LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 6
(всего 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Что это значит? Это значит, что теперь в вас нет эго, для него нет смысла и нет пищи. Если эго может быть сделано, тогда в любой миг, когда вас нет, врата открыты и Иисус входит в вас, свет Будды проникает в вас.
Почему вы боитесь сдачи? Потому что «ели врата будут открытыми, вы станете уязвимыми. Вы боитесь внешнего мира, вы жили в вашей темной комнате, закрытой, и так долго, что вы привыкли к ней, вы стали одним с тьмой. Вы боитесь света. Когда вы открываете дверь, вы можете не увидеть свет вообще. Он может ослепить вас настолько, что вы закроете глаза. Вы боитесь, что если вы подчинитесь, вы вступите на неведомый путь. А разум, всегда боится неизведанного. А неизвестное — это Бог, неизвестное — это Иисус! Он — посланник неизвестного, луч неизвестного. Солнце может быть еще очень, очень далеко, на луч стучит в ваши двери. Сдаться — значит открыть дверь.
«Тот, кто напился из моих уст..,»
Это — очень символично и полно смысла. Влюбленные пьют друг у друга из уст. Вот что такое поцелуй: глубокий поцелуй — это питье вина тела изо рта друг друга. Это — одно из самых сильно действующих средств, никакой алкоголь не сравнится с ним. Но то же самое явление существует и на другом уровне: ученик пьет из уст Мастера. Это — не телесное явление, это — в самой глубокой сердцевине, где ученик встречается с сущностью Мастера, где они обнимают друг друга, где они целуют друг друга. Вот что имеет в виду Иисус:
«Toт, кто напился из моих уст, станет как Я, и Я сам стану им, и тайное откроется ему.»
Иисус пользуется символическими терминами питья и еды очень часто. Он говорит: «Ешьте меня, пейте меня, растворите меня полностью в себе». Вот в чем символ еды и питья: дайте мне быть в вас, наполнитесь мной так полно, что я стану частью вашего существа — и тогда нет ученика и Мастера, различие исчезло. Тогда нет господина и раба, тогда ученик стал Мастером. Тогда я — это вы, тогда Иисус — это вы. Тогда он стал вами, вы стали им, различия нет. Его никогда не было со стороны Иисуса, оно было с вашей стороны.
Подчинение означает, что вы также растворили это различие, вы готовы встретиться; это как у любящих: даже в обычной физической любви вы должны подчинить свое эго — может быть, на миг, но вы должны сделать это; может быть, лишь на миг, н6 вы должны стать одним с любимым. На один миг ваши тела — не два, они стали единым целым, замкнутым кругом. На миг ваши тела встретились и смешались, растворились друг в друге, они — не две отдельные сущности. Через миг они станут отдельными сущностями, тела не могут встречаться вечно, но души — могут. Тела — тверды, они могут сближаться, но нет истинного слияния.
Души — не физичны, они — не твердые. Они подобны свету, когда вы зажигаете свечу в своей комнате: комната наполнена светом; вы зажигаете другую свечу, и комната наполняется большим светом. Сможете ли вы сделать различие между светом от первой свечи и от второй? Нет, разницы нет, свет встречается и перемешивается, становясь единым. Духовное подобно свету.
Когда ученик позволяет Мастеру проникнуть в него, это — как сексуальное проникновение на более высоком уровне: ученик стал женской частью. Вот зачем сдача, ведь женщина достигает вершины, когда она отдается; она любит, когда отдается. Она — не агрессивна, у нее — пассивная роль. А мужчина агрессивен. Он должен достичь и проникнуть, только тогда встреча возможна. Ученик должен стать как женщина-пассивным, позволяющим, не создающим препятствий, сдавшимся. Мастер должен быть подобен мужскому феномену. Вот почему понятно, почему было мало женщин-Мастеров. Это почти невозможно, это случается редко, и когда это случается — два, три случая за всю историю человечества — эти женщины вообще не были похожими на женщин.
Это случилось один раз в Кашмире: была женщина, ее имя было Лалла. И в Кашмире есть пословица, что Кашмир знает только два имени- Аллах и Лала. Она была редкой женщиной, вы не можете себе представить... она вообще не была женщиной: она жила обнаженной, всю свою жизнь она ходила нагой. Женщина прячется, женщина робка и пассивна — она же была очень агрессивна, она была мужским разумом в женском теле. У нее были ученики, но такое бывает редко, очень редко.
Женщины-Мастера очень редки, это почти невозможно, но женщин-учеников в четыре раза больше, чем мужчин-учеников, отношение четыре к одному. У Махавиры было сорок тысяч монахов. Сорок тысяч монахов — из них тридцать тысяч женщин. И они не идут ни в какое сравнение с мужчинами-учениками. Мужчина никогда не станет таким покорным, весь его разум, ум агрессивен. Женский разум может легко подчиняться, подчинение происходит с легкостью — эго в самой ее природе. Так что вы не можете найти лучших учеников, чем женский разум; вы не можете найти лучших Мастеров, чем мужской разум. Но так и должно быть, потому что полярность остается на любом уровне.
На физическом уровне, когда встречаются возлюбленные, женщина отдается, она никогда не берет инициативу в свои руки. А если женщина инициативна, она не женственна, никакой мужчина ее не полюбит. Если женщина приходит и предлагает себя, вы просто уклонитесь. Женщина ждет, она может мечтать и грезить, но она будет ждать. Предложение должно исходить от мужчины, он должен взять инициативу, он должен быть агрессивен. А она будет вести себя так, что покажется совершенно невинной, не понимающей, о чем вы говорите — но она планировала и мечтала, и ожидала, когда вы придете и предложите.
Мулла Насреддин с женой сидели в парке на скамейке, укрывшись под пальмами. С другой стороны подошла молодая пара. Молодой человек тут же стал очень романтично и поэтично изъясняться. Жена Муллы Насреддина забеспокоилась и засуетилась. Она зашептала ему на ухо: «Похоже, что молодой человек не замечает, что мы здесь. Посвисти, дай им знак. Молодой человек кажется настолько влюбленным, мне кажется, он сейчас начнет делать предложение».
Насреддин ответил: «Почему я должен свистеть? Меня никто не предупредил, никто не свистнул, когда я делал предложение».
Женщина ждет, она — чрево. Ее сущность, ее тело — ожидание, пассивность. И то же самое происходит на более высоком уровне духовности: там она тоже ждет. И ученик должен стать подобным женщине.Он должен глубоко влюбиться в Мастера, и тогда произойдет встреча, слияние высших духовных сущностей. А это слияние подобно сексуальному проникновению, но более экзистенциальное; совершенно нетелесное. И от этой встречи ученик рождается вновь; он становится беременным от встречи, беременным собой. Теперь он носит свою новую сущность в своем чреве. Все время ученичества, время, когда он с Мастером — это время вынашивания. Это может быть сделано только в глубокой вере, если вы сомневаетесь, это невозможно, так как тогда вы будете обороняться, тогда вы наденете доспехи, вы попытаетесь защищаться.
Иисус сказал: «Тот, кто напился из моих уст, станет как Я, и Я сам стану им, и тайное откроется ему».
Как только подчинение стало полным. Мастер становится для вас дверью. Тогда открывается иной мир света, жизни и блаженства — индусы называют это сатчитананда — истинное бытие, истинное сознание, истинное блаженство. Сатчитананда становится для вас возможным. Мастер становится дверью, и когда вы достигли ее, вы становитесь просветленным. Вы можете теперь помочь другим пройти сквозь огонь. Теперь вы можете помочь другим увидеть проблеск Абсолюта, или достичь Предельного и раствориться в нем.
Но до того, как вы можете стать Мастером, вы должны быть учеником. До того, как вы сможете учить, вы должны учиться, и до того, как вы сможете помочь, вам должны помочь самому. Вы должны позволить кому-то серьезно вам помочь. А эта глубокая помощь возможна только тогда, когда вас нет, потому что вы — это беспокойство, вы — препятствие. Вы постоянно создаете барьеры для собственного роста из-за страха неизвестного. Вы цепляетесь за известное и тогда не может быть встречи, потому что Мастер — это неизвестное. Вы остаетесь в мире известного, в прошлом -Мастер неизвестен. А встреча возможна: неизвестное встречается с известным. Известное исчезнет, сгорит, известного больше не найти, это -как солнце входит в темноту — и темнота исчезает.
Будьте темнотой перед Мастером, скромным, хорошо знающим свое невежество, готовым подчиниться и ждать — тогда Иисус может преобразить вас. Будда может преобразить вас. В действительности, Иисус и Будда — катализаторы. Ваше подчинение преобразит вас, а они просто предлоги. Если вы можете подчиняться без Будды, без Иисуса поблизости, если вы можете подчиниться Космосу, тогда произойдет то же самое. Но тогда вам будет трудно сдаться, потому что не будет объекта сдачи. Это будет очень трудно — вот зачем Христос и Будда, они — просто объект.
И еще мне хотелось бы сказать вам об одном очень странном явлении, которое иногда случается: даже подчиняясь ложному Мастеру, вы иногда становитесь Просветленным, хотя сам Мастерке Просветлен. Так бывало, так снова может случиться, так как основное — это сдача. Преображение происходит через сдачу, Мастер — лишь объект, истинный или ложный — не имеет особого значения.
Когда вы сдаетесь, дверь открыта. Так что не заботьтесь особенно, кому сдаться, просто думайте о большем и большем подчинении. Вот почему это может случиться даже перед каменной статуей или перед деревом. Это случилось под деревом Боддхи — вот почему буддисты поклонялись этому дереву так долго. Достаточно чувства, что Будда достиг под этим деревом, и вы отдаетесь дереву.
Сдача — это то, что нужно, все остальное — только помощь ему. Если вы можете найти истинного Мастера, тогда хорошо; если не можете, тогда особенно не тревожьтесь. Подчиняйтесь там, где вам нравится, но дайте сдаче стать всеобщей. Если сдача частична, даже Иисус или Будда не смогут вам помочь. Если сдача — полная, тогда, даже если их нет, простой человек может вам помочь.
Этот нюанс должен бьпъ запомнен, иначе разум продолжает свои трюки. Он думает: «Как я могу быть уверен, что этот Мастер — истинный? А если я не уверен, как я могу сдаться?» А вы не можете бьпъ уверены, пока не подчинитесь, нет способа быть уверенным. Если вы хотите быть уверенным во вкусе пудинга, тогда вам нужно его попробовать. Как вы можете быть уверенным, не попробовав его? Нет такого способа.
Вы должны питаться Иисусом, вы должны выпить Иисуса — это единственный способ. Вы будете преображены, потому что вы доверяли, так как вы верили и отдавались, и тогда многие скрытые измерения откроются вам. Жизнь, которую вы видите, еще новее, это лишь мгновенная часть, атомарная часть Целого. Удовольствия, которые вы знаете -просто чепуха. В них нет даже одного луча блаженства, которое возможно, которое ваше врожденное право.
Все, что вы накопили — это мусор — если вы узнаете истинные сокровища, которые от вас спрятаны. Всю свою жизнь вы нищенствуете, а Император ждет прямо в вашем сердце. Вот что Иисус называет Царством. Не будьте нищим, вы можете быть царем! Но тогда вы должны отважиться. Нищему не нужно бьпъ смелым, но чтобы стать царем, человек должен отважиться и пройти через преображение. Подчинение — это врата.
Я повторю эти слова:
«Torn, вблизи меня — вблизи огня, а тот, кто вдали от меня — вдали от Царства»
Иисус сказал: -«Придите ко мне, ибо то мое — благо, власть моя кротка, и вы найдете покой себе».
Иисус сказал: «Тот, кто напился из моих уст, станет как Я, и Я сам стану им, и тайное откроется ему».
Изречение семнадцатое...
Иисус сказал:
Блаженны одинокие и избранные,
ибо вы найдете Царство,
ибо вы пришли из него,
и вы придете туда снова.
Иисус сказал:
Если они скажут вам:
откуда вы произошли?
Скажите им:
Мы произошли от света,
где свет произошел от
самого себя.
Если вас спрашивают:
каков знак отца вашего, который в вас?
Скажите им:
Это движение и покой.


Движение и покой
Глубочайшее побуждение в человеке — быть совершенно свободным. Свобода, мокша- это цель. Иисус называет это Царством Бога: быть, как царь, только символично, так, что нет уз на вашем бытии, никаких пут, никаких границ — вы существуете, как бесконечность, вы нигде не сталкиваетесь ни с кем, как если бы были совсем одни.
Свобода и одиночество -два аспекта одного и того же. Вот почему. Махавира называет свою концепцию мокши кайвалья. Кайвалья означает быть совершенно одиноким, как если бы никто больше не существовал. Когда вы совершенно одиноки, кто станет для вас узами? Когда никого больше нет, кто будет другим? Вот почему те, кто ищет свободу, должны найти свое одиночество — они должны найти путь, смысл, метод, достичь такого одиночества.
Человек рожден как часть мира, как член общества, семьи, как часть других. Он воспитан не как одинокое существо, а как общественное. Вся тренировка, образование, культура состоит в том, как сделать ребенка подходящей частью общества, как подогнать его к другим. Вот что психологи называют приспособлением. А когда кто-то одинок, он выглядит неприспособленным.
Общество существует, как некая сеть, модель для многих личностей, толпа. Там вы можете иметь немного свободы — за слишком высокую цену. Если вы следуете за обществом, если вы становитесь послушной частью других, они предоставят вам маленький мирок свободы. Если вы становитесь рабом, вам дается свобода. Но это — свобода, которую дали, ее могут забрать в любой момент, у нее очень большая цена. Это — приспособление к другим, так что границы будут существовать обязательно.
В обществе, в общественном бытии, никто не может быть абсолютно свободным. Само существование других создает несчастье. Сартр говорит: «Другой — это ад», — и он полностью прав, именно другой творит в вас напряжение, вы обеспокоены из-за других. Это продолжает создавать столкновения, ведь другой — в поисках абсолютной свободы, как и вы — каждый нуждается в абсолютной свободе, а абсолютная свобода существует лишь для одного.
Даже ваши так называемые цари — не совершенно свободны и не могут ими быть. У них может быть впечатление свободы, но оно — фальшиво: их нужно охранять, они зависят от других, их свобода — лишь фасад. Но по-прежнему, из-за этого побуждения — быть абсолютно свободным -люди хотят стать царями, императорами. У императора есть фальшивое чувство, что он свободен. Кто-то хочет стать очень богатым, богатство тоже дает фальшивое чувство, что вы — свободны. Как бедняк может быть свободен? Его нужды становятся путами, он не может удовлетворить своих нужд. Куда бы он ни шел, перед ним стена, через которую он не может перелезть.
Отсюда страсть к богатству. В самой глубине — это стремление быть абсолютно свободным, все страсти создаются этим. Но если вы движетесь в фальшивом направлении вы никогда не достигнете цели, потому что с самого начала направление было неверным — вы все упустили с первого шага.
На древнееврейском языке слово «грех» — прекрасно. Оно означает того, кто утратил цель, в этом слове нет оттенка вины. Грех означает того, кто утратил цель, заблудился, а религия означает возвращение на правильный путь, не утрачивая цели. Целью является абсолютная свобода, религия — лишь средство для нее. Вот Почему вы должны понять, что религия существует как антисоциальная сила: сама ее природа антисоциальна, потому что в обществе абсолютная свобода невозможна.
Психология находится на службе у общества. Психиатр пытается любым способом снова сделать вас приспособленным к обществу, он — на службе у общества. Политика, конечно, на службе у общества, Она дает вам немного свободы, так, что вас можно сделать рабом. Эта свобода -всего лишь подачка, ее могут забрать в любой момент. Если вы думаете, что вы действительно свободны, вскоре вы можете оказаться в тюрьме. Политика, психология, культура, образование — все они служат обществу. Одна религия — бунтарская в своей основе. Но общество вас обмануло, оно создало свои собственные религии: христианство, буддизм, индуизм, ислам — это все социальные трюки; Иисус — антисоциален.
Посмотрите на Иисуса: он не слишком уважаемый человек, он им не мог бы быть. Он связан с подозрительными, антисоциальными элементами, он был бродягой, отщепенцем — должен был быть, потому что он не подчинялся обществу, не приспосабливался к нему. Он создал другое общество, маленькую группу последователей. Ашрамы существовали как антисоциальные силы — не все ашрамы, потому что общество всегда пытается всучить вам фальшивую монету. Если есть сотня ашрамов, среди них один — уже много — настоящий, потому что этот один будет существовать как альтернативное общество, противостоя обществу, толпе, которую Иисус называл «они» — безымянная толпа.
Существовали школы, например, Бихарский монастырь Будды, которые пытались создать общество, не являющееся обществом. Они создавали способы и средства сделать вас истинно и совершенно свободными: никаких пут, никакой дисциплины любого вида, никаких разграничении, вам позволяли быть бесконечным и Всем.
Иисус антисоциален. Будда антисоциален, но христианство, буддизм не антисоциальны. Общество очень хитроумно, оно немедленно поглощает, даже антисоциальные явления поглощаются социальными. Оно создает фасад, оно дает вам фальшивую монету, и тогда вы счастливы, просто как малые дети, которым дали фальшивую пластиковую грудь. Они будут ее сосать, чувствуя, что их кормят. Это их утешает, конечно, они тогда засыпают.
Когда ребенок беспокоен, так всегда и поступают: дают ему соску. Он сосет, веря, что получает питание. Он продолжает сосать, и сосание становится монотонным процессом; никакого изменения, просто сосание -это становится подобным мантре. Теперь, усталый, он засыпает. Буддизм, христианство, индуизм и все другие «измы», ставшие признанными религиями — просто фальшивая грудь. Они дают вам согласие, хороший сон, они позволяют вам найти в окружающем мучительном рабстве утешение; они дают чувство, что все в порядке, ничего не плохо. Они — транквилизаторы, они наркотики.
Не только ЛСД — наркотик. Христианство тоже, и гораздо более тонкий и сложный, дающий вам некоторый вид слепоты. Вы не можете увидеть, что происходит, не можете почувствовать, как тратится ваша жизнь, не видите болезнь, которую вы накопили за многие жизни. Вы сидите на вулкане, а они продолжают говорить, что все в порядке: Бог на небесах, правительство на земле, все в порядке. И жрецы продолжают говорить: «Вам не нужно тревожиться, мы -здесь. Вам нужно просто все отдать в наши руки, и мы позаботимся о вас и в этом мире, и в ином». И вы все оставляете им, вот почему вы в беде.
Общество не может дать вам свободу, оно не может сделать всех совершенно свободными. Как же быть? Как выйти за общество? Вот вопрос религиозного человека. Но это кажется невозможным: куда бы вы ни пошли — общество там; можно двигаться от одного общества у другому, но быть в обществе. Можно даже пойти в Гималаи — тогда вы создадите общество там. Вы начнете говорить с деревьями, потому что это очень трудно — быть одному. Вы подружитесь с птицами и животными, и раньше или позже получится семья. Вы каждый день будете ждать птицу, которая прилетает и поет по утрам.
Вы не понимаете, что теперь вы стали зависимым, уже вошел «другой», если птица не прилетает, вы почувствуете беспокойство. Что случилось с птицей? Почему она не прилетела? Включается некое напряжение, и это никак не отличается от заботы о вашей жене или ребенке. Все это — другие. Даже уехав в Гималаи, вы создадите общество.
Так что поймите: общество не вне вас, это — нечто внутри вас. И пока коренная причина внутри вас не исчезнет, куда бы вы ни пошли, общество будет с вами. Даже если вы вступите в коммуну хиппи, общество вступит с вами, оно станет социальной силой. Если вы уходите в ашрам, общество тоже уходит туда. Это не то общество, которое следует за вами, это — вы. Вы создаете вокруг себя свое общество, вы — творец. Нечто в вас существует, как семя, которое создает общество. Это показывает, что пока вы не преобразуетесь полностью, вы никогда не можете выйти за пределы общества. А все общества одинаковы формы могут меняться, но основной образец одинаковый.
Почему вы не можете жить без общества? Ведь это помеха! Даже в Гималаях вы будет» кого-то ждать: вы можете сидеть под деревом и будете кого-то ждать; путника, охотника, проходящего по дороге. И при появлении кого-нибудь вы станете немного счастливее. В одиночестве вы печальны, а когда к вам подходит человек, вы можете посплетничать, можете спросить: «Что происходит в мире? Нет ли у вас газеты?» Или: «Дайте мне новостей! Я изголодался по ним, я жажду их». Почему? Корень должно извлечь наружу, чтобы это стало понятно.
Первое: вам нужно быть нужным, у вас глубокая нужда быть нужными. Если вы никому не нужны, вы чувствуете себя бесполезным, бессмысленным; если вы нужны кому-нибудь, это придает вам значение, вы чувствуете себя важным. Вы говорите: «Я должен заботиться о жене и детях», -будто вы несете их, как ношу — вы неправы. Вы говорите так, будто исполняете долг с великой ответственностью. Но это неправда. Просто представьте, что жена и дети исчезли, что вы будете делать? Внезапно вы почувствуете, что ваша жизнь стала бессмысленной, так как вы им нужны. Маленькие дети, ждущие вас, придают вам значение, вы важны. Теперь, когда вы никому не нужны, вы растеряетесь, ведь когда вы никому не нужны, никто не уделяет вам внимания; есть вы, нет ли вас — особой разницы нет.
Я слышал: одного душевнобольного лечили с помощью психоанализа, но психоаналитик был очень странным человеком — какими они почти всегда и бывают. После двух или трех лет анализа он сказал своему другу:
«Этот человек в еще худшем положении чем я, так как я все время говорю, а он никогда ничего не говорит, даже да и нет, он просто сидит со мной. Я все говорю и говорю, он все слушает, и так вот уже три года. Что делать?»
Друг сказал: «Слушай, а почему бы тебе не остановиться?» Но больной не мог остановиться.
Потом случилась другая беда: аналитик умер. И вновь он сказал своему другу: «У меня опять проблема. Прежде, когда этот человек ничего не говорил, ни да, ни нет, я не знал, отвергает он меня или принимает, прав я или нет. Я просто рассказывал и рассказывал, а он слушал. Но вот он умер, что же мне делать теперь?»
Друг сказал: «Если он никогда с тобой не говорил, какая разница? Продолжай говорить!»
Но этот человек сказал: «Нет! Ведь он слушал!»
Весь психоанализ и его практика зависят от слушания. Там нет больше ничего в действительности, все остальное — это фокусы вокруг него. В чем же дело? Потому что человек уделяет вам так много внимания, и не обычный человек, а знаменитый, хорошо известный психиатр, написавший много книг; он лечил многих известных людей. Вы чувствуете себя хорошо, ведь больше никто вас не слушает, даже ваша жена. Никто не слушает вас, никто не уделяет вам внимания, вы живете в мире, как ничтожество — и вы очень много платите психиатру. Это роскошь, только очень богатые люди могут себе это позволить.
Зачем они это делают? Что они делают? Они просто лежат на кушетке и говорят, а психоаналитик слушает — но он уделяет вам внимание. Конечно, вы должны за это платить, но вы чувствуете себя хорошо. Из кабинета вы выходите другим человеком: ваше качество изменилось; вы пританцовываете, вы можете насвистывать, вы напеваете. Это не навсегда — на будущей неделе вы должны будете снова прийти в кабинет — но когда кто-то слушает, уделяет вам внимание, он дает понять, что вас стоит слушать, он не кажется уставшим. Он может ничего не говорить, но и тогда это хорошо.
У вас есть необходимость быть нужным. Кто-то должен нуждаться в вас, иначе вы теряете почву под ногами, вам нужно общество. Даже если кто-то борется с вами, это хорошо, это лучше, чем быть одному, ведь в конце концов, он уделяет вам внимание как врагу; вы можете о нем думать.
Когда вы любите, смотрите на эту потребность. Смотрите лучше на влюбленных; если вы сами влюблены, это сделать трудно, вы почти безумны, вы не в себе. Но последите за влюбленными: они говорят друг другу: «Я тебя люблю», — но в глубине сердца они хотят быть любимыми. Это не любовь, суть в том, чтобы быть любимым, и они любят только чтобы быть любимым. Основное — не любить, а быть любимым.
Вот почему влюбленные постоянно обвиняют друг друга: «Ты меня больше не любишь». Это самое важное, эта нужда — бесконечна. Следовательно, путы бесконечны, это желание не может быть удовлетворено. Чтобы ни делал любимый, вы всегда чувствуете, что возможно нечто большее, вы надеетесь на большее. А потом вам этого не хватает и тогда вы чувствуете разочарование. И каждый влюбленный думает: «Я люблю, но другой — не очень-то отвечает». Другой думает в тех же терминах. В чем же дело?
Никто не любит. Пока вы не станете Иисусом или Буддой, вы не можете любить, так как любить может только тот, чья нужда быть нужным исчезла.
В прекрасной книге Халила Джибрана «Иисус, сын человеческий», — он создал выдуманную, но замечательную историю — а иногда выдумка более правдива, чем факты: Мария Магдалина выглянула в окно и увидела Иисуса, сидящего под деревом в ее саду .Этот человек был прекрасен. Она знала многих мужчин, она была знаменитой проституткой -даже цари стучались к ней в дверь, она была одним из прекраснейших цветков. Но она никогда не знала подобного человека, потому что личности, подобные Иисусу, несут невидимую ауру, окружающую их и придающую им красоту иного мира, как если бы они не принадлежали к этому миру. Вокруг него был свет и красота, он ходил и сидел так, как будто был императором в рубище нищего.
Он выглядел настолько человеком из иного мира, что Магдалина приказала своим слугам найти и пригласить его, но Иисус отказался. Он сказал: «Мне хорошо здесь. Дерево тенистое и прекрасное».
Тогда Магдалина пошла сама и пригласила Иисуса — она не могла поверить, что кто-то может отказаться от приглашения. Она сказала: «Зайди в мой дом и будь моим гостем».
Иисус сказал: «Я уже зашел в твой дом, я уже стал твоим гостем. Теперь нет нужды». Она не поняла. Она сказала: «Нет, ты заходи, не отказывай мне, мне никто никогда не отказывал. Разве ты не можешь сделать такую малость? Будь моим гостем. Поешь со мной сегодня, останься со мной на ночь». Иисус сказал: «Я уже принял приглашение. И помни: те, кто говорит, что принимают тебя, никогда тебя не примут; и те, кто говорит, что любит тебя, никто из них тебя не любил. И я говорю тебе, я тебя люблю, и только я могу тебя любить». Но он так и не вошел в дом; отдохнув, он ушел.
Что он сказал? Он сказал: «Только я могу любить тебя. Те, другие, которые говорят, что любят тебя, не могут любить, потому что любовь -это не нечто, что вы можете сделать — это качество вашего бытия».
В том состоянии, в котором вы находитесь, вы не можете любить, в состоянии, в котором вы находитесь, ваша любовь фальшива. Вы просто показываете, что вы любите, так что вы можете быть любимы, и другой делает то же самое. Вот почему влюбленные — всегда в беде — они оба обманывают друг друга, и оба чувствуют себя обманутыми. Вы любили когда-нибудь по-настоящему? Можете ли вы сказать, что вы любили? От всего сердца? Нет! Вы никогда об этом не заботились, вы были уверены, что вы любите. Проблема всегда в другом, на себя вы не смотрите.
Мулле Насреддину исполнилось девяносто девять лет, и из местной газеты прибыл репортер, чтобы взять у него интервью, потому что он был самый старый человек в округе. После интервью репортер сказал: «Я надеюсь, что мне удастся приехать и в следующий раз, когда вам исполнится сто лет». Мулла Насреддин посмотрел на него удивленно и сказал: «Почему бы и нет, молодой человек? Вы мне кажетесь достаточно здоровым! »
Никто не смотрит на себя: глаза глядят на других, уши слушают других, руки тянутся к другим — никто не тянется к себе, не присматривается к себе. Любовь приходит тогда, когда вы получаете кристаллизованную душу, Я. С эго этого никогда не случится; эго хочет быть любимым, это пища, которая ему нужна. Вы любите так, что становитесь нужной личностью. Вы даете детям рождение не потому, что вы любите детей, а просто потому, что вы будете нужны, и сможете всем говорить: «Посмотрите, как много обязанностей я выполняю, какой долг лежит на мне! Я — отец, я — мать...» Эго — лишь для прославления вашего эго.
Пока эта нужда быть нужным не отброшена, вы не можете быть одиноким. Идите в Гималаи — и вы создадите общество. А если эта нужда быть нужным отброшена, где бы вы ни были: на рыночной площади, в самой толчее города, вы будете одиноки.
Теперь попытайтесь понять слова Иисуса:
«Блаженны одинокие и избранные, ибо вы найдете Царство, ибо вы пришли на нею, и вы придете туда снова.»
Вникните в каждое слово: «Блаженны одинокие...» Кто одинок? Тот, чья нужда быть нужным отброшена; тот, кто полностью доволен собой, какой есть; тот, кто не нуждается ни в ком, говорящем, что вы полны смысла. Его смысл — в нем. Теперь его знание приходит не от других, он его не выпрашивает, его значение приходит из его сущности. Он не нищий, он живет сам с собой.
Вы не можете жить сами с собой. В одиночестве вы становитесь беспокойными; вы сразу чувствуете неудобство, дискомфорт, глубокую тревогу. Что делать? Куда идти? Идите в клуб, в церковь, или в театр, или по магазинам — но идите куда-нибудь, встречайте других. Для богатых людей хождение по магазинам — единственная игра, единственный спорт. Если вы бедны, вам нет смысла заходить в магазин, вы просто ходите по улице, глядя на витрины. Но ходите.
Быть одному очень трудно и непривычно, экстраординарно. Зачем это желание? Затем, что когда вы одни, вся ваша значимость исчезает. Идете и купите что-нибудь в магазине; продавец придаст вам значимость, а не вещи, так как вы идете покупать бесполезные вещи. Вы покупаете только во имя покупки, но продавец, владелец магазина смотрит на вас, будто вы царь. Он ведет себя так, будто зависит от вас, причем, вы хорошо знаете, что это всего лишь маска. Вот как вас эксплуатируют владельцы магазинов: продавцу вы совершенно безразличны, его улыбка нарисованная, он улыбается каждому, в ней нет ничего, обращенного лично вам, но вы на это не обращаете внимания. Он улыбается, приветствует и принимает вас, как желанного гостя. Вы чувствуете себя удобно, вы — некто, есть люди, зависящие от вас; этот владелец магазина вас ожидал.
Всегда вы ищете взгляды, которые придадут вам значимость. Когда на вас смотрит женщина, она придает вам значимость. Теперь психологи открыли, что когда вы заходите в комнату, в зал ожидания аэропорта, вокзал или отель, если женщина посмотрела на вас дважды, она готова быть соблазненной. Но если женщина глянет .только один раз, не тревожьте ее, забудьте об атом. Снимали фильмы скрытой камерой, и это — факт, женщина смотрит дважды только в том случае, если она хочет быть оцененной, хочет, чтобы на нее смотрели.
Мужчина входит в ресторан: женщина глянет один раз, но если он не представляет ценности, она не посмотрит второй раз. И охотники за юбками хорошо это знают, они знали это всегда. Психологи узнали только сейчас, они наблюдали за глазами. Если женщина посмотрела снова, она заинтересована. Теперь возможно многое, она дала намек, что готова идти с вами, или играть в любовную игру. Но если она не взглянула на вас снова, эта дверь закрыта; лучше постучать в какую-нибудь другую дверь.
Когда женщина смотрит на вас, вы становитесь важным, очень значительным, в этот миг вы уникальны. Вот почему любовь создает столь сильное излучение, любовь придает вам больше жизни.
Но в этом и проблема, потому что одна и та же женщина, глядящая на вас ежедневно, не очень поможет. Вот почему мужья пресыщаются своими женами, а жены — мурьями. Как можно черпать значимость в одних и тех же глазах снова и снова? Вы привыкли, это ваша жена, здесь уже нечего завоевывать. Вот откуда — стремление стать Байроном, стать Дон Жуаном, идти от одной женщины к другой. Это не сексуальная нужда. Помните, это вообще не имеет никакого отношения к сексу, потому что секс — более глубок с одной женщиной, в глубокой интимной близости. Это — не секс, не любовь, вовсе нет, любовь хочет быть с одним все более и более глубоко; любовь — углубляется.
Это не любовь, не секс, это нечто иное: нужда эго. Если вы можете каждый день завоевывать новую женщину, вы чувствуете себя очень значительным, завоевателем. Но если вы остановились на одной женщине, застыли, и никто больше на вас не смотрит, не придает вам смысла, вы чувствуете себя конченным. Вот почему жены и мужья выглядят такими безжизненными, бесстрастными. Можно с одного взгляда с большого расстояния сказать, идут ли это муж с женой или нет. Если нет, вы это почувствуете, они будут счастливы, будут смеяться, говорить, наслаждаться друг другом. Если же это муж и жена, они просто терпят друг друга.
Пришла двадцать пятая годовщина свадьбы Насреддина. В этот день он собрался куда-то уйти. Его жена была немного раздражена, она подумала, что он что-нибудь сделает, а он уходил, как обычно. Вот она и спросила: «Насреддин, ты не забыл, какой сегодня день?» Насреддин сказал: «Я знаю».
Тогда она сказала: «Тогда сделай что-нибудь необычное!» Насреддин подумал и сказал: «Как насчет двух минут молчания?» Когда вы чувствуете, что жизнь застыла, это показывает, что вы могли думать, что это была любовь. Это не было любовью, это была нужда эго — нужда завоевывать, быть нужным каждый день новой женщине, новому мужчине, другим людям. Если вы преуспеваете в этом, тогда вы чувствуете себя счастливым некоторое время, так как вы не обычный человек. Это страсть политика: быть нужным всей стране. Что пытался сделать Гитлер? Быть нужным всему миру!
Но эта нужда не позволит вам быть одиноким, политик не может стать религиозным — он движется в противоположном направлении. Вот почему Иисус говорит: «0чень трудно богатому войти в Царство Божие. Верблюд может войти в игольное ушко, но не богач в Царство Небесное». Почему? Потому что человек, который накапливает богатства, пытается стать значительным с помощью достатка. Он хочет быть кем-то, а для такого человека врата Царства закрыты.
Туда могут войти только те, кто достиг своего ничтожества; только те, чьи лодки пусты, чьи нужды эго были поняты как бесполезные и невротичные, кто проник в нужды эго и нашел их ненужными — не только ненужными, но и вредными. Нужды эго могут сделать вас безумными, но никогда не удовлетворят вас.
Кто такой одинокий? Тот, чья нужда быть нужным исчезла, кто не просит вас придавать ему значения, кто не зависит от ваших взглядов, вашего отношения. Нет! Если вы даете ему любовь, он будет благодарен, но если вы не даете, нет никакой разницы; если вы не даете, он так же хорош, как и всегда. Если вы придете к нему в гости, он будет счастлив, но если вы не придете, он так же счастлив, как всегда. Если он живет в толпе, он будет этому рад, но если он живет отшельником, он также будет рад.
Вы не сможете сделать одинокого человека несчастным, он научился жить с собой и быть счастливым с собой. В одиночестве он самодостаточен. Вот почему родственникам не нравится, когда кто-то становится религиозным; если муж начинает заниматься медитацией, жена чувствует беспокойство. Почему? Она может даже не сознавать, что происходит. Почему она чувствует беспокойство? Если жена начинает молиться, начинает двигаться к религии и Богу, муж чувствует беспокойство. Почему?
В сознание проникает бессознательный страх. Страх, что он, или она пытаются стать достаточными сами по себе; это страх. Если жене предоставить выбор, если есть возможность выбрать мужа, какого она бы хотела: медитирующего или пьяницу — она выберет пьяницу, а не медитирующего. Предложите мужу выбор: «Хотите ли вы, чтобы ваша жена стала саньясином, или пошла по неверной дорожке и стала заблудшей?» -муж выберет последнее.
Саньясин — означает того, кто достаточен для самого себя, кто не нуждается ни в ком, кто ни в чем не является зависимым — и это страшит: тогда вы становитесь бесполезны. Все ваше существование строилось на его нужде в вас. Без вас он был ничем, без вас его жизнь была ненужной и пустой — только с вами он мог расцвести. Но если вы узнаете, что он может цвести в своем одиночестве, ваше эго будет задето, вы начнете волноваться.
Кто такой одинокий? А Иисус говорит: «Блаженны одинокие,.», — люди, которые могут жить с самими собой; так же легко, как если бы с ними был весь мир; которые могут наслаждаться собой, как малые дети.
Маленькие дети могут наслаждаться собой. У Фрейда для них есть особый термин: полиморфный. Маленький ребенок наслаждается собой, он играет со своим собственным телом, он аутоэротичен, он сосет свой собственный палец. Если он хочет еще чего-нибудь, это — телесные нужды, вы даете ему молоко, вы меняете его пеленки — это физические нужды. Но у него еще нет психологических нужд. Он не заботится о том, что о нем думают люди; думают ли они, что он прекрасен, или нет. Вот почему любой ребенок прекрасен, потому что он не заботится о вашем мнении.
Не рождается ни одного уродливого ребенка, но все дети потом становятся уродливыми. Очень трудно найти прекрасного старика — это редкость. Очень трудно найти уродливого ребенка, это тоже редкость. Все дети прекрасны, все старики становятся уродливыми. В чем причина? Если дети рождены прекрасными, они должны и умирать прекрасными! Но жизнь кое-что делает...
Все дети — самодостаточны, в этом их красота; они существуют, как свет для самих себя. Все старики бесполезны, они поняли, что они не нужны. И чем старше они становятся, тем больше чувствуют, что они не нужны. Люди, которым они были нужны, исчезли: дети выросли, они живут с собственными семьями, жена или муж — умерли. Теперь они не нужны миру, никто не заходит в их дома, никто не показывает уважения. Даже если они гуляют, никто их не узнает. Они могли быть великими деятелями, боссами в учреждениях, президентами банков, но никто их не узнает, никто их даже не замечает — они не нужны. Они чувствуют себя лишними, они просто ждут смерти. И никто не будет озабочен, если они умрут; никто не будет тревожиться. Даже смерть становится уродливой.
Даже если вы можете подумать, что когда вы умрете, миллионы людей будут плакать по вам, вы почувствуете счастье: тысячи и тысячи отдадут дань уважения вам, когда вы умрете.
Однажды произошло следующее: один человек в Америке сделал то, чего не делал никто... Он узнал, как люди будут реагировать на его смерть. Перед своей смертью, за двадцать четыре часа, он был предупрежден врачами, он объявил о своей смерти. А он был владельцем нескольких цирков, выставок, рекламных агентств, так что он знал, как разрекламировать этот факт. Утром его агент объявил через прессу, радио, телевидение, что он мертв. Вот и были написаны статьи, комментарии, начались телефонные звонки, было много различных событий. Он читал и наслаждался этим.
Когда кто-то умирает, он всегда хорош, так утверждают люди. Когда вы умираете, вы тут же становитесь ангелом, никто не думает, что имеет смысл говорить что-то против вас, когда вы мертвы. Пока вы живы, никто не скажет ничего в вашу пользу. Помните, когда вы мертвы, все будут счастливы — в конце концов, вы сделали хоть что-то хорошее: вы умерли.
Каждый высказывал почтение к атому человеку, появились фотографии в газетах — он этим полностью насладился. И потом он умер, полностью умиротворенный тем, что все так прекрасно.
Другие вам нужны не только в вашей жизни, но даже в смерти... Подумайте о вашей смерти: только два или три человека, ваши слуги и собака последуют за вами с последним прощанием — и больше никто, никаких репортеров, фотографов, ничего — даже ваших друзей там не будет. И каждый чувствует себя счастливо, что эта тяжесть ушла. Просто подумайте об этом, и вы опечалитесь.
Даже в смерти остается нужда быть нужным. Что это за жизнь? Важны лишь мнения других, а не ваши. Ваше существование ничего не значит?
Когда Иисус говорит: «Блаженны одинокие... », — он имеет в виду следующее: человек, который остается совершенно счастливым сам с собой, который может быть один на всей земле, и не будет никакого изменения настроения, душевный климат не изменится. Если весь мир исчезнет в третьей мировой войне — это может случиться в любой день — и вы останетесь одни, что вы сделаете? Кроме как немедленно совершить самоубийство, что можно сделать?.. Но одинокий человек сидит под деревом и становится Буддой — без мира. Одинокий будет счастлив, он будет петь и танцевать, он будет жить — его настроение не изменится. Вы не сможете изменить настроение одинокого человека, вы не сможете изменить его внутренний климат.
Иисус говорит: «Блаженны одинокие и избранны»... ». Это — избранные люди, так как те, кому нужна толпа, вновь и вновь будут брошены в толпу — это их нужда, их потребность, это их страсть. Бог выполняет «ее, что вы просите, и все, чем вы являетесь — это исполнение ваших прошлых желаний. Не обвиняйте в этом больше никого, это то, о чем вы молились. И помните, это — одна из самых опасных вещей на свете: то, чего вы желаете, будет исполнено.
Подумайте, прежде чем пожелаете что-то! Существуют все возможности, что это будет исполнено — а тогда вы будете страдать. Вот что происходит с богатым человеком: он был беден, потом он пожелал богатств — и теперь это исполнено. Теперь он несчастен, теперь он рыдает и плачет, и говорит:
«Вся моя жизнь ушла на накапливание бесполезных вещей, и я несчастен». Но таково было его желание. Если вы желаете знания, это будет исполнено: ваша голова станет огромной библиотекой, множеством писаний. Но логом вы будете плакат» и рыдать, и кричать: «Только слова, все слова и слова — и ничего существенного. И я потратил на это всю свою жизнь!»
Желайте с полной сознательностью, так как любое желание будет исполнено когда-то. Ему может понадобиться немного больше времени, вы уже стоите в очереди; многие другие желали до вас, так что нужно немного подождать. Иногда ваше желание в этой жизни может быть исполнено в другой, но желания всегда исполняются, это один из опасных законов. Так что перед тем, как вы пожелаете, подумайте! Перед тем, как попросить, подумайте! Подумайте хорошенько, оно будет когда-то исполнено, и тогда вы будете страдать.
Одинокий становится избранным, он избран Богом. Почему? Потому, что одинокий никогда не желает ничего от этого мира. Он в нем не нуждается, он выучился от этого мира всему, чему можно от него выучиться, эта школа окончена, он прошел через нее. Он стал подобен высокой вершине, которая остается одинокой в небе — он стал избранным, Гури-шанкаром, Эверестом. Будда, Иисус — высокие вершины, одинокие пики. В этом их красота: они существуют в одиночестве.
Одинокий — избран. Что избрал одинокий? Он избрал только свою сущность. А когда вы избираете собственную сущность, вы избрали сущность всей Вселенной, потому что ваша сущность и Вселенская Сущность — одно и то же. Когда вы избрали себя, вы избрали Бога, когда вы избрали Бога, Бог избрал вас — вы стали избранным.
«Блаженны одинокие и избранные, ибо вы найдете Царство, ибо вы пришли из нею, и вы придете туда снова.»
Одинокий — это саньясин.., вот что означает саньясин: одинокое существо, бродяга, совершенно счастливый в своем одиночестве. Если кто-то идет с ним — все в порядке, это хорошо. Если кто-то его оставляет, это тоже хорошо. Он никогда никого не ждет, и он никогда не оглядывается назад. Один — он целен. Эта «сущностность», эта целостность делает вас кругом, начало и конец которого встречаются, альфа и омега встречаются. Одинокий не подобен линии, вы подобны ей — ваши начало и конец никогда не встретятся. Одинокий подобен кругу, вот почему Иисус говорит: «...ибо вы пришли из него, и вы придете туда снова», -вы становитесь единым с источником, вы стали кругом. Есть другое изречение Иисуса: «Когда начало и конец станут одним, вы стали Богом».
Вы могли видеть рисунок — это один из древнейших знаков тайных египетских обществ — змея, пожирающая свой хвост. Это означает встречу начала и конца, вот что означает перерождение; вот что означает, что вы должны стать как дети: движение в круге, возвращение к истоку, достижение того, откуда вы пришли.
Иисус сказал:«Если они скажут вам..,»
«Они» — означает общество, толпу, тех, кто еще не избраны, тех, кто постоянно нуждается быть нужным. «Если они скажут вам...», — а они скажут, они не позволяют никому стать одиноким. Они будут вас преследовать, они постараются вдавить вас назад, в общество. Они захотят вернуть вас назад, в тюрьму — они не могут сообразить, каким образом вы сбежали. Им будет неуютно с вами, если вы станете одиноким. Почему? Потому что само ваше присутствие заставит их сомневаться в их собственном бытии; это неудобно.
Когда Иисус входит в вас, вам становится неудобно, ведь если этот человек прав, тогда вы неправы — а этот человек ведет себя так, что выглядит правым. Если этот человек прав, тогда кем же вы получаетесь? Иисус только входит в общество — и все общество сотрясается, этот человек кажется таким счастливым, не нуждающимся ни в ком, никому не нужным, таким одиноким и блаженным; а вы — почти невротик и безумец.
Что-то не так с вами, а не с этим человеком. Вы попытаетесь любым способом доказать, что этот человек неправ. Существуют книги, написанные против Иисуса, в которых доказывается, что этот человек был душевнобольным. Есть книги, которые доказывают, что Иисус был невротиком. Кто писал эти книги? «Они» — они писали эти книги, так как только если они могут доказать, что этот человек был неправ, был невротиком, был сумасшедшим, только тогда они успокоятся. Но оба не могут быть правы: если прав этот человек, тогда неправы вы.
Но что за нужда? Если этот человек невротик, зачем это доказывать, к чему волноваться, зачем беспокоиться о нем? Это потому, что он заставляет вас сомневаться в себе. Вот почему мы должны всегда отвергать таких людей, пока они живы. Мы их приглашаем, когда они мертвы, потому что тогда мы можем разрисовать их лица по-своему.
Посмотрите на лицо христианского Иисуса! Это — даже не карикатура, даже не шарж, — оно совершенно фальшиво. Христиане говорят, что Иисус никогда не смеялся, я никогда не видел ни одного изображения смеющегося Иисуса. Он должен был быть смеющимся, слышали ли вы этот смех, или нет — это не главное, он должен был любить смеяться, быть кипящим источником, цвести. Но христиане рисовали его настолько печальным, насколько возможно. Так, как они его рисуют, он выглядит невротиком; он выглядит настолько печальным, что быть с ним вместе было бы тяжело. Пойдите в любую христианскую церковь и посмотрите на портрет Иисуса. Понравилось бы вам побыть с этим человеком хотя бы одну ночь в одной комнате? Вы скажете: «Хорошо. Достаточно лишь воскресного утра достаточно». Но целую ночь с таким человеком ? Вы испугались бы. Он так печален, вы уже достаточно печальны сами, зачем добавлять еще?
Христиане избрали крест в качестве своего символа, и они все утратили. Иисус говорил о кресте, и он был распят, но смысл его слов был совершенно иной. Они избрали крест. Потому что он показывает страдание, а мы так много страдали, что не можем поверить в смеющегося Христа. Мы можем поверить в страдающего Христа — это так похоже на нас, совсем как мы, даже еще больше страдающего, чем мы. Мы понимаем страдание; язык грусти, смерти мы понимаем. Жизнь мы не понимаем. Вот почему есть христианство, а вокруг Кришны не может быть никакой религии.
Индуисты поклоняются Кришне, но неохотно — он так противоречит вашему бытию: играет на своей флейте, танцует с девушками, всегда счастлив, и всегда смеется. Он настолько против вашего бытия, что вы не можете его понять. Как вы можете понять танцы? Вы можете понять смерть, вы можете понять распятие — но вы не можете понять флейту и пение.
Христианство распространилось, как пожар, по всему миру, но нет ни одного поклоняющегося Кришне. Те, кто думают, что они ему поклоняются, не таковы, у них есть трудности с Кришной. Они должны объяснять Кришну разными способами. Они не могут поверить, что этот человек танцевал с женой каждого, или что у него было шестнадцать тысяч подружек. Невозможно! Должен быть какой-то другой смысл. Вот они и интерпретируют Кришну по-своему: что эти шестнадцать тысяч подружек в действительности не подружки, а нервная система человека — шестнадцать тысяч нервов. Но я говорю вам, у этого человека было шестнадцать тысяч подружек, этот человек смеялся, пел и танцевал — он был самим экстазом. И Иисус был таким же, вот почему я говорю, что его имя «Христос» может быть производным от «Кришны».
Иисус был таким же, он не был печальным человеком. Но вы не можете понять язык смеха — нет, еще нет. Для танцующего бога ваши сердца еще не готовы; мир — еще не дом для танцующего бога. Кришна кажется невозможным, но Иисус кажется почти согласованным с вашей жизнью.
Распятие стало символом, крест стал символом, но для Иисуса крест означал нечто совершенно иное, и я скажу вам, что он означает для Христа.
В кресте есть две линии, обычные линии: одна горизонтальная, а другая — вертикальная. Вот каков крест — это перекресток, точка перекрещивания. Горизонтальная линия — это время: прошлое, настоящее, будущее; «А», «Б»,«В», движущиеся по линии. Вы живете на этой линии. Вертикальная линия — это вечность, «сейчас». Оно всегда присутствует, для него нет прошлого и будущего. Оно идет выше и выше, оно движется вверх, а не вперед.
Время и вечность встречаются там, где распят Иисус; тот момент, когда Иисус умирает, это — сейчас. Если вы умираете сейчас, вы возродитесь, вы родитесь вновь. Тогда для вас нет смерти, так как время исчезает и вы вечны. Крест — это символ, символ встречи времени и вечности. И эта точка должна быть вашей смертью. Она не может быть ничем иным, так как когда вы исчезаете из мира времени, вы становитесь частью вечности. А они перекрещиваются. Где они перекрещиваются? Именно здесь и сейчас, они перекрещиваются в этот момент. Сейчас — это миг, в который существует крест. Но если вы продолжаете двигаться горизонтально, в будущее, вы утрачиваете. Если вы начинаете прямо с этого момента двигаться вертикально, вы — на кресте: вы умрете таким, какой вы есть, и родитесь вновь — совершенно заново. Смерти не существует, это рождение дает Вечную Жизнь. Для Иисуса крест был символом времени: перекрещивание времени и вечности! Но для христиан он стал печальным символом страдания.
Если бы Иисус остался в Индии, а не ушел к иудеям, и если бы мы нарисовали крест, тогда крест был бы тем же самым, но Иисус отличался бы. Он был бы совсем как Кришна, экстатичным, его лицо улыбалось бы, все его существо улыбалось бы, потому что это — момент экстаза. Когда время исчезает, вы умираете для мира времени и возрождаетесь в мире вечности — в этот момент вы должны быть экстатичны. Это — то, что индуисты назвали самадхш.
Но христианство это утратило. Так случается всегда, ведь Иисус несет неудобство, он подобен червю в сердце, сосущему вас. Вы должны устроиться в покое. Когда он мертв, тогда вы можете все устроить в соответствии с собой, тогда вы можете нарисовать Иисуса, соответствующего вам — тогда он ничто иное, как ваш представитель.
«Если они скажут вам», — а они скажут вам: «Откуда вы произошли?» — Скажите им «Мы произошли от света, где свет произошел от самого себя».
Мы пришли из Бога, мы — сыновья Бога; мы пришли из истока всего бытия. А исток всего бытия не имеет другого истока — он самопроизводящий, самосозидающий. У Отца нет иного Отца, Создатель не имеет иного создателя, Создатель — самосозидающая сила.
«...Мы произошли от света, где свет произошел от самого себя».
Если вас спрашивают: -«Каков знак Отца вашего, который в вас?»
Они спросят; : «Вы стали Просветленным? Каков знак этого? Вы узнали Отца? Тогда каков знак этого? Дайте нам знаки, — потому что они не могут смотреть непосредственно, они всегда смотрят на знаки, они не могут проникнуть непосредственно в вас. Даже когда Будда здесь, вы просите о знаках, даже когда Иисус здесь, вы просите о знаках:
«Покажи нам какой-нибудь знак, так, чтобы мы могли понять». А Иисус — там. Разве этого не достаточно? Нет, вы не можете понять — он превосходит вас.
Люди приходили к Иисусу и спрашивали: «Действительно ли ты тот, которого обещали? Ты ли тот Избранный?» Они спрашивали его. Они должны были спрашивать его учеников в большей степени, потому что «они» всегда против учеников. Они — против Мастера, но еще сильнее они против учеников, ученики больше бывают среди них, чем Мастер; они живут среди них, они вынуждены жить среди них, и те будут задавать головоломные вопросы. Они будут спрашивать: «Каков знак Отца на вас? Превратите воду в вино, и мы поймем. Или оживите мертвого, или сделайте что-нибудь против природы!» Тогда дни поймут.
Что сказал Иисус? Иисус не сказал: «Творите чудеса и дайте им знаки». То, что он сказал, одна из прекраснейших вещей.
Ом сказал: «Скажите им: «Это движение и покой».
Это — знак Бога в вас: движение и покой».
Очень трудно понять. Что он имеет в виду? Он говорит: «Мы движемся и все же в покое. Противоречие в нас исчезает. Теперь мы — синтез всех противоречий; мы говорим, и все же не говорим; мы говорим, и все же есть молчание; мы любим, и все же мы не любим, потому что нужда был» любимым исчезла, мы одиноки, и все же мы среди вас, вы не можете взволновать нашего одиночества. Мы — в толпе, но не от толпы, толпа не проникает в нас. Мы живем и движемся в этом мире, но мы не принадлежим к этому миру — мы можем быть в нем, но этот мир — не в нас... »
Вот что говорит Иисус: «Это движение и покой. Посмотрите на нас: мы движемся и все же в движении нет напряжения; мы ходим, но в центре нашего существа нет никакого движения, потому что нет намерения попасть куда-либо — мы уже достигли. Это — знак Отца в нас. Посмотрите на нас. Нет никакого желания, но все же мы постоянно трудимся; нет никакого намерения, и все же мы продолжаем дышать и жить. Посмотрите на нас: мы живем, и все же не живем. Вы видите нас во времени, а время для нас исчезло — мы вступили в вечность». Но это — знак настоящего Мастера, этот знак: движение и покой.
Для вас это было бы легко, если Мастер движется, служит людям, изменяет общество, создает великое движение к некоей утопии. Вам будет легко понять Ганди: постоянное движение, активность — политическая, социальная, религиозная — и преданность другим. Очень легко увидеть, что Ганди — Махатма, великая душа. Это очень легко, потому что есть движение, только движение, посвященное другим... Это — служение: не жить ради себя, а ради других. Или вы можете с легкостью понять человека, который удалился на покой, отрекся от мира и ушел в убежище в Гималаи — не говорит, не движется, ничего не делает; ни служения, ни социальной активности, ни религиозной деятельности, ни ритуала — он просто сидит там в молчании. Вы можете понять и его — он в покое.
Но оба выбрали только один полюс. Они могут быть очень хорошими людьми, хорошие люди есть, — но они не совершенны. У них нет знака Отца, совершенство — это знак. Они должны стать как Иисус: движущимися, и все же молчаливым.
Движение и покой: жить в мире, не отрицая его — и все же полностью отринуть. Высшее случается там, где встречаются крайности. Если вы
выбрали одно, вы упустили, вы утратили ориентир. Не выбирайте! Вот почему Лао-Цзы, Иисус и другие говорят: «Не выбирайте!» Выбирая, вы утрачиваете. Не выбирайте — дайте движению быть и дайте покою быть, пусть они пребывают вместе. Станьте симфонией, а не одной нотой. Одна
нота проста.
Я слышал историю о Мулле Насреддине: у него была скрипка, и он постоянно брал на ней одну ноту. Вся семья волновалась, соседи сердились и говорили ему: «Что это за музыка? Если ты учишься, тогда учись правильно. Ты постоянно берёшь одну и ту же ноту.., и это так утомительно, что даже днем все засыпают».
И жена Насреддана говорила: «Ну, хватит! Мы это слушаем месяцами, таких музыкантов не бывает! Что ты делаешь?»
Насреддин сказал: «Другие пытаются найти свою ноту, я ее уже нашел. Вот почему они все время меняют ноты, они еще на пути, они ищут нужную ноту. А я уже нашел, так что я достиг цели».
Одна нота — проста, нет нужды долго учиться. Но простая нота теряет всю прелесть, ведь чем выше сложность, тем выше красота происходящего.
Бог — это самое сложное: весь мир — это Он, вся Вселенная встречается в нем. Так каков же знак вашего Отца? Это может быть только синтез, это может быть только симфония, где все ноты слились.
«Движение и покой» — это просто символ. Скажите им: «Это движение и покой».
Попытайтесь этому следовать, попытайтесь сделать вашей жизнью. Крайности легко избрать: вы можете двинуться в активность и в этом утратить, или вы можете отрицать активность, и утратить в покое. Но и то, и другое будет выбором — вы будете настолько отдалены от Бога, насколько это возможно, потому что Бог не отвергает ничего, он не отрицает ничего.
Он — во всем. Он — Все. Если вы тоже становитесь Всем, не отрицая, не отвергая, без всякого выбора, невыбирающая сознательность, тогда вы имеете знак Предельного, знак Бога.
Опасайтесь крайностей! Они — опасные пути, на которых оступаются. Дайте обеим крайностям встретиться, тогда вырастет новое явление -более нежное, более тонкое, более сложное, но и более прекрасное.



Изречение восемнадцатое…
Симон Петр сказал им:
Пусть Мария уйдет от нас,
ибо женщины недостойны Жизни
Иисус сказал:
Смотрите, я поведу ее,
чтобы сделать ее мужчиной,
Чтобы она тоже стала духом живым,
Подобным вам, мужчинами.
Ибо вам женщина,
которая станет мужчиной,
войдет в царствие Небесное.





Плавание в бурных водах
Сегодня мы поплывем в бурных водах.. Ho многое должно быть понято — и не будьте предвзяты никоим образом, потому что предвзятости» сделает понимание почти невозможным. Первое: мужчины и женщины полностью различны; они не только различны, они — противоположны. Вот почему существует такое притяжение между ними. Притяжение может существовать только между противоположностями. Подобное не может быть очень притягательно — кем бы вы ни были. вы с этим знакомы. Для мужчины женщина неизвестна. Это привлекает, это призывает, это приглашает; растет желание узнать, растет любопытство.
Для женщины — мужчина является неизвестным. Для мужчины Бог проникает в этот мир в образе женщины, потому что Бог — это неизвестное.
Для женщины мужчина представляет Божественное, так как он ей неизвестен. Итак, противоположное очень притягательно.
Вот первое, что нужно понять: они различны; не только различны, но противоположны, но они -равны. Есть различие, есть противоположность, есть полярность, но они — не неравны, они равны. Две противоположности всегда равны, иначе они не могут противостоять друг другу.
Второе, что нужно понять: что женское тело существует для совершенно других целей; биологически. физиологически, химически оно имеется совершенно другие функции по сравнению с мужским телом, оно настолько отлично от мужского тела. что без проникновения в глубочайшие области биологии вы не поймете различия. Они существуют, как два отдельных мира.
Женщина носит в себе матку. Само слово женщина происходит от выражения ... «человек с маткой» И матка столь важна, нет ничего важнее ее, потому что вся жизнь проходит через нее. Вся жизнь проходит через нее, это — сами врата в мир. И благодаря ей женщина должна быть восприимчивой, она не может быть агрессивной. Матка не может быть агрессивной, она должна быть восприимчивой, ома должна быть открытой, она должна приглашать неизвестное. Матка должна быть пристанищем, мужчина будет гостем.
Из-за того, что матка является центральным явлением женского тела, вся физиология женщины отлична: она — не агрессивна, не любопытна, не задает вопросов, не сомневается, потому что все это — составляющие агрессии. Вы сомневаетесь, вы спрашиваете, вы исследуете; она — ждет, когда придет мужчина, чтобы ее исследовать. Она не возьмет на себя инициативу, она просто ждет — и она может ждать бесконечно.
Об этом ожидании нужно помнить, потому что это и создает различие. Когда женщина вступает в мир религии, она должна следовать по совершенно иному пути, чем мужчина. Мужчина агрессивен, он сомневается, спрашивает, выходит на путь поиска, пытается все завоевать. Он должен так поступать, потому что он существует вокруг агрессивной спермы. Все его тело существует вокруг сексуальности, которая должна искать, проникать.
Все оружие, которое человек создал до настоящего времени — даже бомба, водородная бомба — является просто проекцией мужского секса, проекцией пениса. Стрела, пуля, бомба — проникают, достигают цели, преодолевают пространство. Даже по поводу полета на Луну женщина будет просто смеяться и думать, что это глупо: «Зачем туда лететь?» Для мужчины жизнью стоит рисковать, потому что это — вид проникновения — проникновения в тайны жизни. Чем более отдалена цель, тем она привлекательнее... Мужчина достигнет Эвереста, он достиг Луны; он будет идти все дальше вперед; он не может быть остановлен, ему нельзя помешать. Все, что становится известным — бесполезно, тогда это неинтересно. Тогда нужно проникать в более глубокие тайны, как если бы вся природа была бы женщиной — а мужчина должен проникнуть и узнать.
Мужчина создал науку; женщины никогда не могут стать учеными, потому что в них нет основополагающей агрессивности. Они могут быть мечтательницами, потому что мечтание — это ожидание, это — часть матки, но они не могут быть учеными, они не могут быть логичными — логика -это тоже агрессия. Женщина не может быть скептичной и сомневающейся- они могут верить, для них это естественно, для них это — часть матки. А все тело существует так, чтобы матка могла выжить в нем, все тело — просто естественное образование для помощи матке. Природа заинтересована в матке, через нее жизнь приходит в бытие. Это и придает женщине совершенно отличную ориентацию.
Для нее религия может быть видом любви, она не может быть поиском истины.
Сама фраза «поиск истины» ориентирован на мужчин. Она может жить ожиданием возлюбленного, любимого; Бог может быть сыном, мужем, но не может быть истиной. Истина кажется такой голой, плоской, сухой, мертвой; в слове «истина», похоже, нет жизни. Но для мужчины истина — самое значительное слово. Он говорит: «Истина это Бог, если вы знаете истину, вы знаете все». А способ, которым пользуется мужчина — завоевание: природа должна быть завоевана. Из-за этих различий всегда существовала проблема. Она возникла до Будды, потому что метод Будды ориентирован на мужчин. Это так и должно быть, ибо создавать методы — снова агрессия. Наука — это агрессия, йога -тоже агрессия, ведь стремятся лишить Вселенную тайны, проникнуть в тайну и разрешить ее. Вот в чем смысл знания: мы узнаем, и теперь больше нет тайны.
Пока тайна не разрушена, мужчина не успокоится. Вселенная должна быть демистифицирована, все должно быть известно, ни одной тайне нельзя оставаться тайной. Вот они, мужчины, и создают все методы: Будда — мужчина, Кришна — мужчина, Иисус, Заратустра, Махавира, Лао-Цзы — все они мужчины. Никаких сравнимых с ними женщин — создательниц методов не существует. Были женщины, которые стали Просветленными, но даже тогда они не создавали методов, даже тогда они были последователями. Для того, чтобы создавать методы, методологию, путь, нужен агрессивный ум.
Женщины могут ждать, и они могут ждать бесконечно, их терпение бесконечно. Это так и должно быть, потому что ребенка нужно вынашивать в течение девяти месяцев. С каждым днем это становится все тяжелее и тяжелее. Вы должны быть терпеливы — и ждать, с этим ничего нельзя поделать. Вы даже должны любить свою ношу, и ждать и мечтать о том, что ребенок родится. Посмотрите на мать, на женщину, которая готовится стать матерью: она становится более прекрасной, когда она ждет, она расцветает. Она получает новый тип красоты, ее окружает аура, потому что теперь она на своей вершине — она становится матерью, а основная функция ее тела создана природой для выполнения материнства. Теперь она расцветает, вскоре она зацветет.
А посмотрите на ее мечты. Ни одна женщина, которая станет матерью, не может подумать, что у нее родится обычный мальчик или девочка — в ее мечтах всегда уникальный ребенок.
Некоторые сны были записаны: те, что снились матери Будды, матери Махавиры; в Индии есть традиция записывать сны матери, когда рождается Просветленный. Но я утверждаю, что такое снится каждой матери. Можно не записывать ее снов — это другое дело — но каждой матери снится, что она рождает Бога. Иначе и невозможно. Сон матери Будды был записан, вот и вся разница. Сон вашей матери не был записан, иначе также стало бы известно, что ей снился Будда, Иисус, нечто уникальное.
Когда рождается ребенок, не только ребенок рождается — рождается также и мать. До этого она была обычной женщиной; через рождение она я становится матерью. На одной стороне рождается ребенок, на другой — мать. И мать полностью отличается от прежней женщины, существует paзрыв, все ее бытие становится качественно иным. До этого она могла быть женой, возлюбленной, но теперь это более не важно. Родился ребенок, вошла в мир новая жизнь — а она стала матерью.
Вот почему все мужья боятся детей. Мужьям, в основном, не нравятся дети, потому что в отношения входит третье лицо, и не только входит, но становится центром. И после этого женщина уже никогда не та жена, какой была. После этого, если муж действительно хочет любви, он должен стать как сын, ибо та женщина, которая стала матерью, никогда не будет обычной женой. Она стала матерью, и с этим ничего нельзя поделать, остается единственный выход — стать ей сыном. Это единственный путь вновь получить ее любовь, иначе любовь будет отдана ребенку.
Мать достигла вершины. Похоже, что муж, любимый был просто средством для нее стать матерью. Посмотрите на различие: для женщины поиск — средство стать матерью, ожидание — для материнства, муж, любимый — для того же. Для мужа дети не цель; мужчина ищет женщину, чтобы любить, а если случаются дети, они просто случайность. Он должен их терпеть, они на обочине дороги, они не цель, где дорога кончается.
Это создает различия и в движении по пути к Богу. Тысячи женщин интересовались Буддой, и они хотели вступить на путь, они хотели посвящения, но Будда сопротивлялся, Будда пытался этого избежать. Причина была в том, что его метод в основном ориентирован на мужчин, допустить женщин значило бы испортить всю схему. Но ему пришлось их допустить, ведь он был человеком сострадательным. И когда тысячи женщин приходили, чтобы принять посвящение, он принимал их, но говорил грустно: «Моя религия была бы живой силой в течение пяти тысяч лет. Теперь моя религия будет живой силой лишь пятьсот лет». Из-за того, что встретились противоположности, все пришло в хаос. И действительно, через пятьсот лет буддизм исчез из Индии. Он не мог оставаться живой силой, потому что когда входят женщины, вместе с ними входит множество проблем: они привносят свою женственность, а метод в основе своей — для мужчин.
Если вы поймете точку зрения Будды, Христос покажется более сострадательным. О нем нельзя думать, как о мужском шовинисте — он им и не был, он не был за мужчин и против женщин. А его метод, который церковь полностью утратила, может быть использован и теми, и другими. А человек, который первым задал вопрос о допустимости женщин, был, конечно же, человеком, который создал церковь, все христианство.
Симон Петр сказал им:«Пусть Мария уйдет от нас, ибо женщины недостойны жизни».
Церковь осталась антифеминистской: существовали монастыри, куда мужчины не позволяли женщинам входить — женщина казалась коренной причиной зла. Чужой всегда кажется злом, потому что вы его не можете понять. Если можно понять, что-то можно сделать. Женщина остается таинственной, и когда женщина входит в вашу жизнь, она начинает доминировать. И ее доминирование так тонко, вы не можете против него бунтовать.
Мужчина всегда этого боялся, так что те, кто ищет секретов бытия или Бога, избегают женщин, потому что, когда они приходят, они начинают доминировать надо всем. Она хочет завладеть вашим вниманием целиком: ей не нравится, чтобы Бог был соперником, чтобы истина была соперником, она не потерпит никаких соперников, она ревнива. Так что ищущему лучше избегать женщин.
Некий молодой человек спросил Сократа: «Посоветуйте, жениться мне или нет». И он спросил как раз того, кого нужно! Ведь Сократ очень настрадался от брака. У него была жена, ее звали Ксантипа, одна из самых опасных женщин за всю историю человека. И он пострадал достаточно, она постоянно придиралась к нему, указывала ему, швыряла в него вещи. Она даже плеснула однажды горячим чаем ему в лицо, и пол-лица у него осталась обожженным навсегда. Так что этот молодой человек знал, что обратился к тому, к кому. надо. Сократ сказал:
«Жениться надо. Если вам попадется хорошая жена, вы будете счастливы, а если такая, как моя, вы станете философом. В любом случае вы выигрываете».
Симон Петр сказал им, — своим ученикам и друзьям:
«Пусть Мария уйдет от нас, ибо женщины недостойны Жизни».
Конечно, опасно позволять женщинам остаться, потому что тогда вы не знаете, куда вы идете, не узнаете, что происходит, поле загрязнено. Женщина символизирует для мужчины таинственное, неизвестное, странное; она символизирует поэтичное, подобное сновидению, нелогичное, иррациональное, бессознательное. Женщина символизирует абсурд. В женском поведении трудно найти какую-либо логику, оно непредсказуемо. Оно перепрыгивает с одного на другое.
Однажды случилось так: была долгая ссора между Насреддином м его женой. Наконец, Насреддин подумал, что ему лучше сдаться. Трудно бороться с женщиной. Она должна победить, иначе она создаст такие беды, что победа того не стоит. Насреддин подумал: «Зачем тратить три или четыре дня? Если все равно придется сдаться, почему бы не сдаться прямо сейчас?» Итак, он сказал: «Ладно, я с тобой согласен».
Его жена. ответила: «Теперь это не поможет — я изменила свое мнение».
И те, кто ищет Бога, всегда боялись, потому что с женщинами вы никогда ни в чем не уверены. И это — не выход — позволить им быть приятелями — попутчиками — они будут творить бедствия, и бедствия непомерные. Их поведение нелогично, их разум непредсказуем. И, кроме. того, всегда существует возможность влюбиться, возможность увлечься ими, вступить с ними в сексуальные отношения. А как только вы вступили в сексуальные отношения, путь утрачен, теперь вы движетесь в ином направлении. Монахи, искатели всегда боялись, и их страх понятен. Собственно, Симон Петр задавал направление грядущим столетиям, что рациональность, чистота религии может быть утрачена, если женщинам позволить остаться...
Вот он и сказал: «Пусть Мария уйдет от нас...» А Мария не была обычной женщиной — мать Христа! Даже ей не могло быть дозволено, «...ибо женщины не достойны Жизни». Какой Жизни? Той Жизни, которую они искали, Вечной Жизни. Теперь попытайтесь понять, почему женщины не достойны такой жизни.
Жизни женщины... она вся сфокусирована на природном, она живет в природе, она более естественна, чем мужчина. В Индии мы называем ее прокрыты, самой природой, землей, основой всей природы. Она естественна; ее тенденции, ее цели более естественны. Она никогда не спрашивает о невозможном, она спрашивает о том, что возможно. В мужчине есть нечто, что всегда ищет невозможного, что никогда не удовлетворяется возможным. Женщина может быть глубоко удовлетворена, будучи счастливой матерью, женой, тогда ее жизнь наполнена.
Биологи говорят, что тому есть причина: в мужчине существует физиологическое, гормональное неравновесие; женщина более подобна кругу, она уравновешена, полна. Они говорят, что комбинация сперматозоида и яйцеклетки, из которых мы получаемся, сразу определяет, появится ли мужчина или женщина. Двадцать три хромосомы дает мать и двадцать три — отец. Если двадцать три материнские и двадцать три отцовские дают двадцать три симметричные пары, тогда есть глубокое равновесие: родится девочка, хромосомы симметричны. Но у отца непарная пара хромосом, пара ХУ, а у матери они равновесны: XX. Так что половина спермы содержит Х хромосому, и половина У хромосому. Если сперматозоид, содержащий У хромосому, встречается с материнской яйцеклеткой, родится мальчик, и будет неравновесность, асимметрия.
Вы можете увидеть эту неравновесность даже в первый день рождения мальчика: он беспокоен с самого первого дня, а девочка спокойна. Матери знают, что даже в матке мальчики более беспокойны. Матери могут определить, родится девочка или мальчик, ведь девочка спокойна, она спит. В мужчине существует глубокое беспокойство, он вечно движется, куда- то идет, стремится к отдаленному, к странствиям.
Женщина больше интересуется домом, окружением, слухами о ближайших соседях. Она не очень беспокоится по поводу того ,что происходит во Вьетнаме — это слишком далеко; что происходит на Кипре — несущественно. Она не может даже понять, зачем ее мужу читать о Кипре:
«Какое это имеет отношение к твоей жизни?» А муж думает, что она не интересуется высшими материями. Дело не в этом. Она в мире с собой, вот ее и интересует лишь ближайшее окружение. Только если чья-то жена пошла с кем-то, или кто-то болен, или родился ребенок; или кто-то умер — это новости. Это новости, просто более личные, домашние, соседей достаточно.
А более удовлетворенная жена или мать не будут волноваться даже о соседях, достаточно ее собственного дома. Она чувствует себя совершенной, и причина этому биологическая: ее гормоны, клетки сбалансированы. Мужчина беспокоен, и это беспокойство приводит его к тому, что он стремится узнавать, сомневаться, двигаться. Он не может быть удовлетворен, пока не найдет Предельное. И даже тогда неизвестно, удовлетворен ли он.
Таково различие. А все религии существовали для отдаленного.
Поэтому когда женщина приходит к Иисусу, она приходит не в поисках Бога; нет — это далекое не имеет для нее значения. Она может влюбиться в Иисуса. Она приходит к Будде не в поисках Истины, она, скорее, влюбилась в Будду, Будда привлек ее. И у меня такое же ощущение: если ко мне приходит мужчина, он всегда говорит: «То, что вы говорите, выглядит убедительным, вот почему я вас полюбил». Женщины никогда так не скажут. Они говорят: «Я вас полюбила, вот почему то, что вы говорите, кажется убедительным».
Петр правильно боялся, что даже Мария, мать Иисуса, создаст несчастья. Вы двигаетесь по неизвестной территории. Лучше оставаться в неких рамках, определенности. Не позволяйте Женщинам оставаться! Можно зависеть от мужского ума, вы знаете, как он работает, функционирует. Мужчина функционирует в сознании, женщина — в бессознательном. Так что мужчина может накапливать детали, но никогда не может быть очень глубоким. Женщина не может накапливать детали, но может быть очень глубокой в малом, простом факте. Мужчина может получать все больше знаний, но не углублять любовь. Женщина может иметь более интенсивную любовь, но не больше знаний, потому что знание — это сознательный феномен, а любовь — бессознательный.
Симон Петр сказал им: «Пусть Maрия уйдет от нас, ибо женщины недостойны Жизни»
И все религии остаются в основном против женщин, потому что они созданы мужчинами. При этом дело не в оценке женщин, просто они созданы мужчинами. Они боятся женщин, им нравится, чтобы их территория была очищена, им бы не понравилось, чтобы женщины входили туда. Так что все религии остаются в основном гомосексуальными, они не гетеросексуальны. И все религиозные обряды гомосексуальны. Монахи живут в гомосексуальном обществе. Если они и допускают женщин, то отводят им второстепенную роль: они не должны ничего решать, они должны следовать правилам, предписанным мужчинами, чтобы не творилось никаких несчастий. Женщинам никогда не придавали такого же значения, их оставляли в стороне, давали им второстепенные роли. Они могли быть монашенками, могли иметь собственные монастыри, но никогда не были важны, не были решающими факторами.
Нельзя себе представить, чтобы женщина стала Папой! Она разрушит всю структуру, всю организацию. Петр думает в терминах создания организации, великой церкви, потому и говорит: «Женщины не должны быть допущены. И мы должны начать с матери Иисуса, ибо если допустить ее, дать ей предпочтение, тогда войдут и другие женщины — и будет невозможно предотвратить хаос».
Иисус сказал: «Смотрите, я поведу ее, чтобы сделать ее мужчиной, чтобы она тоже стала духом живым, подобным вам, мужчинами. Ибо всякая женщина, которая станет мужчиной, войдет в Царствие Небесное».
Иисус сказал: «Не бойтесь. Я поведу ее так, что сделаю ее мужчиной». Что он имеет в виду? Сделать женщину мужчиной означает сделать ее бессознательное сознательным; вынести ее внутреннюю тьму в сознательный разум, так что бессознательное исчезает и становится сознательным, целым; сделать ее таинственность ... не камнем преткновения, а опорой. Тогда исчезнут проблемы. Это может быть сделано, но нужен великий Мастер; очень великий Мастер, который одновременно и мужчина, и женщина, который достиг внутреннего совершенства настолько, что его собственные внутренние мужчина и женщина растворились, который больше не разделен, он асексуален, он ни мужчина, ни женщина. Только он может помочь, потому что он понимает обоих.
Вот Иисус и говорит: «Я сделаю ее мужчиной».
О чем он говорит? Он изменит ее тело? Нет, дело не в теле, есть женские умы даже в мужских телах, и есть мужские умы даже в женских телах. Например, мадам Кюри обладала женским телом, но разум ее был рациональный, мужской. И были мужчины, такие же абсурдные, как любая женщина. Чайтанья Махапрабху был совершенным человеком, он был великим логиком, философом. Он вошел бы в историю, как один из величайших логиков, если бы продолжал этим заниматься и был этим увлечен. Но потом он отказался от логики, стал безумцем, начал танцевать и исполнять киртан на улицах. Он стал женственным, даже лицо его стало женственным и красивым; даже его тело изменилось, оно стало более округлым. И он начал любить Бога, как возлюбленная, танцуя и распевая. Вот что произошло.
Что говорит Иисус? Он говорит, что бессознательное женщины может быть изменено в сознательное, тогда она становится совершенно иной. «И я сделаю это. Смотрите, я поведу ее так, что сделаю ее мужчиной. Что он понимает под «сделаю мужчиной»?
Мужчины не должны думать, что они — в некоем более высоком положении. Это означает только внутреннюю тьму, в которой обычно живет женщина ... в которой она должна жить, потому что она больше ориентирована на тело. Природе она нужна больше, чем мужчина: мужчина — на периферии, он устраним; женщина — неустранима.
Мужчина не так уж и нужен. Вот почему в природе вы не найдете отцов. Матери — везде: у птиц, животных, рыб; матери везде, но не отцы. Только в человеческом обществе вы найдете отцов, потому что отец — просто формальность, общественный договор, отец — не природное явление. Лингвисты говорят, что «дядя» — более древнее слово, чем «отец». Когда стали принятыми отношения один мужчина — одна женщина, тогда и появился отец. Но дядя уже был, потому что все мужчины были для ребенка дядями, никто не знал, кто отец. Совсем как у животных, никто не знает, кто отец, но все мужчины — дяди.
Существует возможность мира без отца, потому что отец пришел в бытие вместе с частной собственностью. Когда появилась частная собственность, в бытие вошел отец. Тогда он не только владел своей собственностью, он также охранял свою частную женщину. Частная собственность однажды исчезнет, тогда исчезнет и отец.
Это явление появилось на Западе: есть много одиноких женщин с детьми, они избавились от отца. Это разрастается все больше и больше. Но мать устранить нельзя, природе мать нужна больше, вот почему мать — более телесное явление, женщины более осознают тело, чем мужчины. Если им требуется так много времени, чтобы одеться, причина — в этом. Вы можете продолжать сигналить у ворот, а «ни все не идут...
Однажды я слышал такое от одной женщины: я сидел в машине, а ее муж сигналил; она выглянула из окна и сказала: «Я же тысячу раз говорила тебе, что я буду через две минуты!». И она была совершенно права, она действительно в течение часа говорила: «Я буду готова через две минуты». Зачем столько времени для одевания..? Они — сосредоточены на теле. Мужчины — больше на разуме, а женщины — на теле.
Одна знаменитая актриса сказала — когда она это сказала, люди подумали, что она очень скромна, а от актрис этого не ожидают — она сказала:
«Я знаю, что я — не очень красивая женщина, но что такое мое мнение по сравнению с мнением зеркала? Я знаю, что я не очень красива, но зеркало говорит: «Ты — самая красивая!»
Они продолжают стаять перед зеркалом часами, глядя на себя. Мужчины не могут себе представить, что происходит.
Однажды Мулла Насреддин бил мух и сказал жене: «Я убил двух женщин и двух мужчин, две мухи — женщины, и две — мужчины».
Жена удивилась и спросила: «Как ты узнал, какие из них женщины, а какие — мужчины?»
Он сказал: «Две из них сидели на зеркале».
Женщины более сосредоточены на теле, более телесные, более земные — вот почему они живут дольше, на четыре года дольше мужчин. Потому так много вдов: они всегда раньше теряют мужей. На сотню девочек рождается сто двадцать мальчиков, но к четырнадцатилетнему возрасту мальчиков умирает больше и равновесие восстанавливается. Природа порождает на сотню девочек сто двадцать мальчиков просто для сохранения равновесия.
Если вы беспокойны, ваше беспокойство рассеивает энергию. Если взять точные цифры, тогда женщины — более сильный пол, чем мужчины: они живут дольше, они меньше болеют — они гофрят другое, но болеют они меньше, они более здоровы, в них жизнь сильнее, они лучше сопротивляются заболеваниям, чем мужчины. Смотрите: зимой в Индии мужчины носят свои свитеры и пальто, а женщины ходят без рукавов и ничего с ними не случается. Их сопротивляемость и выносливость — выше, они лучше защищены, так как более укоренены в теле.
Мужчина живет головой, он более ментален. Вот почему большее число мужчин сходит с ума, совершает самоубийство; женщины — меньше. Женщины — не слабы, мужчины слабее, разум не может быть так же силен, как тело. Разум появился гораздо позже, чем тело, у тела — долгий опыт. Но эта укорененность в теле становится проблемой на пути к Богу.
В жизни, в естественной жизни, женщины — победители. Но духовная жизнь идет против природы и за ее пределы. Тогда их укорененность в теле становится проблемой: пока весь их разум не станет сознательным, укорененность в теле их не оставит, это глубокая укорененность. Мужчина, подобно птице, летает, а они подобны деревьям, укоренены. Они, конечно, получают больше питания, и когда птица, мужчина, хочет отдохнуть, он хочет прийти в тень женщины, под дерево, чтобы подкрепиться и обрести убежище. Это хорошо, поскольку связано с обычной естественной жизнью, это — помогает, женщины при этом победительницы. Но если человек начинает двигаться за пределы природы, сама помощь становится препятствием.
Иисус сказал: «Смотрите, я поведу ее, чтобы сделать ее мужчиной, чтобы она тоже стала духом живым...»
Она — живое тело, так что для нее путь длиннее. Подумайте о трех вещах: живое тело, живой разум и живой дух. Это — три уровня. Женщина — это живое тело, мужчина — живой разум, а за этими двумя существует живой дух, атман. От разума до духа расстояние короче, чем от тела до духа. Но пусть это вас не смущает, в природе все уравновешено. Большое расстояние преодолеть труднее, но есть облегчение в том, что женщина — простое существо. Мужчина очень сложен, и сложность приводит к беде. От разума до духа ближе, но совершить прыжок из разума нелегко, потому что разум создает сомнения. Женщина может прыгнуть с легкостью, она укоренена в теле, она верит, у нее нет сомнений. Если женщина влюбилась в мужчину, она может пойти за ним хоть в ад, ей все равно. Если вера есть, она ей следует. Вот почему женщина никогда не может вообразить, как мужчина может так легко обмануть, как легко он может быть неверным. Она не может этого себе представить, так как она не такова. Она всегда верит и живет со своей верой, и не представляет, как мужчина может быть столь легко обманщиком. Итак, есть трудности у женщин из-за того, что тело дальше от души, но есть и преимущества. Они в том, что женщина с легкостью может совершить прыжок. Когда она любит, верит, она может совершить прыжок. Так что в мире женщин не было много Мастеров, но было много великих учеников. И ни один мужчина не сравнится с женщиной в ученичестве, потому что если они верят, то уж верят.
Смотрите, пройдите по Индии: вы увидите джайнских монахов и монахинь. Джайнские монахи выглядят обычно, они отличаются от всех только одеждой. Смените их одежду, поместите их в деловое общество — вы их не отличите. Другое дело — джайнские монахини: в них есть чистота; раз они верят, в них есть чистота. Сравните католических монахинь и монахов! Монахи хитры, им не поверишь, что они хранят обет безбрачия. Если они совершенно глупы, то может быть, но если у них есть хоть немного ума, они найдут способ выкрутиться. А монахини? Они хранят обет, вы можете на них положиться. Если они сделали шаг, они не отступают.
Так что хотя и есть трудности, потому что расстояние велико, но есть и способности, которые помогают сделать уверенный прыжок. Тело не знает колебаний, колебания известны только разуму.
Иисус сказал: «.. .я поведу ее, чтобы сделать ее мужчиной, чтобы она тоже стала духом живым, подобным вам, мужчинами. Ибо всякая женщина, которая станет мужчиной, войдет в Царствие Небесное».
Это одна часть учения Иисуса, другая часть не была записана, возможно, не было женщины, чтобы ее записать, ведь все записано также мужчиной. Но я знаю, что есть и другая часть, я должен сказать вам, что она записана.
В предельной кульминации, в крещендо духовного бытия, мужчина становится женщиной, так же как женщина становится мужчиной. Этот процесс не односторонний, ведь вы — обе крайности, противоположности. Если женщина становится подобной мужчине, что станется с мужчиной? Он станет подобен женщине, тогда противоположности исчезнут.
Женщина должна преобразовать свое бессознательное в сознательное, свою иррациональность в причинность, свою веру в вопрошание, свое ожидание в движение. А мужчина должен сделать прямо противоположное: превратить свое движение в покой, беспокойство в спокойствие, в постоянство, свое сомнение в веру. И он должен растворить свой разум в иррациональном. Тогда родится сверхразумное существо. Они должны двигаться с двух сторон: мужчина из мужественности, женщина — из женственности. Потому что разум — мужчина — это половина, а половина никогда не может стать целым. Оба должны двинуться из своих статичных положений, стать текучими, расплавиться друг в друге, стать асексуальными. Индуистам это очень ясно: их термин для Предельного, Брахмо, не принадлежит ни к какому роду. В английском есть два рода, в санскрите три рода: мужской, женский и еще один, превосходящий и тот, и другой. Брахмо — третьего рода, нейтрального, тот, кто достигает Брахмы, становится подобным Брахме: противоположности мужчин и женщин исчезают. И только тогда сущность освобождена, свободна, полна.
Иисус должен был сказать и вторую часть. Она не была записана, ведь когда мы записываем, делаем это в соответствии с собой. Из того, что я вам говорю, ваш разум постоянно записывает то, что находится в соответствии с ним. Вы отбрасываете многие вещи, и даже не сознаете, что вы отбрасываете. Это бессознательная деятельность, ваша память просто не записывает, опускает многое, вы записываете в соответствии с собой.
И в те дни это было такой же проблемой, потому что Иисус мог говорить, ученики — слушать, но изречения не записывались тут же. Иногда проходили годы, иногда столетие, изречение переходило от одного к другому, оно могло полностью измениться, пока его не записали.
Сделайте один маленький опыт, и вы поймете: соберите двадцать друзей и усадите их кругом. Дайте каждому лист бумаги, а потом напишите предложение. Первый человек в круге пишет предложение на своем листе и говорит его на ухо следующему. Тот слушает предложение, записывает его на своем листке и говорит предложение следующему. Когда оно вернется к первому, это уже будет не то же самое предложение, многое изменилось, многое было добавлено, многое исчезло. Если это может случиться в получасовом опыте, тогда естественно, что многое изменилось, если слова носили в памяти в течение столетий — многое утрачено.
Для человека, подобного Иисусу, это — не вопрос мужского или женского, это вопрос целостности. Нужно оставить свою часть и достичь Целого. Так что не думайте, что вы имеете некий приоритет как мужчина; не думайте, что если вы мужчина, Бог — ближе к вам; не думайте, что вам нечего делать, что вы уже сделали много, став мужчиной. Нет, вы тоже должны будете стать женщиной, как и женщина должна стать мужчиной. Вы оба должны сдвинуться, стать динамичными, слиться друг в друге. Вы оба должны выйти за пределы частей и стать Целым.
Вот мне и хотелось бы сказать вам, что я приведу мужчин к тому, что они станут женщинами, и я приведу женщин к тому, что они станут мужчинами, так что будет достигнуто превосхождение, и пол исчезнет, потому что пол существует при разделении. Знаете ли вы, что означает слово «секс» ? Первоначальный корень по-латински означает разделение, разделять. Так что, когда вы достигнете Бога, вы не будете ни мужчиной, ни женщиной. Не делайте из этого изречения мужского «путешествия эго», оно не таково. Этим занимаются в церкви.
Попытайтесь понять, что часть должна быть дополнена, чтобы вы могли стать целым, вы не должны отождествляться ни с одним разделением, чтобы Неделимое могло в вас войти. Симон Петр сказал им: «Пусть Мария уйдет от нас, ибо женщины недостойны Жизни»:
Это — разум Симона Петра, а не Иисуса. Это так и должно быть в разуме ученика — он еще не Просветлен, он не может увидеть Неделимого, он может видеть лишь в соответствии со своим умом. Ученик наполовину слеп. Он начал видеть, но еще не целиком. Мастер — полностью открыт, он может видеть все стороны. Ученик -еще в мире невежества, разделения. Это разум Симона Петра. А когда Иисус ушел, Симон Петр стал еще важнее, чем Иисус, ведь Симон Петр более понятен людям, он принадлежит к тому же самому миру.
Петр создал церковь, он стал камнем, слово Петр означает «камень». И на нем стоит вся церковь, он действительно доказал, что может быть крепким камнем. Ни ученики Будды, ни ученики Махавиры не смогли стать такими, как Петр, католическая церковь — самая сильная из церквей, когда-либо существовавших на земле. Но вот почему это также и более опасно: сила находится в неверных руках.
Когда Мастера больше нет, мастерами становятся ученики, они начинают все решать. Конечно, их решение может быть только предвзятым, полупонятой истиной, полуиспеченной правдой. И помните хорошенько, ложь — лучше полуправды, так как ложь можно опровергнуть, но вы не опровергнете полуправды.
Ложь будет отброшена однажды, вы не можете обманывать людей вечно. Но полуправда очень опасна, вы не можете се опровергнуть, ведь она несет в себе элемент правды. А это изречение — полуправда: в нем есть один элемент — что женщина должна стать мужчиной. Но это полуправда, и если вы сделаете ее целой правдой, это очень опасно. Нужно добавить и другую половину. Вот почему я сказал, что мы поплывем в бурных водах.
Мне бы хотелось добавить и другую половину: каждый мужчина должен стать подобен женщине, он тоже должен выучиться ждать, он тоже должен выучиться чувствительности, не агрессивности, пассивности, состраданию, любви и служению — всем качествам женского ума. Только тогда, когда вы ни мужчина, ни женщина, вы становитесь способны войти в Царство. Тогда вы сами — Бог, так как Бог — ни мужчина, ни женщина. Он — оба, или ни то, ни другое.
Помните также и о другой части истины, иначе вы упустите. Никто не является более способным войти в Божественное. Различие есть, но в целом каждый равно способен войти в Божественное. Но есть глупые люди, которые пользуются своими отрицательными качествами, тогда они не могут войти. И есть мудрые люди, которые используют свои положительные качества, и они могут войти.
Например, в женском уме есть оба качества: отрицательное и положительное. Положительное — это любовь, отрицательное — ревность; позитивное — участие, негативное — это собственничество; положительное — это ожидание, отрицательное — это летаргия, ожидание может выглядеть как ожидание или как летаргия. То же самое происходит с мужским умом. Мужской ум имеет положительное качество: он вопрошает, он исследует, и негативное — он всегда сомневается. Можете ли вы быть вопрошающим без сомнений? Тогда вы избрали положительное. Но вы можете быть и сомневающимся без вопрошения, просто сидящим и сомневающимся.
Один философ во вторую мировую войну лопал на фронт. Он получил письмо с фотографией от своей подруги, которое он давно ждал...
На фотографии она сидела на пляже, сзади была еще одна пара влюбленных, а она сидела одна, угнетенная и грустная. На мгновение он почувствовал себя счастливым от того, что девушка по нему грустит, но в следующий миг пришло сомнение: «Кто тот парень, что сделал фотографию?» Он встревожился и не смог заснуть всю ночь.
Вот как действует отрицательное сомнение. У мужчины есть положительное качество — что он ищет, и отрицательное — что он беспокоен. Но ему нет нужды отождествляться с беспокойством. Можно использовать беспокойство как трамплин, чтобы достичь отдыха в покое. В вас есть энергия, побуждение что-то делать — используйте это побуждение, чтобы стать «недеятелем», используйте это побуждение, чтобы стать медитирующим. Отрицательное должно быть использовано на службе положительного, а каждый имеет и то, и другое. Где есть положительное качество, тут же рядом существует и отрицательное. Если вы уделяете слишком много внимания отрицательному, вы упускаете; уделяйте больше внимания положительному, и вы достигнете.
Мужчина или женщина — все должны это сделать. Тогда происходит самое прекрасное явление в мире. Это неразделенный человек; единый, внутренний космос. Это — симфония, в которой все ноты помогают друг другу, они создают Целое, они больше не части, они стали Единством. Это — то, что Гюрджиев называет «внутренней кристаллизацией», или индуисты называют «достижение Я», и что Иисус называет «вступлением в Царствие Божие».



Изречение девятнадцатое...
Иисус сказал :
У человека выли друзья, и когда он приготовил ужин,
Он послал своего слугу Пригласить гостей.
Он пришел к первому и сказал ему:
Мой господин приглашает тебя.
Он сказал: у меня есть некие претензии к купцам
они придут ко мне вечером,
я пойду и отдам им свои распоряжения;
я отказываюсь от ужина
Он пошел к другому, и сказал ему:
Мой господин приглашает тебя.
Он сказал ему: Я купил дом, и они
Пригласили меня днем. У меня не будет времени.
Он пошел к другому, и сказал ему:
Мой господин приглашает тебя.
Он сказал ему: Мой друг будет праздновать свадьбу
и я устраиваю ужин, я не смогу прийти.
я отказываюсь от ужина
Он пошел к другому, и сказал ему:
Мой господин приглашает тебя.. Он сказал ему:
Я купил деревню, я иду собирать налог.
Я не смогу прийти, я отказываюсь.
Слуга пришел, он сказал своему господину:
Те, кого ты пригласил на ужин, отказались .
Господин сказал своему слуге:
Иди на дороги, приведи тех, кого ты найдешь,
чтобы они могли поужинать.
Покупатели и торговцы не войдут в места моего Отца.




Бог — не товар
Иисус говорит притчами. Притчи очень просты, но очень важны. Они — не буквальны, так что мы должны понять их символическое значение. Эти изречения связаны с особым типом людей, не обязательно с покупателями и бизнесменами. Вы можете не быть бизнесменом, но быть человеком такого типа; вы можете быть бизнесменом, но не быть этим типом.
Так что помните, есть особый тип, и этот тип составляет девяносто девять процентов людей: одни бизнесмены и торговцы вокруг. Они могут заниматься чем-нибудь другим, но их разум — это разум бизнесмена. Так что первое, что нужно помнить: кто такой бизнесмен, кто такой торговец?
Бизнесмен — это тот, кто озабочен неважными вещами, кто озабочен тривиальным, внешним; кто озабочен вещами, состоянием, но не собой. Он полностью себя забыл, он потерялся в мире. Он думает о деньгах, о накоплении, но никогда — осознании, так как сознание — это не состояние, его не купишь и не продашь, оно бесполезно. Бизнесмен утилитарен: поэзия — бессмысленна, религия — бессмысленна. Бог — бессмысленен, потому что они не могут быть превращены в объект купли-продажи, вы не сможете выручить за них деньги. А деньги — самая значимая вещь для этого типа. Он может продать себя, он может потерять себя, он может разрушить всю свою жизнь, только бы накопить денег. Это первая характеристика этого типа.
Я слышал: на рынке встретились два бизнесмена. Это был пик сезона. И один сказал другому: «Ты слышал, торговец мануфактурой, шейх Фахрутдин, умер сегодня утром?»
Другой сказал: «Как В разгар сезона?»
Ничто в жизни не имеет смысла, ни смерть, ничто — только сезон. Его измерения — это деньги, он измеряет человека деньгами; сколько вы получили, а не кто вы есть — это не имеет значения. Если у вас есть деньги, вы значительны; если у вас нет денег, вы — никто. Если он оказывает уважение вам, он уважает ваше состояние, а не вас. Если вы потеряете ваше состояние, он на вас даже не посмотрит.
Однажды один богатый человек обеднел. Он был в горе и сказал своей жене: «Я верил, что у меня так много друзей. Половина их меня уже оставила, а остальные еще не знают, что я обеднел».
Они все его оставят, они никогда не будут с ним. Вы не сможете дружить с бизнесменом. Он дружит лишь с вашими деньгами. Когда Нет денег, исчезает и дружба — он никогда не был с вами.
Вы не можете иметь отношения с бизнесменом, это невозможно: вы не можете быть женой или мужем бизнесмена; вы не можете быть сыном или отцом бизнесмена, потому что он имеет отношения только с деньгами. Все остальное не имеет значения, его цель — деньги. Если ваш сын начинает зарабатывать деньги, сын ценен; если ваш отец богат, тогда он — ваш отец; если он беден, вам не понравится, если люди узнают, что он — ваш отец. Это действительно происходит в жизни ежедневно: вы заметите отца, если он богат.., если он — бедняк, вы его не заметите — вы замечаете только деньги. Бизнесмен, этот тип, не может любить, так как любовь — это самое антиденежное явление в мире. Любовь связана с сущностью. Любовь — это участие, это отдача — не только того, что вы имеете, но и того, чем вы являетесь. Бизнесмен не может быть влюбленным, он всегда думает, что влюбленные — немного сумасшедшие, они потеряли здравый смысл, они не в своем уме, они занимаются чепухой. «Почему вы тратите свое время? Время — деньги!» — вот что говорит бизнесмен.
Я слышал об одном бизнесмене, который купил сотню часов и заполнил ими весь свой дом. Кто-то спросил: «Зачем ты это делаешь?»
Он сказал: «Я слышал, что время — деньги. Так что, чем больше его, тем лучше».
Все его интересы — в вещах, а не в личностях. Любовь связана с личностями; разум, ориентированный на деньги, связан с вещами. Этот тип человека всегда занят, он никогда не отдыхает, он не может себе это позволить, ведь есть еще многое, что можно накопить. Этому нет конца.
Влюбленный человек может отдохнуть. Когда вы можете отдохнуть, приходит налолненность. Но человек денег никогда не может отдохнуть, этому нет конца, нет исполнения, деньги не могут наполнить душу; душа остается пустой, внутреннее остается незанятым. Вы продолжаете бросать туда вещи, но они никогда не коснутся вашей внутренней пустоты. Чем больше вы накапливаете, тем больше сознаете, что вы пусты, ваши руки — пусты; деньги с вами, но вы потеряли себя. Все ваше усилие — в том, чтобы не смотреть на этот факт, ведь это очень больно.
Бизнесмен бежит за деньгами дальше и дальше. Он хочет полностью забыть себя в деньгах, они стали отравой. Он всегда занят, он всегда занят ничем; в конце концов это оказывается ничем. Все, что вы накопили, оказывается надписью, сделанной на воде: она исчезает, приходит смерть и все ваши усилия оказываются напрасными. Смерть отрицает бизнесмена.
Я хотел бы вам сказать, что только бизнесмены умирают, больше никто — но они составляют девяносто девять процентов людей. Только бизнесмен умирает, так как он копит вещи, а смерть вещи забирает. Смерть не может забрать вашу любовь, вашу молитву, вашу медитацию, вашего Бога. Но бизнесмен интересуется даже Богом только в том случае, если на этом можно сделать бизнес.
Однажды случилось так: была ужасная погода, буря, и один самолет потерял ориентировку. Туман был настолько плотным, что все пассажиры очень испугались. На борту был проповедник. Все, кроме него, плакали, рыдали, тяжело дышали. Момент был опасный, в любой момент-смерть. Даже пилот нервничал и тяжело дышал. Проповедник сказал всем стать на колени и молиться. Все, кроме одного человека, стали молиться.
Проповедник спросил его: «Почему вы не молитесь?»
Тот ответил: «Простите меня, отец, я не знаю, как молиться. Я никогда не молился, я бизнесмен».
А времени его обучить не было: в любой момент самолет мог упасть. И проповедник сказал: «Ладно, времени нет. Ведите себя так, как вы обычно ведете себя в церкви». Бизнесмен прошел по рядам и собрал у людей деньги.
Этот тип даже в момент смерти знает только один способ поведения в церкви: собирать деньги; до последнего момента деньги остаются в фокусе. Это первое, что должно быть понято, тогда вы будете способны понять эти притчи.
Второе: в этой притче Иисус говорит, что приглашение Бога — всегда в силе. Много раз он приходит и стучит, или Его посланник приходит и приглашает вас на обед, но вы всегда заняты и не можете прийти. Вы просите извинения.
Подумайте о себе: если к вам приходит посланник и приглашает вас, готовы ли вы идти? Сначала вам нужно закончить столько дел — вы никогда их не закончите, потому что имеет конца. Приглашение отклоняется. Вы говорите: «Я бы пришел, я бы хотел прийти», но это неискренне. Из-за чего вы не принимаете приглашения? Из-за того, что нужно сделать более важные дела: свадьба, и вам нужно идти, потому что это деловые отношения; или вы купили землю, и вам нужно собирать ренту, или еще что-нибудь. Бог — всегда последний в списке бизнесмена. И он никогда не доходит до последнего в списке, перед этим приходит смерть.
Бог — самое бесполезное явление. Ко мне приходят спрашивать: «Зачем медитировать? Чего мы достигнем в результате этого?» И если я говорю: «Ничего», — они просто не могут понять. Зачем люди приходят ко мне? Учиться ничему? Достичь ничего?
Бизнесмену нужно нечто видимое, ощутимое; если он медитирует и на него сыплются деньги, тогда это стоящее дело; если он медитирует и из тела уходят болезни — это хорошее дело.
Но если вы говорите «Ничего» или «Бог» — что то же самое, лишь слова различаются, потому что Бог — это ничто, если вы пользуетесь теми же измерениями, что и в этом мире. Что такое Бог? Вы не можете его как-то определить. Куда вы его вставите? В какую категорию? Какую этикетку вы на него наклеите? И какую цену установите? Он -ничто, он не принадлежит к этому миру. Каким образом вы можете его использовать? Вы не можете Его использовать, Бог — не польза, он — экстаз.
Экстаз нельзя использовать. Вы можете им наслаждаться, но не сможете использовать. В чем различие между наслаждением и использованием? Вы смотрите на дерево, на зелень, на восходящее солнце — вы ими наслаждаетесь, но не можете их продать. Вы смотрите на цветок, вы им наслаждаетесь. Но бизнесмен сорвет цветок и продаст его. Вы не можете сорвать Бога, пойти и продать Его на рынке. Вы пытались, вот почему существуют храмы и мечети, гурудвары и церкви. Вот как бизнесмен ведет себя с Богом: он пытается Его продать и что-нибудь вьфучить за него. Это — большой бизнес.
А жрец — это бизнесмен, превратившийся в религиозного человека -но он совсем не религиозен. Вот почему он всегда против Иисуса, Будды, Нанака, Кабира: он против их всех, эти люди опасны, они разрушают бизнес. Бизнесмен не интересуется Богом, поэзией, молитвой, любовью, красотой и добром, он не интересуется экстазом. Просто наслаждаться для него ничего не значит. Он говорит: «Какая от этого выгода?»
Один миллионер однажды посетил примитивное племя. Когда он вышел из поезда, он увидел дикаря, лежащего прямо на платформе под деревом. Утро было прекрасно, было солнечно, воздух был чист и свеж, пели птицы, и человек отдыхал. Бизнесмен не мог этого вынести. Он сказал: «Эй, вождь, что ты здесь делаешь? Время пойти и что-нибудь заработать!»
Отдыхавший человек открыл глаза и спросил, очень мягко: «Зачем?» Это «зачем?» не может быть понято бизнесменом. Он сказал: «Зачем? Заработать немного денег!»
Дикарь заулыбался и снова спросил: «Зачем?» Это уже вызвало раздражение, бизнесмен сказал: «Зачем? Чтобы иметь банковский счет, чтобы ты мог уйти на покой и отдыхать, и тогда нет нужды работать».
Дикарь закрыл глаза и сказал: «Я и так отдыхаю сейчас». Это — невозможно, отдых сейчас — невозможен. Бизнесмен откладывает отдых на будущее: «Работай здесь и сейчас. Открой банковский счет, потом уходи на покой, тогда отдыхай и наслаждайся!» Но это никогда не наступает, это не может наступить. Бизнесмен никогда не может уйти на покой — это не тот тип, он не обладает таким качеством. Он может отдыхать от одного дела, но тут же, или даже перед этим, он организует другое, потому что он не может отдыхать. Он всегда думает о будущем, он откладывает наслаждение. Помните, религиозный человек наслаждается здесь и сейчас.
Небеса религиозного человека не где-то там, в небе, в будущем. Нет! Так на небеса смотрит бизнесмен. Небеса религиозного человека — здесь и сейчас, прямо в этот миг. Он наслаждается ими, он этого не откладывает, потому что никто не знает будущего. Будущее не существует, существует лишь настоящее. Будущее — это заблуждение, оно просто поддерживает вас обещанием, что однажды вы будете наслаждаться. И всю свою жизнь вы принудите себя не наслаждаться, и откладываете — даже если входите на Небеса.
Я слышал, что однажды четыре бизнесмена попали в Рай. Я не знаю, как они туда попали, должно быть, контрабандой, они организовали это дело. Тогда же умер один святой, который знал этих бизнесменов. Он вошел в Райи увидел их там. Он удивился, так как те были закованы в цепи. Он не поверил своим глазам, вот он и спросил у привратника: «В чем дело? Я ведь слышал, что в Раю — совершенная свобода, почему эти люди здесь сделаны узниками? Зачем вы их сковали?»
Привратник рассмеялся и сказал: «Это — четыре бизнесмена, которые хотят вернуться назад в мир, а это — нехорошо. Они как-то сюда попали, а теперь дать им уйти — значит разрушить весь престиж Рая. Они хотят вернуться назад, потому что здесь нет никакого бизнеса. Что делать? Вот мы их и заковали в цепи».
Бизнесмен остается бизнесменом, потому что этот тип не может с легкостью измениться — пока вы не осознаете всю бессмысленность откладывания, будущего, денег, накопления; пока вы не станете настолько интенсивно сознательны, что сама интенсивность сожжет ваш тип. А если вы не бизнесмен, тогда вы религиозный человек. Приглашение приходит ежедневно, оно стучится в вашу дверь ежедневно — в каждый миг, если быть точным. Но вы говорите: «Простите, я должен сделать многое другое, и тогда я приду». Наслаждение, счастье, блаженство, покой — нет, они не для бизнесмена; он должен многое сделать, пока сможет отдохнуть.
Вот почему отвергается приглашение. Теперь попытайтесь проникнуть в эту притчу. Она прекрасна.
Иисус сказал:У человека были друзья, и когда он приготовил узкий, Он послал своею слугу пригласить гостей»:
«Он пришел к первому и сказал ему: «Мой господин приглашает тебя».
Ом сказал: «У меня есть некие претензии к купцам, они придут ко мне вечером, я пойду и отдам им свои распоряжения; я отказываюсь от ужине».
Ужин — это символ наслаждения жизнью. А для Христа ужин — это медитативный феномен. Он всегда любил, когда приходили ученики и друзья, чтобы пообедать вместе. Даже в Последний вечер, когда его на следующий день должны были убить, он дал последний Ужин, Тайную Вечерю. Он наслаждался совместной трапезой. И христианство подняло все это явление на религиозный уровень. Индуисты в этом совершенно невежественны. Попытайтесь это понять.
Животные всегда едят в одиночестве — это часть их животности. Если пес получит кусок хлеба, он немедленно убежит куда-нибудь в угол. Ему не нравится, чтобы еще кто-нибудь был там, ведь этот другой может забрать у него хлеб. Он боится, он полон страха; он ест — но ест в одиночестве. Ни одно животное не делится, делить с другими — совершенно человеческое качество. А если вы попытаетесь проникнуть в бессознательное, вы всегда найдете там прячущееся животное.
Вы тоже не любите есть с людьми, вам нравится есть самому. Посмотрите на брамина, путешествующего в поезде: он повернется ко всем спиной, если ест. Это похоже на животных, он никого не пригласит. Мусульманин пригласит других, христианин будет рад поделиться, но не индуист. Индуисты утратили одну великую вещь: чувство объединенности и стремление поделиться. А когда вы делите пищу, вы становитесь братьями. Почему вы брат кому-то? Потому, что делили одно молоко. Что еще делает вас братом кому-то? Вы делите одну и ту же грудь, вы делите одну и ту же пищу от одной и той же матери, мать — это первая пища.
Когда вы делите пищу, вы становитесь братьями, и когда вы делите пищу, вы не боитесь другого: возникает общность. У индуистов есть общество, но нет чувства общности. Мусульмане и христиане более ориентированы на общность, потому что они могут делиться пищей. А пища — самое основное в жизни, все от нее зависят, вы без нее умрете. Делиться пищей значит делиться жизнью. А Иисус поднял это до статуса молитвы: вы должны есть не сами, вы должны быть вместе, когда едите. Это — превосхождение животности в вас.
В последний вечер, когда Иисус должен был оставить своих учеников и друзей, он собрал их на последний Ужин. Даже перед смертью он должен был поделиться.
Пища также и символ любви. Наблюдали ли вы, почему вы любите свою мать? Почему между матерью и ребенком такая большая любовь? Потому, что мать — первая пища: ребенок ее ест, мать — его питание, ребенок осознает мать сначала не как источник любви, а как источник пищи. Позднее, когда его осознавание растет, тогда он вновь и вновь будет чувствовать любовь к матери.
Сначала пища — любовь следует за ней. И пища ассоциируется с любовью, потому что они исходят из одного источника. Вот почему, если вы идете в дом и там вам не предлагают пищи, вы чувствуете себя неловко: они отстраняют вас, они не дают вам своей любви, они не гостеприимны. Если они предлагают вам пищу, они могут быть бедны, у них мало что есть, но они предлагают то, что имеют — вы чувствуете, что все в порядке, вас хорошо приняли, они разделили с вами пищу, а пища — это любовь.
Когда женщина любит мужчину, ей нравится готовить ему пищу. Ей нравится этим услужить, ей нравится видеть, как он ест. И если ей не позволяют это делать, она почувствует беспокойство, потому что любовь течет через пищу. Любовь невидима, ей нужен какой-нибудь видимый образ. И качество пищи немедленно меняется: пища, приготовленная любящей вас женщиной, имеет другое качество. Это качество не может быть проанализировано химиками, но оно есть.
Если мужчина рассержен, или женщина настроена против вас и ненавидит вас, и готовит вашу пищу, она почти отравлена, потому что у гнева, ненависти, ревности — в крови яд. У них есть собственное излучение, и оно попадает через руки в пищу. Если женщина действительно вас ненавидит и готовит вам пищу, она может вас даже убить, не зная того, — и никакой суд не сможет ее обвинить. Очень опасно жить с женщиной, готовящей вам пищу и ненавидящей вас; это медленное отравление. Но если женщина любит вас, она через пищу дает вам любовь. Она через пищу приближается к вам.
Пища — самое основное. Ею можно поделиться, и через это деление вы можете выйти за свою животность, можете стать человеком. Индуисты -одно из самых старых обществ и одно из самых негуманных лишь потому .., что они никогда не были связаны с делением. Наоборот, они создали массу препятствий, чтобы не делиться: брамин не может есть с шудрой, с вайшьей — вообще с более низкой кастой, а если вы не можете есть с другим, вы отрицаете другого как человека. Если вы не можете с кем-то есть, это показывает, что вы думаете о себе, как о самом высшем, а о нем, как о самом низшем, разделение есть. Это разделение — самое негуманное.
Иисус основал свою религию на способности и необходимости делиться с другими. Он много раз говорит о Боге, приглашающем вас на ужин. Ужин — это наслаждение, прямое наслаждение бытием, телом; наслаждение пищей и забвение всего — это благодарность Богу.
Он пришел к первому и сказал ему: «Мой господин приглашает тебя». Он сказал: «У меня есть некие претензии к купцам, они придут ко мне вечером, я пойду и отдам им свои распоряжения; я отказываюсь от ужина».
«0н пошел к другому, и также сказал ему: «Мой господин приглашает тебя».
Он сказал ему: «Я купил дом, и они пригласили меня днем. У меня не будет времени.»
У бизнесмена никогда нет времени для себя: нет времени, чтобы наслаждаться, чтобы медитировать, чтобы любить. Он всегда спешит. Амбиции настолько лихорадят его, что у него нет времени ни на что. Если вы амбициозны, у вас нет времени, если же вы не амбициозны — перед вами- вечность. У неамбициозного человека масса времени, чтобы наслаждаться, и танцевать, и петь, вы не можете этого постичь. У амбициозного человека нет времени даже для любви, так как всегда есть будущее, банковский счет, деньги, которые он может получить, если использовать это время. Бизнесмену даже снится только бизнес.
«Он пошел к другому .., сказал ... : -«Мой господин приглашает тебя».
Человек сказал ему: «Мой друг будет праздновать свадьбу, и я устраиваю ужин, я не смогу прийти, Я отказываюсь от ужина».
Он пошел к другому, и сказал ему: «Мои господин приглашает тебя».
Ом сказал ему: «Я купил деревню, я иду собирать налог» Я не смогу прийти, я отказываюсь.
Они все заняты, у них нет времени. Вы тоже заняты? Тогда вы бизнесмен. Или вы можете потратить немного времени, помедитировать, просто быть здесь и сейчас, петь и танцевать; или ничего не делать, просто полежать под деревом и насладиться бытием? Выглядит глупо? Тогда вы бизнесмен, тогда вы нерелигиозны. Но если вы чувствуете, что это полно смысла, важно — просто быть, без всякого дела, никак не занятым ничем, тогда вы — религиозный человек.
Помните, разуму нужно занятие, постоянное занятие, иначе разум не сможет существовать без занятия.
Вы, должно быть, слышали такую историю: однажды случилось так, что человек оживил призрака, гения. Гений сказал: «Есть лишь одно условие: мне нужна постоянная работа. Если ты можешь предоставить мне постоянную работу, я буду тебе слугой. Но как только ты не предоставишь мне работу, я тебя убью».
Этот человек был бизнесменом. Он сказал: «Это то, чего я хочу! У меня сотня слуг, но все ленивые, никто не хочет работать. Это отличное условие, оно мне по нраву. Я дам тебе столько работы, что ты даже не будешь успевать справляться!»
Он не сознавал, что говорит и что происходит. Счастливый, он пришел домой. Он рассказал гению о многих неудовлетворенных желаниях, скопившихся за долгие годы. Через минуту все было кончено, и гений вернулся и сказал: «Теперь дай мне другую работу». Тут человек испугался, откуда взять еще работу? Даже он, бизнесмен, не мог ее найти! Он дал еще какую-то работу, гений вернулся назад.
К утру бизнесмен был в опасности. Он побежал к суфийскому святому и спросил: «Что делать? Этот гений убьет меня — он уже сделал все, о чем только я мог подумать!»
Суфий был математиком. Он сказал: «Иди и предложи ему решить задачу о квадратуре круга. Дай ему что-нибудь невозможное для выполнения».
И бизнесмен уже давно умер, но гений все еще пытается, он все еще занят.
У бизнесмена такой гений внутри, и все желания — невозможны. Не только квадратура круга невозможна, невозможна и квадратура желания. Все желания невозможны. Таким же является и условие разума: «Дай мне работу, не оставляй меня пустым!» Не то, чтобы разум убил вас, но разум может убить ваше это, если не дать ему никакой работы. Когда он работает, вы нечто делаете, вы чувствуете себя хорошо, вы кто-то. Когда вы ничего не делаете, теряется ваша идентичность, вы — никто.
Совсем недавно я читал книгу о движении Хари Кришна. Название книги — «Мир Хари Кришны». Женщина-автор пишет в ней о докторе С.Радхакришнаие, бывшем президенте Индии, как о покойном докторе Радхакришнане, ведь когда политик вышел из этой игры, он уже «покойный». Она, может, не знала, что он жив, потому что газеты вдруг забывают о человеке, который в отставке. Где теперь Никсон? Забыт! Где Гири? Забыт, брошен в мусорный ящик, никому до него нет дела. Только когда они умирают, в газетах появляется несколько строк. Вот почему каждый вцепляется в работу, никто не хочет уходить на пенсию, ведь где идентичность пенсионера? Вы были кем-то, теперь вы стали никем.
У гения разума есть условие: «Если ты дашь мне работу, я дам тебе эго, ты будешь кем-то. Если ты прекратишь давать мне работу, ты будешь никем. Помни, если я пуст, ты тоже пуст, ты существуешь вместе со мной». Бизнесмен — последователь разума. Он продолжает давать работу, эго усиливается, но душа потеряна. Это — самоубийство, но очень тонкое.
Если вы можете существовать хоть на мгновение без работы, но остаетесь благодарны Богу, если вы можете быть никем и оставаться благодарным бытию, тогда вы — религиозный человек. Тогда ваша ценность ... не из того, что вы делаете, не из вашего делания, ваша ценность исходит из вашего бытия. Тогда ваша ценность — не в банке, она — в вас. Тогда вы действительно ценны. Мир может этого не замечать, мир замечает бизнесменов. Мир может вас полностью забыть. Вы можете проходить по улице .., и никто не поздоровается с вами. Никто на вас не посмотрит, такое возможно. Работа, которую вы делаете — вот что важно. Если работы нет, вас больше в мире нет — вы стали ничтожеством.
Но если вы можете быть счастливы, становясь ничтожеством, вы стали саньясююм, вы вошли в мир Божественного. Теперь вы можете наслаждаться красотой, полной луной, зеленью деревьев и рябью на озере. Теперь вы можете наслаждаться всем, все открыто и приглашает вас. Приглашение всегда есть, но у вас нет времени обратить на него внимание. Вы всегда заняты и просите прощения.
В течение многих жизней вы говорили: «Пожалуйста, простите меня, я не могу прийти. Кто-то женится, и я должен туда идти. Я не могу прийти, потому что мне нужно купить дом». О чем вы говорите? Жизнь приглашает вас быть экстатичным, а вы отвергаете приглашение, а потом вы говорите: «Я страдаю», — потом вы говорите: «Я отвергнут», — потом вы говорите: «Почему в жизни так много боли?»
Вы отвергаете все предложения быть счастливым. Деревья приглашают вас, луна приглашает вас, небо и река приглашают вас. Все бытие приглашает вас отовсюду, но вы говорите: «Извините». Розы приглашают вас, а вы проходите стороной и говорите: «Извините меня, я не могу прийти, я иду на свадьбу к другу».
«Слуга пришел, он сказал своему господину: «Те, кого ты пригласил на ужин, отказались»,
Господин сказал своему слуге: «Иди на дороги, приведи тех, кого ты найдешь, чтобы они могли поужинать.»
Это должно быть понято: приглашение сначала было послано уважаемым личностям, людям, которые были «кем-то», личностям, которые достигли некоей идентичности с эго — президенту, премьер-министру; приглашение было послано очень важным персонам. Они уклонились, так как были слишком заняты и не могли прийти. Теперь приглашение послано нищим, хиппи, тем, кто просто на дороге. Это — очень важная вещь, которую нужно понять: те, кто думает, что они очень респектабельны, утрачивают Божественное.
Даже нищие добиваются, а императоры утрачивают, ведь нищие — всегда на дороге. Вы их приглашаете, и они — готовы. Они никогда не скажут «извините»,им не в чем извиняться, они просто ждут. Вы их зовете, и они приходят, они — прямо на дороге. Вот хозяин и говорит: «Иди на дороги, приведи тех, кого ты найдешь,» Там вы не найдете респектабельных людей: президента или миллионера. Вы найдете нищих, заблудших людей, которым нечего делать, просто блуждающих бродяг. Это исполнено значения. Будда покинул свой дворец и стал нищим;
Махавира оставил свое царство и стал голым факиром, прямо на дороге; парибраджака, всегда на дороге. Что это означает? Теперь эти люди получат приглашение. А они — всегда готовы, нет ничего, из-за чего они сказали бы: «Я не могу прийти». Нет ни свадьбы, на которую они должны идти, ни дома, который нужно купить или продать, им нечего делать, они всегда в покое и дома.
Господин сказал... : «Иди на дороги, приведи тех, кого ты найдешь, чтобы они могли поужинать.»Те, кто являются кем-то в мире эго, будут всегда отказываться от приглашения. Потому что эго нуждается в постоянном занятии и не может наслаждаться. Эго — как рана: она может болеть, но не наслаждаться, эго — не цветок. Тогда те, кто как цветы, кто уже наслаждается, даже если они не получили приглашения — они на обеде, они уже вошли в бытие и наслаждаются, они не имеют забот и не несут с собой ношу — те, кто на дороге.
Это могло быть ночью полнолуния... «Теперь иди и приведи тех, кто никто, потому что Бог должен поделиться». Если важные персоны не приходят, тогда придут ничтожества, но Бог должен поделиться. И нищие насладились Богом больше, чем императоры, потому что они имеют качество быть незанятыми. Они — не бизнесмены, не утилитаристы, они живут в данный момент, они не откладывают на будущее.
Я слышал историю об одном нищем... Бизнесмен проходил мимо нищего, и тот попросил две или три копейки на чашку чая. Бизнесмен спешил, как всегда. Он сказал: «Когда я буду проходить здесь следующий раз, я дам их тебе. Сейчас я спешу».
Нищий сказал: «Я ведь не бизнесмен, я не могу жить обещаниями. Либо ты даешь, либо нет; либо ты говоришь да, либо нет, но сейчас. Я -нищий, я не могу жить обещаниями — для меня нет будущего».
Бизнесмен живет обещаниями, вся его жизнь вложена в обещанные вещи. Он продал свое настоящее за некую будущую грезу.
И тогда Иисус говорит:

<< Пред. стр.

страница 6
(всего 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign