LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Ваша голова — это Иуда!
И Иисус внутри вас распинается на кресте каждый день, продается на рынке, обменивается на нечто малоценное.
Но люди раскаиваются только потом. Даже Иуда раскаялся после распятия Иисуса; на следующий день он убил себя, покончил с собой самоубийством. Потому что только впоследствии вы осознаете, что вы сделали: всего лишь за тридцать рупий, всего лишь за тридцать серебряных монет вы продали величайшего человека, когда-либо жившего на земле? Но только гораздо позже, перед самой смертью, когда вы уже полностью распяли своего Иисуса, вы будете каяться и плакать. И тогда вы увидите, что вы сделали с собой, что вы сделали с Богом, скрытым внутри вас.
...Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее.
Зачем он сказал это? Это была последняя возможность заставить Иуду осознать, что он понятен Иисусу. Но Иуда ничего не понял. Казалось, что он сознательно принял решение ничего не понимать.
Если вы имеете глаза чтобы видеть, то вы обнаружите Бога везде, найдете добро во всем: священные писания в безмолвии и проповеди в камнях.
Но если вы не знаете, как видеть, или если вы утеряли способность видеть, или если вы забыли, как открывать глаза, и для всех практических целей стали слепыми, то даже тогда, когда Иисус стоит перед вами, когда дверь открыта, вы ничего не сможете увидеть. Если вы можете видеть, то даже в скале отворится дверь и вы найдете там Бога. Вы не можете увидеть этого даже вИисусе, где Бог танцует непосредственно перед вами, живой в своей бесконечности... но вы не видите.
Иуда не понял этого. И помните: в мире много Иуд; Иуды составляют большинство в мире. Вы можете называть их христианами, это не имеет значения; большинство состоит из Иуд. Последователей Иуды - миллионы, но редко кто следует Иисусу, очень редко, потому что, следуя за Иисусом, вы теряете самого себя. Вы должны за это чем-то уплатить; вы должны заплатить за это своей собственной жизнью, самим собой. Но для того, чтобы следовать Иуде, ничего не требуется; все это бесплатно. Иуда, на самом деле, обещает, что, если вы будете следовать за ним, вы много чего получите. Иисус просто говорит: «Потеряйте себя, и тогда все случится», но сначала потеряйте себя. Иуда говорит: «Я дам вам все, и вам не нужно будет ничего терять». Коварный ум соглашается с Иудой; только доверчивое сердце может соглашаться с Иисусом.
...Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее.
Но никто из возлежавших не понял, к чему Он это сказал ему.
Никто из учеников не понял, почему он вдруг сказал Иуде: «Быстрей делай то, что собрался делать. Не затягивай. Чего ты ждешь?» Ни один ученик не понял, почему Иисус сказал это. Потому что никто из учеников не был в настоящем, иначе они могли бы понять это. Ни один из учеников не был достаточно проницательным, иначе они поняли бы это.
Когда он вышел, Иисус сказал: ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем.
«Ныне прославился Сын Человеческий», потому что скоро он будет распят. Сын человеческий будет прославлен только в том случае, если будет распято эго. Эго имеет свои собственные способы защиты себя. Вы преодолеете один его способ - оно найдет другой. Оно все время как-то действует. Пока вы не будете смотреть так глубоко, что сможете единым взглядом, как при вспышке молнии, увидеть все пути эго, вам ничто не поможет в борьбе с ним.
Я читал такую историю: один кот, который всегда гулял по ночам, очень раздражал соседей тем шумом, который он поднимал, развлекаясь с кошками. Домовладельцы давали ему всяческие лекарства, но были разочарованы тем, что он все равно гулял по ночам и шум продолжался. Поэтому они пришли к ветеринарному врачу и пожаловались на неэффективность его лечения. «Ничего необычного, - последовал жизнерадостный ответ, - теперь он может выполнять только консультативные функции».
Если вы не можете быть активными, то вы можете по крайней мере выполнять консультативные функции. Если вы закроете перед эго одну дверь, эго начнет открывать другую. При этой вспышке молнии вы должны настолько полно увидеть все неуловимые пути эго, чтобы понять все его коварство. При самом этом видении, при самой этой внезапной вспышке молнии эго исчезает, не оставляя за собой никакой тени, никакого следа.
«Ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем». Почему речь идет об обоих? Потому что распятие на кресте - это точка встречи, это перекресток дорог. Эго исчезает, и человек прославляется, потому что, когда эго исчезает, человек становится чистым; но когда эго исчезает, немедленно появляется Бог, и он прославляется. Эго действует как двусторонний меч: на одной стороне человек становится чистым, и в этой чистоте и невинности на другой стороне раскрывается Бог. В этом все дело, в этом весь смысл религии — как отбросить эго, как стать настолько бдительным, настолько осознающим, чтобы эго не могло обмануть вас.
Позвольте мне сначала рассказать вам, что такое эго. Все рождаются без эго. Когда ребенок рождается, он является чистым сознанием: плывущим по течению, светлым, невинным, девственным - никакого эго не существует. Эго постепенно создается другими. Эго - это накопленное воздействие мнений о вас других людей. Кто-то приходит к вам, сосед, например, и говорит: «Какой прекрасный ребенок» и смотрит на вас оценивающим взглядом. Тогда начинает функционировать эго. Кто-то улыбается, кто-то не улыбается; иногда мать очень любит ребенка, иногда она сердита; и ребенок начинает понимать, что он не всегда принимается таким, каков он есть. Его существо не принимается безусловно; вокруг все время возникают какие-то условия. Если он плачет, а в доме есть кто-то посторонний, то мать очень сердится. Если он не плачет, мать всегда награждает его любовным поцелуем и заботой. Если в доме посторонние, а он в состоянии сохранить спокойствие и не плакать, то мать чрезвычайно счастлива и благодарна ему. Он узнает мнения других о себе; он смотрит в зеркало человеческих отношений.
Вы не можете видеть свое лицо непосредственно. Вы должны посмотреть в зеркало; в нем вы сможете распознать свое лицо. Это отражение становится вашим представлением о своем лице, а вокруг вас тысячи зеркал - все они отражают вас. Кто-то любит вас, кто-то ненавидит вас, кто-то безразличен к вам. Ребенок растет и постепенно накапливает мнения других о себе. Общим результатом этих мнений других является его эго. Тогда он начинает смотреть на себя так же, как смотрят на него другие. Тогда он начинает смотреть на себя со стороны — это и есть эго. Люди оценивают его, восхищаются им, и тогда он начинает думать, что он особенно прекрасен, что он принимается. Если люди не восхищаются им, не ценят его, а отвергают его, он чувствует себя забракованным. Тогда он начинает искать способы и средства, которые помогли бы оценить его, которые бы снова и снова демонстрировали, что он заслуживает внимания, что в нем есть смысл и значение. Тогда человек начинает бояться быть самим собой. Он должен соответствовать мнению других.
Если вы отбрасываете свое эго, вы внезапно снова становитесь ребенком. Теперь вы не беспокоитесь о том, что другие думают о вас, теперь вы не обращаете внимания на то, что другие говорят о вас. Вас это ничуть не волнует. Теперь вы отбросили зеркало. Это бессмысленно — у вас есть свое лицо, зачем же спрашивать у зеркала? А ведь есть много типов зеркал: некоторые делают ваше лицо длинным, некоторые делают ваше лицо большим, некоторые делают ваше лицо маленьким, некоторые делают ваше лицо ужасным, искаженным.
Не спрашивайте у зеркала, потому что в отражении всегда будет присутствовать качество стекла. А вокруг вас миллионы зеркал, миллионы отношений с людьми; вы все время накапливаете все это. Вот почему эго всегда противоречиво. Это толпа; это куча без какого-либо внутреннего согласования. Кто-то говорит, что вы прекрасны, потом кто-то говорит, что вы просто невзрачны. Кто-то говорит: «Вы -и прекрасны? Вы приводите меня в ужас. Вы отвратительны. Вы - и прекрасны? Вы тошнотворны. Всякий раз, когда я вижу вас, меня тошнит». Так что же теперь делать? Вы собираете все эти мнения — несогласованные, противоречащие друг другу, - и все они становятся частью вашего эго.
Эго - это толпа. Это рынок, базар, потому что вы собирали все это на рынке, потому что вы собирали все это в толпе. Это не вы, это мнение других о вас. К чему беспокоиться? Отбросьте все эти мнения других о вас. Почему бы не быть прямым и непосредственным? Почему бы не заглянуть внутрь самого себя, в свою собственную природу? Почему бы не посмотреть в лицо самому себе? Зачем вносить в это посредника, зеркало? Когда вы начинаете смотреть на свою собственную природу открытыми глазами, вы выходите за пределы эго. А раз вы знаете, кто вы есть, - имеете хотя бы намек на это, - тогда вы начинаете смеяться над всей нелепостью этого: что вы спрашивали других, кто вы такой. Они не знают самих себя, не знают, кто они есть, как же можно спрашивать их? Вы становитесь свободным; свобода достигнута. Без эго, вы возвращаетесь к своей собственной природе.
Иисус сказал: ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем. Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга.
По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою.
Любовь является сутью откровения Иисуса, но она была утеряна - утеряна в спорах, дебатах, дискуссиях, в конфликтах философий, в войнах.
Мне хочется рассказать вам один случай. Однажды маленький мальчик спросил своих родителей: «Почему случаются войны? Как они объявляются?» Он читал книгу по истории, а в книгах по истории нет ничего, кроме войн, безобразных войн. В этом вся ваша история. Мальчик был обеспокоен этим. «Почему начинаются войны? Как они начинаются?» - спрашивал он у родителей.
Поэтому отец, который был очень искушен в политике и экономике, начал рассказывать об экономических причинах войн.
Но мать подумала, что мальчик еще слишком мал, чтобы понимать такие сложные вещи, поэтому она сказала: «Позволь я объясню ему». Мать начала объяснять, а отец начал сердиться. Он становился все более и более сердитым, потому что он собирался кое-чему научить своего ребенка, а мать вмешалась в это дело. Разразился великий спор.
Маленький мальчик был очень напуган этим и, протянув к ним руки, громко взмолился: «Хватит, хватит! Теперь я знаю, как начинаются войны».
Если вы создаете философию, мнение, то вы уже на тропе войны. Если имеется идеология, то должно быть и сражение. В этом-то и заключаются все трудности: есть люди, которые хотят, чтобы мир был без войн, но у них есть идеологии, и эти идеологии порождают войны. Есть коммунисты, которые все время устраивают мирные конференции, и у них есть определенное мнение о том, как должен быть устроен мир и общество. Есть католики, которые все время говорят о мире, но у них имеется идеология; есть индусы, которые все время говорят о мире, но и у них есть своя идеология. Есть даже джайны, которые говорят о ненасилии, о мире, об отсутствии войн, но и они имеют свою идеологию, — а если вьгймеете свою идеологию, вы являетесь причиной войн.
Мир без войн будет миром без идеологий. Мир без войн может быть основан только на неидеологической любви. Любовь — это не идеология, не теология, не философия. «В ней, - говорит Иисус, - и заключается мой новый завет».
Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга.
По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою.
Истинно, истинно говорю я вам, что только те, кто любит, являются христианами. Католики не могут быть христианами: они против протестантов. Протестанты не могут быть христианами: они против католиков. Христиане не могут быть христианами: они против индусов. Индусы не могут быть христианами: они против мусульман и христиан. Чтобы следовать Христу, человек должен следовать любви. В этом заключается его новая заповедь: следуйте любви и забудьте про все. Все остальное не имеет значения; имеет значение только любовь, потому что только любовь ведет вас к божественному, только любовь ведет вас в храм Божий. Сделайте любовь своей единственной заповедью. Ничего другого нет. Если вы следуете любви, все остальное само встанет на свои собственные места.
Один человек пришел к святому Августину и спросил: «Дайте мне, только очень коротко, саму суть религии. Я не ученый; не делайте этого слишком сложно и не давайте мне слишком много заповедей, потому что я все перепутаю. Скажите мне что-то одно, только ключевое слово».
Святой Августин сказал: «Это слово - любовь. Любите и не беспокойтесь ни о чем другом».
Если вы любите, все остальное приходит в соответствие друг с другом. Пусть любовь будет вашим Богом; пусть любовь будет вашей единственной заповедью; пусть любовь будет вашей религией. Но запомните, пожалуйста: не создавайте из нее идеологии. Действуйте как любящий человек, будьте на пути любви. Не создавайте вокруг любви философий, потому что это приводит к войнам. Мир без войн возможен только тогда, когда в сердце каждого начнет пульсировать любовь. В прошлом человек был настолько бесчеловечным по отношению к людям, что Даже животные по сравнению с ним кажутся ангелами. Потому что до сих пор мы не любили; мы только говорили о любви.
Давайте же любить, и забудьте все разговоры о любви. Имеется насущная потребность в любящих людях.
И запомните одну вещь, которую сказал Иисус, потому что вы, возможно, прослушали ее: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга,» - и дальше идет самая главная часть предложения, - «как Я возлюбил вас».
Как любит Иисус? Его любовь является безусловной. Он любит; он любит вас, не ожидая чего-либо от вас. Он любит вас просто потому, что вы прекрасны. Это не означает, что он чего-то ожидает от вас; это не означает, что он будет любить вас, если вы будете поступать определенным образом. Он просто любит вас, потому что вы есть, потому что вы есть Бог. Вы есть боги; вы уже заслуживаете любви. Какими бы вы ни были, вы имеете огромную ценность, иначе Бог не позволил бы вам существовать. Поэтому слова Иисуса «как я возлюбил вас» означают: будьте в состоянии безусловной любви. И помните: только безусловная любовь является любовью.
Любовь условная является любовью порченой; любовь безусловная является обширным небом бытия. Это другое слово для слова «Бог».

Беседа 4
Все, кто слышит это, теряют себя
24 декабря 1975 года, Пуна

Первый вопрос:
Вы сказали, что есть только два типа людей: те, чьим путем является осознанность, и те, чьим путем является самоотречение, или бхакти. Мне кажется, что Лао-цзы не имел отношения ни к одному из этих типов людей; не означает, ли это, что существует третий тип людей - те, кто следует обоими путями или не следует ни одним из них?
Лао-цзы не имеет пути, или, вернее, его путем является отсутствие пути. Лао-цзы говорит: «Вам некуда идти, вы уже здесь». Так что само слово «путь» становится бессмысленным. Путь нужен, если вы куда-то собираетесь. Если вы уже здесь, тогда путь совсем не нужен. Иметь путь, на самом деле, будет опасно: вы можете сбиться с пути. Лао-цзы говорит: «Те, кто следует пути, сбиваются с него». Постепенно они все дальше и дальше отходят от самих себя.
«Ищущий, не следуй никакому пути, ибо все пути ведут сюда, истина здесь».
Лао-цзы есть последнее слово в духовности; выше него нет никого.
Обычно очень трудно бывает понять концепцию отсутствия пути, потому что тогда вы внезапно отбрасываетесь к самому себе, вам не за что цепляться, вам нечего делать: ни метода, ни техники, ни каких-то других средств. Внезапно вы отбрасываетесь к самому себе, и это становится почти невыносимым для вас. Вам нужно что-то другое, чем вы были бы заняты. Вы оставляете мир, вы оставляете семью, вы отказываетесь от всего, но вы никогда не отказываетесь от этого «другого». В той или иной форме вы все еще имеете что-то: в форме Бога, в форме йоги, в форме техники. Лао-цзы отнимает все это у вас. Он оставляет вам полную пустоту. Эта пустота требует от вас большого мужества. Все другие пути, на самом деле, ведут в конце концов к той же самой точке.
Если вы следуете бхакти, самоотречению, то однажды вы придете к пониманию, что не от чего было отказываться; эго никогда и не существовало. Эго было фальшивым, ложным, поэтому и самоотречение также было ложным, потому что болезни «эго» никогда и не существовало. Но самоотречение помогает, оно помогает вам понять, что эго никогда не существовало. Тогда внезапно вы начинаете смеяться над всей нелепостью этого: что вы отдали своему Учителю что-то, чего никогда не имели, или что вы отдали что-то Богу, что было всего лишь фальшивым понятием. Но это придет в конце; с Лао-цзы это приходит в самом начале. С Лао-цзы первый шаг является последним. Последнего шага, на самом деле, вообще нет; нет никакого начала и никакого конца. То же самое верно и относительно дзэна. Эти подходы - это не философии и не идеологии. Это не священные писания; это необыкновенное видение мгновенной мутации.
Случилось так: когда Бодхидхарма прибыл в Китай, один великий ученый приехал проведать его и привез с собой величайшую книгу, которую он написал. Эта книга была очень известной; она была почти в каждом доме. К философу восторженно относилась вся нация. Он пришел к Бодхидхар-ме, к основателю дзэна. Он хотел знать мнение Учителя об этой книге, в которой он подробно рассказал обо всех возможных путях, обо всех возможных идеологиях. Его обзор был очень тщательным. Это был чистейший интеллект, величайший ум. Что же сделал Бодхидхарма? Он взял книгу в руки, поднес ее к своему носу, сказал: «От нее идет запах ссоры» и отбросил ее. Он сказал: «Уберите ее отсюда! Она испортит моих учеников. В ней чувствуется запах ссоры».
Все пути, все идеологии, все философии, все теологии вызывают споры, вызывают ссоры. Все они выходят на рыночную площадь, провозглашая: «Только наш путь ведет к истине». И не только это: они сражаются, они спорят с другими путями, с другими идеологиями. Мир идеологий -это рынок, базар.
Если вы готовы сделать прыжок, то истина уже в вас. Нет необходимости куда-либо идти; нет никакой необходимости искать ее где-либо. Закройте глаза - и она здесь. Вы есть истина.
Теперь давайте попробуем понять вопрос.
Да, есть два типа людей, два типа личностей. Человечество делится на два типа: мужчин и женщин, инь и ян, отрицательное и положительное, агрессивное и пассивное. И те и другие живут в иллюзии, в каком-то сновидении, в каком-то сне; опьяневшие от желаний, ослепшие от желаний. Человек, который принадлежит к мужскому типу, нуждается в каком-то пути, на котором он мог бы упражнять свою волю; наличие воли соответствует его характеру. И, наконец, наступает время, когда в результате этих упражнений его воли он начинает понимать, что он погряз в тщетных усилиях. Но ему потребуется много времени, чтобы понять это. Он должен будет много раз падать и много раз снова вставать, и снова прикладывать усилия, и снова у него будут неудачи, потому что он не может преуспеть на этом пути.
Воля означает эго, воля означает вас. Она и должна терпеть неудачи. Но много раз она будет терпеть неудачу, и вы будете снова надеяться, что в следующий раз неудачи не будет. Но однажды - как вы можете все время избегать этого? - однажды вы упретесь в тот факт, что вы делаете нечто неразумное. При этом осознании воля исчезнет, и внезапно вы увидите, что путь исчез, что религия исчезла, что вы озарены. Это всегда было при вас, но вы были слишком заняты путем, волей, усилиями. Все усилия приводят вас к безусильности, все проявления воли приводят вас к безвольности, все эго приводят вас в конце концов к отсутствию эго.
Другая часть человечества, женская часть, пассивная часть, не может двигаться по пути воли. Ей нужен другой иллюзорный путь: путь самоотречения, путь полной самоотдачи, путь бхакти. Но однажды человек, вставший на этот путь, поймет, что ему все еще чего-то не хватает, потому что самоотдача никогда не может быть полной - нечто иллюзорное никогда не может быть полным: вы отдаете и отдаете себя и снова и снова обнаруживаете, что вы все еще стоите позади, чтовы еще не отдались полностью, - однажды, внезапно, вы осознаете этот факт. Что же вам делать? Отдать что-то, чего вы не имеете? Как это возможно? Внезапно эго исчезло. Теперь нет никакой потребности в самоотдаче, потому что не осталось никакого эго. И путь самоотречения, и путь воли ведут вас к той точке, из которой начинает Лао-цзы. Конец этих путей является началом для Лао-цзы. Его путем является отсутствие пути. Он есть предельное слово, за пределами которого ничего не существует. Он есть последнее слово. Можно улучшить Будду, можно улучшить Иисуса, можно улучшить Миру, Махавиру, Кришну и Чайтанью, но Лао-цзы улучшить невозможно. Вы не сможете улучшить его; в нем нечего улучшать. Он просто не играет в эту игру. Он не является ее участником с самого начала.
Спрашивающий интересуется: «Существует ли третий тип людей?» Нет, есть только два типа людей. Третий тип типом не является, потому что все типы принадлежат эго. Третий тип есть чистая человечность. Это не живое существо, это не личность. Это просто абсолютное существование, чистое существование, сама чистота. Два упомянутых типа являются типами. Когда эти типы исчезают, вы начинаете осознавать то, что универсально, что не имеет ничего общего с личностью, потому что личность накапливается вокруг эго.
Отречетесь вы от себя или нет - не имеет значения. Личность нуждается в какой-то основе, которая заключена в эго.
Эго бывает двух типов: мужское и женское. Но человек, у которого нет эго, не относится ни к какому типу. Вы не можете присвоить ему тип, вы не можете отнести его к какой-то категории. Он просто превосходит, трансцендирует все категории. Он поток - он течет во всех направлениях, он распространяется повсюду. Он подобен не камню, а небу: неопределимый, неуловимый. Третий «тип» типом не является, Лао-цзы типом не является. Он не принадлежит миру типов, миру категорий; он просто выше всего этого.
Когда Конфуций пришел проведать Лао-цзы, он был очень напуган, потому что смотреть в его глаза - это все равно, что смотреть в глубины бесконечности, в бездну. Это то, что Будда называет шуньей: бесконечное ничто, пустота. Он начал дрожать, онпостаралсяпоскорееуйти от Лао-цзы. Когдаего ученик попросил: «Расскажите что-нибудь о Лао-цзы, вы ведь видели его», Конфуций все еще дрожал и покрывался испариной. Он сказал: «Не спрашивайте меня об этом человеке! Это вовсе не человек; это дракон. И никогда не проходите мимо него, он опасен! Он может засосать вас, и вы исчезнете».
Если бы Конфуцию было известно о черных дырах, он сказал бы: «Он - черная дыра; не проходите около него! Если вы упадете в него, вы никогда не сможете вернуться. Он опасен!» Конфуций посетил его только раз — никогда больше он не делал такого, - но всю его жизнь тень Лао-цзы преследовала его, потому что он знал человека, освободившегося от оков. Он знал человека, неимеющего никаких ограничений. Он знал абсолютную человечность, чистую человечность, чистое существование. Он увидел чистоту смерти и жизни.

Второй вопрос:
Я вижу дихотомию внутри себя: когда я рядом с Вами, меня тянет к вам и я осознаю себя жаждущим искателем. Когда я нахожусь вдали от ашрама, я просто хорошо провожу время и чувствую себя в целом превосходно. В этом есть что-то неправильное?
Ничего неправильного! Все так и должно быть. Именно так мне и хотелось бы, чтобы все было - в точности так. Это то, чему я пытаюсь учить вас: не будьте серьезными в деле благочестия. Будьте игривыми, воспринимайте все это как забаву. Это величайшая в мире забава, но это забава. Как только вы станете серьезными, вы тут же станете жертвой какой-либо церкви или какого-нибудь священника. Раз вы стали серьезными, то вы уже больны.
Когда вы рядом со мной, плывите со мной, будьте со мной. Когда вы идете на реку, плывите вместе с рекой; но нет никакой необходимости плавать на рынке. Тогда вы будете выглядеть нелепо. Когда вы на рынке, будьте частью рынка. Сохраните способность к текучести. Не накапливайте характер - жесткую структуру вокруг себя. Сохраняйте способность двигаться от одной полярности к другой; это и есть то, что называется жизнью. Не замерзайте. В этом нет никакой дихотомии.
В том и красота жизни, что она включает в себя противоположности. Когда вы со мной, будьте со мной, наслаждайтесь этим поиском. Когда вы дома, когда вы сидите за чашкой чая, когда вы курите, наслаждайтесь чаем, наслаждайтесь курением. В этом нет ничего неблагочестивого. На самом деле определением святого, благочестивого (holy) является пребывание целым, целостным (whole). А быть целостным означает включать в себя противоположности. Не будьте только днем, будьте также и ночью. Не будьте только светом, будьте также и темнотой, потому что темнота имеет свою собственную красоту; вы можете упустить ее. И если в вас не будет никакой ночи, в которую вы могли бы удалиться и расслабиться, то вы будете только полуличностью. Если вы являетесь просто серьезным, то вы будете оставаться в голове, вы будете подвешены в ней. Но если вы можете быть также и несерьезным, тогда вы сможете продвинуться в сердце.
Сердце - это несерьезная игривость. Голова очень серьезна. Вы должны оставаться способным к течению. Быть способным к течению и означает быть религиозным. Когда вы входите в храм, вы становитесь частью храма; когда вы пребываете в мире, вы являетесь частью мира. Но где бы вы ни были, вы всегда сохраняете способность двигаться к противоположному. Если вы не можете делать этого, вы мертвы. Только мертвая вещь не может двигаться к противоположному. Мертвая вещь имеет фиксированный характер.
Я слышал такую историю: умер великий дзэнский Учитель, и другой дзэнский Учитель, который всегда был противоположной полярностью этого Учителя, пришел на кладбище проститься с его мертвым телом. В траурной процессии принимали участие тысячи людей. Человек, который всегда был врагом умершего, тоже был среди них. Кто-то спросил: «Почему ты пришел? Вы всегда спорили друг с другом». Человек засмеялся. Он сказал: «Это было частью целого - я был противоположен ему, он был противоположен мне. Между нами двумя мы создавали жизнь. Люди двигались от него ко мне, от меня к нему; между нами было нечто вроде заговора: мы создавали жизнь. Структурированные, замороженные люди... мы плавили их. Теперь мне очень его не хватает». Позже, когда он увидал так много людей, пришедших на похороны, он сказал: «Это действительно удивительно! При пробуждении одного живущего собирается так много мертвых!»
Жизнь не является зафиксированной данностью. Она не похожа на скалу, она подобна реке - текущей, струящейся. Это процесс, это не жизнь. Если вы понимаете меня, то я здесь, чтобы сделать вашу целостную жизнь священной. Поэтому, что бы вы ни делали, наслаждайтесь этим тотально и не создавайте дихотомии. Дихотомия - продукт вашего ума, это вы создаете ее. Здесь вообще нет никаких проблем. Что здесь неправильного? Если вы испытываете восхитительную порочность - очень хорошо. Не становитесь святошей, иначе вы упустите целостность и никогда не станете благочестивым и святым. Сохраняйте способность быть и неблагочестивым. Тогда святость и несвятость станут вашими двумя берегами, между которыми течет река, которая не принадлежит ни одному из берегов и которая всегда выходит за все пределы и движется все дальше и дальше.
Не создавайте характер. Если вы собираетесь оставаться творческим, не создавайте характер. Каждый момент старайтесь увести себя от характера, который сформировался в предыдущий момент. Характер означает прошлое, вы же всегда означаете настоящее. Сознание - это всегда настоящее, а характер - всегда прошлое. Всякий раз, когда вы говорите о чьем-либо характере, вы говорите о его прошлом: его характер есть то, что он когда-то сделал. Характер всегда мертв. Постарайтесь понять характер. Постарайтесь осадить себя снова и снова, напоминайте себе снова и снова. Вспоминайте себя снова и снова, чтобы вы оставались в настоящем - живым, вибрирующим.
Не держитесь за характер. Не становитесь святым, не становитесь грешником. Святой является мертвым, грешник тоже, но не тот человек, который может двигаться между этими двумя так же легко, как вы можете выйти из дома и снова войти в него. Зимнее утро, вам холодно - вы выходите из дому, чтобы погреться на солнышке. Затем становится жарко, солнце поднялось высоко - вы заходите в дом. В этом нет никаких трудностей. Трудности возникают только в том случае, если вы парализованы. Тогда вы не можете выйти из дома; вы парализованы. Если кто-то каким-то образом вынесет вас из дома, то вы все равно не сможете двигаться, потому что и вне дома вы будете парализованы.
Не будьте парализованными; оставайтесь живыми. Не превращайтесь в мертвые вещи. Для этого есть только один способ: каждый день умирайте вместе с прошлым, чтобы вы могли оставаться живым здесь и сейчас. Все время умирайте в прошлом. Никогда не несите с собой прошлое, потому что вы несете с собой свою тюрьму; огромная тюрьма окружает вас. Не имеет значения, сделана ли эта тюрьма из золота и украшена алмазами или это тюрьма бедного человека, просто темная камера. Не имеет значения, называете вы эту тюрьму «святостью» или «грехом». Тюрьма есть тюрьма, а вы не должны быть в тюрьме. Будьте свободными. Не создавайте из этого никаких проблем.
Мне хотелось бы рассказать вам одну историю. Много веков назад, на холмах, возвышающихся над Нилом, был построен храм высшего знания. Человек, который должен был стать главным жрецом храма, хотел, чтобы на главных дверях храма было выбито подходящее изречение. Пока работа продвигалась, он думал об этом много раз. Наконец наступило утро, когда строителям нужно было сообщить выбранное изречение и они пришли за ним к жрецу. «Зайдите, пожалуйста, через час, - сказал жрец, - я приготовлю его для вас». Раздумывая над ответом, жрец прогуливался около опытного рабочего, который ненавязчиво поправлял работу молодого рабочего. Жрец слышал, как старик делал предостерегающее замечание молодому человеку: «Есть еще и другой способ». И в течение веков учащиеся и посетители, входящие в этот храм, получали свой первый урок, читая на дверях выбитую надпись: «Есть еще и другой способ».
Вы спрашиваете меня, как избавиться от дихотомии? Я говорю вам - есть еще и другой способ: нет никакой необходимости избавляться от нее - примите ее, наслаждайтесь ею. Не пытайтесь выбирать; сохраняйте невыбирающую осознанность. Тогда вся жизнь будет священной, тогда вся земля будет храмом Божьим. Тогда ничто не будет неправильным.
Мое определение неправильного таково: неправильным является все, что становится для вас тюремным заключением. А все, что оставляет вас свободным, является правильным. Свобода правильна, заключение - неправильно. Так что оставайтесь бдительными, потому что каждый момент вы создаете прошлое, и если вы недостаточно бдительны, то пыль прошлого собирается вокруг вас. Как вы каждое утро делаете уборку в вашем доме, так каждый вечер, каждый момент очищайте свое внутреннее сознание. Только тогда вы сможете оставаться свежим, подобным свежему, девственному цветку, подобным зеркалу, которое может отражать и которое не собирает вокруг себя никакой пыли.

Третий вопрос:
В интенсивной психотерапии пациент может либо говорить, либо слушать, пытаясь услышать что-то изнутри. Значение имеет именно это последнее. Хороший психотерапевт, особенно при наличии любви с его стороны, будет всеми возможными способами способствовать этому процессу слушания неожиданного. Является ли это формой медитации? Можно ли сказать, что в идеале и терапевт, и пациент оба медитируют?
Психотерапия - это в основном медитация и любовь, потому что без любви и медитации невозможно никакое исцеление. Когда терапевт и пациент не являются двумя отдельными сущностями, когда терапевт является не только терапевтом, а пациент не является больше пациентом, а глубоким взаимоотношением «я-ты», в котором терапевт не пытается никого лечить, когда пациент не смотрит на терапевта как на нечто отдельное от себя - в эти редкие моменты и случается терапия. Когда терапевт забыл про свои знания, а пациент забыл про свою болезнь, когда имеет место диалог, диалог двух человеческих существ, то именно в этот момент случается исцеление. И если оно случилось, то терапевт всегда будет знать, что он служил только передаточным средством для божественной силы, для божественного исцеления. Он будет так же благодарен этому исцелению, как и пациент. Он, на самом деле, приобрел от этого столько же, сколько и пациент.
Когда вы лечите человека как пациента, вы лечите его, как если бы он был машиной. Тогда терапевт подобен механику, который пытается заменить и отрегулировать механизмы и починить неисправности, тогда терапевт привязан к своим знаниям в голове. Он пытается помочь другому человеку, как если бы этот человек был не человеком, а машиной. Он может быть техническим экспертом, он может обладать некоторым «ноу-хау», но он не сможет оказать большой помощи. Потому что сам подобный взгляд на вещи является разрушающим. Сам подобный взгляд на пациента как на объект порождает в пациенте сопротивление; он чувствует себя задетым.
Наблюдали ли вы? Имеется очень мало врачей, с которыми вы не были бы застенчивы, с которыми вы не чувствовали бы себя каким-то объектом, в которых вы видите глубокое уважение к вам, с которыми вы чувствуете себя человеком, а не механизмом. А все это имеет еще большее значение, когда речь идет о психотерапии. Психотерапевт должен забыть все, что он знает. В одно мгновение он должен стать любовью, текущей любовью. В одно мгновение он должен принять на себя человечность другого, субъективность другого. Другой не должен сводиться к какой-то вещи, потому что тогда вы с самого начала закроете двери для нисхождения великой целительной силы. Быть психотерапевтом - это одна из самых трудных вещей в мире, потому что вы должны знать, как помочь, и, в то же время, вы должны забыть все, что вы знаете о помощи. Для того, чтобы помочь, вы должны много знать, и для того, чтобы помочь, вы должны все забыть об этом. Психотерапевт должен делать весьма противоречивые вещи, только тогда случается лечение. Когда любовь течет и терапевт слушает больного с огромным вниманием, когда пациент тоже старается прислушаться к своей собственной внутренней сущности, к своему собственному бессознательному внутреннему разговору — когда это слушание случается, то в нем постепенно исчезают две личности. Может быть, это были две полярности...
Когда вы слушаете меня, исцеление имеет место все время. Когда вы слушаете меня так внимательно, что вас нет больше - ни ума, ни мышления - вы становитесь просто ушами, вы просто слушаете, вы поглощаете; и я совсем не здесь, поэтому, когда в очень редкие моменты вы тоже не здесь, тогда и имеет место исцеление. Внезапно вы исцелены. Без вашего ведома вы исцеляетесь каждый день. Без вашего ведома целительные силы окружают вас. Ваши раны исцеляются, ваша темнота исчезает, ваши ограничения ломаются; это и есть терапия.
У нас на Востоке никогда не было чего-то подобного психотерапии, потому что Учителя было более чем достаточно. Все, что психоаналитики знают сегодня, Восток знает уже много веков. В этом нет ничего нового. Но на Востоке никогда не возникало такое понятие как психотерапевт -только Учитель; не пациент, а ученик.
Вы взгляните на разницу. Когда вы приходите ко мне как пациент, вы приносите с собой весьма безобразный ум; когда вы приходите ко мне как ученик, вы приносите прекрасный ум. Когда я смотрю на вас как терапевт, тогда сам этот взгляд низводит вас до вещи; когда я смотрю на вас как Учитель, то сам этот взгляд поднимает вас до вершин вашего существа. Мы на Востоке никогда не называем Учителя «психотерапевтом», а он является величайшим терапевтом из когда-либо известных в мире! Просто сидя рядом с Буддой исцелились миллионы людей. Куда бы он ни пришел, везде имело место исцеление, но об исцелении никогда не говорили. Это просто случалось - не было никакой необходимости говорить об этом. Само присутствие Будды, любящий взгляд Учителя, готовность его впитать в себя ученика...
Слово пациент безобразно. В самом по себе слове ничего плохого нет; оно происходит от прекрасного корня. Оно происходит от слова «терпение», но оно стало безобразным просто от соответствующего употребления. Ученик — это что-то совершенно другое: вы пришли что-то узнать, а не лечиться, а лечение случается само собой. Вся терапия заключается в учении. Действительно, почему вы стали душевно больным? Потому что вы узнали что-то неправильное. Вы узнали что-то настолько неправильное, что не можете понять этого. Вы нуждаетесь в ком-то, кто снял бы с вас обусловленность, кто смог бы помочь вам избавиться от неправильных знаний, кто мог бы направить вашу энергию по другому пути.
Ко мне, например, пришла одна женщина. Я наблюдал за ней много лет; она приходила ко мне много лет. В первый раз, когда она пришла ко мне, она сказала, что совсем не интересуется сексом, но ее муж все время думал о сексе. Из-за этого она очень плохо себя чувствовала; ее почти рвало от этого. «Как прекратить это? Что мне делать?» - спрашивала она. Я поговорил с мужем и сказал ему: «Всего лишь один месяц не надо интересоваться сексом. Спустя месяц все станет лучше и по-другому». В течение месяца он следовал моему совету. Женщина снова пришла ко мне. Она сказала:
"Я чувствую себя задетой, потому что мой муж совершенно не интересуется мною сексуально». Тогда я сказал ей: «Теперь вя должны понимать, что происходит. Когда муж сексуально озабочен, это дает вам некоторую власть над ним. Вам доставляет удовольствие эта власть, но, в то же время, вы также чувствуете, что вас используют. Поскольку муж смотрит на вас с сексуальным желанием, это означает, что он видит в вас средство для некоторого удовлетворения. Вы чувствуете, что вас используют». Почти всем женщинам кажется, что их используют, и в этом заключается их проблема. Но если муж прекращает проявлять к ним интерес, то они совершенно забывают об этом использовании, они начинают бояться. Тогда они начинают думать, что муж собирается бросить их. Теперь у них нет власти над ним, теперь они не обладают им. Поэтому я сказал этой женщине: «Вы только взгляните на факты: если вы хотите обладать мужем, то вы должны смириться с тем, что и он будет обладать вами. Если вы хотите обладать мужем, то вы должны быть согласны с тем, чтобы он использовал вас».
Ум, который обладает, сам будет в чьем-то владении. Обладать чем-то - значит быть обладаемым этим чем-то. Чем большим вы владеете, тем большее рабство создаете вы вокруг себя. Свобода приходит тогда, когда вас отучают от желания быть собственником. Когда вы отучитесь быть собственником, вы не будете искать власти над кем-либо. Тогда не будет возникать ревность. А когда вы не пытаетесь обладать кем-то другим, вы создаете вокруг себя такую красоту, что другие не могут смотреть на вас как на вещь. Вы становитесь личностью - великолепной, вибрирующей, освещенной, - вы становитесь светом в самом себе; никто не может обладать вами. Все, кто будет находиться рядом с вами, будут чувствовать вашу красоту и будут не в состоянии думать о вас как о вещи.
Сегодня каждая женщина страдает, потому что прежде всего она желает обладать; когда она желает обладать, она обладает; когда она обладает, она чувствует: «Меня используют». Когда ее не используют, она чувствует, что ее сила исчезает. Поэтому женщина всегда страдает. То же самое относится и к мужчине.
Заглянуть глубоко в проблему - значит исцелиться, потому что это показывает вам, что вы узнали что-то неправильное. Разучиться... в этом и состоит лечение. Люди являются душевно больными, потому что они были неправильно обусловлены. Всех людей учат быть конкурентоспособными и всех учат быть спокойными и молчаливыми. Это глупо; вы не можете преуспеть и в том и в другом. Или вы преуспеваете в конкуренции, и тогда вы напряжены; или вы безмолвны и спокойны, но тогда вы не сможете быть конкурентоспособными.
Вас научили двойственности. Вас научили двигаться в двух направлениях одновременно, и вы освоили это. Вас учили быть смиренным, и вас все время учили быть эгоистичным.
Если ваш сын является первым в университетской группе, вы счастливы. Вы устраиваете вечеринки для его друзей, вы все время показываете своему сыну, что он великий человек; он лучший в группе, он награжден золотой медалью. Все эти медали являются ловушками эго. И в то же время вы все время учите его быть смиренным, скромным. Теперь вы создаете трудности: если он становится смиренным, он не сможет быть конкурентоспособным; если он становится конкурентоспособным, он не может быть смиренным. Если он хочет собрать все золотые медали, которые может дать эта жизнь, то он не сможет быть смиренным. Тогда вся его смиренность будет просто лицемерием. Нужно увидеть все это. Скоро этот человек попадет в беду: он все время пытается быть смиренным и все время пытается преуспеть в жизни. Если он преуспеет, он никогда не будет наслаждаться этим успехом, потому что он станет самонадеянным и эгоистичным, а у него имеется идеал быть смиренным и неэгоистичным. Если он станет смиренным и неэгоистичным, он тоже не будет счастлив, потому что он имеет идеал преуспевация в мире, идеал показа миру того металла, из которого он сделан.
Само общество является противоречивым, несогласованным, и это общество все время учит вас вещам, которые являются абсолютно неправильными. Тогда возникает болезнь. Тогда внутри вас возникает смятение, конфликт. Тогда вы приходите к состоянию, в котором все находится в беспорядке, в неразберихе. Вы можете пойти к Учителю или обратиться к психоаналитику. Если вы придете к Учителю, вы придете как ученик, вы придете учиться. Вы научились чему-то неправильному; теперь вы должны разучиться и научиться чему-то новому. Когда вы приходите как ученик, вы не испытываете застенчивости, вы чувствуете себя счастливым по этому поводу. Но если вы приходите как душевнобольной, если вы приходите как пациент, то вы чувствуете себя смущенным. Придя к психотерапевту, вы стараетесь скрыть факты - «Люди не должны знать этого, потому что это означает, что мой ум функционирует неправильно». Идя к психотерапевту, вы будете стремиться скрыть все это. Психотерапевт является экспертом: у него у самого есть проблемы, почти такие же как у вас; он, возможно, поможет вам, но он почти не может помочь самому себе.
Но у Учителя нет проблем. Он может помочь вам в существенной степени, потому что он видит вас насквозь. Вы становитесь прозрачным перед ним. Психотерапевт является профессионалом: если он даже и заботится о вас, показывает свою любовь к вам, свое волнение по поводу вас, то это все профессиональный жест. Учитель не привязан к вам своей профессией. Ваши отношения совершенно другие; это отношения между сердцами.
На Западе сейчас очень много психотерапевтов, но ничто не свидетельствует о том, что они оказывают действительную помощь. Пациенты ходят от одного психоаналитика к другому, от одного врача к другому. Всю свою жизнь они ходят от одной двери к другой. Нужны Учителя, нужны реализовавшие себя люди, которые достигли состояния любви. Но даже в обычной психотерапии может так случиться, что пациент больше не чувствует себя пациентом и терапевт больше не чувствует себя терапевтом - возникает некоторое состояние любви, человечности; они забыли про свои профессиональные отношения - тогда исцеление случается немедленно.
Исцеление является функцией любви. Любовь является величайшей терапией, и мир нуждается в терапевтах, потому что миру не хватает любви. В них не было бы нужды, если бы люди были любящими: если бы родители были любящими, если бы школьные учителя и профессора были любящими, если бы общество было любящим.
Каждый рождается, чтобы оставаться здоровым и счастливым. Все ищут здоровья и счастья, но что-то где-то упускается, и тогда все страдают. Это страдание можно предвидеть; оно становится правилом. Правилом должно стать счастье, ожидать следует его. Мне хотелось бы иметь перед собой мир, в котором рождались бы будды, но о них никто не вспоминал бы, потому что они были бы правилом. Сейчас вспоминают Будду, вспоминают Христа, вспоминают Лао-цзы, потому что они являются исключением. Иначе кто бы вспоминал о них? Если будда будет в каждом доме, если будду можно будет найти на любом рынке, если вы сможете встретить Лао-цзы где угодно, то кого они будут беспокоить? Тогда это будет просто правилом. Так и должно будет быть.
Лао-цзы говорит: «Если бы мир действительно был бы моральным, то не было бы никакой возможности стать святым». Когда мир действительно религиозен, нет необходимости быть религиозным. Люди были бы просто религиозными; тогда религии не были бы нужны. Если бы везде был порядок, дисциплина, естественные порядок и дисциплина, то не существовало бы слов «порядок» и «дисциплина». Идея порядка появляется лишь тогда, когда вокруг беспорядок. Люди начинают говорить о дисциплине, когда нет никакой дисциплины; они говорят об исцелении, когда вокруг болезни. Люди говорят о любви, когда любовь упущена. Но в основном терапия - это функция любви.
Это вопрос психотерапевта, Будхагоши. Мне бы хотелось, чтобы он учел мои слова в своей жизни. Он скоро поедет домой: и теперь он поедет не как терапевт, а как человеческое существо. Никогда не смотрите на пациента как на пациента. Смотрите на него как на человека, который пришел что-то узнать - как на ученика. Помогите ему, но не как эксперт; помогите ему как обычное человеческое существо - от этого будет больше целительной пользы. При этом будет меньше терапии и больше исцеления. Иначе терапией можно заниматься многие годы, а результат будет почти нулевым. Иногда результат может быть даже отрицательным.
Я слышал о человеке, который имел очень любопытную привычку: когда он бывал в пивной, он никогда не выпивал все вино, а оставлял часть в стакане и расплескивал этот остаток вокруг, на всех людей. Его били за это много раз. Потом владелец пивной сказал ему: «Почему бы тебе не сходить к психоаналитику? Тебя нужно лечить, иначе тебя все время будут бить и выбрасывать из пивной. Ты снова пришел и снова делаешь то же самое. Что-то в тебе не так. Ты одержимый».
Итак, он пошел к психоаналитику, а через три месяца пришел снова. Он выглядел лучше. Владелец пивной спросил: «Был ли ты у психоаналитика? Ведь ты отсутствовал три месяца».
Человек ответил: «Да, и это очень помогло мне».
«Ты излечился?» - спросил хозяин.
Он сказал: «Излечился полностью». Но снова сделал то же самое.
Хозяин сказал: «Что же это было за лечение? Ты снова делаешь то же самое!»
Человек сказал: «Но я совершенно изменился. Раньше я делал это и всегда испытывал чувство вины. Больше я не испытываю чувства вины. Психоаналитик помог мне, он избавил меня от чувства вины. Раньше это смущало меня, теперь меня это не беспокоит».
Это то, что случилось на Западе: психоаналитики помогли многим людям почувствовать, что ничто не имеет большого значения. Это не дало им большей ответственности, это всего лишь сняло с них чувство вины. Чувство вины - плохое чувство, его нужно устранить. Но от него нужно избавиться таким образом, чтобы человек отучился от идеи вины, но приучился бы к идее ответственности. Чувство вины - это плохое чувство; чувство вины опасно - оно разрушает вас. Оно подобно ране. Но почувствовать ответственность очень и очень важно - это дает вам душу, это дает вам собранность, целостность. И пока вы не почувствуете свою ответственность, вы не будете здоровым человеком. Здоровый человек всегда осознает, что он делает, он отвечает за это. Сама идея ответственности даст вам свободу, чувство собственного достоинства. Из нее вырастает подлинное человеческое существо. Вы будете становиться более настоящим, вы будете все в большей степени здесь и сейчас.
Идея вины является фальшивой монетой. Она похожа на идею ответственности, но это не ответственность. Чувство вины подавляет вас. Ответственность придаст вашей жизни интенсивность, заострит осознанность. Вы станете более целостным, вы будете ощущать себя более собранным.
Буддхагоша, отправляйтесь на Запад, но теперь не как психотерапевт. Теперь вы санньясин. Почувствуйте ответственность за это. Идите, чтобы помочь людям, и если вы будете помогать людям, то и вам будет от этого огромная помощь. Если вы любите людей, вы будете любимы. Если вы исцеляете людей, если вы стали средством исцеления силы и энергии, то и вы будете исцелены. И всегда помните: исцеляя человека, вы являетесь частью процесса; вы тоже исцеляетесь. Обучая человека, вы тоже обучаетесь. Лучшим в мире способом выучить что-то является обучение этому чему-то кого-то другого. Но помните: Учитель - это тоже ученик. Он все время учится. Каждый ученик - это новый урок; работать с каждым новым учеником или пациентом - это открыть новую книгу, новую жизнь.
Награда за любовь велика. Идите в мир как санньясин и создайте вокруг себя такой климат, чтобы пациент приходил к вам учиться, переучиваться, трансформироваться. Он должен восприниматься не как история болезни, не как случай из практики, а как беспомощное человеческое существо, такое же беспомощное, как и вы. И не смотрите с башни: я более святой, чем ты, я выше тебя, я знаю больше тебя. Не смотрите так; пристальный взгляд насильственен, под ним любовь становится невозможной. Глядите как обыкновенное человеческое существо, такое же беспомощное, как и другие, - в той же лодке, в том же затруднительном положении. Вы окажетесь полезными, великое исцеление свершится благодаря вам.
Я слышал рассказ об одном известном Гарвардском профессоре, Чарльзе Коупленде. Один из студентов спросил его: «Могу ли я что-либо сделать, чтобы научиться искусству беседы?»
«Да, и только одно, - ответил Коупленд, - если вы будете слушать, что я буду говорить вам».
В течение нескольких минут стояла тишина, затем студент сказал: «Я слушаю, профессор».
«Вот видите, - сказал Коупленд, - вы уже учитесь».
Слушать - значит учиться, потому что, когда вы безмолвно слушаете, все существование начинает разговаривать с вами. Момент, когда вы абсолютно безмолвны, является величайшим моментом обучения.
Жизнь раскрывает свои секреты, когда вы безмолвны.
Поэтому, помогая ученику, попутчику, другу или пытаясь исцелить пациента, будьте великим слушателем. Слушайте так страстно, так внимательно, чтобы другой постепенно стал способным к раскрытию перед вами своих самых секретных глубин - глубин, которых он не раскрывал никому, потому что никто не был готов слушать его; глубин, которых он не раскрывал даже самому себе, потому что и он сам не был готов слушать; глубин, которые всегда оставались в темноте. Слушайте так внимательно, чтобы сама обстановка вашего слушания выносила бы на поверхность все, что было скрыто в пациенте, в ученике. Он будет удивлен, что он говорит все это вам; он никогда не знал, что все это существует в нем. Своим слушанием вы заставили его осознать свое собственное бессознательное, а это является целительной силой. Раз бессознательное становится сознательным, то многое исчезает. Исчезает все, что является хламом, углубляется все, что является значительным.
Но как вы можете научиться слушать? Стараясь быть великим слушателем. Когда вы слушаете пациента или друга, не начинайте скучать. Если вам надоело слушать, скажите ему, что сейчас неподходящий момент: «Когда-нибудь в другой раз; сейчас я не в настроении слушать». Никогда не слушайте кого-то другого, когда вы испытываете скуку, потому что ваша скука создает климат, в котором другой немедленно начинает ощущать, что он отвергается. Ваша скука говорит ему: «Все, что ты говоришь, является вздором. Прекрати, заткнись». Говорите вы это на самом деле или нет — не имеет значения. Все ваше существо говорит: «Прекрати! Покончим с этим».
В связи с этим Фрейд обычно использовал некий метод. Метод заключался в том, что он прятался от пациента. Пациент лежал на кушетке, а Фрейд сидел у него за спиной. Пациент не мог видеть, о чем думает Фрейд, слушает он или нет. Он сидел за спиной у пациента, а тот должен был разговаривать с самим собой. Психоанализ Фрейда длился много лет: три, четыре, пять, даже десять лет. Были даже пациенты, которые подвергались анализу в течение двадцати лет, и ничего не случилось. Это бесчеловечно. Сядьте с пациентом лицом к лицу; посмотрите ему в глаза, не скрывайтесь как призрак. Будьте человеком, будьте открытым и слушайте.
Фрейд учил своих учеников никогда не прикасаться к пациенту. Это абсолютно неправильно, потому что тогда вы теряете некоторые человеческие свойства. Бывают моменты, когда простое прикосновение к руке пациента сделает очень много, гораздо больше, чем могут сделать все психоанализы. Но Фрейд очень боялся, что есть возможность, что между врачом и пациентом возникнет интимность. Врач должен был оставаться далеко и высоко; он не должен был спускаться в мир людей. Кажется, что Фрейд очень боялся своей собственной человечности. Он очень боялся своего собственного ума. Он не мог допустить интимности; в нем, должно быть, существовал очень глубокий страх, очень глубокий комплекс. Люди, которые боятся отношений с другими, боятся самих себя, потому что в отношениях с другими они раскрываются, в отношениях с другими они отражаются как в зеркале. Фрейд был святошей.
Нельзя быть так далеко от пациента, иначе исцеление не случится. Подойдите ближе. Пациент должен восприниматься в глубокой интимности, чтобы он мог раскрыться, чтобы он мог принести вам все свое сердце.
И реагируйте! Не слушайте как мраморная статуя -реагируйте. Иногда смейтесь вместе с ним, иногда плачьте — реагируйте, потому что, когда вы реагируете, отношения между вами становятся живыми. Если вы не реагируете, они превращаются в застывшую, мертвую вещь. Реагируйте; сделайте все живым, тогда многое возможно. Можно достичь гораздо большего, чем просто с помощью анализа, чем с помощью диагноза. Психоанализ Фрейда остается ловушкой ума. Реальная терапия должна быть тотальной.
Четвертый вопрос: это марксистский вопрос, вопрос христианских теологов - так много болезней вместе!
В традиционном Китае была пословица: «Конфуцианец на службе, даос вне службы». Это представляет собой глубокое разделение и дилемму в китайском обществе и, вероятно, во всех обществах. Может ли быть такое общество просветленных, которое не учило бы пути эго? Или общество по своей природе является очень упорядоченной и структурированной реальностью вычисляющего и репрессивного коллективного ума и эго; действительно ли общество, даже состоящее из просветленных или якобы просветленных индивидуальностей, противостоит просветленности?
Прежде всего, эта восточная пословица прекрасна: «Конфуцианец на службе, даос вне службы». Если вы живете с людьми, вы должны следовать некоторым правилам. Эти правила не являются истиной в последней инстанции, это всего лишь правила игры. Например: если вы идете по дороге, вы должны идти по правой или по левой стороне -как решит общество. Если вы начнете ходить где угодно, вы попадете в беду, вы создадите неудобства для других. Правило движения по левой стороне не является чем-то абсолютным; это нечто удобное для использования. Это не означает, что Бог дал нам заповедь ходить по левой стороне; в Америке, например, все ходят по правой стороне. Придерживаетесь вы правой стороны или левой - не имеет значения; но вы должны придерживаться какой-то определенной стороны. Правила существуют, потому что общество состоит из многих людей. Если бы вы были один на дороге, не было бы никаких проблем. Если вы владеете частной дорогой, по которой ходите один, то вы можете поступать по своему усмотрению. Тогда нет необходимости придерживаться левой стороны, тогда это будет одержимостью, глупостью. Человек должен жить полностью свободным - это и есть Лао-цзы. Но там, где есть другие, ваша свобода может превратиться в хаос, а хаос - это не свобода. Когда во что-то вовлечены и другие люди, вы должны следовать некоторым правилам. Нет необходимости быть одержимым ими. Но есть люди, которые одержимы правилами.
Бывая в Калькутте, я обычно останавливаюсь в доме одного своего друга. Он является судьей Высшего суда. Однажды, когда его не было дома, его жена сказала мне: «Мой муж является вашим последователем, он читает ваши книги, он чрезвычайно любит вас. Вы меня очень обяжете, если скажете ему одну вещь». Я спросил: «Что это за вещь?» Женщина сказала: «Скажите ему, пожалуйста, не быть судьей в постели. Даже в постели он остается судьей Высшего суда; он никогда не выходит из этой роли».
Хорошо быть судьей в суде. Было бы неправильным быть мужем в суде, так же, как неправильно быть судьей в постели. В суде человек должен быть судьей - вот что означает конфуцианство.
Конфуций думает о взаимоотношениях между людьми, об обществе, о мире: этикет, манеры, закон. Конфуций - это как Моисей или Ману: он дает закон. Лао-цзы приносит в мир любовь и свободу. И хорошо, если вы движетесь в этих двух полярностях. Не думайте, что они разделяют вас. Они не разделяют вас. Они, на самом деле, дают вам больше свободы, больше возможностей, потому что, если вы будете оставаться даосом, вы рано или поздно должны будете уехать в Гималаи. Вы не сможете жить в обществе, потому что вы все время будете попадать в беду. Либо вы должны будете уйти в Гималаи, либо вы будете распяты людьми. Это то, что случилось с Иисусом.
Один христианский епископ сказал мне: «Где бы ни проходил Иисус, там была революции, но там, где прохожу я, люди подают чай!» Иисус был опасным человеком.
В этой пословице заключена глубокая мудрость: нет никакой необходимости все время вызывать революцию там, где вы проходите; нет нужды все время заставлять людей делать для вас крест. Было бы мудрее, иногда было бы лучше, чтобы был подан чай. Одержимость революцией -это болезнь. А вносить этикет и манеры в свой дом, чтобы вы не могли расслабиться даже в своей спальне, - это тоже одержимость.
Эта пословица изумительно прекрасна. Я с ней полностью согласен. Будьте конфуцианцем в мире, а в вашем внутреннем мире будьте даосом, последователем Лао-цзы. И здесь нет никакого разделения! В этом нет ничего плохого. Вы просто являетесь гибким, текучим: когда появляются другие, вы следуете правилам, потому что с другими приходят правила; когда вы один, нет необходимости в каких-либо правилах. При отсутствии других правила исчезают. В вашем уединении вы совершенно свободны, но когда вы находитесь с кем-то другим, на вас лежит ответственность. Рядом кто-то другой, вы должны быть осторожным, заботливым. Это часть любви: забота о другом. Так что я не вижу в этом никакой дихотомии, никакой дилеммы.
И второе: «Действительно ли общество, даже состоящее из просветленных или якобы просветленных индивидуальностей, противостоит просветленности?»
Да, общество по самой своей природе выступает против просветления, потому что просветление — явление, в основном, индивидуальное. Оно случается в вашей уединенности. Оно случается только тогда, когда вы абсолютно одни. Посторонний действует как барьер. Общество направлено против просветления, оно всегда будет таким, потому что общество - это организация. Общество, даже если оно называет себя революционным, не может быть революционным. Все общества построены на традиции, даже общество Мао. Традиция может быть новой, только и всего, но это традиция. Российское общество является сейчас таким же традиционным, как и любое другое общество.
Общество не может быть революционным, потому что оно должно быть установившимся, оно должно иметь какие-то учреждения, оно должно следовать некоторым правилам. Только индивидуальность может быть в чистом виде революционной, только она может бунтовать. Она не нуждается ни в какой организации, ни в какой структуре. Но раз есть другие, появляется организация. Общество не может существовать для просветленных, потому что ^люди, которые становятся просветленными, выходят, в некотором смысле, за пределы общества. Они выпадают из рамок правил, они начинают жить своей свободой. Этого не случится, если вы будете следовать китайской пословице. Тогда общество не будет выступать против просветления. Оно может не быть за него, но оно и не будет против.
Если, находясь в мире, вы следуете его правилам, а в своем уединении вы уходите в неизвестное, то нет никаких проблем. Проблема возникает тогда, когда прямо на середине дороги вы начинаете медитировать или начинаете плясать. Ничего плохого в танце нет - просто вы выбрали для него неподходящее место. Имеется свое время и свое место для всего. Просто не стойте посреди дороги и не создавайте помех движению. Если вы понимаете эту пословицу, то у вас никаких неприятностей не будет.
Но общество само по себе никогда не будет за просвет ленных, потому что просветление - это индивидуальное явление. Оно случается с отдельными людьми, а не с обществом в целом. Вы становитесь просветленным, но не группа, не общество. Общество, на самом деле, - это просто название для коллектива, для собрания индивидуальностей. Нет такого пеяятия, как «душа общества»; душа индивидуальна. Общество — это просто некоторое устройство, это нечто поверхностное. Оно необходимо, но это необходимое зло; его следует терпеть. Но общество не беспокоится о том, станете вы просветленным или нет. Для общества достаточно Конфу-ция. Для отдельной личности Конфуция недостаточно, для нее необходим Лао-цзы. Для общества достаточно Моисея. Для личности Моисея недостаточно — он необходим, возможно, но не достаточен - нужен Иисус. И раз вы понимаете это, то вы можете создать внутри себя синтез этих двух людей, и тогда нет никаких проблем.
В Талмуде имеется одно из самых прекрасных высказываний, когда-либо сделанных человеком: «Один человек перевешивает все критерии». Не только общество, не только эту землю, но и все критерии. Это правда, потому что один человек может стать средством для проявления божественного. Один человек может стать возможностью для существования Бога, для его присутствия, для его проявления себя. Один человек может стать цветением предельного. Общество утилитарно; один человек перевешивает все критерии.
В Талмуде есть еще одно утверждение: «Всякий раз, когда вы наталкиваетесь на следы человека, перед вами стоит Бог: поклонитесь». Всякий раз, когда вы видите следы человека, перед вами стоит Бог - возможность.
Общество - это просто структура без души. Душа -атрибут индивидуальности. Один человек перевешивает все общества. А революция одной индивидуальности перевешивает все революции во всей истории, потому что один человек может стать утробой для возрождения Бога.

Пятый вопрос:
Чем ближе я подхожу, тем большую жажду я испытываю. Когда же начнется утоление жажды?
Само ожидание может действовать как барьер. Вы забываете об утолении жажды; вы просто жаждете и наслаждаетесь этим. Когда жажда становится тотальной, это явление исчезает.
Я хотел бы прочитать вам несколько строк из Элиста:
Мы не прекратим поиски. И концом всех наших поисков будет прибытие в то место, откуда мы начали, и познание этого места в первый раз; когда языки пламени превращаются в огненную корону и пламя и роза становятся чем-то единым...
...и жажда, и утоление жажды становятся чем-то единым; и роза и пламя являются единым. Когда пламя является тотальным, оно внезапно трансформируется и остается толь-короза, анепламя. Когдажаждаявляетсятотальной, тосама эта тотальность меняет ее качество — она превращается в утоление жажды; бесконечное удовлетворение. Утоление жажды не является чем-то отделенным от самой жажды, запомните это.
Жажда. Станьте настолько тотальными, чтобы исчезнуть в вашей жажде; а затем пламя и роза станут единым.
Последний вопрос:
Я боюсь, что если я расслаблюсь, то исчезну навсегда.
Вы правильно боитесь: вы действительно исчезнете навсегда; но сейчас вы не можете бежать. Сам страх показывает, что вы не можете бежать сейчас. Сам страх показывает, что вы все правильно понимаете: что вы исчезнете, если расслабитесь, если пойдете по пути всеприятия. Но вы есть ваше страдание и ничто другое; вы есть ваш ад и ничто другое. Как долго можете вы цепляться за это? Рано или поздно вы должны будете расслабиться, вы должны будете стать на путь всеприятия.
Я расскажу вам одну историю. История очень старая; это история о царе Мидасе.
Мидас искал мудреца, который мог бы стать его Учителем. Он слышал о товарище Диониса, которого звали Силен. Он долго искал его и, наконец, схватил его. Когда Силен попал в его руки, царь спросил его: «Что является самым лучшим, самым предпочтительным для человека?»
Демон долго упрямо молчал, пока царь не заставил его говорить. Тогда демон разразился хохотом и сказал: «Жалкие, эфемерные твари, дети случая и нужды; зачем вы заставляете меня говорить то, что для вас предпочтительней было бы не слышать? О самом лучшем вы никогда не могли бы и подумать. Самым лучшим для вас было бы не родиться. Это невозможно, потому что вы уже родились. Для вас лучшим было бы не родиться, не существовать, быть ничем. Но следующим по предпочтительности является: умереть как можно скорее. Только это следующее является возможным для вас».
Мидас очень рассердился. Он сказал: «Я пришел в поисках жизни, а не смерти».
Силен сказал: «Никто не может познать жизнь, пока он не умрет».
Поэтому я знаю ваш страх, я понимаю его, этот страх имеет под собой основу. Он не обманывает вас, он говорит вам правду: что если вы расслабитесь, вы уйдете навсегда. Необходим этап возникновения, когда человек должен исчезнуть полностью, должен умереть полностью; только тогда возможно воскресение. Когда вы умираете, рождается нечто большее, чем вы, и ради этого и осуществляется весь поиск. Из смерти появляется жизнь. Впустите смерть.
Я понимаю ваши трудности. Несмотря на свой страх, вы должны расслабиться, вы должны пойти на всеприятие.
Был один очень известный дзэнский Учитель, Тосан. Ученик спросил его: «Учитель, что есть Дао?»
Учитель сказал: «Дракон, поющий в сухом лесу».
Ученик сказал: «Интересно, есть ли кто-либо на свете, кто слышал это».
Учитель сказал: «Нет никого на свете, кто бы не слышал этого».
Ученик сказал: «Я не знаю, какую песню поет этот дракон».
Учитель сказал: «Я тоже не знаю, но все, кто слышал ее, потеряли себя».
Все, что я пою вам, - это песня дракона в сухом лесу. Все, кто слышит меня, исчезнет. Теперь дело за вами: либо вы слушаете меня, либо вы слушаете свой страх, страх, который вы слушаете уже целую вечность. В страхе вы жили до сих пор, но ничего не достигли. Ваша жизнь - это просто пустая бесплодность, пустыня без единого оазиса. Вы слишком долго слушали свой страх; пусть он теперь вас не беспокоит. Скажите ему: «Замолчи!» Вопреки ему двигайтесь дальше.

Вы исчезнете, но это единственный путь приобрести себя. Иисус сказал: «Если вы попытаетесь спасти свою жизнь, вы потеряете ее. Если вы потеряете ее, вы приобретете жизнь в избытке, жизнь вечную».
Теряется только временное, а приобретается вечное. Теряется только бесполезное, а приобретается предельно возможное. Теперь вам решать.
Вы должны принять решение либо в пользу своего страха, либо в пользу моей любви.

Беседа 5
Вот, приблизился предающий Меня
25 декабря 1975 г., Пуна

Евангелие от Матфея, глава 26
36. Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там.
37. И взяв с Собою Петра и обоих сыновей Заведеевых, начал скорбеть и тосковать
38. Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со мною.
39. И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты.
40. И приходит к ученикам, и находит их спящими, и говорит Петру: так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною?
41. Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух желает, плоть же немощна.
42. Еще, отойдя в другой раз, молился, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя.
43. И, придя, находит их опять спящими, ибо у них глаза отяжелели.
44. И, оставив их, отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слово.
45. Тогда приходит к ученикам Своим и говорит им: продолжайте спать и почивать; вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников;
46. Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня.

Мы все пустые внутри люди,
Мы все чем-то начиненные люди,
Мы все учились вместе,
И головы наши набиты соломой. Увы!
Когда мы шепчемся друг с другом,
Наши высушенные голоса
Спокойны и малозначительны,
Как ветер в сухой траве
Или крысиные шаги по битому стеклу
В нашем сухом подвале.
Очертания без формы, тень без цвета,
Парализованная сила, жест без движения;
Те, кто с прямым взглядом
Перешел в царство иное, в царство смерти,
Вспоминайте нас - если вы вообще вспоминаете -
Не как потерянные неистовые души,
А только как пустых людей,
Чем-то начиненных людей.

Эти строчки из Элиста весьма многозначительны, чрезвычайно многозначительны. Человек в своем невежестве является просто отрицательной пустотой; набитым соломой, полым внутри. Вы просто понаблюдайте за собой. Что вы приобрели в жизни? Вы, возможно, многое потеряли, но не приобрели ничего. И пусты не только ваши руки, все ваше" существо также является пустым. Причем оно является пустым отнюдь не в буддийском смысле: пустота не в смысле безмолвия, пустота не в смысле полноты бытия; но пустота, связанная с недостатком сознания, пустота, связанная с потерей осознанности. Вы не присутствие, вы отсутствие — вы являетесь пустотелым внутри, набитым соломой. Эта солома может быть золотой, это могут быть деньги; эта солома может быть властью. У этой соломы тысячи названий, но это солома, потому что она не питает душу. Она не создает душу, она является разрушительной. Максимум, что она может дать, так это ощущение полноты — очень обманчивое ощущение.
Есть два способа жизни. Один из них заключается в достижении истинной пустоты, положительной пустоты - это путь медитации, молитвы, путь, который постепенно приводит к Богу. Другой путь заключается в том, чтобы все время набивать себя бесполезными, пустыми вещами, не имеющими какого-либо высшего смысла. Они могут, самое большее, дать вам почувствовать себя занятым, но рано или поздно вы обнаружите, что упустили возможность.
Когда Вудро Вильсон стал президентом Америки, вся его семья праздновала это событие. Его друзья по всей стране радостно танцевали, он сам плакал и рыдал в своей комнате. К нему приблизилась его жена. Она не могла поверить своим глазам, потому что Вудро Вильсон сидел в свеем кресле около окна, с поникшей головой, печальный, каким никогда не был, со слезами, катящимися из глаз. С глубокой любовью она спросила своего мужа: «Что случилось? Почему ты плачешь?» Он поднял на нее свои печальные глаза. Он сказал: «Теперь, когда я стал президентом самой могущественной страны, теперь, когда я стал самым могущественным человеком в мире, я осознал всю абсурдность этого. Ничего не приобретено, а я растратил всю свою жизнь. Теперь я понял тщетность власти, потому что рано или поздно придет смерть, а я бессилен против нее».
А если ваша власть бессильна против смерти, то это просто обман. Пока вы не достигнете бессмертия, ваша власть - это не власть, это просто фальшивая монета.
И кто может достичь власти вопреки смерти? Человек, который достиг истинной пустоты, положительной пустоты. Другим именем для пустоты является глубокая внутренняя самореализация. Вы не наполнены соломой, но вы наполнены своей собственной осознанностью. Вы не наполнены мебелью: автомобилями, домами, деньгами и прочей чепухой. Вы просто наполнены своим бытием, своей чистой «естьностью», своим чистым существованием. Тогда для вас не существует смерти.
Это последняя ночь Иисуса со своими учениками, и это очень многозначительно, потому что они больше не увидят его снова. Я уже говорил вам раньше и хорошо бы напомнить это снова, что Иисус - это мост. Он - человек плюс Бог. Будда - это чистая божественность; человек исчез полностью. Вы не можете представить себе Будду печального, вы не можете представить себе Будду, что-то просящего у Бога. Иисус - и то и другое; в этом его парадокс, в этом его красота. Он является мостом между этими отдаленными явлениями: между человеком и Богом - сын человека и сын Бога. Когда Иисус молится в этих сутрах, это его сыновья часть молится его же собственной отцовской части. Христиане полностью упустили этот момент. Это не молитва, адресованная некоторому Богу на небесах; ведут диалог две его собственные полярности; Иисус как сын человека общается в этом диалоге с Иисусом - сыном Божьим. Это внутреннее явление.
Позвольте мне прочитать вам сутру.
Потом, приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсидшния, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там.
Эти слова: «Посидите тут» означают в точности то, что люди дзэна называют «дзадзэн»: это значит просто сидеть и ничего не делать. Когда Иисус говорит: «Посидите здесь», он хочет сказать им: «Вы просто сидите, ничего не делайте. Просто оставайтесь осознающими, безмолвными, как тихий пруд без какой-либо ряби мыслей, просто сидите». Люди дзэна знают значение этого, христиане - полностью забыли.
В христианстве исчезла сама идея простого сидения. Это христианская интерпретация. Они считают, что Иисус просто приказал своим ученикам сидеть. Когда говорит такой человек, как Иисус, его слова не должны интерпретироваться обычным образом. Его язык не является обычным. Слова могут быть обычными, но значение их - никогда. Он говорит своим ученикам: «Будьте в состоянии дзадзэн».
Позвольте мне объяснить вам, что такое дзадзэн. Дзадзэн - это глубочайшая незанятость, то есть неделание ничего снаружи и неделание ничего внутри. Это даже не медитация, потому что когда вы медитируете, вы прикладываете какого-то рода усилия, вы пытаетесь что-то делать: повторять мантры, вспоминать Бога или даже вспоминать себя. Но эти усилия порождают рябь на воде, эти усилия порождают всяческие вибрации, и ваше сидение становится испорченным. То^да ваше сидение не является чистым, не является невинным. Дзадзэн означает: сидеть и только сидеть, ничего другого не делая. Это неделание со стороны тела, это неделание со стороны ума. Это состояние неделания. Это не означает, что вы крепко спите, потому что сон - это тоже действие. Это не означает, что вы мертвы, потому что, если вы мертвы, вы просто не сможете сидеть. Это просто означает, что вы являетесь чрезвычайно живым, интенсивно живым, никуда не движущимся огнем бытия, резервуаром энергии, находящемся в состоянии глубокого ожидания. Вы просто ожидаете, что что-то случится, и даже не ожидаете, потому что ожидание снова дает всплеск мыслей и ум начинает функционировать. Все находится в подвешенном состоянии. Вы дышите, и это все, что вы делаете. Но это не делание, потому что дыхание осуществляется само по себе. Вы не должны ничего делать, вы должны просто сидеть.
О Бодхидхарме рассказывают, что он просидел девять лет, глядя на стену своей пещеры. История рассказывает, что его ноги совершенно атрофировались. Девять лет молчаливого сидения, ничего не делая: он не повторял мантры, он не вспоминал никакого Бога, он не совершал никакой молитвы. Он просто сидел, глядя на стену. Его ноги иссушились. Это очень существенно, потому что ноги являются символом активности, движения. Всякое движение исчезло. Сознание стало неподвижным резервуаром энергии, просто чистой энергией, ни на что не направляемой.
Потом пришел его первый ученик, потому что Бодхидхарма не принимал в учение никого, пока тот не проявит чрезвычайную тягу к тому, чтобы следовать ему. Пришел Хай Куджо. Говорят, что он отрубил свою руку и предложил ее Бодхидхарме, говоря: «Повернись ко мне, или я отрублю себе голову».
Бодхидхарма вынужден был обернуться. Это было его первое движение, сделанное за девять лет. Он сказал: «Подожди - ты тот человек, которому я могу передать свое послание».
И снова это может быть правдой или нет, что ученик предложил свою руку. И снова это символично: руки означают активность, деятельность. Ноги означают движение, руки означают деятельность. Человек может раскрыться, только отдав свою активность, свою деятельность. Бодхидхарма отдал свое сообщение, отдал всего себя этому человеку, который символически показал, что он готов потерять свою деятельность.
Когда Иисус сказал своим ученикам: «Сидите тут», он имел в виду дзадзэн: «Вы просто сидите и ждите, потому что приближаются чрезвычайные события. Должно что-то случиться, что никогда больше не случится в истории человечества. Приближается что-то неповторимое, что-то уникальное. Вы ждите, сидите и наблюдайте. Не делайте никаких движений, потому что достаточно легкого движения мысли и тела, достаточно какой-то эмоции - и вы можете упустить самое главное. Сын человеческий должен быть доставлен к Богу. Сын человеческий должен исчезнуть, должен появиться сын Божий. Должно случиться величайшее событие: сидите тут».
И слово «тут" тоже очень многозначительно. «Сидите» означает: не двигайтесь в пространстве, «тут» означает: не двигайтесь во времени. Просто будьте здесь и сейчас -никакого движения в пространстве, никакого движения во времени. Для учеников было бы легче - потому что было поздно, а они устали от целого дня празднования, от своей активности, им хотелось спать, - для них было бы легче, если бы им позволили походить вокруг. Они смогли бы бодрствовать. Но Иисус сказал: «Сидите. Сидите здесь, не бродите вокруг. Не двигайтесь в пространстве и не двигайтесь во времени».
Тело движется в пространстве; ум движется во времени. Тело - часть пространства, ум - часть времени. Иисус говорит: «Сидите - здесь». Сидя, вы прекращаете движение в пространстве; пребывая здесь, просто будучи здесь, вы прекращаете движение ума. В этом весь смысл дзадзэна. Если грубо проинтерпретировать слова Иисуса, то он сказал своим ученикам: «Делайте дзадзэн...»
...пока Я пойду, помолюсь там.
Иисус собирается молиться; молитва - это мост. Сын собирается обратиться с молитвой к отцу; низшее собирается молиться высшему; земля собирается молиться небу; семя собирается молиться дереву, будущему. Молитва - это любовь.
Иисус сказал: «Я собираюсь предложить себя моему Богу. Сидите молча, наблюдайте, будьте бдительными» -будьте такими же внимательными и бдительными как любовница, ожидающая любовника. При любом движении ей кажется, что это идет ее любимый, это могут быть его шаги... Она бросается к двери. Это может быть просто ветер, играющий в ветвях деревьев, это может быть просто нищий, просто прохожий, но женщина все время бдительна, она ждет - она страстно и интенсивно сфокусирована на этом. Иисус говорит: «Наблюдайте, сидите здесь. Я буду молиться».
Когда человек, подобный Иисусу, молится, Бог отвечает. Если на ваши молитвы нет ответа, не жалуйтесь. Это просто показывает, что вы не молились. Если на ваши молятвы не отвечают, то это просто показывает, что вы совершали что-то другое, но не молитву. Молитва - это тотальное, безусловное предложение самого себя: «Я твой. Да будет воля твоя». Иисус собирается молиться. Когда Иисус собирается молиться, земля собирается встретиться с небом. Если ученики смогут быть безмолвными наблюдателями, они станут свидетелями величайшего события, грандиозного события: небо спустится, чтобы встретиться с землей, отец спустится, чтобы встретиться с сыном. В сердце Иисуса должно произойти великое явление: полярности должны объединиться, противоположности должны встретиться. И он прямо говорит своим ученикам: «Посидите тут, пока я пойду, помолюсь там».
Еще одно, и мы продолжим.
Медитация — это просто сидение. Медитация — это просто пребывание там, где вы есть. Молитва - это движение, медитация - это сидение. В молитве вы распространяете вширь свое существо. В молитве вы вздымаетесь подобно волнам океана, чтобы прикоснуться к чему-то высшему. В медитации вы просто ждете. Медитация пассивна, молитва -нет; молитва активна. В медитации вы просто открываете двери своего сердца и ждете. В молитве этого недостаточно -вы открываете двери и устремляетесь к вершинам. Вот почему Иисус говорит: «Я пока пойду и помолюсь там. Пока я молюсь, вы медитируйте».
Когда Учитель молится, многое может случиться с учениками, если они могут просто ждать и медитировать. Потому что, когда любовь целого ниспускается на Учителя, она естественно изливается и на учеников. Только Учитель может молиться, ученики могут только медитировать. Потому что молитва возможна только тогда, когда вы знаете, что такое Бог. Молитва возможна тогда, когда вы познали целое. Медитация же возможна и в том случае, когда вы ничего не знаете о Боге. Для медитации, на самом деле, Бог не нужен. Вот почему религии, основанные на медитациях, являются атеистическими: и джайнизм, и буддизм являются атеистическими; они не верят ни в какого Бога. В этом нет необходимости. Они являются религиями, основанными на медитациях: люди просто сидят и ждут. Когда они готовы, приходит Бог. В религиях, основанных на молитве, — в христианстве, в индуизме, в исламе, - люди не просто сидят, они идут навстречу Богу. Они находятся в движении. Вы можете представлять себе джайнизм или буддизм как спокойный океан без какого-либо волнения, без волн. Вы можете представлять себе христианство, ислам, индуизм как океан во время высокого прилива - огромные волны, вздымающиеся навстречу небу.
Молитва отлична от медитации: медитация - это пассивность, молитва - активность. Вот почему буддизм и джайнизм учат самоотречению, уходу от активности. Христианство учит служению, участию в мирских делах, поискам Бога. Но молиться может только Учитель, потому что любовь возможна только тогда, когда вы знаете другого. Как вы можете обращаться к Богу? Вы его не знаете. Как вы можете говорить Богу «ты»? Вы его не знаете. Он может, самое большее, оставаться гипотезой, а гипотезе нельзя говорить «ты». Она может оставаться чем-то неодушевленным, к ней нельзя обращаться на «ты». Ее можно использовать, но ее нельзя любить. Невозможно любить математическую теорему. Никто не может любить величайшую из формул, формулу Эйнштейна: Е=тс^. Как ее можно любить? Как вы можете называть ее «ты»? Как вы можете склониться перед ней? Как могут слезы течь из ваших глаз; как вы можете танцевать вокруг нее? Может быть, эта формула имеет большое значение, может быть, она многое объясняет, но это не может быть объектом поклонения. Если вы знаете Бога, вы прикасаетесь к нему, как прикасаетесь к своей любимой, вы целуете его, как целуете любимую, вы смотрите в глубину его глаз, как смотрите в глаза любимой. Пока Бог не придет к вам, как любимая, молитва невозможна. Ваша молитва будет фальшивой.
Но Учитель может молиться. Когда он молится, небо опускается на него, окружает его, прикасается к нему со всех сторон, со всех направлений. И если ученики просто сидят там в глубоком дзадзэне и медитируют, то их сердца придут в возбуждение. Неизвестное коснется и их, неизвестное проникнет в них тоже. Потому что, когда идет дождь, когда Бог изливается дождем, он изливается не как скряга. Когда Бог изливается дождем, он изливается в огромном изобилии; он наполняет всю землю. Когда люди молча ждут и медитируют, внезапно они наполняются им. Лишь тогда становится возможной молитва, но не раньше этого. Нужно реальное прикосновение, нужен контакт. К Богу нужно прикоснуться, человек должен прикоснуться к Богу; только тогда возникает доверие.
Медитация не нуждается в Боге. Вы можете отказаться от этой гипотезы и медитировать. Если вы медитируете, то однажды Бог наполнит ваше сердце. Но если у вас есть Учитель, который может молиться ради вас, который может молиться для вас, который может просто молиться, то вы можете приобрести многое из того, что вы еще не заслуживаете.
Это последняя ночь, Иисус собирается покинуть их на следующий день. Он хотел бы сделать им подарок, он хотел бы подарить им Бога. Он говорит им: «Посидите тут, пока я пойду, помолюсь там». Он хочет изолировать себя, он хочет остаться один, потому что даже присутствие учеников может оказаться помехой. Медитация может выполняться в группе. Молитва же - очень интимное явление; это встреча двух любящих сердец. Никто не должен быть свидетелем этого, никто не должен стоять рядом, никто не должен наблюдать это. В противном случае сам факт, что кто-то стоит рядом, будет раздражающим фактором. Молитва всегда совершается в одиночестве.
И вы посмотрите на эту глупость: люди медитируют в одиночку, а молятся вместе. Медитирующие ищут уединения, а когда вы хотите помолиться, вы идете в церковь или в храм и молитесь все вместе. Молитва должна совершаться в абсолютном одиночестве, потому что молитва - это любовь. Медитация может выполняться в группе: это техника. На самом деле, если вы медитируете в группе, вы медитируете более глубоко, потому что группа помогает, расширяет ваши возможности. Она укрепляет уверенность в себе. Создается групповой ум, создается большая волна группового сознания, и вы просто перемещаетесь на этой волне.
Но молитва - это любовь. К молитве нужно относиться так, как вы относитесь к любви. Вы не можете совершать любовь на рыночной площади. На Западе это случается, и вследствие этого любовь потеряла все свое значение. Она нуждается в скрытности, она нуждается в интимности. Любовь на Западе сейчас стала общественным делом. В общественном саду вы можете встретить обнимающихся любовников, вы можете даже встретить людей, занимающихся любовью публично. Это профанация; что-то святое разрушено. Нечто очень интимное сделано публичным, общественным, испорченным. Невинность утеряна.
Любовь нуждается в интимности, любовь нуждается в темноте. Любовь, на самом деле, требует такой большой уединенности, что женщины во время полового акта всегда закрывают глаза. Даже присутствие любимого, его вид могут стать раздражением, помехой. Они закрывают глаза, они полностью уединены. Даже любимого нельзя видеть, иначе здесь будут присутствовать другие, а присутствие других всегда вызывает напряжение. Когда другой полностью забыт, когда в глубокой темноте другой потерян, тогда любовь достигает своего высочайшего пика, высочайшего оргазма.
Запомните это: Иисус пытался сделать им свой последний подарок; но этот подарок был невидимым, о нем ничего нельзя было сказать. Его могли получить лишь те, кто был способен на это; те, кто не был способен, должны были упустить его.
Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там. И взяв с Собою Петра и обоих сыновей Заведеевых, начал скорбеть и тосковать.
Он взял с собой трех учеников. Этих учеников как будто и не было. Они утеряли свое эго; им можно было позволить быть там. Их присутствие не должно было раздражать, потому что они фактически отсутствовали. Они были подобны теням Иисуса, частью его существа.
...начал скорбеть и тосковать.
В том и красота Иисуса, что он может скорбеть и тосковать. Будда этого делать не может. Иисус является более текущим, более гибким; он может содержать в себе противоположности.
Я слышал об одном великом дзэвском Учителе Лин Чи. Кто-то спросил его: «Вы стали просветленным. Расскажите нам об этом: что произошло с вами после просветления?»
Он рассмеялся и сказал: «Я был печален до просветления. Случилось просветление, а я все равно печален».
Очень трудно понять, что он имел в виду. Он говорит, что просветление не разрушает полярности. Наоборот, просветление скорее создает наивысший синтез парадоксов, полярностей. Просветление не означает, что просветленный человек не испытывает печали, но его печаль имеет совершенно другое качество. Его печаль счастливее, чем ваше счастье. Его печаль имеет глубину, его печаль имеет красоту - тихая, беззвучная песня.
...начал скорбеть и тосковать.
Это печалится сын человека, потому что скоро он оставит этот берег. Корабль уже прибыл, и больше его здесь не будет. Но почему он печален? Потому что он сын человека, потому что он принадлежит и этой земле тоже. Он не только небо. Он должен будет покинуть эту землю, а он любил ее, он любил это тело. Его любовь была достаточно большой, чтобы включать в себя все. Он наслаждался тысячами радостей. Он наслаждался всем; он не был аскетом. Он праздновал здесь жизнь, а теперь ничего не остается от этого празднования, ничего не остается от этих радостей. Никогда больше не сможет он петь эту песню земли. Иисус был человеком, глубоко укорененным в эту землю.
Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит. смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со мною.
Он сказал этим трем ученикам: «Моя душа чрезвычайно печальна, чаша моей печали переполнена». Он подобен реке перед ее впадением в океан. Река колеблется; она оглядывается назад - на все эти прекрасные территории, на прекрасные Гималаи вдали, на эти ледники, на эти вершины, на деревья, на лес, на берега, на людей - миллионы переживаний. Сейчас, через минуту, все будет кончено. Перед впадением в океан и исчезновением ей хотелось бы задержаться на краю. Река колеблется. Скорость ее замедляется, она смотрит назад, полная ностальгии. Вот что происходит с Иисусом. Он жил, и жил полноценной жизнью. Об его настоящей жизни не рассказывают, потому что христиане боятся. Они сделали из него аскета. Он не был аскетом. Он любил поесть, он любил вино, он любил женщин; он любил маленькие радости жизни. Он в существенной степени был человеком этой земли, даже больше. Земное не отвергалось им, земное становилось в нем священным. Земля не отвергалась, земля праздновалась как дар Божий.
Будда другой. Он не оглядывался назад, когда его река впадала в океан. Его скорость, на самом деле, еще увеличилась: это тот океан, которого он так хотел и к которому так стремился. Он, на самом деле, впрыгнул в этот океан. Он даже не сказал земле «спасибо».
Иисус другой; их личности совершенно различны. И это хорошо, что жизнь создает различные типы будд. Жизнь достаточно богата для этого — так много типов цветов с таким разнообразием ароматов. Жизнь не однообразна. Жизнь создает будд не так, как заводы Форда производят автомобили. Каждый будда является уникальным. Будда имеет свою собственную красоту, красоту неба. Эпикур имеет свою собственную красоту, красоту земли. А Иисус есть нечто другое: Эпикур плюс Будда - красота этой земли и этого неба - великий синтез, бесконечная гармония.
Душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со мною.
Он оставил остальных учеников немного позади. Он сказал им сидеть спокойно, быть в дзадзэне, в медитации. Он взял с собой только ближайших к нему людей, он сказал им: «Побудьте здесь и бодрствуйте со мною» - двигайтесь в отдалении от меня, будьте наблюдательными, бдительными. К чему это различие? Почему бы просто не взять всех учеников с собой?
Близко можно позволить быть только тем, кто почти исчез. Они не будут помехой. «Побудьте здесь и бодрствуйте со мною» - приближается что-то огромное; наблюдайте.
И, отойдя немного, пал на лице Свое... на землю, которую он так любил. Он пал на землю... молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия.
Это сын человека, беспомощный человек, беспомощная земля, обращающаяся к небу: «О отец, если возможно, пусть эта чаша минует меня». Иисусу хотелось бы пожить немного больше. Иисусу не хотелось бы оставлять эту землю так скоро; он любил ее.
Впрочем не как Я хочу, но как Ты.
Эти две тенденции неразрывны в нем. Земная часть говорит: «Если это возможно, о мой Боже, о мой Отец, пусть чаша сия минует меня. Не заставляй меня впадать в океан так скоро». Но другая часть, сын Бога, другая полярность этого существа, говорит: «Тем не менее, не как я хочу, но как ты пожелаешь».
И приходит, к ученикам, и находит их спящими, и говорит Петру: так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною?
Ведь когда он молился, земля и небо встретились друг с другом. Когда он молился, сын и Бог встретились. Когда он молился, внутри него звучала великая симфония, в которой сын человека больше не был отделен от сына Бога. Его тело и душа танцевали вместе в таинственной гармонии.
И приходит к ученикам, и находит их спящими...
Они упустили.
Есть дары, которые невозможно вручить вам, пока вы не готовы получить их. Есть дары, которые можно вручить независимо от того, готовы вы их получить или нет, и это дары мирские. Но есть дары, которые можно передать вам только тогда, когда вы готовы получить их, - это дары невидимые, дары из другого мира, дары с другого берега. Иисус создал ситуацию, но ученики все упустили.
...и находит их спящими, и говорит Петру: так ли не могли вы. один час бодрствовать со Мною?
Разве сон так важен? Вы не смогли оставаться бдительными и осознающими только один час? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух желает, плоть же немощна. Он сказал им снова... сострадание Учителя бесконечно! Вы все время упускаете, а он все время дает вам. Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух желает, плоть же немощна. В глубине души кто не желает? Но на поверхности имеются проблемы. В глубине вы хотели бы достичь истины, но на поверхности, в теле, этого желания нет.
Еще, отойдя в другой раз, молился, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя.
Снова он произносит ту же самую молитву. Почему Иисус повторяет эти молитвы? Ов делает это не для себя. Для себя было бы достаточно одного раза. Он повторяет их дважды, трижды - для учеников. Он пытался передать ключ. Он был готов передать им величайшую науку - науку того, как избавиться от их тюремного заключения. Но они не слушали, они не понимали. Они думали: «Один час сна много лучше, чем час бдения».
И помните: то же самое происходит с вами и со всеми. Вы можете пропустить медитацию только потому, что утром испытываете некоторую лень и сонливость. И кто знает? Именно эта медитация могла стать вашей трансформацией. Никто не знает. Вы могли упустить что-то, но вы никогда не осознаете, что вы упустили. Ваш сон действительно глубок. Вы живете почти бессознательной жизнью.
Я расскажу вам одну прочитанную мною историю.
Одного льва поймали и поместили на большой двор, окруженный высоким забором. Скоро он познакомился с общественной жизнью других львов, которые были там уже долгое время. Львы разделились на несколько клубов: политический, религиозный и другие, каждый со своими собственными деятельностью, философией, догмами, священными текстами, идеологией. Члены одной группы регулярно встречались, чтобы вместе ненавидеть и ругать захватчиков, что и было всей их деятельностью - как будто от ненависти и ругани захватчиков могло что-то случиться. Члены другой группы встречались, чтобы петь сентиментальные песни о будущих джунглях без каких-либо заборов. Они, должно быть, были утопистами, существами с богатым воображением, жившими своими фантазиями. Они не жалели красок для описания джунглей будущего без всяких заборов, их песни и стихи об этом были прекрасны. Они были романтичными, утопичными существами с богатым воображением. А члены третьей группы встречались для того, чтобы тайно разрабатывать планы насилия по отношению к членам других групп. Это были заговорщики. Они были не столько против поработителей, сколько против других групп львов.
Каждый клуб старался завлечь к себе новичка, но что-то удерживало его. Его колебания были вызваны наблюдениями за одним конкретным львом, который держался уединенно и который, казалось, всегда был в глубокой задумчивости и медитации. И этот лев, который всегда был один, привлекал новичка. Он обладал каким-то магнетизмом: некоторой властью, некоторой магической силой. Новичок застенчиво приблизился к одинокому льву и попросил объяснить его обособленность. Сама эта обособленность придавала ему, видимо, обаятельные свойства, некоторый свет вокруг него. Ведь люди, которые живут в толпе, теряют свою индивидуальность и свое обаяние; люди, которые живут уединенно, всегда собирают вокруг себя ауру авторитета, величия. Этот одинокий лев выглядел как король. В нем было что-то величественное.
«Эти объединения не имеют никакого значения», -ответил медитирующий лев. «Эти глупые создания делают все, кроме необходимого. Я делаю только самое существен-ное, так что однажды я выберусь отсюда. Я могу ознакомить тебя со всеми фактами, которые я обнаружил».
«Но что это за необходимые вещи, которые ты делаешь?» - спросил новичок.
«Слушай внимательно, - сказал лев-одиночка. - Я изучаю природу забора. Это единственная существенная вещь в жизни: понять природу забора».
Где ваш забор? Где стены вашей тюрьмы? В вашем сне, в вашей бессознательности, в вашем роботоподобном поведении. Вот что пытался показать Иисус своим ученикам в эту ночь: «Если вы сможете быть осознающими, вы сможете быть свободными». Осознанность является свободой, состояние сна является тюрьмой. Но даже в эту последнюю ночь, в ночь расставания... и эти ученики будут каяться в течение нескольких веков, в своем покаянии они будут поклоняться Иисусу, они построят для него миллионы церквей, - но когда он был живой и расставался с ними, они не могли сделать для своего же блага такой малости: быть бдительными и осознающими в течение нескольких часов.
И, придя, находит их опять спящими, ибо у них глаза отяжелели.
И, оставив их, отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слово.
Почему он сделал это в третий раз? Он не разбудил их в третий раз: сострадание Учителя бесконечно. Он понял, что для них невозможно бодрствовать, поэтому он пытался молиться: «Ладно, пусть они крепко спят. Но если Бог изливается дождем, то даже в их бессознательности на них может упасть некоторое семя, даже в своем сне они могут услышать что-нибудь. Даже в крепком сне могут прийти они к пониманию чего-то, что раньше не осознавали; они могут приобрести некоторое новое качество». Многое было бы возможным, если бы они были осознающими и бдительными, но это состояние кажется для них невозможным. Он дважды пытался вывести их в него. Часы проходят быстро; скоро он будет предан, схвачен и убит: «Нельзя терять времени. Пусть они спят».
То же самое случается много раз: я смотрю на ваши лица; кажется, что вы слушаете меня, но вы редко действительно слушаете. Вы в большей или меньшей степени спите. Но я продолжаю; я все время зову вас, провоцирую вас. Может быть, даже во время вашего сна слова проникнут в вас, так что семя когда-то принесет плоды. Многое было возможно, многое было доступно, но вы отсутствовали.
Недавно я говорил вам, что Будда дал цветок Махакашь-япе, Иисус дал хлеб и вино своим ученикам. И я говорил вам, что Будда выбрал цветок, потому что цветок является самой неземной вещью на земле. Такой ускользающей является эта красота. Утром она здесь, вечером ее нет. Цветок кажется подобным сну, он выглядит нематериальным. Его так легко растоптать, уничтожить; он не оказывает никакого сопротивления. То, что он существует, - чудо. Цветок розы - как он существует в этом мире камней и скал? Это чудо; это нечто запредельное. Будда выбрал цветок. Иисус выбирает хлеб -очень обычную вещь - и вино, вещь еще более земную. Это хорошо, потому что он любил землю. Но я кое-что должен сказать вам: когда Будда передавал цветок Махакашьяпе, этот цветок принимался в совершенной осознанности. Когда Будда передавал цветок, Махакашьяпа был полностью осознающим и бдительным. Но когда Иисус передавал хлеб и вино, кому он передавал их? Они были не такими, как Махакашьяпа, они были не такими осознающими. Иисус передал им это только из сострадания. Когда Будда передавал цветок Махакашьяпе, тот заслужил его; это было не просто сострадание Будды. Конечно, сострадание было здесь, но Махакашьяпа заслужил этот дар. Он был готов принять его.
В случае Иисуса имеет место только сострадание, чистое сострадание. Его ученики были еще не готовы. Но пришло время для Иисуса оставить их; он дал им нечто, что они могли осознать только спустя много жизней. Он дал им ключ к сокровищу. Они могли не обнаружить этот ключ в течение жизней, но он оставался с ними в их бессознательности. Однажды,-когда они будут осознающими и бдительными, они смогут использовать этот ключ.
Люди дзэна говорят, что то, что было дано Махакашьяпе, было выше священных писаний, выше всяких слов, выше знаний. Это же можно сказать и в случае Иисуса: то, что он дал, было не только выше священных писаний и выше слов, но оно было и выше сознания. Он дал им это в их бессознательности. Они спали, а его время подошло. Он просто дал им ключ, вложил его в их сжатый кулак и удалился в свой вечный дом. Однажды, когда наступит их утро и они откроют глаза, они обнаружат ключ в своих руках.
И, оставив их, отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слови. Тогда приходит к ученикам Своим и говорит им: продолжайте спать — теперь вы можете спать столько, сколько хотите, потому что момент уже упущен. Больше вы ничего упустить не можете - и почивать; вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников;
Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня.
Приближалась толпа, которую вел Иуда. В темной ночи были слышны их шаги, были видны их факелы. И Иисус сказал — он, должно быть, сказал это в глубокой печали: «Продолжайте спать и почивать», потому что теперь тот, кто беспокоил вас в вашем сне, должен уходить. Тот, кто пытался нарушить ваш сон и ваш покой, предан, и враги приближаются. Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня. Эти слова полны смысла. Иисус мог ждать здесь; враги приближались. Но история утверждает, что он пошел по направлению к врагам, чтобы встретить их. Это символично для того, кто знает, что смерть не разрушает. Это также символично для того, кто приветствует смерть, кто идет ей навстречу. Символично то, что Иисус принимает все, на что есть воля Божья. Он сдается. Земля сдается небу; тело сдается душе; сын человеческий сдается сыну Божьему.
Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня.
Беседа 6
Счастье -- это то, что случается
26 декабря 1975 г., Пуна.
Первый вопрос:
Бхагаван, я не хочу быть этим, я не хочу быть тем; я не хочу быть здесь, я не хочу быть там; я не хочу жить, я не хочу умереть; я не хочу плакать, я не хочу смеяться; я не могу быть пассивным, я не могу быть активным; я не могу проявлять волю, я не могу сдаться.
Ну... тогда просто будьте посередине.
И проблема не в одном человеке, это состояние ума каждого. Ум не может быть этим и не может быть тем. Ум не хочет быть определенным, не хочет быть статичным, не хочет быть чем-либо ограниченным; поэтому всякий раз, когда вы захотите стать этим, ум начнет стараться, чтобы вы стали тем. Он все время движется от одной полярности к другой. Ум - это движение, это постоянное движение.
Так что же делать? Не старайтесь быть этим или тем; просто будьте посередине. Если вы сможете быть посередине, вы превзойдете ум. Просто наблюдайте, будьте свидетелем. Не старайтесь что-либо делать; просто наблюдайте ум, движущийся от А к Б, а затем от Б к А, движущийся из стороны в сторону, как маятник старинных часов: слева направо, справа налево.
Наблюдали ли вы за движением маятника? Когда он движется влево, он накапливает потенциальную энергию для того, чтобы двигаться вправо. На первый взгляд, на поверхности, он движется влево, но глубоко внутри он накапливает энергию, чтобы идти к противоположному полюсу. Когда он движется вправо, он готовится к движению влево.
Когда вы любите человека умом, вы уже готовы ненавидеть его. Есть поэма Лоуренса, в которой он говорит: «В тот момент, когда я говорю своей любимой; "Я люблю тебя", я уже начинаю ненавидеть ее. В тот момент, когда я говорю своей любимой: "Я не расстанусь с тобой никогда", я уже удаляюсь от нее». Разрыв приближается. В тот самый момент, когда вы вступаете в брак, развод уже приближается.
Это способ функционирования ума, так он действует. Постарайтесь понять, как функционирует ум, иначе вы всегда будете в хаосе, в смущении, в чем-то вроде душевной болезни. Станьте наблюдателем. Выберитесь из дорожного движения ума, встаньте на обочине дороги и просто смотрите. И когда я говорю «просто смотрите», я имею в виду: не давайте оценок, не судите. Не говорите: «Это хорошо, это плохо». Раз вы сказали: «Это хорошо», вы больше не свидетель: вы прыгнули в реку; вы уже отождествили себя с чем-то, вы уже в беде. Просто стойте на обочине дороги или сидите на берегу реки, и пусть река течет, куда ей вздумается. Вас это не касается; это не ваше дело. Незаинтересованный, безразличный, просто наблюдая, вы внезапно окажетесь как раз посередине: ни то ни это. Эта точка посредине и есть точка трансценденции. Внезапно ум исчезает со всем своим уличным движением. Вы остаетесь один, один в чрезвычайной чистоте, один в абсолютной невинности, один без какого-либо движения - безмолвный, вечный - ничего не делая, просто пребывая здесь. Вы не пытаетесь стать кем-то или чем-то, тем или этим - вы просто являетесь самим собой. А быть самим собой -значит быть божественным. Быть самим собой - значит находиться в состоянии медитации. Быть самим собой - это все, чего добивается религия. Это то, чему я учу вас здесь.
Я не учу вас определенному образу жизни. Я не даю вам какой-то образцовый стиль жизни. Самое большее, что я пытаюсь дать вам, - это видение, ясность, понимание. Я не пытаюсь сформировать ваш характер: морально или аморально, хорошо или плохо. Я не даю вам философию, при помощи которой вы могли бы жить, я просто воспитываю в вас способность проникновения в сущность самого себя. Тогда не нужны никакие философии, никакие шаблоны. Тогда вы можете просто быть самим собой без всякого осуждения, без всякой оценки. И эта чистота бытия самим собой, эта красота бытия самим собой превосходит все, что вы можете пожелать, превосходит все, что вы можете даже постичь, превосходит все, что вы можете даже вообразить себе или увидеть во сне. Просто некоторый намек на это, и вы никогда больше не будете прежним.
Таким образом, этот вопрос - не чей-то конкретный вопрос. Этот вопрос задала Кришна Радха, но это не только ее вопрос — это общий вопрос. Это один из наиболее основных и существенных вопросов всех человеческих существ, всех, кто попался в ловушку ума. И есть только один способ выбраться из этой ловушки: не выбирать; ни то ни это - вы просто не выбираете. Вы отказываетесь от выбора, вы становитесь невыбирающим. Состояние без выбирания — это свобода. Выбор - это выбор тюрьмы; выбор - это выбор рабства. Выбирать - неправильно, не выбирать - правильно.
Второй вопрос:
Я боюсь, когда ощущаю Вашу любовь глубоко внутри себя. Как это возможно?
Любовь всегда порождает страх, потому что любовь — это смерть, более существенная смерть, чем вы знаете.
При обычной смерти умирает тело, но это вовсе не смерть. Тело — это всего лишь одежда: когда она рвется или стареет, вы просто меняете ее на новую. Это не смерть, это просто замена: замена платья или замена жилища. Но вы продолжаете жить, ум продолжает жить - тот же самый старый ум в новых телах, то же самое старое вино в новых бутылках. Меняется форма, но не ум. Так что обычиая смерть не является настоящей смертью; любовь является настоящей смертью: тело не умирает, но ум умирает, тело остается тем же самым, но эго исчезает.
Если вы любите, вы должны будете отбросить все концепции, которые вы имеете по поводу себя. Если вы любите, то у вас не может быть эго, потому что эго не позволит любить. Эго и любовь — антагонисты. Если вы выбираете эго, вы не в состоянии будете выбрать любовь. Если вы выбрали любовь, вы должны будете отбросить эго. Отсюда и страх.
Когда вы любите, вас охватывает страх, больший, чем страх смерти. Вот почему в мире исчезла любовь. Редко, очень редко случается такое явление, как любовь. То, что вы называете любовью, является просто фальшивой монетой: вы придумали это, потому что так трудно жить без любви. Это трудно, потому что без любви жизнь теряет всякое значение; она становится бессмысленной. Без любви жизнь не содержит в себе никакой поэзии. Без любви деревья существуют, но никогда не цветут. Без любви вы не можете танцевать, вы не можете праздновать, вы не можете испытывать благодарность, вы не можете молиться. Без любви храмы превращаются в обычные дома; при наличии любви обычные дома преобразуются в храмы. Без любви вы остаетесь просто возможностью - пустым жестом. Если к вам приходит любовь, вы впервые становитесь существенным. Если к вам приходит любовь, в вас впервые появляется душа. Эго исчезает, но появляется душа.
Без любви жить невозможно, поэтому человечество придумало трюк. Человечество изобрело трюк, приспособление. Трюк заключается в следующем: жить в фальшивой любви, чтобы сохранить эго. Ничего не меняется, и вы можете играть в любовь: вы можете думать, что вы любите, вы можете все время верить, что вы любите. Но посмотрите на вашу любовь - что выходит из нее? - ничего, кроме страдания, ничего, кроме преисподней, ничего, кроме конфликтов, ссор, насилия. Всмотритесь поглубже в свои любовные взаимоотношения. Они больше похожи на ненависть, чем на любовь. Лучше называть их отношениями ненависти, чем отношениями любви. Но, поскольку все живут одинаково, вы никогда не осознаете этого. Все используют фальшивые монеты - вы этого и не осознаете. Настоящая монета любви очень дорога: вы можете купить ее только ценой потери самого себя. Другого способа нет.
Так что вопрос вполне уместен. Он задан человеком, которого я знаю. Я знаю ее глубокую любовь ко мне, я знаю ее огромные возможности. Она находится как раз на краю обрыва. В любую минуту ее эго может обрушиться, но она как-то удерживает себя от этого. Она не в состоянии будет долго держаться; она должна будет рухнуть. Отсюда и страх.
«Как это возможно, - спрашивает она. - Я боюсь, когда ощущаю Вашу любовь глубоко внутри себя».
Она думает, что это какое-то противоречие: если она так сильно любит, то откуда же страх? А я говорю вам, что страх именно оттого, что она сильно любит. В этом нет никакого противоречия. Это вполне согласованно - когда вы любите, вы испытываете страх. Движение по направлению к любви есть движение по направлению к пропасти. Человека начинает трясти, он испытывает головокружение. Поднимитесь повыше в Гималаи и посмотрите вниз, на долину; долина — это пустота. Когда вы смотрите вниз на долину любви, огромный страх охватывает вас. Вы почти парализованы: вы не можете убежать, вы не можете сделать прыжок. Вы просто дрожите в бесконечном страхе. Что делать? Вернуться назад невозможно, потому что влечет любовь: любовь призывает ваши глубины, любовь призывает ваше будущее, любовь призывает ваши потенциальные возможности; любовь дает вам некоторое представление о том, каким вы можете быть. Вы не можете убежать от нее, но вы не мажете и прыгнуть вниз, потому что расплата слишком велика. Вы должны будете потерять самого себя — все, что, как вы думаете, составляет вас, - ваш образ, ваше прошлое, ваше отождествление себя с чем-либо.
Но я говорю вам, что плата кажется слишком высокой только до прыжка. Раз вы совершили этот прыжок... тогда вы узнаете, что все, что вы потеряли, - это ничто, а то, что вы приобрели, имеет бесконечную ценность.
Позвольте мне высказаться в виде парадокса: любовь требует от вас отбросить то, чего вы не имеете, и предлагает вам то, что вы уже имеете. Любовь хочет, чтобы вы избавились от того, чего у вас нет.
Эго является фальшивой сущностью, просто некоторой идеей, облаком в небе вашей внутренней сущности; просто дым, ничего существенного; сновидение. Любовь требует, чтобы вы отбросили то, чего не имеете, и любовь готова дать вам то, что вы имеете и всегда имели. Любовь возвращает вам самого себя; эго все время скрывало вас от самого себя, любовь открывает вас перед вами. Но страх существует. Страх является естественным, нужно идти, несмотря на страх.
Будьте отважными, не будьте трусами. Ваш реальный характер проявляется только тогда, когда возникает любовь. Никогда до этого вы не знали, из чего сделан ваш характер. В обычной жизни, на рынке, при обычной активности, в мире амбиций н политики, ваш реальный характер никогда, на самом деле, не испытывался. Вы никогда не проходили через огонь.
Любовь - это огонь.
Если вы настоящее золото, то вы выживете. Если вы не являетесь настоящим золотом, то вы пропадете. Но я говорю вам, что вы — настоящее золото.
Доверьтесь мне - пройдите через огонь. Колебания естественны, но пусть они не будут барьером. Даже колеблясь, пройдите через это. Несмотря на страх, пройдите через огонь. Только пройдя через огонь, расцветет роза вашего сознания. Другого способа нет.
Третий вопрос:
Кажется, что ничто никогда, на самом деле, не пропадает. Внезапно оно исчезает, но так же внезапно оно снова возвращается. Все это кажется каким-то магическим трюком.
...Очень существенный вопрос, с огромным скрытым смыслом, требующим понимания. Давайте очень медленно углубимся в него.
Да, это так: ничто никогда, на самом деле, не исчезает. Ничто никогда не исчезает; внезапно оно исчезает, и так же внезапно, как исчезло, оно может снова появиться в любой момент. Почему это так? Потому что вы никогда не пытались понять природу человеческого сознания. Природа человеческого сознания абсолютно свободна. Когда я говорю «абсолютно свободна», я имею в виду, что в любой момент вы свободны быть тем, чем захотите. Ничто не настроено против вас. Вы могли быть до сих пор святым. Вы могли жить до сих пор в безбрачии. В любой момент вы можете измениться: вы можете прекратить свое безбрачие; вы можете влюбиться в женщину или в мужчину. То, что вы были безбрачным в прошлом, не будет, не может быть препятствием. Вы остаетесь свободным. Если вы хотите быть безбрачным и в данный момент, вы можете быть им. Но помните: это не из-за прошлого, это снова свежее решение. Вы должны принимать свое решение снова, снова н снова, вы должны обновлять его снова, снова н снова. В любой момент вы можете отказаться от него.
Экзистенциалисты правы. Они говорят: «Существование предшествует сущности». Эта фраза наполнена смыслом. Позвольте мне повторить ее: «Существование предшествует сущности».
Рождается человек; он является чистой свободой. Он не имеет никакой сущности, он имеет только существование. Затем он выбирает свою сущность, выбирает то, чем он хочет быть, - это будет его выбор. Он может стать святым, он может стать грешником; он может стать преступником, он может стать убийцей, он может стать мучеником. Он привносит в мир чистое существование - чистый лист, чистый холст. Какие цвета он собирается использовать, какое полотно он собирается создать из своей жизни - все это зависит только от него. Он не приносит с собой характер. Он приносит с собой потенциальность, чистую потенциальность. И эта чистая потенциальность всегда остается чистой; вы не можете испортить ее. Вы становитесь праведником; это означает, что вы решили, что вашей сущностью будет быть праведником. Но это ваше решение, н если вы захотите придерживаться его до конца своей жизни, то каждое утро - фактически каждое мгновение - вы должны будете принимать это решение снова и снова, снова голосовать за него. В любой момент вы можете изменить свое решение, в любой момент вы можете сказать: «Довольно, теперь я хочу все изменить» - никто не преграждает вам путь. Вы можете отменить свое прошлое в любой момент, потому что это прошлое было только вашим решением. Это не судьба, навязываемая свыше, извне. Это ваше собственное внутреннее решение. Вы можете изменить его.
Вот почему ничего никогда не исчезает. Вы можете стать грешником, но завтра вы снова можете измениться. Вы можете снова дать клятву католического священника и снова стать священником, снова стать безбрачным. Постарайтесь понять это. В этом огромный скрытый смысл вашей жизни.
Не перекладывайте ответственность на кого-либо другого. Никто Другой не принимает решения - ни ваша мать, ни ваш отец. Все, что говорят психоаналитики, не имеет к вам никакого отношения. Право решения предоставлено вам. Даже сумасшедшие являются сумасшедшими согласно своему собственному решению. Каким-то образом они обнаружили, что это удобно. Каким-то образом они решили; они проголосовали за это. Никто не принуждал их. Никто никого не может принудить, потому что внутренние качества человеческого существа свободны. Это не является чем-то случайным; это сама ваша природа.
До сих пор вы курили. В течение тридцати лет вы были заядлым курильщиком, а теперь вы приходите ко мне и спрашиваете: «Что делать? Как прекратить это?» Вы задаете неправильный вопрос. Вы, на самом деле, не хотите останавливаться. Углубитесь в свой собственный ум: вы не хотите останавливаться, вы играете в некоторую игру. Вы не хотите останавливаться, но желаете показать людям, что хотите. Сама эта идея, что вы хотите бросить курить, дает вам очень хороший образ самого себя. Тогда вы все время говорите: «Что делать? Это такая давняя привычка; я не могу бросить, хотя и хочу сделать это». Это просто чистая глупость. Вы не обманываете никого, кроме самого себя. Если вы действительно хотите бросить курить, то ничего делать не нужно. Самого решения, что вы хотите бросить, достаточно: недокуренная сигарета в ваших руках должна выпасть из них сама собой. Но вы остаетесь свободными. Это не означает, что завтра вы снова не сможете взять в рот сигарету. Вы остаетесь свободными; никто не может заставить вас сделать что-либо. Завтра вы снова можете взять сигарету. Тогда не говорите, пожалуйста, что это старая привычка: «Я сделал все, что мог, я бросил курить и не курил целых двадцать четыре часа. Но из-за тридцатилетней привычки я снова взял в руки сигарету. Слишком большое желание».
Не пытайтесь кого-то обмануть. Ничего такого не было; вы снова принимаете решение. Если вы принимаете решение, тогда все в порядке. Вы можете найти тысячу причин, чтобы снова принять решение курить. Но помните: это ваше решение - ваше и ничье больше; вы остаетесь свободным. Вот почему так получается, что кажется, что ничто не исчезает навсегда. Все приходит снова и снова, потому что вы снова все это привлекаете, вы снова все это призываете.
Я слышал такую историю: Мулла Насреддин решил однажды, что он никогда в жизни больше не прикоснется к алкоголю, к любому крепкому напитку. А он был пьяницей. Чтобы испытать свою силу воли, он пошел на улицу, где была пивная. Стоя перед пивной, он гордо посмотрел на нее и сказал самому себе: «Я решил, что ничто не сможет завлечь меня и что никакая сила не сможет сбить меня с пути». Он совершенно искренне пошел прочь от пивной и прошел сто метров. Потом он одобрительно похлопал сам себя по спине и сказал: «Насреддин, ты велик. Сейчас я угощу тебя; пойдем в пивную». И в этот день он выпил вдвое больше, чем обычно.
Не играйте в эти игры с самим собой. Это ваша свобода, но свобода очень опасна, потому что она не оставляет вам никакого угла, где бы вы могли спрятаться. Вы не можете переложить ответственность на кого-то другого. Вы отвечаете за все полностью. Просто принимайте и наблюдайте этот факт; истина освобождает.
Если вы за всем наблюдаете, то не имеет значения, решаете ли вы курить и пить или нет. Не имеет также никакого значения ваше решение бросить пить или курить. Единственное, что имеет значение, это всегда помнить о своей свободе. Если вы не осознаете ее, то будет происходить следующее: вы будете ощущать, что ничто никогда не может быть по-настоящему отброшено. Оно приходит снова и снова, оно становится все хуже и хуже. Оно возвращается в еще большем количестве.
Но не думайте о себе как о жертве - вы не жертва. Постарайтесь делать то, что я говорю, попытайтесь понаблюдать то, о чем я говорю. Курение... пусть будет решение, что вы не будете курить. Выбросьте сигарету, а потом наблюдайте. Только наблюдайте. Когда вы снова захотите курить, не говорите, что это старая привычка. Это снова свежее решение, это не старая привычка. Чтобы сохранить свое лицо, вы все время перекладываете ответственность на старую привычку. Пожалуйста, не делайте этого. Скажите: «Сейчас я снова решил курить». Никто не препятствует вам; это ваше решение. Вы можете отменить это решение, а можете высказаться за него снова. Но всегда настаивайте на том, что это свежее решение, и вы никогда не будете в тисках так называемых привычек, так называемых механических привычек. Вы будете чувствовать себя свободным человеком.
Курите вы или нет - не имеет значения; существенным является то, что вы ощущаете себя свободным человеком. Ничто не является более существенным, чем это. И я здесь, чтобы заставить вас осознать свою свободу. Если вы отправитесь к так называемым праведникам, то они заставят вас осознать вашу механистичность: в этом вся разница. Они заставят вас осознать свою механистичность, и они создадут в вас новую механистичность. Они скажут: «Вы курили в течение тридцати лет? Теперь дайте обет, что вы никогда снова не будете курить». Есть старая привычка; теперь они предлагают вам создать новую привычку, чтобы разрушить старую. Тогда привычкой станет воздержание от курения, но снова не будет свободы. Курите вы или не курите — все равно вы остаетесь жертвой.
У нас есть санньясин, Нарендра Бодхисаттва. Его отец прекрасный человек. Люди считают, что он немного ленив, но он, в действительности, прекрасный человек. Он принадлежит одной из сект джайнизма. Он совершал паломничество в один джайнский монастырь, а когда вы приходите к джайнским монахам, они всегда просят вас принять какой-то обет, потому что без обета паломничество считается бессмысленным. Монах попросил его принять какой-нибудь обет, поэтому он решил принять обет. Он сказал: «Я никогда в своей жизни не курил - теперь я буду курить». Монах, должно быть, подумал, что он сошел с ума. Он вернулся из паломничества и сказал мне: «Я принял этот обет». И теперь on религиозно курит. Я сказал ему: «Вы прекрасный человек. Вы правильно сделали». Независимо от того, курите вы или нет, все обеты ведут вас к механистичности.
Все мои усилия направлены на то, чтобы вы осознали свою свободу. Пусть ваша жизнь вытекает из вашей свободы. Какое бы решение вы ни принимали, вы принимаете его сами. Кто я такой, чтобы говорить вам курить или не курить, пить или не пить? Меня не беспокоят такие глупости; решать вам. Вы сами свой собственный хозяин. Все это мелочи; они несущественны. Имеет значение только то, что вы остаетесь осознающим свою свободу, остаетесь центрированным в своей свободе. Никогда не делайте того, что идет против вашей свободы. Делайте - позволительно все, если оно делается исходя из вашей свободы. Действия, вытекающие из свободы, являются добродетельными; действия, вытекающие из рабства, являются греховными.
Четвертый вопрос:
Вы говорите, что если человек испытывает жажду, то он должен прийти и пить от Вас. Мы здесь в той степени, в какой можем, и вы здесь, не так ли? Так что же упускается?
Ничего не упускается! Наоборот, есть нечто, что даже не нужно вам. Ничего не упускается. Есть что-то, в чем вы не нуждаетесь: слишком много вас. То, что вас слишком много, создает барьер. Если каким-то образом упустить вас, то все случится немедленно. Когда вы придете ко мне в следующий раз, оставьте себя дома. Приходите один; не приводите сюда еще и себя. Но вы все время приводите себя. Если так трудно оставить себя дома, тогда оставьте себя там, где вы оставляете обувь.
Ничего не упускается. Вся проблема человека состоит не в том, что ему чего-то не хватает, а в том, что у него есть что-то лишнее; это проблема избыточности. Я здесь, я присутствую, но вы не здесь, вы там, что совершенно не нужно. Это не проблема нехватки чего-либо; вас здесь нет, чтобы получать меня. Это не потому, что вы пусты, а потому, что вы слишком полны, слишком полны собою. Для меня в вас нет места: слишком много мыслей, слишком много идей, слишком много идеологий. Кто-то является христианином, кто-то является индусом, кто-то является мусульманином, кто-то является джайном-так много болезней; это лишнее. И посреди всех этих болезней сидит король всех болезней — эго; возведенное на трон, коронованное. Это лишнее должно быть растворено.
Вы должны быть здесь бодрствующими, пустыми, открытыми, чтобы ветер, который дует здесь, проходил через вас без каких-либо препятствий. Этот ветер сдул бы всю ту пыль, которую вы накопили за все свои жизни. Вы стали бы чистыми.
Поэтому помните: если вы задаете такие вопросы, значит вы считаете, что вы должны делать что-то, что вы не делаете, вы считаете, что что-то упускаете. Нет, вы делаете что-то, что делать не нужно. Слушая меня, вы думаете - это лишнее. Слушая меня, только слушайте. Здесь нет никакой необходимости думать, потому что я не излагаю здесь никаких философий. Я просто констатирую некоторые факты. Эти факты не являются гипотетическими; это факты моей реализации. Я пришел увидеть что-то, что хотел бы дать вам. Но это возможно только тогда, когда вы слушаете не думая. Когда я говорю «не думайте», я не имею в виду, что вы должны слепо принимать все, что я говорю. Нет, я просто говорю: «Просто слушайте; нет необходимости верить в это; нет необходимости не верить в это». Не ставьте эту проблему именно сейчас. Просто слушайте, чтобы вы могли понимать, что я говорю. Позже вы сможете подумать об этом и решить, быть или не быть рядом со мной. Это решение возможно лишь в том случае, если вы правильно слушаете.
И как вы можете решать, если вы не слушали меня? В том и красота, что если вы слушали правильно, факт сам по себе имеет некоторое качество: уж если он вошел в вас, вы не сможете отвергать его, вы не сможете быть против него. Факт имеет свойства самоочевидности. Он не нуждается в аргументах и доказательствах. Он содержит в себе истину. Раз вы слушаете, вы можете почувствовать, что истина внутри вас. Просто слушайте меня, и тогда не будет необходимости думать об этом. Вы в состоянии будете видеть истину, а истина освобождает.
Я не могу освободить вас; никто не может освободить вас; только истина может освободить вас. И истина должна быть увидена вами. Я могу видеть ее, я могу говорить вам о ней. Тысячами способов могу я показывать ее вам, но это бесполезно, если вы не открыты, если ваш горшок перевернут вверх дном, если вы не слушаете. Если я говорю, а вы одновременно думаете о том, о чем я вам говорю, если вы выступаете как комментаторы на игре в крикет и все время комментируете - «Да, это правильно, а это - неправильно; этому я не могу поверить; это идет вразрез с моей философией; я христианин, то, что говорит этот человек, является антихристианским; это не написано в Библии», - если вы все время комментируете, то, комментируя, вы упускаете меня. Тогда вы можете слушать отдельные части и фрагменты моих слов, и из этих частей и фрагментов вы можете создать нечто внутри себя, что не имеет ничего общего со мной.
Слушайте меня так тотально, как это возможно. Слушая меня, будьте полностью свободными, пустыми, чтобы не было никакого сопротивления. Я прохожу сквозь вас снова и снова; вы становитесь прозрачными для меня. Раз истина-семя попала в вас, то незачем беспокоиться - она прорастет сама собой. Она принесет обильные плоды. Она не нуждается в вашей помощи. Она нуждается только в одном: не препятствуйте ей. Вас не просят помочь ей расти, вас просят лишь позволить ей упасть на правильную почву вашего сердца.

Пятый вопрос:
Должен ли человек сначала прийти к соглашению со своим собственным одиночеством, прежде чем войти во взаимоотношения с другими?
Да, вы должны в такой степени прийти к соглашению со своим одиночеством, чтобы ваше одиночество трансформировалось в уединенность. Только тогда вы сможете двигаться вглубь, обогащая взаимные отношения. Только тогда сможете вы углубиться в любовь. Что я имею в виду, когда говорю, что человек должен прийти к соглашению со своим одиночеством, превращающимся в уединенность?
Одиночество является отрицательным состоянием ума. Уединенность является положительной, независимо от того, что говорят словари. В словарях одиночество и уединенность выступают как синонимы - они и есть синонимы, но в жизни это не так. Одиночество является состоянием ума, когда вы постоянно теряете других, а уединенность является состоянием ума, когда вы постоянно восторгаетесь в самом себе. Одиночество - это страдание, уединенность - это блаженство. Одиночество всегда беспокоится, упуская кого-нибудь, страстно желая чего-нибудь; уединенность является глубоким удовлетворением, не выходящим наружу, огромным довольством, счастьем, празднованием. В одиночестве вы находитесь вне своего центра, в уединенности вы центрированы и укоренены. Уединенность прекрасна. В ней есть изящество, благодать, атмосфера огромного удовлетворения. Одиночество - это нищенство; вокруг него - только попрошайничество. Вокруг него нет благодати. Оно, на самом деле, безобразно. Одиночество является зависимостью, уединенность - чистой независимостью. Человеку кажется, что он сам является всем своим миром, всем своим существованием.
Если вы вступите во взаимоотношения с другим человеком, когда вы испытываете одиночество, вы будете эксплуатировать этого другого. Другой станет средством для вашего удовлетворения. Вы будете использовать другого, а все обижаются, когда их используют, потому что никто не присутствует здесь для того, чтобы быть средством для кого-то другого. Каждый человек является целью сам по себе. Никто не предназначен для того, чтобы использоваться как вещь, все предназначены для поклонения подобно королям. Никто не находится здесь для того, чтобы удовлетворять чьим-то ожиданиям, все здесь только ради самих себя. Поэтому, когда вы движетесь из своего одиночества во взаимоотношения с другим, отношение уже разбито о скалы. Еще не начавшись, оно уже на мели. Еще не родившись, ребенок мертв. Это принесет вам еще больше страданий. И помните: когда вы выходите из своего одиночества, вы вступаете во взаимоотношения с человеком, который находится в том же состоянии, потому что никто, кто живет, на самом деле, в уединении, не будет привлечен вами. Вы будете намного ниже его. Он сможет всего лишь сочувствовать вам, но не любить вас. Тот, кто находится на вершине своей уединенности, может привлекаться лишь к кому-то, кто также уединен. Поэтому всякий раз, когда вы выходите из своего одиночества, вы находите человека того же типа; вы находите свое собственное отражение. Встретятся два нищих, встретятся два страдающих человека. И помните: когда встречаются два страдающих человека, это не сложение, это умножение. Они создают друг для друга много больше страданий, чем они могли бы сами иметь в своем одиночестве.
Сначала станьте уединенным. Сначала начните получать удовольствие от самого себя. Сначала станьте таким подлинно счастливым, что не будет иметь никакого значения, если никто и не придет к вам; вы полны, переполнены. Если никто и не постучится в вашу дверь, то все равно все в порядке — вы ничего не упускаете. Вы и не ждете, что кто-то придет и постучит в вашу дверь. Вы дома. Если кто-то придет к вам - хорошо, прекрасно. Если никто не придет - тоже хорошо и прекрасно.
Тогда вы можете идти на отношения с другими. Теперь вы можете делать это как хозяин, а не как раб, как император, а не как нищий. И человек, который живет в своей уединенности, всегда будет привлекаться другим человеком, который тоже прекрасно живет в своей уединенности, потому что подобное привлекает подобное. Когда встречаются два хозяина - хозяева своего бытия, хозяева своей уединенности, -счастье не просто складывается, но умножается. Это становится грандиозным празднованием. И они не эксплуатируют друг друга, они делятся друг с другом. Они не используют друг друга. Скорее наоборот, они оба становятся единым целым и наслаждаются существованием, которое окружает их.
Два одиноких человека всегда обращены лицом друг к другу, находятся друг против друга. Два уединенных человека объединяются, совместно глядя на что-то, более высокое, чем они. Я часто привожу такой пример: два обычных любовника, которые оба одиноки, всегда смотрят в лицо друг другу; два истинно любящих человека в полнолунную ночь не будут смотреть друг на друга. Они могут держаться за руки, но они лицом будут обращены к полной луне в небе. Они не будут смотреть друг на друга, они оба будут смотреть на что-то другое. Иногда они будут вместе слушать симфонию Моцарта, или Бетховена, или Вагнера. Иногда они будут вместе сидеть под деревом и наслаждаться великолепным бытием дерева, обволакивающим их. Иногда они могут сидеть возле водопада, слушая рождающуюся здесь дикую музыку. Иногда, сидя на берегу океана, они могут вместе смотреть в самую далекую точку, которой только может достичь взгляд. Когда же встречаются два одиноких человека, они смотрят друг на друга, потому что они все время в поиске путей и средств для эксплуатации друг друга: как использовать другого, как быть счастливым за счет другого. Но два человека, которые внутренне глубоко удовлетворены, не стараются использовать друг друга. Они, скорее, становятся попутчиками; они отправляются в совместное паломничество. Цель высока, цель далека. Их объединяет их общий интерес.
Обычно общим интересом является секс. На короткое время секс может объединить двух случайно встретившихся людей, но это поверхностное явление. Настоящие любящие имеют больший общий интерес. Это не означает, что секса между ними не будет; он - может быть, но как часть более высокой гармонии. Слушая симфонию Моцарта или Бетхове-на, они могут подойти так близко друг к другу, так близко, что начнут «заниматься любовью». Они могут заниматься любовью друг с другом, но в контексте более высокой гармонии симфонии Бетховена. Реальной является симфония; любовь случается как часть ее. И когда любовный акт случается сам собой, когда о нем не думали, не искали его, когда он просто случился как часть более высокой гармонии, тогда он имеет совершенно другое качество: он божественен, он больше не является человеческим.
Слово «счастье (happiness)» произошло от скандинавского слова «hap». Слово «случаться (happen)» также произошло от того же самого скандинавского корня. Счастье - это то, что случается. Вы не можете создать его, вы не можете управлять им, вы не можете использовать по отношению к нему силу. Самое большее, что вы можете устроить, - это быть доступным для него. Когда оно случится, оно случится.
Два истинно любящих всегда доступны для счастья, но они никогда не думают о нем, никогда не пытаются найти его. Они создают ситуацию. На самом деле, если вы счастливы с самим собой, то вы уже являетесь ситуацией, и если другой также счастлив сам с собой, то он также является ситуацией. Когда эти две ситуации сближаются, возникает еще большая ситуация. В этой большей ситуации многое случается, - но ничего специально не создается.
Человек не должен что-либо делать для счастья. Он должен только плыть по течению, он должен расслабиться, он должен быть в состоянии всеприятия.
Итак, был вопрос: должен ли человек перед тем, как вступать в отношения с другим, прийти к соглашению со своим собственным одиночеством? Да, безусловно да. Так и должно быть, иначе вы будете разочарованы и под именем любви будете совершать нечто, что совершенно любовью не является.
Последний вопрос:
Бхагаван, я чувствую, как Ваша благодать расплавляет меня. Я люблю Вас, мой Учитель.
Это от Анупы.
Это не вопрос. Настоящий вопрос никогда вопросом не является, это утверждение. Это утверждение состояния бытия Анупы в настоящий момент. Я тоже чувствую, что он плавится, но это только начало.
Не концентрируйте на этом свои мысли, иначе плавление прекратится. Позвольте этому процессу продолжаться. Продолжайте плавиться и помните, что вас ожидает еще большее. Всегда помните, что это всегда начало, это никогда не конец. У этого, на самом деле, нет конца.
Жизнь - это такое таинство: у него есть только начало, но нет конца.
Поэтому продолжайте плавиться, зная, что придет еще большее. Никогда не удовлетворяйтесь достигнутым. Благодушное удовлетворение может стать самоубийством. Часто наступают моменты, когда человек чувствует, что на большее он не способен. Человек подходит к вершине и чувствует: «Как сейчас возможно еще большее?» Всякий раз, когда в вашей голове возникает мысль о том, что большее невозможно, вспоминайте обо мне. Большее всегда возможно. Не бывает такой ситуации, когда большее невозможно. Именно поэтому мы говорим, что Бог бесконечен: вы входите в него, но никогда не достигаете его. Позвольте мне повторить это: вы входите в Бога, но никогда не достигаете его. Вы можете утонуть в нем, но вы никогда не сможете сказать, что познали его. Он так обширен, так бесконечно обширен, что человек является крошечной каплей по сравнению с ним.
Продолжайте плавиться и всегда помните, что на подходе нечто большее.
Беседа 7
Эго -- это Иуда
27 декабря 1975 года, Пуна

Евангелие от Матфея, глава 26
47. И, когда еще говорил Он, вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных.
48. Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его.
49. И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его.
55. В тот час сказал Иисус народу: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями взять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня.
56. Cue же все было, да сбудутся писания пророков. Тогда все ученики, оставив Его, бежали.
Евангелие от Матфея, глава 27
1. Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти;
2. И, связав его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю.
11. Иисус же стал пред правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус сказал ему: ты говоришь.
12. И когда обвиняли Его первосвященники и старейшины. Он ничего не отвечал.
13. Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько свидетельствуют против Тебя?
14. И не отвечал ему ни па одно слово, так что правитель весьма дивился.

Один человек, путешествуя по диким местам, встретил группу зверей, проводивших состязание в красноречии. Судьей был лев, который пригласил человека присоединиться в качестве зрителя. Человек принял приглашение.
Встал лис и произнес гладкую и умную речь. Если изложить его речь в двух словах, то он утверждал, что луна больше, чем солнце.
Следующим выступающим был слон, чей голос звучал мощно и авторитетно. Его речь включала в себя мысль: «Лето холоднее, чем зима».
Затем выступал тигр, красноречие которого очень впечатлило всех. Одним из его утверждений было: «Река течет вверх по склону».
Наблюдавший все это человек заметил льву: «Они все прекрасные ораторы. Однако я озадачен. Все они высказывают утверждения, которые заведомо ложны. Но не только это: аудитория тоже или не замечает этого, или ей все равно. Почему ваши ораторы высказывают ложные утверждения?»
«Это просто дурная привычка, не беспокойтесь, - сказал лев, - но аудитория больше интересуется представлением, чем просвещением или просветлением. И еще, если вы не возражаете, я бы заметил, что мы переняли эту плохую привычку у вас, у людей».
Священники, политики: они великие, превосходные ораторы; они великие мыслители, они ткут и прядут очень сложные теории и философии, но они не являются искренними по отношению к религии. Религия, в лучшем случае, - это их профессия. А аудитория не интересуется просветлением, она ищет увеселений. Идете ли вы в кино или в театр, на танцы, в церковь или в храм, вы всегда интересуетесь одним и тем же: вы ищете место, где вы можете забыть самого себя. Вы ищете развлечений».
Просветление - это нечто совершенно противоположное. Вы должны будете найти место внутри себя, где становится невозможным забыть себя; где, даже если вы и захотите, забыть себя невозможно; где процесс вспоминания самого себя становится постоянным пламенем.
И здесь бывают ситуации, когда люди, подобные Иисусу, вызывают неприятности. Они не являются великими ораторами. Они не интересуются теориями, и они не собираются никого развлекать. Они не профессионалы. Они не используют религию в своих собственных целях. Они искренние люди — они искренне заинтересованы в том, чтобы помочь людям, чтобы создать ситуацию, в которой человек может реализовать себя. Неприятности имеют место потому, что здесь же присутствуют и профессионалы; здесь уже есть священники и политики.
Всякий раз, когда в мир является человек, подобный Иисусу, священники и политики настораживаются. Это опасно для них. Если Иисус преуспеет, они будут отброшены, вырваны с корнем. Все их учреждение, вся их организация рухнет. Если организация должна оставаться, то Иисус должен быть уничтожен.
Это первое, что следует понимать, потому что так всегда было, так есть сейчас, так будет всегда. История все время повторяется, и не потому, что есть какой-то закон природы, согласно которому история должна повторяться, а потому, что человек не меняется. Человек остается тем же самым. Он снова и снова ведет себя одним и тем же образом. Вы здесь, со мной; многих священников беспокоит это, многих политиков беспокоит это. Почему они должны беспокоиться? Это не их дело, - но это их дело. Самой их основой является то, что религия не должна становиться искренним поиском. Она должна оставаться, в лучшем случае, поверхностным развлечением; в лучшем случае, хорошими манерами, этикетом. И они боятся, потому что если кто-то, подобный Иисусу, заявит о себе, то само присутствие Иисуса породит в них глубокое чувство собственной неполноценности. Это не значит, что Иисус будет стремиться унизить их; Иисус даже не осознает этого. Он даже не думает об этом. Но само его присутствие... солнце утром встает, и звезды исчезают. Когда присутствует Иисус, священники начинают исчезать. Политики в затруднении; они не могут сохранить почву под своими ногами.
Я слышал прекрасную историю о неком докторе Базби. Это был великий школьный учитель, очень известный в Англии директор школы. Даже король интересовался им. И однажды король приехал навестить Базби в его школе. Королю показывали школу. Доктор Базби шел впереди из комнаты в комнату, не снимая шляпы, а Его Величество благодушно следовал за ним, держа свою шляпу в руках. Люди, которые прибыли вместе с королем, были несколько обеспокоены этим: «Не является ли этот директор школы слишком эксцентричным? Он не проявляет никакого уважения к королю; он даже не снимает своей шляпы». Даже короля немного беспокоило это, но он ничего не говорил.
Когда они уже расставались в дверях, доктор с величайшей смиренностью обратился к королю: «Я надеюсь, что Ваше Величество простит мне отсутствие проявления должного уважения к вам, но если мои мальчики поймут, что в королевстве есть более великий человек, чем я, то я никогда уже не смогу управлять ими. Пожалуйста, простите меня». Он сказал: «Они должны знать, что даже король не является более великим, чем их директор школы. В противном случае с ними больше невозможно будет справиться».
Это то, что происходит, когда Иисус идет по земле: политики, священники начинают бояться. Они не могут поз-волить, чтобы простой человек понял, что существуют еще большие возможности, что возможны еще более великие люди. В противном случае с ними больше невозможно будет справиться. Поэтому Иисус должен быть распят. Он должен быть уничтожен, прежде чем люди смогут хорошо понять, «кто здесь хозяин».

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign