека?" Потому, что офицер приказал: "Огонь!"
Разумный человек не станет стрелять. Он предпочтет смерть убийству невинного человека. Из-за того что политиканам захотелось повоевать, потому что им хочется власти, из-за глупых заявлений политиков начинаются войны. Он не будет убивать!
Вот чему служит образование: делать людей разумными. Вот чем я здесь занимаюсь. Если этот огонь распространится, то этому старому прогнившему обществу не выжить. Оно выживает только благодаря вашей неосознанности, оно живет благодаря вашей неосознанности.
(The Secret, Chapter #2)


До сегодняшнего дня образование было искаженным. Оно не служило человечеству; наоборот, оно служило определенным интересам. Оно служило прошлому. Учитель был агентом прошлого. Он служит посредником для передачи старых поверий, традиций, предположений подрастающему поколению, для того чтобы отравлять, загрязнять новое сознание, появляющееся на горизонте.
Из-за образования эволюция человека была полна опасностей и зигзагов. Но до сих пор не было выбора: знание росло так медленно, что оставалось почти неизменным веками. Учитель очень эффективно делал свое дело. Все знание было статичным; оно не давало толчка к росту.
Сейчас мы наблюдаем взрыв знания. Жизнь так быстро меняется, что вся образовательная система становится устаревшей, старомодной. От нее необходимо отказаться в пользу новой образовательной системы. Сейчас это становится возможным, а раньше это было невозможно.
Вы должны понимать, что я имею в виду под "взрывом знания". Представьте себе часы с шестьюдесятью минутами на лицевой стороне. Эти шестьдесят минут представляют три тысячи лет человеческой истории; или каждая минута - пятьдесят лет; или каждая секунда - приблизительно один год. На этих часах мы не видели никаких значительных изменений, за исключением последних девяти минут. За это время появился печатный станок. Около трех минут назад появились телеграф, фотоаппарат и локомотив. Две минуты назад появились телефон, ротапринт, немое кино, автомобиль, самолет и радио. Минуту назад появилось звуковое кино. Телевизор появился десять секунд назад, компьютер - пять, спутники связи - секунду назад. Лазерный луч появился лишь долю секунды назад.
Это некоторые называют "взрывом знания". Изменение не ново; нова степень изменения. А это очень важно, потому что в определенный момент количество переходит в качество.
Если нагревать воду до девяноста девяти и девяти десятых градуса, то она будет оставаться водой, пусть кипятком, но все же водой. Всего лишь одной десятой не хватает для того, чтобы вода начала испаряться и превратилась в другое качество. Пару секунд назад воду было видно, сейчас ее не видно. Пару секунд назад вода текла вниз, а сейчас она устремляется вверх. Она преодолела земное притяжение, она не подчиняется закону земного притяжения.
Помните, на определенном этапе количество переходит в качество. Это и произошло. Изменение это не ново, это не новость, оно всегда происходило. Но степень изменений просто невиданна, такого раньше не происходило.
Разница между смертельным и лечебным применением стрихнина заключается только в дозе, так говорил Норберт Винер. В малых дозах яд может выступать в качестве лекарства, но то же самое лекарство в больших дозах может стать причиной смерти. В определенный момент оно перестает быть лекарством и превращается в яд.
Изменения настолько значительны, что учитель не может функционировать по-старому, образование уже не может применяться в том же виде, что и раньше. Старая методика помогала людям лишь запоминать факты. Образование занималось развитием не разума, а памяти. Уходящее поколение передавало свои знания подрастающему, и новому поколению нужно было все запомнить. Людей с хорошей памятью считали умными.
Но это не так. Были ведь гении с почти нулевой памятью. У Альберта Эйнштейна была плохая память. У некоторых людей была прекрасная память, но назвать их умными нельзя.
Память - это механическая часть ума. Разум - это сознание. Разум - часть вашего духа, а память - часть вашего мозга. Память принадлежит телу, а разум - вам.
Разумности необходимо учить, потому что память не успевает за изменениями. Не успеете вы что-нибудь запомнить, как оно уже устарело. И что мы видим: образование в загоне, университеты в загоне, потому что они настаивают на старых методах. Они научились хитрить; они три тысячи лет делали это, а сейчас просто не знают, как им поступить, - слишком глубоко засели в них старые методы образования.
Сегодня давать детям устаревшую информацию, с которой они не смогут жить в будущем, просто опасно. Им нужно разбираться в быстро проходящих изменениях.
Всего лишь сто лет назад миллионы людей не выходили за пределы своего города или не уезжали дальше пятидесяти километров от него. Миллионы жили на одном месте, от первого дыхания до последнего. Сейчас все меняется. В Америке человек, в среднем, живет на одном месте только три года, а это как раз временной лимит и для брака - три года. После этого людям хочется поменять город, работу, жену, мужа.
Мы живем в совершенно другом мире. Ваше образование лишь делает из вас ходячие энциклопедии, но уже устаревшие. Изменения были всегда, но такая их степень отмечается впервые. Три минуты назад на наших часах мы увидели новое качественное изменение: изменилось изменение.
Сегодня нужно учить разуму, чтобы дети смогли жить в новом, постоянно меняющемся мире. Не опутывайте их тем, что им не пригодится в будущем. Старое поколение не должно учить тому, что оно знает, старое поколение должно помочь ребенку стать более разумным, чтобы он смог спонтанно реагировать на изменения в мире. Уходящее поколение не может даже и догадываться об этих изменениях.
Вашим детям, возможно, посчастливится жить на Луне, в совершенно другой атмосфере. А может, они будут жить в небе, так как Земля становится перенаселенной. А может, они будут жить под землей или водой. Никто не знает, как будут жить дети. Возможно, они будут жить на таблетках, витаминных добавках... они будут жить в совершенно ином мире. Потому нет смысла просто давать им устаревшие энциклопедические знания. Их нужно готовить к новым реальностям.
Их нужно готовить осознанно, медитативно. Тогда образование станет истинным. Тогда оно не будет служить прошлому и мертвому; оно будет служить будущему. Оно будет служить живым.
Для того чтобы образование было истинным, ему необходимо быть подрывным, бунтарским. До сегодняшнего дня оно было ортодоксальным, оно было частью истеблишмента. Истинному образованию нужно учить тому, чему другие институты не смогут обучить. Ему нужно стать антиэнтропическим.
Помните, что государство, его институты, вся надстройка будут тормозить рост. Почему им нужно предотвратить его? Потому что рост ведет к новым изменениям, а они хорошо устроились. Кому нужны изменения? Власть имущим изменения не нужны, потому что они могут повлечь за собой изменения во властных структурах. Власть имущие не захотят новшеств, потому что новшества сделают народ сильнее. Новое знание ведет к новой власти в мире. Старое поколение не захочет ослабить свою хватку, отказаться от доминирования.
Образование должно служить революции. Сейчас же оно служит государству, церкви и священнику. Очень тонко оно готовит рабов - рабов государства, рабов церкви. Истинное образование должно вскрывать устаревшие обряды, верования, мнения, которые больше не служат росту человека; наоборот, они вредны и самоубийственны.
Однажды Эрнеста Хемингуэя спросили:
- Можно ли как-то отличить великого писателя?
- Да. Для того чтобы быть великим писателем, человек должен от рождения отбивать удары и уметь отличать гниль.
Вот как я представляю настоящее обучение. Детей нужно учить распознавать гниль. Истинно разумный человек умеет распознавать чепуху. Он мгновенно отличает важное, стоящее от прогнившего.
Эволюция сознания человека есть не что иное, как долгая история борьбы против почитания мерзости. Люди продолжают боготворить и преклоняться перед мерзостью. Девяносто девять процентов их верований лживы. Девяносто девять процентов их верований антигуманны, далеки от жизни. Девяносто девять процентов их верований настолько примитивны, настолько варварски, настолько беспочвенны, что просто трудно поверить, как они продолжают держаться за них.
Истинное образование поможет вам избавиться от всей этой чепухи, такой старинной, уважаемой, почитаемой. Оно научит вас истинному. Оно будет учить вас не суевериям, а радости жизни. Оно будет учить вас любви к жизни. Оно будет учить вас уважать жизнь, и только ее. Оно будет учить вас крепко любить природу. Оно будет идти не от ума, а от сердца.
Оно также поможет вам избежать зависимости от ума. Этого недостает сегодня образованию. Оно просто учит вас глубже погружаться в умствования, полностью отдаться уму. Ум хорош и полезен, но это не ваша суть. Есть еще сердце, которое важнее ума, потому что ум может создавать лучшие технологии, машины, дороги, дома, но не может улучшить вас. Он не может сделать вас более любящим, поэтичным, грациозным. Он не может дать вам радость жизни. Он не может помочь вам стать песней и танцем.
Истинное образование должно вас учить прислушиваться к сердцу. Оно также должно вас учить трансцендентальности. Ум для науки, сердце - для искусства, поэзии, музыки, а трансцендентальное - для религии. До тех пор пока образование не будет отвечать перечисленным требованиям, оно не будет истинным. Ни одна образовательная система еще их не выполнила.
Неудивительно, что немало молодежи бросают ваши колледжи, университеты, так как они видят всю никчемность и глупость.
Ни одно учебное заведение не может справиться с этой задачей, только образованию это под силу: университеты должны сеять семена новизны, потому что на Земле должен появиться новый человек.
Первые проблески уже появились. Новый человек появляется каждый день, а мы должны подготовить Землю для того, чтобы подготовить почву для нового человека, нового человечества и нового мира. Только благодаря образованию можно достичь этого, подготовить такую почву. А если нам это не удастся, мы обречены.
Проводимыми нами экспериментами мы действительно пытаемся создать новый тип университета. Это необходимо сделать, это необходимо сделать во всех уголках Земли. Подобный эксперимент нужно провести в каждой стане. На это пойдут немногие, но эти немногие будут глашатаями. Эти немногие объявят о новой эре, о новом человеке, о новом человечестве.
Уолт Уитмен написал:

Когда я слышу ученого астронома; Когда доказательства и цифры разложены по полочкам передо мной; Когда мне показывают таблицы и диаграммы, для того чтобы складывать, делить и измерять их; Когда я сижу на лекции астронома под грохот аплодисментов в аудитории, Как быстро и беспричинно я чувствую усталость и слабость; Пока не встану и не выйду побродить в одиночестве, В таинственной влажной ночи, Посматривая в полном безмолвии на звезды.

Новое образование, истинное образование дает знания не только по математике, истории, географии, другим наукам; оно также дает вам понятие истинной морали - эстетики. Я называю эстетику истинной моралью: чувствительностью к прекрасному, потому что божественное - это красота. Цветок розы или лотоса, восход или закат солнца, звезды, птицы, поющие ранним утром, или капли росы, парящая птица... Истинное образование приближает вас к природе, потому что только близость к природе приблизит вас к божественному.
(Philosophia Perennis, Chapter #10)


Если ум является препятствием на пути к самореализации, то не станет ли обучение абсолютно бесполезным? Разве невозможно привести невинных и выразительных детей к медитации напрямую, без окольных путей по развитию интеллекта?

Давайте поразмышляем; этот важный вопрос появляется естественно: почему нужно, в первую очередь, развивать интеллект, который является большим препятствием? Почему бы не привести детей к медитации, пока они невинны и непосредственны, вместо того, чтобы направлять их в университеты? Может, вместо того, чтобы оттачивать их логическое мышление, вместо того, чтобы обучать их, необходимо погрузить их в медитацию, пока они невинны и непосредственны. Если ум является помехой, то зачем же развивать его? Почему бы не избавиться от него, пока он не стал сильным?
Если бы интеллект был только помехой, то это еще можно было терпеть. Но помеха может превратиться в дорожку. Вы идете по тропинке, и на вашем пути лежит огромный камень. Это преграда; вы можете повернуть вспять, думая, что это конец пути. Но если вы вскарабкаетесь на него, то увидите новую тропинку, сильно отличающуюся от низлежащей. Открывается новое измерение.
Неразумный повернет назад, принимая камень за непроходимую преграду. Разумный же использует камень как лестницу. Разум, мудрость сильно отличаются от того, что мы называем интеллектом.
Без развития интеллекта дети останутся на уровне животных. Они не станут разумными, они останутся на уровне диких животных. Конечно, у них не будет преград, но не будет и лестницы. Сами по себе ни камень, ни лестница не в состоянии помочь.
Поэтому необходимо каждого ребенка обучать. И чем прекраснее и продуманнее это обучение, чем крепче и больше этот камень интеллекта, тем лучше, потому что будет больше возможность повыше забраться. Тот, кого этот камень раздавит, станет учеником. Тот, кто заберется на самую верхушку, станет мудрецом. Тот же, кто из страха даже не приблизится к камню, останется несведущим.
У несведущего человека интеллект так и остался неразвитым; у ученика интеллект развит, но ему не удается выйти за пределы его; а мудрый имеет не только развитый интеллект: он выходит за его границы.
Уклонение здесь не поможет; необходимо преодолеть камень и идти дальше. Любой опыт лишь обогащает человека, озаряет его.
Итак, развитием интеллекта ребенка нужно заниматься, его логика должна быть острой, как сабля. А далее все зависит от его интеллекта: порежет он себя этой саблей, совершит самоубийство или спасет другому жизнь.
Логика - это средство. Ее можно использовать для уничтожения жизни, тогда она становится разрушительной, ее можно использовать для создания жизни, тогда она становится созидательной. Ясно одно: без интеллекта дети не станут интеллигентными. Они будут невинными, как животные, но не станут медитативными, как мудрецы.
Известны многочисленные случаи выкармливания детей волчицами. Около сорока лет назад неподалеку от Калькутты нашли двух таких девочек. Лет десять назад еще одного ребенка, выращенного волками, нашли около Лакнау. Ребенок был уже большой, ему было почти четырнадцать лет. Его не учили люди, он не ходил в школу, у него не было друзей; ребенком его выкрали волки из детской коляски. Он вырос среди волков. Он не мог стоять на двух ногах, потому что это свойственно человеку. Не думайте, что вы сами стали на ноги: вы стали на ноги в результате обучения.
Тело человека рассчитано на то, чтобы ходить на четвереньках. После рождения дети не ходят на двух ногах, этому еще предстоит обучиться. Психологи и ученые скажут вам странные вещи. Они скажут, что тело человека никогда не будет таким здоровым, как тело животного, потому что человеку нужно ходить на всех четырех, а он все напутал; он ходит на двоих, и вся система нарушена. Это похоже на автомобиль, не предназначенный для того, чтобы взбираться в горы; нарушаются законы земного притяжения. Когда вы идете на четвереньках, то ваше тело сбалансировано, вес равномерно распределяется; тело находится параллельно земле, а так как земное притяжение одинаково давит на позвоночный столб, то проблем это не вызывает. Когда же вы поднимаетесь, то появляются трудности. Крови приходится идти против притяжения, легкие работают с дополнительным напряжением. Постоянно происходит борьба с гравитацией. Земля тянет вниз. Неудивительно, что человек умирает от инфаркта. Животные от этого не умирают, у них сердце не слабеет, как у человека. Просто удивительно, что так не происходит со всеми, ведь, по идее, это должно быть массовым явлением, из-за постоянного обязательного обратного тока крови, но природа так человека не задумывала.
Тот мальчик не мог ходить на двух ногах, он бегал на четвереньках. Его бег был похож на бег не человека, а волка. Он ел сырое мясо, как волк. Он был очень силен - восемь взрослых мужчин с трудом связали его. Он практически был волком. Он кусался, мог оторвать кусок вашего мяса - был свирепым! Он не стал медитативным святым, он превратился в дикое животное. Подобные случаи наблюдались и на Западе: детей находили в лесах среди диких животных, и они становились дикими животными.
Все силы бросили на воспитание мальчика. На протяжении шести месяцев он проходил всякие массажи и электротерапию. Он не научился стоять на ногах, небольшая попытка, и снова на четвереньки, это так трудно - стоять на ногах. Вы не догадываетесь, как это здорово стоять на четвереньках, поэтому вы мучаетесь на двух ногах. Мальчику дали имя. Все уже выбились из сил; он смог выучить и произнести перед смертью только одно слово: Рама. Он просто повторил свое имя. Через полтора года он умер. Ученые, наблюдавшие за экспериментом, заявили, что причиной его смерти стало это обучение. Он был просто детенышем дикого зверя.
Это показывает, насколько мы можем отравить жизнь ребенка, отправляя его в школу. Мы убиваем его радость, его непосредственность. Это - основная проблема школ. Мы передаем одному учителю класс из тридцати человек, тридцати диких зверенышей. Ему поставили задачу сделать их цивилизованными. Поэтому нет более скучной профессии, чем учительство. Нет человека, более утомленного, чем учитель. Его работа действительно сложна.
Но детей необходимо обучать, иначе они не смогут стать людьми. Они будут невинными без этого, но невинность сродни невежеству. Без знания человек невинен, но если он становится таковым после того, как получит знания, то зацветает цветок жизни.
Тренировать интеллект необходимо, но тогда будет необходима и трансцендентальность интеллекта. А как вы можете потерять то, что даже не имели?
Как вы сможете ощущать мир как Эйнштейн, но без его интеллекта? Это будет несравненное затишье, потому что оно наступает после шторма. Но ваш шторм еще не наступил. Отказ от дум после гигантских умственных усилий сродни полному выздоровлению после болезни. Подобный отказ - это большое блаженство, в том смысле, что предшествующая ему работа была величайшим напряжением.
Пройдите через скудность ума, чтобы почувствовать блаженство мудрости. Пройдите через страдания мира, чтобы высший экстаз, пробуждающий божественное состояние, стал вашим. Вам придется пройти через крайности, только так.
(Nowhere To Go But In, Chapter #9)

Пятимерное образование
До сих пор образование сводилось к следующему: все, что ты сейчас учишь, - неважно; а важен экзамен, который будет через год или два. Это делает будущее важным, важнее настоящего. Образование готово пожертвовать настоящим ради будущего. Это становится вашим стилем жизни, вы всегда жертвуете настоящим моментом ради будущего. Это порождает невероятную пустоту жизни.
В моей коммуне будет пятимерное образование.
Перед тем, как перейти к пятимерному образованию, необходимо сказать несколько слов. Во-первых, экзамен не должен быть частью обучения, вместо этого - каждодневный, ежечасный контроль учителя; их годовые оценки определят - переходить вам в следующий класс или еще остаться в этом.
Никто не сдает экзамены, никто не проваливается на них, просто кто-то быстрее думает, а кто-то больше ленится; неудача на экзамене оставляет глубокий след неполноценности, а успех порождает другую болезнь - превосходство.
Нет тех, кто стоит ниже; нет тех, кто стоит выше.
Каждый является самим собой, он уникален.
Итак, экзаменов не будет. Это устранит перспективу будущего в пользу настоящего. Решающим станет то, что вы делаете именно сейчас, а не пять вопросов в конце года. За это время вам предстоит пройти тысячи вопросов, и каждый из них будет решающим. Таким образом, образование станет независимым от итогов учебного года.
В прошлом учитель был очень важной фигурой, потому что он знал, что он сдал все экзамены, получил знания. Однако ситуация изменилась, и это одна из проблем: ситуация изменилась, а наше отношение к ней - нет. Сейчас наблюдается такой взрыв знания, такой гигантский, такой невероятный, такой быстрый, что написать большой научный труд сегодня невозможно: ко времени его опубликования вся информация устареет; новые факты, новые открытия сделают книгу устаревшей. Сегодня наука опирается не на книги, а на статьи и периодические издания.
Учитель получил образование тридцать лет назад. За тридцать лет все изменилось, а он продолжает повторять то, чему выучился. Он отстал от жизни и делает учеников такими же. Учителю нет места. Вместо учителей будут гиды, и нужно понять разницу: гид подскажет вам, где в библиотеке можно взять последнюю информацию по данному предмету.
Обучение не должно проходить по устаревшим схемам; телевидение с этим справится лучше, оно без проблем предоставит вам самую последнюю информацию. Учителю необходимо задействовать ваш слух, телевизор же напрямую задействует зрение, и эффект от этого гораздо выше, потому что восемьдесят процентов информации передается через глаза, а глаза - самая подвижная часть тела.
Если вы что-то видите, то нет смысла это запоминать; но если вы слышите что-нибудь, то запоминать придется. Почти девяносто восемь процентов обучения можно передать с помощью телевидения, а на вопросы студентов будет отвечать компьютер. Учитель станет всего лишь гидом, чтобы показать вам правильное направление, чтобы научить вас пользоваться компьютером, чтобы научить вас искать нужную книгу. Его функции будут совершенно другими. Он не будет делиться с вами знаниями, он сообщит вам о современном знании, самых последних достижениях науки. Он только гид.
Исходя из этого я делю образование на пять измерений. Первое - информативное, это история, география и много других предметов, где будут использоваться вместе телевидение и компьютер. Второй частью будет наука. Знания здесь тоже можно передать с помощью телевидения и компьютера, но здесь понадобится помощь гида, потому что эта часть сложнее.
В первую часть также попадают языки. Каждый человек в мире должен знать хотя бы два языка: родной и английский, в качестве средства международного общения. Телевизионными средствами их можно передать очень эффективно - акцент, грамматика, всему можно научить лучше, чем человек с этим справится.
Можно создать атмосферу мирового братства: язык соединяет народы и также разъединяет их. Сегодня нет международного языка.
Английский - самый распространенный язык, и людям надо отбросить предрассудки и взглянуть реальности в лицо. Немало попыток предпринималось для того, чтобы победить предрассудки - испанцы утверждают, что их язык нужно сделать международным, потому что на нем говорит больше людей, чем на любом другом. Чтобы преодолеть эти национальные распри создавались новые языки, эсперанто например. Но ни один искусственный язык не смог стать популярным. Есть нечто, что растет само, и его нельзя создать; язык - это результат тысячелетнего развития. Эсперанто выглядит очень искусственным, и все попытки сделать его средством общения провалились.
Абсолютно важно говорить на двух языках: на родном, потому что чувства и некоторые нюансы можно передать только на родном языке.
Один из моих профессоров, профессор философии, путешествовавший по многим странам, говорил, что в иностранном языке все можно передать, но когда дело доходит до драки или любви, то вы начинаете чувствовать, что вам не хватает искренности. Для чувств нужно использовать свой родной язык, который вы впитываете с молоком матери, который становится вашей плотью и кровью. Но этого недостаточно, это порождает маленькую группу людей, делая остальных чужими.
Для одного мира, одного человечества крайне необходим один международный язык. Поэтому каждый должен знать два языка. Этому научат на первом этапе.
Второй этап - это изучение научных дисциплин, что очень важно, потому что это - половина реальности, ее внешняя часть. Третьей ступенью будет то, что отсутствует сегодня в учебных планах, - искусство жизни. Люди полагают, что они знают, что такое любовь. Но они не знают... и к тому времени, когда они узнают, будет слишком поздно. Каждому ребенку нужно помочь переводить гнев, ненависть, зависть в любовь.
Важной частью третьей ступени является и чувство юмора. Наше так называемое образование делает людей печальными и серьезными. И если одна треть вашей жизни потрачена зря в университете, сделавшем вас печальным и серьезным, то ваша жизнь становится тусклой. Вы забываете язык смеха - а человек, забывший смех, многое теряет в жизни.
Итак, любовь, смех и знакомство с жизнью и ее чудесами, тайнами... нельзя не слышать пение птиц на деревьях. И деревья, и цветы, и звезды должны находить отзыв в вашем сердце. Восход и закат солнца не просто существуют вне вас, они должны быть частью вас самих. Основой третьей ступени должно стать поклонение жизни.
Люди злоупотребляют своим положением в природе.
Они продолжают убивать и поедать животных, называя это игрой; а если животное ест их, то они называют это бедствием. Странно... в игре все должны быть равны. У животных нет оружия, а у человека есть пушки или стрелы.
Нужно научить уважать жизнь, потому что жизнь - это Бог, и нет другого Бога, кроме самой жизни, радости, смеха, чувства юмора - танцующего духа, в общем.
На четвертом уровне стоит искусство и творчество: живопись, музыка, искусство гончарного дела, каменной кладки - все, что относится к творчеству. Необходимо ввести для учеников свободный выбор творческой деятельности. Лишь некоторые предметы должны быть обязательными: международный язык, умение зарабатывать на жизнь, творчество. Можно сделать выбор из широкого спектра видов искусств, так как пока человек не научится творить, он не сможет стать частью природы, находящейся в постоянном творческом процессе. Начиная творить, человек становится божественным; творчество - единственная молитва.
Пятый уровень - это искусство смерти. Здесь будет проводиться курс медитации, чтобы вы знали, что смерти нет, чтобы вы осознали вечную жизнь внутри себя. Это очень важно, так как всем придется умереть; никто не избежит смерти. Под большим зонтом медитации вы приобщитесь к дзэн, Дао, йоге, хасидизму, ко всем существующим техникам, которые игнорировало образование. Здесь вы должны пройти курс боевого искусства: айкидо, джиу-джитсу, дзюдо - искусства самообороны без оружия, и не только самообороны, но одновременно и медитации.
В новой коммуне будет полное образование, целостное образование. Все значимое должно стать обязательным к изучению, а все не очень значимое должно стать факультативным. У ученика должен быть широкий выбор. После изучения базовых дисциплин можно приступить к тому, от чего вы получаете удовольствие: музыка, танцы, живопись; нужно идти вглубь себя, стремиться познать себя. И всему этому можно научиться легко, без принуждения.
Я сам был профессором и ушел из университета со словами: это не образование, это невообразимая глупость; здесь ничему значительному не учат.
Но такое поверхностное образование преобладает во всем мире: от Советского Союза до США. Никто не занимался разработкой более целостного образования. В этом смысле почти все необразованны; и даже ученые с большим именем необразованны в большинстве сфер жизни. Одни необразованны больше, другие меньше, но все необразованны. Найти образованного человека просто невозможно, потому что целостного образования нет нигде.
(The Golden Future, Chapter #23)


Получается так, что то, что называется образованием, почти противоречит медитации. Так быть не должно, но так есть. Первоначальное слово "образование" не противоречило медитации. Образовывать означает вытягивать из ученика его внутренний мир. Индивидуум должен распускаться как цветок - вот в чем первоначальное предназначение образования.
Этим же занимается и медитация: вы должны распуститься как цветок. Вам неведомо, кем вы станете, каким именно цветком, какого цвета и запаха. Вы движетесь в неизведанное. Вы просто доверяетесь энергии жизни. Она породила вас, она - ваша основа, ваше сущее. Вы доверяете ему. Вы осознаете, что вы - дитя Вселенной, и если эта Вселенная породила вас, то она и позаботится о вас.
Когда вы доверяете себе, вы доверяете и всей Вселенной. Вселенная прекрасна. Только взгляните... сколько цветов; разве можно этому не доверять. Такая потрясающая красота вокруг; можно ли ей не доверять? Такая грация, такое великолепие от пылинки до звезд; такая симметрия, гармония; как можно этому не доверять?
Басё говорил, что если эта Вселенная дает жизнь цветам, то он ей верит. Верно? Это достаточно логично, сильный аргумент: "Если эта Вселенная дает жизнь многим прекрасным цветам, если существует роза, то я доверяю ей. Если лотос существует, то я доверяю ей".
Образование - это вера в себя и во Вселенную, когда глубинное выходит на поверхность. Но никто о вас не беспокоится. Общество заботится о своих собственных идеях, идеологиях, предрассудках, технологиях; насилие над вами продолжается. Вас рассматривают как пустое место, а его необходимо заставить мебелью. Сегодняшнее образование или то, что называют образованием, просто пичкает вас знаниями, потому что эти знания можно использовать. Никто не заботится о вас, никто не думает о вашей судьбе. Им нужно больше врачей, инженеров, генералов, сантехников, электриков. Они им нужны; и они заставляют вас становиться сантехником, или врачом, или инженером.
Я не хочу сказать, что плохо быть инженером или врачом, но плохо, если это навязывается извне. Врач по призванию демонстрирует чудеса исцеления. Он - врожденный целитель. Он будет врачом с большой буквы, его прикосновение уже исцеляет. Он рожден для этого.
Но когда профессию навязывают, потому что необходимо выживать, зарабатывать себе на жизнь, то приходится соглашаться. Человек ломается под этим весом. Человек страдает, мучается и однажды умирает. В этой жизни никогда не было праздника. Конечно, он оставит много денег своим детям, чтобы они, в свою очередь, стали врачами, учились в том же университете, который погубил его. А его дети поступят так со своими детьми, и так это продолжается из поколения в поколение. Нет, я не могу назвать это образованием. Это преступление. И то, что несмотря на это в мире иногда появляется Будда, - настоящее чудо. Это - чудо. Просто невероятно, как кому-то удается избежать этого: это путь к смерти, так устроено образование. Маленькие дети попадают в эти сети, не ведая, куда это их приведет и что будет с ними. К тому времени, когда они осознают это, они уже будут совершенно испорченными и погубленными. К тому времени, когда они задумаются над своей жизнью, они уже будут практически неспособными сделать шаг в другую сторону.
Когда вам двадцать пять или тридцать, половина жизни позади. Изменения теперь кажутся слишком рискованными. Вы стали врачом и успешно практикуете; но вдруг, в один прекрасный день вы осознаете, что это вовсе не ваше призвание. Это не для вас - но что же теперь делать? Остается притворяться врачом. А если врач несчастлив оттого, что он врач, он не поможет ни одному пациенту. Он может лечить пациента, прописывать лекарства, но он не сможет исцелять. Настоящий врач - врач от Бога... у каждого есть божье предназначение. Можно об этом даже не знать. Кто-то рождается поэтом; поэтом не становятся. Нельзя поэтов поставить на поток. Кто-то рождается художником. Нельзя художников поставить на поток.
Но все в мире смешалось: художник лечит людей, а врач пишет картины. То же и с политиком: он мог бы быть хорошим сантехником, но он стал премьер-министром или президентом. А тот, кто мог бы быть премьер-министром, - сантехник.
Вот почему в мире так много хаоса: каждый не на своем месте, делает не то, что ему следовало бы. Истинное образование ведет прямо к медитации. Ложное образование - барьер на пути к медитации, так как оно обучает вас тому, для чего вы не годитесь. До тех пор, пока вы не найдете своего призвания, вы не сможете быть здоровым и целостным. Вы обречены на страдание.
Часто образованный человек, заинтересованный в медитации, забывает то, чему его учили. Ему нужно вернуться в детство и начинать оттуда, с алфавита. Вот почему я настаиваю на таких медитационных техниках, которые возвращают вас в детство. Когда вы танцуете, вы больше похожи на ребенка, чем на взрослого.
Люди, добившиеся положения в обществе, попадают в трясину, так как они не могут ничего делать, они не могут рисковать своим положением. Они боятся. Они несчастны, они не знают, что такое блаженство, они даже точно не знают, что значит быть живым, но они почитаемы. Итак, они срастаются со своим положением, а затем умирают. Они никогда не живут; они умирают прежде, чем начнут жить. Многие умерли, не познав жизни.
Мои медитации возвращают вас назад к жизни, когда у вас еще не было положения в обществе, когда вы могли совершать необдуманные поступки, когда вы были невинными, не испорченными обществом, когда вы еще не изучили хитрости мира, когда вы были из другого мира, из никакого мира. Я хотел бы вас вернуть в то время, чтобы вы оттуда начали опять. Это ваша жизнь. Положение в обществе или деньги - мыльные пузыри, это не настоящие ценности. Не обманывайтесь.
Ни деньги, ни власть, ни престиж в рот не положишь. Это просто игра - бессмысленная, глупая, скучная игра. Если вы достаточно разумны, то вы поймете, что вам нужно просто жить и не заботиться ни о чем другом. Все другие доводы беспочвенны: это ваша жизнь. Ее нужно прожить по-настоящему, с любовью, страстью и состраданием, энергично. Станьте блаженной волной прилива. Делайте все, что для этого нужно.
Необходимо будет переучиваться. Это значит, что нужно уйти с ложного пути, к которому вас принудило, соблазнило общество. Живите, как вам хочется, станьте себе хозяином. В этом предназначение санньясы.
Настоящий санньясин не прислушивается к чужому мнению, а живет так, как хочет. Я не хочу сказать, чтобы вы стали безответственными. Когда вы живете с ответственностью, то вы не только заботитесь о себе, но также заботитесь и о других, но совершенно по-другому.
Сейчас вам нужно будет постараться не вмешиваться в чужую жизнь, вот что такое ответственность. Вы не разрешаете другим вмешиваться в вашу жизнь, но и сами следите за тем, чтобы не вмешиваться в чужую. Вы не допускаете, чтобы кто-то руководил вашей жизнью, вы не хотите, чтобы ваша жизнь стала путешествием с гидом. Путешествие с гидом - это совсем не путешествие. Вы сами хотите найти дорогу. Вы хотите брести в лесу без карты, вам тоже хочется быть первооткрывателем, вам тоже хочется найти белые пятна.
Имея карту, вы придете только туда, куда уже многие приходили до вас. Это место не новое, не оригинальное, не девственное. Оно уже отравлено, изгажено. Многие приезжали сюда и даже составили карту.
В детстве, в храме, куда часто ходили мои родители, меня удивили карты рая, ада и мокши. Однажды я сказал отцу:
- Если есть карта мокши, то мне это не интересно.
- Почему?
- Если есть карта, то там делать нечего. Там уже побывали многие, даже картографы. Все измерили, обследовали, проставили таблички и ярлыки. Это кажется просто продолжением старого мира. В этом нет ничего нового. Я бы хотел попасть в мир, где нет карт. Хочу быть первооткрывателем.
С тех пор я перестал ходить в храм.
- Почему ты не ходишь в храм? - спросит меня отец.
- Уберите карты. Я терпеть их не могу. Они оскорбительны. Только подумай: даже мокшу можно измерить. Тогда нет ничего неизмеримого!
Все Будды говорили о том, что истина неизмерима; все Будды говорили о том, что истина не только неизвестна, но и непостижима. Это неизведанное море, вы берете маленькую лодку и отравляетесь в неизведанное море. Вы пускаетесь в приключение. Это рискованно, это опасно. Но в риске и опасности душа расцветает, становится целостной.
Если образование истинно, то оно будет лишь частью медитации, медитация будет ее последней точкой. Если образование истинно, то университеты не будут выступать против Вселенной. Они станут тренировочной базой, трамплином во Вселенную. Если образование истинно, то оно будет беспокоиться о вашем блаженстве, счастье, музыке, любви, поэзии, танце. Оно научит вас раскрывать внутренние резервы. Оно научит вас выйти за пределы бытия, распускаться как цветок, расти, расширяться.
Образование религиозно, если оно учит вас принимать себя такими, какие вы есть, жить свою жизнь, стать проявлением Вселенной вашим неповторимым путем, уникальным образом.
(The Discipline of Transcendence, Vol. 4, Chapter #6)


Прислушиваясь к птицам я вспомнил... Прямо за окнами нашего колледжа были прекрасные деревья манго. На них свили свои гнезда кукушки. Когда поет кукушка, то нет слаще звука.
Я обычно сидел у окна, смотрел на птиц, на деревья, что выводило из себя моих учителей. Мне говорили:
- Смотри на доску.
- Это моя жизнь, и я имею право смотреть туда, куда мне хочется. На улице так хорошо: поют птицы, цветы, деревья, солнце, пробивающееся через кроны деревьев, разве может с этим сравниться ваша доска?
Учитель очень разозлился и сказал мне:
- Тогда иди во двор и стой там, пока не будешь готов посмотреть на доску, потому что я обучаю тебя математике, а ты смотришь на деревья и птиц.
- Вы мне делаете большой подарок вместо наказания.
Я попрощался с ним.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Я никогда не вернусь, я буду ежедневно стоять за окном.
- Ты, должно быть, сошел с ума. Я сообщу твоему отцу, твоей семье, что они зря тратят деньги на тебя, а ты стоишь во дворе школы.
- Вы можете поступить как вам угодно. Я знаю, как договориться с моим отцом. А он прекрасно знает, что если я принял решение, то я останусь во дворе и ничто не повлияет на мое решение.
Директор видел меня стоящим за окном, когда он делал обход. Он не мог понять, чем я там занимаюсь ежедневно. На третий или четвертый день он подошел ко мне и спросил:
- Что ты тут делаешь? Зачем ты все время здесь стоишь?
- Меня наградили.
- Наградили? За что?
- А вы просто станьте рядом и послушайте пение птиц. И красоту деревьев... Что же мне смотреть на доску и этого глупца?.. Ведь только глупцы становятся учителями; они не могут найти другой работы. В большинство случаев это третьесортные выпускники. Поэтому я не хочу смотреть ни на учителя, ни на доску. А что касается математики, не беспокойтесь - я справлюсь. Но я не могу упустить такую красоту.
Он постоял со мной и сказал:
- Конечно, это прекрасно. Двадцать лет я директор этой школы, но я никогда сюда не приходил. Согласен, что это награда. А что касается математики, то я доктор математических наук. Ты можешь приходить в мой дом, когда захочешь, и я научу тебя математике, но ты продолжай стоять здесь.
Таким образом, я заполучил лучшего учителя, директора школы, который был лучшим математиком. А мой учитель математики был весьма удивлен. Он думал, что я быстро устану, но прошел месяц. Тогда он вышел и сказал:
- Извини, мне трудно видеть, что я заставил тебя там стоять. А ты не сделал ничего дурного. Ты можешь зайти и смотреть куда захочешь.
- Теперь уже слишком поздно.
- То есть?
- Мне нравится быть во дворе. Когда сидишь за окном, то видно только очень маленькую часть деревьев и птиц; а здесь взору открываются тысячи манговых деревьев. Что касается математики, то меня учит сам директор; я хожу к нему каждый вечер.
- Что?
- Да, потому что он согласен, что это - награда.
Он пошел прямиком к директору и сказал:
- Это нехорошо. Я наказал его, а вы поощряете его.
Директор ответил:
- Забудьте о наказаниях и поощрениях вам бы тоже не помешало иногда постоять за окном. Сейчас мне некогда; раньше мне было скучно делать обходы, а сейчас я спешу. Спешу на обход, чтобы постоять с тем учеником и посмотреть на деревья.
- Впервые в жизни слышу, что есть что-то интереснее математики: голоса птиц, цветы, зеленые деревья, солнечные лучи, пробивающиеся сквозь кроны деревьев, пение ветра в ветках деревьев. Иногда вам не мешало бы выходить и присоединяться к нему.
Учитель вернулся огорченным и сказал:
- Директор рассказал мне обо всем, так что же мне делать? Что, мне весь класс вывести?
- Это было бы здорово. Мы можем сидеть под этими деревьями, а вы будете учить нас своей математике. Но я не собираюсь возвращаться в класс, даже если вы поставите мне неуд, но этого вы не сделаете, потому что теперь я знаю математику лучше, чем любой ученик из класса. И у меня лучший учитель. Вы третьесортный бакалавр наук, а он первоклассный доктор математических наук, золотой медалист.
Несколько дней он думал над этим, и однажды утром я увидел целый класс под деревьями. Я сказал:
- Ваше сердце все еще живо; математика не погубила его.
(The Razor's Edge, Chapter #8)


Следует ли нам отказаться от всех наших представлений о религии? Что вы скажете о религиозном воспитании?

Каждого ребенка воспитывают и обращают в какую-нибудь религию.
Это одно из величайших преступлений против человечества. Нет преступления тяжелее, чем пичкать ум невинного ребенка идеями, которые помешают ему познавать жизнь.
Для того чтобы что-нибудь открыть, необходимо иметь незатуманенный разум. Будучи мусульманином, христианином, индуистом, вы не сможете познать религию, нет. Наоборот, это только помешает вам.
До сегодняшнего дня каждое общество подвергало идеологической обработке каждого ребенка. Ребенку дают ответы еще до того, как он начнет задавать вопросы. Вы видите всю глупость этого?
Ребенок еще не задал вопрос, а вы уже даете ему ответ. На самом деле вы убиваете любую возможность появления вопроса. Вы наполнили его разум ответами. А если у него нет своего собственного вопроса, то как у него может быть собственный ответ? У него самого должно быть стремление спросить. Его нельзя взять взаймы или унаследовать.
Но эта глупость тянется веками. Священнику интересно, политику интересно, родителям интересно сделать из вас кого-нибудь еще до того, как вы сами обнаружите, кто же вы есть такой. Они опасаются того, что если вы сами обнаружите свою сущность, то вы станете бунтарем, можете стать угрозой неким интересам. Вы станете индивидуумом, живущим своим умом, а не по подсказке.
Они так напуганы тем, что ребенок начнет задавать вопросы, интересоваться, что начинают вдалбливать в его ум всякую ерунду. Ребенок беззащитен. Естественно, он верит в мать, отца и в священника, в которого верят и отец, и мать. Великое сомнение еще не поселилось в его разуме.
Сомнение - это одна из величайших вещей в жизни, потому что без сомнений вы не сможете сделать открытие.
Вам нужно заточить лезвие сомнений, чтобы вы могли разрезать все слои чепухи и задавать такие вопросы, на которые никто не ответит. Ответы на них вы найдете только с помощью своего поиска, любознательности.
На религиозный вопрос вам никто другой не ответит. Никто не сможет любить от вашего имени. Никто не сможет жить от вашего имени.
Вам придется жить свою жизнь, и вам придется самому искать ответы на фундаментальные вопросы. Пока вы не познаете себя, у вас не будет ни радости, ни экстаза.
Если вам дают готового Бога, то он вам совершенно не нужен, в нем нет ничего стоящего. Однако так все и происходит.
То, что вы называете религиозными идеями, на самом деле таковыми не являются; это - передававшиеся веками предрассудки. Они настолько стары, что их возраст уже является доказательством их истинности.
Разве нельзя ему проявить сомнение а может, эти все люди ошибаются? И не только эти люди. Их родители, и родители родителей верили в эти истины на протяжении тысяч лет. Все они не могут ошибаться. "И я, маленький ребенок, выступаю против всего человечества..." Он не может набраться храбрости. Он начинает подавлять любые ростки сомнений. И все ему в этом помогают, потому что "Сомнения от лукавого. Сомнение - это большой, величайший грех. Вера - это достоинство. Верь, и ты познаешь; подвергай сомнению, и ничего не найдешь".
Истина как раз в обратном. Верь, и ты никогда ничего не найдешь, а что бы ты ни нашел - это будет проекция твоей веры, а не истина.
Какое дело истине до вашей веры?
Сомневайтесь, все подвергайте сомнению, потому что сомнение - это очистительный процесс. Оно освобождает ваш ум от всякого мусора.
Вы опять станете невинным, ребенком, которого испортили родители, священники, политики, педагоги. Необходимо вновь обрести детство. Нужно начать с этого.
Я родился в семье джайнов. В джайнизме в Бога не верят, там нет Бога как творца. Так как в джайнизме детям не внушают идею о Боге, то ни один джайнский ребенок или старик не спросит: "Кто создал мир?" Им уже с самого начала объяснили, что мир существует от вечности к вечности; нет никакого создателя, и в этом нет необходимости. Поэтому вопрос не возникает.
Буддист никогда не задаст вопрос: "Кто такой Бог, где он?" Потому что буддист не верит в Бога, потому что ему так объяснили. Когда вы спрашиваете о Боге, то полагаете, что это ваш вопрос. Это не так. Вы выросли в семье индуиста, христианина, иудея, и вам уже втолковали о существовании Бога. Вам уже рассказали о нем, о том, как он выглядит. Они постарались сделать так, чтобы вы боялись сомневаться.
Маленький, крошечный ребенок боится попасть в вечный ад, где живого бросают в адский огонь. Там он будет гореть, не умрет. Естественно, если сомнение может привести к такому финалу, то лучше от него отказаться. Ему подсказывают, что вера, простая вера сделает его жизнь радостной. Верьте - и вы на стороне Бога; сомневайтесь - и вы на стороне дьявола.
Ребенку приходится верить в то дерьмо, которое вы ему подсовываете.
Он испуган. Ему страшно одному оставаться ночью в доме, а вы говорите о вечном аде: "Ты все больше погружайся во мрак, которому нет конца, и ты не сможешь выбраться оттуда". Естественно, ребенок цепенеет от страха при мысли о возможных сомнениях; ему нет смысла рисковать и не верить взрослым. А верить очень просто. От вас ничего не требуется - просто верьте в Бога Отца, Сына и Святого Духа... просто верьте, что Иисус - сын Божий, мессия... что он пришел спасти человечество... и вас он тоже спасет.
Почему бы не спастись так дешево? Много от вас не просят. Просто верьте, и все у вас будет хорошо.
Зачем же вам выбирать сомнения? Вам, естественно, нужно выбрать веру. И это происходит в совсем малом возрасте, а затем вы вырастаете, и происходит такое накопление веры, обусловленности, идей и философии, что уже становится очень тяжело вспомнить, что когда-то вы были полны сомнений. Сомнения были уничтожены, смяты. Когда-то вам было нелегко поверить, но вас убедили. Перед вами выставили всяческие награды.
Малыша можно убедить, дав ему игрушку - и вы дали ему весь рай.
Если вам удалось заставить ребенка поверить, то вы чуда не совершили. Это очень простая эксплуатация.
Возможно, вы делаете неосознанно, вы ведь сами прошли через все это.
Закрыв двери сомнениям, вы закрыли двери разуму, размышлению, вопрошанию, исследованию. Вы перестали быть человеком.
Закрыв двери сомнениям, вы превратились в зомби, загипнотизированное, обусловленное существо, из-за страха и жадности поверившее в то, во что не поверит даже ребенок, если все это ему красиво не преподнести.
Как только вы перестаете сомневаться и думать, вы начинаете верить всему подряд. Тогда нет необходимости в вопросе.
Настоящее путешествие к истине начинается только из наивного детства. Только так можно познать религию.
(From Unconsciousness to Consciousness, Chapter #13)


Маленький мальчик так подытожил информацию, полученную на воскресном религиозном уроке:
- Там были евреи, которые вырвались из тюремного лагеря в Египте. Они бежали и бежали, пока не увидели широкое озеро. Тюремщики стали их настигать, поэтому они прыгнули в воду и поплыли к лодкам, которые ожидали их. Охранники забрались в подводную лодку и хотели потопить лодки, но евреи сбросили глубинные мины, потопили все лодки и спокойно добрались до другого берега. Все обращались к адмиралу по имени - Моисей.
Отец спросил его:
- Сынок, ты уверен, что так рассказал вам учитель?
- Папа, если ты мне не веришь, то ты бы никогда не поверил нашему учителю.

Рассказывая детям глупые истории, вы не помогаете стать им религиозными; наоборот, вы помогаете им стать антирелигиозными. Когда они вырастут, они узнают, что все эти религиозные доктрины оказались сказками.
Ваш Бог, ваш Иисус Христос - все превратятся в Деда Мороза, когда ребенок вырастет; станет ясно, что этот обман, эти притчи были нужны только для того, чтобы занять ребенка. А когда дети разберутся, что то, что они воспринимали как абсолютную правду, оказалось ложью, то в них погибнет что-то очень ценное. Они никогда больше не заинтересуются религией.
Я обратил внимание, что мир становится все более антирелигиозным из-за религиозного воспитания.
Что вы помните из того, чему вас учили? Никто не помнит, все выброшено на свалку.
Можете продолжать учить... никто вас не слушает. Дети беззащитны, им говорят идти в воскресную школу, они идут. Им говорят слушать, они слушают, хотя на самом деле отсутствуют. Позже они скажут, что знали о том, что это была чепуха. Скажите ребенку о том, что Бог создал мир за четыре тысячи четыре года до Иисуса Христа, и ребенок улыбнется. Ребенок знает, что: "Либо вы обманываете меня, либо сами ничего не знаете".
Мир существовал миллионы лет. По сути дела, начала никогда и не было. Бог на самом деле ничего не создавал, Бог - это творчество. Сказать ребенку, что Бог закончил сотворение мира за шесть дней, а на седьмой день он устал и решил отдохнуть, означает, что с тех пор ему не было до нас никакого дела.

Человек пришел к портному и спросил:
- Когда будет закончен мой костюм? Вы меня уже шесть недель уговариваете: "Подойдите завтра, подойдите завтра". А знаете ли вы, что Бог сотворил мир всего лишь за шесть дней? А вы за шесть недель не можете пошить мне костюм.

И вы знаете, что ответил портной? Он сказал:

- Да, я знаю, но посмотрите на мир и посмотрите на мой костюм - и вы увидите разницу. В мире царит беспорядок. Вот что происходит, когда вы что-то делаете за шесть дней.
(The fish in the sea is not thirsty, Chapter #1)


Когда Эйзенберги переехали в Рим, маленький Хаим пришел из школы весь в слезах. Он объяснил матери, что воспитательницы приставали к нему со своими католическими вопросами, а откуда ему, маленькому еврейскому мальчику, знать ответы. Сердце миссис Эйзенберг растаяло от материнской симпатии. Она сказала:
- Хаим, я вышью тебе ответы на внутренней стороне рубашки, а когда к тебе начнут приставать, ты просто посмотри туда и прочти.
- Спасибо, мама,- ответил Хаим. И он не моргнув глазом ответил на вопрос Сестры Мишель, о том, кто была самая знаменитая дева:
- Мэри.
- Очень хорошо. А кто был ее мужем?
- Иосиф.
- Я вижу, ты готовился. А ну, сможешь ли ты сказать, кто был их сыном?
- Конечно. Кельвин Кляйн.

Маленький Эрни очень устал от длинной церковной проповеди. Он громко шепнул матери:
- А он нас отпустит, если мы ему дадим денег?
(The Golden Future, Chapter #2)


Как научить детей нравственности и религиозности?

Источником религиозности и морали является разум, и дети разумнее вас. Вместо того, чтобы учить их, вам необходимо самим у них поучиться. Отбрось эту глупую идею о том, что их надо учить. Посмотрите на них, на их естественность, спонтанность, осознанность; посмотрите, как они радуются жизни, как они веселы, как полны благоговения и удивления.
Религиозность появляется в удивлении и благоговении. Если вы можете удивляться и чувствовать благоговение, то вы религиозны. Не читая Библию, Гиту или Коран, а ощущая благоговение. Чувствуете ли вы танец своего сердца, когда смотрите на небо, полное звезд? Вы чувствуете, как в вас рождается песня? Вы чувствуете единение со звездами? Тогда вы религиозны. Вы нерелигиозны, если ходите в церковь или храм и повторяете заученные молитвы, имеющие отношение не к вашему сердцу, а только к уму.
Религия - это любовное приключение, любовь с сущим. И дети вовлечены в нее. Вам нужно лишь одно - не губить их. Помогайте им сохранить способность к удивлению, помогайте им оставаться искренними, естественными, разумными. Но вы губите их. Этого вы и хотите, спрашивая: "Как можно научить...?"
Религии не обучают, ее хватают. Вы религиозны? Вибрирует ли возле вас религия? Тогда бы вы не задавали этот глупый вопрос. Тогда дети научились бы ей, просто находясь рядом с вами. Если они увидят, что вы со слезами наблюдаете за закатом солнца, то они обязательно отреагируют, они погрузятся в тишину. Вам не нужно говорить им замолчать; они увидят слезы и поймут язык.
Понаблюдайте за разумностью детей. И когда вы обнаруживаете ее, радуйтесь, помогайте им и скажите: "Продолжайте в том же духе".

Отец раскритиковал проповедь, мать считала, что органист допустил много ошибок. Сестре не понравилось пение хора. Но они все изменили свое мнение, когда младший сын заметил: "Все-таки, это было неплохое шоу за двадцать пенсов".

Владелец птицефермы, воспитывая своего сына, преподнес ему урок:
- Видишь, сынок? Плохих цыплят съела лиса.
- А! - ответил сын. - Если бы они были хорошими, их бы съели мы!

Двое шестилеток рассматривали полотно абстракциониста в сувенирном магазине. Увидев на нем кляксу, один из них сказал: "Бежим! А то еще скажут, что это мы!"

Отец вернулся с работы домой, а на крыльце - его маленький сын, чем-то опечаленный.
- Что стряслось? - спросил отец.
- Только между нами, - ответил малыш, - я просто не выношу твоей жены.

Отец впервые повел своего маленького сына в оперу. Дирижер начал жестикулировать палочкой, и певица начала свою арию сопрано. Наконец мальчик спросил:
- Зачем он бьет тетю своей палочкой?
- Он никого не бьет, он просто жестикулирует.
- Тогда почему она орет?

Просто понаблюдайте немного за маленькими детьми; и вы увидите их разумность.

Джонни только что вернулся домой после первого учебного дня в школе.
- Дорогой, - спросила мать, - чему тебя научили?
- Немногому. Мне придется идти опять.

Когда вы понаблюдаете за маленькими детьми, вы увидите, что они изобретательны, разумны, постоянно стремятся к неизведанному, любопытны, любознательны, и вы поймете, что вам нечему их учить.
Помогите им разобраться и найти свою религию.
Мы не допускаем детей к выборам; чтобы выразить свое мнение, им нужно дождаться двадцати одного года, тогда, по-нашему, им можно воспользоваться правом голоса. А что касается религии, то дети могут выражать свое мнение уже в четыре или пять лет! Вы думаете, религиозное образование уступает политическому? Вы думаете, принадлежность к политической партии требует больше зрелости и ума, чем принадлежность к религии? Если двадцать один год - возраст политической зрелости, то для религиозной зрелости нужно достичь как минимум сорока двух лет. До этого возраста нельзя выбирать религию. Задавайте вопросы, ищите, исследуйте, исследуйте повсеместно, во всех направлениях.
Если вы сами определились с религией, то для вас она важна; а когда вам ее навязывают, то это рабство. Если вы выбираете религию сами, то вы ей преданы и увлечены.
Нравственность - это побочный продукт религии. Когда человек ощущает свою религию сердцем и появляется связь и единение с Вселенной, то он становится нравственным. Это не относится к заповедям, запретам и позволениям, это вопрос любви и сострадания.
Когда вы погружаетесь в тишину, то появляется глубокое сострадание ко всему живому, и благодаря этому человек становится нравственным. Человек не может быть жестоким, убивать, разрушать. Когда вы погружаетесь в божественную тишину, вы становитесь благословением для всех вокруг. Это становление и есть истинная нравственность.
Нравственность не имеет ничего общего с так называемыми моральными принципами. Эти так называемые моральные принципы только порождают лицемерие: они формируют псевдолюдей, раздвоенные личности. Появилось шизофреническое общество из-за тысяч священников, так называемых святых и махатм, и их бесконечных поучений: "Делай это, не делай это". Они не пробуждают ваше сознание и не помогают отделить лживое от истинного. Вам не открывают глаза, а просто дают указание.
Я стремлюсь помочь вам открыть глаза - раскрыть их, снять с них пелену, чтобы вы сами увидели истину. А когда вы увидите истину, вы привяжетесь к ней, вы не сможете поступать иначе. Когда вы осознаете ложь, то вы не сможете обманывать. Это невозможно.
Религия вносит ясность, а ясность трансформирует ваш характер.
(Zen: The Special Transmission, Chapter #6)


Вы часто говорите не судить себя и других. Я учитель, и обязан судить студентов. Как же мне выполнять свои обязанности? Помогите.

Когда я говорю: "Не судите", то я не имею в виду, что вам, как учителю, нельзя сказать студенту: "Ваш ответ неправильный".
Дело не в осуждении личности, а определенного поступка. И я не говорю, что нельзя осуждать поступок, - это совсем другое.
Например, если кто-то что-то украл, то вы можете осуждать воровство как плохой поступок. Но не судите личность. Потому что человек - это великое проявление Бога, а проступок - это мелочь. Проступок настолько мелочен... нельзя по нему судить в целом о человеке. Вор может обладать многими прекрасными качествами; он может быть правдивым, искренним и очень любящим.
Чаще всего происходит обратное: люди берутся осуждать человека, а не его проступок. Поступки нужно исправлять, особенно вам, как учителю; вы не можете позволять студентам совершать неблаговидные поступки. Это было бы жестоко.
Но не исправляйте их в соответствии с традициями, условностями, с так называемой моралью, предрассудками. Когда бы вы ни исправляли кого-то, будьте медитативны, наполнитесь тишиной; со всех сторон посмотрите на происшедшее. Возможно, они поступают правильно, а ваш запрет ошибочен.
Итак, когда я говорю: "Не судите", - я просто имею в виду, что никакой поступок не дает вам право осуждать человека. Если это проступок, то помогите человеку - выясните причину этого проступка, но ни в коем случае не судите. Не умаляйте достоинство человека, не унижайте его, не заставляйте его испытывать вину - вот что я подразумеваю под словами "Не судите".
Что касается наставления на путь истинный, то помогать нужно осознанно, освободившись от предрассудков. Если вы видите, что зло навредит человеку или приведет его на ложный путь, помогите ему.
Работа учителя заключается не только в том, чтобы обучать бесполезным вещам - географии, истории и другой чепухе. Главное его предназначение - развить у студентов более глубокое, более высокое сознание. Любовь и сострадание должны быть единственным критерием оценки поступка.
Никогда, ни на одну секунду не дайте человеку почувствовать себя осужденным. Наоборот, пусть он почувствует вашу любовь и что именно благодаря вашей любви вы старались помочь ему.

В больнице больной приходит в себя после анестезии.
- У меня для вас две новости: хорошая и плохая. С какой начать? - спрашивает его врач.
- А-а-а, - простонал больной, - давайте плохую.
- Нам пришлось ампутировать вам обе ноги выше колен.
- А-а-а, - очнувшись от шока, снова простонал больной.
- А хорошая?
- Больной на соседней койке хочет купить ваши тапки!

Не будьте серьезными! Не думайте, что учительство - это очень серьезная работа. Смотрите на жизнь как на игру... жизнь полна веселья! Нечего судить - каждый делает все, что может. Если кто-то вызывает в вас беспокойство, то это ваша проблема, а не его. Измените, прежде всего, себя.
(The Invitation, Chapter #25)


Я - воспитатель детского сада, я обучаю детей четырех и пяти лет.

Быть с детьми - самое прекрасное в жизни. Но этому необходимо учиться, чтобы жизнь не превратилась в кошмар. Детей нужно любить, иначе вам это быстро надоест. Это может свести с ума, привести к нервному истощению, ведь дети - такие шумные, дикие, бескультурные... животные; они любого сведут с ума. Одного ребенка достаточно, чтобы сойти с ума, а если детей много, целый класс, то с ними действительно нелегко. Но если вас переполняет любовь, то это великое дело.
Итак, не просто учите детей, учитесь у детей, потому что в них еще есть то, что вы давно потеряли. Рано или поздно они тоже лишатся этого. Но пока есть шанс, учитесь у них. Они все еще спонтанны, все еще бесстрашны. Они невинны. Но они быстро теряют эти качества. С ростом цивилизации детство заканчивается. Раньше этот конец приходился на возраст четырнадцать-шестнадцать лет. Сегодня даже семилетнего уже трудно назвать ребенком. Он быстро взрослеет. Зрелость наступает теперь значительно быстрее, так как обществу известны более изощренные методы подчинения условностям и своей структуре.
Итак, очень здорово с детьми четырех-пяти лет самому стать четырех-, пятилетним. Не воображайте себя знающими, а детей - невежественными. Прислушайтесь - они кое-что знают. Их знания интуитивны. Детей не назовешь осведомленными, но у них есть видение, ясное ведение. У них ясные глаза и живые сердца. Они еще чисты. Яд еще не коснулся их. Они сохраняют естественность.
Поэтому не нужно мудрствовать с маленькими детьми. Будьте не учителем, а другом. Относитесь к ним дружески и прислушивайтесь к проявлениям невинности, спонтанности, разумности. Это вам сильно поможет, и ваша медитация станет более глубокой.
(The Passion for the Impossible, Chapter #1)


Вам нужно окружить их заботой, чтобы помочь им сделать их работу лучше. Просто помогайте им выполнить ее лучше. И это уже не игра, не игра с амбициями.
Нет, мы не стараемся сделать их в жизни очень властными, знаменитыми, богатыми и тому подобное. Нам, прежде всего, нужно помочь им быть живыми, естественными, любящими, а жизнь дальше обо всем позаботится. Я не имею в виду, что им нужно отдыхать, а не бороться. А в образовании помогайте им стать более творческими; пусть будут инициативными. И не навязывайте свои критерии.
Когда ребенок рисует, не нужно вставлять свои взрослые замечания: мол, это совсем не Пикассо. Уже достаточно того, что ребенок рисуя, был полностью поглощен процессом. Рисовать - это так здорово! Объективные оценки здесь ни к чему - это может быть какая-то мазня, просто разлиты краски, все перемешано... Но так и должно быть, потому что ребенок есть ребенок, и он по-другому видит мир.
Например, рисуя лицо человека, ребенок видит совсем по-другому. Он рисует очень большие глаза и очень маленький нос. Он может не нарисовать уши - он никогда на них не смотрел - но глаза для него имеют большую важность. Ребенок нарисует мужчину с головой, руками, ногами, но без туловища: так он видит. В отличие от взрослого ребенок видит в мужчине только руки, нога и голову.
Итак, вопрос не в том, чтобы давать оценку рисунку. Оценивать вообще ничего не следует. Ребенку нет нужды знать, хорошо это или плохо. Если ребенок поглощен процессом рисования, то этого уже достаточно. Он в глубокой медитации, он полностью слился с действием... он растворился в нем! Рисунок хорош, потому что художник растворился в нем. Помогите ребенку полностью раствориться, и в дальнейшем, рисуя, он всегда будет поглощен. Если вы заставляете его рисовать, то он не сможет погрузиться в медитацию. Итак, что бы дети ни делали, разрешайте им, просто помогайте им. Есть много способов помочь. Можно подсказать, как смешивать краски, закрепить полотно, пользоваться кистью. Будьте помощником, а не руководителем.
Так же, как садовник помогает дереву... Вы не заставите дерево расти быстрее, природу нельзя форсировать. Можно только сажать семена, поливать, вносить удобрения и ждать! Дерево вырастет само, а вы оберегайте, чтоб никто его не повредил. В этом задача учителя: он должен быть садовником. Ему не нужно взращивать ребенка; ребенок вырастет сам - об этом позаботится природа.
Вот что имел в виду Сократ, когда говорил: "Я - акушерка". Акушерка не рожает дитя. Оно уже есть, готово появиться на свет, акушерка лишь помогает.
Итак, помогайте им быть творческими, веселыми, потому что это напрочь исчезло из школ. Дети очень печальны, а печальные дети создают печальный мир. Им предстоит унаследовать этот мир, а мы разрушаем их радость. Всячески поддерживайте их веселье и жизнерадостность. Это самое важное.
Человека спасет деструктуризация школы. Только совершенно новый вид школ, которые и школами назвать трудно, спасет человечество.
Долой амбиции и сравнения! Никогда не сравнивайте ребенка с другими детьми, говоря: "Смотри, а этот лучше нарисовал!" Это уродливо, агрессивно, разрушительно. Вы губите обоих детей. Тот, которого вы хвалите, станет эгоистом, почувствует превосходство, а тот, которого вы раскритиковали, почувствует себя униженным. Превосходство и унижение - болезнь, поэтому никогда не сравнивайте!
Вам и другим учителям будет нелегко, потому что мы так привыкли сравнивать. Никогда не сравнивайте. Каждый ребенок достоин уважения за свою индивидуальность. Каждый ребенок достоин уважения за свою уникальность.
(Don't Just Do Something, Sit There, Chapter #1)

Примирение с родителями
Впервые я очень разозлился на своих родителей. Мне больно, потому что я их люблю. Помогите.

Каждый ребенок рассердился бы, если бы понял, что бедные родители относились к нему неосознанно. Все их старания направлены на благосостояние ребенка. Намерения-то у них хороши, а вот осознанности нет. Хорошие намерения в руках неосознающих людей становятся опасными; они дают прямо противоположные результаты.
Каждый родитель хочет привести в этот мир прекрасного ребенка, но, посмотрев на мир, мы обнаруживаем, что это приют для сирот. Родителей нет. На самом деле было бы даже лучше, если бы это был сиротский приют: здесь хотя бы можно быть самим собой, без вмешательства родителей.
Гнев этот естественный, но бесполезный. Он не поможет вашим родителям и причинит вам вред. Говорят, Гаутама Будда изрек однажды странную истину: "В гневе вы наказываете себя за ошибки других". Когда впервые слышишь об этом, это кажется странным: своим гневом мы наказываем себя по вине других.
Родители совершали свои ошибки двадцать, тридцать лет назад, а вы сердитесь сейчас. Ваш гнев никому не поможет; он только добавит боли. Я хочу объяснить вам механизм воспитания детей; вы должны понять: то, что случилось, должно было произойти. Поведение ваших родителей обусловлено их родителями. Трудно разобраться, кто должен нести ответственность. Так происходит от поколения к поколению.
Ваши родители повторяют путь своих родителей. Они - жертвы. Почувствуйте сострадание к ним и радуйтесь, что вы не повторите то же самое в своей жизни. Если вы захотите иметь детей, вы испытаете радость оттого, что вы в состоянии разорвать порочный круг, положить этому конец. Вы не повторите этих ошибок в воспитании своих или чужих детей.
Вам повезло, что у вас есть учитель, который объяснит, что происходит между родителями и детьми: непростое воспитание, хорошие намерения, плохие результаты, когда все стараются изо всех сил, а мир становится все хуже.
У ваших родителей не было учителя - и вы злитесь на них. Вам нужно быть сострадательным, добрым, любящим. Ведь они были невежественны, по-другому они не смогли бы поступать. Все, что они знали, они старались применить в воспитании вас. Они были несчастны и породили еще одно такое существо.
Они совершенно не догадывались о причине своего несчастья. У вас уже есть четкое понимание, почему так происходит. Как только вы понимаете источник несчастья, вы сможете не причинять страданий другим.
Пожалейте родителей. Они старались, они сделали все, что было в их силах, но они не знали, как работает психология. Вместо того, чтобы учиться, как стать матерью или отцом, их учили, как стать христианином, марксистом, портным, сантехником, философом - все это хорошо и в жизни необходимо, но при этом отсутствует главное. Если вы планируете завести детей, то вам, прежде всего, необходимо научиться быть отцом и матерью.
Раньше считалось, что, когда люди становятся родителями, к ним автоматически приходит понимание о том, что значит быть матерью или отцом. Да, что касается непосредственно рождения... это биологическое понятие, и к нему не надо психологически готовиться. Животные с этим прекрасно справляются, птицы справляются, деревья справляются. Но дать биологическую жизнь ребенку - это одно, а быть отцом или матерью - это совсем другое. Вам необходимо быть хорошо образованным, потому что вы создаете человеческое существо.
Животные ничего не создают, они просто производят копии под копирку. Сейчас ученые открыли, что действительно можно воспроизводить копии! Это очень опасная идея. Если мы создадим банки спермы, а раньше или позже мы их создадим, то любая идея может стать реальностью. Научно доказано, что это возможно на сто процентов... нет никаких проблем.
В больницах можно иметь как банки спермы, так и яйцеклеток. Можно создать два абсолютно идентичных сперматозоида и две идентичные яйцеклетки, и получить двух совершенно одинаковых близнецов. Один ребенок рождается естественным образом, а его двойника выращивают в бессознательном состоянии в клинике, причем все их органы абсолютно идентичны. Если первый попадет в аварию и возникнет необходимость ампутирования ноги или удаления почки, то проблем с поиском трансплантанта не возникает: в клинике его ждет двойник. У двойника изымают почку: он развивается такими же темпами, просто пребывает в бессознательном состоянии; и эта почка абсолютно идентична потерянной, ее и пересаживают.
Идея выращивания двойников может показаться большим прорывом в медицинской науке, но это опасно, опасно в том смысле, что человек становится машиной с запчастями, обычной машиной. При необходимости можно заменить деталь. Если можно заменить любой орган, то человек все дальше отдаляется от духовного роста, потому что он начнет воспринимать себя как машину. Половина мира, коммунистического мира, думает, что человек - это машина. Вам повезло, что вы осознали положение, в котором находились ваши родители. Они ничего специально для вас не делали; они поступили бы так с любым ребенком, который бы у них родился. Они так запрограммированы, и в этом их беспомощность. А гневаться на беспомощных людей просто неправильно. Это несправедливо и, более того, вредно для вас. Вы можете помочь им только одним: стать личностью, о которой я говорю, более сознательной, осознающей, любящей. Видя вас, они изменятся сами. Видя ваше радикальное изменение, они задумаются над своими ошибками. Другого пути нет. Вы не сможете изменить их разумом. Они станут спорить с вами, а спор не может никого изменить. Только харизма, личный магнетизм в состоянии изменить людей. Тогда все, к чему вы прикасаетесь, становится золотым.
Не тратьте напрасно силы и время на гнев и борьбу с прошлым, которого уже нет, направьте всю свою энергию на то, чтобы чудесным образом изменить себя. Когда ваши родители увидят это, они будут тронуты новыми качественными изменениями в вас, которые не могут не произвести впечатление ваши свежесть, понимание, необусловленная любовь, доброта даже там, где, казалось бы, нужно сердиться.
Только эти качества могут убедить. Вам не нужно ничего говорить. За вас говорят глаза, лицо, поступки, поведение, участие. Они начнут интересоваться, что же с вами произошло, как это произошло, ведь все хотели бы иметь такие качества. Это настоящая ценность. Эти качества обогатят любого.
Итак, направьте свою энергию на трансформирование себя. Это поможет и вам, и вашим родителям. Возможно, это создаст цепную реакцию. Ведь у ваших родителей могут быть еще дети, или друзья, и так далее.
Это похоже на то, как вы сидите на берегу тихого озера и кидаете камешек в воду. Камень настолько мал, что сначала появляется маленький круг, но постепенно круги становятся все шире, пока не достигнут размеров самого озера. А ведь все началось с маленького камешка.
Мы живем в некой новой эре, образно говоря, в новом психологическом озере, в котором любые ваши действия создают определенные вибрации вокруг вас. Эти вибрации отражаются на других, уходя в неизвестность. Рожденные малой рябью, волны достигнут многих, особенно тех, кто близок вам. Они первыми ощутят их силу и благоговение. Чувствуйте блаженство. У вас есть шанс полностью трансформироваться. Помогите своим родителям, они не имели такой возможности; пожалейте их.
(The Path of the Mystic, Chapter #11)


Мои родители сильно разочарованы во мне, они все время беспокоятся. Чем я им обязан?

Проблема семьи заключается в том, что дети взрослеют, а родители - никогда! Человек еще не осознал, что нельзя вечно опекать детей. Когда ребенок вырос, необходимость в опеке отпадает. Ребенок нуждался в ней, когда был беспомощным. Ему нужны были мать, отец, их защита; но когда он становится на ноги, родителям нужно научиться предоставлять ему свободу. А так как родители никогда этого не делают, то они остаются источником постоянной обеспокоенности для себя и для детей. Они мешают, заставляют испытывать чувство вины, они способны помочь лишь в определенных пределах.
Быть родителем - это большое искусство; немногие могут быть настоящими родителями.
Не переживайте - все родители разочарованы в своих детях! Все, без исключения. Даже родители Гаутамы Будды и Иисуса Христа были разочарованы в своих сыновьях. Родители Иисуса вели определенный образ жизни - они были ортодоксальными евреями, а их сын восставал против традиций и условностей. Отец Иисуса Иосиф, должно быть, надеялся, что, когда он состарится, сын поможет ему плотничать в мастерской; а глупый сын начал вести разговоры о Царствии Божьем. Вы думаете, отец-старик был счастлив?
Отец Гаутамы Будды был очень стар, у него был только один сын, да и тот родился, когда он уже был в летах. Всю жизнь он ждал, молился, проводил всевозможные религиозные ритуалы в надежде, что у него родится сын, потому что наследник позаботился бы о его королевстве. Но однажды сын исчез из дворца. Вы думаете, он был счастлив? Он был сильно разгневан, он готов был убить Будду! Его детективы рыскали по всему королевству.
- Где он прячется? Приведите его ко мне!
Будда знал, что его схватят агенты отца, поэтому он сразу перебрался в другое королевство, и двенадцать лет о нем ничего не было слышно.
Став просветленным, он вернулся домой, чтобы поделиться радостью с отцом:
- Я вернулся домой, потому что познал истину.
Но отец был очень зол, он дрожал от негодования, он был очень стар.
- Ты мой позор! - кричал он Будде. Будда был одет, как нищий, в руке он держал кружку для подаяний.
- Как смеешь ты явиться ко мне в нищенском виде? Ты сын императора, в нашем роду никогда не было нищих! Мой отец был императором, мой дед был императором, наш императорский род насчитывает века! Ты опозорил весь род!
За полчаса Будда не издал ни звука. Когда отец немного остыл, у него на глазах появились слезы: слезы гнева и отчаяния. Затем Будда сказал:
- Прошу лишь одного. Пожалуйста, вытри слезы и посмотри на меня - я стал совсем другим, я изменился. Но из-за слез ты ничего не видишь. Ты обращаешься к тому, кого уже нет! Он умер.
Это вызвало новую бурю гнева:
- Ты что, вздумал учить меня? Думаешь, я глупец и не могу узнать собственного сына? В твоих жилах течет моя кровь, и я не могу узнать тебя?
- Пойми меня правильно. Тело, без сомнения, принадлежит тебе, но не мое сознание. Моя реальность - это сознание, а не тело. Ты прав в том, что твой отец был императором, как и его отец. А я и в прошлой, и в позапрошлой жизни был бедняком, потому что искал истину. Мое тело появилось благодаря тебе, но ты был просто тоннелем. Ты не создал меня, ты был посредником, и мое сознание не имеет ничего общего с твоим. Повторяю: я пришел домой с новым сознанием, я родился заново. Только взгляни на меня, на мою радость!
Отец взглянул на сына, не веря услышанному. Одно не вызывало сомнений: на его агрессивное поведение сын никак не реагировал. Это было что-то новое: он хорошо знал своего сына. Если бы сын оставался прежним, то он тоже стал бы злиться, даже еще сильнее, чем отец, потому что был еще вспыльчивее отца. Однако ничего подобного не происходило, на лице сына было совершенное спокойствие. Он не реагировал на гнев отца. Отец оскорбил его, но это не вызвало никакой реакции.
Он вытер слезы, взглянул еще раз и прозрел...
Родители будут разочарованы в вас, если вы не сможете воплотить их мечты. Но не чувствуйте себя виновными в этом, иначе вы погубите свою радость, рост, тишину. Оставайтесь невозмутимым, не реагируйте. Не испытывайте чувство вины. Это ваша жизнь, живите ее согласно вашему внутреннему свету.
А когда на вас снизошла радость и благодать - поделитесь ими с родителями. Подождите, пока они остынут от гнева, гнев - это не постоянная величина, он приходит и уходит как туча. Подождите! Идите к родителям лишь тогда, когда вы будете уверенными, что сможете остаться невозмутимыми, когда сможете не реагировать на услышанное, когда на гнев сможете ответить любовью. Только так можно помочь им.
Вы говорите: "Они все время беспокоятся".
Это их проблемы! Не думайте, что если бы вы следовали их советам, то они не беспокоились бы. Они бы все равно беспокоились, потому что они обусловлены. Беспокоились их родители, и родители их родителей: таково их наследство. А вы разочаровываете их, потому что отказываетесь беспокоиться. Вы удаляетесь от них! Они страдают, их родители страдали, и так далее, и тому подобное... вплоть до Адама и Евы! А вы удаляетесь, и это вызывает у них беспокойство.
Если вы тоже начнете беспокоиться, то упустите возможности; они вас затянут в ту же самую трясину. Они будут рады, что вы вернулись на старый традиционный путь, но это не поможет ни вам, ни им.
Если вы решите остаться независимым, ощущать аромат свободы, стать более медитативным - а потому вы и появились здесь, чтобы стать более медитативным, погрузиться в тишину и любовь, стать блаженным, то однажды вы сможете поделиться этим блаженством. Чтобы делиться чем-то, нужно сначала иметь это, можно делиться лишь тем, что у вас есть.
Сейчас вы можете только волноваться, но два переживающих человека лишь умножают волнения, они не могут помочь друг другу.
Это стало их обусловленностью. Это обусловленность всех в мире.

Раввина пригласили в гости. Хозяин дома, ожидая прихода высокого гостя, предупредил детей, чтобы они вели хорошо себя за обеденным столом: к ним придет главный раввин. Однако во время еды они стали смеяться над чем-то и хозяин приказал им удалиться.
Раввин встал и собрался уходить.
- Что-то не так? - заискивающе спросил хозяин.
- Но я ведь тоже смеялся! - ответил раввин.

Не думайте об их переживаниях и волнениях. Они бессознательно хотят, чтобы вы почувствовали вину. Не идите у них на поводу, в противном случае они погубят вас, они также погубят и возможность к своему собственному росту, которую смогли бы получить благодаря вам.
Вы говорите: "Чем я им обязан?"
Вот чем вы им обязаны: вам нужно оставаться самим собой. Вы им обязаны следующим: будьте блаженным, будьте экстатичным, ваша жизнь должна наполниться радостью, вам нужно научиться смеяться и веселиться. Они помогли вам физически, а вы помогите им духовно. Только так вы сможете отплатить им.
(I Аm That, Chapter #1)


Я чувствую вину перед матерью. Я не даю ей любви, не уделяю внимания, а с тех пор, как она стала жить в том же доме, ситуация еще больше осложнилась. Я не знаю, что делать.

<< Пред. стр.

страница 4
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign